Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 16 ноября 2019.:
Светлана Зубко

Рассказы психология отношений

А ТУТ ЕЩЕ ЭТОТ ПОРОСЕНОК

Родители Димы разошлись и Дима жил с матерью, по выходным отец забирал к себе, где он общался с любящими его дедушкой и бабушкой. Димочка, от которого требовали недетского поведения, стал осторожным и скрытным. Стал опасаться всего. Но тут у папы появилась возможность на 2 дня поехать с Димой на дачу. Димочка, этот мальчик со взрослыми глазами, сел в машину:
- Ой, муха, боюсь! - сразу стал отодвигаться от мухи.
- Димочка, мы едем на дачу.
- Я не хочу.
- Я хочу на Ленина.
- А мы так и едем на Ленина, - сказала тетя Мила.
А машина уже выехала за город.
- А вот эта дорога обязательно приведет нас на Ленина. Она только обогнет дачу, потом развернется и сразу поедет на Ленина.
Дорога красивая, зеленая Димочке понравилась. Бабушка с дедушкой, сидящие с ним на заднем сидении, наперебой рассказывали ему сказки, пели детские песенки.
- Помнишь басню, Димочка, «Стрекоза и муравей»?
Димочка с трудом вспомнил, о чем шла речь в любимой ранее басенке.
«Попрыгунья стрекоза, попрыгунья стрекоза». А дальше Димочка молчал.
- А когда мы приедем на Ленина?
Этот маленький мальчик был прав. Ему жизненно необходимо было вернуться в тот счастливый мир на Ленина, который окружал его там. По дороге Димочке показывали красивые домики, собачек, коров, коз. Так что у Димы не хватало времени еще на что-то большее, как на полученную информацию. Димочка в свои 4 года был не по-детски развитым, умным мальчиком. Повзрослеть пришлось бы любому мальчику, если бы его родители, которые были для него единым и нераздельным «мама и папа», вдруг стали жить отдельно. Мама старалась ответить на вопросы Димочки: почему папа не живет с ними? Почему они уехали с Ленина, когда там у Димочки было все: велосипеды, машины, спортивная стенка и даже через стенку жил его крестный дядя Арсен, который учил его каратэ, где Димочку любили все. Нужно было приводить очень серьезные аргументы для объяснения. Мама стала ругать папу, дедушку, бабушку. Мама стала ограничивать встречи папы с сыном. И мальчик изменился. При маме он уже не говорил, что скучает по папе. У него был повод не верить маме. Он во всем стал сомневаться, чего у него не было раньше, стал осторожным и скрытным. Папе он не рассказывал о маме, а маме о папе.
Приехав на дачу, Димочка вышел из машины. Ему наперебой показывали цветы, бабочек, деревья.
- Я боюсь бабочек.
- А тут и ежики есть, - сказала тетя Мила.
- Я боюсь ежиков, я хочу на Ленина.
Но оказалось, что у тети Милы тоже была куча проблем. Тетя Мила озабоченно жаловалась:
- И картошечка не вскопана, и сове ухо оторвали, а тут еще этот поросенок.
Дима прислушался.
- Вот пожалуйста, котята, наверное баловались и уважаемой тетушке Сове оторвали ухо. Теперь она плохо слышит, теперь мышей разведется видимо-невидимо, что делать?
Дима смотрел во все глаза на тряпочную Сову, у которой действительно оторвано ухо и искал, как всегда, выход из сложившейся ситуации, как его учили бабушка и дедушка, но уха нигде не было.
- А тут еще этот поросенок, - не переставала жаловаться тетя Мила.
На подставке стояли два фарфоровых поросенка, место третьего было пусто.
- Волк по телевизору завыл, поросенок испугался, — рассказывала тетя Мила, - и дал деру. Ищи его теперь. Не пришел ночевать и все.
- Димочка, сосчитай, сколько поросят два?
- Да, - сказал Димочка.
- А было три? И картошечку надо вскопать, сварить с укропом. Сколько дел!
Димочка растерялся, всем надо помочь, везде успеть, а тут еще этот поросенок вздумал бродяжничать. Постоянно, то тетя Мила, то дядя Витя спрашивали: «Поросенка не видели, поросенок не попадался?» Дима понял, что поросенка любили и все его ищут.
После завтрака дедушка сказал, что надо немного поспать, отдохнуть с дороги.
- Я боюсь, там комар, - сказал Димочка.
Дедушка прогнал комара и целый час сидел рядом с внуком, рассказывал сказки, убаюкивал. Димочка не уснул. Потом пошли копать картошечку. Димочке нравилось помогать. Они же не видят всю маленькую картошечку. И только он, Димочка, ее замечал и клал в ведерко.
Тетя Мила показала соседскую собаку Дика. Дик громко лаял. Димочка спрятался за тетю Милу, но она сказала:
- Он добрый, у него только голос очень громкий, но он очень любит деток.
Димочка понемножку знакомился с растениями, с бабочками, ходил по тропинкам и приглядывался ко всему и вдруг дядя Витя принес вертушку, прикрепил ее к шлангу и включил воду. Струйки воды через отверстие вертушки стали литься на грядки. Димочка открыл рот. Потом он стал хлопать в ладоши и подпрыгивать. Этот душ помог снять ту ненужную, вредную напряженность, ту взрослость, которая была на его лице. Сейчас каждый думал о своем. Бабушка о том, чтобы брызги не попали на Димочку, ведь внук еще недавно кашлял, и ей попадет от невестки, если кашель усилится. Папа о том, как мало надо для счастья его сына — просто дождик, просто веселый дождик. Дедушка просто радовался, что мальчик вернулся в тот мир, в тот счастливый мир, в котором он пребывал раньше. Дядя Витя думал о Кулибине — о том изобретателе, который придумал эту вертушку-разбрызгиватель, который все в жизни Димочки вернул на свои места.
Димочка спокойно подошел к забору, за которым был Дик, и сказал:
- Дик, мы скоро приедем, мы снова приедем на дачу.
А Дик отвечал:
- Гав.
- Я знаю, что ты не сердитый и не страшный, что ты просто громко рычишь и лаешь, потому что у тебя голос такой.
Димочка ехал домой, но мысли у него были о сове, и как это ее так угораздило — целое ухо, бедная сова. И этот поросенок. Втроем, конечно, втроем веселее. Видно волк его так испугал, ищи теперь этого поросенка.
- Димочка, будешь ехать, пожалуйста, смотри по сторонам — увидишь поросенка — это наш, пусть домой возвращается.
- Да уж, хорошо, - сказал Димочка.
- Да уж, - продолжала тетя Мила, - ходит где-то, ему и страшно, и братцы ждут.
Целых два дня, насыщенных бабочками, картошечкой, муравьями, комариками и цветными камешками, и ветрами с лимана, и заботами о папе, который порезал ногу. Сперва, вспоминал Димочка, он очень испугался крови. Где-то там на Ленина он бы плакал, но тут нет. Тут он мгновенно сказал:
- Папа, береги себя.
Как часто ему приходится сейчас быть самостоятельным.
- У меня есть план, как лечить папу, - сказал он. - Мы помажем его зеленкой.
И Димочка успокоился. Внук должен восхищаться брызгами, должен хлопать и прыгать. Папа обязан устраивать сыну такие фейерверки с брызгами. Дедушка с бабушкой должны радоваться, глядя на внука. А все вместе они, взрослые, должны быть рядом с ним, чтобы помочь, объяснить, поддержать, уберечь. Это хрупкое четырехлетнее создание от вторжения взрослой, суровой правды на его территорию, в его сказочный мир. По дороге домой


Димочка внимательно смотрел по сторонам. Все хорошо, все даже лучше, чем хорошо.
- Но поросенок к братцам не вернулся, - сказал он бабушке. - Еще не известно, встретятся ли ему добрые звери, добрые люди, которые отведут его домой. А если волк с телевизора опять его испугает?!



БАБУЛЯ-КОРВАЛОЛКА

Одну двухместную палату занимала бабушка, которую все отделение называло «Бабуля-корвалолка». Бабушка была очень беспокойной, жаловалась на болезнь, на беды, горести, на неустроенного сына, на все это житье-бытье. И так как горестей было у нее через край, любой больной, которого помещали на соседнюю кровать, не выдерживал этого накала эмоций и жалоб. Скромно говорил врачу:
- Я очень сочувствую бабуле, но добавить к своим проблемам еще и бабушкины просто не имею права.
И заведующий отделением перестал искать больную, которая могла бы выдержать рассказы бабули и дал бабуле возможность жить одной в палате. Диагноз у бабули был один: горестная, одинокая старость. Сперва бабулю подлечивали, но через 2-3 месяца просто обихаживали. А бабуля, изредка выходя из палаты, где она все время находилась, задавала два вопроса:
- А корвалолу можно? А мой сын придет?
Сестрички капали ей в чашку корвалол и на второй вопрос отвечали:
- Несомненно, сын уже в дороге.
- Да, - спрашивала бабушка недоверчиво, и удалялась в свою палату.
Вот наконец-то стало известно, что сын, оказывается, жив и живет в этом же городе, просто жестоко пьет. Разошелся с женой. Но так как человеком он был заслуженным, боевой полковник, прошедший Афган, к его маме все относились очень бережно, жалели ее. Сейчас сын тоже поступил на излечение в другое отделение этого же госпиталя. На следующий день медсестра во все глаза смотрела на красивого человека с густыми русыми волосами, с правильными чертами лица, хорошая стрижка, только бледность и потухший взгляд настораживали.
- Сынок, сынок, - не переставала его гладить бабуля. - Ты завтра придешь?
- Да, - безразлично ответил тот.
Но больше его в отделении не видели. Через две недели его выписали. Потом говорили, что сына у бабушки больше нет. Медицинская сестра прочла фразу: «Трагедия — величайший подъем духа». Спасибо всему персоналу госпиталя за человечность, за поддержку бабули. В коридоре каждый день появлялась бабуля со словами:
- Корвалолу можно? А сын-то придет?
- Ну не могу я выгнать бабулю в белый свет, кто о ней позаботится. Хата нетопленая, сын пьет, - изворачивался завотделением, когда приходили комиссии, проверяли бумаги.
А сердце матери по-прежнему ждало сына и не чувствовало, что его уже нет. Может быть, корвалол притупил чувства, спасибо ему.



ГЕОРГИЙ ГЕОРГИЕВИЧ

Ирина гостила у подруги в селе. Они не могли наговориться. Виделись редко, обоим было небезразлично — удалась ли у подруги семья.
- Ты знаешь, Людмила, у меня было бы все хорошо. Можно сказать, все хорошо. Я и мужа люблю и он нас с дочерью любит. Да только иногда задумается и скажет:
- А вот ты не родила мне, Ириночка, сына. Как бы я хотел передать ему все свое мужское. Ему — наследнику. Дочери даже фамилию не сохраняют.
- Вот только это, а остальное все хорошо.
Людмилу, у которой была и дочь, и два сына, понимающе кивала. Жалела подругу.
- Вот внуки пойдут, и забудет твой Жорик мечту о сыне. Некогда будет.
- Да, - продолжала Ирина. - Говорят, что это связано с хромосомами, но только от мужчины зависит, кто родится.
- Видно девочки — это все, на что твой Жорик способен, - продолжала Людмила.
- Выходит так.
Утром Ирина гуляла в саду, рвала вишню. Возле забора остановились подростки.
- Тетя, дайте нам воды, очень пить хочется.
- Сейчас, - Ирина побежала за водой и вынесла большой полуторалитровый ковш. - Он, мне показалось, что вас пятеро.
- Нет, трое.
И вдруг как гром среди ясного неба — подросток, отвечающий ей, был точной копией ее мужа. Такая же серьезность.
- А вы где живете, - нашлась Ирина. И снова этот подросток ответил:
- Здесь недалеко. Всё, пошли.
Группка пошла дальше своей дорогой.
А Ирина не знала, что делать. Не могло быть такого случайного сходства. Ирина прибежала в дом. Она все рассказала Людмиле.
- Что ты так переполошилась, - удивилась подруга. Где имение, где наводнение. Да твой Жорик в нашем селе и не был никогда. Я бы знала.
- Сердце не обманешь, - отвечала Ирина, - это он, это сын Жорика. Или я ничего не понимаю в этой жизни.
Через 20 минут она уже мчалась в сельскую школу. Ей повезло. Был на месте завуч.
- Класс 2-3-й, говорит Ирина, - пожалуйста.
Какое счастье, в школе каждый год фотографировали учеников класса при переходе в следующий. Ирина смотрела уже пятую фотографию.
- Нет, нет. - И снова хватается за сердце. - Вот он. С фотографии на нее смотрел мальчик. Этот взгляд она не спутает никогда. Требовательный и строгий. Этот излом бровей, эти волнистые черные волосы. Сомнений быть не могло — это сын Жорика. На нее смотрел ее муж. Только из своего детства. Таким она видела его на детских фотографиях.
Как же удивилась Ирина, когда увидела Жорика впервые. Посмотрела в эти глаза и поняла, это он, ее судьба. Потом были встречи, потом были размолвки, перемирия и даже обиды. Но ощущение, что это ее вторая половинка, человек, которого она ждала и искала, никогда не проходило. И вот теперь снова это нахлынувшее чувство. Это он.
- А, - говорит учитель, - этого мальчика и я знаю. Хороший мальчишка. А вот судьба его не жалует. Бабушка воспитывает. Дочь приехала, родила и снова уехала в город. Догуливать видно. А бабушка гордая, помощи не просит. Из последних сил тянется. И внук такой же. Хотя напрасно в гордость играть. Бабушка сердечница.
Ирина отказывалась понимать услышанное. Она уже не хотела думать о матери Дениса, так называл мальчика учитель. Об отношениях мужа с этой женщиной. Она понимала — у Жорика есть сын. И этому сыну сегодня плохо. Как познакомиться с бабушкой Дениса? Как не насторожить и не обидеть эту замечательную женщину, которая не отдала внука в детдом, которая не просит и не требует помощи. А Ирина знала, что такое воспитывать малыша. Не ропща, и не жалуясь, эта женщина уже девять лет самостоятельно растит внука. А вдруг окажется, что это не сын Жорика, просто похож как две капли воды. А вдруг Жорик не захочет признать его. Нет, этого не может быть. Подумай о себе, было следующей мыслью. Твое тихое болото может взорваться. Знаешь, как у нас говорят: «Не мала баба клопоту».
- Что я скажу этой женщине, - думала Ирина.
Но о том, чтобы уехать, не увидев бабушку Дениса, не могло быть и речи. Ирина и Людмила пошли по адресу, который взяли в школе.
Во дворе их облаяла маленькая собачка.
- Не бойтесь, она не кусается, - сказала рано поседевшая женщина. Она вопросительно смотрела на пришедших.
- Здравствуйте, - первой заговорила Людмила.
- Здравствуйте, - как будто проснулась Ирина. - Мы пришли вам сказать, что мы ваша семья.
Всё, главное уже сказано, дальше будет легче. Бабушка Дениса почему-то не удивилась. Она, очевидно, ежедневно молила Господа о помощи и ждала какого-то чуда. Она была к нему готова.
- Не волнуйтесь, - успокоила она Ирину. - Заходите в комнату.
И уже через минуту обе, Ирина и бабушка, пили корвалол. Ирина рассказывала о семье, бабушка о житье-бытье с внуком. Обе они старательно обходила тему появления Дениса на свет.
- Я знала, - сказала бабушка, - что что-то произойдет. Что Господь нас не оставит, спасет. Да, теперь, слава Богу, всем станет легче. Всё на своих местах.
Обменявшись адресами, составив план действий, женщины расстались.
- Я тут вообще лишняя, - сказала Людмила. - Ты все решаешь сама.
- Не волнуйся, подруженька, - сказала Ирина. - Так должно было быть. Я жила и чувствовала, что что-то не сделано. Выпадает какое-то звено. А ты помнишь, Людмила, мою депрессию 10 лет назад. Я к психологу обращалась, ведь именно тогда я чувствовала, что у Жорика роман на стороне, боялась его потерять. Где-то подсознательно боялась, что эта женщина родит ему сына. Денису именно 9 лет.
Перед уходом Ирина истово помолилась перед иконой, висевшей в переднем углу.
- Спасибо, Господи, что ты соединил родных.
Ирина рассматривала фотографии Дениса и убеждалась, что это были почти фотографии ее мужа.


ГОЛУБУШКА

Бабы собрались посудачить.
- Баба Маня, баба Маня, а мужик-то тебе хоть изменял?
- Да, - ответила за нее соседка. - Только я двоих знаю.
А баба Маня с ее красотой могла такие рога ему навесить?! Олени позавидовали бы. А она:
- Дети, дети, что я скажу им.
Помните, к экстрасенсам ходили все. А экстрасенс бабе Мане говорит:
- У вас очень сильное биополе. Если вы с собой поработаете, тоже сможете людям помогать.
- Да я и так стараюсь, - ответила баба Маня.
Ругаться она не умела, только посмотрит печальными глазами:
- Миленький, ну как же это. Или голубушка, ну ничего, ничего, все будет хорошо.
Как-то все привыкли к тому, что всегда баба Маня подставляет всем свое плечо. Не остается равнодушной как к делам своих детей и внуков, так и к делам соседей. Но вот пришло время и все чаще баба Маня стала засиживаться на диване, все меньше тяжестей старалась поднимать. Сегодня жена ее внучатого племянника как всегда раздраженно выговаривала ей:
- А это ваш родственник, между прочим, племянничек внучатый, родня кровная, а что вытворяет?! Не успели с зарплатой утрясти, помните, не всю отдавал. Конечно, вам спасибо, но теперь-то что, теперь бабу завел. Ну я понимаю, жена бы жировала, так он и жену часто на голодном пайке держит, а туда же. Говорит, дома одни фантазии, а мне дома секс. А вот вы, бабушка, раз сумели такой род-племя вырастить, то вы и разбирайтесь. А мне надо, чтобы муж дома был и спал со мной, а дальше-то что.
Заботливо и ласково, боясь неосторожным прикосновение потревожить чужую душу, баба Маня говорила:
- Голубушка, ну все не так уж плохо. Муж любит тебя, может тебе показалось, все нормализуется и все будет хорошо.
Так бабу Машу и прозвали «Голубушка». А сейчас ей бы батюшку пригласить. А жена внучатого племянника не успокаивалась:
- Не уж, голубушка, не засыпайте. Раз взяли на себя обязанности голубя мира — работайте. Я вас в покое не оставлю. И муж все уши просвистел мне: «Вот моя бабушка, вот человек. Не зря ее зовут Голубушкой».
- Баба Маня, вы все о своем думаете, меня не слушаете, а дышите почему тяжело и глаза закрыли. Может, корвалол?
Баба Маня открыла глаза.
- Дальше что, - спрашивала невестка?
- Дальше вечность, - постаралась четко выговорить слова баба Маня.
Нет, не удастся дождаться окончания негодования жены внука. Не удастся подумать о душе, помолиться, собраться в дорогу. Нет, все у бабы Мани собрано давно. Наследство оставила, указания дала. Вот только последние мысли, с которыми ей идти в дорогу.
- Что замолчали, - снова невестка, - язык прикусили? - Голубушка!
Голубушка лежала с закрытыми глазами и со сложенными на груди руками. Не успела привести в порядок последние мысли.
Ну уж да ладно, все о себе, о себе. Правильно невестка жалуется, мало времени внуку уделяла.
Скоро все село говорило:
- Голубушка умерла.
Все равно, нашлись люди, сказавшие:
- Это ж надо при жизни «Баба Маня, баба Маня», а после смерти только «Голубушка».



ДОЖДЬ

Все проснулись с массой планов об отдыхе. Кто-то собрался с утра на море, только мы с Юркой еще ничего не придумали. Мы просто таращили глаза на все и ожидали какого-то чуда, которое могло бы случиться, а почему бы нет — воскресенье. Мы с Юркой стояли на балконе, мама готовила завтрак. И вдруг, вот оно, небо потемнело и закапали первые дождинки. Мы в восхищении следили за происходящим, дождь усиливался, редкие прохожие недовольно накрывались зонтиками. Мама, выйдя на балкон, всплеснула руками:
- Ну вот тебе море.
И только я с другом Юркой были несказанно рады приходу дождя.
- Дождь, дождь, пара-па-па-бам, - пели мы, как Бисер Киров.
- Лей, лей, лей сильнее, - говорили мы, подзадоривая дождик.
И вот уже лужи, вот уже в углубления посередине асфальтовой дороги бежит целая речка. Мы с Юркой не отрывали глаз, боясь пропустить хоть еще что-нибудь из этого чуда. Довольно подставляя листья дождю, купались деревья, кусты. Травка, уже начавшая кое-где желтеть, середина августа, приободрилась: «Ну теперь я им всем покажу, что такое зелень». А воробьи, хитрые воробьи, живущие в нашем дворе, даже не выглянули, они откуда-то знали, что в город идет дождь и сидели где-то под карнизом. Все дома были заняты своими делами.
- Мама, дождь идет.
- Ну дождь и дождь, хорошо, все будет чисто, - сказала мама.
И только мы с Юркой понимали, какое великолепие происходило. Но дождь стал утихать, вот уже редкие капли стали падать на землю, вот уже соседский Рыжик вышел и сел во дворе, осмотрелся и больше никого. Только мы с Юркой и Рыжик поняли, что произошло. Стали появляться люди без зонтиков, рядом зачирикал воробей. Мы поняли — дождь прошел. Воробей точно знает, ведь он же начинал петь в 5 утра каждое утро, а сегодня ждал до 8, молчал.
- Слава Богу, - сказала бабушка. - Слава Богу, воскресенье не испортил, храни, помилуй.
И только мы, только мы с Юркой понимали, что мы лишились моря, но море каждый день. Мы и потом сходим, море мы любим, но и дождь тоже. Любим его и понимаем, как воробьи, как Рыжик.
- Мама, нам нужно к Мишке, мы скоро.
И мы уже загребаем сандалями воду по дороге к Мишке. Стали под дерево и встряхнули холодные струйки себе за воротник. Это можно позволить себе только в теплое лето.
Через полчаса о дожде уже никто не вспоминал, и только мы с Юркой молча переглядывались. Мы понимали, что о такой грандиозном событии в нашей жизни лучше не говорить, а только помнить, какое чудо. Вот это воскресенье!



ЗАВЕДЕННЫЕ

- Кино, - говорила соседка. - Хоть вдвоем, а тяжести все равно тянут. Угомонитесь, вам уже не по 20 лет и даже не по 40. Детей вырастили, внуков выучили, стаж у каждого по 50 лет, а они все тяжести носят, все торопятся. Ранним, ранним утром они уже стадо коз выгоняют.
А как иначе, внукам здоровье поддержать надо, а тут козье молоко, брынза. Целебное козье молоко от всяких болезней помогает.
И целый день, день то копают, то строгают, то носят. То черешни рвут, то вишни, то абрикосы, то яблоки. А персики — персики у них целое лето. Ранние, средние, поздние. Полезный фрукт и давление нормализует, и сердце лечит.
- Ну вы, соседи, даете, - часто говорили то одни жители села, то другие. И кто же это выдержит? Тюкаете, мастерите, шкварите, жарите, консервируете. Вы как заведенные.
- Да, - вспоминал Юрий, - это же самое говорили в детстве, когда он мыл полы в родительском доме и чинил приемник, а потом бежал в школу и посещал все кружки сразу.
А когда стал выбирать себе жену, приглядывался, интересует ли понравившуюся ему девушку домашний быт, помогает ли она матери. Придя познакомиться с родителями невесты, его интересовало, как ведет себя его Галя. Интересовало не произведенное впечатление, а будет ли Галя хорошей хозяйкой. Но Галя уверенно и просто расставила чашки, пододвинула ему сахарницу, нарезала принесенный им торт, добрая улыбка не сходила с ее лица. После бокала вина настроение у него было приподнятым. Он тайком бросил взгляд на Галю и понял, она чувствует то же самое. Он взглядом спросил: «Так будет всю жизнь?» И она кивнула. Сегодня им по 70. Галя все та же. Суетится в кухне, а потом говорит: «Юра, давай перенесем вместе котел». В молодости он переносил этот котел сам, после перенесенного инфаркта тяжелое носят вдвоем. «Заведенные, - вспомнил Юрий». Действительно заведенные — школа, техникум, институт, 40 лет на производстве и 10 лет по хозяйству. Завод... Когда-то кончится и он. А пока пружина еще плотно накручена. Еще работать и работать. Будет время, они еще угомонятся. А пока есть заботы... Нет.


ИГОРЁК

Сколько Игорёк себя помнил, а проблески сознания периодически бывали, он всегда был или недоразумением, или наказанием. Вот и сейчас его снова спустили с лестницы.
- Зачем ты сюда ходишь, недоразумение? - спрашивал хозяин квартиры, куда он позвонил.
- Зачем? Может, у вас поесть что-нибудь найдется.
- Я тебя предупреждал, что спущу с лестницы?
- Нет.
- Так вот, предупреждаю.
И снова удар, и снова падение с лестницы. Игорёк еле приволокся домой. После первого падения с лестницы он месяц лежал со сломанными ребрами, еле-еле ковылял до ванной, набирал воду и размачивал в ней черствый хлеб. Так и поправился. А сейчас удар был сильнее. Игорёк очень любил свою мать. Но помнил ее только плачущей.
- На кого я тебя оставлю, моя сиротинушка? - заливалась она слезами.
Мамы не стало. Детдом. Снова удары. Потом специнтернат. После мамы остались две комнаты в коммуне. Его бабушка-опекунша, которая уже жила у другого дедушки, сказала:
- Зачем такому недоразумению две комнаты?
И продала одну комнату соседям. Бабушка приходила один раз в месяц в день пенсии, говоря:
- Это недоразумение потратит все.
Она клала деньги в свою сумочку.
- А тебе в 25 лет надо уже самому зарабатывать, вон у тебя сколько всего, - показывала она на высыпанные из сумки милостыню, которую собрал Игорёк.
Он и зарабатывал как мог:
- У вас есть что-нибудь поесть. А может, у вас есть одежда или обувь?
Однажды ему повезло. Он встретил верующего мужчину, который стал делиться с ним старой одеждой.
- А как тебя зовут? - спросил мужчина.
Господи, как же? Недоразумение — говорила бабушка. Наш бомж — говорили соседи. Чудо в перьях — говорили во дворе. Игорёк, - вдруг он вспомнил, как звала его мама.
- Ну так и будем звать, - сказал мужчина — Игорёк.
Расспрашивая о жизни, он говорил:
- Ну потерпи, вот там — он показывал на небо — тебе будет легко. Обязательно будет. Там тебя ждет твоя мама.
Игорёк приходил за этими добрыми словами, за надеждой. Но кушать хотелось каждый день. И он снова шел к людям, звонил в квартиры. Иногда получал еду, иногда крики и оскорбления. И сегодня его снова спустили с лестницы. Наверное, это хорошо. Это последний удар, который он еще в состоянии был выдержать. Игорёк понимал, что больше уже не сможет ходить по домам. И, несмотря на боль во всем теле, он даже обрадовался — скоро будет так, как обещал его единственный друг. Там не будет ударов, там он будет сыт, там его не будут называть «недоразумением» и хорошо, что бабушка придет только через месяц. Он успеет уйти от нее к маме. Вспомнит, что на вопрос «А как я туда попаду?» верующий мужчина ответил: «Об этом уже Бог позаботится». Но ночью соседи отвезли Игорька и посадили его под воротами морга. Работники морга утром сказали:
- Бедный ты бедный, даже на похороны у твоих родственников не нашлось денег. Бедный, но не недоразумение.
Но Игорёк слова «бедный» уже не слышал. А для Бога и для мамы он всегда будет Игорьком.



ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ ИЛИ УЧИТЕЛЬ ОДНОГО КЛАССА

«Литература — это не предмет.
Это воспитание души»

Ее самоуверенность принимали за знания. Ее замечания и осуждения — за нравственность, за высокую педагогическую планку. Умение использовать цитаты великих людей — за глубокое знание отечественной литературы. Ее выбор предмета обеспечивал ей ведущую роль в учительском коллективе. Последние годы она преподавала только в одном, любимом ей, классе. Она говорила:
- Это моя лебединая песня.
Сперва в 9-м, потом в 10-м, затем в 11-м. В классе было много отличников, все хорошисты. Она знала, чем дышит каждый из ее учеников. Знала их мысли и планы.
- Мои мозги не для СНГ, - заявляла круглая отличница.
Учительница, как ей казалось, честно преподавала литературу, честно проверяла материал. У нее почти не было от детей секретов. Она разделяла их стремление покинуть страну:
- Ну что заслужила страна, то и получила.
После 11-го 70% ее учеников уехали в капстраны. Уехала и учительница одного класса.
Там, в Америке, она уже искала своих учеников с помощью интернета. Убеждала их переписываться, общаться. Потом открыла пушкинский клуб для американцев, в котором рассказывала о светоче русской литературы. После выступлений была довольна.
А в школе, откуда уехала преподавательница со своей «лебединой песней», молодые преподаватели начинали учебный год в старших классах словами:
- Мы продолжаем изучать великую русскую литературу. Великая она потому, что создал ее великий народ, потому что в лучших университетах мира изучают русскую литературу. Потому что лучшие писатели мира считают Достоевского, Чехова, Пушкина своими учителями.
И, конечно, на этих уроках всегда заходил разговор о загадочной русской душе. «Русской» подразумевается славянской. Какие же качества делают душу славян непонятной и загадочной. Это, конечно же, непонятное на западе и воспитываемое у нас благородство, это милосердие, это патриотизм, любовь к своему народу, к своей родине.
«Иметь честь» было непреложным требованием русского интеллигента, русского офицера. И сейчас мы часто слышим «Имею честь быть музыкантом, имею честь быть писателем». Как много сказано этим «Имею честь». Это и клятва служению, это и благодарность за доверие служить народу, родине. Понаблюдайте, как на литературных, музыкальных конкурсах ежегодно представляют тысячи и тысячи своих произведений: стихов, рассказов, музыкальных пьес школьники. Это говорит о том, что и в вас, дорогие, уже раскрывает, крепнет та самая загадочная славянская душа. Это значит, что ваши души вбирают в себя весь спектр красок, чувств, впечатлений и сами начнут излучать и творить. Это значит, что культура получит огромное количество талантов. Это значит, что школа работает хорошо.
Связь с родиной, служение своему народу очень важно для талантливых людей. Поэтому все писатели, волею судеб, оказавшихся на чужбине, старались вернуться на историческую родину. Конечно, если вы хотите стать только богатыми, постарайтесь. Но, согласитесь, как смешно будет звучать: «Имею честь быть клерком». Сравните: «Имею честь быть русским офицером». Но этот бесконечный разговор о душе, о родине мы продолжим на следующем уроке. Японский поэт написал хокку:
Ноябрьская ночь.
Читаю Антона Чехова.
От восхищения немею.


ЛЮБИТЕЛЬНИЦА СОБАК

Я бы все для собак. Я бы все отдала. Я бы в гору высокую с ними пошла. Я б кормила, варила, стирала и мыла. Я бы все для собак. Я б себя позабыла. А людей? Ну так этих она не любила.
На протяжении многих лет люди встречали в парке женщину, гуляющую с двумя ротвейлерами. Хозяйка беседовала с ними, давала им советы и, как ни странно, собаки слушались ее и исполняли все команды. Три раза в день по часам шли, отмеряя метры, собаки и хозяйка. А в отношениях с людьми она не стеснялась в выражениях.
- Собаки лучше вас, собаки благороднее и умнее. Собаки, чтоб вы знали, не предадут и не забудут хозяев.
Излив накопившуюся за какой-то период желчь, она переключилась на парня.
- Ничтожество, шипела она на очередного подростка, бросившего на тротуар окурок сигареты.
- Дурак, - обзывала она следующего.
Как давно она разделила свой мир на любимых собак и на ничтожества — людей. Как давно она перестала интересоваться ничтожествами. Но к ничтожествам, то есть к людям, не относились ее сын и племянницы, которые ее навещали.


СВОЙ МИР

За городом на диком пляже расположилась семья. Муж с женой и двое детей: мальчик и девочка 4 и 5 лет. Дети сразу занялись своим делом — радостно бегали к воде и обратно. Рядом развернули коврики три девушки 16-18 лет. Видя, что мужчина лежит лицом к ним, девушки мило улыбались, принимая позы, достойные журнала «Плейбой». Заодно заинтересованно посматривали на соседей и переговаривались:
- Мужчина красивый, дети как дети, а жена старовата, все-таки рожавшую женщину трудно сделать молодой. А дважды рожавшую, - девушки переглянулись.
Конечно, и мужчина, и женщина смотрели на девушек. Особенно мужчина с удовольствием смотрел на рыженькую, но у жены вдруг испортилось настроение, опустились уголки рта. По отношению к женщине это было довольно жестоко — рядом такая красота в тройном размере. Она не могла не понимать, как проигрывала сейчас в сравнении с этой яркой молодостью. Она подарила свою юность, свою восхитительность детям. Вон они какие. Но любуясь детьми, женщина понимала, что такой свежей и такой юной ей уже не быть. И еще этот старый купальник... А муж ей сейчас был ой как небезразличен. И лежал он так, что девушки были как раз перед его глазами. Вдруг мужчина сделал жест, приведший девушек в недоумение. Он поднялся и лег к жене лицом, спиной к девушкам:
- Ну что ты загрустила, мы с тобой создали свой мир, у нас с тобой такие дети. Рождение детей — это самое больше счастье в моей жизни, - говорил он жене. - Я это ни на что никогда не променяю. Я никогда тебе не признавался, ведь я очень боюсь тебя потерять. Я вижу, как на тебя смотрят наши друзья и я ревную, когда ты с кем-то танцуешь. Я в страшном сне не могу себе представить, что кто-то тебя обнимает и прижимает к себе.
Жена счастливо засмеялась.
- Это наш маленький мир, наша планета, - говорил он. - И мы в него больше никого не пустим.
А девушки вдруг что-то поняли и заторопились домой.



А ТАК НИЧЕГО

- Я человек общительный, - говорила Оля подруге, - даже слегка кокетливый, а эти буки. Я со всеми на дружеской ноге.
- Да, счастье, что ты с ними не живешь, только работаешь.
Папа сорокалетних сыновей женился второй раз на тридцатилетней. Как случается, седина в бороду — бес в ребро. Молодая женщина, привыкшая получать внимание и ловить восхищенные взгляды, не могла успокоиться и скрыть неудовольствие от холодности пасынков. Чего греха таить, она не была бы против хороших дружеских отношений с ними. Они привлекали ее гораздо сильнее, чем ее муж и она считала, что хорошая дружба возможна. Оле не нравилась холодность пасынков.
- Что я им плохого сделала, - говорила она подруге. - А отец, он их вырастил, выучил, обеспечил. Да и сейчас постоянно помогает. Обет вечной верности своей жене он не давал и какие у них к нам могут быть претензии?
- Да, - задумалась подруга, - вот только... Твое появление разрушило их многолетнее существование семьи. Вот только... Все они получили стресс, а их мама инфаркт. Вот только... Пришлось разменять квартиру и разбежаться. Вот только отец, обещавший и в горе, и в радости быть с этой женщиной, оставил ее больную. Вот только... А так ничего.
- Ну я не знаю, - сказала Оля. - Не я была инициатором.




ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН

На этом кустике винограда всегда было две-три гронки, состоявшие из нескольких ягод. Хозяева очень долго не срывали гронки, чтобы они хоть сахар набрали. А в этом году у хозяев появилось больше времени, куст хорошо подкормили, затем хорошо полили. Появившиеся побеги аккуратно подвязали и куст вдруг преобразился, он стал всем кустам куст — красивый, нарядный, обсыпанный большими белыми гронками. Виноградины были прозрачными, янтарными. Куст как бы говорил: долг платежом красен.




КАЖДЫЙ ДЕНЬ ДОЖДЬ, ДОЖДЬ, ДОЖДЬ

Каждый день дождь, дождь, дождь.
- Почему вы такая длинная, - спросила бабочка у высокой помидоры. - Вон ваши соседки остановили рост, окрепли и уже занялись плодами. На каждой веточке висело по несколько круглых помидорок.
- Да, - сказала высокая помидора, - но я в школе хорошо училась. Там учительница говорила: если идет дождь — это время расти. Собирайте все силы и в рост. А дождь каждый день. А тут еще хозяйка, когда нет дождя, из душа поливает. Вот я и расту.
- Да, - заметила бабочка, - но во втором классе учили тому, что делать дальше.
- А мне первого хватило, - перебила ее высокая помидора. - Зачем столько занятий?
И тут закапал дождь, бабочка спряталась, а эта высокая помидора с одним классом образования сказала:
- Вот пожалуйста, снова дождь, снова надо расти. Я же говорила, а вы все «длинная, длинная». Тут поневоле будешь расти.
А соседские помидоры подставляли дождику свои круглые, красивые плоды. Две или три помидорки уже краснели и все эти круглые помидорки радовались:
- Снова дождь, какая прелесть.



ПРИШЛО ВРЕМЯ

Гордые, высокие, солнцеликие подсолнухи улыбались всем с утра до вечера. Только они, да, только они могли посоперничать с солнышком в красоте. А воробьи прилетали полюбопытствовать, проведать подсолнушки. Они рассказывали последние новости и улетали. Но пришло время, когда все дачные новости закончились, воробьи дольше не задерживались, но внимательно разглядывали подсолнушки. Ах эти воробьи. Все им не терпится, но и подсолнухи чувствовали, что кроны растут не по дням, а по часам, что их семя под золотистыми цветочками созревает и наполняется. Еще вчера, в воскресенье, подсолнухи весело задирали носы. А сегодня они осознали — всему свой черед, молодость уступает место зрелости. Именно сегодня, в простой трудовой день, подсолнухи как один склонили головки-кроны. Это был первый сигнал к тому, что пора созревания пришла. Еще будут долго желтеть подсолнушки, радуя глаз, но с сегодняшнего дня воробьи уже прилетают лакомиться. Зернышки почти готовы. Воробьи садятся на крону и выклевывают по одному сладенькие, мягкие семечки. Да, да, да воробьи гурманы и любят не только созревшие твердые зернышки, но и зернышки молочной зрелости. Как хорошо, что тебя ждут и любят и птицы, и звери, и люди, - думали подсолнушки.
- Ах, как мы были красивы в этом году. Частые дожди и хозяйский полив, это обилие влаги. Спасибо всем за влагу и тепло, за заботу и внимание. За бурную, прекрасную молодость, - говорили подсолнухи и склоняли голову в знак благодарности.
Всему свое время. Сейчас пришла пора подсолнушкам радовать всех урожаем.



СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ

Да, он был одним из руководителей училища. Да, он был один из тех, кто постоянно посылал курсантов в Чернобыль и напоминал им:
- Главное, не забыть парадную форму.
Да, он все понимал и когда пришел его черед поехать инспектировать посланных туда курсантов, он срочно написал рапорт об увольнении и уволился. И вот уже более 20 лет он радуется жизни, радуется каждому новому дню. Щедро и бережно заботится о двух своих детях и четырех внуках. Но как-то память стала его подводить. Раньше слушалась, молчала. А вдруг представила ему лица курсантов, которых он отсылал. А то вдруг не без ее помощи сон приснился. А во сне два его любимых внука укладывают вещмешки, а он им говорит:
- Главное, не забудьте парадную форму.
- Это уже прямой вред здоровью, - говорил он психиатру.
Врач просил назвать истинные причины болезни.
- Сентиментальность замучила, - произнес бывший начальник. - До того дошло, что здоровье может пошатнуться. Делайте что-нибудь, спасайте. Лечите память и сентиментальность.
- Здесь медицина бессильна, - сказал психиатр. - Тут может помочь только церковь и покаяние, покаяние может поможет.



ДА НУ ЕГО, ЭТО ИСКУССТВО

Жила-была девушка. Жила, никого не радуя, никому ничего не даря, даже доброго взгляда. А вот зависти в ней было на троих.
- Подумаешь, Верку не перестают хвалить — известным художником стала. Да мы в одной школе учились, в одном классе. И я так сумею.
Купила краски, холсты, обучилась по самоучителю, развела, смешала, краски положила на холст, создала картину. Потом еще и еще. Позвонила соседям, знакомым:
- Вот выставку собираюсь делать.
А все посмотрят и уходят.
- Не понимают, - решила девушка. - Ну где им, это же искусство. Ну хорошо, займусь художественной вышивкой.
Долго вышивала крестиком чудесные узоры. Вышивала, вышивала, показала людям — зависти на их лицах не было.
- Ну что я их еще и учить буду?
А крестики на вышивке просто как кладбище крестов.
- Нет, это не мое. Стихи писать буду. Так что я, как этот Маршак, не сумею.

Три медведя на обеде, кто же их троих объедет.
Не объедет, а объест тех обжор в один присест.

Прочла она стихи подругам, те увиливали от ответа:
- Мы плохо понимаем высокую поэзию.
А чтобы понимали высокое искусство, вложить в работу душу б ей, вложить простое чувство.




УСТУПИЛА

Уступила все-таки. Единственный раз в своей жизни уступила она просьбам своей тети. Разрешила племяннице с мужем пожить в своей квартире. Племяннице через два месяца обещали дать семейное общежитие, но целых два месяца! Молодые были рады удаче. Вели они себя хорошо. Потихоньку приходили, проходили в свою комнату, на кухню выходили только попить чай. И казалось бы, все хозяйку устраивает. И то, что тетя навезла и молочных продуктов, и меда, и кур. И то, что через два месяца молодых уже не будет в квартире. Но все-таки гости ее раздражали. Взрыв не замедлил ждать. Хозяйка простыла, кашляла и неделю ходила мимо двери молодых, специально надрывно кашляя. Молодые молчали. Хозяйка квартиры распахнула дверь:
- Вы что же думаете, мы будем терпеть бесконечно. За целую неделю не предложить тете помощь, не сбегать в аптеку?! В 24 часа освободите комнату.
Молодые освободили комнату и тетю от своего присутствия на всю оставшуюся жизнь. Тетя обиделась:
- Можно подумать, их обидели, а тетю обидеть! В собственную святую квартиру пустила этих охломонов и между прочим, я все-таки кричала им — заберите своих кур, заберите свой мед.
Но, правда, молодые уже захлопнули дверь квартиры.
Тетя обиделась. Ну и что, тети имеют обыкновение умирать. Вечных теть еще не было и возраст тети давно предполагает смену обстоятельств. А племянницу она и в упор не видела, и знать не хотела до этого. А теперь тем более.
- Можно подумать, - говорила она, - их обидели. А тетю обидеть?! Этого святого человека. Пустила этих босяков в свой дом, в свою святую квартиру и так отплатить. И ни причем здесь их куры и сметана. Да, между прочим, она все-таки кричала им вдогонку:
- Заберите своих кур!
Правда, дверь уже была закрыта.



НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА

Фонтан заработал. Фонтан, молчавший столько лет, вдруг зажурчал. Вдруг взвились струи и рассыпались сотнями брызг.
- Радуга, радуга, дети, смотрите, - закричали мамаши. И тут же с радостным недоумением уставились друг на друга, - не может быть, откуда взялись деньги на ремонт? Может это ЧМП, а может, богатый «Черноморец», ведь фонтан прямо рядом с их основной базой — стадионом «Черноморец»?
- Соня, приходи скорее в парк, - звонил мужчина, - фонтан заработал. Такой праздник. Наверное в парке сменили директора.
Новые директора всегда месяц-другой, демонстрируя кипучую деятельность, предпринимали новые шаги. Один обновил аллею деревьев, ведущую к морю, подрезал деревья и они дали новые ветви и сейчас новая аллея. Другой помогал установить памятник. Может и по всему парку обновят деревья. На старых только вороны плодятся и трава под ними уже не растет. В городе столько научно-исследовательских институтов - Ботанический сад, университет с его кафедрами. Неужели никому нет дела до места отдыха тысяч и тысяч трудящихся. Ведь почти для всех эти прогулки по парку — единственный способ оздоровления. Но вот, кажется, все-таки вспомнили о людях — фонтан заработал. Ровно через 2 недели фонтан замолчал. Но у одесситов еще долго будут в памяти яркие струи и крики: - Соня, соня, приходи скорее в парк — фонтан заработал, такой праздник!
Обычно директора сменяются в мае. Май — месяц оживления, месяц обновления. Может, директорам парка зарплату только за май и дают, а все остальное время они где-нибудь колымят? Выходит так.

АНТИОБЩЕСТВЕННЫЙ ЭЛЕМЕНТ

- Ты что это, бабка, себе позволяешь, расселась тут как царица, гребешь все под себя. А ну, костыли под мышки и топай отсюда — антиобщественный элемент. В городе нет ни одного нищего безартельного, так ты появилась, единоличница. На общественный режим тебе наплевать, а крышу кто кормить будет?
Бабка не верила своим глазам, чинить крышу — дело привычное, а кормить крышу — либо у нее что-то с головой, либо у мужчины.
- Да я это, невмоготу стало, не прокормиться.
- А квартира есть?
- Квартиру племянник давно на себя оформил. Сказал — я ему еще за оформление должна заплатить. Не понимаю я, сыночек, сегодняшнюю жизнь. Квартира стоит меньше, чем оформление за нее, крышу зачем-то кормить надо.
- А я — ударник Соцтруда, Герой двух орденов, с тобой вот тут общаюсь, антиобщественный элемент, поняла. - Ну ладно, бабка, попробую тебе выпросить разрешение. Неграмотная ты, конечно, но чтобы ты поняла — просить тебе разрешат, но платить профсоюзные взносы надо ежедневно.
- Спасибо, сыночек, - поблагодарила бабка.
Однажды бабке даже дали премию в виде рогалика с повидлом. Правда те, кто сдают профсоюзные взносы меньше, говорили:
- Это не бабкина заслуга, народ костыли уважает.


ЧЕРТОВА СКОТИНА

Хозяин всегда был недоволен. И жена плохо готовила, и дети не слушались, и детей по лавкам столько, что не мог прокормить. И тут еще эта чертова скотина. Уже 5 месяцев, а худой, маленький. Корова родила теленка, но кормить и корову было нечем, и соответственно теленка. А откуда при такой семейке молоко для теленка? Хозяин решил отвезти теленка на бойню.
- Его бы подкормить сначала, - говорили соседи.
- Нечем, - отрезал хозяин. - Да иди ты, чертова скотина.
А теленок, глазами полными мольбы, смотрел на хозяина. Я же маленький, я не жил совсем, я ничего не видел — кричал его взгляд. Теленок пытался увернуться, убежать, хозяин бил его палкой.
- Иди, чертова скотина.
Хозяин загнал теленка в ворота бойни. Но именно тут, перед воротами, маленькая вспышка. Его маленький шестилетний сын Петька плачет за домом и кричит:
- Я тоже хочу велосипед, я же маленький, меня нельзя обижать.
- Да будет у тебя велосипед.
Хозяин снова ударами по ребрам прогнал теленка дальше во двор бойни.


А Я ЧТО, Я КАК ВСЕ

Хозяйка подвязывала огурчики. Теперь огурчики будут тянуться вверх по натянутой тесемке и огурчики примерно тянулись вверх, для того, чтобы хозяйке потом было удобно собирать урожай. Один огурчик оказался непривязанным.
- Ну вот, так и знал, все привязали, а меня — так и буду расти как хочу. Хочу влево потянусь, хочу вправо. Одно слово — беспривязный.
Так с беспривязным содержанием он выглядел обиженно среди уже привязанных завязей огурчиков. Но хозяйка заметила непривязанный огурчик:
- Ой, чуть не пропустила, - деловито привязала росточек несколько раз, обвила ленточкой и ленточку закрепила на общей проволоке.
- Ну вот, - сказал огурчик, - как в армии, всех в строй. Просто всеобщая мобилизация. Ну вот теперь как все — будем расти вверх. Но раз так требуется, - ворчал огурчик. А про себя думал, - все хорошо, все-таки не быть изгоем — как хорошо быть равным среди равных, красивым, здоровым и очень полезным.



ПЕРВОЕ ОКТЯБРЯ

- Не забудьте поздравить Катерину, праздник сегодня какой, праздник.
Батюшка шел по улице, заходил во дворы, где жили Катерины, поздравлял их с праздником. А если Катюша еще и подходила — благословлял ее. Он шел по улице и все, все, все прихожане и атеисты говорили ему:
- Здравствуйте, батюшка!
А он отвечал:
- С праздником, дорогие, с праздником!
Если кто-то не знал батюшку, батюшка в нескольких словах говорил:
- Приходите в храм, я там больше буду рассказывать на службе о празднике Катерины. Приходите и утром, и вечером проповеди.
Слушали священника и старые, и молодые. И навсегда поселялась в них уверенность в милости Господней, которая дарит столько праздников, столько радости, столько добра. Эта уверенность поселялась в их душах. Какая-то благодать Божья. Этот теплый день, этот светлый праздник Катерины. Священник проследовал в церковь.
- Батюшка, а у меня не выходит, - говорил мужчина, - я должен быть на работе сегодня.
- Бог все видит и понимает, - отвечал священник, - жену присылайте.
- Смотри мне, - говорил мужчина шутливо жене, - чтоб на службу не опоздала.
Шли миряне в церковь и был в их душах покой и мир, и звучали слова священника:
- С праздником вас, дорогие мои, с праздником Катерины!
А после службы священник всегда выходил к людям:
- Ну налетайте, сороки, - говорил он, - что спросить хотите?
И женщины, и молодые, и старые делились прожитым и спрашивали, спрашивали. Некоторые удивлялись, храму столько лет, а чувствуется в нем особая благодать. А благодать эту дарили иконы храма и священники.



ЧТО ЗА МАНЕРА, ПО УШАМ ХОДИТЬ?

Русланчик был очень благополучным мальчиком. Родился в семье депутата, многие годы не оставляющим свой боевой пост. О его сыне говорили — родился с серебряной ложечкой во рту. Это значит, все у этого мальчика было. И вот, казалось, загордиться бы этому мальчику, а вот нет. Посещал спортивную школу, к другим относился, ну может, чуть-чуть покровительственно. Только мама говорила:
- В музыкальную школу нельзя, сыну медведь на ухо наступил. Даже не медведь, а медведица — она тяжелее.
Руслан удивлялся, вообще, что за манера по ушам ходить. Ну и медведица.
- У сына множество других талантов, - говорила мама — это компенсирует его слабый слух.
Он хорошо учился, даже учитель по фехтованию его хвалил. Денис раз в неделю ездил на тренировки. Будущий рыцарь, да и только. А вот некоторые учителя откровенно недоумевали:
- Зачем зацикливаться на слухе при таких возможностях?
Мама была в школе человеком известным.
А вот Елена Петровна, почему-то, не обратила внимание на его осанку и на его регулярную подготовленность. Она почему-то не замечала личности. Уроки учительницы литературы нравились всем. Елена Петровна постоянно готовила спектакли, поощряла сбор джаз-банды, приводила потрясающе интересных бардов и джазменов. Там Руслан забывал о своей исключительности, он прост слушал то рок, то джаз. Он пытался тихо вторить им.
- Будем делать рок-оперу «Бременские музыканты», - сказала Елена Петровна.
Все роли были разобраны, только на роль Осла никого не было. А Руслан, который знал наизусть все партии и тихонько пел про себя, вдруг почему-то тихо запел: «Ничего на свете лучше не-е-ту, чем бродить, друзья, по белу све-е-ту». В классе воцарилась тишина. Красивый баритональный дискант. Осел всей школы был признан лучшим. Хотя мама Руслана сказала:
- Почему именно Осел? Руслан и вдруг Осел?
О медведице, любящей наступать на уши, никто не вспоминал. Руслан в роли Осла был весел и счастлив. Сложно и увлеченно промчались школьные годы. Многие уже учились в вузах, поступили в средние учебные заведения. На День учителя мальчишки всей школы несли букеты цветов. Веселый большой концерт в честь учителей. В зале много родителей, много детей. Дети исполняли написанные новые песни, читали свои стихи. Вот выступили студенты музыкального факультета. На сцену поднялись четыре красивых высоких парня. Один из них был Руслан.
- Школа, - сказал он, - это наша любовь.


ЭЙ ВЫ ТАМ...

Ждите, к вам обязательно постучат.
Вы молодой человек, едущий по Среднефонтанской, под кирпич сбивший мужчину и не предложивший ему помощь.
Вы, мама с бабушкой, увидевшие, как скромно живет мужчина и предложившие 200 рублей его жене, а в ответ услышавшие — черепно-мозговые травмы цитрамоном не лечатся.
Конечно, вы купили и следователей, и прокуратуру. Конечно, вы отправили сына снова в рейс. Но все тайное когда-нибудь становится явным. Ждите, ждите, к вам постучат.
Ты, молодая девушка, сбившая двух пенсионеров и не поинтересовавшаяся их дальнейшей судьбой, не принесшая им даже яблока в больницу. А ведь эти люди до сих пор на больничной койке — операция за операцией, инвалидность. Тебе удалось избежать ответа, тебе удалось стереть это из памяти. Но жди, в твою дверь обязательно постучат.
Эй вы там, нелюди! И вам придется снять маски благодушия, порядочности, которые вы носили столько лет. И придется предстать перед судом в своем уродливом обличии. И неминуемо грядет расплата, ждите. Вы, тетя, работавшая кладовщицей, где в доме на 16-й Фонтана, помните, как пришли к вам строители и подарили детям мешок сахара. Они строили дом неподалеку и жалели детдомовских детишек. Говорят, смотрели телевизионную передачу. У детдомовского мальчика спросили: Что ты любишь больше всего. А он сказал: «Сладкий чай с сахаром». Строители купили мешок сахара и подарили его детишкам. В конце дня вы, тетя кладовщица и ваш напарник, честно поделили мешок и понесли по полмешка сахара домой. Эти строители, работавшие на крыше, увидели вас с мешками, заставили вас вернуться в дедом и отдать сахар на кухню. Но вы подарили безверие целой бригаде строителей. Теперь они покупают бананы, конфеты, но отдают их ребятам в руки. Не верят они в то, что деньги и продукты дойдут до детей. Вы и кладовщик, и заведующая ждите, к вам придут.
Вы всплеснете ручками и будете кричать:
- Что мне сахара не хватало, черт попутал?!
Вот к нему, скорее всего, вы и отправитесь.



МАМА, ВСЕ КАК ТЫ И ХОТЕЛА

Возле реанимации стояла плачущая женщина.
- Что вы плачете, - подошла к ней девушка. - У мамы все хорошо, ее прооперировал хороший врач. Прогноз очень хороший.
- Я плачу, потому что у меня такое же заболевание.
- Ну вот, - растерялась девушка. - А как же вы молчите?
- Да нет, я сказала дочери, - реакции нет.
- Но вы не волнуйтесь, видите какие тут врачи, вас прооперируют.
- Меня никто оперировать не будет, за меня некому платить.
- Что вы такое говорите, - недоумевала девушка. - У вас состоятельный зять, у вас дочь, внуки.
- Я знаю о чем я говорю, - огорченно сказала женщина.
- Да у вас дом есть, надо продать. Жить надо.
- А дом я уже внуку завещала.
Женщина действительно все знала.
Не всегда родители все решают за нас. Иногда и от нашего решения может зависеть очень многое. Маму, которая давно жаловалась дочери на недомогание, и не решалась сама лечь в больницу, все-таки госпитализировали. Проведя обследование, врач сказал:
- Нужна операция.
- А какие гарантии? - спросила дочь.
- Мы гарантий не выдаем, мы делаем все возможное для спасения больных.
- А процент хорошего исхода?
- 70-80% при таком заболевании обычно.
- 70-80%? А вот моего дядю прооперировали — рак легких. А он все равно через год умер.
- Мы не боги, - ответил врач.
Дочь разговаривала со многими больными в отделении, потом составила свое собственное мнение. И через несколько дней с невозмутимым лицом дочь увезла мать из больницы, лишив ее единственного шанса на жизнь. Еще много месяцев мать с ужасом будет ждать ту костлявую. Но ежегодно на проводах у ее могилки будет сидеть дочь и говорить:
- Вот видишь мама, все как ты хотела. Памятник, оградка, скамеечка.



Я И ЦВЕТЫ ГОТОВИМСЯ К ЗИМЕ

Вот он уже 10 месяцев разговаривает с ней по скайпу, приглашает то в одну, то в другую туристическую поездку. Пытается открыть ей пусть не идеальную, но порядочную душу. А в ответ:
- Не могу, не принимаю. Надеюсь на хорошее.
- Да я и есть то хорошее, которого ты ждешь. Но без встречи, без разговора глаза в глаза ты не убедишься и будешь всегда безосновательно волноваться. Я знаю, что тебе пишут сотни мужчин, дарят виртуальные подарки, многое обещают. Ты не хочешь, чтобы я приехал в твой город и не хочешь ехать ко мне. И на нейтральной территории ты тоже не хочешь встретиться. Я не знаю, как тебя убедить. А скоро зима, уже 33-я зима в твоей жизни. Ты пишешь, ты не любишь зиму, как до тебя достучаться, как убедить, что говорить надо о свадьбе, о тепле, о радости, о создании семьи. Откуда у тебя эта печаль, это неверие, это недоверие и грусть?
Снова звонок.
- Извини, но я не могу сразу жениться на трех. Маму и сестру пока не возьмем к себе, но будем им помогать. Ну что все-таки ты решила?
- Я и цветы готовимся к зиме.



БЕЗЗАСТЕНЧИВАЯ

- Бесстыжая, - говорили они.
Бесстыжая, говорили и те, кто разносил о ней эти слухи. Ну и что.
- Да, у меня стыда нет. А зачем он мне. Какая от него польза? Этим качеством прикрываются те, у кого других нет, кто в этой жизни Бога за бороду не ухватил. Ну тут уж, извините, кому радоваться, жизнью наслаждаться и получать от нее дивиденды. А кому брюзжать.
Да, да. Застенчивостью пользуются те, кто не может привлечь себя другими качествами. Да, я два раза честно, чисто инстинктивно, я потупила глаза и выглядела застенчивой, когда жених предложение делал, а второй раз когда со свекровью знакомил. Пусть думает - скромница.



ОПОЗДАНИЕ

После трагедии Галя осталась одна с двумя сыновьями. Юрий уже отслужил армию и поступил в институт, Глеб ходил в школу. Конечно, Гале приходилось тянуться, чтобы Юрий выглядел не хуже остальных студентов. А Глеб, ему доставались все старые брюки, все старые вещи: брюки, туфли.
- Мама, может мы купим мне новые брюки, уже 9-й класс.
- Что ты, Глебушка, - всплескивала руками Галя. - Вот у Юры костюм в двух местах протерся.
Глеб устраивался на почту, затем стал помогать развозить хлеб по магазинам. А мама все всплескивала руками в ответ на его вопросы:
- Что ты, Глебушка, вот Юра сейчас женится.
Проходило время и мама говорила:
- Что ты, Глебушка, Юре надо маленькую квартиру на лучшую обменять. - Затем - у Юры ребенок родился.
Перед армией, отдавая матери зарплату, Глеб сказал:
- Мама, давай купим мне джинсы, я девушку пригласил на свидания, мне в старых штопанных брюках неудобно.
- Что ты, Глебушка, - снова всплеснула мама руками.
Но через несколько часов Глеба сбил лихач на дороге. Глеб лежал с забинтованной головой и в новых джинсах. Мама, несмотря на успокоительные, ни на минуту не прекращала рыдать:
- Я простить себе не могу. Столько лет просил меня купить ему джинсы...


ГЛАВНОЕ - БУДУЩЕЕ

Наташа воспитывала детей в строгости. Мужчина должен сам искать выход из сложившейся ситуации, должен уметь создавать, уметь заработать. Жизнь сложна. В один момент может измениться все. Младшему было легче. Он реставрировал с мамой старые игрушки, учился ничего не просить купить в магазине. А вот старшему приходилось туго. Чтобы сдать в классе деньги не мероприятие, он в 4 утра шел в парк, собирал бутылки, сдавал их, а деньги нес в школу.
- Правильно, - поощряла его действия мама. - У нас деньги есть и дедушка оставил наследство. Но я хочу, чтобы вы это наследство передали своим детям, а те своим. Мужчина должен зарабатывать — это мой принцип, это мое мнение. В один момент можно потерять все.
И старший шел, нанимался каменщиком подносить кирпичи, искал любую возможность заработать. Он не позволял себе думать о девушке, о цветах и конфетах. Хватало на мороженое, да на игрушки брату. После школы сын поступил в Московский институт ядерной физики. После занятий подрабатывал в лаборатории, писал маме, что работает с изотопами. Денег не просил. Но через три года сын вернулся домой тяжело больным. Мама услышала от врачей приговор. Она старалась всеми доступными способами избежать трагедии, покупала дорогие лекарства, свежайшую печень и икру. Сын уже не вставал. Мама говорила сыну:
- Сделаем все возможное.
Сын и верил, и не верил. И вдруг сыну пришла в голову смелая мысль: «Может, действительно я выздоровлю». Он решил, если его сверхэкономная мама купит ему дубленку, она действительно верит в его выздоровление. Через день мама принесла сыну дубленку, о которой мог мечтать самый крутой в этом городе. Помогли сыну одеть дубленку.
- Все, - сказал сын. - Спасибо. Мама, я очень устал.
- Опоздала, - признала мама.



ДЕД, БАБА И СОБАКА НЮНЬКА


Жили были дед, баба и собака Нюнька о трех ногах, но верность хозяевам, беспримерная преданность, хороший характер сделали так, что переезжая к сыну из села в город, старик поставил ультиматум — только с Нюнькой. Деду было лет 70, но прожитая трудная жизнь его рано состарила. Голод, война, послевоенные тяжелые годы. Надо было пережить, выстоять, вырастить двоих детей. Вот сейчас с женой плохо — перенесла инфаркт и лежит уже несколько лет. Сын привез ее из деревни и поселил во времянку, выстроенную рядом со своим домом. Небольшая комнатка, коридор, в котором стоял примус. Сын с невесткой жили небогато, работали на заводе. Дед все это видел, был благодарен сыну. Сын помогал купать бабушку, а в остальное время говорил:
- Дед, ну ты сам не без рук.
И всю работу по дому дед делал сам. Вел своей нехитрое хозяйство. Сварит суп, кашу, покормит бабку, поест из той же тарелки, что и бабка, чтобы не мыть посуду. А в оставшуюся кашу нальет немного супа и накрошит хлеба и подставить эту тарелку собаке Нюньке.
Жалели ее дед с бабой. Нюнька попала под машину и теперь ходила на трех ногах. А больная нога никак не заживала и дед постоянно мазал ее дегтярной мазью. Рана никак не хотела заживать. А к врачу Нюньку некому было отвезти. Врач бы сказал, что мокрую мазь на мокрую рану ложить нежелательно. Баба не жалела своего мужа. Это его Бог наказал. Он в молодости мне изменял, вот теперь пусть ухаживает за лежачей. И это чувство справедливости заслонило бабе все. Да и Нюнька страдала без вины виноватая. Шло время. Вот дед под временем забот тихо угас. Бабу увезла к себе дочь. А Нюнька с горя ушла куда глаза глядят. Видно, не пережила смерть деда, который ее очень любил. В семье внука никто не вспоминал о дедушке, о бабушке, а тем более о доброй и ласковой собаке Нюньке. Все жили своей новой насыщенной жизнью.



С ПРАЗДНИКОМ, МАМОЧКА!

У него сегодня день рождения. Как его учила мама, лучший день в году. Сегодня он должен опять же как учила его мама, широко раскрыть глаза и сказать: «Солнышко здравствуй, ветерок здравствуй, мир здравствуй». А настроение не праздничное, не получается у него вот уже 10 лет подружить мать с женой. И жена своенравная, и мама не уступает. Сегодня жена украсила квартиру гирляндами, как на индийской свадьбе, оформила новый фотоальбом в подарок ему. На нем было написано «С днем рождения». Сделала фотомонтаж, там были его фотографии с дочерью, с друзьями. Вечером пришло много друзей, все это приятно. Но настроение. Все поздравляют, все веселятся. Он попросил разрешения на секунду отлучиться.
- Как так, - спросили друзья.
- Этот праздник сегодня не только мой, это и праздник моей матери — сегодня у нее родился сын.
И через несколько минут он уже звонил в дверь своей матери.
- С праздником, мамочка, с днем рождения сына.



ВЫСОКАЯ ПРОБА

Весна. Неврологическое отделение переполнено. Сезонное обострение после тяжелой зимы. У многих сдают нервы, хроникам еще сложнее. Двух молодых женщин оставили мужья, не согласившись с необходимостью уделять женам больше внимания, заботы, с необходимостью лечить не месяц, не два, а, возможно, годы. Да, неврологические заболевания лечатся годами. 20-летнего парня оставила девушка, сказав: «Эта смена ролей меня не устраивает. Я искала в жизни опору и защиту, а самой становиться опорой я не согласна». Она не могла согласиться с тем, что мужа надо лечить и заботиться о нем.
Вдруг в палату зашла новенькая. Сопровождал ее мужчина, он поправлял ей постель, одевал тапочки, раскладывал вещи: чашку, блюдце и постоянно спрашивал: «Так удобно, так хорошо?» После знакомства с новенькой стало ясно, что обустраивал ее на месте родной брат. И тут стало твориться совсем непонятное. Не менее двух раз в день ее навещал и муж, и брат. Приходила и дочь, и жена брата. И все спрашивали, все заботились, бегали в аптеку, внимательно и спокойно прислушивались к каждой жалобе. Они советовались с врачом, заказывали массажистов. Спокойно и обстоятельно родные выполняли все рекомендации и совета.
- Господи, - говорила соседка по палате, - спасибо, что сподобил увидеть воочию ту братскую любовь и заботу о сестре, заботу о жене. Раньше куда ни глянь — ссоры, непонимание, вражда из-за наследства. А эти брат с сестрой как голуби — сидят, решают, на каких лекарствах остановиться. Спасибо, Господи!
Может это богатая наследница? Нет. Может, она что-то героическое сделала и они были обязаны отплатить ей добром.
- Я самая обыкновенная, - говорила она. - Уже более 12 лет я нуждаюсь в опеке.
Где же корни этой любви к близким, этого человеколюбия и милосердия, задумывались все. А вывод был ясен как день — болезнь, это не беда. Болезнь — это только проверка для всех, проверка человеческих чувств, человеческих качеств. Болезнь — это высокая проба на звание человека.




ЖИЛИ-БЫЛИ ТРИ БРАТА

Жили-были три брата. Сказка, а на самом деле было... Царевна забралась в высоченный терем, все входы и выходы замуровала, открытым осталось только окно. Царевна решила выбирать себе мужа.
- Кто допрыгнет, тот и мужем станет.
Старшие братья посмотрели, прикинули высоту терема, «себе дороже будет», решили они и отошли. А младший Иванушка прыгал, прыгал, затем и говорит царевне:
- Не век же тебе там оставаться замурованной, уже и очереди нет. Давай, прыгай мне на руки.
Вывалилась невеста из окна, упала на Ивана. Теперь оба до конца жизни на костылях ходить будут.
- Дура, - говорит ей Иван, - фантазия у тебя. - И терем разрушила, и ноги обоим сломала.
А братья были умнее. Один на купеческой дочери женила Марфушке, хоть на жабу смахивала, но сундуков с добром навезла. Он ей так и говорил:
- Пасть закрой, не квакай много.
А старший, тот вообще, бабу Ягу из леса привез. Видно заблудился в лесу, когда за дровами ездил. А баба Яга за дорогу домой обещанье жениться на ней взяла. Жили они вкривь и вкось, никакой романтики. Терпел, терпел Петруша, да и иммигрировал за границу. На ягушиной ступе, без бензина, легко заводится. А Ягушу он потом вытребовал — ступу чинить, ступа забарахлила, за границей такой техники не знают. А Яга развернулась, СТО там открыла.
- Может, кто-то тоже со ступой набредет?
А так всякое барахло чинила. Феррари, Ламборджини, подсобным рабочим у нее муж был. Так и жили. Вот и выходит, что самым умным был старший брат. А то все говорят: младшенький, младшенький.



СПАСИБО, ПАПА

Сложная штука эта жизнь. Разбросала, разметала его семью в разные стороны. Один сын в Мурманске, второй сын в Челябинске, третий в Украине. Вот и жены уже нет. Помнится, отдала она ему деньги, припрятанные на последние нужды. И вот теперь, спустя 5 лет, дед ждет, что скоро встретится со своей женой.
- Зачем мне богатые похороны, - размышлял дед. - Сын меня похоронит, пошлю-ка я эти деньги внукам в Челябинск и Мурманск. Вон их сколько. Митька, Витька, Степан, Дашенька, Ниночка, Оксанка. Пусть купят необходимое.
Дед купил конверты, разложил деньги в конверты, в каждый положил написанное письмо, заклеил конверты, отнес на почту, бросил в почтовый ящик. И сел ждать. Скоро, через несколько недель, он получит ответ. Но много писать внуки не будут — записку «Спасибо, папа» или «Спасибо, дед». В письме дед написал как обычно. «Здравствуйте, дорогие наши родные. Не могли мы проминовать, чтобы не уведомить вас о нашем здоровье. В настоящее время находимся живы и здоровы, чего и вам желаем. Бабушки нет уже шестой год, я потихоньку хожу. Будьте здоровы».
Не знал дедушка, что на почте орудуют злодеи. Раскрыв каждый конверт и прочтя пару слов, они сказали:
- Молодец, дедуля, еще посылай.
Уходя, глава большого семейства справедливо распределил все последние деньги. Последними словами его было: «Здравствуйте, мои дорогие. Счастья вам».



КАНДИДАТУРА НАУК

Дети, дети, дети. Как их много у этой простой женщины. Как давно и навсегда связала она свою жизнь с ними. Сколько себя помнит, всегда помогала кому-то учиться, что-то решать, что-то чинить. В старой системе образования было замечательное правило — помогать отстающим. Наташеньке всегда было жалко тех, кто что-то не понял или не сумел изложить правильно. Жаль. Жалость, наверное она была первоосновой всего существа Наташи. Да и вся она, эта Наташа, была соткана из двух нитей — жалости и справедливости.
- Выбрось эту маленькую морковку, - говорила мама. - Чисти крупную.
- Как можно, - размышляла Наташенька, - ведь маленькая морковка тоже росла, хотела пользу принести. А ее взять и выбросить. Нет, я ее почищу и она будет, как все морковки, в салате.
- Что ты возишься с этой Лидой, - говорили подружки, - она тупая.
- Нет, просто ей никто не занимался дома, - защищала девочку Наташа. И она готовила с Лидой уроки и радовалась Лидиным тройкам. А потом, много лет спустя, порадовалась, что Лида вышла замуж за киномеханика в селе и у нее растит трое сыновей.
А пока Наташенька училась, всегда людей, которые нуждаются в помощи. Читая в газетах о детдомовских детях, Наташенька давно решила, что когда она вырастет — обязательно поможет кому-нибудь из детдомовских деток. Помочь пришлось не одному. Государство со своими реформами расшатывало здоровье и психику взрослых. Стремясь спастись и выжить, некоторые взрослые забывали о детях.
Оленька попала к тете Наташе после 7-го класса сельской школы. Она попросила устроить ее в городе на работу и подружилась с тетей Наташей. Все дети, приходящие к тете Наташе, учились кто в школе, кто в училище, кто в техникуме. Один мальчик поступил в институт. Оленьке нравилось, что в доме к ней относились как к равной, что ее тут полюбили. Но пока она немного отставала от городских.
- Ничего, - говорила Оленька, - я закончу вечернюю школу, потом училище, потом институт и буду как все. Я же вижу, что в этот дом приходят только ученые.
Тетя Наташа улыбалась. Учеными Оля называла детей, которые учатся. Услышав, что в доме молодой человек устроился ассенизатором, Оля сделала круглые глаза и произнесла:
- Такой молодой и уже ассенизатор?
Все дети засмеялись и Оленьке пришлось объяснить значение слова «ассенизатор». В следующий раз услышав, что Володю вызвали в деканат, она опять сделала круглые глаза и сказала:
- Что, в институте еще и деканат есть?!
Для Оли институт, деканат, университет, факультет — были слова одного ряда.
- Ничего, - говорила Оленька, - я тоже буду учиться. Я не могу подвести кандидатуру наук.
И тут уже смеялись все. А Олечке снова объясняли разницу между словом «кандидат» и «кандидатура». Росли дети, каждый шел своей дорогой, старилась «кандидатура наук» и не получила она не только ученой степени, а даже грамоты за воспитательный процесс.


ПРИОРИТЕТЫ

Олег встретил Тамару и тот же час понял, вот она, женщина его жизни. Та, которую он искал и не мог не встретить. Тамара оценивающе посмотрела на Олега и с этой минуты началось их долгое узнавание друг друга. Все они делали с удовольствием. И сплавлялись по реке в отпуск, и ловили рыбу в море, и бегали по трассе здоровья. Олег даже удивлялся себе, как он любил эту женщину, каждую улыбку ее, каждую гримаску. И все-таки сына он любил больше. Конечно, если бы в их квартире вдруг зазвенели детские голоса, если бы хоть одного ребенка ему подарила Тамара, но в 45 лет она не решалась рожать. А он ждал и искал встречи с сыном, который как две капли воды был похож на него, Олега. Олег помогал сыну в учебе, ходил на родительские собрания, строил планы на будущую учебу. «Можно как я — в Москву, там замечательные вузы». Но сын отвечал: «Я не брошу свою девочку, а поехать со мной ей не разрешат, ей 15». А Тамара готовила вкусные обеды, поощряла приходы сына Олега. Олег часами мог говорить с сыном, забыв обо всем на свете. Тамара попробовала как-то напомнить о себе. «Как ты не вовремя», - нахмурился Олег. Тамара знала, что Олег созванивается с бывшей женой, обсуждая проблемы сына. Тамара понимала, что так, как Олег растворяется в сыне, он будет растворяться в своих внуках и возможно снова, заметив ее, будет говорить «Как ты не вовремя». Сердце Олега вновь и вновь замирало при встрече с сыном. Он звонил ему в любое время суток. Тамара понимала, что каждый в жизни выстраивает свои приоритеты. Кто-то выбирает жену, кто-то детей. Было понятно, что дороже сына у Олега никого нет и не будет.
Тамара видя, что делается с Олегом, сказала: «Олег, вам нужно жить вместе и сын будет счастлив». Тамара переехала в общежитие, а Олег...
Олег очень быстро состарился



КОГДА ВСЕ ХОРОШО

Когда все хорошо. Ну вот все хорошо. То и делать ничего не хочется. Думать о чем-то, создавать что-то и так хорошо, думал кабачок. Самый главный кабак на этом огороде. Он уже занял больший кусок огорода, разбросал зеленые листья, распространился стеблями во все стороны. Хозяйка только охала и ахала: «Куда только он не лезет, куда не ползет, побеги, побеги, а кабачков-то нет». Но тут кабак стал царапаться на виноградный куст, взобрался и наверху куста раз и вдруг появился кабачок. Другой его побег полез на забор и тоже появился кабачок. Третий — на помидор, и там кабачок. Хозяйка только удивлялась: «Странная тактика кабака». А потом догадалась: «Ага, тебе нужны препятствия, тебе нужны преодоления.. Будут тебе трудности, будут тебе препятствия, будут тебе головоломки». Хозяйка подошла к куче кирпиче в углу огорода, стала подкладывать кирпичи под побеги. И действительно, только побегу приходилось приподняться, преодолеть какое-то пространство — там появлялся кабачок. Так и решила хозяйка проблему бесплодия. Действительно, когда все хорошо, тоже чего-то не хватает.



ТАЛАНТ ОН ВСЕГДА ТАЛАНТ

И он всегда пробьет себе дорогу.
Так получите фокусы в каждом доме! Но говорить о нем вы будете! И удивлять... И восхищаться!..
Разнообразие спичечных эффектов наводит на мысль о том, что министр спичечной промышленности — человек несомненно талантливый, но не состоявшийся... фокусник или пиротехник. А ох как хочется!!!
Талант в землю не зароешь. Вот отсюда — Но, появляется великое множество разновидностей спичек.
1. Спички невозгорающиеся — осколки отлетая, вспыхивают друг за другом.
2. Спички противопожарные. Горят как бенгальские огни. Светят, но не греют.
3. Спички учебные — не высекают огня, но тренироваться можно.
4. Спички «пшик» - в одно мгновение спички успевают вспыхнуть и погаснуть, издав короткий писк. Дерево спички загореться не успевает, так как сера мгновенно сгорает, издав только звук пшик.
5. Спички — береги ручки. Ручки беречь советуют справедливо, так как момент возгорания серы и сгорание деревянной части спички — 1 момент.
6. Спички семейные -это когда по одной их зажечь нельзя — серы не хватает и приходится складывать 3-4 спички.
7. Спички-ломалки. Дерево спички настолько хрупкое и нежное, что от прикосновения к коробке спички ломаются.
И у кого еще после этого возникнут сомнения, что министр спичечной промышленности — человек несомненно талантливый, а талант, как говорится, в землю не зароешь!



ГРЫМЗОЧКА

Она была с сыном очень строга. Говорили ей знакомые:
- Хороший мальчишка, смотри, не перегни палку. Нельзя бесконечно попирать волю и достоинство человека.
А она:
- Нет, с классом ты не поедешь в Москву. Мы Лувр посещать едем.
И вот в 19 лет мальчик уже в институте, вот первая любовь. Но ею оказалась не однокурсница, а продавщица галантерейного отдела. Только увидев ее, мать сказала:
- Пигалица беспородная, смотри сколько в институте красивых девушек.
А он сказал:
- На что они мне, куклы красивые. А душа открывается только навстречу ей.
- Ты хоть узнал, кто родители, чем занимаются.
- Нет.
Следующие факты полностью вывели мать из себя. Отец оказался приемщик бутылок, а мать домохозяйка и оба без высшего образования.
- Она нам не пара, - заявила категорически мать. И решительно прервала эти нежные чувства.
Увезла его по Золотому Кольцу, потом заняла в спортивных секциях.
- Потом сам скажешь спасибо, - говорила мама.
Но сын замкнулся, перестал заниматься спортом, бросил институт. Жизнь без любви, без его девушки представлялась ему безрадостной и бесполезной. Как-то после очередного приказания матери сын сказал:
- Чего еще желаете, маменька, - и добавил, - Грымза.
С этих пор так и было иронически «Чего пожелаете, маменька?» Задумчиво сидела мать в кресле. Сына она растила одна, с мужем рассталась рано. Да и невыносимо это было растить ребенка и воспитывать еще мужчину. А муж попался — за что ни возьмется, не доделает. Или ей переделывать приходиться. Куда пойдет — в другом месте окажется. Деньги доверит, так он другим одолжит: «Ну попросили меня, не смог отказать». «А мы?» «Ну у нас не последние». В общем выходило ей решать одной. Так она и решила, что из двух бед выбирают меньшую и развелась. Часто сын был с ней не согласен, но подчинялся. Опустит глаза и подчинится.
Больше он ее мамой не называл. Бывало подарит мать ему что-то очень нужное, очень дорогое. Сын только скажет:
- Что, Грымзочка, подлизываешься.
Потом начались пьянки, хулиганство, групповая кража. Сегодня сидит сын. Она возит передачи единственному сыну, своей кровиночке. Нет на этом белом свете больше никого ни у нее, ни у сына. Сколько же пядей во лбу должно быть у этой матери, чтобы разглядеть и не упустить счастье сына.



ДУРАЧОК

В квартиру позвонили. Хозяйка открыла дверь. В коридоре стоял высокий парень в кожаной куртке, вязаной шапке.
- Здравствуйте, у меня умерла бабушка, не найдется ли у вас чем-нибудь ее помянуть.
Хозяйка, поняв, что полноценный человек просить не будет, собрала чем могла поделиться: и колбаску, и сырок, и хлеб.
- А вина у вас нет?
- Ах да, есть, сейчас погляжу.
Вынесли пол-литра вина и отдала парню. Парень ушел. После хозяйка вышла на балкон и увидела, что к парню подошла девушка, он показал ей пакет с едой и обняв девушку, они пошли в сторону парка. Потом этот парень звонил не раз в эту квартиру, где ему заботливо собрали сумку.
- У меня бабушка умерла, - снова говорил он.
Хозяйка, оценив ситуацию, поняла, что попалась на крючок.
- А когда умерла твоя бабушка, - спросила хозяйка.
- Полгода назад. А из одежды у вас что-то найдется: свитер, брюки, куртки? Зима скоро, - сказал парень.
- Знаете, кто у меня есть. У меня есть муж милиционер, - сказала хозяйка. - Он поможет вам устроиться в ЛТП на 2 месяца. Гособеспечение.
- Спасибо, не надо, - понял парень.
Больше он не приходил. А хозяйка задумалась, почему милиции нет дела до шатающихся по всему городу тунеядцев, нет дела до покоя и здоровья граждан. Да, они же не человекозащищающие, а правоохранительные органы.



А ПОЧЕМУ СОБСТВЕННО?

А почему собственно ей должен достаться такой мужчина? На каком основании? Чем она лучше? Ну переписывалась с ним 6 лет, ну отдыхали вместе, встречались, но это еще ничего не значит. Лида приехала погостить на неделю к дочери, снимающей квартиру в частном доме.
- Мама, - в первый же день сказала дочь, - обрати внимание на кавалера хозяйки. Подполковник, обеспечен, с квартирой в Киеве.
- Да, завидный мужчина и не урод.
И она стала старательней краситься, одевать самые красивые вещи. Результат не замедлил сказаться. Мужчина обратил внимание на ее красноречивые взгляды и ее боевую окраску, потом сравнил двух женщин. Одна простая, работящая, вторая яркая, зовущая. Новая была ярче и симпатичнее. Они стали встречаться. Хозяйка со своей старорежимностью не поняла вспыхнувших чувств между своим женихом, как она его называла про себя, и этой, как она считала безнравственной женщиной. Хозяйка пришла к квартирантам и отказала им от квартиры. Но они были к этому готовы. Они уже подыскали квартиру даже лучшую. А Лида ехала в Киев с подполковником, вышла за него замуж. Но что-то в нем ей не нравилось. Она подала на развод и потребовала половину квартиры. Был суд.
- Я готов жить с ней, она мне нравится, - говорил подполковник.
А она сказала:
- Я на него почти год потратила.
Судья назвал ее аферисткой, а она была просто женщиной, ищущей счастья, а пути у каждого свои.
Путей отступления у нее не было и она нанялась работать дворником, получив комнатушку для жилья. Но она понимала, что нужно искать мужа. И каждый



ДНО

Дважды им всей семьей приходилось лечь на дно. Первый раз, когда умер муж бабушки, обменявший 3-комнатную столичную квартиру на Николаев:
- А что, одну дочь с собой взял, а второй оставил маленькую комнату. Все-таки не на улице оставил.
И вот этот слизняк, сделавший полными сиротами своих детей, умер.
- Залечь на дно тихо, тихо, тихо. Ни слуху, ни духу, ну полслова, ни пара изо рта. - Заявила стратег и генералиссимус семьи, много лет живущая на дотацию матери.
Если шесть месяцев не будет заявления о наследстве, можно считать дело выигранным. Права можно будет устанавливать только судом. А у них «сводных сестер» денег нет, да и о смерти отца они не узнают. Тихо, тихо, тихо.
Прожили шесть месяцев, не выпустив пара изо рта. Но через 3 года хоронили мать, которая стала мачехой двум сводным сестрам и снова ни слуха, ни духа, ни полслова. Тихо, тихо, тихо. До них «сводных сестер» не должна дойти информация. Шесть месяцев должно пройти. А потом и суды не помогут, да и мы не сдадимся. Не знал генералиссимус, что сводные сестры и не собираются сражаться за свое наследство. Они просто давно и навсегда вычеркнули ее, ее детей из числа людей.



РАЗДВОЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

И скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Ну не получилось у нее с этим полковником. Дочь ей сказала:
- На меня не надейся, жить с нами ты не будешь, добивайся квартиры.
Она вернулась в Киев, оформилась дворником, ей дали небольшую комнату, в которую были проведены газ и вода. Каждое утро и каждый вечер она должна была подметать двор и тротуар рядом с двором. Но она понимала, что ей нужно устроиться и поэтому, чтобы подчеркнуть свое пренебрежительное отношение к дворницкой работе, она одевала хорошие нарядные вещи и шла подметать. Зимой она убирала снег в дубленке, в добротных сапогах. На нее обращали внимание. Действительно, она отличалась от всех дворников. Ее замечали, это было приятно. Наконец, обратил внимание мужчина, который заинтересовал и ее.
- Что это вас довело до такой работы? - удивленно спросил он.
- Просто нечаянно сложившиеся обстоятельства, - сказала она.
Они разговорились, он стал приходить. Конечно, она не рассказала о недавнем замужестве, о суде, на котором ее назвали аферисткой. Может, события разовьются иначе. Действительно, он привез ее домой в 3-комнатную квартиру в центре Киева и познакомил с двумя дочерьми. Она пыталась ласково говорить с ними, улыбалась, накрывала на стол, показывала, какая она хорошая хозяйка. Ну зачем ей выходить из себя, подумала она, если она ему понравилась, а он решает все. Жены он лишился уже три года назад, дети сперва даже обрадовались, что в доме появилась женщина, наконец-то будут горячие обеды. Но скоро все стало на свои места. Они поняли, что мать была одна. Салатики, которыми так гордилась мачеха в первые дни, исчезли. На вопрос знакомых что любят есть ее доченьки? Она отвечала: «Макароны».

Она подолгу разговаривала с дочерью по телефону, спрашивала как там внуки, что нужно и слала, слала дочери передачи. Киев не Николаев. В Киеве можно достать любой дефицит, а дочь с зятем постоянно нуждались, поэтому заботливая мать как минимум через неделю передавала им с проводниками поездов ведра с маринованными курами, соленой рыбой, ящики с черной и с красной икрой.
- А что детям на завтрак давать, - безапелляционно заявляла дочь, - детям нужна икра.
А любящая мама не успокаивалась, бегала по магазинам. То люстру новую присмотрит, то шапку меховую купит, то пальто. Несмотря на то, что из зарплаты мужа выплачивала кооператив своей дочери, они решила сменить мебель в квартире своей дочери. Дважды контейнерами посылала мебель дочери.

И все-таки при таких затратах они приехали в Николаев в гости. Муж, она и 10-летняя падчерица.
- Что ты села, - грубо одернула она дочь, когда та присела на валик дивана. - У тебе глаженное платье.
Девочка быстро выпрямилась,невозможно было заметить, что подол платья девочки уже дважды отпущен и шилось оно, видно, на 5-летнего ребенка.
Родственники спросили:
- Что ж вы старшую дочь не взяли. Посмотрела бы море.
- Она поехала со студотрядом в Тюмень, - ответила мачеха. - Пусть хоть на пальто себе заработает.
- А где она учится?
- В ПТУ, а где ей еще учиться?
Дочь врача-офтальмолога и начальника райотдела милиции в ПТУ... Что ж, все вспомнили, как мать устраивала свою дочь в престижный ВУЗ. На вопрос, как ваша дочь, поступила в ВУЗ? Мать ответила:
- А там не знания нужны, а вот это, - и она выразительно потерла кончики пальцев.

Через время под руководством мачехи была продана 3-комнатная квартира в центре Киева. Не пожелавшей ехать в Николаев старшей дочери оставили маленькую дворницкую и больше о ней никто не вспоминал. Младшая 5 лет жила в Николаеве, но получив паспорт, немедленно уехала к сестре на дворницкую площадь. Она знала, никому в Николаеве она не нужна.
А мать переписала николаевскую «то бишь бывшую киевскую» квартиру любимого мужа на себя. Ей больше не надо было изображать из себя и мать, и мачеху. Она стала только любящей матерью для своей родной дочери.


ПОДУМАЛА,ПОРАЗМЫСЛИЛА И РЕШИЛА

Жила-была на дереве одна веточка.
Нет, веточек на дереве было много, но каждая веточка была еще и сама по себе.
- Странно как-то, - задумалась веточка. - Половина меня в зеленых молодых листочках, а половина без листьев. Как-то неравномерно я нарядилась.
Веточка подумала, подумала и постучала к спящим почкам: «Почки, почки! Проснитесь! Вторую половину меня нужно листочками одеть!» Почти сонно потянулись, но не проснуться было нельзя, веточка зовет. Почки стали постепенно освобождать зеленые листочки, запрятанные в них. На веточку сели две пчелки:
- Здравствуйте, спящие почки, - сказала она.
- Они уже не спящие, они уже проснувшиеся, - сказала ей вторая.
А почки от пристального внимания пчелок стали скорее разворачивать листочки.
- Какие свежие листочки, какие красивые, - закричали пчелки. - А мы раньше пролетали мимо вас, - говорили пчелки. - А старшая пчела говорила «тс», тише, тут спящие почки отдыхают, не будите их. Эти почки спасатели, продолжатели рода. Случись что с зелеными листьями или веточками, спящие почки тут же проснутся и станут защищать дерево.




БУМЕРАНГ

Похвастаться дружбой с невесткой она не могла. Всегда держала доброжелательный нейтралитет. Если твои взгляды, советы, пожелания не учитывают, а к тебе относятся с пренебрежением, лучше тихо присутствовать на семейных торжества, считала Люся. Плохой мир лучше доброй ссоры. Но родственники считали иначе. Устроив свадебное пиршество в ресторане по поводу свадьбы сына, они не пригласили семью сестры. На вопрос сестры «Как так?» Брат ответил: «Места мало было». Прошли годы, сестра по-прежнему считала — плохой мир лучше доброй ссоры. Конечно, она пообижалась, на несколько лет ограничила общение с ними, но при первой же просьбе подыскать хорошую квартиру, она с радостью помогла им купить квартиру в доме напротив. Это христианское чувство всепрощения, христианское милосердие. Должна же быть у брата хорошая квартира, в лучшем районе, считала она. Но ни брат, ни его семья стараний не заметили. И снова не пригласили семью сестры на вторичное бракосочетание сына.
- Как же так? - снова спросила сестра, когда они находились в кабинете брата.
- Потому что я, моя жена и мои дети глубоко не уважаем тебя, твоего мужа и твоего сына, - кричал брат на весь кабинет.
Окна были широко открыты. Слыша крик, приостанавливались прохожие. В приоткрытую дверь заглядывала счастливая мордочка его дочери:
- Наконец-то папа сказал этой тетке все, наконец-то она получила.
А сестра смотрела во все глаза на кричащего и понимала, сегодня она видит уже не брата, она видит фантом с внешностью брата. Родного брата в ее сердце уже не было. В самом страшном суде не могла она себе представить встречи с бывшими родственниками. Эти люди неоднократно напоминали о необходимости восстановить отношения. Ее бывший брат напоминал о своих пяти внуках.
- Все внуки ходят в художественную школу, им будет полезно узнать, что их тетя художница. Это будет их стимулировать. Это неправильно, что тетя замкнулась.
Он, дедушка, обязан восстановить историческую справедливость. Она смотрела на говорящего и видела только фантом, бессердечный, бездушный. А какое с фантомом может быть общение.



И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ДЕНЬ

Какие неподъемно тяжелые эти дни, какие однообразно серые и безысходные, как звенья цепи огромного якоря, медленно погружаемого в воду. Где найти силы ждать? Дольше века длится день. Эти слова Чингиза Айтматова можно отнести к каждому писателю. И даже более, каждому ждущему человеку. А человеку ждущему даже не признания, нет. Человеку ждущему быть представленному миру или хотя бы широкому кругу читателей. Среди писателей есть люди, печатающие свои книги тиражом 50, 100 экземпляров. И чаще эти экземпляры оседают на полках людей, от которых зависит судьба писателей — чиновников. Человеку пишущему необходимо быть услышанным. И вот писатель дошел до басни. Трудно найти человека, не знавшего басню о стрекозе и муравье. Так как басня — это непреложный атрибут воспитания личности. Многие пишут побасенки, но за настоящую басню берутся единицы. А тут из разных басенок складывается сборник и на этот сборник снова не обращают внимания. А может все таки дать человеку возможность и напечатать 5-6 басен и дать возможность людям самим решать нужен ли им этот автор.



ТАЛАНТ

Талант — это 90% труда. Она познакомилась с этой художницей на выставке. Узнав, что девушка работает художником-оформителем, она восприняла это как счастье. Сказала о том, что мечтает о цветной детской книге. У них началось творческое общение. Художница жила на другом конце города, но недаром она повторяла это слово «богема». Ия Ивлева «Видно родители знали, что дочь станет известной художницей и ей нужно красивое имя». Ия Ивлева вставала не раньше 12. Кофе, раздумья утренние... Но первая книга все-таки вышла. Она покорила сердца детей замечательными рисунками, правда, дети сразу стали разукрашивать черно-белые рисунки цветными карандашами, фломастерами. 80% успеха книги обеспечили рисунки. Какое счастье найти такого художника. Сразу было договорено об оформлении следующей книги. Ия даже сделала несколько набросков. Потрясающе! Автор была влюблена и в рисунки, и в художницу. Но меланхолия, депрессия, уныние не настраивали художницу на рабочий лад. На множественных встречах с автором она рассказывала о планах, о взятых обязательствах, о незаконченных панно и несостоявшихся выставках. Художница была в своем амплуа - уставшая от суеты аристократка. Действительно, подумала автор, талант — это 90% труда. Иначе как же заметят его несомненные достоинства и автор стала искать других художников.



ГЛУХОНЕМОЙ

В коммунальной квартире жил глухонемой. Он не разговаривал после тяжелой болезни, перенесенной в детстве. Иван Иванович жил с сестрой и ее мужем. Личная судьба И.И. не сложилась. Зарабатывал он резьбой по дереву, изготавливая различную кухонную утварь и детские игрушки. Были у него две внучки, но они тянулись больше к бабушке, а с И.И. отношения были прохладные. Но вдруг в квартиру въехала новая семья: муж, жена и сын. Сыну было около 3-х лет. Он был общительным мальчиком, выходя в коридор, он подружился с И.И. Разглядывал дощечки, которые И.И. обрабатывал. И.И. открывал для себя общение с крохотным существом. Он охотно показывал мальчику то одну, то другую вещь. И что особенно важно, они сразу нашли общий язык. Мальчик обладал довольно скромным словарным запасом. Часто говорил «дай», «на», «ы». Если И.И. не реагировал на звук, мальчик трогал его за руку. И.И. поворачивался и улыбался. Он понимал, что мальчик хочет пообщаться с ним. Все они, громкоговорящие, совершенно не способны понять тихой радости этих двоих. «Э», говорил И.И., показывая резную дощечку, мальчик изумленными глазами рассматривал кружева на дереве. Вот виноградная лоза, вот листок, вот лисичка-сестричка. Мальчик радостно смеется. И.И. счастливо вторит ему. Со взрослыми у И.И. часто возникала напряженная досада за то, что он с трудом понимает и не слышит. С малышом все было просто. Они радовались каждой встрече. Бесхитростно и увлеченно что-то объясняли друг другу. Мальчик наблюдал за работой И.И., приходил к нему в гости, да и И.И. идя с базара, на котором он продавал свои поделки, часто нес другу яблоко или конфетку. Молодая семья получила квартиру и уехала. Прошло несколько месяцев. И.И. тянуло увидеть своего друга. Он стал ходить по магазинам, подбирая подарки, конфеты. Конфеты съешь и ничего не останется, думал он. Машина, нет их у маленького друга много. Конструктор, И.И. нашел конструктор — столярный набор для мальчика. Финансы И.И. не позволяли сразу купить этот набор. Прошло еще пару месяцев. И.И. стоял перед дверью с коробкой под мышкой и звонил. Его радостно встретили, а он протягивал малышу столярный набор и говорил: «М».

Дерево, дерево. Стройное, вечное, с огромным запасом тепла, это то что он понимает и знает. То что нужно в нашем песенном городе. Действительно, городу нужно, чтобы каждому одесситу хотелось петь и творить. Да уж, таков этот город. Именно поэтому столько талантливых живет здесь. А он принесет дерево в каждый дом. Он сделает деревянный обеденный стол и как будут рады люди, сидящие за этим столом. С какой любовью хозяйка украсит стол блюдами и кружевными салфетками. Дерево — это песня, это гимн красоте. Каждому автору хочется создать песню в камне, в глине, а ему хочется создать песню в дереве. Поработал он по специальности, все-таки высшее образование. Не греет, не то. Сменил две-три работы. Нет, не увлекает. Нужно заниматься тем, что понимаешь до тонкости, чья душа тебе открыта. Он ходил по городу, смотрел на лепку зданий, на ажурные решетки заборов и калиток, подолгу смотрел на суда в море и в душе рождался гимн, гимн красоте и изяществу. Он исполнит этот гимн, от изваяет его в дереве.
Он сделает узорный шкаф для вас, люди. И пусть, глядя на шкаф, в сердце рождается теплое чувство радости и благодарности дереву и мастеру. Тише, работает мастер, работает с деревом, открывая новые и новые грани его красоты. Дерево платит мастеру тем же.
- Как красиво! - говорят подходящие люди.
Весело тикают часы, отбивая секунды, складывая их в минуты, часы, годы. Так же весело тикали ходики, когда И.И., его старый друг, принес свой очень дорогой подарок.



ОСЕНЬ

Сколько таких дождливых осеней было в ее жизни. И не успела она окончить школу. В ее годы осень она не замечала — ну осень и осень. Дела захлестывают, интересы. День разрывался между учебой и кружками. А закончив школу, она даже не пыталась куда-то поступить. Каждому свое. Мама всю жизнь на почте проработала, и ей, Динке не много светило. Поработала почтальоном, секретарем в школе. Хотела продавщицей, но ей объяснили, что это место хлебное и продавщицы будут его защищать. Потом любовь закрутилась с Димкой. Понеслось, поехало... Когда обнаружила, что беременны от него двое, Дина поняла, что ей не повезло. У Ольги и дом покрепче, и родители побогаче. Но родители Оли оказались современными.
- За мальчишку идти, только жизнь себе портить, - объяснили они Оле.
И Ольга избавилась от ребенка. А Димку скоро в армию забрали. И вот уже год от него ни гу-гу. А Дина и родить успела, дочь назвала похоже. Раз маленькая, то без буквы Д — Инка. Бабушка забегалась, да и старшая сестра взяли под опеку и Дину, и маленькую. Дина уехала в город искать хорошую работу, хотелось продавщицей в супермаркет. А Инночка жила у сестры. Там и условия получше, и достаток побольше. Своих детей у сестры с мужем не было и они полюбили Инночку как родную дочь. Дина пыталась устроиться, меняла работы и снимала квартиры. Но то ли это черта города, то ли ей попадались такие начальники, но каждый директор норовил сделать ее любовницей.
- А, я женщина свободная, - решила Дина. - Не должна держать ни перед кем отчет.
Были в ее жизни праздники, были фейерверки в ее честь. На даче одного из начальников:
- Салют самой красивой женщине мира, - кричал начальник и стрелял из ракетницы в воздух.
И на коленях перед ней стояли, и Францию дарили, а вот замуж никто не звал. Одним из посетителей кафе, где ей посчастливилось работать, оказался Вася. Все в нем было среднее, сразу определила Дина. Ни красавец, ни урод. Не богат и не нищий. Говорит складно. Шоколадка в первый вечер, цветы — во второй. Василий был молод, но уже практичный. Конечно, не супермен, но брезговать им — не такое сегодня время, подумала Дина. Она пристально пригляделась к парню, не раздражает. И через несколько дней они уже искали съемную квартиру. Сняли комнату в коммуне. За короткий срок Василий очаровал всю коммуну. Он быстро поменял прокладки на всех кранах и они везде-везде перестали капать. Он починил конфорки на всех плитах и все плиты сразу перестали закапчивать кастрюли. Соседки расчувствовались и стали его баловать. То тарелку вареников передадут, то бутерброд с базарной брынзой сделают. Так он стал бабским любимцем, говорила Дина. Во всех спорах в коммуне Василий был арбитром, что он скажет, какую трубу менять, на что муфту одевать, что краской закрашивать — все решал он. Часто он говорил: «Перестаньте, мудрствовать, это не ваше дело, завтра воскресенье, я сам все отремонтирую». Дину устраивало, что к ней все относятся благосклонно. А Василий, создав уют в комнате, попытался помочь ей на работе, устроил ее в хороший отдел супермаркета. Попытался встречать, но Дина охраняла свою независимость.
- Не надо, меня привезут, - часто говорила она.
Василий переживал, несколько раз Дина пропадала на 2-3 дня, даже на неделю.
- Я волнуюсь, - звонил он по мобильному.
- Я на дне рождения, забирать не надо, - отвечала Дина. Или что-нибудь в этом роде.
Были ссоры, подолгу не разговаривали. Дина в это время пыталась укрепить отношения с кем-нибудь из суперменов, как она называла директоров магазинов, кафе. Короче всех, кто знал себе цену, считала она. Тянуло ее в этот мир. И хоть нередко она как побитая собака, зализывая раны, потом снова начинала строить отношения с очередным суперменом. Знакомые, все видя, старались познакомить Василия с девушками. И вот все бы, казалось, было в этих девушках хорошо, а вот не Динка. Как проведет он ее по плечику или по бедрышку, прижмет ее к себе, и такую благодать испытывает. Тянулись годы, ни он, ни она так и не были устроены. Уже дочери скоро надо было в школу собираться. Наконец-то проснулось в ней чувство материнства. И почему это мой ребенок не может со мной жить. И она сперва украла дочь у сестры. А потом Василий помог ей и суд оставил дочь матери. Жила она с дочерью у своего брата. В это время Василий на подаренные отцом деньги купил небольшой кусок земли в центре города и начал строить домик.
- Меня это не касается, - сказала Дина. - Хочется, копайся.
Вот он и копался, сперва один этаж, потом второй. Засыпал часто после полуночи. И только после того, как кисть выпадала из рук.
- Ты пойми, - говорил Василий, - мне тяжело. Хоть бы ты подошла.
- Я не заставляю тебя работать. Ну вот еще.
И вот, когда наконец он выкрасил полы, пригласил Дину.
- Извини, отопление еще не работает, котла нет. Но я масляный радиатор включу.
Дина села на диванчик, только что купленный, оценила кухню, затем всю квартиру. Наконец-то Дина поняла, как хорошо жить в своем собственном доме.
- Это как крепость, - сказала она.
И вот дочь уже ходит в школу. Дина приходит в свою квартиру с работы. А Василий продолжает усовершенствовать квартиру. Он старался и заработать, и принести все в дом. Правда, Дина превращала все в уют. Хозяйкой она оказалась прекрасной. И вот снова осень. Дина сидит перед телевизором в уютном кресле, АГВ хорошо работает, в квартире тепло.
- Сейчас составлю план на завтра и лягу спать.
А Василий смотрел на сбитые Диной подушки и улыбался. Цена, у всего в жизни есть цена, которую мы платим. Вот Дина еще недостаточно оценила Василия, но уже на пути к этому. А Василий понимал, что за покой в душе, за радость видеть суетливую и хозяйственную Дину он должен заплатить именно такую цену. И наверное, ее еще не достаточно, поэтому он не расслабляется, подкрепляя все конфетками, цветочками. Дина улыбалась.
- Так не заметим, как и Новый год наступит.
Мысли перебегали с предмета на предмет. Дочери в школу завтра, дождь. И где они все эти супермены. Как много их желало добиться ее взаимности. А она выбрала Василия, простого человека, защитившего ее от дождя. И снега, тоже она добавила про себя. Так спокойно и уверенно, как эти полгода, она себя еще не чувствовала. За эти 8 с кусочком лет в городе. Вызывает он все-такие доверие, этот Василий. Не удивлюсь, если мы в будущем распишемся, подумала Дина. Ну а что, может быть.
Да если бы вот тут еще шторки, а вот тут коверчик, было бы миленько. Как хорошо закрываются двери и никто-никто не имеет права на эту территорию. Где-то я слышала, что дом, как крепость.
- Это английская пословица «Мой дом — моя крепость», - радостно подтвердил Василий.
- Так, - продолжала Дина, - тут еще надо стол поставить, бра повесить.
- Все сделаем. Хорошо, что стены есть, - поддакивал Василий.
Никогда не узнает Дина, чего стоило приобрести землю, добиться разрешения на строительство, построить дом и добиться разрешения на электрификацию, газифицирование и водопровод. Да оно и не нужно. Каждый сам выбирает себе светило. Кто предпочитает солнце, кто луну. Кто-то шепчет любимой своей: «Звездочка любимая моя». А кто-то начинает служить, как Василий.
- И если бы потребовалось выстроить замок снова одному, я бы приступил к строительству, - говорил он.
Вот такие чувства вызывает она. И цену своей любви ты назначаешь сам.




ПАРИ, ПАРИ
(Веселые врачихи)

- Посмотри, посмотри на эту дурочку, которая хочет ехать в санаторий со своим мужем, - смеялись врачихи. - Да ты жизни не видела. Думает муж и цветочки на 8-е марта — это и все.
Врачихи звали в кабинет калек-соседей.
- Кто, кто это едет в санаторий с мужем? - спрашивали те.
- А не жалко вам просвещать эту тетку? - спросила новенькая врачиха.
- А что ее жалеть, скорее розовые очки снимет. Можно подумать, сама небось тоже не недотрога. Она нам за закалку еще спасибо скажет. Мы после санатория и в глаза мужьям смотрим, и в семейной жизни тонус держим. Пусть тоже учится. Можно подумать, она не знала, что ее муж ни одной юбки не пропускает. Она старается поехать с ним, а он без нее. Что мы не знаем?! Пари, что она тоже их знает.
- Ну не скажите, - говорила новенькая.
- Пари, пари. Слышишь, слышишь, - переговаривались врачихи. - Замначмеда новую девочку себе подобрал. Везде ее возит с собой и на семинары, и на собрания. А надо его жене тоже глаза открыть.
- За это и пострадать можно, - сказала вторая.
- Девочки, может не надо. У них вроде семья хорошая. Жена слабенькая.
- Ну и что, пусть, действительно, оторвется один раз в жизни. А жена проглотит, мы и не такое глотали. Можно подумать, пару месяцев погуляет, а на дольше его не хватит.
Но замначмеда, съездив с избранницей в санаторий, подал на развод.
- Хороший человек, - сказали врачихи. - А жена переживает, можно подумать.
И скольким семьям навредили эти веселые врачихи своими советами. Сколько мужчин обидели своих жен и потом прятали глаза от жен и детей.



ДЕСЯТАЯ ДОРОГА

В газете была введена рубрика над названием которой долго размышляли. Были предложения: «Люди и братья наши меньшие», «Люди и собаки», «Собаки и люди».
- Но как можно ставить собак на первое место, - спросила одна сотрудница.
- Да потому что многие хозяева собак именно на первое место ставят своих питомцев.
Укус собаки в детстве может быть травмой на всю жизнь. А хозяин только оттянет укусившего пса и скажет: «Закаляться нужно» и спокойно уйдет с собакой.
Зная о непредсказуемости собак, зная что время от времени собаки бросаются даже на своих хозяев, Алла все-таки пыталась доверять услышанному, верила, что собака нападает только на движущийся предмет. Вот и сегодня шла она по аллее парка спортивной походкой, впереди нее на дорожке стояли две женщины и оживленно разговаривали, по обе стороны от них лежали две огромные собаки ротвейлер и доберман-пинчер. Хозяйки, увидев идущий предмет, отнеслись к нему безразлично. Алла соображала, если хозяйки не волнуются, значит уверенны в собачьей супервышколенности и потом собаки чувствуют, когда их боятся. Алла спокойной продолжала путь по дорожке. И тут огромный ротвейлер бросился и не просто к ней, а к ее лицу. Хозяйка отозвала собаку и взяла ее под ошейник. Но зато хозяйка добермана стала ругать Аллу на чем свет стоит:
- Вы что не видите, что здесь две огромные собаки, идете специально, провоцируете собак, еще руками машете, еще ногами семените. Я бы десятой дорогой обошла бы таких собак. Ненавижу таких как вы. Специально ходите, провоцируете животных!
Получив такой заряд бодрости, девушка быстро отошла от этой собачье-человеческой композиции. Через несколько метров стояла женщина, наблюдавшая эту картину:
- Простите, вы случайно не знаете, где в Одессе находится десятая дорога? В каком это направлении?
- В любом, - ответила женщина. - Куда бы вы ни направились от случившегося, считайте каждую попавшуюся на пути дорогу. Первая, вторая, вот десятая попавшаяся вам дорога как раз и будет та, о которой вы говорите.
- Но ведь это пешеходная дорожка, - хотела вставить Алла.
Но хозяйка добермана сыпала оскорблениями не уставая. Проще, гораздо проще, подумала Алла узнать, где у нас находится десятая дорога, по которой могли бы гулять граждане, не опасаясь, что на них набросится собака или ее хозяйка, где не принесут увечья и не будет нанесена моральная травма. Или вот еще, подумала Алла, приобрести бы подобного собачьего монстра, и, увидев хозяйку ротвейлера, сказать своему монстру «Вольно».



БАБУШКА С ПТИЧЬИМИ ПРАВАМИ

- За что ты снова ударила мальчишку? Рада, что здоровая выросла?
- Он не слушает.
- Надо объяснять, а не бить постоянно ребенка, - говорила бабушка. - Экзекуция какая-то, каждый день, каждый день.
Но тут же получала отпор:
- Живешь тут на птичьих правах, вот и помалкивай.
- Какие же это птичьи права? - опять удивилась бабушка. - Продали свой дом, приехали к тебе, купили дом, в котором сейчас живем все с вами, какие же это птичьи права?
- Никому твой дом не нужен, мы в город уезжаем. Вот и живи в своем доме сама.
Бабушка только руками всплеснула. Действительно, дочь с семьей уехала, а бабушка два года еще прожила в никому не нужном доме, потом продала его и опять вернулась в город, где жили родные и в котором она продала дом ради своей дочери. Прошло четыре года и дочь снова стала звать мать к себе.
- Мама, что вы там сидите, приезжайте с дедом, продавайте свой дом и обязательно приезжайте.
Подумали, подумали, дочь все-таки одна. Снова продали дом и снова приехали к дочери, которая строилась. Отдали ей все заработанные деньги за дом, оставив себе только на старость. Но статус их не улучшился и отношение к ним тоже. Дочь не собиралась называть их иначе и их права называла только «птичьими». Терпела, терпела бабушка с птичьими правами и после очередной обиды снова пришла к деду со слезами и просьбой уехать, уехать снова.
- Не можем же мы продать дом, который оформлен уже на дочь, - сказал дед. - Действительно прав у нас, как у птичек, поэтому и говорит она, что права наши птичьи.


СТЕПЕНЬ ДОЗВОЛЕННОСТИ

Не все бывает так, как хочешь. И вот Ира, отчаявшись, потеряв последнюю надежду спасти положение, решилась...
Вот есть у нее льготы, если она не замужем. А если замужем — льгот нет. И она попросила мужа пойти на фиктивный развод. «Баба с воза...» - сказал муж, и разошелся, предупредив «Теперь у меня руки развязаны». «Они у тебя и были развязаны», - сказала Ира. «А теперь вообще отвязаны», - сказал муж. И хоть важная проблема была решена, муж действительно стал вести себя свободнее. Встречался с женщинами, потом заявил, что женится, потому что его новая пассия настаивает на свадьбе. «Хочу новую жизнь попробовать начать», - сказал он. Через время перестали звонить друзья и приятели. «Твой чокнутый муж приглашает нас на свадьбу, ты ему объясни, пожалуйста, что мы всегда считались друзьями вашей семьи, а друзья на это не способны, как мы будем тебе в глаза после смотреть? Мы не можем себе этого позволить», - звонили другие. - «Это аморально, как он этого не понимает!» Третьи звонили: «Совершил безнравственный поступок, туда же и нас толкает.». «Если у тебя плохая была жена, то у кого же хорошая», - говорили они.
Придти отказались все, кроме родного брата с женой. «А что, - сказал брат, - моя сестра с ним в разводе, ей уже все равно, с кем он встречается, на ком он женится. Не понимаю, что тут такого?» И они пошли на свадьбу.



БЕСЦВЕТНАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

В школе она была как все: не отличница, но и не троечница, четыре-пять, четыре-пять. Получила она свой аттестат и поступила на географический. А там уж вяло совсем. Кабинеты с ободранными столами, стены с ободранной штукатуркой, с осыпающейся побелкой. Но все-таки получила диплом и ее направили в школу. Уже практика показала, что радости ее не ждут. Дети в школе относятся внимательнее к профилирующим предметам: русскому, математике, английскому. А география... Все шло монотонно и обыденно. Изо дня в день она приходила в класс, называла тему урока, рассказывала, автоматически спрашивала, автоматически ставила оценки. Каждый в классе был занят своим делом. К учительнице просыпался интерес только во время выставления четвертных и годовых оценок. Часто ученики сидели вполоборота к ней и разговаривали с сидящими в классе, а на ее замечания делали круглые глаза: «Да я машинально, даже не заметила», - говорила староста, и снова занималась своим делом. Но вдруг...
Молодой человек, разговорившийся с ней в кафе и узнавший, что она учитель географии сказал:
- Вы знаете, мой учитель географии убил во мне Пржевальского, он вел уроки так нудно и безлико, что я потерял интерес к путешествиям и стал тем, кем я есть — безликим чиновником. Неужели и сейчас так. А вас в школе любят?
Да, вопрос не в бровь, а в глаз, подумала учительница. Но что-то перевернулось в ее душе. Отвечать за будущее детей она была не готова. Она вспомнила, как ее бабушка выводила из депрессии одной из внучек: «Душ, контрастный душ, длительные прогулки, парикмахерская, возможная смена одежды». Ира все это сделала. А самое главное, она поняла, что должна дать детям еще один шанс, открыть еще одно окошко в этот мир...
Реки России, - начала она урок. - Сегодня мы рассмотрим, какими реками богата Россия, откуда они берут начало, куда впадают. Позже мы рассмотрим каждую реку более подробно. А сегодня дети с удивлением слушали и старались понять, что случилось с учительницей. Новая униформа, какой-то появившийся энтузиазм. Ирина продолжала: «Как кровеносные сосуды снабжают кислородом все клетки организма, так и реки России являются кровеносными сосудами Земли, несущими влагу, несущими жизнь. Посмотрите на карту, мы видим, что все реки начинаются на возвышенностях, в горах». Дети действительно приковали внимание к карте. «Откуда реки берут воду?» Дети подсказывали: «Таят снега». «Правильно, круглый год солнце припекает снега и они постоянно снабжают реки водой. И все реки несут свои воды в моря и океаны, питая моря и защищая их от высыхания. Вот посмотрим, даже в горах Афганистана берет начало Амударья, она впадает в Аральское море. И ох как небезразлично Аральскому морю состояние этой реки».
- Да отстань ты, - оборвала девочка мальчишку, дергающего ее за рукав.
- Действительно, - сказала учительница, - каждый современный человек должен знать где образуются и куда текут реки, чтобы потом объяснить это своим детям. Иногда человек обходится только арифметикой. И геометрия, алгебра, тригонометрия и даже высшая математика особо ему в обиходе не нужны, а вот не знать свою страну, не знать мир, в котором ты живешь, не знать географии невозможно.
Учителя, заметив уважительное отношение к учителю географии, спросили ее, чем она так заинтересовала ребят, что они с удовольствием занимаются географией.
- Да так, - сказала Ирина, - интересная тема была — реки России.
И вспомнив о школе, бывшие ученики с удовольствием говорили об учителе географии.



МЫ ТАК И НЕ ДОГОВАРИВАЛИСЬ

Рита прожила с мужем немалый отрезок жизни. Женились студентами, но всего добились. Вырастили сына. Сегодня муж — известный в городе человек, бизнесмен. А вот она по-прежнему экс-заведующая отделом в фирме мужа, по-прежнему жена, вернее, уже экс-жена. Мама и бабушка. И где-то в душе рада, что несмотря на ушедшую молодость, жизнь теперь обещает стабильность, успокоенность и, чего греха таить, заслуженный достаток. Но муж от уходящей молодости никак не хотел отказываться. То тут, то там заводил любовниц. Жене передавали, но вот у мужа первый инфаркт, второй. Муж уехал на дачу, живет на берегу моря. Жена осталась в городе квартиру сторожить.
- Каждый организм требует восстановления, - говорил муж.
Но как-то вечером приехавший товарищ мужа попросил Риту отвезти его на дачу.
- Срочно нужна подпись твоего супруга.
Приехав на дачу, они застали мужа с молодой девушкой.
- Это ты виновата, - обрушился он на жену. - Сделала из меня инвалида, а я еще крепкий мужчина в расцвете сил со всеми требованиями.
Девушка убежала, но через некоторое время по просьбе мужа Рите пришлось оформить с ним развод. Он женился на уже засветившейся девушке, которой купил 2-комнатную квартиру, где они благополучно поселились. Прошел год. Рите позвонила раздраженная преемница:
- У вашего мужа следующий инфаркт, мы так не договаривались, я с ним возиться не буду. Приезжайте, забирайте эту рухлядь???
Напереживавшись, Рита все же забрала бывшего мужа к себе. Вот оно, христианское всепрощение. Полтора года она ухаживала за мужем, который восстанавливался по каплям. Мыла его, водила, поддерживала. За полтора года Рита сдалась. Не выдержало слабое сердце. Ее похоронили рядом с родителями на 2-м кладбище. На кладбище священник, отпевая Риту, сказал: «В горе и в радости эти люди поддерживали друг друга. Шли, держась за руки в горе и в радости, в горе и в радости». Папу досматривал сын.



ПРОСТИ МЕНЯ

По Канатной по направлению к морю шли две женщины. Они внимательно смотрели по сторонам, обнаруживая очередной альтфатер, заглядывая в него. Одной было лет 40, второй под 70. Одесса, как большая деревня, любят говорить одесситы. В Одессе знают все и всех. А эти женщины бывшие учительницы, мать и дочь. Мать ушла на пенсию, а дочь просто не смогла отстоять свое место под солнцем. В Одессе знали, что эти две женщины интеллигентки, любящие театр и музеи, знали, что сегодня эти женщины уже ни на что не надеяться. Дочери коллеги сперва ставили в вину чрезмерную простоту в одежде. Затем директриса на педсовете сказала: «Но в конце-то концов форма существует для учеников, а не для учителей, одеваться надо. Простите, я настаиваю, но для таких как вы, секондхенды есть. Не знаю, не мое это дело, но выглядеть учительница должна хорошо». Одна учительница тихо сказала: «И альтфатеры, в конце концов, есть». Тогда дочь долго плакала. Попробовала улучшить гардероб, но через время она узнала, что мама тайком от нее собирает бутылки и сдает. Постоянно растущие цены на продукты, коммунальные платежи, оправдывалась она.
- Нет мама, я буду ходить с тобой, - сказала Галя.
И вот она уже идет искать с мамой бутылки. Но Одесса большая деревня. В школе стало известно, что учительница собирает бутылки. Ушла бы сама, не дожидаясь пока выгонят, услышала Галя разговор за спиной. Действительно, унизили, оскорбили. Со стороны педагогов понимания не было, чего дожидаться. И дочь подала заявление об уходе. Время от времени она говорила: «Прости меня, мама». «За что?» «Что не подарила тебе хорошей жизни, внуков, не сделала тебя бабушкой.». Проходило время, и уже мама говорила: «Прости меня». «Да за что мамочка?» «Что не воспитала тебя бойцом, не научила защищаться в этом жестоком мире».


ЧИСТАЯ ДУША

Сегодня он встретил Марью Петровну в больнице. Поздоровался, а она обрадовалась:
- Петренко, ну что ты не рассказываешь как дела, что сюда привело?
- Мама приболела, привез на обследование, - сказал он.
- А папа как, как ты?
- Папа ослеп, но пока справляемся, всей семьей стараемся, поддерживаем его.
- А велика ли семья?
- Дед, бабушка, мы с женой и двое детей. Извините, очередь пройдет.
- А у тебя какое образование, - кричала она ему вслед.
- Среднее, плаваю.
Потом, потом, отгонял он нахлынувшие мысли. Сейчас консультации, обследование. И уже только дома он дал волю воспоминаниям. Папа рассказал Марье Петровне, что сына взяли в детдоме, что он в первый день съел целую банку сахара, пока родители отвлеклись, так как ничего лучшего в детдоме он не знал. Папа просил найти подход к мальчику, говорил, что просил сына направить к хорошему педагогу. Но Марье Петровне мальчик сразу не понравился. Сперва она, схватив его за воротник, помотала по всем углам класса, она еще потерпела немного и побежала к директрисе: «Заберите его, пока он мне класс не испортил». И его отдали Елизавете Ивановне. Она была грузная, малоподвижная, но ученикам приходилось многое делать самим.
- Мальчик, это хорошо, - сразу сказала Елизавета Ивановна, увидев его. - Нашему девичьему царству мальчики необходимы. Вижу глаза серьезные, садись на третью парту. Необходимо сразу вникнуть в дела класса. У старосты класса Лены нет заместителя, такой большой круг обязанностей, включайся и помогай.
- Ни фига себе, - только и подумал Витя. - Может, Елизавета Ивановна забыла, что я из детдома.
Ничего она не забыла, эта Елизавета Ивановна. После 4-го урока она сказала:
- Все дети идут домой, кроме актива класса. Актив класса: три звеньевых, староста и заместитель.
И с этих пор началась их работа, их ответственность за все дела класса. С ней, с Елизаветой Ивановной, он забывал о том, что пришел из детдома, что его практически выгнали из первого класса, а Марью Петровну он навещал и в больнице, когда она заболела. А потом он провожал ее с одноклассниками на кладбище. Если бы он не встретил эту учительницу, которая определила его жизненные ориентиры, не объяснила ему, что его место в активе, он бы не стал тем, кем он есть. Если бы он не встретил учительницу, которую он вспоминает с благодарностью и любовью.


ДУРА С ОДНОЙ ИЗВИЛИНОЙ

Она собиралась к нему в армию. Целые два дня они будут вместе. Он уже снял для нее квартиру недалеко от части, где он служил. Тетя дала ей последние наставления: «Ты понимаешь, твое счастье в твоих руках». Да она и сама это понимала. Тетя действовала по одному и тому же сценарию – пристроить всех своих родственников и знакомых, извлекая из этого выгоду. Пример Аллы был перед глазами. Она приехала к тете первой, несколько месяцев жила у нее, сказала, что ее целью является выйти замуж. И тетя ее пристроила.
Узнав, что у сына знакомой есть неженатый товарищ, срочно попросила познакомить его с Аллой. Алла парню не понравилась. Парень как мог откручивался, когда тетя заявила прямо женишься или нет, он сказал, что ему не нравится стиль одежды Аллы. Срочно заменили гардероб. А у нее зубы выщерблены — побежали к стоматологам, сделали золотые коронки. Чтобы он ни делал, как бы не открещивался, тетя и Алла продолжали настаивать на женитьбе. И однажды побежали к знакомой, сын которой познакомил Аллу с парнем и заявили, что его друг не хочет жениться, отказался категорически.
- Делайте же что-нибудь, столько сил истрачено, столько средств, девочка все зубы поменяла.
И эти люди, которые познакомили Аллу с товарищем своего сына, была поставлены в неловкое, идиотское положение. Сын тут же пошел к другу, провел с ним полдня, потом вечер, потом остаток ночи. Тетя с Аллой постоянно звонили. Утром накаченного вином друга отвели в ЗАГС, где уже ждали Алла с тетей. Отблагодарив регистратора, сказав, что невеста беременна, без предварительного срока расписали молодых за один день. И Алла уже на законном основании отвезла пьяного мужа к его маме в дом.
- Вот расписались, я ваша невестка.
На второй день после росписи он хотел как-то выпутаться, разойтись, но Алла не затем выходила замуж, чтобы потерять и долгожданного мужа, и городскую прописку, и статус женщины «в шоколаде». А тетя получила премию за старания.
- Да, - вспоминает Алла, - рука у тети крепкая, тут не каждый выпутается.
Рая тоже приехала к тете, жила у нее несколько недель. Но что же дальше. И тетя решила тоже выдать ее замуж, взялась за сына своей знакомой, познакомила с Раей. Рая откровенно парню не понравилась, но он же не знал тетю. Тетя стала опекать сына знакомой постоянными разговорами. Она намекала, что давно пора жениться. «Лучше Раи ты не найдешь, - так и говорила она. - У нее все есть, к каждому пальто сумка и сапоги, к каждому платью туфли». Тетя покупала Рае билеты в театр:
- Скажи ему, вот случайно достались.
Рая приглашала его к тете, где всегда были накрыты столы. Во время застолья тетя откровенно говорила парню, что твое место рядом с Раей.
Все шло по старому сценарию, главное, усыпить бдительность. Но почему-то такие комплименты в ее адрес: у нее к каждому платью свои серьги и туфли не трогали родителей парня, они их игнорировали. И то, что мама купит квартиру, тоже приводило его родителей в уныние. Но Рая говорила: «Родители парня хвалятся тем, что они образованные, интеллигентные. А образованные эти могли бы купить сыну отдельную квартиру, а не ждать, пока моя мама напряжется». Сколько может гулять она с ним по кафе и заставлять тетю накрывать столы. Она приехала в город, где он служил. Парень снял для нее на сутки квартиру. Вечером долго целовал ее и уговаривал, может, я останусь. «Нет, нет, нет», - она понемножечку отодвигала его и помнила наказ тети.
- Вот это девушка, - с удовольствием констатировала хозяйка, - когда она выпроводила жениха и захлопнула дверь.
Дура с одной извилиной, подумала Рая о хозяйке, что ты понимаешь в стратегии и тактике.
- Пока свидетельства о браке нет, - сказал тетя. - Не расслабляйся, в постель не пускай.



ЭТО АМЕРИКА

Часто Давида спрашивали: «Как вы там живете, в этой Америке?» «Нормально». Они жили на берегу океана, в городе, который часто посещали ураганы и тайфуны. Они, бывший подданные СССР, жили спокойно и счастливо.
- Как же так, - спрашивали товарищи из бывшего СССР, - мы же видели, что случается с вами во время тайфуна, как вам приходится прятаться под землей. А прошлая жизнь, а любимые вещи, а фотографии?
- О приближении тайфуна мы знаем заранее, у нас есть время подготовиться, перевезти самое необходимое. Все потери в течение недели-двух восстанавливает государство. У нас снова восстановленное жилье, евроремонты, новая мебель и ковры, а все дорогие тексты, фотографии дублируются в банках данных и мгновенно восстанавливаются по запросу. О какой жалости и любви к вещам вы говорите? После урагана наоборот, все только обновляется. А ураган — это взрыв настроения у природы, это ее гнев. Что ж, учимся понимать природу. А после урагана она как после грозы, еще красивее, еще свежее. Любить надо солнце, ветер, океан. Любить надо жизнь. А здесь любить жизнь помогает еще и государство.



УТЮ-ТЮ-ТЮ

Разговаривали двое:
- Такой хороший мужчина, при чинах, - говорила пожилая женщина. - И один живете, что так?
- Да надоело быть опорой, краеугольным камнем, стеной, за которой все скрываются. У меня на почве стройматериалов и строительства уже пунктик. То жене квартиру больше надо, то мебель новую, то дачу, то гараж. Постоянные ремонты, постоянное переоборудование. И вот купил я себе маленькую 2-комнатную, оставил им все и живу один, а то у меня уже на нервной почве гастрит разыгрался. За мной следить надо, ухаживать, а тут только дай-дай, а кто мне даст?
- А вы знаете, я вам помогу, именно я. У меня есть знакомая, работает шеф-поваром в элитном ресторане. Она не замужем.
- Да вы что? Шеф-повар? Такое не бывает. В элитном ресторане? Женюсь.
- Я дам вам паспорт, можете меня сразу расписать с ней.
- Что вы шутите?!
- Я серьезно говорю и по возрасту она подходит — моложе вас. А вот понравится ли?
- Да она мне уже нравится, какой же дурак не женится на шеф-поваре элитного ресторана? Я ей только буду говорить: утю-тю-тю, только бы не спугнуть.
Их познакомили.
- Вот жениться пришел, - сразу честно сказал он.
Ей честность понравилась, они поженились. У него теперь было все, чем питались вип-персоны в элитном ресторане. Он больше не жаловался на гастрит. А ей перестали сниться страшные сны по ночам. Они подолгу гуляли, заботились о здоровье. А вкручиванием лампочек, починкой кранов и дверей занималась целая армия наемных работников. Случались редкие разногласия.
- Утю-тю-тю, - говорил он ей.
Жена подходила, обоих это устраивало. Жили они дружно и хорошо.
- Невероятно, - говорили одни. - А любовь, а долгие ухаживания, а родство душ?
- Невероятно, но факт, - отвечали другие.



ЛАСКОВО - НИКОГДА!

Нина часто вспоминала. Шла война, немцы искали евреев. Вся ее армянская семья пряталась в подвале. Но немцы пришли и туда. За волосы вытащили ее мать, сестер. Она, маленькая, спряталась за бочкой вина и ее не заметили. Потом глубокой ночью пришли соседи, забрали ее к себе. Она слышала, что на семью донес сосед, человек, которого звали Ильей. Она его знала. Потом Нину увезли в другой город и однажды на улице она встретила Илью. Он должен ответить за смерть моей семьи, подумала Нина. Другой цели у нее уже не было. Нина проследила за Ильей, она уже знала, где он работает и живет. Нина пришла на работу и рассказала его сотрудникам о поступке Ильи. Илью уволили, он снова устроился на работу. Нина пришла и туда. С шестого места всеобщее презрение и негодование заставили Илью уйти. Он запил, перестал выходить из квартиры, вскоре его не стало. Ежегодно бывала Нина в Киеве, посещала Бабин Яр. Там были расстреляны не только евреи, но и люди других национальностей.
- Я его уничтожила, - сказала Нина там. - Она считала, что семья ее услышала.
Нина была замужем. Муж как муж. Работал на заводе, звезд с неба не снимал, они его не волновали. А Нина работала проводником на поезде Киев-Одесса. Не могла она оторваться от Киева. Чем-то поможет, передачу передаст, собирались какие-то денежки. Нина предложила мужу собирать на небольшой транспорт. Мужу идея не понравилась:
- Один раз живем, незачем откладывать.
И Нина стала откладывать деньги тайно. Однажды, придя домой, застала перевернутую ее деревянную кровать, к днищу которой она прикрепляла скотчем тонкий пакетик с деньгами. Муж кричал ей:
- Воровка, у собственного мужа воруешь, дожилась.
Нина смотрела на него:
- Это начало нашей новой машины, - пробовала объяснить она.
Муж, изображая оскорбленное чувство, подкрепивший свою смелость спиртным, изо-всех сил ударил ее по лицу:
- Воровка, еще оправдывается.
Лицо Нины запылало:
- Ты грубо притронулся ко мне, ласково — никогда, - сказала она.
И сколько ни просил после муж, сколько ни присылал друзей и знакомых, перепросить ее, Нина не уступала. Она развелась. Через два года она встретила мужчину, который уважал ее свободолюбивый характер, он убедил ее сменить работу.
- Теперь у тебя есть охранник и защитник, - сказал он.
Нина рискнула, стала больше уделять внимания внешности, нарядам. Вскоре она родила дочь.


МАТЬ И ДОЧЬ

Красивая, умная, язвительная, не прощающая промахи ни родным, ни друзьям. Ее характер был гордым и независимым.
- Моя тетя, - заявляла она, - была шифровальщицей у Меньжинского, мой дядя работал со Сталиным, вся моя семья была из рода грузинских князей. Вся моя семья была сослана. Мы жили в Ташкенте, затем вернулись в Москву, затем в Одессу.
Эльвира с семьей дочери жила в большой квартире тети бывшего мужа. Она не долго терпела. Прошло несколько месяцев и она стала строить тетю:
- Вы слишком громко говорите, - говорила она, - пошли бы в свою комнату сериалы смотреть. Вам бы о душе подумать, а вы отвлекаетесь, - скоро заявляла она.
И вот у них уже разные холодильники. И вот уже холодильник Эльвиры обмотан цепью и повешен замок.
- Тетя стала наглеть, - объявила она. Потом она объявила тете, что отказывается платить за квартиру, если лицевой счет не будет оформлен на нее.
Тетя, повздыхав, переоформила счет на Эльвиру. Спустя полтора года Эльвира сдала тетю в дом престарелых со словами:
- Она чужой мне человек, почему я должна ее досматривать?!
Дочь Эльвиры была как мать красива и своенравна. Дочь заняла место директора в фирме, в которую устроилась работать. Потом дочь стала советовать матери больше находиться в своей комнате и не мешать ей жить своей собственной жизнью с мужем. Потом дочь потребовала перевести на нее лицевой счет, так как необходимо было внести залог, спасая фирму. Эльвира перевела на дочь лицевой счет. Через время бывший муж узнал, что Эльвира охраняет свои вещи, живя под лестницей подъезда. Он очередной раз пожалел ее и устроил в элитный дом престарелых. Эльвира протерпела неделю, затем начала строить жителей дома престарелых.
- Стирать в ванной вы не будете, в ванной надо принимать ванну, - говорила она.
Старушки опасливо проходили мимо нее. Тянулись дни. Старушки боялись разговора о непонятном Меньжинском, боялись, что он может выселить их из такого хорошего дома престарелых. Но выехать пришлось Эльвире в сопровождении ритуальной службы.
- Я здесь долго не задержусь, - говорила Эльвира.
Она была права. Сердце не выдержало. Директор дома престарелых рассказала священнику о бунтарском, революционном характере Эльвиры, о ее непростой судьбе. Он понял все. Отпевая Эльвиру, он говорил:
- Всю свою жизнь эта женщина стремилась к гармонии и тишине. Тяжело сложилась ее жизнь, но мир и покой, к которому она стремилась, сейчас наполнил ее душу. Мир и покой.


КУХАРКА И ПСИХОЛОГ

Анекдоты о тещах в этой семье не поощрялись, успехом не пользовались. Эта семья была не единственной в Одессе, но счет таким семьям идет не на сотни, а на десятки. Зять благополучно уживался с тещей много-много лет. Он привозил подарки из рейса теще наравне с женой и детьми. А теща на зубок знала все любимые блюда зятя и готовила, и варила, и жарила, учитывая все его предпочтения.
- Как ты с ней живешь, - часто спрашивали друзья, кивая на тещу
- Душа в душу, - честно отвечал зять.
А теща давно научилась исчезать из поля зрения, видя нахмуренное лицо зятя и с удовольствием поддерживать разговор, когда ему хотелось поговорить.
- Мой зять живой человек со всеми сложностями и тонкостями характера, я просто об этом помню, - говорила она.
- Как ты ее терпишь? - удивлялись даже родные.
- А я ее не терплю, - отвечал зять. - Я просто нанял супермобильную, суперфункциональную и доброжелательную домработницу. Она и няня моих детей, она и уборщица, она и сторож квартиры. Трудно перечислить все ее функции. Вы хотите, чтобы я всю эту армию бесплатных домработников потерял из-за одного своего качества — терпимости? Я не магнат, я простой моряк, но одесский моряк. А это значит, что бизнес мне не чужд, - отвечал зять. - Благодаря моей теще, моя жена не забывает о своей внешности, что для меня немаловажно. У нас часто собираются гости, а я очень люблю застолье, люблю умных людей.
Видя, как теща щеголяет в красивых импортных вещах, соседи говорили:
- Конечно, такому зятю и я бы старалась угодить.
А теща улыбалась про себя и думала: «Такого зятя еще воспитать надо своей добронравностью, своей заботой и умением».



ВЕРА

Оля увезла сына к родителям мужа и вернулась домой продолжать учебу. Но мать не успокаивалась, она выбирала время, когда никого не было дома, кроме Оли, и начинала скандалить.
- Вот, мальчик строил дом, а теперь вынужден скитаться по квартирам!
- Да он со всем своим имуществом в эти габариты не вписывается, - говорила Оля, - и ты оплачиваешь эту 3-комн. квартиру, которую он снимает.
Но мать не успокаивалась:
- Вот, сидишь тут на шее, а мальчик где-то.
- Чего ты добиваешься, - спросила Оля, - чтобы я ушла?
- Иди к черту!
Оля обратилась к брату:
- Разреши мне пожить у тебя, до приезда мужа из армии еще 4 месяца.
К разговору прислушалась хозяйка квартиры, которая приехала на море.
- Конечно, надо помочь девочке, - сказала она. - Пусть она поставит раскладушку в комнате, где сложены мои вещи.
Так Оля перешла жить к брату. Морально она успокаивала себя, что она же обещала брату взять его к себе, если муж получит квартиру. Оля, понимая свое положение, старалась быть тише воды, ниже травы. Угодить было тяжело. Но ее мама стала захаживать к гости к сыну. Ей, оказывается, не хватало того, что сын через день-два заходит к ней. Однажды она зашла в Олину комнату, где на раскладушке спала Оля.
- Что это, Сашина жена говорит, что ты экзамены не сдаешь? Ты что хочешь, чтобы тебя выгнали из института?
Оля подумала, все-таки мама заботиться обо мне, волнуется.
- Да я уже все сдала. Вот четыре пятерки. Завтра еще один экзамен.
- Да, - сказала мама и вышла.
После ее ухода в комнату ворвалась жена брата:
- Так ты всех обманывала! Мы переживаем, что ты не сдаешь экзамены, а у нее пятерки. И делала вид, что не учишь. А сама, видно все ночами жгла наш свет, зубрила.
В невестке говорила ненависть вечной троечницы к отличницам, вечная ненависть, вечная зависть. Какими только эпитетами не награждала она сестру мужа! Вылила на нее всю скопившуюся на душе желчь и грязь. А брат в это время находился в соседней комнате.
- Пожалели ее, пустили, а она?
Оля проболела неделю. Ноги не держали. Придя в институт через неделю, она получила четыре и стипендия на полгода была потеряна — сдано не в сессию. Как долго Оля пыталась заслужить любовь матери. Вот и сейчас она поверила в то, что мать переживает. Но простив себе это предательство, Оля еще много-много раз будет наталкиваться на ее нелюбовь, невнимание, черствость. И получив инсульт в результате разговора с матерью, Оля задумается, а надо ли было столько лет пытаться заслужить ее любовь? Но каждому человеку необходимо чувство любви. Оля еще подумала, а ведь у нее оно было. Ее любили дедушка с бабушкой, очень любили. И несмотря на то, что мать кричала ей только «Олька, Олька!», дедушка с бабушкой вопреки всему и всем звали ее «Олюшкой».


КАЖДЫЙ ИМЕЕТ ПРАВО РЕШАТЬ

В трехместную палату положили 70-летнюю старушку. Она сразу заявила:
- Я специально попросила, чтобы меня положили к молоденьким — будете за мной ухаживать.
Молодые женщины переглянулись. Простота хуже воровства, подумала одна. Неужели бабуля не понимает, что в госпиталь здоровых не кладут, но потихонечку все-таки стали отвечать на вопросы бабушки. Она разговорилась:
- Меня в госпиталь положила старшая дочь. Так от нее пользы мало. А вот госпиталь, больница хорошая — дочь военнослужащая. Она с мужем и сыном живет в однокомнатной квартире. Я тоже в однокомнатной, но я свою квартиру завещала хорошим людям, с которыми недавно познакомилась. Они на хлебзаводе работают. Привезли мне мешок муки, 10 кг сахара, говорят:
- Будешь нам булочки печь. Приходят: то рыбку принесли, то конфет.
- У вас одна дочь? - спросили молодые женщины.
- Нет, младшая моя живет в Крыму, бедно живет. Дети мал-мала, трое. Поедешь — штанишки, колготки им поштопаешь, да и вернешься. А зачем замуж выходила за бедного? Я их вырастила, выкормила, я им больше ничего не должна. Это они мне должны.
- А как же ваши дочери прореагировали на то, что вы завещали квартиру посторонним людям?
- Да, старшая дочь рассказывала, что ходила консультироваться даже к судье. А судья ей сказал: «Каждый иметь право решать, как поступить со своим имуществом и только от вас зависит хорошее отношение с матерью». И они успокоились.
Одна молодая женщина, узнав, кого положили в палату, неожиданно попросила перевести ее в другую.
- Но там же 9 коек в соседней.
- Ничего, я согласна.
Вторая тоже пошла к завотделением:
- Переведите и меня.
Бабуля осталась в палате одна. В соседней палате лежали 9 женщин. Палата была смежной, можно было, открыв дверь, войти в 3-местную. Через ночь бабушке стало плохо. Все спали. Но одна женщина утром рассказала:
- Она звала на помощь. Конечно, в другой раз я бы побежала, созвала все отделение. Бабку постарались бы спасти. А сейчас я просто несколько раз нажала сигнальную кнопку, вызывая медсестру, но сама не встала.
«Каждый имеет право решать» - вспомнились всем слава судьи.


ТАК И МУЖА МОЖНО ПОТЕРЯТЬ

Говорила одна умная соседка:
- Что ты делаешь, пропадаешь со своими передачами с утра до вечера на телевидении, а то и вообще в командировках сидишь. А соперницы, они не дремлют. В Украине, ты же знаешь, на одного мужчину твоего возраста 7-8 девушек. Вот я прекрасно понимаю, что муж моложе и, чего греха таить, привлекательней меня, чем меня и взял. Я и дочь ему родила, которую он очень любил, и все сделала, чтобы его околдовать и одомоседить. Видишь, я одна получила 3-комнатную квартиру. Я ее оевроремонтила, оевропеила. Холодильник забит. Муж ни в чем не нуждается. Даже он говорит, что уходить на работу из этого уюта не хочется. Но я-то понимаю, что на СТО, где он работает, так много лазутчиц женского пола. И я понимаю, что все они неравнодушны к моему мужу. Так я бросила приличную работу, купила машину и чтобы не потерять мужа сейчас отвожу его на работу, а после работы заезжаю за ним и привожу домой. Позволяем себе то кафе, то ресторан. Муж доволен, а я спокойна. Мужа сегодня надо беречь.
Но вторая соседка тоже заходила и делилась своим объемом знаний:
- Зачем выходить замуж за красивого мужчину? - говорила она. - Вот пример, пожалуйста. Все делает сама: и ремонт, работу бросила, охраняет мужа, привозит, увозит. А к нему приезжает очень состоятельная и влюбленная в него тетка, бросает его в свою машину, а его коллегам бросает пакеты с салями, бужениной, редкими консервами, ну разными там изысками. Так эти коллеги за эти пакеты его гонят силой:
- Иди отрабатывай наши пакеты. И чтоб жалоб не было!
- И по полдня его не бывает. Всех это устраивает. И ту дурочку, которая в конце дня приезжает забрать своего безупречного мужа. И никто не проговаривается, все всех устраивает. Только муж вдруг взбунтовался.
- Я ухожу, старуха, сказал он. И ушел.
А она постаралась снова устроиться на работу — все-таки среди людей.



РАССКАЗЫ ЦИКЛА "КАЛЕЙДОСКОП"
ЧТО МАМА, МАМА...

Илья был добрым, внимательным и заботливым парнем. И никогда матери не приходилось на него жаловаться. В школе занимался средне, учителя на него никогда не жаловались, дружил со сверстниками. В институт не пошел сознательно:
- Ученый мир не для меня, мне руками что-то делать хочется.
Работал то со строителями, то в рыбколхозе. Зарплату он отдавал маме. Дважды он приводил в дом девушек со словами:
- Мама, мне кажется, я мог бы сложить с ней семью.
- Она тебя не достойна, ты присмотрись к ней.
И мама начинала перечислять ее недостатки. Прошло несколько лет. Сын не докучал ей невестами, а она говорила: «Как Бог решит». И вот сын привез из деревни молодую девушку, но с 3-летней дочкой:
- Мама, я хочу, чтобы она жила с нами.
Все существо матери взбунтовалось. Чей-то ребенок, чья-то жена. Причем тут ее мальчик? Растила его, заботилась и отдать на съедение! Она забыла, что мальчику уже за сорок. А он, устроив, гражданскую жену с ребенком в маленькой комнате, по-прежнему в 7 утра уходил на работу. А мама сделала все, чтобы невестка осознала свое действительное положение, чтобы ей некомфортно было в чужой квартире.
- Да, - говорила она сыну. - Запомни, любовниц может быть много, а мать только одна.
- Эх, мама, мама, - отвечал сын. - У меня семьи нет. Мне семья нужна.
- А я что? - говорила мама. - Я эту невестку не трогала пальцем. Но посмотрю на нее презрительным взглядом, иногда напомню: - Хоть кашу ребенку свари, девочку жалко. Она сварит кашу и убегает.
А та бросалась к двери, чтобы прекратить это общение с мамой Ильи. Девочка тоже боялась мамы дяди Ильи, как она его называла.
- Мама, она мне нравится, - пытался Илья защитить избранницу, - будь с ней поласковей.
- Так она еще и жалуется, - возмущалась мать. - Села на голову с непонятным ребенком, не постеснялась. Ни рожи, ни кожи, ни роду, ни племени. А я ей почести воздавай, а я ей служи! Не для того я растила сына.
- Мама, да она боится из комнаты выходить! Она с ребенком не может из квартиры выйти, ты ей ключи не доверяешь.
- А кому я должна доверять? Что, она готовит тебе, убирает, на базар бегает? Все мама!
Молодая женщина выдержала несколько месяцев:
- Хороший ты человек, но мне нужен другой, - сказала она Илье. - Я так больше не могу.
Она уехала в свою деревню. Илья снова остался один. Грустил, менял работы. О жене с мамой он больше не разговаривал. Он понял, что мать ему не даст жить с женой. И вдруг как гром с ясного неба: Ильи не стало. (Он ловил рыбу в холодном лимане, простыл, был безразличен к этой простуде и умер). На похоронах мать Ильи говорила:
- Все в руках Господа.
Но люди вокруг были несогласны:
- Нет, многое зависит и от наших рук.


ОЙ, ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ!

Не повезло дочери с мужем. Вышла замуж за парня, только что демобилизовавшегося из армии. Простая семья: мама, папа рабочие. А он мечтал о высшем образовании. Ему сразу сказали: «Хватит тебе среднего специального, детей надо поднимать, зарплату приносить хорошую в дом». Единственное, что он сделал хорошего, это родил с дочерью двух внуков-близнят — отраду бабушке с дедушкой. Не было недели, чтобы теща ни наставляла зятя на путь истинный:
- Мало того, что ни на что не способный попался, так еще и обидчивый, - говорила теща. - Ты что, думаешь, что то, что ты приносишь, кушать можно? Это не колбаса — это соя и туалетная бумага.
Зять обижался.
- А это что, это борщ? Это свиное пойло!
- Как вы выражаетесь, здесь же дети, - говорил зять.
- Ой, оскорбили... Интеллигэнция!
- Вы хоть знаете, что это за слово?
- Да знаю я, знаю, я словари читаю. Если бы не я, - кричала теща, - то твои дети слова «пряничек» бы не знали. Если бы не мы с дедом, ты бы все эти 5 лет из солдатских галифе не вылез. И если бы не мы с дедом, твоя семья вместо телевизора в окно бы пялилась. Вот тебе, - она надела кастрюлю с остывшим борщом зятю на голову. - Генералиссимус! Ничего, пересердишься, - сказала она, уже выходя из дверей онемевшему от ее наглости зятю. - Жрать захочешь, придешь!
Зять ушел. Дети выросли без отца, видели его очень редко. Спустя годы теща говорила:
- Он думал, мы его просить будем вернуться?!
Но дедушка с бабушкой его детей не оставили, вынянчили, выучили. А что, не жить же с таким папой.


ВТОРАЯ САРА БЕРНАР

По Спиридоновской шла похоронная процессия, целый квартал был занят людьми. Среди провожающих людей узнавали театральных деятелей, даже актеров, много известных лиц.
- Кого это хоронят? - удивлялись люди.
- Кого-то известного, - подсказывали со стороны. - Кого-то влиятельного. Так много народа, так много венков. И какие представительные похороны, - снова останавливались люди.
Кто-то сказал:
- Хоронят, как Сару Бернар.
И хотя никто не знал, как ее хоронили, люди кивали. А хоронили просто жену артиста, просто маму дочери, которая работала в театре. Она всю жизнь заботилась о театре, помогала организовать и концерты, и премьеры, знала всех и всем старалась помочь. Очень многим досталась теплота ее сердца. На похоронах, вспоминая отношения с ней, многие плакали. Почувствовав, что болезнь сильнее ее 90-летнего организма, Ирина постаралась облагодетельствовать всех друзей при жизни. Ей не жалко было раздаривать свои пальто, манто и шубки и всякую женскую мелочь.
- Носите на здоровье, - говорила она. - Вам будет приятнее получить это из моих собственных рук. - И звонила костюмерше: - Таня, тебе нравился мой лиловый кулон, я дарю его тебе. Зайди забери.
А люди шли и шли. Кто-то вспоминал ее беды, кто-то ее веселость и доброжелательность. А подходящие снова спрашивали:
- Кого хоронят?
- Достойного человека хоронят.
Так мало сегодня хоронят людей, дарящих тепло другим. Все так заняты. Многие поехали на кладбище, а потом в кафе. На поминальном обеде:
- Как много людей собралось сегодня помянуть мою жену, - сказал муж Ирины. - Спасибо вам, спасибо ей.


ВСТРЕЧА

По улице шла маленькая хрупкая женщина. На своих плечиках она выдержала войну и голод, пережила смерть мужа и сына. Но у нее оставалась дочь. Дочь щебетала о школьных подругах, о голодных воробьях и горе отступало. Появлялась убежденность, что жить надо, жить стоит. Но вот она похоронила и свое счастье, она потеряла дочь. Каждый день ходила по улице и сидела на лавочке эта сухонькая женщина. Слабая улыбка трогала ее губы, когда она наблюдала за детьми, но ничего больше не могло взволновать ее и обрадовать. Ничего не могло вывести ее из состояния ожидания. Ничто на свете не заставит ее снять черный платок и черную накидку. Как много горя было в ее жизни, думает она. Но как много счастья подарила ей дочь. И сейчас она не ропщет. Она даже не плачет. Она ждет встречи с ней, с дочерью.
Она ждет год, два, месяц и еще день и вот еще... И еще... Но близится, близится встреча с самым родным и близким, с самым дорогим человеком. Идет женщина в черном, ее глаза горят верой, верой и ожиданием. Скоро, очень скоро они снова будут вместе, теперь уже навсегда. Она ждет этой встречи.


СЮРПРИЗ С ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕМ

Для всех уже далеко не секрет, что преподаватели учебных заведений месяцами не получают зарплату, что кто-то ищет работу в торговле. Но кто-то, все-таки затянув до предела пояс, продолжает сеять разумное, доброе вечное. И что совершенно удивительно в нашем городе деловых людей эти учителя продолжают не только вычитывать свою программу, но и заботиться о духовном воспитании детей. Одним из проявлений такой заботы является приглашение поэтов в школы. Не успел один писатель встретиться с детьми, как приглашают второго, третьего. Писатели рады встречаться с детьми, им нужна аудитория. А дети тоже рады, только очень. Они ведут диалог с писателями, делятся своими наблюдениями, рифмуют, слагают свои стихи и открывают, открывают в себе все новые способности и таланты, и учатся приносить радость и делать сюрпризы. Учительница предупредила писательницу:
- Дети приготовили вам сюрприз.
Интересно, подумала писательница, сюрприз с предупреждением.
Это что-то новое, обычно сюрприз — это неожиданный приятный подарок. Ну, посмотрим, на сюрприз с предупреждением. Оказалось, что дети подготовили большой концерт по произведениям писательницы. Они читали стихи, пели песни, показывали инсценировки.
Да, сюрприз с предупреждением — это гораздо больше сюрприза, поняла писательница.
Cюрприз — это маленький, неожиданный приятный подарок. А сюрприз с предупреждением — это целый концерт, сделала для себя выводы писательница.



ЛУЧИК СЧАСТЬЯ

Подружились они в неврологическом отделении больницы. Веру положила туда мама. Только однажды рассказала Вера свою историю Даше. Чтобы подкрепить бюджет многодетной семьи, ее мать брала квартирантов. Вот и сейчас уже несколько месяцев в доме жил физик. Родители Веры были учителями. Вера приглядывалась к физику, удивляясь, что от его взгляда ее лицо и шея становятся пунцовыми, что сердце начинает барабанить в грудную клетку. Вера со страхом поняла, что физик ей нравится. Вера стала больше рисовать, почему-то это были бутоны роз, свежие, покрытые росой, только-только расправлявшие свои первые листочки. Домашние на творчество Веры не обращали внимание. У каждого были свои сложности. Каждый отстаивал свое место под солнцем. Вера часто оставалась дома, так как она недавно оступилась и прихрамывала. Однажды утром Вера срезала свежие розы и, поставив их в вазочку, решила открыть дверь в комнату учителя, чтобы поставить розы ему на стол. Вера считала, что все ушли на работу, дети тоже в школе. Никто не заметит. А учителю будет приятно застать розы на своем столике.
Вера отворила дверь:
- Ой, - закричала она. - Ой, уронила она вазу с цветами на пол.
Ее обнаженная мать целовала физика, лежащего в кровати. Вера бросилась к себе в комнату. Когда папа пришел с работы, дочь молчала. А мать говорила:
- Вот я тебе сказала, что это рисование к добру не приведет. А ты все такие краски, сякие краски. Доченька, что болит, - спрашивала мама.
Вера забилась в угол кровати и молчала. Мама положила ее в неврологию с диагнозом «депрессия, угнетение». Потом мать просто перестала навещать дочь. Потом открылись другие ее похождения, отец с ней разошелся и лишил ее родительских прав. Должность невропатолога перевели в районную больницу и в дела психоневрологической больницы никто не лез. Веру просто причислили к пациентам психоневрологического диспансера.
А вся вина Даши была в том, что она была сиротой. В 18 вышла замуж, жила в общежитии, куда привела своего мужа. Но общежитие расформировали, люди спасались кто куда. Муж Даши заявил, что без жилплощади она ему не нужна и ушел. Единственным местом, где Даша могла переночевать, где могла хранить вещи была ее работа ПНД, там она и встретила Веру. Даша работала и в дневную, и в ночную смены. Ее ценили — работящая, безотказная. Но как-то перед очередной комиссией предприимчивая главврач ПНД заявила:
- Даша, хочешь не потерять крышу над головой, у нас не хватает пациентов для статуса психбольницы. Я оформлю тебя на лечение, а работать ты будешь, как бы добровольно помогая персоналу.
Даше, у которой на всем белом свете не было защитника, пришлось согласиться.
Поняв, что Вера не сумасшедшая, Даша ей сказала только одно слово:
- Беда.
Вера часть закивала головой. Обе они уже знали, что разговаривать здесь нежелательно. Так они подружились. Видя, что защиты нет у обоих, руководство поместило их в самую большую палату с девятью пациентками. У многих срывало крышу, они то плакали, то дрались. Даша становилась перед Верой, старалась ее защитить. Иногда их выпускали погулять во двор, там они поведали истории своих жизней. Прошли годы, две сестры Веры одна за другой уехали в Америку. Иногда кто-нибудь приезжал на историческую родину, они навещали Веру. Вера обнимала сестру и долго-долго не отпускала, повторяя ее имя:
- Нина, Оля.
- Что тебе привезти? - спрашивали сестры.
Вера показывала проспекты, там были фотографии мира, куда ее не пустили. Фотографии городов, пароходов. Проводив сестер, Вера долго улыбалась. Сейчас с ней на целый год останется только Даша, да еще ее маленький дружочек — солнечный лучик, падающий из окна, согревающий ей то висок, то левую щеку. «Мой дружочек», говорила она про себя. Но вот Вера серьезно заболела, жаловаться было некому. Ей необходима была операция. И Даша, зная адрес крестной старшей сестры, написала ей письмо: «Вере плохо, ей нужна операция. Вызовите сестер. Даша». Крестная, добрая женщина, знающая историю Веры, стала бомбить сестер звонками. Они слушали, потом снарядили более свободную старшую сестру, собрали деньги на операцию. Вере сделали операцию, старшая сестра ненадолго задержалась, но поссорилась с крестной, сказав ей:
- У нас в Америке считается бестактным нарушать личный покой граждан. А вы тут все себе позволяете.
- А у нас в Союзе принято спасать, когда приходит беда к близкому тебе человеку, да и вообще к людям, - ответила крестная.
Через неделю Веру вернули в ПНД. Даша ухаживала за ней. Сестра уехала в благополучную Америку. А утром Даша, проснувшись, ощутила, что щеку греет ее дружок — маленький солнечный лучик. Она понимала, что этот ее дружок, это и есть ее счастье.


ИМЕЮЩИЙ УШИ

Еще будучи 15-летней девочкой, любила слушать она речи своей бабушки.
- Да она тебе седьмая вода на киселе, - говорили некоторые.
Но это не умалило достоинств бабушки.
- Нина, - говорила бабушка, - в тебе гарний характер, лагідний, доброзичливий. Не міняйся, дівчина, будь така, як є — зі старими стара, а з молодими молода.
Як наврочила бабуля, думала Нина. Столько лет прошло, уже и бабушки нет, а направление, заданное ее бабушкой, в Нине живет. Рада она общаться как со старыми, так и с малыми. Вот уже приходят за советом к Нине люди, вот уже делятся с ней пережитым. И вот как-то приехала родственница, говорит:
- Тетя Нина, мне уже скоро 30, а я не замужем и никого я не люблю, и меня особо не расхватывают.
- Подожди, - остановила ее тетя. - Давай подробно рассмотрим всех твоих парней.
Родственница рассказала тете Нине об одном, о втором, о третьем.
- Да, вот этот третий, он же любит тебя.
- Да, любит, но он малолетка, он со мной в одном классе учился. И мужчина должен быть выше, а он вровень со мной. Я хочу, чтобы муж был старше и чтобы он был выше меня.
- Ну извини, тогда не надо было быть такой высокой. Вот в Греции классический рост 160см, а у тебя 170.
- 173, - уточнила девушка.
- Давай рассмотрим все «за» и все «против» твоего парня. У него высшее образование «плюс», столько лет ухаживает за тобой, снова «плюс», берет тебя в жены «плюс», мечтает о детях «плюс», хочет заботиться «плюс».
И так насчитали они парню двадцать «плюсов». А в колонке «минусы» были: одинаковый возраст и одинаковый рост.
- Вот у тебя есть возможность стать женой, стать матерью, стать хозяйкой, любящей и любимой, - сказала тетя Нина.
У родственницы через четыре года было уже две дочери.
- Спасибо, тетя, - звонила родственница Нине.
- Спасибо бабушка, - говорила мысленно Нина бабушке за совет.
Действительно, имеющий уши да услышит. Вот родственница услышала и стала счастливой мамой, счастливой женой. Но дочь тети Нины уже 52 года была одна. Вот не поверила она своему парню, который за ней ухаживал, не решилась она пойти на уговоры матери. Дочь всегда говорила:
- А за кого? За кого выходить замуж? Что, у меня выбор был?
И никакие доводы, никакие аргументы не поколебали уверенность дочери. Уже кому, кому, а дочери со слезами на глазах говорила тетя Нина, сама наблюдая, как дочь сознательно запрещает себе быть счастливой:
; Ну конечно, иметь уши мало, надо еще научиться ими слышать.


НАСЛЕДСТВО

И все у него было хорошо. И жена хорошая, и сын-умница, и работа по специальности, и коллеги уважают. Но где-то, что-то чувствовал он, зреет, готовится. Напряжение не оставляет. Он пытался отвлекаться, вспоминая, как познакомился с будущей женой. Студентка педина, добрая, милая, с портфельчиком. Смущалась, краснела. Помнит, пригласил ее в свою однокомнатную холостяцкую квартиру, а она расплакалась.
- Что, я произвожу такое впечатление?
Еле он ее успокоил. Купил билеты в двухместную каюту Ялта-Севастополь-Ялта. Еле уговорил. Давал торжественное обещание, что не притронется к ней. А зачем ему было торопиться? Все шло к свадьбе. Он был на седьмом небе от счастья. Она засыпала, а он сидел рядом, смотрел на нее и понимал, какая редкая девушка ему досталась. Они поженились, потом она подарила ему сына. Но что-то мешало состоянию безоблачного счастья. Как-то раз шел он возле вокзала и к нему привязалась цыганка:
- Давай погадаю.
Он протянул ей 20 рублей:
- Вот все, что у меня есть.
- Хорошо, касатик, - сказала цыганка. - Жизни твоей угроза есть.
- А как избежать этого?
- Никто не поможет больше, чем ты сам. Добром помоги, добром.
Цыганка ушла. Его родители завещали ему дом в райцентре. А две его сестры обиделись:
- Чем мы хуже.
Сестры стали писать на него жалобы на работу, приходили к соседям, рассказывали о нем все. А они с женой считали, что родителям виднее. Значит не заслужили сестры. Но радость, несмотря на полученную квартиру, хорошую семью из его жизни ушла. Прошло 3 года, сестры не успокаивались. И вот он попадает в аварию. Вот он прикован к инвалидной коляске. Он сражался, боролся, сопротивлялся, но силы ушли на переживания, на обиды. Его жена стала еще красивее и он ее очень ревновал.
- Нет, такая жизнь не для меня, - решил он.

Его сын позвонил тете и пригласил на похороны. Те не приехали. Сын долго расспрашивал мать обо всем, а потом задумался, какую тяжелую ношу оставили дедушка с бабушкой его отцу. Сын приехал к тетям и переоформил дом на них. Оказалось, что у одной тети трое детей и муж-алкоголик, а у второй сын в тюрьме, вот-вот должен вернуться к ней с мужем в 1-комнатную квартиру. Прошло время, в райцентре жила одна тетя с мужем, в 1-комнатной квартире ее сын, вышедший из заключения. И все они, эти родственники, ездили в райцентр за малиной и за медом, и все там замечательно отдыхали.


ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ

Он понял, что возможно, для нее это был период затишья. Период безрыбья. Что ей сейчас плохо и поэтому позвонил сам.
- Ой, приходи, пожалуйста, мой телефон не работает, - сказала она и дала адрес.
Она долго болела, а мужу надоела роль домохозяйки.
- Да что я нанялся? - и он ушел.
У него всегда были два-три запасных аэродрома, где его ждали взлетные полосы и кофе горячий, и тишь, благодать.
Павел приехал. Телефон не работал. Починив телефон, он вдруг понял, что ждал этой просьбы, этого звонка очень долго. Да, жена и дети взрослые, да обеспеченность, да стабильность. Но должен быть в жизни каждого человека вот такой вот звонок, который снимет, сорвет покров со всех его чувств. «Всему свое время», говорили умники. «Нет», говорил он воображаемым оппонентам, если приглушить свои чувства, залить вулкан или атомный реактор водой, какое-то время он будет дремать. Я и был этим вулканом.
Нет, главное, что это состоялось. Это свершилось, отвечал он им мысленно. Если ты хочешь стать миллионером, сделай все, чтобы этого добиться. Хочешь жениться на королеве, покажи ей кто ты есть, и может быть она пренебрежет условностями и выберет тебя. И может быть, ты насладишься коктейлем под именем счастье. И будешь всем говорить: не принижайте себя, стремитесь, решайтесь, добивайтесь. И может быть, обнаружится, что вы достойны требовать для себя счастья в квадрате. Но он ей этого не сказал. Просто подумал. А жена. Нет, он не допустил по отношению к ней предательства. Когда-то он застал ее переписку с мужчиной, отдыхавшим с ней в санатории.
- Что это? - спросил он.
- Это лучшее, что было и есть в моей жизни, - честно ответила жена. - Ты на такое не способен. Ты любишь все упрощать. Для тебя жена, дети. Вот я тебе объясню схематично, чтобы ты понял. По твоей теории есть Божий дар и есть домашнее блюдо — яичница. Вот я в состоянии их различать. Тот мужчина мой Божий дар, а ты моя яичница.
Ему было обидно. Но дети... и он смирился. А переписка со временем изжила себя. Павел понимал, что жена тоже может позвонить с просьбой починить телефон какому-нибудь Коле, Толе. Но уже сегодня он будет этому рад.

Они встретились.
- Прости, - одновременно сказали они.
Где-то падали самолеты, где-то вспыхивала, где-то продолжалась война. Кто-то делал открытия и получал за это премии. Они тоже получили свою самую престижную, самую высокую премию - счастье быть вдвоем. Закон сохранения энергии. Ничто нигде не исчезает, один вид энергии переходит в другой. Прошла любовь? Нет, это чувство просто затаилось, дремало, для того, чтобы вспыхнуть потом с новой силой.


ЭТИ ЧЕРТОВЫ ДЕТИ

Правильно говорили о Самосе американцы. Конечно, Самоса — сукин сын. Но это наш сукин сын. Так и дети. Знаешь, что мало в них доброты, но потом смиришься, поймешь, что добрым в этой жизни еще сложнее. Добрых всегда используют. Нет, пусть уж так, пусть уж дети будут такими как есть и не надо их менять. Вот уж отношения с сестрой из-за детей разладились, пошатнулись. Сперва, когда он договорился с ней оформить с 84-летней матерью договор о пожизненном содержании и благодаря этому договору переоформил материну половину дома на себя. Но тут и мать хороша. Говорил он «напиши дарственную». А она:
- Вот если ты раньше умрешь, на кого я останусь?
- Ну так вот дети с женой.
И заладили — такому хорошему сыну и полдома не дать? Видели они его, эти чертовы дети, что он такой хороший, такой безупречный. И может отстранить сестер от наследства, получил большую половину. Нашли дети его такую возможность оформить договор пожизненного содержания. И он сделал так как они просили. Сейчас он честно звонил матери и честно приезжал, когда она просила. А что, она и сама справляется. Потом решил присовокупить и часть сестер к своей части. Одна сестра отказалась, а вторая сказала:
- Двадцать тысяч.
- Ну это дорого.
- Хорошо, девятнадцать, последнее мое слово.
- А вот мои дети говорят: больше пятнадцати не давай.
- Нет, - уперлась сестра.
- Ну хорошо, тогда я тебе пятнадцать дам официально, а четыре тайком, чтобы дети не видели.
- Хорошо, - сказала сестра.
Он отдал ей эту сумму в деревянных, правда через 5 дней эти деревянные превратились в фантики. Но он не виноват. Можно было подсуетиться и как-то спасти ситуацию. Правда, дети через эти пять дней купили новый джип следующему сыну и смеялись:
- Богу богово, а убогому убогово. Наш джип стоит в два раза больше, чем теткино наследство.
- Какие они все-таки. Есть в них эта чертовщинка, - улыбнулся отец.
По их научению он уже трижды наказал сестру. Рассчитался деревянными. Вторую часть договора совсем забыл.
- Ты их не называй чертовыми детьми, - сказала как-то жена. - А то выходит, что мы с тобой черти.
- Не знаю, не знаю, - ответил он.


ЖЕНЩИНА

По неровному асфальту двора на ходунках шла женщина. Шла она, низко опустив голову, ей было стыдно за свое состояние, за свою немощь. И трудно было разглядеть ее лицо. А вышедшие посудачить соседки говорили:
- Вот пошла, 2 года не выходила после инсульта.
- А кто же за ней следил, помогал, - подключилась третья.
- Да мальчик соседский ей продукты приносит, не бесплатно конечно. А после больницы ей долго нянечка помогала, жалела.
- Да она сама во всем виновата.
Соседка по коммуне рассказывала:
- Предложила ей обменять ее светлую комнату на маленькую соседкину, так отказалась, гордячка. Дошла до ручки. Хватайся за соломинку, а она нет. Вот соседка и не подходит. Да она сама во всем виновата. Мужчина ее, видите ли, предал. Она ему верила. Да мало ли кто и кого из нас предают, каждую первую. И если не каждый день, так через день. Так инсульт из-за этого получить? А почему у нее детей нет?
Та же соседка говорила:
- Неудачная операция.
- А помнишь, к ней племянница приходила, добрая девочка, так она требовала, чтобы ей квартиру переписали. Тоже кочевряжилась, умирает, а квартиру не переписывает. Вот смотрите, сколько у нее шансов было: и племянница, и нянечка, и соседка. Могла бы восстановиться. Правильно ей племянница сказала:
- Я вам не мать Тереза, мне о себе заботиться надо.
- А почему к ней соцработники не ходят?
- Так это же внезапно случилось, а соцработников кто-то оформлять должен.
- Так были у нее сбережения, вот она и платила, а скупущая, видно. Вот нянька ее и бросила.
Женщина на ходунках потихоньку зашла в парадную. Тут, слава Богу, все рядом, мальчишке далеко бегать не приходится. И продовольственные магазины, и молочные, и хлебные. Опустила голову, стыдно ей, что своим характером всех отогнала. А третья женщина подумала: стыдно должно быть, наверное, не ей, а всем нам, которые не могут бескорыстно поддержать больного человека.



НЕВЕДОМАЯ СИЛА

Три маленькие прехорошенькие женщины.
Как устоять против этой силы? - думала Маргарита, держа руку в области сердца. Вот уже четвертый раз поступает она в больницу с сердечным приступом. Подлечат, посоветуют не волноваться и до следующего срыва. Вот уже 10 лет она живет с дочерьми, а муж не оставляет их в покое. Пробовала она помириться, он снова пьет и снова распускает руки. Почему и обе дочери заявили: «Замуж никогда не выйдем». А муж с регулярностью в 2-3 месяца приходит и опять говорит, что лучше ее, Маргариты, никого на всем белом свете нет. Эти излияния переходят в оскорбления, недовольство и угрозы.
- Подумай, кому нужен такой инвалид? - заканчивал он одной фразой. - Я вернусь.
И уже три голоса отвечали ему:
- Нет.
Маргарита давно поняла, в какой безвыходной ситуации она находится. Ни уехать, ни скрыться, у нее нет на это денег. И нельзя полностью изолировать мужа, не давать ему возможности нарушать их покой. Но... Три года назад ее 18-летняя дочь сказала:
- Мама, я выхожу замуж, за мужчину, который на 5 лет старше, но который меня любит.
- А ты его? Тебе только 18 лет. Ты еще встретишь свое большое чувство.
- Мне такое счастье не нужно, как у тебя. Видела, как ты в 18 лет пошла за ним на край света.
Дочь вышла замуж. Спустя три года они развелись. Все-таки это было исключением из правил. А правилом было то, что мужчины непостоянны. И вот сейчас ее вторая дочь, которой тоже 18 лет, заявила:
- Мы любим, мы друг друга понимаем.
Маргарита пыталась ее остановить, пыталась напомнить о неудаче сестры, о своих ошибках.
- Это сильнее меня, - заявила дочь. - Мы не можем ждать. Только ты выйдешь из больницы, мы распишемся.
Какая неведомая сила и как ей противостоять, думала Маргарита. Три маленькие прехорошенькие женщины. А жизнь по одному и тому же сценарию.


МАМА ПРОКУРОРА

Нельзя сказать, что прокурор не любил свою маму. Он купил ей отдельную квартиру, два раза в неделю привозил маме окорочка и овощи. Он вообще был неплохим сыном. Но ему уже под 60, а маме под 80. Сидит в квартире со своими сериалами, иногда спустится посидеть на лавочке возле дома. Какие ей заботы. А ему и заработать семье и маме, всех обойти, все устроить. Вот мама не выходит уже месяц из квартиры, не снимает халат. Увядает. Одним словом, старость. На вопрос сына «Что болит?» она отвечает «Все». Побеседовав с врачами, сын решил положить маму в неврологию: успокоить ее нервы, поддержать сердечко. Лечащий врач спросил: «Мы должны поддержать имеющийся статус или вернуть биологическое здоровье?» Сын удивился: «Сделать все возможное». Он хотел исполнить свой сыновний долг. Жена, давно ограничившая свой круг обязанностей детьми и домом, не могла втиснуть в свой плотный график еще и маму мужа. Мама начала лечиться. Получив результаты анализов и обследований, бабушку начали лечить. Уже через неделю, наблюдая за старушкой — бабушка стала живее, отвечала увереннее, но врач особенно тщательно стал расспрашивать ее о делах и заботах, о времяпрепровождении, и вдруг детально стал интересоваться ее столом: «Расскажите, что вы обычно едите на завтрак, обед и ужин?»
- Куры, овощи, фрукты.
- К тем лекарствам, что вы получаете, вам нужно усиленное питание — мясо, печень, икра, - сказала врач. - Куры это не мясо, куры — это еда. Мясо — это свежая говядина, это свежая печень. Мясо баранины или свинины иногда. Совершенно не допускается перемороженное мясо. Вам необходимы икра, гранаты. Если вы не будете выполнять моих указаний, я отказываюсь вас лечить.
Прокурор не верил своим ушам. До этого он слышал только: «Сделаем все возможное». А тут врач половину обязанностей возложил на него, да еще и обещала, что будет проверять передачи, кухарка получила дополнительную нагрузку — готовить в больницу свежее мясо и салаты, свежие соки.
Скоро взгляд бабушки, безразличный ко всеми и никуда не направленный, вдруг определился, бабушка стала живее и увереннее, в ней просыпался интерес к жизни. Она уже знакомилась с больными из соседних палат, уже делилась опытом лечения и пережитым. Ей снова были интересны дела ее внуков. Через две недели она уже гуляла во дворе, через три уже решила сменить массаж в палате на массаж в кабинете. Она с интересом и с удовольствием лечилась. Прокурор с удивлением заметил, что мама стала выглядеть не старше его жены. При выписке врач сказала: «Спасибо, что вы помогли мне. Медицина не всемогуща». Забирая маму из больницы, сын удивлялся большому количеству знакомых матери, с которыми она прощалась, заглядывая в палату. А мать, улыбаясь, прощалась с врачами, медсестрами, говоря им, что будет скучать.


МОЖЕТ, ТАМ ЕМУ БУДЕТ ЛЕГЧЕ

Она знала о своем муже все. За 40 лет жизни с ним обид было много, но она все терпела и жалела его. Он прошел Афган, казалось бы, достаточно, но нет, еще Чечня, еще Северный Кавказ, два ранения и контузия. А он все давал согласие и ехал в горячие точки. Как будто раз заведенный механизм в его сердце не мог остановиться. В редкие годы общения он ухаживал за другими женщинами, пил и говорил:
- Ну брось меня, вот такой я как есть.
Последние годы жили отдельно. Он на даче, где снова пил, она — в городской квартире.
Собутыльники всегда находились, а генеральской пенсии тоже не хватало. За копейки продавались вещи. В последнее время, чтобы выйти к соседу, генерал одевал колготы своей жены. Соседи злословили:
- Защитник в колготах.
Особенно изощрялись те, кто откосил от армии. Потом после одного из застолий его не стало. Хоронили его с воинскими почестями, в белом генеральском мундире, чудом сохраненном его женой, лежал ее муж. Военный оркестр играл похоронный марш, жена плакала навзрыд.
- Он тебя столько обижал, он все пропил, - говорила ее подруга. - Успокойся.
Но жена слышала только разрывы снарядов, видела только израненное тело мужа.
- Бедный, бедный, - заливалась она слезами, - может там тебе будет легче.


НАСЛЕДНИЦА

- Ваша бабушка — чудесная рассказчица, - говорили врачи.
- Да, - вспоминала внучка, - я тоже замечала, что бабушка говорит стихами, и что бабушка очень веселая.
Школу закончила внучка, институт, набралась ума-разума и заметила, что в ее поступках проступает бабушкина жертвенность, бабушкино сострадание тяжелому горю и та же веселость характера — смеяться до упаду, до полного бессилия, до коликов в боку. И так же не оставляли внучку, как и бабушку, рифмы. Со временем она стала членом Союза писателей. Получая писательский билет, внучка сказала тихо: «Это твое место, бабушка». Но ее родную тетю это очень удивило.
- Откуда это у тебя?
- Как, наша бабушка, твоя мама свободно рифмовала.
- Да, не замечала. Неужели я, педагог, напишу хуже тебя. И тетя стала писать то стихи, то рассказы.
Но не было в ней той высокой ноты самоотдачи, того смеха до боли в боку, той щедрости сыпать и сыпать стихи в руки прохожих, как у бабушки. И поступая в Союз писателей, она получила отказ.


НЕ ВЫДАЮЩИЙСЯ

На собраниях обычно говорят либо о из ряда вон выходящих, либо о звездах и гордости класса. И учительница, не отклеивая улыбку от лица, 15 минут говорила о хорошистах и отличниках, потом о двоечниках и прогульщиках, и тут уже 15 минут на ее лице присутствовало скорбное выражение. А о середнячках и о стабильном болоте класса, по ее словам, было не интересно. И Мишкины родители, честно выслушав все о звездах и прогульщиках, тихо порадовались, что о Мишке не было сказано ни слова. Из класса в класс переходил этот незаметный мальчишка, в кого-то по-детски влюблялся, со всеми дружно уходил с урока «если класс решил». Вспомнили о существовании Мишки в 6-м классе, когда заведующий отделом спорта райисполкома позвонил директору, сказал, что состоялся футбольный матч сборной города, в котором Мишка забил два решающих гола. И назвал Мишку спортивным талантом и будущей славой. Директор был вынужден открыть для себя, а потом и для учителей имя этого тихого мальчика. Оказывается, он не такой тихий и безинициативный. Он нападающий, он бомбардир, он герой. Девочки проснулись уже и сходили на пару матчей. Но главным критерием оценки для них все же были отметки в журнале, и девочки быстро успокоились. После окончания школы ребята почти потеряли друг друга. И никто не знал, что из этого парня вырастет великолепный муж, замечательный отец, ответственный работник. Из него выросло то, что должно было вырасти из стабильной, крепкой середины. А те звезды и двоечники, блеснув когда-то или оскандалившись где-то, становились обычными обывателями, вечно недовольными, брюзжащими. А Мишкина жена, вспоминая, рассказы мужа о школе, говорила «Невыдающийся, побольше бы таких невыдающихся».



ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПОДАРОК
Не дарите пока крокодилов

Часто, ох, как часто хочется нам быть оригинальными. Мы приносим в подарок замысловатые вазы, картины, в которых сами еще не разобрались, аквариумы с рыбками и книги (хотя сегодня далеко не всякая книга — лучший подарок).
А мода дарить животных!
Особенно страдает от нее ведущий программы «Поле чудес» Якубович. Сначала ему дарили спиртное. Ну и пусть себе. Бутылки кушать не просят. Но это все перестало было оригинальным. И вот стали ему нести кошек и собак, морских свинок, хомяков и лисят. Одна участница подарила щенка-сенбернара, который к году превратился в двухметровую собаку. И не подумала участница: а может, прихожая уже занята пусть не столь мохнатым, но уже дорогим существом. И даже в ванной живет свой домашний крокодил. А этот мохнатый шарик, хоть он и шарик, он все же живой, и как-то сложится у него судьба.
Количество животных, подаренных Якубовичу, давно превысило все его возможности.
И сегодня единственным оригинальным подарком для Якубовича будет кусок земли с хорошим водоемом, на котором он разобьет парк Сафари для подаренных ему животных.



ПОЙ, ТОММИ, ПОЙ!

Трамвай направлялся в Черноморку. На остановке в него зашли цыганчата — мальчик, лет шести, и девочка,постарше. И на весь трамвай зазвенел ичтый детский голосочек:
- Ай не-не-не... - а потом, - «Мамы нету, папы нету...»
Цыганчонок был одет очень бедно — в резиновых сапожках, а на дворе январь. Люди подавали. Некоторые махали рукой — проходи, мол.
Женщина, стоявшая возле выхода, спросила мальчика:
- Как тебя зовут?
- Томми.
- Ты хорошо поешь. Спасибо тебе, - и дала монетку. Затем снова достала монетку.
- Пой, не бросай петь. Вырастешь, будешь петь как Сличенко. Пой, Томми, пой!
Дети вышли и еще долго провожали уходящий трамвай задумчивыми глазами.
Прошла двадцать лет. В Одессе — театр «Ромэн». В зале филармонии полный аншлаг. Все первые места партера заняты цыганами: много цыган и в середине зала. В перерывах между песнями цыганки срывались с мест, шурша юбками, звеня монистами, пританцовывая, носились они между рядами, не в силах сдержать свой восторг, свою радость. Песни сменялись песнями — цыганскими, венгерскими, русскими... Видя столько соплеменников в зале, артисты пели особенно проникновенно, сознавая всю ответственность — они гордость цыганского народа!
- Ай не-не-не...
- Ой, цыгане... - подпевал зал.
Это был праздник! Настоящий праздник цыганского народа, поднявший их, цыган, сегодня на самую красивую, самую высокую сцену Одессы.
В труппе выделялся парень с задумчивыми глазами. Глаза говорили о многом. В них можно было прочесть о его нелегком пути на эту сцену. Россия и Украина, Молдавия и Белоруссия слушали песни мальчика и подавали ему — кто его фрукты, а кто монетки...
- Сегодня для вас поет Томми Коренев, - объявил конферансье.
- Здравствуй, Одесса! - произнес Томми.
Томми вложил в свои песни всю свою душу, всю свою любовь. Зал после каждой песни взрывался аплодисментами. Одесситы — эти строгие ценители и судьи, - не могли не отдать должное таланту солиста. Зал аплодировал стоя.
Но Томми пел сегодня даже не для них. Он пел только для одной женщины — женщины, подарившей ему надежду.
Томми пел и слышал ее голос: «Пой, Томми, пой!»



ПОЧЕМУ ТОЛЬКО ЛОШАДЬ?

Бабушка курила вонючие сигареты из чувства вредности. Из чувства вредности она не растила внуков. «Я своих детей подняла, - говорила она сыну, - какие могут быть претензии.» Из чувства вредности она ушла раньше на пенсию. «Не собираюсь я ни перед кем лебезить». Из чувства вредности она, сломав ногу, не пошла жить к сыну, а заставляла прибегать, навещать ее в собственной квартире. Из чувства вредности она старалась выжить свою соседку по коммуне. Хотя было неизвестно, кто бы пришел на ее место. Еще одна комната бабушке явно не светила, у нее и так было две. Одна спальня с лоджией, вторая — кухня с балконом. Она могла курить с комфортом и на лоджии, и на балконе, там стояли стулья. В 85 лет бабушка курила самые дешевые сигареты и открывая дверь в коридор, выпускала дым.
- Ну что, астматичка, выкусила?
Разговаривая с подругой по телефону, бабушка спрашивала:
- Пишут, что капля никотина убивает лошадь, почему только лошадь, а мою соседку никотин убить может?
- Да вы о себе подумайте, - говорила подруга. - Вы же сами курите.
- Я курю с удовольствием. Если бы я почувствовала, что мне это вредит, я бы немедленно бросила.




НОВАЯ СКАЗКА

В одном теплом, южном городе, на берегу самого синего моря жила старушка. Не так чтоб божий одуванчик, но как у нас говорят: - так себе, ничего себе. Старушка была набожной и честной, любила животных. И грехов-то у нее не было, так как слишком решительный характер ее наука сегодня относит на счет ее мужского имени — Степанида!
Вот это имячко и доставило немало хлопот и забот ее родственникам и друзьям. Ох уж это имячко!..
Давным- давно, полюбив глубоко, вошла она в просторную, но коммунальную квартиру своего мужа. И вот тут, заметьте, - имячко!..
Заставила Степанида мужа сменить 2-комнатную коммунальную на крохотную, но самостоятельную квартирку. Муж, любивший старую квартиру, к новой так и не привык. Да и сама Степанида ее не жаловала.
После смерти мужа и начались злоключения Степаниды. Из самых честных побуждений советовала она то одному, то другому из детей мужа себя опекать. Но родственная пристрастность, а может темперамент жителей нашего города осложнял отношения.
Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Потерпи, читатель. Решительный характер Степаниды требовал действий. И она заключает договор с кем бы вы думали? С Лисицыной! Помнишь, читатель, ее любовь к животным? Читатель, не ищи в этих именах намеков, имена - суть их хозяев.
Лисицына, как и все остальные участники этой истории, поддалась на предложение Степаниды и решила честным путем, ухаживая за старушкой последние годы ее жизни, исправить существующую несправедливость государственного масштаба — невозможность обеспечить своих детей жильем.
Договор был заключен. Многомесячное ухаживание Лисицыной не удовлетворило требовательного характера Степаниды. Лисицына себе ухаживает, а решительный характер Степаниды требует супер действий!
И вот тут, читатель и появляется Квочкина. Степанида сама нашла ее. Да и трудно было ее не заметить. Беспокоится, кудахчет: - Ах, как же так! - Ах, что же это такое!.. Степаниде понравилась заботливость Квочкиной и она откровенно предложила ей взять на себя опекунство. Квочкина волновалась: и дел много, и забота о потомстве обязывает... Опека началась. Но вскоре, узнав о существующем договоре с Лисицыной, опека окончилась. Квочкина, эта наседка с куриными мозгами, проявила гордость, ушла. И только по звонкам Степаниды узнавала она о том, что Степанида стойко выдержала все судебные разбирательства и оставила Лисицыну, как ты уже сам догадался, читатель, да... именно с таким носом, как на картинке.
Наивное желание иметь опекунов заставляет Степаниду пообещать квартиру Зайчихиной.
Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Шло время... И вот надо же! Снова встречает Степанида Квочкину: со слезами на глазах рассказывает Степанида о своей голодной старости, о корке хлеба и чае без сахара...
- Ах, как же так! Ах, что же это такое!.. - раскудахталась Квочкина и опека снова началась. Умудренная жизнью и утомленная железным характером Степаниды Зайчихина передает Квочкиной все права на опекунство.
Скоро сказка сказывается...
А вот тут и появились еще двое — Голубковые. Со слов Степаниды, они ее сами нашли и, упрашивая принять их бескорыстную заботу и внимание, настояли на своем — Степанида, извиняясь, сообщила Квочкиной — Голубковы будут со мной с утра до вечера, будут гулять со мной по четыре часа в день. А у Вас, Квочкина, дел много...
- Ноги моей здесь больше не будет, - обиделась Квочкина.
И вот тут, читатель, сказка, так надоевшая тебе, стала сказываться быстрее. Заключив договор с Голубковыми, задумалась наконец Степанида о своей жизни:
- Тьфу! Не жизнь, а зоопарк какой-то... Лисицыны, Зайцевы, Квочкины, Голубковы... И решила поставить точку... Только на третий день Степаниды не стало! Ты, наверное, скажешь, читатель, что это старая сказка... Новая она потому что в старых сказках раздавалось: - Именем Тарабарского короля!!! - и все вставали... Красиво!
И конечно, дорогой читатель, все здесь сказка, потому что в нормальном правовом государстве всего этого и быть не могло. Там бы сумели защитить права как опекунов, так и опекаемых. Там бы сумели отличить опекунство от... грабителей. Все-все... Конец сказки!




РУГАТЕЛЬНОЕ СЛОВО «ЁЛКИ»

Если человек не одессит, он стесняется своих чувств, комплексует. Если одессит, он уже при первом знакомстве заболеет вашими проблемами, поделится своим опытом, окунет вас в ласковое море доброжелательности и заботы. Вот от радости он изобразит что-то вроде игры на ударных инструментах па-па-па или па-ра-па-па-пам и посоветует вам, например, купить у него пуделя.
- Я вижу вы хороший человек, будете ему зубы по утрам чистить. Забота она на земле держит.
И вы из благодарности за комплимент и отчасти из-за желания пожить подольше на земле таки купите у него этого пуделя. А потом полюбите этого же пуделя так, как любят собак только в Одессе. Пройдет немного времени и вы будете кричать на весь парк:
- Марсик, ты мне сделал инфаркт, иди к папе.
И неважно, что степень отцовства у некоторых вызывает сомнение. Тревоги и огорчение, радость и гордость слышатся в словах хозяев собак.
- Ой, что я не знаю, из-за моей Молли пол-Одессы на ушах стоит. Приезжаю в Москву, а они там как зомби, ничего не видят, ничего не слышат. У них запрограммированы только дорога в метро, утром дорога на работу, а вечером в том же метро дорога домой. И никаких восторгов. А мы? А мы еще видим как растут наши собаки. И слава Богу, что в Одессе нет метро, - рассказывала хозяйка Молли Володе.
А любимой породой Володи всегда были фокстерьеры. В них Володя души не чаял. Да и было за что любить этих умных и преданных, отважных и ласковых собак. Много лет подряд Володя ездил на охоту с верным фокстерьером Бомом. Находившись за день, Володя засыпал у костра, а верный Бом глаз не смыкал, сторожил сон хозяина. Усталые, но довольные они возвращались домой, гордо несли в рюкзаке пару зайцев или пару уток. Но Бом состарился и уже не отходил далеко от дома. А Володя гулял в парке с фокстерьершей Майей и маленькой пуделихой Лялей. Кукольная внешность Ляли и определила ее имя. Стрижка, прически, ошейнички, ленточки. Кукла, на украинском лялька. Изящная, кокетливая, капризная Лялечка требовала к себе постоянного внимания. Немного побегав с Маей, она капризно просилась на ручки, став перед хозяином на задние лапки. Посидел на ручках, Ляля снова просилась погулять. В холодную погоду Ляля гуляла в комбинезончике, она была очень нежной. Зимой комбинезончик был уже утепленным. Разговаривал Володя с собаками только ласково. Самостоятельная Майя не доставляла забот, зато Ляля — это хлопоты, хлопоты и хлопоты. Зато очень скоро Ляля завоевала звание первой красавицы. И вот уже Ляля несется к большой и грозной собаке ротвейлеру. Ей интересно, но она знает, что ею все восхищаются.
- Ляля, елки, - кричит Володя.
Ляля мгновенно останавливается. Слово «елки» ругательное, это значит, хозяин возмущен до предела. Ляля, виновато опустив голову, возвращается к хозяину.
- Как с тобой разговаривать, как тебе объяснять. Ты этому борову на один зуб будешь, он не поймет твоей поэтичности, не оценит изящества, - выговаривал Володя.
- Говори, говори, - думает легкомысленная Лялечка. - Говори много слов, только не повторяй этого ужасного слова «елки».
А Володя, переживший столько страха за Лялечку и сам уже понял, что зря так ее поволновал.



СТЕРВА

70 лет не только она, но и многие в этом возрасте оглядываются на прожитый отрезок жизни, дают какие-то оценки. Да, она трудилась, трудилась на производстве и гордилась всю жизнь тем, что была стервой. Гордилась тем, что воспитала стерв из своих племянниц и подруг. Благодаря этому я добилась материального благополучия. Благодаря этому в жизни у меня все получилось. Вот только ее дочь, иногда именно в ее грустных глазах чудилось: «Зачем, зачем, мама, ты развела меня с мужем, оставила без отца моих детей?» А она хорошо помнит, как кричала зятю: «Если бы не я, твои бы дети слово «пряничек» не знали бы». А потом взяла кастрюлю с борщом со стола и надела ее на голову зятю. «Вот этим, запомни, вот этим, ты кормил своих детей». Зять такого унижения не вынес и больше у них не появлялся. «Так это ты о нем жалеешь?» - спрашивала мать. «Зачем ты все решила за меня, - говорила дочь. - Мне и моим детям было лучше раньше». Это что же, она, Валентина, не права? Ведь сегодня так много девушек молодых говорят: «Хочу быть стервой. Стервам жить легче». «Стерва, - сказала дочь, - в словаре Даля — это падшая лошадь. К чему же я должна стремиться?»




СУДЬБА ИГРАЕТ ЧЕЛОВЕКОМ

Встретились они не год и не два назад. Оба глубоко не уважали друг друга. Один за старые слабости и безволие, второй за жестокость и угрозы и за то, что его, слабого человека, заставили стать подонком. Но сегодня один уже не служил, а второй не доносил. Но прошло время и обоих любовь к живописи объединила в одной творческой организации. А одинаковый возраст и вовсе выделил в отдельную возрастную группу. Покосились, покосились они друг на друга года два и стали общаться. Потом поняли, что выживать вдвоем легче и стали дружить. Тот бывший начальник разводил руками. «Се ля ви, - говорил он.» Второй, вспоминая вызовы, говорил: «Ну козел, да ладно». Потом бывший начальник ко дню рождения друга написал его портрет маслом. На груди орденские планки. Говорит, портрет с планками свежее. Через время взялся и второй писать портрет первого. Чтобы люди не говорили: «ты мне — я тебе», спрятали портреты. Но в траурном зале и у одного, и у другого на похоронах висели эти портреты. Люди, знающие их жизнь, говорили: «Судьба играет человеком».




СЧАСТЬЕ

Юрий был спокойным и покладистым. И хоть ему уже стукнуло 40, еще не женат. Как-то не мог он долго вести общее хозяйство. То он, то его избранница не выдерживали и разбегались. То Юрий жил в квартире, где делал ремонт, то снова возвращался в свою маленькую квартирку. Звонил маме: «Мама, как здоровье? Я рад, у меня тоже все хорошо». Юрий снова варил себе картошку в мундирах, наливал пол-литровую кружку пива, чистил селедку, смотрел на это пиво долго-долго-долго. Это были его минуты, его личное время, его абсолютный комфорт, его маленькое, но прочное счастье. И никто не знал, как ему хорошо. Это была его огромная любовь к его собственному, маленькому миру. Ему не нужно было, чтобы кто-то часто к нему заходил. Мама жила с новым мужем в доме рядом. Иногда она ворчала: «Дождусь ли я когда-нибудь, что как и от старших детей, увижу твоих внуков, хороших, благополучных». У его сестер были дети, но не было у них такой щемящей, всеохватывающей детской любви к матери, как у Юры. А он, благодаря этой любви, благодаря тому, что мама жила рядом, и благодаря своему маленькому счастью, ничего больше не желал. Счастье, оно у каждого разное, у каждого свое. И Юрий считал себя человеком счастливым.


СЧЕТ

Возле дома под деревом стоял мужчина. Стоял час, два, курил. Мысленно он предъявлял себе счет, счет своей жизни. Он никому не сделал зла. Он просто получал квартиру, строил дачу, посадил сад, вырастил дочь, затем внучку. Он был наблюдателем, но немногословным. Растут дети, меняются в доме люди. Ко мне по-прежнему относятся уважительно, думал он. А скоро зима. Потом снова весна, лето, осень. И снова зима. И снова который раз под вечер выходит этот немногословный мужчина и выкуривает несколько сигарет под деревом, наблюдая за жизнью вокруг. В его личной жизни уже давно старость сменила зрелость. Счет уже не на годы, а на месяцы. Скоро, возможно, пойдет на дни, потом даже на часы. На душе было спокойно и умиротворенно. Он не боялся вопросов. В его жизни все было просто. Он не был богобоязненным, но по чистоте своей души всегда жил по заповедям Господним. Он был готов заплатить по счету и там, на Великом Суде. Что делал? - спросят его. - Жил. Жил как умел, как учили, старался. Как хорошо, что по большому счету ты уже никому ничего не должен. Так спокойно. Мужчина с удовольствием затянулся. Через день с ним прощались. Под этим деревом стояли люди. Жизнь, он ее прожил. Как густой мед по стеклянной банке медленно стекали его годы. Жизнь большая и такая маленькая. Радость и грусть, слезы и смех. Он ее прожил.


ТИХИЙ ОМУТ

Баба Таня ни в чем себя не ограничивала. Ни в чем — громко сказано. Это в еде, в покупке лекарств. Она уже почти 17 лет не выходила из дома. Ну сводит ее сын к врачу, а так квартира, дом. К сыну она переселилась после гибели своего последнего мужа. Так она называла Николая, хотя расписываться после 50 лет она уже не хотела. Вот и остались в ее паспорте только три мужа. Может, был бы один, отец Петеньки, но война, а потом все не везло. Вот и после гибели Николая как-то ноги ослабели. До этого ее все Татьяной звали. Как только стала ходить неуверенно — бабой Таней. Да и сама испугалась баба Таня за свое здоровье, вдруг что-то серьезное, а она одна. Вот и сказала сыну: «Забирай к себе». Но даже ее сын знал, что есть у его мамы прозвище «Тихий омут». В то время, когда в селе некоторые в девках чахли, баба Таня сменила трех мужей. Зайдут мужчины в ее дом, да там и останутся. Вот и назвали ее «Тихий омут». Но придя к сыну, не понравилась ей невестка при близком знакомстве. «Не ценишь ты мужчин, - сказала она невестке на третий день. - Ты должна ему ноги мыть и воду пить, - упрекала невестку баба Таня». И так каждый день. На замечания сына она отвечала: «Конечно, я могу не иметь своего собственного мнения, но пусть и твоя жена язык поприкусит». Потом схватки с невесткой она перенесла на время, когда сын отсутствовал, но от цели не отступала. А при сыне она была сама доброжелательность. Да и сериалы в своей комнате отнимали много времени. Но невестке тет-а-тет она сказала: «Я трех мужей пережила, даст Бог, и с тобой справлюсь». На похоронах невестки родственники из села говорили: «Вот тебе и черт из тихого омута обнаружился». А «Тихий омут» на месте.



ТИХОЕ, ТИХОЕ СЧАСТЬЕ

Тихо, тихо ежики семенили ножками. Папа еж, мама ежиха и их трое детей. Он так и называл себя просто еж. Ну не получилось из него дикобраза. Он уже давно изобрел этот ночной образ жизни, когда тебя не волнуют вопросами: «Кем ты стал?», «Какие планы, какие надежды родители на тебя возлагали?» Да уж, родители, они поставили перед ним задачу, которую ему самому решать не хотелось. Мама говорила: «Вот вижу в мечтах тебя большим и сильным, как дикобраз». А ежик думал: «А мне ежиком быть интересно». Еще в лесной школе познакомился он с ежихой. Родители были шокированы: «Тебе еще учиться, расти, паспорт еще получить». Но ежик знал, что его дома будет ждать милая и ласковая ежиха. И пусть он не дикобраз, пусть его добычей будут только насекомые и мыши, пусть слава о нем не гремит. Зато он один знает, что такое счастье. Покормив ежиков и уложив их спать, они с ежихой любили подолгу смотреть на звезды, слушать ночь, слушать концерты сверчков, а иногда залетного соловья. Да это и понятно, изредка прилетал соловей, на гастроли, и то хорошо. Некоторые ежики в своей жизни никогда не слыхали соловья. А они несколько раз в год. Живут соловьи в тихих местах, а у ежиков тут железная дорога, бегущие вагоны выстукивают ту-тук-тук. Любой певец с ритма собьется. А ежикам все нравится. И домик хороший, по их ежиным меркам, и ежата добрыми растут и хотят быть похожими на него, ежика. А иногда никто не пел, ни сверчок, ни соловей. Просто было тихо-тихо. И ежик говорил жене:
- Какое счастье, наше тихое, тихое счастье.
Конечно, в молодости каждый ежик думал о будущем, решал кем ему стать. Вот некоторые восхищались дикобразом.



ХРАНИТЕЛЬ СЕМЬИ

Лидия Георгиевна всегда жила в коммунальной квартире и сейчас, о счастье, УВД построило новый дом и она, как и другие работники УВД, получает двухкомнатную самостоятельную квартиру. Конечно, она продолжает опекать семью своего сына, но счастье собственной комнаты, собственной квартиры ее не оставляет.
Лидия Георгиевна сделала ремонт и вместе с мужем, моряком, наслаждалась полным счастьем. Но вот нескончаемые проблемы в семье сына привели к смерти от инфаркта ее мужа. И вот она вынуждена одну из комнат отдать семье сына.
Жена сына, сын и двое их детей поселились в квартире Лидии Георгиевны. Несколько лет пыталась Лидия Георгиевна снова и снова помогать семье сына. Но пьянство было сильнее. Ни сын, ни его жена не бросили пить и вот Лидия Георгиевна, последний раз с очарованием взглянувшая на этот мир, закрыла глаза. Что тут началось.
Старший внук бросил училище, полностью спился. И однажды пропал, найти его не смогли. Второй внук барахтался, пытался за что-то зацепиться, то женился, то нашел женщину, то пытался уехать в Афган. Оказалось, пьющих туда тоже не берут. И однажды, пообедав в альтфатере, он пропал тоже.
Невестка обменяла квартиру, ободранную и грязную на какой-то подвальчик, где благополучно спилась и больше никто о ней ничего не слышал. Со временем в доме помнили только, что в этой квартире жила Лидия Георгиевна.



ВСЕ ДЛЯ ТЕБЯ, ДОЧЕНЬКА

Семья врачей жила в трехкомнатной квартире. Дочь занималась в новой французской школе. Маме не нравился ни уклад жизни ее соотечественников, ни сама Украина, и она мечтала, что у дочери будет возможность жить в более цивилизованной стране, во Франции. Шло время, отец Леночки умер. Мама все-таки воплотила свою мечту – Леночка уехала во Францию, на длительные курсы. Там она, покорив сердце француза, вышла замуж и вскоре у нее родилась доченька. Они очень редко приезжали в Одессу, но мать была довольна, что дочь живет, как она тогда считала, в лучшем городе Земли, в Париже.
Прошло время, и симпатичная Татьяна вышла замуж, чтобы не быть одной. Во Францию ее никто не звал и она понимала, что остаток жизни она, очевидно, проведет в Украине. Со временем, она стала замечать соседей и даже иногда угощала свою соседку пирогом. Она открыла для себя, что тут тоже есть интересные люди, увлекательные занятия и работа, что тут тоже есть жизнь. Она поняла, что правильно об Одессе говорят – что это не первый город мира, но с не второй – где-то один штрих.



ЧЕЛОВЕК РАСПОЛАГАЕТ

Все было, казалось бы, в этой семье хорошо. Муж, жена и двое уже взрослых детей. Муж занимал высокую должность, ему подчинялся целый район. Но у каждого - свои камни преткновения. Его камнем преткновения была порядочность и честность. По службе он обязан был проверять целый ряд организаций своего района. Но, приходя с проверкой в какой-то магазин, директора магазинов звали в свой кабинет, где предлагали за отчетами о работе магазина немного перекусить. На столе стояли буженина, коньяк, фрукты и попытавшегося отказаться Олега всегда уговаривали «не обижать хозяев застолья» и после подписания акта о проверке магазина, его под руки выводили. Скончался он от инсульта по дороге в дом. Старший сын, получив образование, проплавал несколько лет на судне врачом. У него была девушка на берегу, которая не нравилась его матери. Сыну не было равных. И узнав, что девушка забеременела, мать встретив ее, сказала ей, что ее сын не о ней мечтал и что женится он только на своей ровне. Девушка плача, ушла.
Глупая ситуация – такси, в котором ехал старший сын, попал в аварию и он сломал ногу. Во время операции, от передозировки наркоза, он умирает. Второй сын начал пить. Семья рассыпалась.
Сын привел девушку домой и сказал, что будет с ней жить. Но мама, которая привыкла руководить всем в доме, опять была недовольна. И она выгнала эту девушку, не оставляя ей никаких шансов. Однажды сын, придя пьяным домой, и поругавшись с матерью, залез на подоконник и сказал, что он хочет быть рядом с папой и старшим братом. Но, подскользнувшись, он сорвался. Мама видела все это, пыталась его удержать, но пятый этаж. Приехала скорая, еще дышавшего сына занесли в квартиру.
«Прости мама», - только и сказал он.
От большой, дружной семьи осталась одна Елена.
Прошло несколько лет. Елена ходила на кладбище, оплакивала своих детей и мужа. Однажды она встретила девушку, ложившую цветы на могилку старшего сына. «Это – мой папа», - сказала девушка. Так в жизни Елены появилась внучка. Елена переписала на нее половину квартиры, как бы платя за все трудности, которые пришлось пережить девочке по ее вине. Ее мама давно была замужем, у нее рос хороший брат и все в ее жизни было хорошо. Девочка стала навещать бабушку. А вторую половину квартиры Елена обещала отдать тому, кто ее досмотрит и похоронит.
Часто раздумывая о своей жизни, судьбе, Елена спрашивала себя – может я виновата, что я сделала не так? Что?


ПРОСТИ ГОСПОДИ И ПРИМИ

В доме не было семьи, радовавшейся больше получению квартиры, чем эта. Сбивались длинные скамейки, одалживались столы, знакомые и сотрудники приглашались отметить получение квартиры. Сергей так был рад хорошей полосе в его жизни, так он хотел сделать свою семью лучшей, и для нее сделать все лучшее, а пока не получалось.
После случайной связи с какой-то девушкой, Сергей обнаружил у себя странные симптомы. Стесняясь пойти к врачу, он посоветовался с друзьями. По их рекомендациям, он попил какие-то лекарства, симптомы вроде исчезли. Через время Сергей женился. Но первый ребенок родился с отклонениями. Личико девочки было искажено, как будто она постоянно смотрела в сторону. Сделав анализы, врачи сказали, что это последствия перенесенного родителями сифилиса.
Прошло несколько лет и Сергей снова попил какие-то лекарства. И снова его жена забеременела. Но ребенок снова был калекой. Семь операций до года, он плохо видел, плохо ходил. Ему дали инвалидность. Шло время, Сергей все делал для своей семьи. Своему инвалиду сыну он сделал во дворе сапожную будку, надеясь, что сын сможет работать хотя бы сапожником. И мальчик несколько лет действительно пытался освоить мастерство сапожника. Но руки не держали, глаза косили, позвоночник болел. И когда ему исполнилось 40 лет, мальчик вдруг перестал выходить из дому. Он позволял себе только воду. Пролежав несколько дней, он уже не разговаривал ни с кем, кроме Господа. Последними его словами, сказанными мысленно, были «Прости меня Господи и прими».
Девочка была умной, закончила школу с отличием, потом техникум. После техникума она работала в баре кассиром. Вдруг она забеременела. И через 9 месяцев у нее родился прекрасный малыш. Родители не могли нарадоваться, особенно радовался Сергей. Он со слезами говорил соседям – я всю жизнь ждал этого малыша. Мальчик был здоров. Сергей с женой водили внука на различные занятия. Ванечка рос трудолюбивым и старательным мальчиком. Вот он учится петь, танцевать. Вот его приглашают в Польшу по обмену. Там его следы пока потерялись, потому что Сергей скончался от инфаркта. Следующей не выдержала мать. Третьим ушел сын, сказавший «Прости меня Господи и прими». Из всей семьи осталась только доченька, которая писала в Польшу, звонила, но сын не приезжал. Наташа понимала, что чтобы спасти сына нужны генетики, нужно прервать эту цепь наказаний за папин давнишний грех. Она написала об этом сыну.

© Copyright: Светлана Зубко. Дата опубликования: 04.11.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).