Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 10 декабря 2018.:

О Грузии забыв неосторожно...

Столько уже сказано и написано о дружбе грузинских и русских поэтов, начало которой было положено в незапамятные времена и у которой нет аналогов!..  Невзирая ни на какие политические перемены, она продолжает жить. В разных формах. Вероятно, справедливы слова Евгения Евтушенко, однажды сказавшего в порыве поэтического вдохновения: «О Грузии забыв неосторожно, в России быть поэтом невозможно!» Именно в период активизации движения шестидесятников грузино-русские литературные взаимосвязи особенно расцвели. С этого и началась наша беседа с одним из наиболее ярких представителей молодой грузинской поэзии Шота Иаташвили. Родился он в 1966 году в Тбилиси. Прозаик, поэт, переводчик, арт-критик. Автор семи поэтических сборников, романа и трех сборников рассказов. Выпустил два сборника переводов: «Американские поэты» и эссеистику Сьюзен Зонтаг. Переводил на грузинский язык стихи современных русских поэтов.
 
Автор обзоров современной грузинской поэзии («Новое литературное обозрение», 2003, № 62) и современной грузинской прозы («Дружба народов», 2004, № 4). Переводился на русский, немецкий, английский и албанский языки.
Повесть «Больной город» публиковалась в журнале «Дружба народов» (1993, № 9) в переводе Александра Эбаноидзе. «Оригинальность повести Иаташвили не в ее образном ряде, а в том, как использует он язык “высоколобой” интеллектуальной прозы применительно к своему тексту, как бы предназначенному для балаганного представления на площади (в журнальном предисловии к повести она так и названа «романом в стиле рок»). Это не возвращение к старому спору («поэтом можешь ты не быть...»). Иаташвили знает, что гражданином поэт может стать, только оставаясь именно поэтом. Он просто ищет свой язык, свою поэтику внутри «высоколобой» литературы, пытаясь преодолеть ее самозамкнутость, вернуть искусство к его истоку» - отмечают критики.
 
Сейчас Шота работает в Центре культурных взаимосвязей «Кавказский дом», является главным редактором литературного журнала «Альтернатива».
 
Как пишут, «Шота Иаташвили сочетает сюрреалистическую и психоделическую образность с интересом к восточной поэзии: китайской, японской, может быть, персидской, с ее любовью к розам и другим традиционным «поэтизмам». Парадоксальные метафоры Иаташвили умножаются, как концентрические, пересекающиеся миры у зрелого Сальвадора Дали (вроде взрывающейся головы Рафаэля)».
 
В 2005 году в московском журнале «Октябрь» была опубликована уникальная подборка переводов молодых грузинских поэтов разных направлений, эстетических взглядов и творческих темпераментов – это Зураб Ртвелишвили, Заза Тварадзе, Георгий Лобжанидзе, Гага Нахуцришвили Звиад Ратиани и Шота Иаташвили. Русские версии представили Максим Амелин, Дмитрий Веденяпин, Ирина Ермакова, Анна Золотарева, Елена Исаева, Инга Кузнецова, Виталий Науменко. Одинаковы они в одном – все интересны, актуальны и талантливы. Посему подборку можно смело назвать мини-антологией молодой поэзии Грузии. Идея антологии родилась во время путешествия в Батуми в 2004 году в рамках фестиваля “Шелковый путь поэзии”, организованного журналом «Октябрь».
 
Глубокие стихи Шота Иаташвили, написанные верлибром, поражают подлинностью интонации, чистотой, искренностью и неожиданностью метафор и поэтических образов. «Летчик», «Дружба», «У якорей заливаются рыбы», «Помнишь, как китайцу приснилось, что он бабочка, и он проснулся» - жемчужины лирики … Грузинского художника слова связывают дружеские отношения со многими российскими поэтами.
 
- Шота, шестидесятники внесли серьезный вклад в дружбу грузинской и русской поэзии. А как вы, поэт нового поколения, воспринимаете это течение из дня сегодняшнего?

 
- Эти поэты – Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, еще несколько значимых фигур – собирали стадионы, двигали процесс демократизации общества. В этом смысле они как будто были поэтами одного типа. Во всяком случае, их презентация была одинаковой. Но я думаю, поэзия щестидесятников была разной, причем различия между поэтами кардинальные.
 
Например, у меня больше всего симпатии к Белле Ахмадулиной. Ее поэтический язык, то, что она делала с русским языком, – нечто более глубокое, и это останется в русской поэзии. Все шестидесятники были поэтами-ораторами – как Владимир Маяковский. Правда, в данном случае речь идет уже не о таком сильном образе поэта-трибуна. С другой стороны, образ поэта-трибуна 60-х не такой идеологический, более демократичный. Он выражал свои мысли, продвигал общество к свободе. Однако в каких-то основных моментах идеология все-таки проявляла себя. Так что у шестидесятников двойственный образ. Но если говорить только о качестве поэзии, то, по-моему, у Евгения Евтушенко она поверхностная. Его понимание стихотворства, языка, – это образ поэзии, не дошедшей до кондиции настоящей. Чего-то там не хватает. Конечно, там есть талант, но эта талантливость неглубокая. У Евтушенко есть талант оратора – и этого вполне хватает.
 
Есть нечто второе, третье, четвертое... Все это Евтушенко набирает, и вместе получается довольно мощный образ. Поэзия бывает разной... Евтушенко – синтез разных типов поэтов. Но все при этом говорят о феномене Евтушенко, и никто не вникает, сколько в нем процентов Маяковского или кого-нибудь еще. А для читателя интересно то, что он пишет динамично, в его стихах всегда какие-то истории. Привлекает сюжетность его поэзии, когда что-то начинается, развивается и заканчивается. Стихи Евтушенко иногда сродни журналистике, иногда – новеллистике. Этим поэт и отличается. Этим он и смог захватить миллионы сердец. Как и Андрей Вознесенский – в чем-то они похожи.
 
- А как сами относитесь к сюжетности в поэзии?
 
- Позитивно. Я и в своей поэзии тоже обращаюсь к сюжету.
 
- Ради ясности образа?
 
- Ясность образа – это другое! Но сюжет приносит, конечно, какую-то ясность. Когда есть какая-то история, читатель двигается за ней. А когда ее нет, иногда трудно понять, за что ухватиться.
 
- Как вы считаете, стадионная поэзия сегодня возможна?
 
- В каждой стране, в каждую эпоху происходят неповторимые процессы. Теперь уже трудно понять, как это было возможно, когда сто или пятьдесят тысяч человек собирались не футбол смотреть, а стихи слушать. С одной стороны, это нечто идеальное. С другой - такая форма рождает сомнения. Мы ведь знаем, что реально настоящую поэзию могут понять немногие. В этом смысле стадионная поэзия невысокого качества, это просто форма общения. Шестидесятники должны были этому соответствовать. Может быть, иногда им хотелось писать по-другому, но они не имели на это права. А может быть, когда пишешь для большой аудитории, уже и не хочешь по-другому и даже не думаешь, что можно и нужно творить иначе.
 
- А ораторская интонация в поэзии сама по себе сегодня устарела?
 
- Дело не в ораторской интонации. К примеру, возьмем Иосифа Бродского. Он неодинаково относился к разным шестидесятникам. О Белле Ахмадулиной поэт писал очень тепло, ценил ее. Хотя Бродский был на другой стороне поэзии... Я тоже считаю, что Белла - самая ценная из этого состава.
 
- Многие русские поэты писали о Грузии. Чьи стихи помните?
 
- Наверное, Беллы Ахмадулиной, Николая Заболоцкого.
 
- Как относитесь к ангажированности поэзии, к тому, что иногда она выполняет соцзаказ?
 
- Когда существует тоталитарный режим, все как будто ясно. Но сегодня все усложнилось. В либерализме тоже очень много минусов... Я далек от всех этих заказов, потому в моем ответе нет конкретики. Не люблю эту форму поэзии, ни в коем случае... Хотя когда в грузинской литературе 60-х годов пошла новая волна, то новые политические процессы, социальный заказ времени помогли раскрытию талантов конкретных авторов – Отара Чиладзе, Лии Стуруа… Я их очень люблю.
 
- Дружба русской и грузинской литератур, о которой столько говорили в советское время, – понятие политическое?
 
- Это ведь не коммунисты начали. Но с политикой это, конечно, связано. Если бы не Георгиевский трактат, когда Грузия вошла в состав России... Тем не менее, культурные процессы постепенно становятся честными. К примеру, персидская культура оказалась для Грузии чем-то ценным. Может, американская культура через сто лет повлияет на грузинскую. Я, кстати, ее очень люблю. Но кто у нас знает американскую поэзию? Все знают Америку как некую страну, вот и все. Если в Грузии полюбят американскую поэзию, я буду рад.
 
Политика все-таки играет положительную роль в этом отношении – в деле сближения культур. Ведь каким бы путем некто ни вторгся в другую страну, культурные процессы взаимообогащения обычно происходят нормально и естественно. Сейчас Россия как будто не верит – я не говорю о своих друзьях-поэтах – что все эти старинные процессы, вся эта взаимная любовь культур могут продолжиться, если мы будем разными государствами. Так много общего набралось, что без этого нам, русским и грузинам, уже невозможно. Однако кое-кто считает, что только в том случае, если Грузия будет входить в состав России, культурные и иные отношения между нашими странами будут продолжаться.
 
- А сейчас существуют реальные литературные взаимосвязи?
 
- Да, и очень хорошие. Кстати, международный культурно-просветительский союз «Русский клуб» готовит издание двуязычного сборника молодых грузинских и русских поэтов. Работа над ним только начинается...
 
- Ваши самые близкие друзья-поэты из России?
 
- Максим Амелин, Дима Веденяпин, Инга Кузнецова, Ира Ермакова.

Инна БЕЗИРГАНОВА


 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).