Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 19 сентября 2018.:

Виктор Власов. На Таран!

Противоречие, ободрение наставника, раздор, примирение, неверие в себя, меланхолия и наконец, надежда на признание когда-нибудь. Что ты испытываешь, когда пишешь стихотворение или рассказ, поэму или повесть, роман? Светлое приятное чувство одухотворённости, окрылённости. Состоявшийся писатель, Лев Трутнев, сказал, что с каждым разом написать произведение тяжелее. Думаешь, что рука набита, а писать по-прежнему трудно. Не получается одно, не выходит другое, уходит много времени, чтобы найти свой образ, необходима воля, чтобы после нудного рабочего дня, после забот и хлопот по дому и семье взяться за творческое дело. Работаешь ночью, когда наступает тишина и в голове роятся множество мыслей, творишь днём, когда выдаётся свободное время. Ты не отдохнул, не приходит вдохновение, в голове – пусто и серо от однообразных будней и ещё более примитивных бесцветных выходных. Ты отдохнул, попил вволю и поел вдоволь, встретил друзей, а писать не хочешь, морально не готов. Боишься, что начнёшь не правильно, затронешь не актуальную тему, не заслужишь доверие светил… Где и как наступает время, когда ты ощущаешь тягу к творчеству? Когда наступает непреодолимое желание творить? Когда ты способен сотворить нечто такое, что заставит людей задуматься, увлечься? Оно не наступает, сам выбираешь его и, несмотря на слабости и неготовность, ты конструируешь произведение с помощью кирпичиков-слов, наполняешь смыслом, веришь, что донесёшь свою пламенную мысль до читателя, мечтаешь, что оценят и похвалят знатоки, поднимут на пьедестал с большими признанными авторами. Без терпения и усердия не вырастет основа (форма и сюжет), без внимательной редакторской правки не выйдёт полноценного произведения, найдутся “блохи” (ошибки, лексические, грамматические, авторская глухота и прочее…).
 
- Я много раз пытался бросить… - однажды задумчиво признался Николай Трегубов, известный омский поэт, главный редактор журнала “Предоление”, руководитель литературного объединения им. Якова Журавлёва. – Не получается - мысли не дают покоя, просятся на бумагу! Только в творчестве находит прозрение.
 
- Публикуюсь в центральных изданиях, их тиражи исчисляются миллионами, - сказал Николай Березовский, российский писатель. – Сейчас не отправляю материал туда, где не платят. Мне кажется… - взгляд его стал отрешённым. – Скоро не будет бумажных издательств. Литература на бумаге изживёт себя, перейдя в интернет.
 
- Я не пишу давно, - покачал головой Александр Плетнёв, бывший главный редактор журнала “Октябрь”, писатель, чьи книги переводились на множество языков.
 
На вопрос “Почему” Александр Никитич не ответил. Не писал он даже вступительные статьи никому.
 
Пришёл он к Николаю Березовскому встретиться с представителями журнала “Сибирские Огни”, Владимиром Поповым (зав. отделом прозы) и Станиславом Михайловым (зав. отделом поэзии), которые находились в командировке в Омске. Александр Плетнёв говорил и говорил без умолку, рассказывая про Союз писателей России и свою жизнь в нём. Он сыграл не последнюю роль в истории литературы, но возвращаться на этот путь не хотел. Не виной тому постоянные дрязги среди литераторов, не виной и то, что главные редактора престижных журналов печатают себя и своих друзей. Перевернулся мир, изменилось время. Пришло новое поколение людей, необязательно хороших или плохих литераторов, настал период, когда волей неволей уходишь на дно и ждёшь…
 
- Не знаю, в каком бы журнале я хотел опубликоваться, - произнёс Станислав Михайлов, отпив чая из чашки. Он человек весёлый, общительный. – Публикации, маленький успех – приближают вас к чему-то прекрасному, и вы думаете, что они будто изменят жизнь. Но время проходит – и снова пустота, вы в поисках вдохновения, сюжета и новой публикации.
 
Владимир Николаевич Попов кивнул, согласившись. Он хмурый и немногословный, но тонкий ценитель прозы, больше пятнадцати лет отбирал материал для одного из старейших литературных журналов России.
Путь каждого из них оказался непростым. Они преодолели немало трудностей, прежде чем выйти на большую аудиторию и заслужить уважение. Их жизнь, успехи и провалы - история, которая интересна в первую очередь мне, как исследователю современного литературного процесса. И двигателями ему были журналы, которые печатали хорошие произведения вопреки трудностям времени.
 
Он пришёл на семинар молодых литераторов в музей им. Достоевского. В отделение поэзии. Невысокий странный темноволосый человек с длинной косой, в прямоугольных очках в металлической оправе. В пиджаке похожем на тот, какой носил Владимир Ильич Ленин.
 
- Не пишите больше, - совет руководителя семинара прозвучал как приговор.
 
Не ответив, он ушёл.
 
А через много лет, когда о нём забыли, предстал в новом свете. Главным редактором современного журнала независимой литературы “Вольный Лист”. Первым омским журналом, не принадлежащим ни к какой писательской организации, первым журналом против литературной “вкусовщины”. Я, участник редакционной коллегии “Вольного Листа”, расскажу вам, кто его главный редактор.
 
Иван Сергеевич с литературной фамилией Таран, человек загадочный и жутковатый. Иногда кажется, что он – инопланетянин, причём одержимый каким-то неизвестным доселе так же инопланетным бесом. С виду он похож на маньяка с тихим помешательством. Улыбается Ваня слегка, чуть растягивая тонкие губы. Глаза его превращаются в маленькие чёрные щелочки. Юмор понимает лишь чёрный, кладбищенский. Вот рассказывает, как едва не выкинул пятиклассника-безобразника из окна, когда проходил практику в школе. Слишком пятиклассник мешал вести урок. Ваня открыл окно, взял на руки маленького злодея. Завуч, вдруг зашедшая в класс, приняла Ивана за ребёнка-переростка, акселерата, который пытался выкинуть одноклассника из окна с третьего этажа. Затем с гордостью он говорит, что своих подруг водил на кладбище пить пиво. Заходит как-то в библиотеку и спрашивает, где у вас горшок… Затем посещает дневной стационар на Куйбышева и дерётся с психически-нездоровыми людьми.
 
Сидит он на стуле, как японец, поджав под себя ноги. Носит с собой стеклянную банку вместо пепельницы – он курит много, настоящий “паровоз”! Любит пирожки с квасом или просто холодный несладкий чай. Пишет Ваня Таран научные статьи и сатанинские стихи. Сатанина неуёмно прёт из него. Творчество Тарана напугало многих людей. Много лет назад, признаётся он, его сознание не было омрачённым. Он писал стихи о природе, о людях, о жизни, печатался в газете “Класс” и в журнале “Омск Литературный”. Удивляются ему омские поэты. Николай Трегубов, снимая с полки молодёжный выпуск журнала “Омск Литературный”, качает головой и говорит:
 
- Что с ним стало?
 
Андрей Козырев, шевеля смешной щёткой усов под большим чернявым носом, боится разговаривать с Иваном.
 
- Андрюха, давай к нам в редколлегию “Вольного Листа”, - пригласил я. Козырев – талантливый поэт. Признаться, мне нравятся его стихи. Сильная образность. Классическая школа. Николай Кузнецов, омский поэт, похвалил Андрея на семинаре в СРП. Его творчество оказалось приближённым к истинной поэзии, нежели произведения многих молодых поэтов с заслугами на литпоприще. Коллеги могут недолюбливать, завидуя, Андрею, но его стихи и вправду хорошие. Причём это не одно моё мнение. Галина Кудрявская порекомендовала юному поэту подать документы в СРП.
 
Но вернёмся к Ивану Тарану.
 
Вероника Шеленберг и Галина Кудрявская не ждут его в своих литературных объединениях. Говорят, что Ваня пагубно влияет на омский литпроцесс. Юрий Перминов, главный редактор газеты “Омское Время”, один из лучших российских поэтов был возмущён, прочитав интервью Ивана в коммунистической газете “Красный Путь”; в нём Таран говорит парадоксальные вещи, идущие вразрез с пониманием прекрасного в поэзии и творчестве вообще.
 
- Не знаю, почему меня не понимают, - отвечает Ваня, глядя своим странным немигающим взглядом. Стряхивая пепел в стеклянную банку из-под борща, он озадачен хоть и немного.
 
Иван – мой друг и дружбу с ним я ни на что не променяю. Но иногда мне кажется, что общаясь с Иваном Тараном, я сам становлюсь ненормальным. Думаю о том, как бы написать полноценную убийственную критическую статью на омское правление СПР. Разбить его в “пух и прах”, как Николай Березовский.
 
Проклятый поэт Ваня Таран чертит на полу на даче пиктограммы и вызывает демонов. Они касаются его, проходя насквозь; он испытывает холод, бегают по телу мурашки. Он пребывает в состояние грогической эйфории, воет, как волк, колотит по деревянным стенам. Лишь так он заряжается силой для новых сатанинских творений и жизни.
 
Однако не всегда Ваня Таран думает о демонах, бесах и прочей нечисти. Часто к нему приходят иные мысли. Как поднять омскую литературу на новый уровень? Как помочь талантливым молодым авторам опубликоваться? Часы напролёт он сидит за монитором и работает над новым выпуском журнала. Так недавно состоялась презентация четвёртого выпуска “Вольного Листа”, объёмом 288 страниц в библиотеке им. Карла Маркса. Было открыто новое имя – Анна Секерина или “Ночь”. Анна – писательница редкого жанра, по-японски звучащего “меха”.
 
Есть произведения особых жанров, которые не могут быть опубликованы в омских журналах, по качеству низких, с крохотным тиражом. Нет, не потому что в основном главные редактора и редколлегии свихнулись на классике и реализме, а потому что сознание этих людей задержалось в шестидесятых и семидесятых годах. В том прекрасном времени, когда журналы выходили огромными тиражами, когда люди интересовались литературой и читали с удовольствием.
Как-то я спросил у Александра Эрахмиэловича Лейфера, председателя-двигателя омского отделения СРП:
 
- Почему в омских сборниках не печатают фантастику и ярко выраженную фэнтези? Почему молодёжную литературную премию им. Ф.М. Достоевского не дают за фантастику и фэнтези, ведь молодые авторы любят писать фантастические и фэнтезийные произведения?
 
Он ответил:
 
- Мы тяготеем к классике и фантастику не читаем давно. Вряд ли можно найти писателя старой закалки, который оценит такие произведения. А премия… Достоевский – классик-реалист. Есть другие издания и премии, которые любят хорошую фантастику.
 
Да, есть, но я хотел бы публиковать свои фэнтези в омских журналах. Я - патриот и в Москву не пойду с просьбой напечататься... Петербург и Москва давно живут по своим правилам, не понятным провинциальным авторам. Здорово, что смоленский альманах “Под часами” и омский - “Складчина” - начали сотрудничать. Александр Лейфер двигает не только отделение СРП, но и продвигает омскую литературу ближе к столице. Чего, к сожалению, нельзя сказать о правление СПР.
 
Всё-таки вернёмся к Ивану Тарану и завершим статью.
 
Главный редактор “Вольного Листа” понимает, что в Омске крайне мало уделяется внимания фантастике и её ответвлениям. Поэтому намерен создать в журнале раздел, который специализировался бы только на редких для Омска жанрах. И, несмотря на нападки закоренелых реалистов, он пойдёт на таран. И никакая критика его не сломит.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).