Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 08 декабря 2019.:
Игорь Гергенрёдер

Таинственное исчезновение бабушки Карпихи

Таинственное исчезновение бабушки Карпихи Игорь Гергенрёдер


Я предложил этот сказочный детектив для детей и взрослых издательскому сервису R. и вот какой получил ответ:
«Мы посмотрим на изменения и, если все в порядке, присвоим вашей книге ISBN, опубликуем ее и отправим в магазины наших партнеров.
Важно! Уважаемый автор, мы также подняли рейтинг до 18+ и убрали детские жанры из описания, потому что содержание вашей книги не соответствует детской литературе».
Скажите: действительно ли мой детектив нельзя читать тем, кто не дорос до 18?


* * *

Сказочный детектив для детей и взрослых. В показанном мире люди, животные, птицы, а также рыбы, которые выходят на берег, равноправны. Все живут во взаимопонимании. В озере и в парке, где оно расположено, закон воспрещает поедать кого-либо из обитателей. Однако не всё так благополучно, как кажется.


Таинственное исчезновение бабушки Карпихи


Она всегда приходит в девять


Сияло прелестное летнее утро. В ресторане герра Цапли появились первые посетители. Бело-розовое здание стояло среди пышной зелени деревьев и кустов у самого озера, тут к берегу примыкал большой плот, который служил террасой заведения. Она была уставлена столиками. За одним из них сидели Полевой Воробей и Селезень с Уткой.
- Что скажете о наших местах? – спросил Селезень Воробья, который остановился здесь, путешествуя.
- У вас пока я ничего интересного не заметил. А там, откуда я лечу, видел кое-что, – ответил гость.
- Что же вы там видели? – спросил Селезень.
- Человек купался в реке и забыл на берегу кусок мыла. Его нашёл Бобр. И что, вы думаете, он сделал? Стал пускать мыльные пузыри! Почтенный семейный Бобр – и мыльные пузыри!
- Гм, – буркнул Селезень неодобрительно, Утка согласно кивнула.
- Но другое порадовало, – продолжил рассказ Полевой Воробей. – Наигравшись, Бобр бросил мыло. Его подняла мама Куница, и, хотя нашлись умники, которые сказали ей, будто это нехорошо для здоровья, стала мыть детей с мылом.
- Разумно! – похвалил Селезень.
- Да, чувства, достойные похвалы, растут, особенно у молодёжи, – заявил Воробей. – Молодые караси вышли на берег и накосили травы для старого ослабевшего Зайца. Зимой ему будет что есть.
В разговор вступила Утка:
- У нас рыбы тоже выходят на берег, но, к сожалению, не для чего-либо хорошего. Среди них распространяется привычка к курению.
- Поэтому наш бургомистр лабрадор Фродо часто отправляется под воду, – сообщил Селезень. – Он и его величество король озера Сом обсуждают, как убедить рыб, особенно юных, что курить вредно.
- Задача важная, – одобрил Воробей.
Раздался всплеск – молодая красивая Щука выпрыгнула из озера на террасу и любезно пожелала всем доброго утра.
Селезень сказал Воробью шёпотом:
- Вот наша гордость. Какие прекрасные фотографии делает!
Утка добавила:
- У нас есть ещё кое-кто, кем можно восхититься. Это бабушка Карпиха. Она знает удивительно много. Но почему я не вижу её на привычном месте?
Утка и Селезень встали из-за столика, оглядывая поверхность озера вблизи зарослей камыша. Все привыкли там видеть спину бабушки Карпихи. Бабушка часами дремала на водной глади, слегка пошевеливая плавниками. Но сейчас её не было.
К столику подошёл герр Цапля с вопросом, кто что закажет. Утка спросила его, не видел ли он сегодня бабушку Карпиху.
- Ещё нет, – сказал герр Цапля и поглядел на часы. – Без пяти девять. Она всегда приходит в девять, чтобы съесть булочку с шоколадом.
Прошли пять минут, прошла четверть часа, а бабушка Карпиха не появилась.


Зловещие следы


Все, кто сидел на террасе, принялись обсуждать эту странность. Никто не помнил, чтобы бабушки Карпихи в это время не было в ресторане.
- Не заболела ли она? – сказала озабоченно Щука.
Это услышала подплывшая к террасе Краснопёрка. Нырнув в глубину, она поспешила к бунгало бабушки Карпихи. То, что Краснопёрка рассказала по возвращении, озадачило посетителей ресторана. Бунгало было не заперто, но бабушки Карпихи в нём не оказалось. Не было её и у соседки Лещихи, с которой дружила бабушка.
- Может быть, она у своего внука? – предположил герр Цапля.
Это, правда, было маловероятно: бабушка и её внук не ладили. Но Краснопёрка всё же отправилась к нему. Бабушку у него она не застала. Он сказал, что та уже давно не навещала его.
Между тем на террасе появлялись новые и новые лица, услыхавшие, что бабушка Карпиха куда-то делась.
- Что с ней могло случиться? – сказала Утка, волнуясь.
- Почему вы сразу же воображаете плохое? – удивился Полевой Воробей. – Может, она просто отправилась в путешествие.
Тут все принялись объяснять ему, что надо знать бабушку Карпиху. Вздумать путешествовать в её возрасте?! И, к тому же, никому слова не сказать?! Нет, такое немыслимо.
Стало тихо. Щука произнесла:
- Этой ночью я всплыла на поверхность, чтобы определить, какая сегодня будет погода. И услышала пронзительный грозный крик.
- Это был Ястреб, – сказал Чёрный Стриж. – Он часто по ночам прилетает сюда.
- Верно, – подтвердил Фазан. – Но он ни разу здесь не охотился в нарушение правил.
- Ах, как можно доверять Ястребу! – воскликнула Утка.
Чёрный Стриж вызвался осмотреть озеро и берега. Вернулся он в страхе. На берегу, там, где растут плакучие ивы, есть тихое укромное местечко. Стриж заглянул в этот уголок и обнаружил, что трава примята, а к стебелькам прилипли рыбьи чешуйки. Между прочим, неподалёку на вершине дерева находится гнездо Ястреба.
Все, кто был в ресторане, поспешили к месту, о котором сказал Чёрный Стриж. Так и есть – примятая трава, и рыбьи чешуйки тут и там. Гнездо же Ястреба пусто. Как известно, он надолго покидает его.
Он схватил здесь бабушку Карпиху? Но что привело её сюда?
- Смотрите! – вдруг воскликнул герр Цапля. – Вон в траве окурок!
- В самом деле… – удивлённо пробормотал Полевой Воробей.
- Не трогайте ничего! – предостерегла Щука. – Нужно вызвать полицию. Это место преступления!


Тревога в парке


Любопытные всё прибывали.
- Окурок – вот это да! – вскричал Линь. – Карпиха поднимала шум, что молодёжь курит, а сама курила!
За подругу вступилась Лещиха:
- Бабушка Карпиха – честная и порядочная! А ты рад сказать о ней дурное, потому что она упрекала тебя за неряшливость.
Щука согласилась, что Линь неряшлив, но добавила:
- Всё же я должна заметить, что от бабушки иногда попахивало табаком.
Завязалось обсуждение, и победило мнение, что бабушка Карпиха ночью курила в этом укромном местечке, и её схватил Ястреб.
- Почему все винят Ястреба? – спросил Кролик, увидев подошедшего Лиса.
Утка и Селезень, рядом с которыми встал Лис, тут же подались в сторону. А Фазан объяснил Полевому Воробью, что Лис однажды пообещал съесть бабушку Карпиху. Тот, о ком говорили, потупил глаза. К нему на выручку пришёл Барсук:
- О нет, такого не было.
Все торопились принять участие в судьбе бабушки Карпихи, да и как иначе, когда в парке давно ничего не приключалось. Был он обширен, а его население – многочисленно и разнообразно. Середину парка занимало озеро, в которое впадал ручей. Несколько каналов соединяли водоём с другими озёрами и рекой. Повсюду росли густые кусты, плотно стояли деревья. Встречались глухие чащобы.
В парке, как в лесу, был лесничий. Его звали герр Липс. Он жил в доме на холме. Рядом начинался участок для ланей и горных коз, обнесённый оградой. Герр Липс, пожилой милейший человек, не запирал ворота: пусть животные выходят гулять, когда захочется.
Сейчас лесничий, зайдя на участок, угощал булочкой горного козла, чья седая борода говорила о почтенном возрасте. Оба покашливали, страдая застарелым бронхитом. Рядом с герром Липсом был его чёрный лабрадор Фродо, бургомистр парка. Немного поодаль полулежала на траве изумительно красивая сиамская кошка, которая родилась в далёком Индокитае. Её звали мадам Вонг. Она представляла местную полицию.
Мадам Вонг повернула голову на шорох крыльев. Прилетевшие Чёрный Стриж и Ласточка Береговушка сообщили о том страшном, что произошло с бабушкой Карпихой.


Подозреваемых двое


Фродо попросил птиц повторить известие, потом расстроенно взглянул на своего хозяина.
- Теперь будут говорить, что бургомистр не следит за порядком.
Герр Липс сказал, что птицы, наверное, шутят.
- Какие могут быть шутки? Трава примята и осыпана чешуёй, а бабушки Карпихи нигде нет! – вскричал Чёрный Стриж.
- Возможно, совершено серьёзное преступление, – произнёс горный козёл. Он был Судья. Ему в первый раз за его долгую карьеру встретился такой случай.
В парке уже давно действовал закон, воспрещавший здесь поедать кого-либо. Все ели только растительную пищу и дары моря, их доставляла из Гамбурга в ресторан герра Цапли фирма «Осьминог». Те жители парка, которые в своё время питались мясом, с тех пор вкушали устриц, омаров, крабов, треску, камбалу.
- Я приму меры! – заявил бургомистр с чрезвычайно важным видом.
Мадам Вонг объявила, что начинает следствие. Она просит всех оказывать ей помощь.
Герр Липс спросил птиц, которые принесли известие и уверяли, что преступник – не кто иной, как Ястреб:
- Почему вы в этом уверены?
- А кто же ещё? Все птицы его боятся! – воскликнул Чёрный Стриж.
- Но бабушка Карпиха – рыба, – возразил лесничий.
Мадам Вонг напомнила, что ястребы часто едят и рыб.
- Некоторые думают, что в этом деле замешан Лис, – передала Ласточка Береговушка.
- Почему? – тут же спросила мадам Вонг, блеснув глазами. Один глаз у неё был голубой, а другой оранжевый.
- Он как-то раз сказал, что бабушка Карпиха была бы вкусна в кисло-сладком соусе, – пояснила Береговушка.
Кошка и лабрадор переглянулись.
- Он выдал своё тайное желание, – тихо сказала мадам Вонг.
Герр Липс возразил, что вряд ли Лис захотел бы съесть рыбу. Лисы предпочитают кур и зайцев.
- Но он высказался о рыбе, и рыба исчезла, – холодно проговорила шефиня полиции.
Герр Липс молчал, погрузившись в раздумья. Затем достал из кармана табакерку, взял из неё табаку и набил им ноздри. Он был заядлый нюхальщик табака.
К лесничему обратился Судья:
- Справедливость восторжествует, герр Липс! Виновные не избегнут наказания! На то есть охранители закона, – намекнул он на себя.
Бургомистр и шефиня полиции поспешили на место происшествия. Чёрный Стриж и Береговушка полетели туда же, опережая их.


А не Дракон ли?


Место под ивами теперь никто не назвал бы тихим. Когда сюда прибыли бургомистр и шефиня полиции, они услышали множество возбуждённых голосов. Громче других был плачущий голос:
- Бедная старая дама! Найти такой ужасный конец невдалеке от своего дома! Чья это вина, как не полиции? Куда она смотрит?!
- Кто тут возмущается? – строго спросил лабрадор.
- Да вон Выдра! – указала взглядом мадам Вонг. – Я не верю, что она так огорчена из-за рыбы. Рыба – еда выдр.
Шефиня полиции и бургомистр начали опрашивать собравшихся. Подошла девочка Михаэла, которая недалеко на поляне играла с белками в догонялки. Михаэла, окончив пятый класс, сейчас в каникулы часто бывала в парке. У неё были коротко подстриженные каштановые волосы, расчёсанные на прямой пробор, и внимательные глаза.
Девочка думала о происшедшем с бабушкой Карпихой, которую ещё вчера видела живой и здоровой.
- Добрый день, герр бургомистр! Добрый день, мадам Вонг! – поздоровалась Михаэла с представителями власти.
Они, занятые делом, кивнули ей в ответ. Обследуя место происшествия, мадам Вонг нашла спрятанный в сухом валежнике коробок со спичками. Затем лабрадор, обожавший воду, охотно надел маску и ласты. Мадам Вонг сделала это с неудовольствием, она воду терпеть не могла. Оба отправились в расположенное под водой бунгало бабушки Карпихи. Там нашлась водонепроницаемая сумка, в которой оказался пластиковый пакет, а в нём пачка сигарет «Голдфилд». Окурок сигареты, который нашли на месте происшествия, был той же марки.
Вернувшись на берег, мадам Вонг объявила:
- Дело выглядит так. Бабушка Карпиха скрывала своё пристрастие к курению. Ночами выходила сюда на сушу, где спрятала коробок спичек, курила тут, думая, что её никто не видит. И на неё напали.
- Курильщица порицала молодёжь за курение, ха-ха! – торжествовал Линь.
Многие любили бабушку Карпиху, но им нечего было сказать.
Краснопёрка, о которой знали, что она курит, заметила:
- Большинство рыб курят «Лаки страйк», некоторые – «Кэмел», но я не знаю никого, кто курит «Голдфилд»!
- Бабушка была привередливой, – съехидничал Линь.
- Вам нечего сказать по делу? – строго спросила мадам Вонг.
Вдруг вскричала Ондатра:
- О Боже, а если бабушку Карпиху сожрал Дракон?
- И правда! – подхватила Береговушка.
Отдалённая часть озера представляла собой заводь с водяными лилиями, берега там заросли тростником. К воде подступали огромные деревья, которые простирали над заводью могучие ветви. Говорили, что в том месте обитает неизвестное существо. Однажды ночью заметили, как оно с плеском нырнуло под воду. В другую ночь оно неясно мелькнуло в тростнике, с шумом двигаясь вдоль берега. Существо назвали Драконом.
- Ах, снова эти россказни! – махнул лапой лабрадор. – Я слышу их каждый день, но никто, в ком есть хоть немного благоразумия, им не верит.
- Но я видела его собственными глазами! – вскинулась Утка.
- И я тоже! – встала на её сторону Ондатра, а за нею некоторые другие.
Краснопёрка напомнила:
- Наш король Сом даже запретил рыбам плавать по ночам в ту заводь. Это слишком опасно.
Бургомистр остался при своём мнении:
- То был дикий гусь, они там ночью садятся. Или вы приняли куст за живое существо.
- Мы не можем оставить без внимания слова очевидцев, – сказала мадам Вонг. – Мой долг начальницы полиции допустить, что существо реально и могло быть виновно в преступлении.


Засада


Щука с изящной дамской сумочкой, ремешок которой был перекинут через плавник, приблизилась к мадам Вонг. Напомнив ей, что она фотограф, Щука открыла сумочку, вынула фотографию:
- Вот это я сняла в одну из ночей.
Шефиня полиции взяла снимок. На нём было видно что-то похожее на змею, которая поднялась из воды меж водяных лилий. Фродо, стоявший рядом с мадам Вонг, глядя на снимок, удивился:
- В парке не живут змеи.
Те, кто был рядом, теснясь, подались к фотографии.
- Существо – не змея, оно большое, – сказала Утка.
- Знаете, что это такое? – прошептала в ужасе Ондатра. – Это хвост Дракона, а сам он под водой.
- Хвост Дракона! – повторили Ласточка Береговушка и Кролик.
Тут раздался громкий голос:
- Почему вы думаете, что это Дракон, а не кто-то безобидный?
То были взволнованные слова Михаэлы. Её никто не поддержал.
Кашлянул герр Цапля, прося внимания. Он был, как всегда, элегантен в не застёгнутом сизо-сером пиджаке, надетом поверх серовато-белой рубахи, в щегольских лакированных башмаках с узкими носами.
- Я хотел бы кое-что сказать о другом, – произнёс он с расстановкой. – Когда у меня в ресторане обедает Ястреб, что бывает нечасто, я обслуживаю его не без определённых опасений. Подаю ему филе лосося под острым пряным или креветочным соусом и чувствую, с каким удовольствием он съел бы живую рыбу.
- Я не верю, что это так, – возразила Михаэла. – Ястреб всегда со мной вежливо здоровается. Мама даёт мне с собой салями, я предложила её Ястребу, а он подарил мне шишку с самой верхушки сосны. Разве злодеи бывают такими?
Мадам Вонг отозвалась на это:
- Детские рассуждения. Известно немало опаснейших преступников, которые умели казаться добрыми и милыми.
Шефиня полиции сказала бургомистру, что она хочет предпринять. Ястреб появляется в парке лишь время от времени, и сейчас его гнездо пусто. Надо устроить на него как на главного подозреваемого засаду. Добровольные помощники полиции грачи и сойки вооружатся арбалетами и спрячутся в листве деревьев. Когда Ястреб вернётся в гнездо, ему прикажут сдаться. Если он не подчинится, в него будут стрелять.
Было решено также искать Дракона, обследуя парк до последнего уголка. Ну, а если Дракон окажется столь огромным, что стрелы будут ему нипочём? Бургомистр успокоил присутствующих:
- Я не верю в его существование, но если уж он найдётся, я займусь им.
Все знали, что такое – клыки мощного лабрадора, но он мог взяться и за копьё, которым отменно владел.


Он тоже поведёт следствие


Михаэла, услышав всё, опечалилась. Её охватила тревога за Ястреба, в чью вину она не верила. Ещё более она боялась за другое существо. Девочка поспешила домой. Отец как раз приехал с работы пообедать, и она, сев за стол с ним и с мамой, рассказала о страшном происшествии в парке, о том, что её мучает. Мама пожалела её, говоря:
- Чем только помочь тебе? – и вздохнула: – Не знаю.
Отец, как всегда, был очень занят, за едой просматривал газету. Около тарелки лежал сотовый телефон, который почти непрерывно звонил. Отец коротко отвечал на вопросы и задавал свои. Он занимал руководящую должность в крупной фирме.
Поддев вилкой кусочек шницеля, но не отводя взгляд от газеты, отец сказал дочери:
- Ты можешь обратиться к частному сыщику. Я слышал хорошие отзывы об одном, чьё имя Цвик. Он скворец.
Михаэла больше не отрывала отца от еды, газеты и телефонных разговоров. Она пошла в свою комнату, села за компьютер и вскоре нашла нужную информацию: «Цвик и партнёры», частное сыскное бюро. Аллея Императрицы Аугусты, тридцать три.
Девочка немедля отправилась по адресу. Выйдя из автобуса, она остановилась перед высотным зданием. Бюро находилось на верхнем этаже. Приёмной служил маленький сад на крыше, на доставленной сюда земле росли деревца, был разбит цветник. Над цветами гудели пчёлы. Посреди сада фонтан выбрасывал вверх струи, сверкавшие на солнце.
Михаэле не пришлось долго ждать. Её пригласили в бюро, где у компьютеров сидели две молодые сороки. Они указали ей на дверь в следующую комнату. Здесь за просторным письменным столом сидел скворец средних лет в не совсем новом пиджаке чёрно-синеватого цвета. Это был владелец частного сыскного бюро герр Цвик.
Он бросил на гостью проницательный взгляд.
- Что привело тебя ко мне, моё дитя?
У него был приятный чуточку скрипучий голос. Михаэла начала рассказ об исчезновении бабушки Карпихи, который окончила словами:
- Я боюсь, что мадам Вонг подозревает не тех.
- То есть идёт не по тому следу? – уточнил герр Цвик.
- Да! Да! – с жаром подтвердила Михаэла.
Он лукаво улыбнулся.
- Ты думаешь, что мадам Вонг ошибается. Но почему ты считаешь, что я не ошибусь?
- Конечно, это тоже может быть, – сказала девочка честно. – Но вряд ли двое сделают одну и ту же ошибку.
«Хм, умная девочка», – отметил про себя опытный сыщик. Глядя на свою возможную клиентку, он теперь обратился к ней на «вы».
- Вы предлагаете мне трудную задачу. Здесь понадобится кропотливая работа. Если ваши родители согласятся заключить со мной договор, я возьму это дело.
Михаэла тут же дала ему номер сотового телефона отца. Поговорив с ним, герр Цвик уведомил девочку, что всё улажено.
- Завтра утром я буду в парке.
Но до завтрашнего утра было ещё далеко. Жителей парка ждала ночь, какой не бывало.


Кто скрывался во мраке?


С вечера небо загромоздили тучи. Не было ни ветерка, становилось душно. Ночь принесла непроглядную тьму. Парк затягивало туманом. Ондатра, которая ночью кормилась тростником, камышом, осокой, вышла из своего домика и нырнула в озеро. Вдруг странный шум пронёсся над водой, и две рыбки в панике скользнули мимо Ондатры, их рты были открыты, она услышала тоненькие голоски:
- Спасайтесь! Спасайтесь!
Испуганная Ондатра выпрыгнула из воды, и ей стало ещё более страшно от голосов лягушек. Лягушки квакают каждую ночь, но сейчас их кваканье походило на вопли, которые издают существа при смертельной угрозе. Ондатра юркнула в свой домик и замерла.
Доносился шелест камыша – в нём двигался кто-то. Время от времени слышался сильный всплеск. Ондатра выглянула в узенькое окошко, надеясь распознать опасность, но было темно, хоть глаз выколи, да и туман сгустился. В двух шагах ничего не различишь. Тут раздался особенно громкий вопль старой лягушки, и по тому, как он оборвался, стало ясно, что лягушку проглотили.
Ондатра в ужасе, что домик не спасёт её, кинулась вон, добежала до дома Селезня и Утки и принялась стучать в дверь, как сумасшедшая. Ей не открывали, в доме царила насторожённая тишина. Перепуганная гостья закричала:
- Это я Ондатра! Спасите меня! Я умоляю вас!
Дверь на миг приоткрылась, гостья скользнула в дом, и Селезень тотчас запер дверь на засов. По тому, что доносилось снаружи, было понятно: происходит что-то страшное.
- Возьмите вашу палицу, – шепнула Ондатра Селезню.
Он взял было палицу, но тут же уронил её и прижался к Утке. Утята прижались к родителям, дрожащая гостья притиснулась к тем и другим.
А угрожающий шелест камыша раздавался всё ближе и ближе, как и плеск воды. Кто-то продолжал свою охоту во тьме и тумане.


Камешки мадам Вонг


Лабрадор Фродо и мадам Вонг, жившие у лесничего, были дома. Герр Липс, который любил нюхать табак, закрылся в своей комнате: его друзья не выносили запах табака.
Сиамская кошка удобно улеглась на толстом мягком ковре и углубилась в раздумья об исчезновении бабушки Карпихи. Перед шефиней полиции была горка камешков. Фродо лежал на софе и внимательно наблюдал за мадам Вонг.
Она, подвинув один камешек поближе к себе, сказала:
- Подозреваемый номер один – Ястреб. Что мы знаем о нём? Дерзкий, задиристый тип. Говорят, что в городе, где он проводит большую часть времени, у него были стычки с известными персонами. Он способен не посчитаться с законом парка – не есть живых существ. Он мог сожрать бабушку Карпиху по внезапному побуждению.
Бургомистр кивнул, соглашаясь с этим.
Шефиня полиции подвинула к себе второй камешек.
- Далее. Второй подозреваемый – таинственный Дракон. О нём мы почти ничего не знаем. Мы должны его найти.
- Если он вообще существует, – насмешливо сказал Фродо и зевнул.
Мадам Вонг двинула третий камешек.
- Лис. Он проболтался, что съел бы бабушку Карпиху. Он беден, но любит изысканную снедь. Заказывает у герра Цапли в кредит дорогие блюда из даров моря. Почему бы ему не угоститься и речной рыбой, если за неё не надо платить? Между прочим, он отличный пловец и ныряльщик.
- Хорошо, – сказал бургомистр, – но он провёл дома ту ночь, которая нас интересует.
- Это утверждает только его жена, а у неё личная заинтересованность. Она может лгать ради мужа, – возразила мадам Вонг. – Итак, идём дальше.
Она придвинула к себе четвёртый камешек.
- Выдра. Выдры питаются исключительно рыбой! Наша повторяет, что морской рыбы, которую подаёт герр Цапля, совершенно достаточно. А если она твердит это для отвода глаз? В ту ночь её якобы не было в парке, говорит, что была в городе у своей подруги Нутрии. Мы это проверим, – сиамская кошка погладила камешек лапкой.
Затем двинула ещё один. Лабрадор спросил:
- А это кто?
- Пятый подозреваемый – король, – прозвучал ответ.
- Ты подозреваешь его величество?
- Он Сом. А сомы едят рыбу. Все его предки питались рыбой, а также и он сам в молодости до запрета.
Король озера и парка Сом должен был соблюдать закон, иначе бургомистр и Судья могли привлечь его к ответственности.
Бургомистру не понравилось подозрение шефини полиции.
- Зачем ему старая Карпиха? Король не бывает голодным.
Сиамская кошка прищурилась.
- Могут быть другие причины, помимо голода.
Помолчав, она придвинула к себе шестой камешек.
- Щука, – произнесла она.
- Щука – такая воспитанная, такая симпатичная! – воскликнул Фродо, которого вывело из себя подозрение.
- Щуки едят рыбу точно так же, как и сомы, – невозмутимо заметила мадам Вонг. – Симпатичные с виду могут быть жестокими, бессердечными.
- Но ей не съесть такую крупную рыбину! – не сдавался лабрадор.
- Может быть, она сделала с ней что-то другое. Я должна буду поразмышлять.
Кошка добавила к ряду камешков следующий.
- Герр Цапля. Он тоже воспитан и элегантен. Иной раз у него бывает странная косая ухмылка, в которой проскальзывает хитрость. Он не так прост, как о нём думают.
Фродо измученно тряхнул головой.
- Я не могу представить, что он сидит за столом и ест бедную старушку.
- Зачем ему её есть? Он накормит ею других и заработает. В его кухне достаточно инструментов, чтобы измельчить рыбу любого размера. Он подаст её в таком виде, что никто не поймёт, из какой рыбы приготовлено блюдо.
После этих слов мадам Вонг прибавила ещё один камешек к ряду других.
- Тип, который поглядывает из-под ушей.
- Уши нависают над глазами всех свиней породы ландрас! – заметил Фродо.
- Я говорю о нашем Ландрасе, – проговорила шефиня полиции.
Она имела в виду герра Ландраса, владельца фирмы «Осьминог», которая поставляла дары моря из Гамбурга. Торговец жил в парке в собственном уединённом доме.
- Он скрытный и алчный, меня не обманешь. Я думаю, он не упустит и самой маленькой выгоды.
Бургомистр устал и пошёл принять душ, что было его излюбленным занятием. Мадам Вонг осталась одна, подолгу думая над каждым камешком.


Каждый почувствовал угрозу


Шефиня полиции легла спать, когда уже светало. Её разбудило страшное сообщение, которое принесла Ласточка Береговушка. Ночью было съедено много лягушек и маленьких рыбок.
Несколько минут спустя мадам Вонг, ещё не совсем проснувшийся Фродо и лесничий уже были на берегу озера. Сюда пришёл и Судья.
Поднялось солнце, прогнав остатки тумана, засияв над озером под чистым голубым небом. Было так тихо, всё выглядело таким мирным. А только что здесь совершили злодеяние. Герр Липс в ошеломлении выслушал рассказ Ондатры, Утки и Селезня.
- Я знаю всех, кто живёт в нашем парке, – сказал он. – Я люблю всех. Ну как я могу подумать, что среди них есть злодей!
Он несколько раз пытался всунуть в ноздри щепотки табака, беря их из табакерки, но от волнения ронял на траву и табак, и табакерку, за которой нагибался вновь и вновь.
Окружившие его жители парка, объятые страхом, на все голоса просили как можно скорее найти преступника. Каждый чувствовал себя под угрозой.
Герр Липс спросил своих помощников, что они думают о происшедшем. Мадам Вонг тихо ответила, что это разговор не для публики. Бургомистр, сидевший на траве, встал, собираясь что-то сказать, но только вздохнул. Седобородый Судья с важностью произнёс, что за преступлением должно следовать наказание и никак иначе.
Бургомистр объявил, что он с этим всецело согласен и для преступника или преступников закажет несколько клеток различного размера.
Мадам Вонг обратилась к добровольным помощникам полиции грачам и сойкам: не заметили они чего-либо ночью? Они должны были в засаде ждать Ястреба у его гнезда. Грачи ответили: они подумали, что в такую тьму да ещё и в туман Ястреб не прилетит. И остались дома. Сойки сказали, что заняли свои места, но потом подумали – их фонарики бессильны против такого густого тумана. И вернулись домой.
Шефиня полиции, сдерживая ярость, напомнила, что именно тёмная ночь и туман – союзники воров и убийц. В это время она увидела, что в толпе собравшихся появились незнакомые птицы.
- Кто вы? – спросила она скворца в пиджаке чёрно-синеватого цвета.
- Моё имя Цвик. Я частный сыщик, – дружелюбно ответил тот.
С ним были сотрудники его бюро: Дятел в спортивном чёрном кепи с красным затылком и молодые тренированного вида Чайка и Галка.
Герр Цвик объяснил, почему он здесь, и добавил, что об этом позаботилась Михаэла.
- Да, да, она очень умная девочка! Она понимает, как нам важна всякая помощь, – сказал лесничий.
Шефиня полиции отнеслась ревниво к вмешательству в дела, за которые она отвечает, но герр Цвик сказал, что во всём будет следовать её советам.
- Для меня это большая честь, – добавил он.
И она нашла, что с ним можно работать.


Лиловая палатка


Лесничий пригласил гостей в дом, они сели за стол с ним и его помощниками. Герр Липс рассказал, какой мирной и спокойной была жизнь в парке.
- И всё благодаря запрету есть кого-либо. Не пропадала ни единая мышка, ни единая рыбка.
- Неужели ни разу не было попытки нарушить запрет? – спросил герр Цвик недоверчиво.
- Нет! – заявили в один голос лесничий, Фродо и Судья.
- Царил, – продолжил Судья, – полный порядок.
- Не совсем так, – возразила сиамская кошка. – Распространилось курение и не только среди животных, но и среди молодых рыб.
Помолчав, она добавила:
- И не одних молодых.
- Мы часто объясняем, как вредно курить, – вставил Судья, – но это мало помогает. Поэтому мы теперь запретили курение в парке.
Герр Цвик вновь услышал то, что рассказала ему Михаэла. В месте, где исчезла бабушка Карпиха, нашли коробок спичек и окурок сигареты. В бунгало оказался пластиковый пакет с сигаретами той же марки.
- Теперь вы знаете обстоятельства и можете приступить к делу, – сказал герр Липс частному сыщику. – Мы даём вам полномочия.
Лесничий предложил герру Цвику и его коллегам свой дом на время расследования. Детектив поблагодарил и отказался. Ему, его команде необходим специально оборудованный пункт.
Он нашёл в дальнем краю парка тихую лужайку с видом на озеро, там поставили лиловую палатку. Вскоре над ней поднялась антенна. Внутри палатки были установлены рация, компьютеры и источники энергии.
На лужайке появилась Щука с фотоаппаратом. Улыбаясь, она сказала:
- Для нас большое событие, что такой опытный сыщик посетил наш парк. Думаете, расследование будет интересным?
Герр Цвик ответил вежливо, что у него нет времени рассуждать об этом.
- Понимаю. А могу я вас сфотографировать?
Сыщика звала работа, но Щука просила так подкупающе настойчиво, что он разрешил ей сфотографировать его перед палаткой. Затем он и его помощники поспешили к месту, где исчезла бабушка Карпиха. Они собрали в пакет рыбьи чешуйки и отправили в город на исследование. После чего герр Цвик сообщил сотрудникам:
- Здесь происходила борьба, но что Карпиха была тут съедена без остатка, маловероятно. Возможно, большая часть рыбины спрятана где-то в парке. Не исключено, что её вообще не ели, она жива и её захватили, чтобы получить от родственников выкуп. Где её могут держать? Единственное большое здание поблизости – ресторан герра Цапли.
Он обратился к Галке:
- У нас сейчас нет доказательств, чтобы запросить ордер на обыск. Посетите ресторан неофициально, попытайтесь разведать, нет ли в здании комнаты, которую хозяин не хочет показать.
Чайка, великолепная ныряльщица, получила задание:
- Отправляйтесь под воду и поговорите с соседями бабушки Карпихи. Нам нужно знать о ней как можно больше. Сам я поговорю с её внуком.
- А что делать мне? – спросил Дятел.
- Наш главный подозреваемый – Ястреб, – сказал герр Цвик. – Летите в город и разыщите его.
Дятел должен был попросить помощи у городской уголовной полиции, которая располагала группой захвата. Она состояла из специально подготовленных владеющих приёмами каратэ чёрных воронов.


Что рассказал внук


Внук бабушки Карпихи оказался настолько любезен, что согласился выйти из озера на берег. Разговор с герром Цвиком проходил в тени цветущего куста молочая.
- Когда я ещё не вырос, – начал внук, – мы с бабушкой были друзьями. Она заботилась обо всех нас, своих многочисленных внуках. Мы заслушивались её рассказами о старых временах, когда рыбам приходилось спасаться от рыболовов. Мы узнавали от неё о сетях, об удилищах и леске, о том, как рыбаки насаживали на крючки червей и разную прочую приманку, чтобы обхитрить и поймать рыбу. Мы слушали бабушку c замиранием, раскрыв рты.
Он вздохнул.
- Увы, не скажу, что наставления, которые давала нам бабушка, захватывали нас, как её истории. Мы должны были всё делать только в отведённое для этого время: спать, есть, играть. Чуть что не так, получали нагоняй. Даже нашим родителям приходилось выслушивать, что они якобы мало с нами занимаются. Чем старше мы становились, тем досаднее казались нам придирки бабушки. Она часами говорила нам о вреде татуировок и пирсингов на плавниках, о вреде модной музыки. Я могу перечислить множество вещей, из-за которых она ворчала.
Внук вновь вздохнул.
- В конце концов все родственники уплыли в другие водоёмы – конечно, не только из-за бабушки. Они ищут, где можно получше устроиться, где есть шансы сделать карьеру. Но я должен заметить, – продолжал молодой карп, – что они почувствовали облегчение, когда бабушки не стало рядом. У них нет потребности её увидеть. И у меня тоже.
Карп посмотрел сыщику в глаза.
- Я не хочу казаться лучше, чем я есть. Я остался потому, что собираюсь открыть тут собственное дело: сдавать на прокат лодки для прогулок.
«Вот как бывает в семьях», – подумал герр Цвик, слушая карпа, и поймал себя на опасении, а не случится ли подобное с ним, с его детьми и внуками, если они появятся. Хотя он был немолод, его не покинула мысль о женитьбе. Ему нравилась его сотрудница Чайка, но он не решался сделать ей предложение, стесняясь, что выглядит маленьким рядом с ней.
Сыщик спросил внука бабушки Карпихи, не было ли у неё врагов.
- Какие могут быть враги у старой безобидной рыбы? – сказал тот. – После завтрака у герра Цапли она дремала на поверхности озера всегда в одном и том же месте. После обеда возвращалась туда же и дремала до ужина. Но теперь я знаю, что её жизнь не была беззаботной. Как мучила её, должно быть, страсть к курению. Она была бессильна преодолеть то, в чём упрекала других.
Герр Цвик увидел слезинки, блеснувшие в глазах карпа.
- Как вы думаете, что с ней произошло? – спросил сыщик.
Внук бабушки Карпихи вытер глаза.
- Я надеюсь, она уже не страдает. Но ломать голову над тем, что случилось, мне некогда. Мне хватает дел с лодочной станцией.
Сыщик подумал, что внук, по крайней мере, сказал правду о своём отношении к бабушке, и поблагодарил его.


Сотрудницы докладывают


Герр Цвик в палатке приготовил какао для Чайки, которая вернулась от соседей бабушки Карпихи. Он налил своей помощнице чашечку и положил туда две чайных ложки сахара, зная, что она любит какао послаще.
- Что рассказали соседи об исчезнувшей бабушке, – начала Чайка. – Лещиха говорит, что не может представить никого доброжелательнее её. Она всегда давала взаймы лук, капусту, укроп, подсолнечное масло и всё, что ни попроси. А как много интересного она помнила!
Чайка отпила из чашечки и похвалила шефа за превосходное какао.
- Иначе думает Линь, – сказала она. – По его словам, бабушка была жуткая ворчунья. Из-за этого ещё в молодости от неё сбежал муж и притом за тридевять земель.
- Чем она так задела Линя, что он об этом вспоминает?
- Другие рыбы рассказали: у него дурная привычка оставлять открытым мусорный бак у его домика. Часть мусора всплывает на поверхность озера. Бабушка выговаривала ему за это, – объяснила Чайка.
Шеф подвёл итог:
- Итак, личность бабушки в некоторой мере прояснилась. Врагов у неё как будто бы не было, был недоброжелатель.
В это время в палатку вошла Галка, вернувшись из ресторана герра Цапли, и воскликнула:
- До чего сметлив этот владелец заведения! Как хитро он глянул на меня, когда я сказала, что мне любопытны его морские продукты. Он угадал истинную цель моего визита. Стал перечислять блюда, какие можно у него заказать, и между тем провёл меня по всему зданию, показал все помещения, открыл все шкафы. Утверждаю, что там нигде не спрятан ни целый карп, ни какая-либо его часть.
Герр Цвик предложил какао Галке, она взяла чашечку и закончила:
- Он в высшей степени любезен. Дал мне попробовать несколько блюд, они были восхитительны. Повар он несравненный.
- Так, но где же нужный нам след? Он должен где-то быть, – рассудил сыщик. – Пока у нас есть немногое: примятая трава, окурок сигареты, коробок спичек и рыбьи чешуйки. Что дало их исследование?
Он позвонил по сотовому телефону в лабораторию в городе и сообщил помощницам:
- Установлено, что это чешуйки действительно очень старого карпа.
Затем сказал:
- Займёмся следующим. Надо как можно больше разузнать о Выдре. Возьмитесь за это, – обратился он к Чайке. – Потом отправляйтесь в город выяснить, была ли Выдра в ту ночь, когда исчезла бабушка Карпиха, у своей подруги Нутрии.
Шеф перевёл взгляд на Галку:
- Обыщите все укромные уголки в парке. Может быть, вы обнаружите бабушку Карпиху или то, что от неё осталось. Не исключено, что вам попадутся следы Дракона, о котором здесь так много говорят.
Галка хотела идти, но шеф остановил её:
- Есть ещё важное задание для вас. Постарайтесь узнать всё, что было в день перед исчезновением бабушки Карпихи. Возможно, что-то укажет нам верный путь.


В хижине у Лиса


Сразу после того, как Чайка и Галка покинули лиловую палатку, к ней подошла мадам Вонг. Её всё время мучило любопытство – каковы методы работы у частного сыщика? Но самолюбие мешало ей расспросить его. Она видела, что он и его сотрудники вовсю заняты делом. До чего же ей не терпелось узнать результаты! В конце концов любопытство стало сильнее страха не уронить себя. У входа в палатку она попросила позволения войти:
- Простите, что отвлекаю вас от работы. Я хотела бы лишь узнать, подвинулось ли дело.
Сыщик с приветливым видом ответил:
- Пока только собираем информацию.
Шефиня полиции отметила про себя: «Настоящий профессионал. Лишнего не сболтнёт». И предложила ему свою помощь, на что он ответил, что будет рад принять её.
- Я собираюсь к Лису, который как-то сказал, что съел бы бабушку Карпиху в кисло-сладком соусе. Давайте вместе посетим чревоугодника.
Мадам Вонг по дороге рассказала сыщику, что Лис молод и силён, прекрасно плавает, мастер нырять. Но он неисправимый лентяй. Работает лишь временами и всё время жалуется, что не может найти постоянное место работы.
Герр Цвик и шефиня полиции приблизились к жилищу, которое занимал Лис со своей женой. Это была ветхая хижина, срочно просившая серьёзного ремонта. Мадам Вонг сказала сыщику, что уже осмотрела всё внутри.
- Там нет местечка, чтобы хоть что-то спрятать.
Лис, зная, что находится под подозрением, ждал визита. Улыбаясь с показным радушием, пригласил пришедших:
- Мы как раз хотели поужинать. Садитесь с нами.
Его жена поставила на стол миску с варёной кукурузой. Взгляд у Лисы был потухший. Она потеряла надежду на улучшение жизни, для неё стало всё равно, как выглядит и жилище, и она сама.
Мадам Вонг указала Лису на кукурузу:
- Скажешь, что ты доволен этой едой?
Лис ответил со вздохом:
- Иногда я ем у герра Цапли кое-что повкуснее. Креветки со спаржей и шампиньонами у него замечательны!
- Может, не только креветки, но и макрель, – ввернул герр Цвик.
- И макрель, – невольно подтвердил Лис.
- А морской окунь? – спросила шефиня полиции. Она пронзительно смотрела в глаза Лису: – Ты любишь рыбу больше всего!
Он молчал, прикусив язык. Его жена простодушно сообщила:
- Ну да. Заказывает самое дорогое из рыбы, если и нет денег. Мы много задолжали герру Цапле.
Сыщик сказал с невинным видом:
- Раз так, почему бы не съесть крупного карпа задаром.
Лис в волнении ударил лапой по столу:
- То, что я сказал о бабушке Карпихе, вам передали неверно. Я объясню, как было на самом деле. Я сидел на террасе ресторана герра Цапли. Посетители занимали все столики. Недалеко на поверхности озера дремала, как всегда, бабушка Карпиха. Я рассказывал Барсуку, какой соус к чему идёт. Герр Цапля – бог по части соусов. Гранатовый и лимонный соусы, сметанный соус с тмином, оригинальный мятный соус, соус тартар и сколько ещё других! Какую-нибудь самую обыкновенную рыбу, тот же минтай, соус превращает в божественное лакомство.
Лис облизал губы и причмокнул.
- Тут мне на глаза попалась бабушка Карпиха, – продолжил рассказчик, – и я сказал, что приготовь её герр Цапля в его чудесном кисло-сладком соусе, я бы её съел.
Любитель вкусного склонил голову.
- Я чувствую себя виноватым, мои слова были бестактны. Не знаю, как такое сорвалось с языка. Но за этим стоит не желание съесть бабушку Карпиху, а восхищение соусами герра Цапли.
Лис посмотрел честными глазами в глаза сыщику. Тот молча раздумывал. Мадам Вонг заметила:
- Обвиняемые всегда хотят вывернуться.
Она уже слышала объяснение Лиса.
- Ну что ж, я был очень рад с вами познакомиться, – сказал ему герр Цвик. – Прошу вас не отлучаться из парка, вы можете в любой миг нам понадобиться.


Поставщик герра Цапли


Сыщик сказал шефине полиции, когда они вышли из хижины:
- Нам остаётся пока принять его объяснение, у нас нет достаточных оснований для его ареста. Не будем спускать с него глаз.
- Разумеется! Я обеспечу наблюдение за ним, – заявила мадам Вонг.
Они возвратились в лиловую палатку. Герр Цвик расстелил на столе карту парка.
- Я охотно осмотрел бы это здание, – он указал на маленький кружочек с краю.
- Это владение предпринимателя Ландраса, – сказала мадам Вонг и уважительно подумала о сыщике: «У него тонкое чутьё!»
- Увидите, в какой глуши он выбрал себе участок, – продолжила она, – его обступают настоящие лесные дебри. Немного в стороне от дома – гараж для нескольких автомашин. У Ландраса есть водитель, тоже из свиней, но породы кармал. – Сиамская кошка повела лапкой по карте: – Вот этой дорогой он выводит из парка автофургон со специальной ёмкостью. Потом выезжает на автобан, ведущий в Гамбург. Там ёмкость фургона наполняют морской водой, рыбой, другими дарами моря, и машина возвращается. В парк въезжает вот здесь, – кошачья лапка легла на карту. – Шофёр едет прямой дорогой к ресторану герра Цапли и останавливает машину вот тут на бетонированной площадке.
- Я там побывал, – сказал сыщик. – Маленькая площадка у самого озера. Она окружена живой изгородью и не видна, даже если ты рядом.
- Именно! – подтвердила мадам Вонг. – Герр Цапля считает, что бетон и механизмы для разгрузки фургона портят вид живой природы. Поэтому ему было мало зелёной изгороди, и он насадил вокруг площадки столько рододендронов.
- Ему не откажешь во вкусе, – вставил герр Цвик.
Шефиня полиции не отвлеклась от объяснений:
- На площадке фургон разгружается автокраном, груз переправляют на склад рядом с кухней. После этого шофёр возвращает машину в гараж своего хозяина.
- Завтра утром я хотел бы навестить его, – сказал сыщик.
- Он вас не впустит. Этот тип впускает к себе только тех, кто ему нужен, – пояснила мадам Вонг.
Она пообещала заполучить у герра Липса и Судьи ордер на обыск и направилась в дом лесничего.


Карп в сметане – пальчики оближешь


Герр Липс сидел за столом и пил чай из трав, который помогал ему от бронхита. Фродо только что вышел из душевой и обтирался банным полотенцем. Оба засыпали мадам Вонг вопросами о ходе расследования.
Она сообщила:
- Лис опять пытается всё так же оправдаться. Он якобы высказал не желание съесть бабушку Карпиху, а похвалил соус.
- Но Барсук подтверждает, что так и было. Лис говорил о соусах и хотел сказать, как вкусен кисло-сладкий соус, – напомнил бургомистр.
- Барсук и Лис – лучшие друзья, – отвергла его довод мадам Вонг. – А Утка, Кролик и Фазан слышали одно – Лис сказал, что охотно съел бы бабушку Карпиху.
Герр Липс о чём-то задумался. Он отпил глоток чая из чашки и произнёс мечтательно:
- Карп в сметане – пальчики оближешь.
Мадам Вонг оцепенела и целую минуту не сводила с хозяина глаз, из которых один был голубой, а другой оранжевый.
- Вы любите блюда из карпов? – произнесла она тихо.
Герр Липс улыбался, как улыбаются, вспоминая необыкновенно приятное:
- Как можно их не любить? Карп, тушёный со сливками, карп с луком и черносливом, карп заливной! Сколько я поел карпов в разном виде! Ах, что может быть вкуснее?
Он замолчал, и сиамская кошка спросила вкрадчиво:
- Но почему вы об этом никогда не говорили?
- Кое-что делает такие разговоры нежелательными, – ответил лесничий со вздохом.
Мадам Вонг посмотрела на Фродо. Тот стоял, в замешательстве приоткрыв рот.
- Ты хотела меня о чём-то попросить? – спросил герр Липс кошку.
Той хотелось бы побольше узнать о нём и карпах, но она не решилась спрашивать. И попросила только ордер на обыск. Лесничий и бургомистр согласились, что надо осмотреть владение Ландраса. Герр Липс отправился к Судье, чтобы подготовить документ.
Мадам Вонг спросила лабрадора, когда они остались одни:
- Что ты думаешь? Ты понял, о чём я.
- Подозревать хозяина? С ума сошла! – прошептал тот, едва не дрожа от волнения.
- Из его комнаты, ты знаешь, есть ход в помещение без окон. Почему он всегда держит дверь запертой?
- Оставь свои догадки при себе! – осадил её лабрадор. – Что там может быть, кроме хлама?
- Например, холодильник.
- Перестань! – вознегодовал бургомистр. – Не вздумай сказать о нашем хозяине сыщику! Сыщик его совсем не знает и потребует арестовать, вместо того чтобы искать настоящего преступника.


Странная дружба


Начинался новый день. Под утренними лучами сверкали капли росы на цветущих фиалках, васильках, ромашках. Стрекозы замирали в воздухе, трепеща прозрачными крылышками. На лужайке в лиловой палатке скворец беседовал с Чайкой. Вчера она разузнавала о Выдре и теперь передавала добытые сведения.
- Все живущие в озере согласны в одном – Выдра негостеприимна, скупа и надоедлива. Никто не слышал от неё ничего занятного. Побудешь с ней две минуты и заснёшь от скуки. Она всегда всем рассказывает одно и то же, а именно: какой у неё ценный мех. У одной лишь бабушки Карпихи хватало терпения её слушать.
Герр Цвик заметил, что такие отношения рыбы и Выдры более чем странны.
- Ещё одна странность. У безнадёжно нудной Выдры есть подруга. Это Нутрия, которая живёт в городе. Выдра к ней очень привязана. Навещая Нутрию, она каждый раз везёт ей букет цветов, – рассказала Чайка.
- Выдра действительно была у Нутрии в ту ночь, когда исчезла бабушка Карпиха? – спросил герр Цвик.
- За это говорит показание свидетеля. Нутрия довольно состоятельна. Она живёт на бульваре Моцарта в многоэтажном доме, его жильцы зарабатывают на дому. Филин – известный портной. Дикобраз – составитель гороскопов. Музыкант Мартышка даёт частные уроки музыки. Они находят нужным, чтобы при доме был портье. Это Хорёк. В ту ночь Нутрию мучила ангина с высокой температурой. Выдра говорит, что была при больной. Портье подтвердил, что Выдра вошла в дом около девяти вечера, а вышла лишь утром.
- Нельзя ли незаметно для портье проскользнуть во двор? – поинтересовался герр Цвик.
- Я проверила, – сказала Чайка. – Во двор, как и на улицу, нельзя пройти иначе, как мимо портье. А он заверяет, что никуда не отлучался.
Герр Цвик посмотрел на часы.
- В таком случае перейдём к другим подозреваемым. Заглянем в местечко, где может быть тайник.
Он рассказывал Чайке о том, что вчера узнал от шефини полиции о торговце Ландрасе, когда сама мадам Вонг вошла в палатку. Она не решила окончательно, сообщать ли сыщику о герре Липсе, а тут услышала разговор о владельце фирмы «Осьминог».
- Этот тип не похож на порядочного, уважающего закон господина, – отозвалась она, отложив на потом вопрос о лесничем.
Она показала герру Цвику и Чайке ордер на обыск, и все трое отправились с визитом к торговцу.


Владение герра Ландраса


Чем далее они шли, тем гуще становился парк. Чащи, где преобладали лиственницы и ели, сменялись ольховником и березняком, часто приходилось пробираться сквозь заросли орешника. Скворец отставал от своих спутниц и, чтобы нагнать их, вспархивал и перелетал отрезок пути.
Наконец выбрались на дорогу к участку. Деревья, которые росли по обочинам, смыкались кронами, образуя свод. Солнечное утро становилось всё жарче, а под ним было мрачно и прохладно. Дорога пошла низиной. Справа и слева на сырой почве разросся чертополох. Тяжёлые испарения наполняли воздух.
- До чего дикая сторонка! – сказала Чайка, озираясь.
Трое вышли к серой бетонной стене, на ней ядовито зеленели пятна плесени. Сквозь решетчатые ворота стал виден двор. Его покрывали лужи, меж ними лежал кучами навоз, который разгребали куры. Отдельное строение было кухней, перед её открытой дверью землю усыпали картофельные очистки и прочий мусор. На пороге появилась тёмно-серая бородавчатая свинья, видимо, кухарка, и выплеснула из таза грязную воду.
- Каков порядочек! – с гадливостью произнесла мадам Вонг. Она увидела кнопку звонка и нажала на неё.
За воротами показался, подойдя откуда-то со стороны, белый крупный кабан с огромными ушами, которые выступали вперёд, нависая над маленькими цепкими глазками. Это был герр Ландрас.
- С добрым утром! – приветствовала его шефиня полиции, на что он ответил кивком. – Вы, конечно, слышали об исчезновении бабушки Карпихи. Поиски ведутся по всему парку. Я и мои коллеги хотели бы осмотреть ваши дом и хозяйство.
- У меня нет времени, приходите в другой раз, – грубо ответил герр Ландрас.
Мадам Вонг предъявила ордер на обыск. Хозяин невольно хрюкнул и отступил в сторону, дав ей, Чайке и герру Цвику войти в ворота. Они увидели поодаль от кухни приземистый дом под плоской крышей, направились к нему. Герр Ландрас обогнал их и открыл дверь. Все трое так и встали на месте от неожиданности – в прихожей замер, поднявшись на дыбы, огромный медведь. В следующее мгновение стало понятно, что он надувной.
- Лучше смотрите под ноги! Здесь легко поскользнуться, – брезгливо сказала спутникам сиамская кошка.
Пол покрывал навоз, в доме было очень сыро, стояла вонь. Трое прошли по коридору к двери, толкнув которую, мадам Вонг очутилась в облаке дыма. Он хлынул из комнаты. В первые секунды там ничего нельзя было разглядеть. Лишь оказавшись в ней, пришельцы, благодаря свету, который проникал сквозь маленькое окошко, смогли рассмотреть компанию курящих раков. То, на чём они расположились, было надувным матрацем, судя по красному логотипу фирмы «Хугель. Мягкий воздух», выпускавшей надувные изделия.
- Как удобно устроились! – яростно прошипела сиамская кошка.
Шесть раков затягивались сигаретами, держа в клешнях банки пива. Шефиня полиции повернулась к хозяину дома:
- Вы завели притон для курильщиков! Курение в парке запрещено, а вы на этом наживаетесь! Сигареты, конечно, куплены у вас.
- Здесь моё частное владение! – указал хозяин.
- Оно на территории парка! Я позабочусь, чтобы вас притянули к ответу! – произнесла мадам Вонг.
- Попытайтесь! У меня хороший адвокат, – парировал торговец.
Между тем герр Цвик попросил раков показать ему окурки сигарет и отметил про себя, что среди них нет марки «Голдфилд». Затем он и его спутники осмотрели комнату: в ней не было ничего, кроме шкафа с сигаретами и холодильника, полного пива в бутылках и банках. В других комнатах также не обнаружилось чего-либо подозрительного.
Когда возвратились в прихожую, мадам Вонг, словно ненароком, толкнула надувного медведя. Он немного сдвинулся с места, и хозяин поспешно вернул его назад. Эта поспешность не осталась незамеченной. Сыщик кивнул Чайке, они отодвинули надувную фигуру в сторону и увидели дверь.
- Куда ведёт эта дверь? – спросил герр Цвик хозяина.
- В подвал. Там нет интересного для вас, – ответил тот.
- Мы это проверим! – с живостью произнесла мадам Вонг.
Спустились в подвал, и Чайка шёпотом сообщила своему шефу:
- Кажется, я улавливаю запах рыбы.


Тут может быть что-то зарыто!


Воздух в подвале был спёртый и душный. Чайка посетовала, что запах рыбы перебивается каким-то другим запахом.
- Верно! Пахнет то ли рыбой, то ли непонятно чем, – поддержала сиамская кошка.
Герр Цвик показал на пол – он представлял собой взрыхлённую унавоженную землю, по которой проходили узкие дорожки. На земле густо росли грибы.
- Вы разводите шампиньоны, – сказал детектив хозяину дома. – И как идёт дело?
Тот не ответил. Герр Цвик, Чайка и шефиня полиции обменялись взглядами. Все трое подумали одно и то же: грибная колония не только приносит пользу, она ещё и подходящее прикрытие. Под ней может быть кое-что зарыто.
Мадам Вонг попросила у хозяина лопату.
- Нет у меня! – резко сказал он.
Она усмехнулась, ушла и быстро вернулась с лопатой, найденной в сарае во дворе.
- Хотите погубить мою грибную колонию?! – злобно вскричал хозяин. – Вы заплатите за нанесённый мне ущерб!
- Как вы разговариваете со служащей, которая исполняет свой долг? – с угрозой произнесла шефиня полиции.
Она всадила лопату в землю и принялась безжалостно отбрасывать её в сторону вместе с грибами. Когда она устала, лопату взяла Чайка. Так обе попеременно копали глубже и глубже, трудились до полного изнеможения, пока не убедились, что тут ничего не зарыто.
- Ну, и что же вы нашли? – злорадно сказал герр Ландрас. – Знаете, сколько вы мне должны? Шампиньоны недёшево стоят.
- Ага! Вы продаёте их герру Цапле. Вы говорите, будто привозите шампиньоны откуда-то, а разводите их в подвале, чтобы не платить налогов, – блеснув глазами, сказала мадам Вонг.
Герр Ландрас тут же присмирел.
- Но ведь вы не от налоговой службы, вы ищете исчезнувшую бабушку Карпиху.
- Я обязана следить, чтобы не нарушался ни один закон! – заявила шефиня полиции.
На этом разговор о возмещении убытков окончился. Обыск был проведён в сарае во дворе, в кухне, в гараже и ничего не дал.


Число подозреваемых выросло


Герр Цвик и Чайка вернулись в свою палатку, мадам Вонг пошла домой. Она застала там Фродо, который сидел за столом и обедал. Герра Липса не было, он ушёл в загон проверять, в порядке ли стойла, где в непогоду укрывались горные козы и лани.
Мадам Вонг была в плохом настроении. Герр Цвик разочаровывал её. Она ожидала, что он каким-нибудь своим особенным способом нападёт на след преступника, но сыщик не сделал ничего такого, чего не сделала бы она сама. До сих пор он не оказал существенной помощи.
«Нет уж, я должна рассчитывать только на себя!» – решила сиамская кошка и положила на ковёр перед собой три камешка.
- Ещё подозреваемые? – насмешливо спросил лабрадор.
Шефиня полиции невозмутимо кивнула.
- Первый камешек – Линь, сосед бабушки Карпихи. Он выставлял её перед всеми лишь с плохой стороны.
- Что Линь смог бы ей сделать? – рассмеялся бургомистр. – Старая-то она старая, но намного больше его.
- Он мог иметь сообщников, – возразила мадам Вонг.
Затем она указала на второй камешек.
- Внук бабушки Карпихи.
- И до него добралась! – сказал Фродо с осуждением. – С какой стати внук посягнёт на жизнь бабушки?
- Он признал, что не любил её. И ему срочно нужны деньги на лодочную станцию.
Бургомистр рассмеялся вновь.
- Откуда у бабушки Карпихи деньги? У неё не было ничего.
Мадам Вонг посмотрела на него снисходительно.
- Могла выиграть в лотерею и спрятать выигрыш, а внук пронюхал об этом.
Лабрадор промолчал. Потом поинтересовался:
- А кто за третьим камешком?
- Тот, кто держит запертой дверь в помещение без окон. Пойдём убедимся, что она сейчас заперта.
Через пару минут оба убедились, что это и вправду так.


Мститель с гор


Близился вечер, но жара не спадала. В лиловой палатке Герр Цвик и Чайка пили холодный чай. Галка, отхлёбывая колу из бутылки, которую взяла из холодильника, рассказывала, как выполнила своё задание. Она должна была осмотреть все укромные уголки парка, а также узнать, что происходило в день перед исчезновением бабушки Карпихи.
- Я не нашла ни её следов, ни следов Дракона, – начала Галка. – А происшествия были вот какие. – И она перечислила: – Барсук наконец решился поехать в город к зубному врачу, Орангутану, чтобы тот вырвал у него больной зуб. Судья, а это старый горный козёл, потерял бумажник. К счастью, Судья вспомнил, что до этого вынул из бумажника все деньги. Фазан отпраздновал свой день рожденья в ресторане герра Цапли. Герр Ландрас должен был обеспечить доставку свежих продуктов, но водитель автофургона опоздал. Из-за этого сели обедать почти на час позже.
Герр Цвик, поразмыслив, сказал:
- Во всём этом нет ничего особенного, но каждый случай может пролить свет на то, что даст нам зацепку.
В этот миг в палатку ворвался запыхавшийся Дятел. Ему было поручено найти Ястреба. Прежде всего, Дятел сделал большой глоток холодной колы из бутылки, которую протянула ему Галка. Затем он сорвал с головы чёрное с красным затылком кепи и стал им обмахиваться.
- Городская уголовная полиция дала мне в помощь девять чёрных воронов из группы захвата, – заговорил он. – Восемь из них разделились на пары. Я был в паре с оставшимся вороном. Итак, пять наших пар взялись проверять все отели, казино, рестораны города, где мог появиться Ястреб.
Дятел вдохнул и выдохнул воздух, надел кепи и доложил:
- Всё напрасно! Он, конечно, узнал о наших визитах, понял, что его ищут, и затаился.
Герр Цвик взял одну из газет, лежавших перед ним на столе.
- Я сейчас просматривал газеты, – сообщил он, глядя на страницу новостей культуры. – Вы любите кинофильмы? – задал вопрос Дятлу.
Тот был в недоумении.
- Я думал, мы очень заняты нашей работой, а вы хотите пригласить нас в кино?
- Вполне возможно. Вы слышали о кинофильме «Мститель с гор»?
- Слышал, – сказал Дятел с пренебрежением. – Судя по названию, это для детей. Я давно вышел из того возраста и, если иду в кино, то только ради серьёзного фильма.
- Ну да, понимаю, – кивнул герр Цвик. – А я не потерял интереса к детским кинокартинам. Люблю романтику, – признался он. – И прочитал то, что тут написано о «Мстителе с гор». Фильм снят известным режиссёром Цинциннати. Картина вышла на экраны довольно давно, но в нашем городе пойдёт впервые.
Дятел пытался догадаться, к чему клонит шеф.
- А поиски Ястреба вас не интересуют? – спросил растерянно.
- Как раз напротив. Летите в город, возьмите группу захвата и в кинотеатре «Орион», где покажут фильм, арестуйте Ястреба.
Дятел был окончательно сбит с толку, у него даже мелькнула мысль, не перегрелся ли шеф на солнце. Тот указал на газету.
- Посмотрите, наш Ястреб, этот бродяга и забияка, наделён, как видно, талантом. Он сыграл главную роль в «Мстителе с гор».
- Сыграл главную роль?
- Да, здесь так сказано. Меня это тоже удивило, но мало ли удивительного на свете?
Дятел выдохнул воздух и в два глотка допил бутылку колы.
- Итак, – продолжил герр Цвик, – я думаю, что на фильм, в котором он сыграл, он не опоздает.
Дятел ободрился.
- У вас есть время поесть и передохнуть. До начала сеанса – почти два часа, – сказал шеф.


В тёмном кинозале и при свете дня


После недолгого поиска в полутьме кинозала Дятел и агенты группы захвата схватили Ястреба. Он, вертя головой, оглядел державших его и позволил им вывести себя на улицу. Но оказавшись на открытом воздухе, отшвырнул Дятла, умелыми ударами крыльев отбросил двух чёрных воронов и взлетел с тротуара.
Однако на крыше кинотеатра, на крышах соседних домов дежурили другие чёрные вороны. Они, успев взлететь выше Ястреба, своими наскоками сверху не дали ему взмыть в высь. Он устремился вперёд, но перед ним оказалась стена дома. Чтобы не удариться о неё, он резко развернулся, сел наземь, и агенты накинулись на него, применяя приёмы каратэ. Он владел приёмами не хуже, стал мастерски отбиваться, но на помощь к коллегам пришла вся группа захвата вместе с Дятлом.
Ястреб был крепкого сложения, обладал большой силой, и только после жаркой борьбы его удалось связать. Но и связанный, он крутил головой, свирепо щёлкал клювом, силясь освободиться.
- За что я арестован? – крикнул он.
Дятел объяснил: он подозревается в том, что похитил или съел бабушку Карпиху.
- Не того схватили! – закричал Ястреб. – Когда на мне не будет верёвок, ты первый заплатишь за ошибку!
Дятел в свою очередь вышел из себя:
- А ты узнаешь мой клюв!
Ястреб издевательски рассмеялся.
- Мне грозит Дятел?! Этот заморыш?!
Ярость арестованного не ослабевала, и, доставленный в палатку к герру Цвику, он продолжал насмехаться над Дятлом. Тот повернул своё кепи козырьком назад и обратился к шефу:
- Сколько мне ещё терпеть? Я сделаю в нём дупло моим клювом!
Шеф произнёс успокаивающе:
- Оставим перепалку, перейдём к делу. – И повернулся к арестованному: – Вы под серьёзным подозрением. Хотите вызвать адвоката?
- Я могу сам защитить себя без помощи каких-то там адвокатов! – вызывающе заявил Ястреб.
Скворец смотрел на него с интересом.
- Вы знали, что вас ищут из-за случая с бабушкой Карпихой. Почему вы скрывались, если невиновны?
- Ха! Меня ищут по нескольким делам, их все не упомнить. Кому-то я разорвал фрак на клочки, где-то разбил зеркало, кого-то взгрел.
Глаза Ястреба сверкали.
- Я не начинал первый, меня задевали, вызывали на ссору. Несмотря на это, судьи всё равно могут навесить мне штраф. Поэтому я не позволяю схватить меня! – объявил он гордо. – Но к вашему случаю я ни в какой мере не причастен!
Герр Цвик, помолчав, сказал:
- В ночь, когда исчезла бабушка Карпиха, слышали ваш крик над озером.
Ястреб кивнул.
- Я прилетал в парк, чтобы переночевать в моём гнезде. И издал боевой клич, как герой, которого я сыграл в «Мстителе с гор». Но было это в ночь перед той ночью, когда исчезла бабушка Карпиха.
- Почему мы должны верить вам, а не свидетелю?
Ястреб уверенно посмотрел в глаза сыщику.
- Ночь, о которой вы говорите, я провёл на вилле режиссёра Цинциннати. Он устроил банкет в саду. Об этом сообщили газеты, проверьте.
Герр Цвик и Дятел переглянулись. Дятел взял сотовый телефон, вышел из палатки и, позвонив в сыскное бюро в городе, попросил проверить утверждение Ястреба.
Между тем тот рассказал:
- Подавали земляничный пудинг, были также пирожные и торт с засахаренными фруктами.
Сыщик отметил про себя:
«Он не глуп. Разумеется, были и мясные, рыбные блюда, о которых он не упомянул, чтобы не подкрепить подозрение».
Дятел вызвал шефа из палатки и прошептал ему на ухо:
- Из бюро ответили, что в ту ночь на вилле Цинциннати действительно было празднество. Приглашённых обслуживали пятьдесят официантов. Первым среди гостей назван Ястреб.
- Что вы там шепчетесь? – донёсся его крик из палатки. – Я знаю, что моё алиби подтвердилось!
Герр Цвик с Дятлом вернулись в палатку, расстелили на столе карту.
- Покажите, где находится вилла режиссёра, – попросил скворец арестованного.
Тот ткнул клювом в карту:
- Вот парк, где мы сейчас. – Затем указал клювом: – А тут город. Вот здесь вилла Цинциннати.
Герр Цвик с помощью линейки, учитывая масштаб, определил расстояние – двадцать шесть километров. Не так много для птицы.
- В газете хорошо рассказано о банкете, – произнёс он. – Но я хотел бы узнать побольше. Вы действительно провели на вилле всю ночь?
- Ну конечно!
Скворец кивнул.
- Час уже поздний, мы устали, как и вы. Давайте отдохнём, а завтра доведём допрос до конца.
Ястреба к его великому неудовольствию отвели на ночлег в клетку. Заботливый бургомистр приобрёл их несколько.


В гости к знаменитости


Рано утром Дятел разбудил своего крепко спавшего шефа.
- Я сейчас позвонил режиссёру.
- И он послал вас к чёрту? – спросил скворец, зевнув и встряхнув головой.
- О да, но я был с ним так терпелив, что он смягчился. Заверяет, что Ястреб был на пиршестве всю ночь. Он привлекал к себе внимание тем, что налегал на земляничный пудинг и торт с засахаренными фруктами. Для Ястреба это необычно.
- Выходит, наш приятель говорит правду?
Дятел кивнул.
- Придётся его выпустить, – пробормотал он с сожалением.
Герр Цвик, подумав, позвонил в сыскное бюро:
- Есть новости о Ястребе или режиссёре?
Ему ответили, что по радио и телевидению не было ничего ни о том, ни о другом, но в только что полученной газете о режиссёре напечатана статья. В ней говорится о его достижениях, о наградах, а также о помехах в работе, как, например, ссора с Ястребом.
- Что-что? – взбодрился сыщик.
- Только то, что была ссора. Больше ничего не сказано, – ответили ему.
Он передал услышанное Дятлу, добавив:
- Ястреб ни слова не проронил о ссоре. Надо узнать, из-за чего она была и как произошло примирение. Нам поможет только полная ясность.
Скворец и Дятел немедля полетели к режиссёру и вскоре опустились на посыпанную песком площадку перед виллой цвета апельсина с белоснежными колоннами внушительного портала. По сторонам здания и позади него простирался ухоженный сад.
- Сейчас мы увидим обладателя пяти золотых «Оскаров», – сказал герр Цвик, имея в виду, что тем, кого награждают премией «Оскар», вручаются золотые статуэтки.
Из дверей, украшенных резьбой, вышел Страус важного вида, направился к гостям, картинно держа голову немного набок. Он оказался дворецким. Осведомившись у прилетевших, кто они такие, и выслушав герра Цвика, Страус заметил, что о посещении следовало предупредить. Затем провёл визитёров в гостиную, указал на кресла.
- Господин Цинциннати работает с автором сценария, прошу вас присесть, – произнёс он. – Я сейчас спрошу, будет ли вам уделена пара минут.
Страус не спеша прошествовал через гостиную.
- Я думаю, это выход в сад, – герр Цвик кивнул своему помощнику на дверь, в которую вышел дворецкий, и через миг оба очутились около неё.
Дятел осторожно открыл дверь. Перед ними предстал окружённый деревьями луг, то был теннисный корт. Аллигатор в кипенно-белых шортах и рубашке поло послал мяч молодой симпатичной даме кенгуру, тоже одетой в белое.
Герр Цвик притворил дверь и, выразительно глядя на Дятла, проговорил:
- Так работают с автором сценария.
Знаменитый режиссёр был аллигатором, который родился в Америке на реке Огайо близ города Цинциннати и по его названию получил своё имя.
Гости вновь сели в кресла, ожидая дворецкого, который появился спустя десять минут. Он сообщил:
- Герр Цинциннати выкроит для вас чуток времени, но надо подождать.


Новый оборот


Режиссёр вошёл в гостиную в пурпурном банном халате. Спросив посетителей, чему он обязан случаем видеть их у себя, Цинциннати заявил ворчливо:
- Я ответил по телефону, о чём меня спрашивали. Что, собственно, натворил этот Ястреб?
Герр Цвик заговорил с самым почтительным видом:
- Ценя ваше время и не досаждая вам деталями, скажу главное – он обвиняется в преступлении. Я буду очень признателен за ответ: вы уверены, что он пробыл на банкете до конца, никуда не отлучаясь?
- Я уверен! – объявил аллигатор.
- Но у вас собралось так много гостей! Неужели Ястреб всегда был на глазах?
- Ну да! Он заметил, что значит быть известным, и ему хотелось известности как можно больше. Поэтому он липнул ко мне, не отходя ни на шаг, чтобы показать, какие мы друзья. Это надоедало, но я терпел, – произнёс режиссёр снисходительно. – Он хорошо справляется с ролью в моём новом фильме.
- Я читал, что это будет жутко захватывающий фильм ужасов, – сказал сыщик, всем видом показывая, что заинтригован. – По-моему, «Вампир в буром оперенье»?
Цинциннати улыбнулся. Разговоры о его кинокартинах были ему по душе.
- Я уверен, что это тоже будет фильм года.
- Итак, вы вновь стали довольны Ястребом? – спросил герр Цвик.
Режиссёр посмотрел на него с недоумением:
- Что значит «вновь стали»? Я отношусь к нему, как и относился. Он не обманул моих надежд, играл свою роль, понимая, чего я от него требую. Это совсем неплохо для первого раза.
- Для первого раза, – пробормотал Дятел.
Он и его шеф повернули головы друг к другу. Затем герр Цвик повернулся к режиссёру:
- Вы хотите сказать, что это не тот Ястреб…
- Который сыграл в «Мстителе с гор»? – договорил за него Дятел.
- Конечно, не тот! С тем нельзя работать, хотя он талантлив и далеко бы пошёл. Но у него невозможный характер.
- В чём это выразилось? – спросил герр Цвик.
- Он вызвал Мопса и Павлина, моих лучших актёров, на дуэль! Дуэль на турецких ятаганах, вы только представьте! Из-за каких-то мелочей! Мопс едва не получил инфаркт, а у Павлина было нервное расстройство. Оба слегли, и я потерял неделю работы над фильмом.
- Дуэль состоялась?
- Ну что вы! Я же вам сказал – актёры неделю не вставали с постели. Я прогнал этого Ястреба с моих глаз.
После паузы герр Цвик задал вопрос:
- Итак, этот Ястреб не был приглашён на банкет у вас в саду?
- Само собой разумеется, нет! – ответил обладатель пяти золотых статуэток.


Гордый дух


Герр Цвик и Дятел полетели назад в парк. Как только они вернулись в лиловую палатку, к ним повели Ястреба. По бокам от него шли грачи с арбалетами наготове, позади следовала команда также вооружённых арбалетами соек. Ступив в палатку, не дав герру Цвику сказать слова, арестованный потребовал:
- А теперь выпустите меня! И почему я не слышу извинений?!
- Сожалею, что должен вас разочаровать, – отчётливо проговорил герр Цвик своим чуточку скрипучим голосом. – Ваше алиби не подтверждено.
Дятел подскочил к Ястребу и прокричал:
- Вы не были на банкете в саду у Цинциннати!
Арестованный помешкал с ответом, но потом сказал упрямо:
- Я был там!
Герр Цвик, смерив его взглядом, произнёс:
- Вы и сейчас не хотите пригласить адвоката?
- Оставьте ваш совет при себе! Я уже сказал, что не нуждаюсь ни в чьей помощи. Я сам защищу себя! – заносчиво ответил Ястреб.
Детектив подумал, что видел много дерзких типов, но такой перед ним впервые. После паузы он задал вопрос:
- От кого вы узнали про земляничный пудинг и торт с засахаренными фруктами?
- То и другое я видел своими глазами! – Ястреб повысил голос почти до крика и оскорблённо закончил: – Вы мне не верите?
- Разумеется, нет, – ответил детектив с мягкой грустью.
- Ага, разнюхали всё про скандал с Цинциннати! Своё дело вы знаете, ищейки, но вам не понять самоуважение артиста, его гордый дух! – голос арестованного дрожал. – Эти Мопс и Павлин упивались хвастовством. Их послушать, так они своим талантом затмили всех актёров на свете! А когда я вызвал на дуэль одного да второго, оба наделали в штаны. Но Цинциннати обвинил меня в срыве его работы и отнял роль в новом фильме.
Герр Цвик с удивлением увидел в глазах Ястреба слёзы. Тот произнёс сокрушённо:
- Сила на стороне ничтожеств в этом мире выскочек! – Он сдержал себя, чтобы не раскричаться: – Мне хотелось узнать, кем меня заменят. Я слышал, что режиссёр где-то нашёл другого Ястреба, и я убедился, какое он ничтожество! – воскликнул арестованный с торжеством. – Как он подлизывался к Цинциннати! А когда стал уплетать земляничный пудинг и торт с фруктами, я едва не сплюнул. Это угощение для Ястреба?!
- Как же вы так много увидели, а Цинциннати вас не заметил? – сказал детектив.
- Подобные господа не вспомнят ни одного из пятидесяти. На таких не смотрят.
- Из пятидесяти? – спросил герр Цвик.
Ястреб, склонив голову, пробормотал чуть слышно:
- Я был одним из пятидесяти официантов.
Скворец и Дятел воззрились на него, поражённые.
- Я опустился до столь низкой роли, но зато узнал, что хотел! – заявил он. – Режиссёр, отказавшись от меня, довольствуется пустышкой. Равного мне он не найдёт! – Глаза Ястреба победно сверкнули. Он добавил: – Чибис, Вальдшнеп, Куропатка и другие официанты могут подтвердить, что я всё время пробыл на банкете.
Дятел повернул кепи козырьком назад.
- Почему вы не сказали сразу, что были на вилле Цинциннати официантом?
Ястреб произнёс с презрением:
- Гордый дух для вас – загадка!


Снова на свободе


Герр Цвик побеседовал с Судьёй в его стойле, обставленном самой простой мебелью. Мадам Вонг была тут же. Детектив сообщил им, что официанты подтвердили алиби Ястреба, поэтому нет оснований держать его под арестом.
Горный козёл изрёк глубокомысленно:
- Когда нет оснований, то их нет. Есть закон.
От шефини полиции едва ли укрылось, что он недоволен работой детектива.
- Ястреб наградил себя позапрошлой ночью – набил брюхо лягушками и рыбками, – произнесла она ядовито.
Герр Цвик ответил спокойно:
- Те, кого можно в этом подозревать, составят длинный список. На Ястребе подозрений не больше, чем на других. Я уверен, что, когда мы узнаем правду о бабушке Карпихе, то будет ясно, и кто устроил ту страшную ночь.
Судья заметил, что и ему не чужда эта мысль.
Из-за зелёной изгороди донёсся голос Михаэлы, она искала герра Цвика. Придя утром в парк, девочка узнала об аресте Ястреба и переживала за него. Детектив был рад её успокоить:
- Ваш приятель будет сейчас отпущен.
С этими словами он повёл девочку на луг, где появился Ястреб.
- Герр Цвик, вы узнали, что он не при чём! Как здорово! – вскричала Михаэла в восторге и захлопала в ладоши. – Я рада за тебя, Ястреб!
Он любезно поблагодарил её и спросил, смотрела ли она фильм «Мститель с гор». Оказалось, что нет.
- Тогда поспеши! Он идёт в кинотеатре «Орион».
Ястреб взмахнул крыльями, описал круг над лугом и издал тот свой победный крик, который звучал в фильме. Дятел взирал на него, раскрыв клюв и так задрав голову, что его кепи свалилось ему за спину.


Узнанное Галкой


- Дело торопит, – сказал герр Цвик и вернулся со своими помощниками в лиловую палатку.
Было время обеда, которое позволяло и потолковать о работе. Чайка на электрической плитке разогрела суп-полуфабрикат в банке, шеф расставил тарелки. Затем объявил:
- Послушаем, что расскажет нам Галка.
Галка, получившая задание разузнать обо всех происшествиях перед той ночью, когда исчезла бабушка Карпиха, начала с того, на чём окончила рассказ в прошлый раз.
- Орангутан вырвал у Барсука больной зуб. Кошелёк горного козла, Судьи, нашёл Кролик и вернул владельцу. Ещё я сказала, что Фазан отпраздновал свой день рожденья в ресторане герра Цапли. Герр Ландрас отвечал за доставку свежих продуктов, но водитель автофургона опоздал, гости ждали обеда целый час. Фазан напустился на герра Цаплю, но тот доказал, что виноват водитель, который, в свою очередь, сослался на поломку машины: её пришлось ремонтировать.
Герр Цвик спросил своих сотрудников, не находит ли кто связи чего-либо из происшедшего с их делом.
- Дятел, задумавшись, пробормотал:
- Зуб Барсука, потерянный и найденный кошелёк Судьи, опоздание с обедом на дне рожденья Фазана. Связи с исчезновением старушки-рыбы я не вижу.
- Так! – сказал шеф. – У нас нет нужной информации. Мы довольно много узнали о жителях парка, а теперь должны обратить пристальное внимание на обитателей озера. Того, что сказала мадам Вонг, мало. Нам надо побольше узнать о Лине, о внуке бабушки Карпихи, о Щуке. Короля озера я беру на себя.
Герр Цвик позвонил по мобильнику в резиденцию его величества и договорился о встрече.


Куда не проникает и лучик света


Герр Цвик надел костюм аквалангиста с аквалангом, что ему доводилось делать нечасто. Скворец не был хорошим ныряльщиком, под водой чувствовал себя неуютно, но при его работе приходилось переносить всякое. Во тьме глубокого озера могла подстерегать опасность, но он счёл, что оскорбит короля, взяв с собой подводное ружьё.
Нырнув в воду, он отплыл от берега и повернул вправо, как ему объяснили. Вскоре он достиг мыса. Его сторона под водой была очень крутой. Вьюны и головастики любят строить свои жилища на таких склонах. Пловец обогнул мыс и очутился во тьме подводных зарослей, это были настоящие джунгли. Он нашёл узкую просеку, вплыл в неё и стал продвигаться, освещая путь маленьким фонариком. Вскоре перед пловцом обозначилась поверхность с небольшой впадиной. Погружаясь глубже и глубже, он увидел, что она расширяется, и оказался перед гротом, в чьей глубине осветил фонариком закрытые ворота из двух гигантских створок раковины.
Перед воротами стоял на карауле воинственного вида Судак с алебардой и щитом. Судак выставил алебарду перед собой, заслонился щитом и крикнул:
- Стой! Назад!
Гость в маске аквалангиста назвал себя через радиоустройство, добавив:
- Вас не могли не предупредить обо мне.
Страж медлил, он необыкновенно нравился себе в своей грозной позе. Наконец сказал неохотно, что его предупредили. Он нажал кнопку на створке раковины, открылся проём, и лишь только аквалангист вплыл в него, ворота опять наглухо закрылись.
Гость был в помещении, которое озарил свет фонарика, впереди различалась закрытая дверь. Он двинулся к ней, но тут с другой стороны помещения открылась маленькая едва заметная дверца, впустив весьма упитанного Окуня.
Гость оценил красоту его пунцовых плавников и полосатого облачения из сверкающей чешуи.
- Я приглашаю вас во дворец его величества! – произнёс Окунь приятным мелодичным голосом и вручил гостю пластинку с записью. – Прошу вас прочитать о церемонии приёма, которая состоится. Этой традиции четыре века.
Герр Цвик прочитал:
- Гость вступает в перламутровый зал. Здесь его встречает служитель и сопровождает в янтарный зал. Тут ожидают представитель дворецкого и второй служитель. Гостя ведут в малахитовый зал. Сюда входит офицер стражи и провожает посетителя в бирюзовый зал. Здесь его и сопровождающих встречает сам дворецкий, все направляются в яшмовый зал. В нём ждёт распорядитель церемонии, за ним все следуют в нефритовый зал, где гостя принимает первый министр королевства. Отсюда шествуют в тронный зал к его величеству.


Его величество король


Прочитав всё, герр Цвик растерялся. Какая долгая церемония его ждёт! Окунь внимательно наблюдал за скворцом.
- Церемония занимает сорок девять минут! – произнёс он торжественно.
«С ума сойти!» – воскликнул про себя герр Цвик.
- Вы хорошо представили то, что предстоит? – задал вопрос Окунь.
- Очень хорошо, – пробормотал детектив.
- Хорошо представить – самое важное! Увидеть роскошь, красоту каждого зала, единственного в своём роде! Ничего подобного вы нигде больше не увидите.
«Сорок девять минут! Вот незадача!» – молча сетовал скворец.
- Итак, вы представили? – спросил Окунь ещё раз. – Чудесно! А саму процедуру мы упростили. Прошу вас.
Окунь слегка коснулся герра Цвика плавником и выплыл в дверь, из-за которой давеча появился. Аквалангист держался за ним. Некоторое время они плыли по тоннелю и вдруг очутились в причудливой подводной пещере со стенами светло-бурой глины, на которых проступали корни деревьев, что росли вверху на берегу озера. С куполообразного потолка свисала круглая лампа, она выглядела, как луна в беззвёздную ночь.
Посреди невиданного зала возлежал в кресле-качалке огромный Сом. Два тёмных уса с его верхней губы спускались до полу, ещё четыре уса росли под нижней губой, они были покороче и жёлто-зелёного цвета.
- Его величество король! – провозгласил Окунь и оставил гостя и Сома наедине.


Искусство охоты


Скворец поклонился и стал благодарить короля за то, что тот нашёл возможность отложить свои государственные дела и дать ему аудиенцию. Герр Цвик припомнил всё, что читал и слышал о приёмах у королей, и сыпал словами, выказывающими почтение.
- Оставьте высокопарные речи, – сказал король просто. – Какие там важные государственные дела? Моё королевство, озеро и парк вокруг него, – захолустье, быть здесь королём – унылая обязанность.
«Он не стремится пустить пыль в глаза», – подумал герр Цвик.
Он читал, что королям нельзя задавать вопросы, и, хотя имел право спрашивать, попытался делать это не напрямую.
- Я должен вам доложить, – проговорил детектив почтительно, – как идёт расследование, связанное с исчезновением бабушки Карпихи. Оно привело к тому, что преступника надо искать в озере.
Король кивнул.
- Вам, конечно, известно, что я беседовал с мадам Вонг, – промолвил он. – После исчезновения бабушки Карпихи было съедено множество лягушек и рыбок. Я обещал мадам Вонг, что ей будет передана каждая новость, которая может навести её на след виновного или виновных в том и другом деле.
Его величество качнулся в качалке, и детектив заметил, что он подавил зевок.
- Мои служащие, – продолжил король, – малообразованны, не имеют опыта, от них нельзя ждать чего-либо разумного. А я очень обеспокоен происшедшим с бабушкой Карпихой. Она старейшая из моих подданных. Увы, пока нет ничего, что пролило бы свет на загадку.
- Но Щука сфотографировала то, что походит на змею, – осторожно вставил герр Цвик.
Король тотчас оживился.
- У Щуки прекрасные манеры, она обворожительна…
- Фотография может многое дать, – прервал его детектив.
- Хм, – король нехотя сменил предмет разговора. – У нас не живут змеи. На змею может походить торчащая ветвь какого-нибудь обломка дерева, скрытого водой. Малейшей волны достаточно, чтобы показалось, будто ветвь двигается.
- Считают, что это может быть хвост Дракона, – возразил герр Цвик.
Король с силой качнул кресло-качалку.
- Ах, уж этот Дракон! – сказал он с насмешкой. – Бургомистр докладывал мне о слухах. У нас много падких на фантазии.
Скворец смутился.
- Однако вы запретили вашим подданным бывать в той части озера, где видели, возможно, Дракона.
- Если никто не будет туда соваться, не будет оснований для вымыслов! – произнёс король суровым тоном.
Он заметил, что его гость бросил взгляд на картину на стене. Повернувшись вместе с креслом-качалкой к картине, указывая на неё, Сом сказал:
- В своё время не могло быть глупых слухов ни о каких драконах. Всем хватало страха перед королём. Мой отец бывал поистине страшен в своём гневе, но он никогда не гневался без причины.
Герр Цвик приблизился к картине, которая представляла собой портрет.
- Живописцу удалось хорошо передать, – продолжал король, – как добродушен обычно был мой отец.
«Я бы не сказал», – подумал герр Цвик.
С картины смотрел матёрый Сом, чьи холодные глаза не обещали ничего доброго. Усы были белыми от преклонных лет.
- Краски хотя и водоустойчивы, но всё же выцвели, – сказал король, поднявшись с кресла-качалки.
Гость заметил, что он встал перед другими картинами, заслоняя их. Детектив тотчас подплыл к ним с другой стороны. На одной картине старый король широко раскрыл пасть, собираясь проглотить утёнка. На другой заглатывал ерша с головы.
- Это было в старые времена, когда поборы на таможне мешали привозить нам достаточно морской рыбы, – проговорил его величество тоном оправдания. – Король должен был владеть искусством охоты. Вот здесь он заглатывает ерша спереди, а не сзади, как делают со всеми остальными рыбами. Ёрш очень колюч, его иглы торчат назад, и с хвоста проглотить его невозможно. Поэтому его надо так подстеречь, чтобы перед вами оказалась его голова.
- Должно быть, это чертовски трудно, – пробормотал герр Цвик, думая: «А как насчёт тебя самого в роли охотника? Знание дела ты показал».
- Разумеется, мне не по душе то, что изображено, – счёл нужным пояснить король. – Не подумайте, будто для меня удовольствие – глядеть на это. Я ценю картины как предметы искусства.


Нападение в подводных джунглях


Король произнёс несколько фраз о живописи вообще и о ценности его картин, в частности, и сухо попрощался с гостем.
Аквалангист выплывал из зала с мыслью, как не понравилось его величеству то, что он увидел короля-отца не только на показанном портрете, но и на других картинах. В одиночестве детектив проплыл по тоннелю до прихожей, здесь ему пришлось довольно долго ждать. Наконец появился Окунь. Он пожелал герру Цвику всего доброго и открыл ворота.
Двинувшись от грота по просеке в зарослях, детектив поймал себя на чувстве, что за ним наблюдают. Он водил вокруг лучом фонарика, стремясь им пробиться сквозь тьму, но видел справа и слева только гущу уходящих вверх стеблей камыша.
Впереди с левой стороны просеки обрисовалось что-то большое и тёмное. Похоже, что это было нечто живое, и пока оно не перекрыло путь, аквалангист решил всплыть на поверхность.
В этот миг то, что он видел, оказалось перед ним. Это был кто-то огромный, весь обвитый водяными растениями, которые не скрывали лишь два сверкающих глаза. Детектив получил сильный удар в голову, отчего едва не потерял сознание. Неизвестный старался притиснуть аквалангиста ко дну озера, тот, сопротивляясь, пустил в ход крылья, однако противник был слишком велик. Герр Цвик попытался ослепить его, направив луч фонарика ему в глаза, в его свете блеснуло лезвие ножа. Оно двинулось к шлангу, по которому подавался воздух из баллона в маску. Детектив прижал фонарик к глазу нападавшего.


Это был Дракон?


Огромное бесформенное тело медленно отдалилось. Оглушённый герр Цвик всплыл на поверхность озера. Увидев сквозь очки сияющее солнце, он ободрился, собрал все силы и приблизился к берегу. Здесь оказались Селезень и Утка, они помогли ему выбраться из воды, сняли с него костюм аквалангиста и отвели в лиловую палатку.
Когда прибыли сотрудники, герр Цвик уже пришёл в себя. Он рассказал, что произошло.
- Как вы могли отправиться под воду один и без оружия?! – вскричала Чайка, волнуясь. – Я должна была быть с вами!
«У неё не напускная заботливость», – отметил скворец не без радости.
- Надо вызвать врача! – заявила Чайка.
Герр Цвик заверил, что с ним всё в порядке, врач не нужен.
- Хорошо, если не нужен, – сказала она, а он подумал: «Могла бы не соглашаться так сразу».
Чайка перешла к вопросу, который взбудоражил всех:
- Кто напал на нашего шефа?
- Дракон? – произнёс Дятел то, что было у каждого на уме. Потом добавил: – Или себя замаскировал растениями кто-то из обитателей озера?
- Он не обязательно житель озера, – возразила Галка. – А если это кто-то, кто живёт на суше, умея плавать и нырять? Например, Выдра. Или Лис, на котором, между прочим, остаётся подозрение, что он съел бабушку Карпиху.
- Но за ним следят помощники мадам Вонг, – заметил герр Цвик.
Одно было ясно: его хотели устранить из-за того, что он узнал что-то опасное для преступника.
- Так что же такое я мог узнать? – обратился детектив к сотрудникам. – Обсудим, что и о ком нам уже известно.
Начали с Линя, который не любил бабушку Карпиху. О нём не выяснили ничего нового. Он неумный болтливый тип, не способный что-либо скрыть. Говорить он может, а сделать – вряд ли.
Что до внука бабушки Карпихи, то подтвердилось: он думает лишь о деле, которое принесёт деньги. Однако, при всей любви к ним, он ни разу не был замечен в нечестности.
О Щуке. Всё говорит за то, что она знает, как нравится мужчинам, но держится так, будто к этому равнодушна. На самом деле для чего ей фотоаппарат? Только лишь ради снимков или чтобы привлекать к себе внимание?
Его величество король. О нём не хотят говорить. Чувствуется, что его боятся, хотя никто не упомянул, что он был когда-либо жесток или несправедлив. Вероятно, действуют воспоминания о его мрачном, грозном отце.
Чайка и Галка предположили, что о короле, может быть, что-то скажет Саламандра. Она живёт на берегу как раз над его подводным дворцом и бывает там, когда случаются неполадки с электричеством. Саламандра разбирается в нём и вообще в технике, её считают умной.
Герр Цвик заинтересовался.
- Умная голова может дать нам зацепку.
Он решил пригласить в палатку Саламандру и побеседовать с ней.


«Покажите фонарик»


Когда Саламандра вошла, предупреждённые сотрудники оставили её наедине с шефом. Он надеялся, что так она почувствует себя свободнее, станет разговорчивее. На ней отлично сидел длинный чёрный сюртук с двумя цепочками ярко-жёлтых пятен на спине, выпуклые круглые глаза были без блеска, казались чуть сонными.
«Судя по виду, ничего особенного, кроме костюма, – подумал детектив. – Ну, посмотрим, что окажется на деле».
Он начал непринуждённо:
- Его величество король окружён таким почтением, он полон сил. Наверное, можно позавидовать тому, как он счастлив.
- Лучше не завидовать, – произнесла Саламандра. – Он считает себя несчастным.
- Ну что вы? – герр Цвик показал своим тоном и выражением, как он удивлён. – Какова же причина?
- Он полагает, что необыкновенно одарён, а его окружение неспособно это понять и оценить. Его изводит мысль, что всю свою жизнь он будет непонятым. И он отыгрывается на тех, кто рядом. Королева на грани нервного срыва. Если кто действительно несчастен, так это она.
Её величество, узнал детектив, родом из Италии, из королевского дома сомов реки Тибр. Река загрязнена отбросами, они скапливаются на берегах, на них у воды садятся вороны. И сомы, выпрыгивая, хватают их. Этой забаве предавался и старый король, он пробовал приучить принцессу делать то же. А ей претило всякое насилие, она не подчинилась, но её душа осталась израненной. Выданная замуж страдалица чувствует себя оскорблённой, если супруг не в себе и молчит. А он дразнит её – бранит закон, который воспрещает проглотить головастика. Доходит до ссоры, её величество запирается в своих покоях.
- То есть у короля сложный характер, – мягко и рассудительно проговорил герр Цвик.
- Он считает всех примитивными существами, – заявила Саламандра. – Обвиняет их, что они не смыслят в технике. Но у многих от рождения есть способности, при каких техника не нужна.
Герр Цвик вздохнул.
- Что до меня, то я не могу обойтись без приборов. Обыкновенный фонарик спас мне жизнь.
Он рассказал о нападении в надежде, что Саламандра поделится подозрениями. Она слушала внимательно, но не проронила ни слова. Явно опасалась говорить на эту тему.
Выдержав паузу, детектив спросил напрямик:
- Кто, по вашему мнению, мог на меня напасть?
Саламандра, вместо ответа, попросила показать ей фонарик. Детектив, ожидавший не этого, исполнил её просьбу. Повозившись с фонариком, Саламандра повернулась к скворцу:
- Он не мог никого ослепить, батарейка почти села.
Фонарик едва светил.
- Но, может быть, он теперь испортился? – спросил герр Цвик.
- Исключено.
Детектив вспомнил, что свет был слаб, когда он боролся с нападавшим. До сего момента он думал, что это ему казалось из-за удара в голову.
«Если он не был ослеплён, то почему ретировался? Принял фонарик за оружие и испугался? Решил довести дело до конца в другой раз?» – задавался вопросами герр Цвик.


Два числа


- Кое-кто пользуется техникой для обмана. Какой случай был у нас в озере! – заговорила Саламандра с живостью. – Некая фирма предложила королю купить дорогие приборы. Ведь он не знает точное число своих подданных, а ему обещали определить не только это, но и сколько мальков появляется из уймы икринок после икрометания.
По словам Саламандры, товар был немедленно представлен королю. Агенты фирмы предложили для пробы сосчитать, сколько в озере упавших в него коряг, ветвей и их обломков. На воду был спущен управляемый на расстоянии кораблик, с которого лазерным лучом вёлся поиск. Компьютер на берегу производил подсчёт. Королю сообщили, что в озере найдено тысяча сто восемьдесят семь коряг и веток, как плавающих на виду, так и скрытых в камышах или уже лежащих на дне.
- Все были поражены новой техникой, но я сомневалась. Кто удостоверит, что названное число верно? – рассказывала Саламандра. – Я решила проверить, обследуя всё озеро, считая коряги, ветви, их обломки.
Конечно, ей понадобилось гораздо больше времени, чем кораблику и компьютеру, она закончила свой труд далеко за полночь. Зато усилия были вознаграждены. Результат – тысяча сто восемьдесят восемь. Техника не досчиталась одного предмета.
Король в эту ночь, как обычно, страдал бессонницей, мучился от скуки, и его развлекло, что Саламандра сообщила другое число, нежели техника. Он распорядился связаться с владельцем фирмы Попугаем, подняв его с постели, и сказать ему, что его приборы врут. Тот ответил по мобильнику, что это совершенно исключено, его приборы надёжны, и он это докажет на месте.
Попугай прилетел к озеру, куда доставили кораблик и компьютер, обследование повторили. Результат совпал с результатом Саламандры.
- Попугай признал, что его приборы ошиблись? – спросил герр Цвик с любопытством.
- Нет, он настаивал, что не сомневается в своей технике. Просто в озеро упал ещё один сук. Через некоторое время, сказал он, результат опять вырастет: ведь высохшие и подгнившие ветви не перестанут падать.
Саламандра рассказала, что на другой день озеро обследовали, и результат оказался, как в первый раз: тысяча сто восемьдесят семь.
Герр Цвик, поглядывая на неё, подумал вслух:
- Что ветвь может упасть в озеро, понятно, но исчезнуть оттуда – это странно.
- Ошибка хвалёной техники, якобы не знающей ошибок! – заключила Саламандра с довольной усмешкой.


Задание получают плавунцы


Гостья вышла, оставив герра Цвика погружённым в раздумья: «Неужели технике нельзя доверять?» Он привык полагаться на науку. Позвав сотрудников, поведал им то, что услышал от Саламандры.
- Я закажу в городе тысячи две с половиной микрочипов с номерками, Галка полетит и наймёт аистов из службы доставки, чтобы заказ был здесь, – сказал он. – Нам самим нужно подсчитать в озере коряги, ветви, их обломки и все их снабдить микрочипами.
- Вот к чему привело несогласие Саламандры с техникой! И вы этим заразились, шеф? – заметил с иронией Дятел, понимая, однако, что у шефа на уме что-то важное.
Тот сказал:
- Надо проделать дело в строгой тайне. Кому можно было бы поручить его?
- Жукам плавунцам, – предложила Чайка. – Их кругом такое множество! Никто не обращает внимания на то, чем они заняты.
Галка и Дятел с ней согласились.
- Вы и нам не откроете тайну? – спросил Дятел шефа.
- Почему же, – с иронией, в тон ему, ответил герр Цвик. – Я сравню возможности науки и плавунцов. Если будет посрамлена наука, вы понимаете, чем обернётся огласка?
Дятел слетал к плавунцам, которые были везде, где вода, и сообщил по возвращении:
- Они требуют восемь тысяч четыреста тридцать девять икринок лосося, который ловится в Атлантическом океане.
- Дороговато, но что поделаешь, – сказал со вздохом герр Цвик.
Работу следовало начать с наступлением ночи и закончить к рассвету. Синоптики предупредили о ненастье, но детектив решил, несмотря на него, провести задуманное. Он распорядился укрепить палатку.
Аисты уже доставили пакеты с микрочипами, каждый из которых был меньше манной крупинки. Один аист принёс и маленький радиолокатор для улавливания сигналов, его подсоединили к компьютеру.
Стемнело, в небе зажглись яркие звёзды, бурю ничто не предвещало. Плавунцы по обыкновению скользили в тихой воде, уходили вглубь, и никто не замечал, что на этот раз они на каждую корягу, ветвь, на каждый обломок дерева на поверхности и на дне сажают крохотный микрочип.
В лиловой палатке перед монитором компьютера сидел герр Цвик, рядом были Чайка и Галка. Вошёл Дятел и сказал, что всё сделано.
- Последней была ветвь в дальней стороне озера, в камышах.
Шеф кивнул.
- Я вижу на экране число предметов, но мне будет интересно их движение.
- Движение? – Дятел был изумлён. Он обменялся взглядом с Чайкой и Галкой.


Буря


Вдруг сильный порыв ветра отвлёк всех. Оглушительные раскаты грома разнеслись над парком, на палатку обрушился ливень. Дятел, глядя наружу, воскликнул в тревоге:
- Озера не узнать! Только что была зеркальная гладь, а теперь что?
Налетавший ветер гнал к берегу волны, становясь всё сильнее. Молнии сверкали так близко, что их вспышки были видны сквозь материю палатки. Гром грохотал почти непрерывно.
- Включённые электроприборы притягивают молнию, – предупредил Дятел. – Мы рискуем жизнью, шеф!
Тому тоже было весьма не по себе, но он ответил, что опасности встречаются им не впервой, они сами выбрали такую профессию.
Палатку едва не срывало с земли. Герр Цвик прошептал:
- Это настоящий ураган!
Деревья в парке качались, скрипели, трещали. Озеро обратилось в бурные пляшущие волны. Компьютер герра Цвика был запрограммирован так, чтобы показывать, если какая-нибудь коряга или ветвь сдвинется с места, и он оказался перегружен, от него летели искры.
- Монитор показывает несусветное, – объявил детектив.
Действительно, если верить экрану, одни плававшие коряги ложились на дно, другие, наоборот, поднимались с него, вылетали из воды, а некоторые неслись против ветра. Всё это было совершенно немыслимо.
- Техника перестала нам служить! – воскликнул герр Цвик.
«Всё пошло не так», – подумал он лихорадочно.


Против бушующей природы


Вой ветра был таким мощным, что в палатке приходилось кричать, чтобы услышать друг друга. Герру Цвику вдруг пришла в голову идея.
- Я знаю, кто может нам помочь! – вскричал он. – Летучие мыши способны улавливать сигналы микрочипов!
- О да! – воскликнули в один голос Чайка и Галка.
Но как в такую бурю добраться до летучих мышей, чьи жилища находились в дуплах деревьев в чащах парка?
- Полетим Дятел и я! – решительно заявил скворец.
Чайка попыталась его удержать, но он был неукротим.
Дятел с сожалением снял своё кепи, которое всё равно бы сорвало. Он и шеф выползли из палатки, ветер с дождём хлестнул их по глазам. Герр Цвик попытался взлететь, но порыв ветра прижал его к земле, а следующий чуть не унёс, скворец схватился за привязанный к колу канат, который держал палатку.
Унесло бы и Дятла, но он ухватился клювом за крыло своего шефа. Оба держались изо всех сил: скворец за канат, Дятел – за крыло скворца. Тот позвал на помощь. Его сквозь шум бури услышали Чайка и Галка.
- Я пойду наружу, а ты держи меня сзади! – крикнула Чайка подруге и, прижимаясь к земле, выползла из палатки.
Галка крепко держала Чайку за хвост. Та протянула своё длинное крыло Дятлу, он ухватился за него коготками лапок и был возвращён в палатку. Таким же образом оказался спасён и шеф. Оба отряхнулись от воды, пришли в себя.
- Мы ничего не можем поделать против природы, – развёл крыльями герр Цвик. – Придётся сдаться.
- Нет, шеф! Я сделаю, что надо, – раздались слова Чайки.
Он возмутился:
- Не хватало, чтобы мужчины остались в палатке, а девушку отпустили в бурю! Да вас разобьёт о дерево!
- Вы не знаете, как я сильна и как привыкла к штормам на море! – сказав это, Чайка устремилась во тьму.
Герр Цвик бегал по палатке в сильной тревоге за Чайку. Волновались за неё Галка и Дятел. Ураган сотрясал палатку так, что было удивительно, как она ещё стоит. Время тянулось мучительно медленно.
Когда признаки жизни подала рация, все трое бросились к ней. Чайка сообщила по своему маленькому передатчику, что она в дупле старшей летучей мыши.
- Они готовы помочь, но в такой шторм не могут летать.
- Оставайтесь в дупле, там вы в безопасности, – поспешил ответить герр Цвик. – Вы достаточно рисковали.
Он повернулся к Галке и Дятлу:
- Какое счастье, что она жива и невредима! – затем понуро добавил: – Что касается дела, то тут мы бессильны.


Где лежит лесной великан


- Мне кажется, ветер слабеет, – сказала Галка.
Скворец и Дятел с сомнением вслушались. Действительно, свист и вой бури были уже не те. Прошло немного времени, и всё стихло. Трое, выйдя из палатки, изумились полной тишине. Только тьма оставалась непроглядной.
Заработала рация. Чайка передала, что летучие мыши начали работу, они принимают сигналы микрочипов. Как сообщили мыши, все коряги и ветви остались в озере, кроме одной, которая переместилась на сушу и движется по ней.
- Ветвь движется по земле! – воскликнул герр Цвик с торжеством.
- Ураган вывел из строя не только компьютер, но и восприятие летучих мышей! – рассмеялся Дятел.
- Напротив! Они подтвердили моё предположение, – возразил шеф.
Он попросил передать летучим мышам, чтобы они проследили движение объекта. Летучие мыши, как известно, обходятся без зрения, испуская ультразвуковые волны и улавливая их отражение от предметов.
Между тем близился рассвет. Для летучих мышей наступала пора вернуться в свои дупла. Чайка передала по передатчику шефу, что они успели выполнить задание. Интересующий его объект стал недвижим, летучие мыши установили место, где это произошло.
- Где оно? – с нетерпением спросил герр Цвик.
- В юго-западной стороне озера, вблизи берега, в липовой роще. Там лежит огромное гнилое дерево.


Злосчастная колода


Скворец, Дятел и Галка взлетели, уже было светло. Вскоре они увидели Чайку, которая сидела на лежащем старом дереве, оно почернело, местами на нём зеленел мох, разрослись грибные колонии. Упало оно, конечно, давным-давно.
- Летучие мыши уверены, что сигналы микрочипа идут изнутри этого дерева, – сказала Чайка.
- Вряд ли, – высказала сомнение Галка. – Когда я обследовала парк, то была и здесь, оглядывала эту гнилую колоду, а мадам Вонг запускала под неё в землю специальный щуп. Проверяла, не спрятаны ли там остатки бабушки Карпихи.
Галка вскочила на лежащий ствол, стала заглядывать во все углубления и трещины, совать в них клюв. Вместе с ней занялся этим и Дятел, но он ещё в некоторых местах постукивал по гнилому дереву клювом. Потом он подлетел к герру Цвику со словами:
- Шеф, она жива.
Упавшие деревья, бывает, живут ещё более ста лет. Чайка и Галка с интересом осматривали колоду: обрасти грибами, растрескаться и сохранять жизнь! Вот это да!
- Кто, как не я, разбирается в деревьях! – воскликнул Дятел. – Она жива, и внутри у неё дупло.
- Так! – Герр Цвик взлетел, сел на колоду и громко сказал: – Надо вывезти её из парка на исследование! Её распилят на самые мелкие кусочки. Сейчас я отправлюсь за рабочими.
Лежащее Дерево издало чуть слышный скрип, вслед за которым прозвучал старчески скрипучий дрожащий голос:
- Не делайте этого! Я лежу здесь полвека и никому не причинила вреда. Мне нужен лишь покой.
- Вы прячете того, кто обвиняется в преступлении! – произнёс герр Цвик строго. – Если он не выйдет сам, вас придётся распилить и изрубить, чтобы взять его!
Колода скрипнула громче, опять послышался тоскливый голос, который, как поняли сыщики, был обращён к кому-то невидимому:
- Не злись на меня. Если я откажусь, это тебе не поможет.
Еле заметная дрожь пробежала по Лежащему Дереву, вдоль него обозначилась щель, с громким хрустом она расширялась. Герр Цвик и его сотрудники глядели в расселину, они заметили полость внутри колоды, там кто-то был.
- Именем закона я требую, чтобы вы вышли! – произнёс герр Цвик. – Предупреждаю, что у нас оружие и мы имеем право его применить!
Сыщики из осторожности слетели с колоды наземь. Из расселины выползла большая змея – птицы невольно отскочили на шаг.


Как раскрывалась тайна


- Это Водяной Уж! – сказал герр Цвик своим помощникам. – Какой прекрасный экземпляр!
Он обратился к змее:
- Ваше любимое кушанье – лягушки. Вы устроили себе пир в недавнюю туманную ночь.
Водяной Уж молчал. К нему приблизился Дятел.
- Что вы сделали с бабушкой Карпихой? Вы крупны, но всё равно проглотить её не смогли бы. Кто соучастники?
Уж отполз от Лежащего Дерева, поднял голову, огляделся.
- Здесь нет никого, кому я мог бы доверять. Поэтому я не стану отвечать на вопросы.
- Ну что же, сейчас явится представитель здешних властей. – Герр Цвик позвонил по мобильнику мадам Вонг и уведомил её о своей находке.
Потом дал знак помощникам отойти вместе с ним на расстояние, чтобы Уж их не слышал, но был на глазах, и поведал, как пришёл ему в голову план, который они выполнили.
Ему, по его словам, помог рассказ Саламандры. Почему после подсчёта её число оказалось на единицу больше числа, которое показала техника, и почему на другой день техника выдала своё прежнее число? В озеро могла упасть ветвь, но маловероятно, чтобы она сама исчезла.
Детектив не забывал, что Щука сфотографировала нечто похожее на змею. Король сказал, что за змею можно принять ветвь. Но в таком случае может быть и наоборот: почему змею не принять за ветвь? С наступлением ночи змея отправилась в озеро, а на рассвете вернулась на сушу. Саламандра считала коряги, ветви, их обломки ночью, она заметила змею, полускрытую в камыше, но не касалась её и решила – это ветвь.
- Всё понятно и с жуками плавунцами, – продолжал герр Цвик. – Они очень спешили выполнить своё задание – пометить каждый искомый предмет микрочипом, – а не выяснять, живой он или мёртвый. Плавунец увидел нечто недвижное, невероятно огромное для него, приткнул к нему микрочип и вновь устремился на поиск.
Дятел, Чайка и Галка смотрели на шефа с восхищением. Чайка чуть было не сказала, что он гениален, но спохватилась – это могли принять за грубую лесть.
В эту минуту все увидели мадам Вонг, которая проделала путь сюда не иначе, как бегом.


Клетка для злодея


Мадам Вонг со зловещим огоньком в глазах глядела на Водяного Ужа. Казалось, сиамская кошка сейчас пустит в ход свои когти. Было заметно, что ей стоило усилий не сделать это. Она повернулась к герру Цвику:
- Мне нужны детали поимки преступника!
Он, приблизив клюв к её уху, тихо повторил всё то, что только что рассказал своим сотрудникам. Она прошлась вдоль Лежащего Дерева.
- Итак, ты укрывала преступника! – проговорила шефиня полиции. – Я была здесь, рассмотрела каждую трещинку на тебе, проверила почву под тобой, а ты скрывала его внутри и не сказала ничего!
- Вы запускали в меня свои когти, это не очень приятно, но я не жаловалась, – проскрипел старческий голос.
- Эта колода ещё и упрекает меня! – глаза мадам Вонг полыхнули.
В это время подошли чёрный лабрадор Фродо, бургомистр, и горный козёл Судья, две лани везли за ними тачку, на которой помещалась клетка для преступника. Шефиня полиции указала на Водяного Ужа:
- Он находится здесь нелегально и, вне сомнений, питается лягушками. Остальное мы выявим и докажем.
Судья потребовал посадить арестованного в клетку, Уж сам послушно вполз в неё. А вокруг собирались жители парка, на все голоса обсуждали происшедшее. Наконец-то тёмная тайна раскрыта!
Бургомистр нашёл момент подходящим, чтобы произнести речь. Он обратился к Лежащему Дереву:
- Вы выросли в этом парке, тут прошли ваши детство и юность, всю вашу жизнь вы провели тут. Как вы могли предать всё это? Прятать преступника, который поедает жителей вашего родного парка!
Судья внушительно, тоном строгого поучения, добавил:
- Вы должны честно раскаяться! Только это может смягчить наказание.
- Совершенно верно! – продолжил бургомистр. – Вам никто не нанёс никакого вреда после того, как вы тут упали. Вы сможете и далее лежать здесь.
Старческий голос ответил:
- Лежать старой колодой, которая никому не нужна! О которой никто не вспоминает! Я была для вас только гнильём, мусором! И лишь единственное существо стало заботиться обо мне. Девочка Михаэла накладывает согревающие пластыри на мою спину.
- На вашу спину? – Судья разинул рот от изумления.
- Да, представьте себе, у меня есть спина, как и у всех! И она, как часто бывает у стариков и старух, болит. Неужели я буду неблагодарна к той, кто избавляет меня от боли?
Сквозь толпу протолкалась Михаэла.


Спагетти с сыром и кетчупом


Придя утром в парк, Михаэла услышала, что изобличены Водяной Уж и Лежащее Дерево. Она бросилась к ним. Опустившись перед колодой на колени, погладила её и воскликнула:
- Не волнуйся! Я расскажу всё!
Потом подбежала к клетке, где сидел Уж.
- Тебя схватили, как я и боялась, а кто виноват, тот на свободе!
Уж, свернувшийся в клетке кольцом, задвигался. Он рад был видеть Михаэлу.
- Пусть все знают, что я не прикоснулся ни к одной лягушке! Бабушку Карпиху я тоже не трогал! – сказал он.
Герр Цвик стоял в двух шагах.
«Вот из-за кого девочка обратилась ко мне! – догадался он. – Она хотела, чтобы я его спас, поймав настоящего преступника! Но почему она уверена, что Водяной Уж невиновен?»
Михаэла увидела герра Липса, который подошёл и молча слушал. Она обратилась к нему:
- Меня часто видят с этой сумкой, – девочка сняла с плеча сумку. – Я приношу в ней еду моему другу Ужу.
Она достала из сумки пакет, в котором оказались спагетти с тёртым сыром и кетчупом.


Все хотят свободы


Перед домом, где жила Михаэла, был маленький садик с единственным деревом. В одно утро девочка увидела под ним Ужа, который не знал, куда ему деться. Он хотел свободы, которой хочет каждый, и сумел ускользнуть из зоопарка. Михаэла взяла его в дом, кормила его, но он мечтал увидеть настоящий водоём, водяные растения и береговые заросли, зелёный луг – то, о чём рассказывали в зоопарке ужи-старики.
Девочка могла отвезти его в лес, но боялась оставить его там одного. Она стала думать, не найти ли в парке подходящее местечко для Ужа? Однажды она накладывала пластырь на спину Лежащего Дерева и поделилась с ним. А колода давно страдала оттого, что никому не нужна. Теперь она могла быть полезной. К тому же ей хотелось отблагодарить девочку, которая спасала её от боли. И она сказала об убежище, где уместятся несколько ужей, и о том, что умеет так его закрывать – не будет видно ни щёлки.
Михаэла в своей сумке принесла Водяного Ужа в парк. Днём он спал в колоде, ел спагетти с тёртым сыром пармезаном и кетчупом, а лишь только стемнеет, уползал в озеро.
Когда девочка окончила свой рассказ, Уж воскликнул:
- Какая радость – скользить сквозь настоящий тростник и камыш, нырять в глубокий омут, плавать в озере! Это поймёт лишь тот, кто родился и вырос в неволе.


Каким будет решение


Герр Цвик испытующе смотрел на Ужа:
- С кем вы вступили в связь, чтобы похитить и съесть бабушку Карпиху?
- Я повторяю, что не причастен к этому делу! – твёрдо заявил арестованный. – У меня нет знакомых, кроме Михаэлы и Лежащего Дерева. И никому в парке я не сделал ничего плохого.
Уж рассказал, что, когда бывал в озере и кто-то приближался к нему, он замирал, и его принимали за ветвь. Однако от Щуки с её фотоаппаратом он не смог уберечься.
Он знал от Михаэлы об исчезновении бабушки Карпихи, девочка предупреждала, что если его поймают, то объявят виновным. Она просила не появляться в озере, оставаясь в колоде и ночью. Но разве может Водяной Уж не плавать меж водяных лилий? И он плавал, стараясь быть как можно осторожнее. Саламандра не отличила его от ветви.
- И вы не заметили, как плавунец прикрепил к вам микрочип? – спросил герр Цвик.
- Микрочип? – удивился Уж. – Плавунцы часто проплывали рядом, один прикоснулся ко мне, но я не подумал, что он что-то ко мне прикрепил.
- Хм… – герр Липс помолчал и проговорил: – Похоже, мы услышали правду.
Он обратился с мягким упрёком к Михаэле:
- Почему ты сразу не рассказала всё?
- Чтобы Ужа сразу же посадили в клетку?! – вскричала она.
Лесничий почесал затылок, затем достал свою табакерку и набил табаком ноздри.
Михаэла сказала о Водяном Уже:
- Он ещё ничего не ел, а все уже позавтракали!


Мечта Ужа


Водяной Уж с аппетитом поедал свой завтрак. Зрители, обступив клетку, глядели с интересом: «Вот что – его любимая еда, а не лягушки!» Но мадам Вонг оставалась непреклонной.
- Днём можно есть спагетти, а ночью глотать лягушек! – заявила она. – Все знают, что пища ужей – лягушки! Сколько их исчезло в ту туманную ночь! Эта змея – первая из подозреваемых.
Герр Цвик осторожно возразил:
- Лягушек мог съесть и тот, кого называют Драконом. Мы приняли змею на фотографии за его хвост, но это не доказывает, что его нет. – Детектив добавил: – Кроме того, лягушками питаются цапли и сомы.
Воцарилась тишина. Герр Липс обратился к горному козлу:
- Что вы думаете об этом, Судья?
Тот глубокомысленно изрёк:
- Я не устану повторять: надо слушаться закона и только закона!
Он склонил голову, требуя дать ему подумать, а затем произнёс:
- Вина обвиняемого должна быть доказана. Если этого нет, то этого нет!
- Так отпустите Ужа! Я возьму его домой! – вскричала Михаэла.
Мадам Вонг сказала сердито:
- Это недопустимо! Он оказался здесь нелегально, бежав из зоопарка!
Лесничий заметил на это: в зоопарк можно написать, указав, что Уж ни в коем случае не желает там жить. Зоопарку могут возместить его потерю. А пока змея пусть живёт у Михаэлы.
- Вы согласны? – спросил Ужа герр Липс.
- Лучше быть у девочки, чем сидеть в клетке или в зоопарке, – ответил Уж и с грустью закончил: – Раз мне нельзя свободно жить здесь.
- Посмотрим, – сказал лесничий. – Когда дело разъяснится и окажется, что вы в нём не замешаны, вам, возможно, разрешат жить у нас. Мы напишем городским властям.
Судья подтвердил, что это совершенно по закону.


Мадам Вонг верит в своё чутьё


Счастливая Михаэла присела перед клеткой, протянула руки, Уж скользнул к ней.
Герр Липс, бургомистр, Судья, мадам Вонг и герр Цвик стояли поодаль.
- Вам требуется моя помощь в дальнейшем расследовании? – спросил лесничий детектива.
Тот ответил, что доволен сотрудничеством с мадам Вонг. Она была не в лучшем настроении, но эти слова его подняли. Мадам отметила, что детектив – обходительный тип, хотя это не искупает недостатка профессиональных качеств.
По дороге к дому лесничего чёрный лабрадор шепнул ей:
- Как справедлив и добр наш хозяин! Он нашёл лучшее решение о судьбе Ужа!
- Ты уверен, что он сделал это по доброте? – зрачки сиамской кошки сузились. – А если он позаботился о сообщнике?
- Ты всё держишься за своё безумное подозрение! – Лабрадор присел на задние лапы.
- Я не забыла, с каким медовым выражением он говорил о блюдах из карпа! – произнесла недобрым тоном мадам Вонг. – И дверь в помещение без окон он так и держит запертой!
Тем временем герр Цвик и его сотрудники возвратились в лиловую палатку. Дятел спросил шефа, верит ли он в самом деле в невиновность Водяного Ужа.
- Сейчас рано утверждать, что он совершенно невиновен. Но то же надо сказать и о других, кто подпал под подозрение, – объявил герр Цвик. – Вы поняли, о ком я?
- Конечно! Вы так ясно объяснили – других! – Дятел вздохнул.


«Я ничего не видела!»


Шли дни, и мадам Вонг высказала лабрадору Фродо, что детектив со своим расследованием зашёл в тупик.
- Он не назвал никого, кто мог совершить преступление, а лишь доказывает, что те, кто под подозрением, совершить его не могли.
Но герр Цвик следовал своему плану. Он и его сыщики собирали о жителях парка и озера все сведения, какие только можно было собрать, для них ничто не было мелочью.
Галка прилетела к шефу и сказала о том, что узнала от Полевого Воробья. Новый здесь, он был необыкновенно любопытен, подмечал то, на что другие не обратили бы внимания.
- Сегодня он завтракал на террасе ресторана герра Цапли и заметил, что Ондатра, которая там была, едва прикасалась к еде.
После туманной ночи, когда кто-то проглотил множество лягушек и мелких рыбок, Ондатра вздрагивала от каждого всплеска воды. Но сегодня, по словам Полевого Воробья, она была совершенно не в себе.
Поразмышляв, герр Цвик решил навестить её. Лишь только она открыла ему дверь, как тотчас закричала:
- Я ничего не знаю! Я ничего не видела!
«Это значит, что она видела что-то ужаснувшее её», – подумал детектив. Он стал убеждать Ондатру, что от угрозы не спрятаться, если молчать о ней.
- Тем более, что вы живёте в таком хрупком домике.
- Вы не находите того, кто натворил столько зла в ту ночь! Если я заговорю, он навсегда закроет мне рот, – прошептала, вся дрожа, Ондатра.
Герр Цвик заверил её, что ни одна живая душа не проведает об их разговоре. Ондатра глубоко вздохнула, зажмурилась и сдалась. Минувшей ночью она опять видела Дракона.
- Как он выглядел? У него были крылья, когти, хвост?
- Ничего этого я не разглядела. Перед тем, как он скрылся в воде, лунный свет упал на него. Чудовище было чёрным.
- Не напомнил ли он вам кого-нибудь? – детектив пронизывал взглядом Ондатру.
- Я не могу вообразить никого, такого же ужасного! – вырвалось у неё.
Больше ничего не удалось добиться. Очень неохотно Ондатра согласилась показать место, где она видела Дракона.


Маленький сюрприз


Непрестанно озираясь, Ондатра повела детектива сквозь заросли тростника к отдалённой части озера, к заводи, где к воде подступали огромные деревья, широко раскинувшие могучие ветви. Она указала на заросшее камышом место около берега, а затем на поверхность озера, покрытую водяными лилиями:
- Вот здесь он двигался в камыше, а там скрылся под водой.
- Он скользнул в камыш с берега? – спросил герр Цвик.
Ондатра этого не видела.
«Возможно, он вынырнул в камыше, а потом вернулся под воду, – размышлял детектив. – Но могло быть и иначе. Кто-то из жителей парка в облачении, которое его замаскировало, сыграл роль Дракона».
Он поблагодарил свою провожатую, которая поспешила домой, и немедля вызвал сотрудников. Вместе они обследовали место, указанное Ондатрой. Берег зарос папоротником, чертополохом, крапивой.
- Мы устроим здесь засаду? – спросил Дятел.
- Мы обратимся к городской уголовной полиции, чтобы она прислала группу захвата – на этот раз такую, которая действует под водой, – сказал герр Цвик.
Такие группы состояли из специально подготовленных черепах и угрей. Их обычно доставляли к водоёмам на вертолёте, но сейчас нужно, чтобы они тайно, под водой, приплыли в озеро по каналу.
Поговорив по мобильнику с начальником полиции, герр Цвик сказал, что группа прибудет вечером.
Он осмотрелся.
- Мы притаимся здесь. Чайка и я спрячемся вон в тех кустах сбоку от того дерева, – он указал на старый толстый дуб.
Дятел и Галка должны будут сесть на другое дерево немного в стороне.
- Не спускайте глаз с озера, – сказал им шеф. – Если Дракон выйдет из воды, дайте ему отдалиться от озера.
Затем Дятлу следовало взлететь и сесть позади него, преградив ему дорогу назад. Сам герр Цвик и Чайка приземлятся перед ним. Галка отрежет ему путь на юг. Дракону будет открыто только направление на север, потом он может броситься или в середину парка, или свернуть к озеру. Если он устремится вглубь парка, птицы легко его нагонят и не упустят.
- А если он повернёт к озеру, ему придётся пересечь вот это пространство, – герр Цвик показал на поросшее травой место. – Тут его будет ждать маленький сюрприз.
- Маленький сюрприз? – переспросил Дятел.
Шеф кивнул.
- Это химия, мой друг.


Не дать уйти!


Ночь пришла тёплая и удивительно тихая, не ощущалось ни малейшего движения воздуха. Луна, такая огромная, была так низко, что казалось, она села на верхушку ели.
Герр Цвик и Чайка скрывались в папоротнике вблизи старого дуба. Вдруг у его подножия они увидели маленьких существ, луна озарила их, и они засверкали изумрудно-зелёным, жёлтым, лазурно-голубым цветами. То были ящерицы, которых собралось не меньше дюжины, их хвостики мерцали, двигаясь из стороны в сторону. Вытянув их, ящерки уселись на задние лапки, передними держа флейты, кларнеты и другие музыкальные инструменты.
Чайка прошептала на ухо шефу:
- Они играют, но я не слышу ничего!
- И я не слышу, – прошептал детектив.
Музыканты застыли после слов Чайки, а как только ей ответил герр Цвик, подпрыгнули и исчезли.
- Как жаль, что мы их напугали! – посетовала Чайка. – Я шептала так тихо, что лишь вы могли меня слышать.
- У них невероятно тонкий слух, – заметил герр Цвик. – Какое интересное сборище! Но оно не имеет отношения к тому, кто нам нужен.
Между тем им был подан условный сигнал: Дятел дважды стукнул по дереву. Это означало, что он и Галка заметили какой-то предмет на воде. Они не были уверены, что это что-то живое, а не попавшее в озеро полено.
В свете луны предмет едва заметно двигался к берегу меж водяных лилий. Вдруг он начал расти, поднимаясь из воды, ринулся сквозь заросли камыша и оказался на суше. Существо было крупных размеров, в широком чёрном плаще с капюшоном, под этим покровом чувствовалась мощь.
Неизвестное создание приближалось к дубу, около которого в папоротнике затаились герр Цвик и Чайка. Они видели, что под плащом могли укрыться не менее десяти скворцов и десяти чаек, вместе взятых. Птицам понадобилось всё их мужество.
- Стоять! Сдавайтесь! – крикнул детектив.
Он и Чайка включили свои фонарики, выскочили из зарослей и встали перед неизвестным. Он повернул назад, но над ним пронёсся Дятел и, сев на его пути к озеру, направил на него фонарик. Неизвестный замер на месте. Слева от него опустилась Галка, в него ударил ещё один луч, и прозвучало:
- Стой!
Неизвестный приник к земле и прыгнул вправо, куда только ему и оставалось броситься. Чёрный плащ вздулся от прыжка, в свете луны чудовище неслось скачками, чуть касаясь земли. Оно могло устремиться вглубь парка, однако повернуло к озеру и, как предполагал детектив, пересекло покрытую травой лужайку. Там, где оно нырнуло в озеро, на воде остался светящийся круг.
- Мой сюрприз! – произнёс герр Цвик. – Теперь не дать ему уйти!
Детектив обработал траву веществом, которое, стоило ему соприкоснуться с водой, начинало светиться и долго не смывалось.


Ультиматум


Группа захвата, черепахи и угри, были в глубине озера наготове. Увидев под водой свет, они ринулись к его источнику. Чудовище пыталось от них уйти, но они не отставали. Вдруг покрытый светящимися пятнами предмет стал медленно опускаться на дно. Первыми к нему подоспели угри.
- Это плащ! – сообщил один из них.
То, что Дракон, если это был он, сбросил своё одеяние, помогло ему ненадолго. Вещество пропитало материю и оставило светящиеся пятна на его теле. Благодаря им, преследователи заметили беглеца на расстоянии, кинулись следом за ним в просеку, проходившую сквозь джунгли из подводных растений, она привела их к гроту. Они увидели закрытые ворота из двух гигантских створок раковины. Воинственный Судак направил на них алебарду, заслонившись щитом.
- Назад!
Угорь, командир группы захвата, крикнул:
- Ты впустил того, кого преследует городская полиция!
- Я никого не впускал и вас не впущу! – ответил сварливо страж.
- Тебя выдаёт вот это! – Угорь указал на светящийся на воротах след. – Немедленно открой ворота!
Судак вызвал по рации подмогу, створки раковины приоткрылись, и выплыл целый взвод судаков с алебардами, они в три ряда встали перед группой захвата. Угорь, в свою очередь, вызвал по рации герра Цвика, который вскоре появился в костюме аквалангиста.
- Вы не подчиняетесь городским властям и будете отвечать за жертвы штурма! – заявил он через микрофон Судаку.
Черепахи и угри были вооружены подводными ружьями, чьи гарпуны, в отличие от алебард, поражали на расстоянии. Командир группы добавил к словам детектива, что сторожей, отказавшихся подчиниться, устранят, а с воротами покончат при помощи резака, который режет подводные скалы.
За воротами, очевидно, шло прослушивание через технические средства. Из-за приоткрывшейся створки выплыл упитанный Окунь с пунцовыми плавниками, в сверкающем полосатом облачении.
- Можно ли избежать штурма? – обратился он к герру Цвику.
- Можно, – ответил тот. – Но тут останется пост, во дворец не попадёт ничего из еды, а в городе утренние газеты украсит сенсация: «Король скрывает преступника!»
Окунь попросил детектива подождать, удалился во дворец и, возвратившись через десять минут, попросил скворца следовать за ним. Командир группы захвата спросил, сопровождать ли его.
- Не надо, – сказал герр Цвик. – Но если пройдёт час, а меня не будет, штурмуйте дворец.


Признание


Он проследовал за Окунем через тоннель в тронный зал со стенами светло-бурой глины, на которых проступали корни деревьев, растущих вверху на берегу озера. Огромный Сом принял посетителя, величественно стоя на хвосте, кресла-качалки не было. На могучем теле его величества светились пятна, хотя в сиянии свисавшей с потолка лампы не столь яркие, как в подводной мгле.
- Да, это был я, – сказал король снисходительно, словно прощал какую-нибудь мелочь.
«Преступник, остающийся королём!» – не мог не отдать Сому должное герр Цвик.
Ему захотелось обескуражить его величество тем, что он открыл о нём.
- Могу я рассказать вам историю? – спросил детектив через радиоустройство своим чуточку скрипучим голосом, и ему показалось, что Сом пересилил зевок.
Однако герр Цвик начал:
- Вы унаследовали королевство в то время, когда закон воспретил пожирать жителей озера и парка. Главное, что развлекало вашего отца, что составляло его жизнь, было для вас недоступно. И вы заскучали! Вы затосковали и оттого, что считали себя необыкновенно одарённым. Подданные не могли это видеть, и вы сочли их примитивными.
Но в чём была ваша одарённость? – продолжал скворец. – В таланте актёра. Вы стали облачаться в чёрный плащ с капюшоном и ночами показываться в отдалённой части озера, где дремлет заводь с водяными лилиями, а к воде подступают огромные раскидистые деревья. Так вы создали миф о Драконе. Вы для вида опровергали слухи о нём, но запретили подданным бывать там, где его видели, и тем самым подкрепили слухи. Вы испытывали удовольствие от того, что в ваше творение со страхом верят. Но вам было мало этого.
Король с холодным непроницаемым выражением глядел на говорившего скворца. Тот произнёс:
- Вам хотелось съесть кого-то живого, как это много раз делал ваш отец, и вы съели бабушку Карпиху! Но она была стара и невкусна, и тогда туманной ночью вы позволили себе празднество. Вы глотали, сколько хотелось, лягушек, излюбленное яство сомов, а заодно и мелких рыбёшек.
Король обронил благосклонно:
- Рассказывайте, рассказывайте.
- Когда вы меня принимали, я, вопреки вашему желанию, увидел картину, на которой ваш отец вот-вот проглотит утёнка, и другую, на которой он заглатывает с головы колючего ерша. Вон они, – герр Цвик указал крылом на картины на стене. – Вы поняли, что я догадался о вашем тайном желании делать подобное. И вы послали одного из ваших слуг, чтобы он не дал мне вернуться на сушу. Но он принял мой фонарик за оружие и испугался или же не решился стать убийцей.
Герр Цвик смотрел огромному Сому прямо в глаза.
- Ну что же, я вас поздравляю, – сказал тот.


Тайна его величества


- Вы верно сказали, что я в плаще выходил на берег в отдалённой части озера, – похвалил король детектива. – Верно и то, что мне не понравилось, как вы глядели на картины, на которых изображён мой отец. Сыщики всегда предполагают самое низкое, и я так и знал, в чём вы меня заподозрите.
Могучий Сом, стоя на хвосте, склонился к скворцу в костюме аквалангиста, произнося:
- Но я не трогал бабушку Карпиху и не глотал лягушек и рыбок туманной ночью! Я не посылал никого убить вас! – он повысил голос: – Я терпеливо слушал ваши домыслы, теперь послушайте, что расскажу вам я!
Король объяснил, почему считает своих подданных примитивными. У них нет того тонкого слуха, который есть у него. Таким слухом среди жителей и озера, и парка обладают единственные обитатели – ящерицы. Они небывало талантливые музыканты и живут строго замкнутым обществом, в которое приняли его не потому, что он король, а потому, что у него такой же удивительно тонкий слух.
- Приняли вас? – Скворец обомлел от изумления.
Король наслаждался тем, как тот ошарашен.
- Я выходил на берег и танцевал под их музыку на хвосте, – проговорил он.
Герр Цвик вымолвил:
- Не могу поверить…
Король сказал, что так же сочинял фантазии для духового оркестра и перед тем, как отправиться к ящерицам, клал не боящиеся воды пластинки с написанными нотными знаками в карман плаща.
- Каким восхитительным было исполнение… – глаза Сома подёрнулись дымкой от воспоминания.
Герр Цвик чуть дышал в том состоянии, когда не знаешь, что сказать.
Король объяснил, что запретил подданным появляться в отдалённой части озера, дабы никто не помешал ему и его музыкантам. Если бы тайна открылась, никакой силой нельзя было бы удержать любопытных.
- Как вам ни жаль, но придётся расстаться с вашей выдумкой, будто я создал миф о Драконе, – сказал он. – Вам угодно считать меня прирождённым пожирателем живых существ, тогда как у меня утончённая натура, недоступная пониманию бессчётно многих. Я люблю живопись и обожаю музыку.
Король выдержал паузу и объявил:
- Теперь то, что только и важно для вас. У меня есть алиби. Все двенадцать ящериц подтвердят – в ночь, когда исчезла бабушка Карпиха, я с ними занимался музыкой. То же и в туманную ночь. Я под дубом приспособил для нас мой плащ, вместо палатки, и наслаждался их игрой.


Сенсации не избежали


Духовой оркестр ящериц в полном составе подтвердил перед Судьёй, бургомистром Фродо, лесничим и мадам Вонг алиби его величества. Все обитатели озера и парка были поражены и обсуждали более чем странную новость не только шёпотом, но и громко. Величественный великан король, который своим видом внушал только трепет и почтение, танцевал на хвосте под музыку ящериц! Что сказал бы, увидев это, его отец! Поистине мир невероятно меняется.
В городе газеты преподнесли публике сенсацию «Несчастье короля». Рассказывалось, как его величество, наделённый небывало тонким музыкальным слухом и талантом композитора, страдал от непонимания, вынужденный тщательно скрывать, что занимается музыкой с духовым оркестром, состоящим из ящериц.
С завидной быстротой был создан и пущен по телевидению мультфильм: чёрный Сом танцует на хвосте под дубом в свете луны, а команда ящериц, сверкая изумрудно-зелёным, жёлтым, лазурно-голубым цветами, дует в кларнеты, флейты и другие духовые инструменты.
Подданные короля, кто притворно, кто искренне, возмутились, но скоро успокоились. Заметнее всего было облегчение оттого, что нет страшного Дракона. Проскальзывала и мысль, какой некоторые делились с близкими. Не лучше ли узнать, что король танцует на хвосте под музыку ящериц, чем подозревать, что он тайно кого-то глотает?
Свои заботы были у герра Цвика и его сотрудников. В лиловой палатке он обсудил с ними, в каком направлении теперь вести следствие, после чего дал им задания.
Мадам Вонг была готова рвать и метать оттого, что ещё один подозреваемый ушёл от обвинения. Тем острее стало её стремление к поимке преступника или преступников.


Коварная просьба


Шефиня полиции и чёрный лабрадор Фродо были в доме лесничего, когда вошёл герр Липс со словами:
- Что там ни говорят, а наш король – ещё и король в музыке!
- Ах, вы правы! – воскликнула мадам Вонг в напускном восторге и с невинным видом добавила: – Кстати, не напомните ли, какие рыбные блюда вы любили в молодости?
Лицо герра Липса просияло улыбкой сладкого воспоминания.
- Все блюда, какие я любил, были блюдами из карпов! – Он опустился на стул, извлёк из кармана табакерку, набил ноздри табаком.
Мадам Вонг терпеть не могла запах нюхательного табака, но сейчас её вид говорил, будто хозяин делает для неё самое приятное, что только он мог сделать.
- В молодости я любил две вещи: карпов и мою подругу, – сказал он, дважды чихнув. – Как она была мила и красива! Я водил её в лучшие рестораны, спрашивал, пробовала ли она карпа, тушёного с трюфелями. Конечно, она не пробовала. И нам подавали этот бесподобный деликатес. В другой раз я заказывал филе из карпа, запечённое в тесте.
- Ваша подруга любила карпов не меньше вас? – вкрадчиво спросила мадам Вонг.
- К сожалению, нет, – с горечью ответил герр Липс. – Она пеняла мне, что я только и думаю об этой рыбе, говорила: «Ты её любишь больше, чем меня!» Я разубеждал мою подругу, но она сказала: «Если я узнаю наверняка, что права, между нами всё будет кончено!» И она запретила мне есть карпов.
Фродо встал со своей подстилки и с состраданием произнёс:
- Могу представить, как тяжело вам пришлось.
Его хозяин минуты три скорбно молчал.
- Я любил мою девушку, мы ходили на танцы, в кино, а когда заглядывали в кафе, я не мог заикнуться о рыбных блюдах.
Он набил ноздри табаком, чихнул и продолжил рассказ:
- Мы решили пожениться, но перед этим она пригласила меня к себе на ужин. Я вошёл в комнату и увидел на столе отварного карпа в майонезе с хреном, обложенного кружочками лимона, оливками, маринованными корнишонами, посыпанного зелёным горошком. – Лесничий, вспоминая, закрыл глаза от избытка чувств. – Я не смог сдержать возгласа: «О-оо!»
Затем его лицо омрачилось.
- Тогда моя любимая сказала: «Ты не заметил новое платье на мне, мою новую причёску! Ты восхитился этой проклятой рыбой!»
По щеке рассказчика скатилась слеза.
- Она крикнула, что предупреждала меня, и теперь даёт мне отвод.
Герр Липс запустил пальцы в табакерку, вынул щепоть табака, но в горестном воспоминании забыл затолкать табак в ноздри, а встал со стула, говоря:
- Так я и не отведал больше карпа за всю мою жизнь! – Он вышел из комнаты.
Фродо повернул голову к шефине полиции:
- Теперь ты веришь, что наш хозяин не съел бабушку Карпиху?
Мадам Вонг задумчиво произнесла:
- Могу поверить. Но то, что он её не съел, не доказывает его непричастность к делу.


Герр Ландрас и его водитель


В лиловой палатке герр Цвик выслушивал своих сотрудников, собравших новую информацию. Чайка сообщила, что вьюны подали жалобу бургомистру на короля. Он, утверждали вьюны, относится к ним хуже, чем к другим рыбам, – не пускает во дворец, тогда как они хотели бы носить шлейф за королевой. Бургомистр ответил, что и для многих рыб туда закрыт вход. Право короля – решать, кого впускать, а кого нет.
Дятел сказал, что кто-то позвонил ему по мобильнику с фальшивого номера и изменённым голосом просипел: «В доме Выдры можно найти кое-что».
Пришла очередь Галки. Она поведала о том, что услышала от Полевого Воробья, который отличается любопытством и наблюдательностью и летает по всему парку. Герр Ландрас бранил своего водителя – того самого, который подпортил день рожденья Фазана, опоздав на час с доставкой свежих продуктов. Водитель этот по имени Дирк, хряк породы кармал, просился в отпуск, а герр Ландрас напомнил ему про опоздание, обозвал тупоголовым и объявил: никакого отпуска до первого сентября! А там он сам сядет за руль.
Герр Цвик погрузился в раздумья.
- В жалобе вьюнов на короля не вижу ничего интересного для нас, – сказал он. – Другое дело – герр Ландрас и его водитель. Тот говорил, что опоздал из-за поломки машины на шоссе. Почему хозяин вспомнил это? Почему так грубо бранил Дирка? Возможно, тот виноват в поломке, хотя за исправность машины отвечает механик.
Детектив помолчал и обвёл взглядом своих сотрудников.
- Почему хозяин собирается сам сесть за руль и именно первого сентября?
Шеф обратился к Галке:
- Надо полететь в город и выяснить в дорожной полиции подробности той поломки.
Затем он сказал Чайке и Дятлу:
- А мы посетим Выдру. Хотя я не думаю, что мы найдём что-нибудь важное.
- Начальница полиции там всё обследовала, и я тоже была там, – сказала Чайка. – А звонил, скорее всего, Линь. Он уже два раза доносил то, что не подтвердилось.
- Всё равно надо проверить, – заключил герр Цвик.


Ужасная находка


Герр Цвик, Чайка и Дятел полетели к жилищу Выдры. Оно располагалось в уединённом месте под деревом, на берегу у самой воды. Хозяйки дома не оказалось, дверь была не заперта. Поколебавшись, детектив сказал:
- Наверное, мы можем заглянуть без разрешения.
Как сыщики и ожидали, в домике не нашлось ничего, что стоило бы их внимания.
- Поищем вокруг, – сказал Дятел без воодушевления.
Чайка нырнула в озеро, спустя время вернулась:
- Под берегом никаких углублений, где можно что-то спрятать, и на дне между камнями ничего нет.
Сыщики, пробираясь сквозь кусты, обошли домик вокруг. Ничего!
- Осталось только дерево – может, что-то спрятано на ветвях? Но выдры не лазают на деревья, – сказала Чайка.
Дятел скакнул к стволу и начал постукивать по нему понизу у земли, двигаясь вокруг дерева.
- Вот тут под корой пустота, и кора чуть отстала.
Скворец и Чайка подлетели поближе.
- Возьмёмся за край и попробуем отодрать этот кусок коры, – сказал герр Цвик.
Три птицы подсунули клювы под отставший край коры, поддели его и, сжав край клювами, дружно потянули. Кора оторвалась куском, который, как оказалось, был приклеен. Под ним открылся узкий вход в большое дупло. Сыщики один за другим проникли в него. Чайка, которая продвигалась первой, отпрянула:
- Кости! И как много! По-моему, это кости рыбы.
- Вы правы – сказал герр Цвик, обследуя найденное.
- Скелет бабушки Карпихи. – Дятел указал клювом на обглоданный позвоночник большой рыбы.


То было лишь маской


Сыщики выбрались из дупла, испытывая и ужас, и облегчение оттого, что преступление раскрылось. Пришла ясность. Они увидели, какой хитрой оказалась преступница. Она притворялась несносно нудной, чтобы её жизнь никого не занимала. Готовясь сожрать бабушку Карпиху, набилась к ней в подруги, а потом с плачем крикнула, что полиция не смогла предотвратить несчастье. Отводила от себя подозрение.
Совершённое ею серьёзнее, чем можно было ожидать. В дупле кости, оставшиеся от многих рыб. Наверняка они приплывали откуда-то, и каких-то из них ждут родственники. Предстоит найти их и передать им печальную весть.
Теперь стало понятно, что в подводных джунглях на герра Цвика нападала Выдра.
- Шеф, но почему она не убила вас? – поделился вопросом Дятел.
В самом деле, Выдра намного крупнее скворца, она сильная, ловкая и под водой как у себя дома.
- Она не хотела меня убивать, – проговорил, размышляя, детектив.
Дятел и Чайка ждали объяснения – почему?
- Убей она меня, городские власти напустили бы в парк и озеро агентов, угроза, что что-то наведёт на её след, возросла бы. Поэтому она хотела, чтобы была лишь попытка убийства.
- И подумали бы на Дракона! – воскликнул Дятел.
- Или, – сказал герр Цвик, – она с её умом предположила: я, побывав у короля, узнал кое-что для него нежелательное, и подумаю, что это он послал убийцу.
- То есть она хотела направить нас по ложному следу! – подвела итог Чайка.
Герр Цвик объявил, что их версии мешает одно. В городе портье дома, где живёт Нутрия, Хорёк, подтвердил: ночь, когда исчезла бабушка Карпиха, Выдра провела у Нутрии. Хорёк – лицо незаинтересованное.
Но пока следовало найти Выдру. Детектив позвонил шефине полиции. Когда сиамская кошка, немедленно явившись, увидела рыбьи скелеты, её глаза, голубой и оранжевый, на миг стали чёрными. Она вскричала:
- Я сразу же поняла, что преступница – Выдра! Наконец-то и вы добрались до истины. Сколько жизней погубила злодейка!
Скелеты отправили в город в лабораторию для исследования. Мадам Вонг созвала добровольных полицейских, грачей и соек, велела им вооружиться арбалетами и искать Выдру. В озере поиском занялись черепахи и угри группы захвата. Выдры не было и следа.
Возможно, она в городе у подруги Нутрии? Герр Цвик, Чайка и Дятел полетели в город.


Новый свидетель


Птицы увидели сверху широкий, с рядами деревьев, бульвар Моцарта.
- Вот этот дом, – Чайка указала на многоэтажное здание.
- Вы говорили, в нём живут состоятельные персоны, – напомнил герр Цвик.
Чайка кивнула и назвала учительницу музыки Мартышку, которая показывала ей свой диплом. Живут в доме Дикобраз, составитель гороскопов, известный портной Филин.
Сыщики у подъезда дома подождали представителей городской полиции. Когда расследование проводилось в городе и речь шла об опасных преступниках, власти присылали опытного инспектора и двух агентов. Все трое оказались енотами с густыми почти чёрными бакенбардами.
Птицы и еноты проходили мимо портье Хорька, Дятел задержался, чтобы побеседовать с ним. Остальные поднялись к квартире Нутрии. Инспектор подал знак: «Будьте готовы!» Он позвонил. Дверь открыла сытого вида Нутрия с животиком. Инспектор выразительно приложил палец к губам:
- Тссс! – отстранил хозяйку и быстро с двумя агентами прошёл в квартиру.
Герр Цвик и Чайка устремились за ними. Выдру в квартире не нашли. Инспектор объяснил удивлённой Нутрии, кто такие её гости.
- Выдра была у вас сегодня? – спросил её герр Цвик.
- Да, она была тут и ушла, – пробормотала хозяйка растерянно.
- Она сказала, когда вернётся?
- Сказала, что не знает. Может, уедет в парк.
Герр Цвик испытующе посмотрел на Нутрию.
- Куда она ушла от вас?
Та беспомощно хлопала глазами.
- Я не знаю. Она ничего мне не сказала.
В квартиру вошёл Дятел:
- Шеф, портье стоит на том, что в ту ночь Выдра не выходила из дома.
Герр Цвик был в замешательстве. Он прошёлся по комнате и вдруг встал перед Нутрией:
- Так вы утверждаете, что ваша подруга всю ночь, когда у вас была ангина, провела у вашей постели?
- Да, конечно! Когда я засыпала, она сидела у меня в ногах, и когда я проснулась, она сидела там же. Она была такой заботливой, хотя фельдшерица тоже была тут.
- В прошлый раз вы ничего не сказали о фельдшерице! – вмешалась Чайка.
Нутрия пожевала губами.
- Вы меня не спрашивали.
От неё узнали, что фельдшерица, а это была Шиншилла, живёт неподалёку. Чайка полетела к ней и, возвратившись, доложила:
- У фельдшерицы такой взгляд, что от него ничто не ускользнёт. Она сказала, что хорошо помнит ту ночь. Больная заснула сразу после одиннадцати, а в половине двенадцатого Выдра вышла из квартиры и пришла в четыре утра.


Назвать на счастье…


Герр Цвик высунулся из окна, поглядел вниз.
- Отсюда до парка полчаса езды на автомобиле. Выдра имела достаточно времени, чтобы сделать дело в парке и вернуться.
Оставался вопрос о показаниях портье. Решили заняться этим позднее, а сейчас надо было поймать Выдру. Герр Цвик со строгостью обратился к Нутрии:
- Вы утверждаете, что ваша подруга сегодня пришла к вам, затем ушла, ничего вам не сказав?
Испуганная хозяйка залепетала:
- Я не утверждаю, что она ничего мне не говорила. Она не сказала, куда идёт и вернётся ли сегодня. Но о другом мы говорили.
- О чём? – вскричали разом герр Цвик и Дятел.
- Она попросила назвать число на счастье. Я назвала число восемь.
Дятел сдвинул своё кепи на затылок.
- Хм, игра в карты? Но казино открывается вечером, а она ушла днём.
Инспектор полиции предположил:
- Может быть, скачки? Искать её на ипподроме? – он достал сотовый телефон. – Сейчас узнаем, в какое время они сегодня.
Герр Цвик спросил Нутрию, почему она назвала число восемь. Та объяснила, что сейчас август, а это восьмой месяц в году.
- Окей! Вам не пришлось долго думать над выбором числа, – заметил детектив.
В эту минуту инспектор сообщил, что скачки уже начались. Надо было спешить на ипподром, куда прибудет и подкрепление. Работа предстояла непростая – среди тысяч зрителей найти Выдру.
Разделившись на группы, на ипподром вошли одновременно через все входы. Герр Цвик, Чайка, Дятел и полицейский агент, оставив позади проход, повернули к рядам для зрителей, когда навстречу им попался едва державшийся на ногах белокурый господин в дорогом костюме, которого с обеих сторон поддерживали из последних сил две болонки. Они прислуживали на ипподроме.
- Помогите нам! – обратились болонки к герру Цвику и к тем, кто с ним. – Мы вызвали скорую помощь, она вот-вот должна прибыть.
Скворец хотел сказать, что они очень спешат, но в этот миг господин словно потерял сознание, уронив голову на грудь. Он был в парике, тот, съехав, открыл на голове тёмно-серый мех.
Герр Цвик, пристально глядя, воскликнул:
- Какая сцена! Вы арестованы, Выдра!


Решающий звонок


Арестованную доставили в городскую полицию. В камере для допросов сев на табурет, она попросила стакан воды и, пока пила, зубы стучали о его край.
- Что вы спрятали в дупле дерева у вашего дома? – задал вопрос герр Цвик.
Выдра чуть не выронила стакан.
- Я не знаю никакого дупла!
К ней подскочил Дятел.
- Не знаете дупла, набитого скелетами?
Выдра потупила взгляд.
- Чьи там скелеты? – поинтересовался герр Цвик.
Арестованная молчала. Наконец еле слышно прозвучало:
- Скелеты карпов.
- Вы должны рассказать, как убивали каждого из них! – потребовал детектив.
Тут вошла Чайка со словами:
- Простите, шеф, вам хотят сообщить! – она протянула ему мобильник.
Звонили из лаборатории. Выслушав сообщение, детектив стоял в замешательстве.
Выдра пробормотала:
- Я не убивала никого.
Дятел повернулся к шефу:
- Вы только послушайте! Она не убивала.
Тот сухо поведал:
- Мне сейчас сказали, что это скелеты копчёных карпов.
К Выдре вернулось самообладание.
- Речная рыба – лучшее, что было в моём детстве! – произнесла она с вызовом. – Годы шли, а желание её отведать только росло.


Двойная жизнь Выдры


Арестованная рассказала, что, когда познакомилась с Нутрией, та подала на стол фаршированных рисом кальмаров с артишоками.
- Я не вытерпела и призналась – единственное, что порадовало бы меня, это речная рыба. И в следующий раз меня ждал карп горячего копчения из рыбного центра «Удочка Фрица» на площади Аденауэра.
Так и повелось. Выдра привозила Нутрии букеты прекрасных лилий, роз, ирисов, а та потчевала подругу копчёными карпами, а потом стала ещё и посылать их ей домой в плотной надёжной упаковке.
- Если бы у нас узнали, что я ем речную рыбу, пусть копчёную из магазина, мне не дали бы жизни, – делилась Выдра. – Рыбы всего озера были бы смертельно оскорблены. Только и говорили бы, что однажды я съем одну из них.
Весьма кстати оказалось дупло в дереве у дома. Выдра устроила тайник для рыбьих костей. И стала выставлять на вид дружбу с бабушкой Карпихой.
- Но я и в самом деле к ней привязалась! – сказала она без притворства.
- А почему вы хотели скрыться? – спросил недоверчиво Дятел.
- Скрыться? Я не хотела! – вскричала Выдра. – Я не знала, что про дупло узнали и меня ищут!
Она рассказала, что привело её на ипподром. Как-то на коробке с рыбой, которую прислала Нутрия, оказалась почтовая марка с рекламой скачек. А жизнь в парке была такой однообразной и скучной. И Выдре пришло на ум посетить скачки. Она поставила на одного из скакунов и выиграла.
Её обуяла страсть. Скучавшая дама стала бывать на ипподроме, и ей везло, появились деньги. Она увидела мир другими глазами и захотела себя увидеть другой, приняв образ модно одетого богатого господина. Мечтала выиграть целое состояние, и тогда откроется, что счастливый господин – это Выдра, которую в грош не ставили. О ней напишут в газетах. Она и от Нутрии скрывала свою мечту.
Сыщики озадаченно переглянулись, они услышали то, чего никак не ожидали услышать.
- Если всё так, почему вы притворились, что теряете сознание? – спросила с недоумением Чайка.
- Я не притворялась, – арестованная помотала головой. – Я поставила на восемь. Это номер лошади по кличке Дукат. Сначала впереди него скакали три лошади, Дукат обошёл одну. О, как я кричала: «Давай! Давай!» Дукат обошёл вторую, оставалось обогнать третью. Во мне всё пылало и разрывалось, а ведь у меня больное сердце. Я думала, что выигрыш мой. Чуть-чуть, и это бы произошло. Но нет, другая лошадь оказалась впереди Дуката на голову.
Что с ней стало потом, Выдра не помнила.
- Очнулась я уже тут.
Сыщики раздумывали: если она лжёт, то до чего же хитра!
- Скажите, – медленно проговорил герр Цвик своим чуточку скрипучим голосом, – почему вы нас обманывали, уверяя, что в ту ночь не выходили из дома, где живёт Нутрия?
- Я и не выходила из дома, – ответила Выдра. – Я спустилась на этаж ниже. Там живёт портной, он шил мне новый костюм. Портной – Филин, а филины, все знают, работают ночью. В ту ночь была примерка, я хотела, чтобы костюм сидел на мне как можно лучше. Филин потратил время, но добился этого.


Сигареты «Голдфилд»


Новость о Выдре ошеломила обитателей озера и парка более, чем если бы узнали, что она съела бабушку Карпиху. Мадам Вонг отказалась поверить, что Выдра в ночь исчезновения бабушки была на примерке у портного, и нанесла ему визит. Ей пришлось услышать, что рассказанное Выдрой – правда.
Между тем герр Цвик и его команда продолжали сбор информации о населении озера и парка, надеясь, что попадутся золотые песчинки. После завтрака в лиловой палатке сыщики принимались за дело, когда многие вокруг ещё только просыпались.
Галка должна была разузнать о поломке автофургона, на котором жителям парка и озера доставлялось съестное, и утром начала докладывать.
- Водитель говорит, что поломка случилась в городе, – Галка склонилась над картой. – Он въехал в него вот этой улицей, к ней ведёт автобан из Гамбурга. Ни в одной мастерской не зарегистрировано, что фургону герра Ландраса в тот день требовался ремонт.
Галка сказала, что, узнав это, подумала: а не задержался ли водитель из-за нарушения дорожных правил? В полиции, куда она полетела, сообщили: так и было.
- Вот улица Бисмарка. Она далеко в стороне от маршрута, каким водитель ездит к парку. Здесь, – показала на карте Галка, – он припарковался в неположенном месте напротив табачного киоска, где купил сигареты «Голдфилд».
- Интересно! – сказал герр Цвик.
По сведениям сыщиков, никто из живущих в парке и озере не курил эти сигареты, однако их пачку нашли в бунгало бабушки Карпихи. В месте её исчезновения обнаружился окурок сигареты «Голдфилд».
- Шофёр сделал большой крюк, чтобы купить сигареты, – отметил герр Цвик, глядя на слушавших его сыщиков. – Возможно, он выполнял просьбу бабушки Карпихи, и она попросила держать её просьбу в тайне. Но когда бабушка исчезла, почему он не открыл правду? Почему выдумал поломку на дороге?
Герр Цвик поделился со своими помощниками:
- Не замешан ли в деле хозяин? Надо поговорить с водителем так, чтобы хозяин не знал об этом.


«Кто он?»


Чайка полетела узнать, где сейчас Дирк. Ей не понадобилось много времени.
- Он провёл ночь в дороге из Гамбурга. Автофургон разгружается у ресторана герра Цапли, сам Дирк пьёт пиво на террасе, – сообщила она по возвращении.
Герр Цвик, поразмыслив, сказал:
- Если кто-то из нас с ним заговорит, это, разумеется, заметят. Надо бы попросить Полевого Воробья оказать нам услугу. С кем он только не болтает! На то, что подсядет к водителю, не обратят внимания.
Галка нашла Полевого Воробья на плакучей иве над водой – он слушал, как Лещиха бранит Линя, из чьего мусорного бака опять всплыл мусор. Воробей выслушал просьбу, его любопытство разыгралось. Он без промедления появился на террасе ресторана.
За одним из столиков сидела Щука и поглощала салат из помидоров с поджаренным хлебцем. За другим столиком беседовали Фазан и Кролик, ожидая заказанные блинчики. Полевой Воробей подсел к хряку Дирку, исчерна-серому, как все свиньи породы кармал, допивавшему очередную кружку пива. Он был в серой же фуражке с высокой тульёй.
- К этому пиву хороши солёные сухарики с чесноком, – сказал Воробей.
Кармал хрюкнул.
- Хочешь меня угостить? Закажи!
- Может быть, может быть, – весело прочирикал Воробей и тихо добавил: – Если вас не отвлечёт некое дельце.
Хряк навострил уши:
- Какое-такое дельце?
Кое-кто хочет поговорить с вами о нём. Но о разговоре никто не должен знать, особенно ваш хозяин. Пройдите тридцать метров по берегу озера слева от ресторана. Вас ждут. – Прочирикав это, Полевой Воробей улетел.
Озабоченный кармал допил пиво и пошёл туда, куда ему указали. В местечке у воды, с трёх сторон окружённом густыми кустами, он увидел герра Цвика.
- Вам известно, какое расследование я веду? – спросил он.
Кармал натянул поглубже фуражку с высокой тульёй, после чего кивнул. Его и детектива от чужих глаз скрывала зелень.
- Для кого вы купили сигареты «Голдфилд» на улице Бисмарка? – последовал второй вопрос.
- Я не покупал никаких сигарет! – поспешно отмахнулся хряк.
- Думайте над тем, что говорите, – предупредил детектив. – Если продавец вас опознает, вы предстанете перед судом за дачу ложных показаний!
Дирк, соображая, молчал.
- Вы знаете, что там, где что-то случилось с бабушкой Карпихой, нашли окурок сигареты «Голдфилд», – продолжал натиск герр Цвик. – Это подводит вас под серьёзное подозрение.
- Я водитель и делаю мою работу, – сказал хряк, оправдываясь. – Мне велели по дороге купить эти сигареты.
Он рассказал, что, выехав из парка в конце дня, должен был ночью быть в Гамбурге, немного поспать. Автофургон загрузят, и перед обедом он приедет к ресторану герра Цапли.
- Я собрался выехать, возле фургона стоял хозяин, тут подошёл его знакомый и спросил, нельзя ли, чтобы я на обратном пути заехал на улицу Бисмарка. Там в табачном киоске продают сигареты «Голдфилд», – рассказывал водитель. – Хозяин сказал, что я это сделаю. Его знакомый напомнил, что в парке не любят курильщиков, и сделать надо тайно. Хозяин и с этим согласился.
- А почему согласились вы? – спросил детектив.
- Я держусь за мою работу и не хотел раздражать хозяина.
Водитель объяснил, что въехал в город по шоссе Бисмарка, но нигде не увидел табачного киоска. Позвонил по мобильнику хозяину, и тот сказал, что говорилось не о шоссе Бисмарка, а об улице Бисмарка. Она оказалась далеко в стороне. На то, чтобы до неё доехать и, нарушив правила парковки, купить сигареты, понадобилось время. Вот он и опоздал на час.
- Не могу же я знать, сколько мест в городе носят имя Бисмарка, – пожаловался Дирк и добавил: – Но большой памятник ему я знаю!
- А теперь о знакомом вашего хозяина. Кто он?
Герр Цвик ждал. Водитель, судя по его виду, не хотел отвечать, но не выдержал:
- Лис.


Пока одни вопросы


Первое, о чём спросил себя детектив: не лжёт ли водитель? Было заметно лишь, что из-за разговора ему не по себе.
- Вы будете под наблюдением, – сказал ему герр Цвик. – До выяснения дела вам нельзя покидать парк.
- Но завтра первое сентября, хозяин сам сядет за руль. Я хочу в отпуск! – воскликнул водитель.
- Сожалею, но придётся подождать, – разочаровал его детектив.
- Вы мне не верите, – сказал Дирк удручённо.
- Ваши показания необходимо проверить, – объяснил герр Цвик и улетел.
В лиловой палатке сыщики начали совещаться. Решили прежде предположить, что водитель не солгал. В таком случае, зачем Лису понадобились сигареты «Голдфилд»? Слово взяла Галка:
- Представим, Лис узнал, что бабушка Карпиха втайне курит. Он решил заинтересовать её незнакомой маркой сигарет и выманить на место, близкое к гнезду Ястреба, чтобы подозрение пало на него.
- Если бабушка Карпиха не вернулась в бунгало, почему там очутилась пачка сигарет? – спросил герр Цвик.
- Лис – отличный пловец. После совершённого он проник в бунгало и подбросил сигареты, – защищала свою версию Галка.
- Зачем? – последовал вопрос шефа.
- Чтобы выглядело, что сигареты у неё имелись до исчезновения, и она вышла на то место покурить, – ответила Галка.
- Но это не отвело бы от Лиса подозрения. Свидетели помнили, как он сказал, что съел бы бабушку Карпиху, – возразил герр Цвик.
- Да, но не будь сигарет, подозревали бы больше, – вставил Дятел.
- Если он это продумал, то почему сам не съездил за сигаретами? Ради чего доверился двоим типам? – выразил сомнение шеф.
- Преступники делают ошибки. Видимо, Лис настолько ленив, что не смог побороть свою лень, – не сдавалась Галка.
- Кроме всего прочего… – проговорил герр Цвик, обводя взглядом помощников, – почему герр Ландрас умолчал о просьбе Лиса? Почему велел водителю скрывать её? Как только стало известно, что в бунгало бабушки нашли сигареты, а на месте её исчезновения – окурок, Ландрас не мог не понять, зачем сигареты понадобились Лису.
Свою мысль высказал Дятел:
- Он хотел его шантажировать!
- То есть Лис обдумал, как отвести от себя подозрения, но глупо отдался во власть Ландрасу?
Чайка, молчавшая до сего момента, заговорила:
- Шеф, кто же тогда напал на вас под водой? Сообщник Лиса? Сам он был под наблюдением добровольных полицейских.
Этот вопрос давно занимал герра Цвика.
- Может быть, сообщник. А, может, добровольцы мадам Вонг плохо следили за Лисом.
Ясно было одно: ответов на вопросы нужно добиваться от самого подозреваемого.


Шефиня полиции удовлетворена


Герр Цвик принял в лиловой палатке мадам Вонг. Он рассказал ей о добытых новостях.
- Я не зря говорила – Лис выдал себя, когда сболтнул, что съел бы бабушку Карпиху! Поверить, будто он это сказал, восхищаясь соусами? Ха-ха! – сиамская кошка торжествовала. – Мои помощники всё время не упускают его из вида! – Она потребовала немедля пойти к Судье за ордером на арест.
Судья давно страдал бронхитом, болезнью, исключительно редкой для горных козлов. Он сидел в кресле, а медсестра, небольшая ангорская козочка, бело-серебристая, с разведёнными рогами, делала ему ингаляцию, вставив в его рот трубку прибора.
Не прерывая процедуру, Судья слушал мадам Вонг и герра Цвика, которые приводили доводы в пользу того, что Лиса необходимо арестовать. Судья задумывался над каждым словом, иногда издавая носом неопределённые звуки. Время тянулось. Наконец медсестра выключила прибор, горный козёл вынул изо рта трубку и сказал, что не может быть ничего важнее строгого соблюдения закона. После этого он подписал ордер на арест, приложил печать.
Мадам Вонг и герр Цвик с его помощниками поспешили к хижине Лиса.
- Посмотрите туда! – шефиня полиции указала на дерево вблизи хижины.
На нём сидели, полускрытые листвой, грач и сойка. Мадам Вонг подала им знак лапкой, в ответ птицы, не взлетая, хлопнули крыльями.
- Они сообщают, что Лис не выходил из хижины, – объяснила спутникам сиамская кошка.
На стук в дверь её открыла жена Лиса.
- Нам нужен хозяин! – мрачно произнесла мадам Вонг.
- Его нет дома, – последовал ответ.


Подземный ход


Мадам Вонг бросилась в хижину. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться – она пуста.
- Куда он делся? – сдерживая ярость, обратилась кошка к хозяйке.
Та ответила:
- У нас не было ни картофелины. Я пошла купить картошку, вернулась, а его нет.
- Имеется подвал? – спросил герр Цвик.
За хозяйку ответила мадам Вонг:
- Есть подземный ход к дому Барсука. Лисы и барсуки, как известно, роют норы, они без этого не могут. Вот и эти прорыли ход друг к другу. Но в нём пост!
Спустя пару минут сыщики уже двигались по подземному ходу.
- Стой! Кто идёт? – прозвучал тонкий голосок, вспыхнул свет фонарика.
Шефиня полиции назвала себя. На посту была Землеройка.
- Кто проходил здесь? – спросила мадам Вонг.
- При мне никто. Но я только полчаса на посту, до меня был Крот, – пропищала мышь.
На пост она прошла ходом из своей норы, такой же ход вёл и в жилище Крота. Сыщики направились к нему. Царила полная темнота, приходилось пробираться на ощупь. Гостей встретила жена Крота, её голос раздался из мглы:
- Муж отстоял своё и теперь спит.
- Мы по важному делу! Разбудите! – потребовала мадам Вонг.
Во тьме послышалось движение, кто-то кряхтел и было слышно, что зевнул, затем сказал заспанным голосом:
- Я к вашим услугам.
Шефиня полиции спросила, проходил ли кто-то по подземному ходу, когда Крот был на посту.
- Барсук прошёл к себе из дома Лиса, – был ответ.
Герр Цвик сказал с сомнением:
- Но вы не видите. Как вы узнали, что это Барсук?
- Зачем мне видеть, когда у меня превосходный слух? Благодаря ему, я узнаю под землёй всё, что мне надо узнать, – проговорил Крот самодовольно.
- Да-да, он удивительно хорошо слышит, – похвалила добровольного полицейского мадам Вонг.
Это не уняло любознательность герра Цвика:
- Ну, и как же вы узнали, что идёт Барсук?
- Он лишь начал спускаться в ход, а я уже услышал. Я слышал каждый его шаг, шаги были всё ближе. Я его остановил: «Стой! Кто идёт?» Он ответил: «Барсук!» Я услышал это ясней ясного.
- И всё?
- А чего же вам ещё? – удивился Крот.
Во тьме сверкнули молнии из глаз мадам Вонг – одна голубая, другая оранжевая. Кошка фыркнула. Не будь она дамой, она бы выругалась.
Раздался голос герра Цвика, более скрипучий, чем обычно:
- Это был не Барсук, а Лис! Скорее к Барсуку!


Он нашёл работу


Сыщики поднялись снизу из подземного хода в дом Барсука. Тот сидел за столом и с аппетитом ел мидии с морской капустой. Его жильё, не в пример хижине Лиса, было уютным, стены покрывали обои. Немного портили впечатление слишком узкие окна и чересчур низкий потолок.
Мадам Вонг подступила к хозяину:
- Куда вы спрятали вашего дружка?
Барсук на миг перестал жевать.
- Если вы имеете в виду Лиса, то я его не прятал. Он был у меня и ушёл.
- Куда?
- Он пришёл радостный, что, наконец, нашёл подходящую работу, и показал мне газету. – Барсук взял газету с табуретки у стола. – Здесь объявление, что отправляется экспедиция исследовать океанское дно около Антарктиды. Заболел подводный пловец, и требуется замена. Лис позвонил, договорился и попросил мой автомобиль. Он оставит его на стоянке аэропорта, чтобы я потом забрал его.
- Когда он уехал?
- Два часа назад.
- Он уже в аэропорту! – вскричала мадам Вонг.
Герр Цвик прочитал в газете вслух, что экспедиция вылетает в Австралию, в Сидней, где её ждёт судно.
Сыщики вышли из дома Барсука, надо было срочно связаться с городской полицией. Детектив попросил её узнать, когда вылетает самолёт в Сидней, после чего высказал просьбу задержать Лиса, на чей арест выписан ордер.
Герр Цвик, его помощники и мадам Вонг были в лиловой палатке, когда позвонили из полиции – Лиса среди участников экспедиции не оказалось.


Уловка


Детектив внимательно просматривал захваченную с собой газету.
- Не странно ли – Лис рассказал Барсуку, куда он летит, зная, что от Барсука об этом узнаем мы. И ещё и газету оставил, чтобы мы прочитали и убедились – всё так, как он говорил.
- Запутывал следы. Старый излюбленный лисий приём! – сказала Чайка.
С ней все согласились, включая мадам Вонг.
- Но куда он действительно хотел бежать? Вряд ли он раздобыл деньги – значит, ему нужна работа, связанная с отлётом куда-то, – детектив ткнул клювом в газету. – Здесь есть ещё объявление, очень мелкими буквами.
- О чём? – Дятел подскочил к шефу.
Тот прочитал вслух:
- Герр Ягнёнок срочно ищет кого-нибудь на место собаки для охоты на севере.
- Я слышал об этом Ягнёнке! – вскричал Дятел. – Он страшный тип, оголтелый хищник! Он всюду ратует за охоту без всяких ограничений! И какую же глупость поместил – ищет не собаку, а кого-то на место собаки!
Герр Цвик лукаво поглядел на своего сотрудника.
- Вы не всё слышали об охотнике Ягнёнке. Он – Волк, а волки ненавидят собак.


Разгневанный охотник


Герр Цвик со своими сотрудниками прилетел в город, здесь к команде присоединился Енот, инспектор уголовной полиции. Началась ночь, но герр Ягнёнок ещё не спал. На звонок в дверь отозвался:
- Входите, не заперто!
В комнате лежали на полу свёрнутая палатка, битком набитые рюкзаки, у стены стояло прислонённое к ней охотничье ружьё. На чемодане восседал внушительного вида рослый матёрый волк с огромным сверкающим ножом и пробовал когтем его лезвие. В углу комнаты нашёл себе местечко Лис и точил нож меньшего размера. При виде вошедших он сразу понял, в чём дело, и придал глазам невинное выражение.
Охотник привык, что о нём пишут в газетах, и принял гостей за репортёров.
- Ага! Вы успели вовремя! Через полтора часа я вылетаю на север. Можете написать: «Герр Ягнёнок уверен, что убьёт не меньше трёхсот зайцев и ста тетеревов, не говоря уже о куропатках».
- Не могли бы вы положить нож? – требовательно произнёс инспектор полиции.
- Ах, нож! Настоящий охотник никогда не упустит возможность поточить его ещё разок! Вы этого не знали? Каких недотёп-репортёров прислали ко мне!
- Мы не репортёры! – холодно сказал инспектор. – У нас ордер на его арест, – он указал на Лиса, который съёжился в углу.
Беглец с тяжёлым вздохом опустил нож на пол и смиренно подставил лапы, на которые полицейский надел наручники.
- Какого чёрта вы берёте моего Лиса? – герр Ягнёнок подпрыгнул на чемодане, встал и поправил себя: – Берёте мою собаку?
- Я просил вас положить нож! – строго произнёс инспектор.
Взъярённый волк бросил нож в пол с такой силой, что лезвие вошло в него на четверть.
- За полтора часа я не найду замену! – охотник свирепо зарычал. – Какая охота на зайцев без Лиса? – и он опять поправил себя: – Без собаки?
- Желаю вам успешно решить проблему – сказал Енот, выводя арестованного.


Тайное поручение


Мадам Вонг прислала автомобиль, Лиса доставили в парк. Близилось утро, когда в лиловой палатке начался допрос.
- Будете отрицать, что попросили водителя Дирка купить сигареты «Голдфилд»? – сказал герр Цвик арестованному.
Тот смотрел печально, едва не со слезой в глазах.
- Нет, не буду.
Сыщики, ждавшие другого ответа, напрягли внимание.
- Расскажите, как вы соблазнили бабушку Карпиху сигаретами «Голдфилд»? – подбросил вопрос Дятел.
- Ни бабушку Карпиху, никого другого я не соблазнял сигаретами! Я передал их тому, на чьи деньги их купили, – ответил Лис твёрдо.
- Ах так! И кому же вы их передали? – прозвучал чуточку скрипучий голос герра Цвика.
Вид арестованного выразил его всецелую покорность судьбе.
- Мне не остаётся ничего, как рассказать всё. Я выполнил просьбу короля.
Стало так тихо, что слышался писк комара.
- Я сидел на террасе герра Цапли, подплыла Краснопёрка и сказала, что меня приглашает король, он хочет поговорить со мной наедине, – рассказывал Лис. – Король открыл мне, что хотел бы курить, но ему не нравится то, что курят его подданные. Он поручил мне купить ему сигареты «Голдфилд», они продаются в киоске, который довольно далеко от парка. О его поручении не должны знать, иначе будут говорить, что он подаёт дурной пример молодым рыбам.
- И вы сразу согласились? – сказал с недоверием Дятел.
Арестованный поёрзал на стуле.
- Я много задолжал герру Цапле, король обещал заплатить мой долг.
Герр Цвик сверлил Лиса взглядом.
- Почему вы не отправились в табачный киоск сами, а обратились к Дирку?
- Тащиться в такую даль? – сказал Лис жалобно. – У меня нет автомобиля и нет денег на такси.
- Когда исчезла бабушка Карпиха, на берегу нашли окурок сигареты «Голдфилд», а в её бунгало нашли их пачку, вы поняли, для чего понадобились сигареты! – с нажимом произнёс герр Цвик. – Почему вы не сообщили нам о поручении короля?
Лис удручённо свесил голову.
- У меня слабый характер. Я не посмел делать короля моим врагом. И он в самом деле заплатил мой долг. – Арестованный поморгал и добавил: – Правда, я снова задолжал.
- И вы хотели, чтобы король опять заплатил за вас – в обмен на ваше молчание!
- За кого вы меня принимаете! – вскинулся Лис с оскорблённым видом.


Ему позвонили


- Почему вы решили бежать? – спросил детектив Лиса.
- Я не собирался! Я сидел дома, и мне позвонили. Голос был странный – явно изменённый. Звонивший сказал, что вам стало известно, как я просил водителя Дирка купить сигареты «Голдфилд». Но на мне и так подозрение, будто я съел бабушку Карпиху, а тут ещё эти сигареты. Я понял, что меня схватят, и быть мне в тюрьме.
Лис приподнял и опустил лапы в наручниках, помолчал и продолжил:
- Звонивший сказал ещё, что, если я выдам короля, мне конец. А если буду молчать о нём, мне пришлют деньги.
Детектив спросил, как Лису пришла мысль воспользоваться объявлениями в газете. Тот рассказал:
- Герр Цапля раскладывает номера газеты по столикам террасы. Когда его гости прочитают газету, он с кем-нибудь посылает номер мне. Это очень любезно с его стороны. Он знает, что я ищу работу, и мне пригодятся объявления.
Лис сказал, что его привлекла работа подводного пловца у берегов Антарктиды, но по дороге в аэропорт он передумал. Лучше быть помощником волка на охоте, чем нырять в ледяную воду.
- Вы всегда выбираете то, что полегче, – заметила Галка.
- И не упускаете возможность запутать следы, – добавила Чайка и повысила голос: – Расскажите о нападении под водой на герра Цвика!
- Я ни на кого не нападал! – запротестовал Лис. – Как я мог это сделать? Лишь только я выходил из дома, с меня не спускали глаз агенты мадам Вонг, они всегда были от меня не дальше трёх метров!
Герр Цвик обвёл взглядом сотрудников: надо было посовещаться. Арестованного, чьи показания будут проверяться и это решит его судьбу, вывели из палатки. Когда сыщики остались одни, заговорил Дятел:
- Опять этот изменённый голос! Он навёл на тайник Выдры и он убедил Лиса бежать! И пригрозил, что с ним покончат, если он выдаст Сома.
- Звонил или Сом, или кто-то из его прислужников! – заявила Галка.
- И кто-то из них или тот же самый напал на шефа под водой, – сказала Чайка.
- Но испугался моего фонарика, который чуть светил, или не решился убить, – произнёс герр Цвик устало. – Мы такое уже предполагали.
Он объявил:
- Есть главная персона, которой нужно как следует заняться! – посмотрел на часы. – Пять утра. Успеем немного поспать.


Король в обороне


Герр Цвик отправился к его величеству вместе с Дятлом. Их сопроводили в подводный дворец несколько черепах и угрей, агентов группы захвата, вооружённых подводными ружьями. В тронном зале, на чьих стенах светло-бурой глины проступали корни растущих вверху, на берегу озера, деревьев, король склонился над столиком с шахматной доской. Разыгрывая какую-то известную ему партию, он был так сосредоточен, что не взглянул на гостей.
Детектив отбросил прежнюю манеру угодливости и произнёс:
- Ваше величество, положение изменилось и вынуждает меня задать вопросы о бабушке Карпихе!
- Я вам уже ответил на все вопросы со всей полнотой! – сказал Сом раздражённо.
- Позволю себе повторить, что положение изменилось, – настаивал герр Цвик.
Сом, не отвечая, кончиком плавника передвинул фигуру на шахматной доске.
- Вы попросили Лиса доставить вам сигареты марки «Голдфилд», – проговорил детектив.
- Не помню, – обронил король рассеянно, не отрывая глаз от доски.
- В таком случае Судья назначит вам очную ставку с Лисом! – произнёс гость.
С минуту длилось молчание. Казалось, его величество думает над решением шахматной задачи.
- Судья стар и болен, – сказал он, наконец, – не стоит его утруждать. Думаю, мне удастся что-то припомнить. Ну да, я поручал Лису доставить мне сигареты.
Герр Цвик переглянулся с Дятлом.
- Как же получилось, что сигареты очутились под водой в бунгало бабушки Карпихи, а на месте её исчезновения нашли окурок? – спросил детектив.
Взгляд Сома стал свирепым.
- С чего вы взяли, что это – те самые сигареты, которые доставили мне? Киоск продаёт массу сигарет «Голдфилд»!
- Не могли бы вы дать мне пару из тех, которые передал вам Лис?
- Нет у меня! Я не для себя их заказал.
- А для кого?
Сом в бешенстве смахнул плавником шахматные фигуры с доски.
- Я не буду более отвечать на ваши вопросы! Можете меня арестовать, и пусть я предстану перед судом!
Герр Цвик понимал, какая это будет волокита – добиться от местных властей ареста короля.
- Вашему величеству нужен адвокат? – спросил он.
- Мне найдут адвоката, лучшего в стране! – Сом поднялся на хвосте во весь свой немалый рост.
- Видите ли, ваше величество, – проговорил герр Цвик примирительным тоном, – мне вовсе не хочется, чтобы вы были арестованы. Пусть только рядом с вами будут мои коллеги из городской полиции, – он указал на приплывших с ним черепах и угрей. – И обещайте, что вы не покинете озеро.
Король что-то промычал.
- Вашим подданным подадим так, будто это – ваши гости. Если вы захотите принять кого-нибудь из близких, например, королеву, вас оставят наедине.
Сом усмехнулся:
- Уж она-то не придёт!


Вон оно что!


Герр Цвик и Дятел выплыли из грота и встретили Краснопёрку. Детектив попросил её найти Саламандру.
- Пожалуйста, будьте так любезны, скажите ей, что я буду ждать её на берегу над дворцом короля.
Саламандра, придя, не дала детективу слова сказать.
- Вам палец в рот не клади! – воскликнула она. – Арестовать короля!
- Откуда вы это взяли? – спросил герр Цвик с самым невинным видом.
- Да бросьте! Всё озеро об этом знает!
«Однако, скоренько разносятся новости под водой!» – подумал скворец и перешёл к делу:
- Помните, вы мне сказали о непонимании между королём и королевой? Не проясните суть?
- Теперь, когда он у вас на привязи, я не должна молчать, – сказала Саламандра. – Король уже давно не прочь развестись с королевой, но это держали в тайне. Он хочет жениться на молодой, красивой, хотя не королевских кровей.
- На ком?
Саламандра загадочно посмотрела детективу в глаза своими выпуклыми круглыми, без блеска, чуть сонными глазами и прикрыла их веками.
- Скажите… – начал детектив и на секунду умолк. – Скажите, королева курит?
- Начала курить из-за расстройства нервов! – сказав это, Саламандра исчезла в траве.


Что-то должно произойти


Едва герр Цвик и Дятел вошли в лиловую палатку, Дятел с победным видом сообщил Чайке и Галке:
- Сом попался! Он признал, что попросил Лиса купить сигареты!
Шеф охладил радость:
- Не всё так просто. Ловкий адвокат выручит его. Подскажет королю, чтобы тот заявил – сигареты у него украли. А у нас нет более ничего, кроме показаний Лиса.
- Что будем делать? – спросила Чайка.
Герр Цвик ответил не сразу.
- Ландрас не даёт мне покоя, – произнёс он наконец. – Знать о покупке сигарет и молчать. В чём его интерес? И почему он сам хочет сесть за руль фургона первого сентября? То есть сегодня.
- Может быть, это никак не связано с исчезновением бабушки Карпихи? – предположила Галка.
- Вполне может быть, – согласился шеф. – Но нам нельзя исключать возможность, что связь есть. Надо знать всё, что будет делаться в озере, в парке и куда поедет Ландрас.
Герр Цвик позвонил начальнику городской полиции и попросил брать под наблюдение все автомашины, которые выедут из парка. Также надо, чтобы вооружённые черепахи и угри патрулировали озеро под водой. Добровольцы мадам Вонг должны наблюдать за парком.
- А нам важно выяснить, не состоится ли сегодня или завтра вне парка что-то такое, куда Ландрас может поехать? – сказал детектив своим сыщикам и позвонил в своё городское бюро, дал задание сотрудникам, которые были там.


За ним!


Вскоре агенты городской уголовной полиции сообщили, что из парка выезжал в город Кролик, посетил парикмахерскую и вернулся, модно подстриженный. Приезжал Барсук, сдал в починку старинные настенные часы. Ондатра приезжала на скутере купить в супермаркете яблочно-морковный сок.
Тем временем наступил вечер, становилось прохладно. Герру Цвику позвонили из его городского бюро, сообщили о том, что состоится сегодня. Будет премьера рок-оперы. Пройдут соревнования боксёров лёгкого веса. Ни то, ни другое не показалось детективу тем, что нужно. Он попросил сказать, что ожидается завтра.
- Юбилей фирмы, производящей пылесосы.
И это было не то. Позвонила мадам Вонг. Её грачи и сойки передали – герр Ландрас сел за руль автофургона и приближается к выезду из парка. Такое было обычным. Автофургон вечером отправлялся в Гамбург, чтобы утром доставить полученный груз к ресторану герра Цапли. Необычным было, что за рулём хозяин.
Детектив уведомил о сообщении мадам Вонг чёрных воронов, агентов городской уголовной полиции.
- Пожалуйста, за ним! Не выпускайте фургон из поля зрения!


Ночная погоня


Сгустилась темнота, ветер гнал по небу тучи, ронявшие капли дождя. Время от времени показывалась луна. Автофургон мчался по улицам города, на некотором расстоянии за ним летели агенты, чёрные вороны. Герр Цвик, Дятел, Чайка и Галка тоже были в воздухе, стремясь присоединиться к ним.
Один из воронов сообщил герру Цвику по радиопередатчику:
- Он изменил обычный маршрут! Повернул на восток, едет по автобану тридцать шесть!
- Не упустите его! – голос детектива дрожал от волнения. – Скоро мы будем с вами!
Ветер сносил птиц в сторону, они напрягали все силы в полёте.
- Он приближается к тоннелю! – передал чёрный ворон.
- Покружите над тоннелем и проследите, чтобы фургон не вернулся, дав задний ход, и не ушёл от вас! – предупредил герр Цвик.
Спустя время агент забеспокоился:
- Он задержался в тоннеле! – затем сообщил: – Выехал! Повысил скорость. Повернул на север.
Детектив ответил:
- Будьте от него на коротком расстоянии!
Фургон нёсся среди небольших домов с участками. Сбавив скорость, остановился у ворот в глухой ограде. Ворота открылись и, как только машина въехала, закрылись вновь. Чёрные вороны сели на другой стороне улицы, через несколько минут рядом сели герр Цвик и его сыщики.
- Он там! – чёрный ворон указал на участок за оградой.
- Надо вызвать полицейский фургон, – сказал детектив. – Наверняка Ландрас там не один. – И добавил: – Я думаю, он привёз бабушку Карпиху.
- В засоленном виде! – вставил Дятел.
- А может, она ещё жива? – неуверенно сказал герр Цвик.


Домик на зелёном участке


Из примчавшегося фургона выскочили вооружённые полицейские, еноты. На стук в ворота долго никто не отзывался. Наконец, они открылись. За ними стоял не отличающийся размерами тёмно-рыжий хряк из породы вьетнамских вислобрюхих свиней.
Инспектор полиции предъявил удостоверение.
- Где Ландрас?
- Что вы сказали? Кто? – удивился хряк. – Я не знаю никакого Ландраса.
Представители закона прошли мимо хозяина в домик, где не застали никого, кроме спавшей хозяйки. Направились в гараж, там стоял автофургон, он был пуст. В подвале, на чердаке, в саду не обнаружилось ничего, что остановило бы взгляд.
Герр Цвик спросил хряка, куда он ездил.
- Мне позвонил клиент, сказал, что надо срочно перевезти груз, назвал место, куда я за ним должен приехать. Когда я уже был в дороге, опять позвонил – поездка отменяется, но он заплатит мне, как если бы я перевёз груз. Я вернулся домой.
- Почему вы останавливались на автобане тридцать шесть в тоннеле?
Маленькие глаза хряка забегали.
- Я не останавливался там.
Герр Цвик со своими сыщиками и полицейские вернулись в гараж. Детектив указал хозяину на автофургон.
- Он принадлежит вам?
- Конечно! Уже два года.
- Почему на нём номер фургона герра Ландраса?
Хозяин смутился. Он стоял и молчал с испуганным видом. Инспектор полиции потребовал ответа.
- Мне позвонили и обещали хорошо заплатить, – заговорил хряк, выдавливая из себя слова. – Я должен был выехать на автобан тридцать шесть и в тоннеле ждать, когда подъедет фургон, такой же, как мой. Номер на моей машине сменят, и мне надо будет быстро поехать домой.
- Вы понимали, что идёте на нарушение закона! – произнёс инспектор полиции. – Мы вас задерживаем!
Хряка увели, а герр Цвик с досадой признал:
- Ландрас провёл нас! Он заранее нашёл подходящий автофургон и соблазнил владельца деньгами.
Чёрные вороны оправдывались: когда фургон выехал из тоннеля, они снизились, осветили фонариками номер и убедились, что летят за тем, за кем и летели.
- А Ландрас в тоннеле переждал и отправился, куда ему было надо, – заключил герр Цвик.


Клуб Шокирующих Вкусов


Полиция с арестованным уехала, герр Цвик и его помощники остались одни на тёмной ночной улице.
- У нас есть единственное, – сказал детектив, – это надежда на известие, которое подскажет нам, куда поехал Ландрас.
Он позвонил в своё городское бюро, сотрудники там не спали.
- Что ожидается второго сентября?
Герр Цвик повторял вслух и комментировал то, что ему передавали.
- Откроется новая линия метро? Это не может относиться к нашему делу. Приедет знаменитый астролог? Ага, и что же он предскажет? Кто станет новым канцлером? Наверное, это интересно, но нам вряд ли поможет. Что ещё?
Детектив раздельно повторил услышанное:
- В Клубе Шокирующих Вкусов конкурс на лучшее блюдо. – Он попросил срочно навести справки об этом клубе и вскоре услышал следующее.
Клуб основан богатейшими людьми мира, среди которых – жестокий диктатор одной из стран Восточной Азии. Конкурсы устраиваются регулярно, за лучшее блюдо присуждается приз – маленькая алюминиевая миска, в которую опущен золотой язык.
- Чей язык? – поинтересовался герр Цвик.
- Просто язык из золота. Так сказали, – ответили ему из его бюро. – С призом выдаётся большая денежная сумма.
Герр Цвик спросил, где располагается клуб, и вслух повторил ответ:
- В замке, который сохранился от времён германского короля Генриха Птицелова!
Это было не так далеко. Замок находился в лесу, известном как Дубовый Лес. Чтобы попасть туда, Ландрасу приходилось обогнуть обширное пространство, где открытым способом добывается бурый уголь.
- Зато мы полетим напрямик и опередим Ландраса! Судьба вознаградит нас за тот урон, который нанёс птицам Генрих Птицелов, – позволил себе пошутить герр Цвик.
- И вы думаете, шеф, что Ландрас собрался получить приз за блюдо из бабушки Карпихи? – сказал Дятел. – Тогда он – немыслимый дурак! Почти в каждом ресторане вам подадут карпа, его вкус никого не шокирует.
- И всё же нам не остаётся ничего, как проверить, – с этими словами шеф связался по мобильнику с городской полицией и сообщил, куда должны прибыть полицейские.
Птицы взмыли в воздух и понеслись так быстро, как только могли. Сверху они увидели огни замка в Дубовом Лесу, спустя несколько минут, опустились на одну из башен. Внизу простирался ярко освещённый двор, окружённый служебными постройками. По нему сновали слуги: всё больше бабуины, за исключением пары павианов.
- Нам надо узнать, где кухня, – сказал своим сыщикам герр Цвик.
Его услышал голубь, спавший за выступом тёплой трубы. Он сначала заворчал, что его разбудили, но потом объяснил, что окна кухни находятся справа от арочного входа в замок.
Одно из окон было открыто. Герр Цвик и его спутники воспользовались этим и влетели в кухню.


О чём узнали сыщики


В помещении стоящие справа и слева столы, полки вдоль стен были полны разнообразной посудой, сверкали металлом кастрюли, миски, котлы. Шипел жир в сковородах на электрических плитах. Среди дюжины слуг здесь можно было узнать главного – гориллу в белоснежном костюме с чёрным галстуком-бабочкой.
Этот тип посмотрел на вторгшихся гостей, явно собираясь вызвать охрану, но детектив опередил его, назвав себя, и со значением добавил:
- Репутации клуба угрожает серьёзная опасность.
Тип, который оказался шеф-поваром, слышал о скворце-детективе и всем своим видом выразил внимание.
- С минуты на минуту к вам привезут похищенную рыбу! – сказал герр Цвик.
- Похищенную? – шеф-повар встревожился.
- Да! Из озера, где, как и в парке вокруг, жизнь всех обитателей охраняется законом.
Шеф-повар слышал о таком месте, его тревога возросла. Детектив успокоил его, сказав, что полиция скоро прибудет и, как только появится преступник, он будет схвачен.
- Не могли бы вы рассказать, какие блюда признавались на конкурсах лучшими? – поинтересовался герр Цвик.
И услышал, что несколько лет назад ценились редкости – например, блюдо с сырым фаршем из кобры, сыр из подгоревшего молока птицы Феникс. А потом члены клуба нашли, что это не так уж оригинально. Более шокирующим будет, когда по вкусу придётся что-то обычное, но с некой особенностью.
Однажды в клуб доставили яйца индонезийского варана, извлечённые из нутра проглотившего их сетчатого питона. Но победили яйца обыкновенной курицы, пролежавшие, однако, в земле тридцать лет. Потом сыр из подгоревшего молока птицы Феникс уступил сыру из простого коровьего молока, но червивому и с подгнившими яблоками. Лучше самых редкостных рыбьих блюд признали луковый крем-суп с селёдочными головами, такими несвежими, что они светились в темноте.
- А может ли получить приз блюдо из карпа? Рыбы, вы знаете, растут всю жизнь, и карпов, чей вес более трёх килограммов, не покупают. Они уже настолько стары, что совсем невкусны, – сказал герр Цвик.
Шеф-повар ответил:
- А если карп особенно стар? Обычный-то обычный, но самый старый на материке? Это должно шокировать. Приготовьте такого карпа в очень молодом вине и с молодым чесноком! Блюдо может победить.
- И какая сумма будет наградой?
- Пятьсот семьдесят пять тысяч евро.


Пять арканов


Едва герр Цвик и его помощники обменялись взглядами, которые выразили впечатление о сумме, как послышался шум мотора. В свете фонарей посреди двора остановился автофургон, из его кабины вылез дюжий белый кабан герр Ландрас. Он подозвал одного из пробегавших слуг-бабуинов, поговорил с ним, тот убежал, и вскоре из служебной постройки выехал автокран. На его приподнятой стреле висел объёмистый кошель из сетки.
Сыщики и шеф-повар, горилла, напряжённо следили из окна кухни за тем, что происходит. Автокран, управляемый павианом, подъехал к фургону, собрались слуги. Герр Ландрас объяснил им, что делать, они сняли с ёмкости фургона крышку, стрела автокрана переместилась так, что кошель оказался над ёмкостью. Кабан хрюкнул, в кухне услышали:
- Спускай!
Кошель опустился в ёмкость, бабуины влезли на неё, перегнулись через край, подводя сетку под что-то, видимо, большое. Вновь раздался рык:
- Подъём!
Павиан, действуя рычагами, поднял из ёмкости кошель, в нём была немалых размеров рыбина, чья чешуя заблестела, освещаемая фонарями со столбов. В кухне Дятел выдохнул:
- Бабушка Карпиха!
- Мне надо быть там, – прошептал шеф-повар и поспешил из кухни к герру Ландрасу.
Сыщики услышали, как тот сказал:
- Самое время – начать разделывать. Утром приедет повар, чтобы приготовить блюдо к обеду.
- Мне нужно знать, откуда эта рыба! – потребовал шеф-повар.
Кабан, хрюкнув, произнёс:
- Возьмите кусочек её мозга на анализ, и вы убедитесь, что этот карп старее самого старого, который занесён в справочники!
Донёсся нарастающий звук сирены, резко затормозил примчавшийся полицейский фургон, из него выскочили еноты-полицейские. Герр Цвик, его сотрудники вылетели в окно кухни к ним.
Инспектор шагнул к Ландрасу:
- Вы обвиняетесь в похищении!
В это время Галка, подскочившая к кошелю с рыбиной, вскричала:
- Она жива, но без сознания! Вся опутана верёвками!
Взгляды обратились к рыбе, возникло секундное замешательство, и мощный кабан головой отбросил в сторону инспектора, бросился к выезду со двора, опрокинув другого полицейского, который оказался у него на пути. Бабуины разразились лаем и страшными воплями, огромная горилла шеф-повар в ужасе закричал:
- Погибаем! Спасите!!!
Полицейские неслись за кабаном. Они в совершенстве владели искусством накидывать арканы и, настигая бегущего, накинули на него сразу пять, натянули верёвки, упираясь ногами в землю. На помощь пришло полдюжины коллег, кабана повалили, на всех его четырёх ногах замкнулись кандалы.
Подошедший инспектор сказал ему:
- Сопротивлением вы усугубили вашу участь. Но у вас есть возможность смягчить наказание – назовите сообщников!
Ландрас злобно рассмеялся.
- Я вас разочарую. Мои сообщники знают, что, если я позвоню им между часом тридцатью и двумя, всё в порядке. Если не позвоню, дело сорвалось, им надо исчезнуть. Я как раз хотел им звонить, но тут принесло вас.
Инспектор посмотрел на свои часы.
- Четыре минуты третьего.
Маленькие глазки Ландраса горели злорадством.
- Теперь уже вам их не схватить!


Возвращение в парк


Бедная рыба пока не пришла в сознание. Её, освобождённую от пут, опять поместили в ёмкость автофургона, сменив в ней воду и включив аппарат, который насыщал её кислородом. Герр Цвик и его помощники уместились в кабине машины, за руль сел полицейский, они поехали в парк. Ландраса в полицейском фургоне повезли следом.
Герр Цвик позвонил мадам Вонг, рассказал о происшедшем, а она, не дожидаясь вопросов, рассказала вот что. Герр Цапля пригласил в ресторан грача и сойку, которые патрулировали участок вокруг его заведения, накормил их пирожками, в чью начинку подсыпал сильно действующее снотворное. Они заснули как убитые, и он улетел. Чёрных воронов вокруг парка уже не было, они преследовали Ландраса и не получили приказа вернуться к парку.
В озере оставались агенты подводной группы захвата, черепахи и угри. Вдруг из озера попыталась улизнуть по каналу Щука. Агенты остановили её, но у неё была острога. Щука ранила ею угря, бросилась от агентов прочь, стараясь спрятаться где-нибудь в озере. Она зарылась в донный ил в самом глубоком месте, но её нашли. Сейчас она в ярости грозит убить острогой каждого, кто приблизится, а у агентов пока нет приказа применить подводные ружья, стреляющие гарпунами.
Брезжил рассвет, когда два автофургона, прибыв в парк, остановились на лужайке около лиловой палатки. Здесь герра Цвика ждала мадам Вонг, она чуть было не восхитилась вслух его успехом. Промолчав, залюбовалась, как закованного в кандалы Ландраса полицейские подталкивают в самую большую из приготовленных клеток.
В палатке герр Цвик включил рацию. У детектива были связи с международными организациями, сейчас он соединился с одной под названием «Ветеринары без границ» и попросил искать герра Цаплю, передав его приметы. Детектив полагал, что герр Цапля направляется в Африку. Мадам Вонг была с этим согласна.
Вскоре ей сообщили, что Щука схвачена. На неё ринулись черепахи, чьи панцири защитили их от ударов остроги.


Восстановить картину преступления


Было за полдень, на поверхности озера играли солнечные блики. Вышедшие из него обитатели и те, кто жил в парке, заполнили лужайку. Около лиловой палатки стояли две клетки, из одной посматривал на толпившихся маленькими злобными глазками белый кабан, в другой полулежала, оскалившись, Щука. Она уже не казалась миловидной, знавшие её удивлялись, что не замечали раньше, какие у неё страшные зубы.
Поодаль от клеток стояли лесничий герр Липс, горный седобородый козёл Судья, сидели на траве чёрный лабрадор Фродо и сиамская кошка мадам Вонг. Перед клетками прохаживался скворец герр Цвик.
Из палатки появилась Чайка, быстро приблизилась к своему шефу, произнесла громко, что из организации «Ветеринары без границ» сообщили – во Франции пойман герр Цапля.
- С паспортом на имя журавля он обратился с просьбой, чтобы ему сделали прививку от болезней, которые распространены среди птиц Африки. Его опознали и вызвали полицию.
Герр Цвик повернулся к Ландрасу в клетке.
- Как видите, ваш сообщник до Африки не долетел. Хорошенько подумайте, что будете отвечать на допросе! Если солжёте или что-то утаите, а ваш сообщник, когда его доставят, вас выдаст, останетесь в дураках!
Детектив объявил, что начинает допрос, и обратился к обвиняемому:
- Вы прочитали в газете о конкурсах в Клубе Шокирующих Вкусов, и у вас возникла идея получить приз, а для этого похитить бабушку Карпиху.
- Нет! Это Цапля прочитал о конкурсах и предложил мне идею! – выкрикнул кабан, чей голос неожиданно стал визгливым. – Это его дела – всякие блюда и всё, что к ним относится.
- Допустим, – сказал детектив. – Так вот, сбоку от ресторана есть бетонная площадка, которая доходит до самой воды. Площадка окружена живой изгородью, и её не видно со стороны. Здесь автокраном разгружают фургон, прибывший из Гамбурга, и переправляют груз на склад рядом с кухней.
Герр Цвик встал перед клеткой преступника.
- Вы решили поставить автокран на краю площадки у воды, опустить кошель из сетки в озеро и поймать в него бабушку Карпиху! Как вам удалось сделать так, чтобы она подплыла сюда? Чем вы её подманили? Варёным горохом? Зёрнами кукурузы?
- Нет, личинками комаров. Цапля сам собирал и заготавливал их, – ответил кабан.
- Поймав бабушку Карпиху, – продолжил детектив, – вы в заранее выбранном местечке на берегу разбросали её чешуйки, оставили окурок сигареты «Голдфилд», а их пачку подкинули в её бунгало. Последнее проделали вы! – герр Цвик повернулся к Щуке в её клетке.
- Да, я! – ответила она вызывающе бесстыдно.
- Сигареты, которые никто здесь не курит, были выбраны для того, чтобы они указывали именно на бабушку Карпиху. Тем самым было создано впечатление, будто она похищена в отдалении от ресторана Цапли и вблизи гнезда Ястреба – пусть подозрение падёт на него!
Лишь только детектив договорил, раздался голос пришедшей в парк Михаэлы:
- Какая подлая!
Мадам Вонг строго взглянула на девочку:
- Тссс! Не мешай!
- Итак, – герр Цвик вновь повернулся к Ландрасу, – бабушка Карпиха у вас в кошеле, вы отправили её в ёмкость фургона, вывезли из парка. Где вы её держали?
Кабан хрюкнул и визгливо вскричал:
- Промахнулись, хвалёная знаменитость! И вы, и ваши ищейки, и вот эта кошка! – он указал злыми глазками на мадам Вонг. – Карпиха была у меня, и вы были в шаге от неё! Вы думали, раки курят на надувном матраце, а они сидели на ней, засунутой в его оболочку и обложенной ватой с наркотиком!
Герр Цвик, его помощники, шефиня полиции вспомнили обыск во владении Ландраса, компанию раков, сидевших в облаке табачного дыма на надутом, казалось, матраце с красным логотипом фирмы «Хугель. Мягкий воздух». Вспомнили, что, когда спустились в подвал, где не было дыма, Чайка, а за нею мадам Вонг уловили рыбий запах.


Кто бы подумал


Во взгляде, каким мадам Вонг посмотрела на герра Цвика, впервые выразилось дружелюбие – они оба одинаково опростоволосились. Затем сиамская кошка перевела взгляд на Ландраса в клетке, проговорила зловеще:
- Вы ответите и за мучения, которые причинили бедной престарелой рыбе!
Герр Цвик приступил к допросу Щуки. Она отвечала заносчиво и дерзко, ей явно доставляло удовольствие поражать всех, кто её слышал, правдой о себе.
По её признанию, в детстве она мечтала поедать пескарей, плотичек, подлещиков и страдала оттого, что это воспрещено. Росла она избалованной родителями, красивой, вызывающей симпатию, но считала себя обделённой тем, что нельзя вонзать зубы в беспечных голавлей и язей, в самодовольных жирных сазанов. Ей оставалось только обзавестись фотоаппаратом и фотографировать их.
Она страстно интересовалась, как ловили рыбу люди, ей особенно понравился способ всаживать в рыб острогу. Щука знала, что и сейчас есть браконьеры, и у неё родился план. Заимев острогу, она однажды ночью убьёт множество рыб, часть их съест, а часть оставит всплывшими на поверхность озера. Утром их увидят, ужаснутся ранам от остроги и должны будут решить, что ночью на озере побывали браконьеры на надувной лодке.
Щука захотела проверить, как отнеслись бы к внезапному страшному случаю обитатели озера, и выбрала старую бабушку Карпиху. Когда та сидела на террасе ресторана, Щука подсела к ней и рассказала, будто ей приснился кошмарный сон. По озеру плавали люди в надувной лодке и острогами убивали рыб.
- Я не могу отделаться от страха, что это случится на самом деле, – пожаловалась Щука.
- Ах, милая, я слышала о таком, когда была совсем маленькой – сказала бабушка Карпиха. – Одна я во всём озере знаю об этих случаях. Оставь свой страх, они не могут повториться. Ведь люди плавали на лодке с ярким фонарём, его свет привлекал рыб, и тогда их убивали.
Если же теперь, по словам бабушки Карпихи, кто-то ночью поплывёт с фонарём, тут же поднимется тревога, и браконьеры мало что успеют сделать, как их схватит подоспевшая из города полиция.
Щука поняла, что задуманного не исполнить. «Если ночью никто никакого фонаря не увидит, Карпиха скажет, что рыб убивали не браконьеры. Но ведь лишь одна она здесь знает об охоте с фонарём, – размышляла тайная хищница. – Как бы избавиться от этой старой рыбины?»
Щука не задумалась, что после гибели множества рыб от остроги будет расследование, поведут его те, кому известны приёмы браконьеров, и выяснится – они тут не при чём. Щука знала только одно: «Как покончить с бабушкой Карпихой?»
Их разговор подслушал герр Цапля, который уже сговорился с Ландрасом о похищении старой рыбы. Он пригласил Щуку в ресторан после закрытия, подал ей живого морского конька и, понаблюдав, как она с ним расправляется, предложил участвовать в деле. Хищница согласилась. Вместе с герром Цаплей и Ландрасом она разрабатывала детали замысла, и это ей пришла мысль о сигаретах «Голдфилд». Но как было их заполучить? Когда поднимется шум, продавец киоска назовёт, кто из обитателей парка покупал их.
Герр Цапля предложил послать за ними Лиса, чьи слова о том, что он съел бы бабушку Карпиху, были всем известны. И когда ещё узнают, что он купил сигареты, будет окончательно ясно, кто преступник. Однако сам герр Цапля не мог послать Лиса за сигаретами, потому что тот не стал бы молчать об этом. И тогда Щука сказала – Лиса пошлёт король. Он волочился за ней, выполнил бы любую её просьбу и даже, когда понял бы, зачем ей были нужны сигареты «Голдфилд», не выдал бы её. Так и вышло.
Лис из-за лени обратился к Ландрасу и Дирку с просьбой купить сигареты, и это оказалось как нельзя более на руку заговорщикам. Важнейшее в деле было под их контролем.
Слушая признания Щуки, герр Липс время от времени набивал ноздри табаком, чихал и повторял, обращаясь к арестованной в клетке:
- Не только я, но никто не подумал бы, что вы такая бессердечная!
Его поддерживали бургомистр Фродо, Селезень и Утка и другие обитатели парка и озера.
- У неё злостно беззаконные инстинкты! – заявлял Судья о Щуке.


Преступная изобретательность


Щука шпионила за всеми живущими в озере и в парке, появляясь тут и там со своим фотоаппаратом, а о ней думали, что ей нужны разнообразные интересные снимки. Она вызнала, что Выдра прячет скелеты копчёных карпов в дупле дерева, и выследила – та получает надёжно упакованных карпов от Нутрии.
Раскрыла Щука и тайну Водяного Ужа, который днём прятался внутри Лежащего Дерева, а ночью проскальзывал в озеро. Злоумышленнице были выгодны слухи о некоем Драконе – чем больше тех, на кого падёт подозрение, тем лучше. Она подкрепляла миф о нём, показывая фотографию Водяного Ужа, которого принимали за хвост Дракона.
- Я не думала, что змею поймают, – сказала она.
Заметила Щука, и как Сом выходит ночами на берег. Она решила, что он втайне охотится на земляных жаб.
- Мне не могло прийти в голову, что этот болван танцует на хвосте перед ящерицами!
Слова преступницы вызвали всеобщий шёпот возмущения на лужайке. А арестованная сказала, что туманной ночью она проглотила множество лягушек и рыбок, рассчитывая, – подумают на Дракона. А если доберутся до его величества, то и пусть. Главное, чтобы не заподозрили её.
Она была изобретательна, направляя следствие по ложному пути. Позвонила Дятлу и сообщила о тайнике Выдры. А когда Полевой Воробей подсел к кармалу Дирку на террасе, насторожилась. Дирк направился вдоль берега к указанному ему месту среди зелени у воды, а Щука скользнула в озеро, поплыла в ту же сторону и подслушала разговор герра Цвика с хряком. После этого она позвонила Лису, и он бежал из парка.
Герр Цвик, перестав прохаживаться перед клеткой, сказал Щуке:
- Вы напали на меня в подводных джунглях для того, чтобы подумали – это сделал кто-то посланный королём?
- На вас нападали в подводных джунглях? – воскликнула Щука с непритворным удивлением. – Я не знала об этом. Нет, то была не я!
И добавила, что ей, сделавшей такие признания, не к чему было бы отпираться ещё от одного поступка.
Герр Цвик задумался, и тут раздался голос Галки:
- Бабушка Карпиха очнулась!


Что произошло со старой рыбой


Галка сидела на краю открытой ёмкости с водой, в которую была погружена рыба, и услышала её слова:
- Что со мной?
Галка радостно закричала, что бабушка Карпиха пришла в себя.
Рыбина зашевелилась, приподнялась, ей помогли выбраться из ёмкости на лужайку. Со всех сторон раздавалось:
- Как она намучилась!
- Бабушка Карпиха, мы столько о вас говорили! Чего только не думали!
- Как хорошо, что вы живы, бабушка!
Рыбина прокашлялась и произнесла хриплым голосом:
- Почему вы называете меня бабушкой? Я – дедушка Карп!
Зрители онемели. Они сгрудились вокруг рыбины, каждый старался протиснуться поближе и получше разглядеть её. Бургомистр Фродо, горный козёл Судья стояли, открыв рты.
- Это вправду не она, – сказал кто-то, – у бабушки Карпихи чешуя светлее.
- И разве это её голос?! – крикнул другой.
Лещиха, подруга бабушки Карпихи, закричала:
- Если это не она, то где же она?
Все ринулись к клеткам, в которых сидели Ландрас и Щука:
- Что вы с ней сделали, мерзавцы?
Кабан завизжал:
- Мы думали, что это бабушка Карпиха!
То же повторяла Щука, она опешила, её плавники дрожали.
Мадам Вонг, в чьём голосе прозвучал металл, призвала всех к порядку. Герр Цвик обратился к старой рыбе, которая была карпом, а не карпихой:
- Пожалуйста, расскажите, кто вы и что с вами произошло?
Карп стал рассказывать. Было время, когда он жил в этом озере со своей женой Гизелой, которая с годами стала бабушкой. Они расстались из-за его некой слабости. Он уплыл в далёкий водоём, но Гизелу забыть не мог. Иногда они обменивались письмами. Он хотел бы вернуться, а она писала, что примет его, если он бросит свою вредную привычку. Наконец ему это удалось, и он поплыл на родину, не написав жене, – хотел явиться неожиданно.
Проделав длинный путь, который занял много дней, утомлённый старый карп добрался до родного озера. Стояла ночь, он был голоден и вдруг уловил ни с чем не сравнимый запах комариных личинок. Карп поспешил к месту, где они плавали на поверхности озера, принялся утолять голод.
- И вдруг я попал в сеть. Меня подняли из воды, навалились на меня, перед моими глазами всё потухло. Больше я ничего не помню.
- Какое несчастье! – сказала со вздохом Утка.
- Какой нерадостное возвращение домой! – добавил Селезень.
- А теперь послушаем обвиняемых! – герр Цвик повернулся к клеткам с заключёнными.
Ландрас рассказал:
- Мы с Цаплей прижали к жабрам этой рыбы вату, которую пропитали наркотическим веществом. Рыбина затихла. Мы отвезли её ко мне, чтобы утром поехать с нею в клуб идиотов, где придумывают еду, которую съедят только свиньи в свинарнике. Но Цапле вдруг сообщили, что конкурс переносится. Это-то нас и погубило!
Оказалось, что политические проблемы не давали прилететь диктатору из
Восточной Азии, он мог быть на конкурсе не ранее второго сентября.
- Что было делать? – Ландрас в досаде хрюкнул. – Мы связали рыбину, обложили ватой с наркотиком, засунули в оболочку надувного матраца. Раки за даровое пиво и сигареты согласились сидеть на ней, – грузный кабан вдруг подпрыгнул в клетке и проревел: – Эх! Если бы не перенос срока, всё прошло бы гладко!
- Нарушения закона никогда никому не сходят с рук! – заявил Судья и закашлялся.
В это время старому карпу помогли добраться до озера, и, перед тем как он погрузился в него, подлетел герр Цвик и спросил:
- Не могли бы вы сказать, от какой вредной привычки избавились?
- Я курил, – ответил дедушка Карп.
- А разве бабушка Карпиха не курила?
- О нет! Она терпеть не могла курящих! У неё была другая слабость.
- Какая же? – спросил детектив, он был весь внимание.
- Она нюхала табак.
Услышав это, и герр Цвик, и другие, кто был рядом, стали искать глазами герра Липса, известного нюхальщика табака, но его не было.


Закон одинаков для всех


К герру Цвику приблизилась мадам Вонг, хвост сиамской кошки поднялся, кончик дёргался из стороны в сторону. Она произнесла голосом, которому старалась придать твёрдость, но он дрожал:
- У нашего лесничего герра Липса, – кошка перевела дух, – привычка нюхать табак была не единственной слабостью!
Обитатели парка и озера окружили шефиню полиции плотной стеной.
- Герр Липс обожал блюда из карпов!
Сказав это, мадам Вонг передала, с каким сладким выражением лесничий произнёс:
- Карп в сметане – пальчики оближешь!
Она рассказала, до чего упоённо он говорил о карпе, тушёном со сливками, карпе с луком и черносливом, карпе заливном!
- Мне не забыть, как он восклицал: «Сколько я поел карпов в разном виде! Ах, что может быть вкуснее?»
Шефиня полиции продолжила:
- Он признался, почему его девушка не вышла за него замуж. Она увидела, что блюда из карпов он любит больше, чем её!
Поднялся шум, ошеломлению окружающих не было предела.
- Всё то, о чём я рассказала, слышал наш бургомистр, – заключила мадам Вонг и повернула голову к чёрному лабрадору.
Она добавила, что бургомистр убеждал её молчать.
- Я и сама не могла решиться. Герр Липс – наш любимый хозяин.
- Да-да, наш хозяин! – повторил Фродо, слёзы падали на траву из его глаз.
Раздался сипловатый голос Судьи:
- Хозяин и добрый хозяин, но закон одинаков для всех!
- Сейчас его нет здесь! Не пытается ли он скрыться? – звенел голос мадам Вонг. – Но я знаю, где он держит бабушку Карпиху!
Сиамская кошка, чёрный лабрадор, горный козёл Судья, а за ними все остальные направились к дому лесничего, но раньше их к нему подлетел герр Цвик со его сотрудниками.
Навстречу вышел герр Липс. Мадам Вонг вперила в него взгляд пронизывающих глаз: голубого и оранжевого.
- Вы уже решили, в каком виде съесть её? Не в майонезе ли с хреном?
Пожилой лесничий набил ноздри табаком, чихнул и улыбнулся.
- Она разрешила мне открыть тайну.
Он впустил гостей в дом, открыл комнату без окон. Почти всю её занимал большой аквариум. В нём увидели бабушку Карпиху. Она высунула голову из воды и сказала:
- Ахим в самом деле бросил курить?


Конец долгой разлуки


Герр Липс понёс рыбу к озеру, где на поверхности у берега пошевеливал плавниками дедушка Карп. Оказавшись в воде, бабушка Карпиха подплыла к нему со словами:
- Ахим, а ну-ка дыхни на меня!
Он исполнил то, чего она потребовала.
- Куревом не пахнет, – сказала она.
- Гизела, ты всё такая же, – сказал он.
Между тем лесничий раскрывал тайну. Бабушка Карпиха, нюхая табак, боялась, что об этом узнают и скажут – какой пример она подаёт молодым рыбам! Её мучило, что приходится утаивать дурное пристрастие. И она делилась своей горестью с герром Липсом, таким же заядлым нюхальщиком табака. Как ей хотелось покоя хотя бы на время! Чтобы можно было спокойно, без утайки, набивать ноздри табаком и от души чихать, не думая, что кто-то услышавший осудит её!
Лесничему пришла мысль помочь бедной старой рыбе. Он заказал в городе аквариум и, когда лабрадора и кошки не было дома, позаботился, чтобы его установили в комнате без окон. Ночью он помог бабушке Карпихе выбраться из озера, отнёс её к себе домой, аквариум ей понравился. Они договорились – утром он объявит, что она отправилась по каналу проведать внуков и правнуков в разных водоёмах. А когда ей захочется опять в озеро, герр Липс ночью отнесёт её туда, и поутру она скажет, что возвратилась из путешествия.
И вдруг грянуло известие, будто бабушку Карпиху похитили или съели. Обнаружилось место, где это якобы произошло, там нашли чешуйки старого карпа, окурок сигареты «Голдфилд», а в бунгало бабушки оказалась пачка этих сигарет. Происшествие предстало перед герром Липсом какой-то зловещей тайной. Он подумал, что злая участь постигла чужую никому не знакомую рыбу, которая ночью появилась в озере. Кто совершил злодеяние? Он решил молчать о бабушке Карпихе, пока тайна не прояснится.
Его гостья согласилась с ним. Надо было выжидать. Но они не тосковали. Когда лабрадора Фродо и мадам Вонг не было дома, герр Липс усаживался около аквариума, и два заядлых нюхальщика табака безмятежно набивали им ноздри, с наслаждением чихали и вспоминали прежние добрые времена, когда были молоды.
Ах, какие трогательные, какие интересные кинокартины шли тогда! Теперь они смотрели их на компьютере. Прекрасный мюзикл о любви Осы и Шмеля из враждующих между собой колоний ос и шмелей! А заставляющий вас не дышать детектив, в котором сыщик Шершень в конце концов разоблачает таких с виду невинных Кузнечика и Бабочку Капустницу?
С умилением и грустью герр Липс и бабушка Карпиха слушали записи Танцующего Дрозда, который некогда прилетал из Америки на самолёте. В ту пору юные красотки форели и другие рыбы не покрывали себя татуировками, это позволяли себе только отчаянные моряки тунцы.
Лесничий замолчал, поведав историю, и тут же раздался возглас мадам Вонг:
- Хозяин!
- О, хозяин! – воскликнул и чёрный лабрадор.
- Простите меня, хозяин! – произнесла неожиданным для неё виноватым, умоляющим тоном мадам Вонг.
Слёзы текли ручьём из глаз Фродо. Сиамская кошка, чтобы скрыть, что плачет, прижала лапки к своим прекрасным глазам.
Тут послышался сварливый голос Линя:
- Пока бабушка Карпиха кайфовала, дедушка Карп изнывал без курева по дороге сюда! Никто не хочет отметить его возвращение?
- Надо отметить конец их разлуки! – предложила Лещиха.
В бунгало под водой устроили банкет, во время которого Линь не преминул сказать:
- Она прогнала муженька из-за курения, говорила, что примет его, если он бросит курить. А сама-то не обещала не нюхать табак?
- Не обещала, – признал с грустью дедушка Карп.
- Ах, Ахим! Теперь обещаю! – воскликнула бабушка Карпиха.


Что сразило герра Цаплю


День спустя в парк привезли арестованного герра Цаплю. Его сизо-серый пиджак был помят, лакированные башмаки с узкими носами не чищены.
Он пытался свалить главную вину за похищение бабушки Карпихи на сообщников, однако они на очной ставке не поддались, изобличая его. Убедившись, что ему ни в коей мере не вывернуться, он сдался. Было видно, что его беспокоит что-то иное, помимо суда. Он обратился с просьбой к герру Цвику:
- Не могли бы вы узнать, какое блюдо победило в Клубе Шокирующих Вкусов второго сентября?
Детектив передал просьбу своему городскому бюро и сообщил арестованному ответ:
- Лучшим блюдом признаны апельсины, сваренные в маринаде из-под селёдки и поданные с манной кашей и рыбьим жиром.
- Манная каша и рыбий жир? Это не шокирует и ребёнка! – вскричал герр Цапля, вскинул свой длинный клюв, поймал пролетавшую муху и с отвращением швырнул её на пол клетки. – То ли дело наш карп, самый старый, какой только может быть! – обвиняемый взмахнул крыльями, словно хотел взлететь, они тотчас бессильно повисли. – Пятьсот семьдесят пять тысяч евро ушли в руки бездарей!
Расстроенный герр Цапля отказался от ужина, новость стала для него тяжелее ожидаемого приговора.
Председателем суда был горный козёл, обвинял подсудимых Леопард, защищал Тушканчик. Эти двое приехали из города. Преступники получили длительные сроки исправительных работ. Герра Цаплю и герра Ландраса отправили в санаторий для тяжелобольных слонов и носорогов – ухаживать за лежачими. Щука стала санитаркой в больнице-водоёме для бегемотов.
Лиса признали виновным в сокрытии правды, в попытке побега, но учли его раскаяние и осудили условно. Короля к суду не привлекли, он выступил как свидетель, подтвердив, что Шука просила его тайком купить сигареты «Голдфилд».


Детектив ставит точку


Лиловая палатка ещё стояла на лужайке с видом на озеро, когда герр Цвик попросил Полевого Воробья найти Саламандру и попросить её встретиться с ним. Он прилетит к её домику в траве на берегу над подводным дворцом короля. Детектив назначил время.
Когда он прилетел, Саламандра в длинном чёрном сюртуке с двумя цепочками ярко-жёлтых пятен на спине вынырнула из травы, выжидательно глядя на скворца выпуклыми круглыми глазами без блеска, которые казались чуть сонными. Он начал:
- Мы с вами встречались дважды, и оба раза вы сказали не всё, что знаете.
- Расследование закончено, был суд. Чего вы ещё хотите? – послышалось в ответ.
- Хочу знать, кто напал на меня в подводных джунглях. Я подозреваю, что вам это известно.
- Ах, уж эти подозрения! – Саламандра шлёпнула хвостом по земле.
- Напал на меня не Дракон, которого не существует, и не Щука. Значит, напал тот, кто выплыл из дворца раньше меня. Вряд ли это был король, он не взял бы на себя такого мелкого дела, – рассуждал вслух детектив. – Кто-то из его слуг?
Не дождавшись ответа, герр Цвик продолжил:
- Под водой на склоне мыса рядом с гротом много жилищ головастиков и вьюнов. Они не могли не видеть того, кто выплыл из грота и обмотал себя растениями. Я примусь за допросы по делу о нападении на меня, и кто-то назовёт виновника. О нём узнает всё озеро, весь парк.
Саламандра буркнула что-то неразборчивое. Детектив произнёс:
- Что-то говорит мне – вы этого не хотите. Боитесь мести?
- Вот уж чего я не боюсь! – вырвалось у Саламандры.
- Я так и думал. Не хотите подвести того, кто вам дорог?
Ответом было молчание.
- Хорошо, я даю вам слово, что не начну нового дела, не предам огласке имя виновника, – сказал герр Цвик и закончил: – Если вы его назовёте.
- Какое нападение?! Вас даже не поцарапали! – воскликнула Саламандра.
Детектив понизил голос:
- Вы говорили – королева начала курить…
- При чём тут это? Она курит «Кэмел»!
- И правда – на сей раз сигареты не при чём, – тихо сказал герр Цвик. – Это была она?
Он уловил чуть слышное:
- Да.
И узнал, что её величество подслушала его разговор с королём в их первую встречу. Королева поняла, как не понравился её супругу интерес гостя к картинам, на которых запечатлена хищность старого короля. Она догадалась, что и гость заметил недовольство монарха. И решила навлечь на него подозрение, что он послал убийцу.
- У неё не было времени обдумать свой поступок, – объясняла Саламандра. – Её охватил порыв! Ей хотелось отплатить королю за унижения!
- Она сама вам всё рассказала? – спросил герр Цвик.
- Да. Она всем делилась со мной, я была единственной, с кем она отводила душу.
- Так передайте её величеству мой поклон, скажите – я всегда буду с самым приятным чувством вспоминать нашу встречу под водой! – проговорил детектив своим чуточку скрипучим голосом и этим поставил последнюю точку в истории.


Эпилог


Многое или немногое изменилось в жизни обитателей парка и озера? Михаэла, с разрешения городских властей, принесла из дома Водяного Ужа. Он уже открыто поселился в Лежащем Дереве, по ночам свободно отправляясь в озеро плавать среди водяных лилий. Девочка приносит Ужу спагетти с сыром и кетчупом, а на спину Лежащему Дереву накладывает согревающие пластыри. Все трое счастливы.
В парк прилетает Ястреб поговорить с Михаэлой, которая посмотрела фильм «Мститель с гор» и восхищается тем, как её друг сыграл свою роль. Он рассказывает, в каких фильмах ему предлагают сыграть, но съёмка пока откладывается.
Его величество король без утайки танцует ночами под дубом под музыку двенадцати ящериц, сверкающих при луне изумрудно-зелёным, жёлтым, лазурно-голубым цветами. Поглазеть собирается множество жителей. Считается, что король терпеть этого не может, но, кажется, на самом деле, совсем наоборот.
В Театре Оперы на Липовом бульваре Государственная капелла исполнила его фантазию для духового оркестра под названием «Грустящий дуб», она возымела неслыханный успех. С королём на концерте была королева. Они помирились.
Бело-розовый ресторан герра Цапли с плавучей террасой теперь принадлежит Фазану, который стал держать себя с гордостью, переходящей в надменность. Дары моря по-прежнему поставляет фирма «Осьминог», владеет ею кармал Дирк.
Лис уже не сидит на террасе. Он повар в ресторане и, хотя в кулинарии пока не дошёл до мастерства прежнего хозяина, Барсук уверяет, что это не за горами. Во всяком случае, сметанный соус с тмином и соус тартар у Лиса уже не хуже, чем были у герра Цапли.
Выдра, как и раньше, ездит с букетами цветов в город к Нутрии и не только не перестала ходить на скачки, но и подругу заразила страстью к ним. Выдра не боится упасть в обморок из-за проигрыша. Говорят, что подруги чаще выигрывают, чем проигрывают. В ресторане рыбного центра «Удочка Фрица» они едят карпов как горячего, так и холодного копчения.
Однажды они встретили здесь герра Цвика и Чайку. Герр Цвик был в костюме с иголочки чёрно-синеватого цвета с глянцем, Чайка – в ожерелье из чёрных жемчужин. Пара отмечала помолвку. Выдра и Нутрия обратили внимание, с каким аппетитом Чайка уплетала свежие сардины.
Из города стали частенько приезжать в парк желающие покататься по живописному озеру на лодке – внук бабушки Карпихи открыл лодочную станцию. Дело идёт отлично.
В полном согласии живут дедушка Карп, бросивший курить, и бабушка Карпиха, которая перестала нюхать табак. Она повторяет, как это приятно – порвать с дурной привычкой. Поговаривают, что время от времени то он, то она исчезают в камышах. Линь, известный своим длинным языком, утверждает, что бабушка Карпиха, бросив нюхать табак, стала курить и причём сигареты «Голдфилд». Но стоит ли слушать Линя?


Берлин, 10 октября 2000

© Copyright: Игорь Гергенрёдер. Дата опубликования: 30.11.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).