Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 23 ноября 2017.:

Рубен Ишханян. Интервью: Елена Костюкович, переводчик

- Елена Александровна, Вы российско-итальянский писатель и переводчик, директор русских программ издательства Бомпиани и Фрассинелли, организатор культурных связей Италии и России, лауреат многочисленных премий, в том числе Гринцане Кавур и Государственной премии Италии за сближение культур. Но что бы Вы бы рассказали сами о себе?
 
Мне удается связывать итальянских и российских авторов и читателей - это за счет переводов и составления издательских серий. Я счастлива тем, что вывела на итальянский культурный горизонт книги академика Д.С.Лихачева, фольклор уничтоженного восточноевропейского еврейства (мы издали в Бомпиани сборник текстов, собранных до Второй мировой войны покойным Ефимом Райзе), тем, что курировала и эдитировала на четырех языках каталоги крупных выставок возвращенных культурных ценностей - «Золото Трои», «Коллекция Кенигса», что составляла и готовила к печати разрозненный по всему миру старинный альбом миниатюр «Санкт-Петербургский мураккан». Публиковала рукописи и документы, найденные силами «Мемориала» в бывших засекреченных архивах «Дневник Нины Луговской», «Дневник охранника Чистякова» и лагерные тетради Ефросиньи Керсновской.
 
Я предложила итальянским и мировым читателям книги многих современных российских авторов от Юрия Лотмана, Александра Лурия и Виктора Шкловского до Б.Акунина и до Дины Рубиной, и, конечно, книги моего большого друга и знаменитой писательницы Людмилы Улицкой.
 
А тем, кто читает на русском языке, мне удалось тоже принести радость. Я была организатором изданий Умберто Эко по-русски (боролась за это еще с советской цензурой, против запрета идеологических служб ЦК), а также способствовала изданию многих других прекрасных писателей, наших современников: Алессандро Барикко, Клаудио Магриса, Алессандро Боффа, Никколо Амманити, Паоло Джордано, Кима Мунзо (это очень сильный каталанский писатель).
 
Я организовывала конгрессы и конференции, знакомила выдающихся людей и знакомила их с их читателями: вот как хорошо быть стрелочником просвещения. Надеюсь продолжать это дело, пока хватает сил.
 
- Ваш дед художник и писатель Леонид Наумович Волынский. Вам было одиннадцать лет, когда его не стало. Каким Вы его помните?
 
Он был настоящим героем, спас из-под земли упрятанные гитлеровцами картины Дрезденской галереи. Спас вовремя, еще неделя - они бы погибли от сырости и неправильного хранения. К тому же шахты были заминированы. В общем, не начни дед поиски в начале мая 1945 года, и не сформируй он спасательную группу в семь человек, из которых четверо были искусными саперами - человечество бы утратило эти ценности. Об этом рассказывает его книга «Семь дней». После войны художник Волынский стал писателем, он автор прекрасной фронтовой прозы и книг об искусстве.
 
Он любил искусство больше всего на свете, я запомнила, как это бывает. Нравственный ориентир на всю жизнь, поведенческий эталон, плюс - все то, чему он успел меня научить.
 
- Леонид Наумович написал про Армению очерк под названием «Две недели в Армении». Какова история этой книги. Сохранилась ли она?
 
Она была издана в СССР не менее четырех раз. Первая публикация - Новый мир, 1963 под названием «Краски Закавказья. Путевые заметки». номер IX— стр 78; номер Х— стр 119. Потом очерк переиздавался в томах его прозы, в том числе в выходивших посмертно толстых сборниках. Но после 1985 года, насколько я помню, это произведение не выходило.
 
А о судьбе этой же книги на армянском языке я не знаю ничего, мне неизвестно - переведена ли она.
 
- Вы уже больше двадцати лет живете в Италии. Какова Италия на Ваш взгляд?
 
Есть Италия наших грез: искусство, дивное устройство быта, поразительный человеческий потенциал. В этом смысле Италия оказалась именно такой, какую я себе «вымечтала». Но есть и нерадостная Италия современной политики, о которой я не сильно задумывалась, когда изучала итальянскую культуру в университете и библиотеках. Приехала, поселилась, стала осознавать данную в ощущениях реальность. Эта реальная Италия достаточно проблемна. Я вижу, с чем в ней следует бороться, или (скажу иначе) - с чем не следует мириться. Став итальянской гражданкой, став частью этого общества, я стараюсь поступать согласно своему моральному императиву и всеми силами противостоять культурной деградации, нашествию варварства, агрессивному невежеству. На своем маленьком «плацдарме» пытаюсь держать оборону. Как все. Как все мои друзья, продолжающие издавать и писать книги, снимать и монтировать фильмы, ставить спектакли, преподавать в вузах, словом - делать свое дело, думать не столько о самих себе, сколько об обществе, о сумме людей, о том, что мы оставим после себя.
 
- В 2006 году была издана Ваша книга «Еда. Итальянское счастье». Какую аннотацию Вы бы дали этой книге?
 
Ну, еда для Италии - это один из главных родов культуры, наравне с живописью, музыкой, архитектурой. Рассказывая об этой сфере культуры, затрагиваешь всю совокупность фактов и процессов, которые сообщают Италии ее неповторимое обаяние.
 
- Книг две. Вторая – «Дороги итальянского счастья». Это о культуре и об истории Италии. Каждую книгу предваряет предисловие Умберто Эко. Расскажите немного об истории написания книги.
 
Их две («Вкус итальянского счастья» и «Дороги итальянского счастья») только в русском втором издании. Книга вообще-то одна, она вышла или выходит уже в пятнадцати странах и называется или как в русском первом издании «Еда. Итальянское счастье» или как в американском, испанском, итальянском «Почему итальянцы любят говорить о еде».
 
- Не могу пройти мимо книги Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик». Каков Ваш вклад в написание данного романа? И что скажете про сам роман?
 
Вклад мой состоял разве что в том, что все куски этой книги поступали ко мне в реальном времени, писательнице было с кем обсуждать их, я была тем первым читателем, который для творца всегда необходим. Нередко такой «первый читатель» в сознании пишущего - лицо воображаемое, живущее в собственном сознании писателя. А в данном случае у Улицкой этот первый читатель был реальным человеком, и поэтому она включила в роман документальные письма ко мне. Этот роман весь состоит из документов, благодаря чему настоящая наша переписка составила органичную его часть и выглядит как художественный прием.
 
- Прототипом для Даниэля Штайна стал Освальд Руфайзен. Я знаю, что Людмила Евгеньевна встречалась с ним. Встречались ли Вы с ним и что можете о нем рассказать?
 
Нет, я не встречалась с Руфайзеном, а Людмила Евгеньевна встречалась только однажды в 1993 году и проговорила с ним только один день. Однако и нескольких часов в обществе этого экстраординарного человека для писателя оказалось достаточно: родился замысел книги, вызревал пятнадцать лет и наконец превратился в роман «Даниэль Штейн, переводчик».
 
- Самое время поговорить об Умберто Эко. Вы являетесь переводчицей всех его романов, а также ряда научных произведений. Чем отличалась эта переводческая работа от переводов других авторов?
 
Кроме Эко, я не переводила никаких современных авторов. Мне не с чем сравнивать. Я работала с текстами Эко как со старинными текстами, которые всю жизнь переводила для научных изданий и антологий. То есть я работала по принципу исследователя, который разбирается в загадках текста с помощью других документов, чтений, анализа. Но с той разницей, что вместо сносок и комментариев я «объясняла» читателю трудные места чисто художественными способами, внутри самого текста.
 
Встречаются ли Вам при переводе фразы, для которых нет эквивалента в русском языке? И что Вы делаете в таких случаях?
 
Они встречаются всегда, при переводе любого текста. В этих случаях, как знают все переводчики, решение принимается на основании интуиции и художественного вкуса. Теперь мне еще удается пользоваться и подсказкой собственного опыта. Опыт - самое важное в любой профессии. Он накапливается со временем.
 
- В этом году выйдет новая книга Умберто Эко «Пражское кладбище». Еще в 1992 году в статье «Синагога сатаны и «протоколы сионских мудрецов»» Эко писал: «В 1868 году прусский реакционер Герман Гедше написал под псевдонимом Джон Ретклифф роман «Биарицц», где изображается, как представители двенадцати колен Израилевых встречаются на кладбище в Праге и сговариваются захватить власть над миром». В романе затронута именно это тема?
 
Да, Вы совершенно правы. Тема фальшивых «Протоколов» давно занимает Эко. Она присутствовала и в «Маятнике Фуко». Во-первых, эта тема очень интересна и представляет собой научный детектив - кто и когда сочинил этот бред? Во-вторых, тема «Протоколов» насыщена моральным содержанием: развенчивать миф о «тайном правлении мира» в данном случае означает полемизировать с теми представлениями, которые легли в основу расовой доктрины нацифашизма. Мы знаем, чем это кончилось в планетарном масштабе. В-третьих, тема эта (антисемитизм, конспирологические объяснения истории) актуальна и по сей день. Эко, как всегда, не упускает возможности предложить читателю свою артикулированную, четкую позицию по идейно-политическому вопросу, который, увы, ставится и сегодня. Провозглашая, что никаких конспирологических объяснений быть не может, Эко работает и как полемист-историк, и как учитель, и как морализатор. Он не уклоняется от морализаторской функции интеллектуала, более того, Эко неоднократно подчеркивал, что интеллектуал обязан на своем поле - на поле культуры - действовать активно, занимать позицию, использовать свое интеллектуальное добро, а не сидеть в башне из слоновой кости и не играть в «постмодернистский» бисер.
 
- Вы часто встречаетесь с Умберто Эко и, как однажды признались, говорите всегда о разном. Какой он, этот великий мыслитель, которому не чуждо ничто человеческое?
 
Эко играет «роль Эко» и в своей частной жизни, которая гораздо в большей степени публична, нежели бы он сам желал. Поэтому он - жовиальный, острящий, быстро парирующий реплики собеседника толстяк. Видно, что он постоянно тренирует свою замечательную память. Видно, что он постоянно демонстрирует эрудицию, но не подавляет собеседников, а забавляет их. Короче говоря, общение с ним - это работа, но и огромное удовольствие.
 
- ЮНЕСКО объявил Ереван «Всемирной столицой книги» 2012 года. Насколько фантастичен Ваш приезд и приезд Умберто Эко в Армению через два года?
 
Это трудно предвидеть, но давайте планировать. Присылайте ему приглашение. Может быть, приедет на премьеру книги? Спросим у него. А я сама, вероятно, окажусь в Армении в середине октября 2010.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).