Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 10 декабря 2018.:

Странный язык. В моем воображении он похож на кита…

Странный язык. В моем воображении он похож на кита…

Ныне живущий в Париже, Жан Портант родился в Люксембурге в итальянской семье. В повседневной жизни его языком был люксембургский, на учебе – французский и немецкий, три года жизни на Кубе он посвятил углублению своих знаний испанского языка. Поэт и романист Жан Портант поделился с нами мыслями о своем «странном языке» - калейдоскопе из иностранных языков.

Языки в моей голове напоминают соприкасающиеся между собой туманности, порождающие нечто вроде «странного языка». К примеру, всякий раз, когда я произношу или пишу слово «bougie» (фр. «бужи» - свеча, прим. ред.), в моей голове, словно эхо, раздается итальянское «buggia», которое, в сущности, ничто иное как фонетическая иллюзия. Если на французском языке речь идет об источнике света, каким бы слабым не было его мерцание, а значит, в какой-то степени о правде; на итальянском «buggia» прямо и однозначно заявляет об «обмане», отсутствии света. Когда я произношу или пишу «bougie», каждый исполненный свечением звук этого слова пронизан обманом, влекущим за собой тьму.
 
Так устроен кит. В его, казалось бы, рыбьем теле дышит невидимое на первый взгляд легкое, напоминающее о наземном этапе его жизни. Словно кит, моя «bougie» скрывает в недрах своего бытия то, что погружает ее во тьму. Погружаясь во тьму, она обретает очертания. Утратив свечение, моя «bougie», тем не менее, не становится затмением. Она путь от одного к другому. Также и кит, животное, которое не назовешь ни наземным, ни морским, – это своеобразное путешествие от млекопитающего к рыбе.
 
Все это мало меня тревожило пока, будучи подростком, а позднее молодым человеком, я сдавал экзамены, любезничал с прекрасным полом или работал преподавателем (французского, в столь раннем возрасте). Новая страна Люксембург одарила меня тремя языками. Каким из них мне приходилось пользоваться, диктовали обстоятельства. Добрый гений! Каким счастьем было для меня читать в оригинале немецких Гете, Рильке, Музиля и Целана и французских Вольтера, Бодлера, Рэмбо и Пруста. Этим я обязан стране, выбранной моими близкими.
 
Радужное сияние утратило былое великолепие, когда я начал (весьма поздно) писать. Внезапно знание трех языков превратилось в препятствие. Внезапно, мне пришлось выбирать. Нельзя же писать книгу одновременно на нескольких языках. Хотя...
 
Также внезапно я понял, что, несмотря на присущую мне языковую множественность, ни один из выработанных мною инструментов не подходил для работы. Не хватало внутреннего языка, того, который исходя из самых глубин срывался с моих губ, который стал когда-то заветным ключом к познанию Данте, Леопарди и Павезе, но который сегодня, окаменевший и неподвижный, не мог стать языком моим книг.
 
Тогда-то я и вступил на другой путь – тяжелый путь побед и поражений, наградой за который мне стало письменное слово. Мой выбор пал на двоюродного брата моего глубинного языка – французский. Ни сколько не преувеличив, могу смело сказать, что поначалу, он мне показался таким близким, что я чувствовал себя как рыба в воде. Вовсе не как кит. Зверь, оказавшись в своей родной стихии, возрадовался: «Вот и прибыли. Завоевания окончены. Добро пожаловать в твой новый дом. Живым и невредимым».
 
История не без морали
 
История. Все происходит там, где когда-то давно началось мое путешествие – в Италии. Весной 1995 года моя книга «Закрытое открытое» была переведена на итальянский язык. Мне тогда пришло приглашение с факультета филологии Аквилы в Абруццо выступить с презентацией романа. Мы, моя переводчица и я, в aula magna университета, придаемся, как водится, ритуалу двуязычного чтения. Сначала переводчица Мария Луиза Кальдоньетто читает свой перевод на итальянский, вслед читаю на французском я, дабы дать слушателю возможность внять мелодии оригинала. Одним словом, рутина, гладко отшлифованная временем.
 
В один прекрасный момент необъяснимое волнение охватило присутствующих. Всякий раз, когда я принимался читать, в зале поднимался гул шепотков. Понимая, что еще немного и этот шум собьет меня с толку, я поднял глаза, чтобы определить, откуда он исходит. Сидевший в первом ряду студент воспользовался паузой, чтобы прервать чтение.
 
- Сеньор Портанте (он произнес именно Портанте, на итальянский манер, сделав ударение на втором слоге), lei è italiano, no ? (Вы итальянец, не так ли?).
 
Я отрицательно покачал головой, но потом, опомнившись, положительно кивнул.
 
- Ma allora, perché non legge lei in italiano ? (Но тогда, почему же вы сами не читаете на итальянском?).
 
В начале чтения ни у моей переводчицы, ни у меня даже мысли такой не возникло. Для нас было более чем нормально, что автор читает текст оригинала, а переводчица – перевод. Замечание студента посеяло во мне волнение. Я вопросительно посмотрел на переводчицу, которая взглядом дала мне понять, что не видит ничего предосудительного, если мы поменяемся ролями. Так мы и поступили. Я взял ее текст и вот я слышу себя, произносящим итальянские четверостишия. Аудитория погрузилась в немое восхищение. Их до глубины души трогало то, что один из их сородичей, чьи предки когда-то оставили родные места, вернулся на родину и читает на их языке стихи, написанные где-то далеко за ее пределами.
 
Момент, когда все встало с ног на голову 
 
Кто я? Кто из нас не задавался этим вопросом?
Для многих он остается без ответа.
Я? Я это мой язык.
Я это одно, два, десять муаллакатов*
Таков мой язык.
Я мой язык.
Я то, что выразили слова.
Будь нашим телом, и я стал телом, принявшим их звучание,
Я то, что вложено мною в слова.
Будьте точкой соприкосновения между моим телом и бесконечностью пустыни,
Будьте, и буду я, буду тем, что передаю словами.
 
 
Махмуд Дервиш, палестинский поэт, «Рифма для муаллакатов», Почему ты покинул коня в одиночестве, Actes Sud, 1996.
* Mu’llaqât: арабская стихотворная форма, означающая «подвешенное стихотворение».

 
Во мне, однако, эта ситуация вызвала совсем иные чувства. Тот самый зверь, который совсем недавно ощущал себя в родной стихии, принялся протестовать. Я чувствовал, что происходит что-то необъяснимое. Меня это так взволновало, что я не смог удержать слез. Печаль украдкой вошла в мою жизнь, навсегда.
 
Что было дальше? По мере того, как продолжалось мое чтение, я с удивлением обнаруживал, что то, что я читал совсем не было переводом моего текста. Что, на самом деле, несколькими минутами ранее, пока я читал на французском, стало быть, с оригинала, этот перевод сделал свое дело. Что написанный мною текст, внезапно стал звучать фальшиво, а выполненный переводчицей перевод и есть настоящий оригинал. Все встало с ног на голову.
 
Благодаря этому проницательному студенту, которому я обязан прозрением, я осознал, что все то, чем я руководствовался в моем творчестве до этого момента, оказалось неверным. Что я обманывал себя, считая, что пишу на французском. Что данная мне характеристика «люксембургского автора, пишущего на французском языке» тоже оказалась выдумкой. Что, словно кит, моя письменная речь, которая, казалось бы, на первый взгляд была французской, скрывала в себе легкое другого языка. Что мое письмо только по форме напоминало французское, но дыхание его было совсем иным, для которого материальная осязаемость текста могла служить только более или менее точным переводом. Что я писал на «странном языке».
 
Жан ПОРТАНТ
итало-люксембургский писатель

Журнал «Курьер ЮНЕСКО», созданный в 1947 г., два года спустя после появления ЮНЕСКО, со временем стал ведущим изданием Организации. На его страницах читатель может ознакомиться с репортажами из всех частей света, отражающими идеалы и задачи ЮНЕСКО. Издание развивается и изменяется в соответствии с веяниями времени. С марта 2006 г. «Курьер ЮНЕСКО» выпускается в форме ежемесячного интернет-журнала на шести официальных языках Организации (английском, французском, испанском, арабском, русском и китайском). Каждый номер посвящен одной из приоритетных задач ЮНЕСКО.

http://typo38.unesco.org/ru/cour-01-2008.html  

©UNESCO


 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).