Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 ноября 2017.:

ПРЕЕМНИКИ. Коллекция историй

Мирная и легитимная передача власти является одной из важнейших задач для любого государства. Процедура, гарантирующая безболезненную и прозрачную передачу властных полномочий, позволяет избежать междоусобиц и кризисов. Периодически главы государств выбирают себе наследников.
 
Британский историк Джон Актон / John Acton (1834-1902) прославился своими афоризмами, в частности, следующими: "Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно" и "Народы, находящиеся в процессе передачи власти, борются, чтобы потрясти прошлое, повернуть вспять время и, в случае удачи, избавить мир от власти мертвых".
 
Рим
 
В Древнем Риме императором Октавианом Августом была создана уникальная система преемничества при передаче власти. Октавиан заблаговременно готовил себе замену, организовывая "семейные" браки и назначая или организовывая избрание потенциальных преемников на высшие государственные посты, где они могли проявить себя и приобрести популярность. Кроме того, Август усыновил нескольких предполагаемых преемников - часть из них скончалась до смерти создателя Римской Империи, в результате новым императором стал Тиберий (пасынок Августа, женившийся на его дочери и впоследствии усыновленный императором).
 
Эта система просуществовала еще некоторое время. Известный британский историк Эдвард Гиббон\ Edward Gibbon, автор классического труда "История Упадка и Разрушения Римской Империи"\The History of the Decline and Fall of the Roman Empire, доказывает, что "пять добрых императоров" (Нерва, Траян, Адриан, Антонин Пий и Марк Аврелий) привели Рим к вершинам могущества, в том числе и потому, что использовали разработанную Августом систему передачи власти. Императоры оказались способными выбирать наиболее талантливых лидеров в качестве своих преемников, что и обеспечило Риму длительный период прогресса.
 
Марк Аврелий отказался от этой практики, сделав преемником собственного сына - Коммода. Коммод оказался далеко не лучшим из римских цезарей и, в итоге, был убит заговорщиками. После этого Преторианская гвардия, официально выполнявшая функции телохранителей императоров, предложила возглавить империю любому человеку, который согласится заплатить преторианцам наибольшую сумму денег. Эта ситуация стала причиной начала гражданской войны, после чего римские императоры могли опираться исключительно на мощь армии, которая и приводила их к власти.
 
Многие современные историки отмечают, что это положение может считаться одной из причин упадка и последующей гибели Римской Империи. Отсутствие в империи механизма эффективной и мирной передачи власти подорвало не только основы основ государства, но и видоизменило армию, сделав ее главным политическим фактором. Историк Питер Хитер\Peter Heather, автор книги "Падение Римской Империи"\The Fall of the Roman Empire: A New History of Rome and the Barbarians, отмечает, что "работа императора стала одной из наиболее опасных в мире, а срок пребывания императоров во главе государства часто зависел исключительно от милости солдат".
 
Монархии
 
Монарх имеет право на бессрочную и пожизненную власть, а также на передачу власти своим потомкам (в прошлом были распространены и иные, часто весьма сложные, схемы, например, власть передавалась от брата - к брату). В разных странах устанавливается различный порядок наследования власти (например, наследование только по мужской линии, наследование власти по старшинству наследников и т.д.). В одних странах требовалось, чтобы новый монарх обязательно был сыном предыдущего, в других - достаточным для восприятия власти условием была принадлежность к правящему роду.
 
Салическая система престолонаследия (применялась или применяется, например, во Франции, Албании, Пруссии, Италии, схожие нормы действуют в Корее и Японии) сводится к тому, что наследование осуществляется только по мужской линии. Женщины из круга престолонаследников исключаются полностью. Кастильская система не исключает женщин из очереди престолонаследия, но отдает предпочтение мужчинам: к примеру, младший брат предпочитается старшей сестре (Люксембург, Лихтенштейн, Бавария, Саксония, Великобритания). Австрийская система не исключает женщин, но дает мужчинам и мужским линиям потомства преимущество. Женщины наследуют престол лишь при пресечении всего мужского потомства и всех мужских линий в роду. В любом случае, в большинстве монархий будущих королей специально готовили к занятию высшего поста в государстве.
 
Существуют и выборные монархии. Малайзия является единственной страной в мире, где король правит лишь пять лет, а его наследники не имеют гарантированных прав на престолонаследие. Изначально при образовании малайского государства в стране существовало 9 султанов, возглавлявших квазинезависимые султанаты, объединяющиеся в единое государство. Тогда было принято решение, что султаны будут каждые пять лет избирать короля из своего числа.
 
Большей частью жизнь царей, королей, императоров и пр. была весьма рискованной, поскольку их часто пытались убить (иногда вместе со всей семьей) или сместить, объясняя данные действия, например, неадекватностью самодержца. В результате, возник институт регентства - временного коллегиального или единоличного исполнения полномочий главы государства. Регенты появлялись в случае малолетства, продолжительной болезни или временного отсутствия монарха.
 
Испания
 
Диктатор Франсиско Франко правил Испанией с 1939 по 1975 год (в этом году он скончался). Он имел звание генералиссимуса и официальный титул "главы государства" (официальные документы он часто подписывал, как "каудильо Испании" - "лидер Испании). Франко использовал весьма необычный способ подготовки преемника. В 1947 году он объявил себя монархистом и объявил о восстановлении монархии, хотя испанский трон оставался вакантным - Франко сам жил в королевском дворце, его портреты украшали деньги Испании (обычная привилегия коронованных особ) и носил военный мундир, традиционно принадлежащий королям Испании.
 
Лишь в 1969 году Франко объявил, что королем Испании и его преемником во власти станет Хуан-Карлос де Бурбон, который по всем канонам престолонаследия не мог считаться главным претендентом на трон. Четыре года спустя, Франко оставил пост премьер-министра, оставив за собой командование вооруженными силами и титул "главы государства". В 1974 году он объявил Хуана-Карлоса "главой государства". Через два дня после смерти Франко Хуан-Карлос официально возглавил страну на основе закона о передаче власти, подготовленном и принятом при прямом участии Франко. При восшествии на престол, король присягнул в верности фашистской партии, лидером которой был покойный генералиссимус.
 
Однако преемник Франко постепенно избавился от франкизма, превратив Испанию в демократию. Испания постепенно уничтожила все сохранившиеся памятники Франко и иные символы, ассоциирующиеся с диктатором (например, была изменена государственная символика страны).
 
Майкл Стритер\Michael Streeter, автор книги "Франко (Жизнь и Время)"\Franco (Life & Times), доказывает, что история с передачей власти королю была логичным решением для диктатора, который главной своей задачей считал сохранение Испании в качестве консервативной католической страны. Шила Элвуд\Sheelagh Ellwood, автор книги "Франко: Профили во Власти"\Franco: Profiles in Power, объясняет эти действия генералиссимуса несколько иначе. По мнению Элвуд, Франко понимал, что является "динозавром" мировой политики. Выводя на авансцену молодого и либерально мыслящего короля, он стремился обеспечить стратегический союз Испании со странами Запада: Франко явно недолюбливал либеральные демократии, но коммунизм он не любил еще больше.
 
Китай
 
Сюзан Ширк\Susan Shirk, автор книги "Китай: Уязвимая Сверхдержава"\China: Fragile Superpower: How China's Internal Politics Could Derail Its Peaceful Rise, отмечает, что в коммунистическом Китае долгое время отсутствовал механизм мирной передачи власти и, более того, по разным причинам китайские лидеры не могли успешно передавать свои полномочия тем, кого они сами считали наилучшими кандидатами на высший пост в стране.
 
Это не удалось сделать ни Мао Цзэдуну (основателю современного Китая), ни Дэн Сяопину (творцу "китайского экономического чуда"). Изначально Мао считал своим преемником Лю Шаоци, который был формальным главой Китая - председателем КНР. Однако на волне "культурной революции" он был арестован и сослан, а в ссылке умер при неизвестных обстоятельствах (предположительно, в 1969 году). Другой близкий Мао человек - Линь Бяо - долгое время был министром обороны и полуофициально считался человеком, который должен возглавить Китай в случае смерти Мао Цзэдуна. Однако Линь Бяо погиб в авиационной катастрофе (1971 год), как считается, после неудачной попытки покушения на Мао. После этого, Мао отказывался называть своих потенциальных преемников.
 
После прихода к власти Дэн Сяопина (был разжалован и сослан одновременно с Лю Шаоци), его наиболее близкими сторонниками и возможными "наследниками" считались Ху Яобан (Генеральный секретарь ЦК КПК) и Чжао Цзыян (сперва Премьер Госсовета КНР, позже - Генеральный секретарь ЦК КПК). Стоит заметить, что Дэн Сяопин никогда не занимал высших постов в государстве, однако реально управлял с помощью своих назначенцев. 
  
Ху Яобан и Чжао Цзыян считались идеологами китайских экономических реформ. Однако их карьеры были уничтожены после того, как они поддержали студентов, требовавших демократизации Китая. Ху Яобан был смещен со своего поста, помещен под домашний арест и умер (его смерть в 1989 году стала поводом для известных демонстраций протеста на площади Тяньаньмэнь), Чжао Цзыян также провел под домашним арестом последние 15 лет своей жизни (скончался в 2005 году).
 
Ближний Восток
 
Луис Кантори\Louis Cantor и Аугустус Ричард Нортон\Augustus Richard Norton, авторы исследования "Политическое Наследие на Ближнем Востоке"\"Political Succession in the Middle East, отмечают, что в этом регионе процесс замены государственных лидеров является серьезнейшей проблемой, вне зависимости от политической системы, существующей в том или ином государстве. При этом в каждой стране существуют свои особенности. В Бахрейне власть переходит строго от отца-эмира к старшему сыну, считающемуся официальным наследником.
 
В монархических Саудовской Аравии, ОАЭ и Катаре преемники определяются на основе неформальных решений, принятых правящим кланом за закрытыми дверями. В республиках - таких, как Египет, Ирак (эпохи Саддама Хусейна), Ливия и Сирия - как правило, власть переходила или должна была перейти от отца (который возглавлял государство и правящую партию) к сыну. В Ливане высшие посты в системе государственной власти закреплены между представителями различных национальных и религиозных общин, что делает процесс их замены весьма сложным и деликатным.
 
Показательная история произошла в Сирии в 2000 году. Башар Асад - нынешний президент Сирии - стал президентом страны после смерти своего отца Хафеза Асада (был президентом страны с 1971-го года). Чтобы обеспечить избрание Башара, парламент страны срочно изменил конституцию страны, снизив минимальный возраст кандидата в президенты с 40 до 34-х лет. Изначально на пост президента готовили другого сына Хафеза Асада - Басилья, однако тот погиб в автомобильной катастрофе в 1994 году.
 
Многие исследователи считают, что эта система передачи власти берет свое начало в Османской империи, в которой правящий класс был зависим от государства - в отличие от, например, Европы, где правящие круги имели прямые связи со своими обществами, что позволяло им периодически бросать вызов центральным властям. Даже если в арабских странах Ближнего Востока происходили революции, это не были революции в западном понимании этого термина - просто одна часть элиты отстраняла от власти другую часть, что иногда приводило к резкой смене политического курса.
 
Уникальная ситуация сложилась в Палестине. Ясир Арафат, много десятилетий, возглавлявший сперва палестинское движение, а впоследствии Палестинскую Автономию, никогда не готовил себе преемника и даже никогда не намекал на такую возможность. Тони Волкер\Tony Walker и Эндрю Говерс\Andrew Gowers, авторы книги "Арафат:
 
Биография"\Arafat: The Biography объясняют это тем, что Арафат испытывал глубокую подозрительность ко всем своим приближенным и опасался, что потенциальный преемник сможет воспользоваться случаем и лишить его власти. Как известно, после смерти Арафата к власти в Палестине пришел Абу Мазен, который оказался не в состоянии не просто проводить разумную политику, но и обеспечить единство палестинского народа.
 
Африка
 
Своя система преемничества существовала в Африке. Джеффри Хербст\Jeffrey Herbst, автор книги "Государства и Власть в Африке"\States and Power in Africa, отмечает, что, в дополнение к династической системе (передачи власти от отца к сыну), у некоторых народов доколониальной эпохи преемником правителя мог стать только человек, обладавший определенными качествами, например, способностью вызывать дождь, эффективно управлять войсками или выполнять функции судьи. Любопытно, что после того, как большая часть континента перешла под контроль европейских держав, колонизаторы во многих случаях не вносили изменений в эти практики.
 
После обретения независимости бывшие колонии использовали европейские принципы передачи власти. Однако здесь возникли проблемы. Так, в скором времени, во многих государствах (например, де-юре в Танзании в 1965 году и де-факто в Кении - в 1969 году и Уганде - в 1971 году) были образованы однопартийные системы, причем партии возглавляли президенты, которые передавали власть по своему усмотрению. Подобное происходило и в наиболее демократических странах Африки - например, в ЮАР и Ботсване, где новый глава государства избирался фактически только членами правящей партии, к которой принадлежал уходящий президент. Одной из проблем Африки было и остается отсутствие конкуренции при назначении на важные посты - высокие должности зачастую достаются не наиболее способным претендентам, а тем, кто обладает лучшими связями с существующим политическим истэблишментом. В результате, качество государственного управления в странах Африки находится на крайне низком уровне.
 
Хербст объясняет это тем, что в Африке существует иная (неевропейская) государственная традиция: так, если в иных регионах мира земли было (и остается) мало, а людей - много, то в Африке ситуация прямо противоположная. Государства черного континента намного в меньшей степени контролируют свои территории, во многих случаях их контроль распространяется лишь на крупные города.
 
Washington ProFile

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).