Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 11 декабря 2018.:

О Кенигсберге, так и не ставшем Калининградом

Я возвращался из Калининграда, или Кенига, как называют этот город местные жители в самолете, заполненном едва на половину.

- Не сезон, а может, кризис, - объяснила стюардесса пассажиру, сидящему передо мной. - Но скоро все изменится. У нас открывают русский Лас-Вегас. Слышали?
- Конечно, слышал, - ответил пассажир, - это, кажется, на самом западе области?
- Да, в районе поселка Янтарный, - уточнила стюардесса. - Там будет одна из четырех игорных зон России. А еще хотят восстановить Королевский замок, и наш город станет привлекательнее для туристов.
- Ух, и залетаем, - засмеялся пассажир, беря из ее рук стаканчик с соком.
- Минеральную воду, сок, вино, пиво? – уже обращаясь ко мне, спросила девушка в плотно облегающей стройную фигурку синей юбке и белой кофточке.
- Минеральную с газом, - сказал я, и попытался вспомнить, который раз я был в Калининграде? Наверное, в десятый, и эта мое посещение можно считать юбилейным.
Потом стал размышлять, очень ли изменился город с 1986 года, когда я в нем побывал впервые? И пришел к выводу, что «очень», но как-то своеобразно: так и не обретя своего лица, он не смог вернуть прежнего строгого облика ганзейского города. «А нужно ли, чтобы этот облик возвращался? И возможно ли это?» – подумал я и, вспомнив о подарке, полученном накануне, извлек из дорожной сумки увесистый, в глянцевой обложке фотоальбом, с грустной, как мне показалось, фотографией на титуле: по брусчатке, укрываясь от мокрого снега зонтами, шли молодая женщина и девочка лет трех-четырех. Еще был виден кусок не то крепостной, не то замковой стены и трамвайные пути.
Но вот когда сделали фото, было не понять. Может, недавно, а может лет семьдесят назад?
Фотоальбом назывался «Кенигсберг, прости» (Pictorica Graphic Design&Publishing, 2007).
Я открыл первую страницу и прочел: «Странный город. Странствующий. Неприкаянный. Потерявший одно имя и отвергающий другое. Осколок, оставшийся с войны в душе Германии. Беспризорник, заблудившийся на окраине уставшей России. Город, притаившийся в истории и в мыслях своих жителей.
Кто он? Как его имя? Кенигсберг? Калининград? Не знаю. И никто не знает. Но я знаю, что это – мой город. Я люблю его уже больше сорока лет – столько, сколько помню себя. Как и многие в моем поколении, растерявшиеся среди нескольких пограничных столбов и пытающиеся сложить мозаику своего сознания из символов далекой России и ностальгии по Восточной Пруссии».
Это написал Дмитрий Вышемирский, составитель и автор снимков, представленных в фотоальбоме.
С этим неспешным в движениях и словах человеком, с грустным взглядом и располагающей улыбкой, я познакомился совершенно случайно, в предпоследний день пребывания в Калининграде.
Зашел к старинному другу, директору немецко-русского дома Виктору Гофману, и вдруг понял, что так тревожило меня здесь все предшествующую неделю. Ну конечно – фотографии на стенах! Раньше на них были тоже фотографии, но обычные, а вот теперь - живые, как бы испускающие флюиды.
Хотя разве могут фотографии испускать флюиды?
Оказывается, могут, если это фотографии необыкновенные.
Запечатленные на них дома, улицы, площади, развалины, скверы - и это, не обладая ни малейшими экстрасенсорными способностями, я ощутил почти физически - светились. Правильнее – теплились, как лампадки у икон в пустой, сумеречной церкви.
- Чьи это фотографии? – спросил я Гофмана.
- Вышемирского. Ты разве не знаешь?
- Нет.
- Мы его выставку устраивали. Он еще фотоальбом выпустил. Не видел?
- Нет, не видел.
- «Кенигсберг, прости» называется. Не слабо, согласись.
- Ты можешь нас познакомить?
- Без проблем, - сказал Гофман, - и стал набирать номер телефона.
… С Дмитрием мы встретились в тот же день. Тогда же он подарил мне альбом и долго рассказывал о своем родном городе, который очень любит, но «страннoю любовью».
Так считают местные патриоты. Еще патриоты убеждены, что Вышемирский лишен национального чувства гордости, и если дать ему волю, то переименовал бы Калининград в Кенигсберг.
- Конечно, переименовал бы, - сказал мне Дмитрий. – С какой стати древний город, всегда занимавший особое место на карте Европы, прославленный великими учеными, философами, астрономами, физиками, биологами, писателями, музыкантами, архитекторами, математиками, создавшими блестящие школы последователей и учеников, должен носить фамилию «всесоюзного старосты»?
Кстати, не в Калининграде, а в Кенигсберге Петр Первый впервые провел переговоры на высшем европейском уровне, прошел обучение артиллерийскому искусству и получил звание бомбардира и командора, которое носил всю жизнь. И именно здесь, а не в Санкт-Петербурге, было прорублено первое важнейшее «окно в Европу». Первые четыре президента Российской академии наук были, замечу, профессорами Кенигсбергского, а не Калининградского университета, и вообще в Кенигсберге в XVIII-XIX веках обучалась масса молодых людей из России, прославивших ее впоследствии.
Что же касается фашистской идеологии и агрессии, то Пруссия была среди тех земель Германии, где, по мнению самого Гитлера, влияние фашистов было незначительным. И именно поэтому он отправил в Кенигсберг на усиление Эриха Коха, который к Восточной Пруссии не имел никакого отношения…
- Твои оппоненты знают об этом? – спрашиваю Вышемирского.
- А ты сам как думаешь?
- Думаю, что если и знают, то стараются не говорить об этом вслух.
- Совершенно правильно думаешь…
… Вообще-то именовать Калининград «Кенигом», «Кенигсбергом» в советское время считалось некой разновидностью диссидентства, оппозиционности, бунтарства. А стремление сохранить уцелевшие символы, например, руины того же Королевского замка, заложенного в 1255 году и окончательно разрушенного в 1968, приравнивалось едва не к предательству Родины. Ведь для одних этот замок являлся «цитаделью прусского милитаризма», а для других – «символом древнего ганзейского города».
Да что сохранять, даже фотографировать, тем более публиковать снимки, на которых были запечатлены остроконечные башни, стрельчатые арки, остатки многоцветных витражей, булыжная мостовая или красная черепица строжайше запрещалось. На все, даже отдаленно напоминающее о немецком прошлом города и края, было наложено строжайшее партийное табу.
Ну а если никак нельзя было обойтись без какой-то конкретной фотографии, то она подвергалась непременному черно-серому ретушированию, и классический каркасный (фахверковый) дом превращался в трущобу, готический собор – в склад, сказочная вилла – в многоквартирную коммуналку.
Власти и «патриоты» очень хотели, чтобы история Кенигсберга закончилась вместе с последним транспортом депортируемых отсюда «навечно» немцев в 1948 году.
Однако Кенигсберг остался. Вот об этом так и не исчезнувшем городе и рассказывает фотоальбом одного из лучших фотохудожников современной России и, пожалуй, Европы Дмитрия Вышемирского. Это не мое мнение, хотя я так тоже считаю, а специалистов, официально именующих его «продолжателем традиций гражданственных художников, образ которых сложился в российской культуре еще в XIX веке в среде литераторов и живописцев и позже был экстраполирован на другие виды творчества». Еще они называют Вышемирского «истинным русским интеллектуалом». Замечу, не «интеллигентом-богемщиком» (термин философа А.А. Зиновьева), а именно «интеллектуалом».
В своем творчестве Вышемирский постоянно касается острых тем: это выставки «Горе Армении» (1989), о последствиях Спитакского землетрясения, в декабре 1988 года; «Следы ГУЛАГа» (1991), об останках сталинских лагерей на Колыме, в Архангельской и Мурманской областях; «Милосердия жду» (1998), о трагедии России в ХХ веке и мучительном поиске художником выхода из той бездны, в которой она оказалась, и вот теперь необыкновенный по эмоциональной силе фотоальбом «Кенигсберг, прости».
Представленные в нем фотографии фрагментов Кенигсберга, сохранившихся в Калиниграде, обладают волшебным, я бы сказал, мистическим свойством. Они зовут в глубину, в бесконечность, заставляя размышлять, сострадать и верить.
Этот фотоальбом – портрет места в котором Вышемирский живет, портрет духа этого места, которое он считает своей главной и единственной Родиной.
Как-то так получилось, что утром дня, в который Дмитрий подарил мне свой фотоальбом, я приобрел книгу Сергея Есина «Далекое как близкое. Дневник ректора». И вот, возвратившись домой в Мюнхен, я открыл ее наугад и прочитал: «Не могу простить советской власти разрушение Храма Христа Спасителя и разрушение Кенигсбергского замка, и то и другое бессмысленно и диктовалось скорее невежеством и спесью, нежели чем-либо иным. Надо быть сильным, чтобы иметь у себя под подушкой чужую историю… Мы все время говорим о нашем варварстве, о варварстве немцев или афганцев, разрушивших из религиозных мотивов статуи Будды, но забываем о варварстве просвещенных англичан. После Дрездена всмятку были разбиты и исторические кварталы Кенигсберга. И еще я думаю, не хватает у нас храбрости и верящей в свою правоту бесстрашности, чтобы держать у себя не Калининград, а Кенигсберг. Так и только так! И только так! И навеки».
А вот у Вышемирского этой храбрости, о которой говорит Есин, хватает и поэтому он хочет, чтобы Калининград снова стал Кенигсбергом. И еще, как всякий мужественный и сильный человек, он не трусит и не стесняется попросить у оскорбленного и незаслуженно обиженного прощения. Пусть и не им лично. 


Александр ФИТЦ,
Официальный представитель МФРП в Германии


На снимках: работы Д. Вышемирского из фотоальбома «Кенигсберг, прости»:










 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).