Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 20 сентября 2019.:
Нина Герасименко (Даденкова)

БОМБЫ ДЛЯ ШКОЛ И БОЛЬНИЦ [70-летие начала оккупации Ставрополя]

Первого августа 1942 г. в Ставрополе (тогда г. Ворошиловск) наступила необычайно напряжённая тишина: город замер, не шумели, не бегали дети, люди были молчаливы. Периодически по улицам ездил легковой автомобиль, в котором находился 1-й секретарь Ставропольского Крайкома ВКП(б) Михаил Андреевич Суслов. По громкоговорителю он объявлял, успокаивая жителей, что немцы далеко, под Ростовом. Не допускайте паники. Знал ли он сам, что в это время Ростов, переходивший из рук в руки, вскоре был взят, и немцы двинули войска на Кавказ, а, следовательно, и на Ставрополь. Наша армия не защитила город, войска незаметно для горожан были выведены.
          Жители знали, что на путях железнодорожного вокзала стоял эшелон для эвакуации. Все ждали объявления и непрерывно паковали вещи.
          Третьего августа внезапно раздался страшный гул – это были немецкие бомбардировщики. Они сбросили несколько бомб. Одна из них попала в школу-новостройку, которой было всего два года и где мы с сестрой учились (на месте теперешней гостиницы «Интурист»). Били по скоплениям людей на Нижнем рынке. На бреющем полёте немецкий самолёт расстреливал из пулемёта мечущихся по площади людей. Помнится страшная картина: окровавленные тела на рыночной площади, крики родителей, ищущих своих детей. Я, тринадцатилетняя девочка-подросток, потрясённая увиденным, не чувствуя под собой ног, бросилась бежать домой. В этой бомбёжке была ранена наша мама. Она, окровавленная, пришла домой, с ужасной раной в плече, из которой торчали щепки и осколки. Соседки оказали ей первую помощь, – как могли, сделали перевязку.
          Самолёты бомбили непрерывно. Прилетали тройками с перерывом 3...5 минут, сбрасывали бомбы и улетали. Так продолжалось несколько часов.
          Мы, жители улицы Калинина, решили с соседями нескольких дворов бежать из города. Собралась группа соседей с вещами и детьми. Быстро перешли железнодорожное полотно, и дошли до какого-то ближайшего хутора. Решили отсидеться в овраге.
          Через некоторое время со стороны города послышались страшные вопли и крики. Из города двигалась толпа с криками: «немцы в городе!». В основном это были евреи, бежавшие с Украины и укрывавшиеся в нашем городе. За время сидения в овраге у мамы поднялась высокая температура, и она теряла сознание. Вдруг неподалёку, в поле, остановилась машина. Из неё вышли люди в белых халатах. Вели они себя очень самоуверенно: смеялись, шутили и мы поняли, что это немецкие медики.
          Одна женщина взяла маму под руки, и я помогала ей. Мы подвели её к немцам, и женщина, как могла, объяснила, что она ранена и попросила помочь. Они не отказали в помощи – удалили из раны осколки, продезинфицировали и перевязали её. Мы благополучно вернулись в свой овраг. Маме стало лучше, температура спала. Знали бы эти немцы, что помогли жене следователя прокуратуры города Ставрополя, которым был мой отец.
          Нам сообщили, что в нашу квартиру неоднократно наведывались полицаи. Маму, меня и сестру приютили в домике на окраине села Надежда, где мы прожили все 5,5 месяцев оккупации города. Мы питались кукурузой, копали картошку на полях. Из города получали сведения о бесчинствах оккупантов. Мы узнали, что в начале оккупации немцы бомбили район больницы на улице Ломоносова, которая очень скоро оказалась, переполнена раненными. Тела раненных, изуродованные бомбёжкой, привозили со всего города и располагали во дворе больницы под деревьями, где медики оказывали помощь. А позже, в период оккупации были расстреляны медики-профессора, полностью разрушены психиатрическая больница, роддом, 2-я поликлиника и ВУЗы.
          В первые дни «нового порядка» было объявлен сбор евреев на площади теперешнего цирка. Им было приказано явиться с вещами, якобы для эвакуации в новое место. В назначенный день на площади собралось не менее тысячи евреев. Немцы приказали сложить все вещи в одну кучу в отведённом месте. Люди подняли шум и крики: «Как мы найдём потом свои вещи?!». Немцы, угрожая автоматами, заставили это сделать. Затем подходили фургоны, людей с детьми загоняли туда стоя, битком и увозили. Оказывается, несчастных везли на Холодный родник, удушая газами. К Холодному роднику привозили уже трупы и сбрасывали в овраг. Так было сделано несколько рейсов смерти. Позже, жители Ставрополя добровольно приходили к оврагу и засыпали трупы землёй.
          Когда в январе 1943 г. Советские войска начали наступление в направлении Сталинграда, немцы стали отступать. В это время в Ставрополе произошло одно трагическое событие. Юный житель улицы Советская, дом 1 – Геннадий Голенев, ранее пытавшийся безуспешно связаться с партизанами, вёл борьбу в одиночку, изготавливая и расклеивая антифашистские листовки. Перед уходом из города немецкий военный автомобиль остановился во дворе его дома. Офицеры и шофёр ненадолго вошли в дом. В этот момент Геннадий выкрал сумку с документами и пистолет. Прибежал к себе в квартиру и спрятал трофей, чтобы передать советскому военному командованию, ведь наши были совсем близко! Он думал, что его никто не видел. Но какая-то соседка, из окна наблюдавшая эту сцену – выдала Геннадия немцам. Поднялся шум, стрельба, Геннадия схватили, увезли. Его долго мучили, пытали, затем полуживого бросили в недостроенное горящее здание кинотеатра «Родина», где он заживо сгорел. Позже, после войны, его мать часто приглашали на встречи со школьниками, где она рассказывала о своём сыне. Именем Геннадия Голенева названа одна из центральных улиц Ставрополя.
          Перед уходом немцы минировали город. Были оставлены диверсанты-поджигатели. Ночью, 21 января, разведгруппа под командованием Ивана Гурьяновича Булкина выбила остатки немецких оккупантов. Сам Булкин был смертельно ранен. В пылающий город вошли части 347-й стрелковой дивизии, и все жители поднялись на борьбу с пожарами, а сапёры без устали целые сутки разминировали объекты, спасая город от дальнейшего разрушения.
          За сравнительно короткий срок оккупации было расстреляно 4000 жителей Ставрополя: коммунистов, комсомольцев, евреев. А всего в крае было убито более 30000 мирных граждан, уничтожены все ВУЗы, 900 школ, сотни детских домов, 190 больниц. Фашисты заживо закопали 15-летнего партизана села Величаевское – Петю Базалеева, не добившись от него сведений о подпольщиках. Расстреляли 12-летнего пионера Володю Кавешникова за то, что он перерубил кабель и лишил связи фашистское подразделение села Старомарьевского.
          Непросто было залечивать раны ставропольцам, как и всем людям, пережившим оккупацию. Прошли годы, я стала преподавателем истории и руководителем отряда «красных следопытов» СШ №5 и музея Боевой Славы. Нетрудно понять с каким трепетом я относилась к работе по теме освобождения Ставрополя. Она стала для меня особенно волнующей и дорогой.
          Как горько слышать нашему поколению, лицом к лицу, столкнувшемуся с фашизмом, что где-то возникают неофашистские движения, экстремисты и националисты устраивают побоища.
          Однозначно – фашизму и расизму, как уродливому атавизму, человечество вынесло смертный приговор. Надеюсь, что эта позорная страница мировой истории навсегда перевёрнута, но не будет забыта.
          В настоящее время я, разменявшая девятый десяток, лишённая зрения, могу твёрдо сказать: никакие годы и события последующей жизни не только не стёрли, но усилили и обострили те детские впечатления от зловещих дней оккупации, которые своей явственностью заслоняют довольно значимые события моей жизни.


                                                                                                                                                                        Н.Л. Герасименко,
                                                                                                                                                                        из воспоминаний школьной учительницы,
                                                                                                                                                                        И.В. Новиковой

© Copyright: Нина Герасименко (Даденкова). Дата опубликования: 31.08.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).