Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 21 апреля 2019.:
Иван Сухих

Свет светит

Глава 1
Солнце ярко светило в окно. Было раннее утро. Первое июня. Начало сессии в институте. Вот печаль-то. Хотя потом и будут каникулы. Да и сейчас напрягаться особенно не надо, всё равно папаша в любом случае всё устроит. Зачем тогда и заморачиваться, повторять учебники? А чем тогда заняться? Где оторваться? Это требовало серьёзного размышления. Немного подумав над этим, Алексей открыл глаза, но сразу же зажмурился от солнечных лучей, падавших прямо на его подушку. Однако всё-таки надо было вставать, сон исчез, просто так лежать больше не хотелось. По правде сказать, и ничего особенно не хотелось. Но, может быть, сегодня что-нибудь интересное и случится.
Алексей встал, бросил взгляд из окна, оделся и сошел вниз на первый этаж в столовую. Отец, Петр Павлович, уже заканчивал завтракать и собирался уезжать в свою контору. Он удивлённо взглянул на сына.
- Что это ты рано поднялся? Занятий-то сегодня нет. Или решил пораньше начать готовиться к экзамену? Ну что ж, похвально.
- Да нет, просто так. До экзамена ещё десять дней. Успею. Два дня я решил отдохнуть. Покатаюсь по городу, съезжу к друзьям. А уж потом приступлю к подготовке со свежими силами.
- А старые-то куда делись? – хмыкнул отец.
- Правильно, правильно. Ребенку надо отдохнуть, - поддержала Алексея сидящая здесь же за столом Пелагея Матвеевна, которая по сути была завхозом в доме.
- Ну-ну, ребеночек, отдыхай. Я приеду вечером, где-то к десяти. Я хочу, чтобы к этому времени ты был дома. Никаких клубов до сдачи всех экзаменов - последние слова отец проговорил твердым тоном.
- Мне уже восемнадцать лет. Я могу делать, что хочу, - попробовал протестовать Алексей.
- Можешь, но не будешь, - Петр Павлович встал из-за стола и вышел из столовой.
- Ну что ты, Алешенька. Папа ведь прав. Всё-таки ночью надо спать, чтобы накопить силы к экзаменам, - Пелагея Матвеевна всегда мягко старалась наставлять Алексея на путь истинный.
- Ладно, тетя, не скучайте. Я поеду покатаюсь, - Алексей закончил завтрак и ушел.
Глава 2
Петр Павлович был предпринимателем средней руки, то есть у него была сеть магазинов и торговых складов. У него был трехэтажный кирпичный дом в Ближнем Подмосковье на Северо-Западе, а также несколько квартир в самой Москве. Гараж его состоял из шести автомобилей. И хотя у него был личный шофер, но зачастую он водил машину сам, так как любил это делать ещё с юности. Его состояние измерялось несколькими миллионами условных единиц, но какое именно число заключалось в слове «несколько», никто не знал, в том числе и налоговая инспекция. В свои сорок восемь лет он был подтянут и подвижен, хотя седина на висках вместе холодным и несколько усталым взглядом говорили правду о его возрасте.
Алексей был его единственным сыном. Его жена, мать Алексея, умерла на следующий день после родов. Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови – ДВС. И все усилия врачей оказались напрасны. Да, в девяностые годы в провинции нелегко было найти сразу несколько литров свежезамороженной плазмы, которые в той ситуации могли бы прогнать смерть. Тогда Петр Павлович решил сделать всё возможное, чтобы его сын никогда не стал бы жертвой подобных ударов жизни. Он занялся бизнесом. Больше Петр Павлович не женился. Хотя постоянно симпатичные молодые женщины так и крутились вокруг него, тем не менее ни одной из них он не позволил переступить порог своего дома.
Он баловал сына, покупал ему всё лучшее, но вместе с тем иногда старался проводить с сыном беседы на жизненные темы, которые, однако, быстро прекращались из-за недостатка терпения обоих участников таких бесед. Если у сына возникали какие-либо сложности в жизни, в учебе или в отношениях со сверстниками, Петр Павлович всегда быстро всё решал. Правда, методы его решений были несколько однообразными – либо угрозы, либо подкуп.
Пелагея Матвеевна была младшей сестрой тещи Петра Павловича, старой девой шестидесяти шести лет. Таким образом, Алексей ей приходился внучатым племянником. Теща, тесть и родители Петра Павловича давно умерли. Других близких родственников у них не было. Сразу после смерти матери Алексея Пелагея Матвеевна переехала к ним жить, чтобы помогать воспитывать ребенка и вести домашнее хозяйство. Как и любая старая дева, она всю радость жизни видела в ребенке.
Алексей был активным, смышленым и любознательным ребенком. Все его желания, особенно материальные, быстро исполнялись. Так как ему не надо было самому прикладывать усилий для исполнения своих желаний, то со временем его активность несколько снизилась – в ней не было особенной необходимости. К последнему классу школы, в которой учились только дети обеспеченных людей, учителя между собой характеризовали Алексея словом «зажрался», хотя он был подтянутым, даже несколько худощавым юношей.
Отца заботило, что Алексей не высказывает определенных желаний о своем дальнейшем образовании. Предпринимателем Петр Павлович видеть Алексея не хотел ни за что – ведь и сам Петр Павлович стал предпринимателем, если можно так выразиться, по необходимости. Учитывая математический склад ума сына, отец рекомендовал ему поступить на факультет информатики и вычислительной техники. Алексей не спорил и поступил. На учёбу он не жаловался. Но перед зимней сессией Алексей не получил допуск к зачету по философии. Петр Павлович всё решил, и Алексей «сдал» зачет на «отлично». После этого, особенно теперь, перед летней сессией в конце первого курса, у Алексея появилась какая-то апатия, учеба его совсем перестала интересовать. Петра Павловича это немного беспокоило, но он списывал всё на юношескую беспечность Алексея. На самом деле Алексею просто скучно стало жить, не к чему стремиться, так как Петр Павлович всё в жизни решал за него.
Глава 3
Алексей сел в свой любимый автомобиль. «Моя поршивка» - ласково называл он свою машину. Автомобиль был темно-синего цвета, «цвета ночного неба» говорил Алексей, без каких бы то ни было рисунков и надписей. К разукрашенным машинам, с глупыми надписями, претендующими на звание афоризмов, Алексей относился презрительно.
Он выехал из их элитного поселка, по МКАД направился на юг и свернул на шоссе в сторону Серпухова. Здесь развить слишком большую скорость на длинном участке было сложно, но можно было ехать довольно быстро, смотреть по сторонам и думать, о чем заблагорассудится.
Сначала Алексей думал о девушках на своём курсе – они все вполне симпатичные, но какие-то примитивные, Алексею с ними быстро становилось скучно. Ребята на курсе тоже особо умом не блистали. Только вот с Сергеем было интересно общаться Алексею.
Сергей был москвич, жил с матерью в квартире в многоквартирном доме, но, судя по всему, с материальным обеспечением у него было не всё хорошо. Сергей отлично учился, был активным студентом, много знал в разных областях и высказывал оригинальные умозаключения. Всё это сблизило двух ребят, несмотря на разное социальное положение. Сергей несколько раз был в доме у Алексея – Петр Павлович был строг к поведению других людей, но в плане социального положения человека он был вполне демократичен. Однако Сергей никого никогда не приглашал к себе домой, в том числе и Алексея. Алексея это не задевало, но немного заинтриговывало. Алексей подумал, что сегодня есть повод заехать к Сергею, чтобы взять несколько пропущенных лекций. Другие студенты зачастую записывали лекции на диктофон или на видеокамеру. Но потом воспринимать материал с таких записей было трудно. Сергей же по старинке записывал лекции в толстую тетрадь, причем записывал не автоматически всё подряд, а только основное. Алексею такие записи лекций Сергея нравились, по прочтении этих записей материал лекций отлично усваивался. Собственно, сейчас Алексею не столько нужны были записи лекций, сколько просто хотелось побывать у Сергея дома.
- Привет, Серега. Ты где сейчас? Дома? Целый день будешь готовиться? Ну-ну. Да, я тоже готовлюсь. Ну, ладно, давай, - Алексей положил смартфон.
Потом Алексей стал наблюдать окружающие виды и периодически усмехаться над другими автомобилистами. Ехать так и ни о чем не думать было приятно.
Алексей доехал до Оки, остановился и выбрался из машины. Постоял пять минут, смотря на реку. «Если её называть рекой, то меня надо называть сильномогучим богатырем», - подумал Алексей. Он сел обратно в машину и направился назад в сторону Москвы.
Прежде чем заехать с визитом к Сергею Алексей решил спокойно покататься по московским улицам.
На одном из центральных проспектов его внимание привлекла странная ситуация. Проезжая часть улицы была практически пустая. Скорость у Алексея была небольшой. Впереди дорогу переходил человек лет тридцати. Он шел не спеша, хотя проезжая дорога была широкой и зеленый сигнал светофора уже мигал, сигнализируя о скором переключении на желтый свет. С противоположного конца проспекта показалась автомашина, ещё более крутая и шикарная, чем у Алексея. За рулем сидел молодой парень. Увидев впереди пешехода на проезжей части и желтый сигнал светофора, парень надавил на газ, машина резко набрала скорость. Судя по всему, парень рассчитывал на то, что пешеход сейчас внезапно испугается и побежит, и на это будет смешно посмотреть. Таких молодых дурачков на дорогих машинах в Москве Алексей видел довольно часто и презирал их – нет, не за то, что они были богатыми, а за то, что они были глупыми. Но человек, переходящий проспект, почему-то не побежал и даже не повернул голову на стремительно приближающуюся к нему опасность. «Глухой или задумался» - промелькнуло в голове у Алексея. Он приготовился увидеть, как мчащаяся машина сейчас отшвырнет человека. Вид этого предстоящего несчастья не был бы приятен Алексею, но не смотреть на совершающееся событие он не мог.
Однако далее произошло совсем не то, что он ожидал. С пешеходом ничего не произошло, он как ни в чем не бывало продолжил свой путь. А вот автомашина, не сбавляя скорости, подлетела и вдруг сразу как-то остановилась в полуметре от пешехода. Точнее остановилась её передняя часть, а задняя часть продолжала двигаться вперед, постепенно сплющивая весь автомобиль кпереди. Это длилось доли секунды.
Алексей смотрел и не мог себе уяснить, что же именно только что произошло. Было похоже на то, как если бы автомобиль на полном ходу врезался в бетонную стену. Проблема восприятия этого события заключалась в том, что никакой стены перед сплющенным автомобилем не было. Алексей остановился.
Между тем пешеход, всё так же не обращая никакого внимания на окружающее и не изменяя скорости ходьбы, скрылся из виду между домами.
Тут же неизвестно откуда вокруг разбившейся автомашины собралась толпа.
- Вроде живой… Вызовите скорую… А свидетели есть? - доносились голоса из места скопления людей.
Алексей понял, что свидетелем он быть никак не может. Не потому что он не хотел быть свидетелем, а потому что он не знал, что об этом рассказать. Он всё видел, но если он честно расскажет обо всём, то его, наверняка, отправят к психиатру. Доказывать потом всем этим людишкам, что ты не дурак, было бы унизительным. Надо было уезжать. Алексей нажал на газ.
Подрулив к подъезду многоэтажного дома Сергея, Алексей остановился и несколько минут сидел в машине, раздумывая. Взяв смартфон, он позвонил Сергею.
- Это я… Дашь мне конспекты к экзамену?... В целости и сохранности… Сейчас… Внизу у твоего подъезда. - Несколько мгновений в трубке была тишина. - Иду.
Сергей жил на восьмом этаже. Алексей в первый раз шел к нему домой. Поднявшись на лифте и нажав на кнопку звонка, Алексей около минуты подождал. Потом дверь отворилась. Алексей зашел в квартиру. После улицы и яркого дневного света в коридоре квартиры казалось темновато.
- Вот, держи, - Сергей подал толстую тетрадь.
- Спасибо… На улице жара… Дай попить воды… только кипяченной, - добавил Алексей, всегда помня, что в этом отношении он похож на поэта Маяковского.
Сергей замялся.
- Ну… проходи, - Сергей показал на комнату, служившую залом.
Алексей прошел. В комнате стояли письменный стол со стулом, диван, два кресла, шкаф и телевизор у окна. На полу палас, на стене ковер. Такая обстановка комнаты, вероятно, сохранялась немало лет. На письменном столе лежали книги, тетради, какие-то исписанные бумаги. Стоявший здесь же на столе ноутбук являлся контрастом ко всем остальным вещам.
Сергей пошел за водой на кухню, которая была смежной с залом. Вход во вторую комнату располагался в конце коридора. В квартире было тихо.
«Так жить тоже можно. Не шикарно, но прилично. Есть даже какой-то уют» - подумал Алексей.
- Держи, - Сергей протянул ему бокал с водой.
Алексей отпил несколько глотков.
- Через четыре дня привезу, - Алексей потряс тетрадь с конспектами лекций.
- Ладно-ладно. Я их уже перечитал. Можешь привезти за день до экзамена. Ну, давай, - Сергей как будто бы куда-то торопился.
- Сережа, ты дома? – послышался тихий женский голос из второй комнаты.
Сергей побледнел и быстро вышел в другую комнату. Алексей из-за любопытства через секунду последовал за ним. Остановившись в середине коридора, Алексей увидел во второй комнате кровать, на которой под одеялом лежала женщина. Судя по всему это была мать Сергея. Трудно сказать, сколько ей было лет – судя по внешнему виду, больше шестидесяти, но когда-то раньше, когда в начале первого курса они познакомились, Сергей говорил Алексею, что его матери пятьдесят один год. Сергей подошел к её постели.
- Да-да. Я дома. Не волнуйся, - тихо и быстро сказал Сергей.
- Серёженька…, - медленно и ласково произнесла женщина, вытянув вперед свою руку и погладив по руке Алексея. Видно было, что она успокоилась, увидев сына рядом.
Алексей проглотил слюну и на цыпочках вышел к входной двери из квартиры.
- Ну, увидимся на экзамене, - сказал Сергей, также вышедши из комнаты в коридор.
- Да, конечно, - опустив глаза, проговорил Алексей.
- Медленная вирусная инфекция… Разрушение нейронов… Она же биолог… Десять лет назад изучала обезьян и укололась, - как-то виновато и быстро произнес Сергей, закрывая за Алексеем дверь квартиры.
До конца дня Алексей злился на себя.
Глава 4
- Ну, что сегодня делал? – спросил вечером Алексея отец.
- Катался, - ответил Алексей.
Ответ сына не понравился Петру Павловичу – каким-то отстраненным и безразличным был этот ответ, по сути это значило «отвяжитесь все от меня».
- А завтра чем займешься?
- Буду готовиться.
- Студент наш, - проговорила Пелагея Матвеевна, ласково глядя на Алексея.
Петр Павлович хотел спросить что-то ещё, но раздумал. Допив вечерний чай, он засел за свой компьютер, чтобы посмотреть новости и почитать проект соглашения с новыми поставщиками.
Пелагея Матвеевна начала просмотр по телевизору очередной порции сериала о трудностях любви.
Алексей поднялся к себе в комнату. Он, как и отец, вечера проводил за своим ноутбуком. Но сфера его интересов была другой – он смотрел видеоролики и общался в социальных сетях. Новости его также интересовали, но другой направленности – в отличие от отца, читающего общественно-политические и экономические новости, его интересовали необычные факты и события, после просмотра которых можно было бы удивиться или посмеяться.
Однако сегодня нахождение в интернете продлилось дольше обычного. После прохождения «обязательной программы» Алексей набрал в поисковой строке «медленные вирусные инфекции». В ответ появились ссылки на множество статей. Прочитав первые три из них, Алексей составил себе представление по этому вопросу. Во-первых, причина этих болезней была не полностью изученной – и не вирусы, и не биологические вещества, а какие-то «саморазмножающиеся белки», прионы. В описании того, как эти белки «саморазмножаются», каждый исследователь включал свою фантазию на полную мощность. «Много знает, но мало понимает» - так Петр Павлович обычно говорил о человеке, пытавшемся изобразить из себя знатока-эксперта в чем-либо; к тому же выводу об авторах данных статей пришел и Алексей. Во-вторых, эффективного лечения, способного хотя бы затормозить развитие этих инфекций, не существовало. «Если ничего нельзя сделать, то нечего об этом постоянно думать и жалеть» - следуя наставлению отца, Алексей перестал думать об этих страшных и непонятных болезнях.
Потом Алексей захотел узнать что-нибудь и разобраться в том дорожно-транспортном происшествии, свидетелем которого он сегодня был. Но никаких новостей, касающихся данного происшествия, ни в одном из информационных агентств не было. Захотев понять причину того, что он видел, Алексей не смог даже сформулировать запрос. «Автомашина врезалась в невидимую стену» - ничего умнее Алексей придумать для запроса не смог. Видя бесплодность своих попыток разобраться в сути данного происшествия, Алексей и об этом тоже перестал заботиться. Заглянув ещё раз в социальные сети, он заснул.
На следующее утро, хотя Алексей и проснулся поздно, у него болела голова и ощущалась разбитость во всем теле. Было неприятно глотать, как будто что-то мешало. Спустившись вниз к завтраку, Алексей застал только Пелагею Матвеевну. Отец уже уехал на работу. Аппетита не было. Поковырявшись в тарелке, Алексей отставил её и начал пить кофе.
- Что-то ты и не поел ничего, - встревожено спросила Пелагея Матвеевна. – Уж не заболел ли? Наверное, простудился. И погода теплая. Всё твоя машина, чтоб она сломалась – одни сквозняки.
- Тетя, не начинай. Ничего я не простудился. Просто не хочу.
Вдруг Алексей закашлялся. Кашель был сухой, но упорный и длительный, так что у Алексея в конце концов выступили слезы и перестало хватать воздуха. Пелагея Матвеевна не на шутку встревожилась.
- Э-э… нет, голубчик. Так дело не пойдет, - решительно сказала она и вызвала на дом врача из платной клиники. – А пока измерь-ка температуру.
- Делать тебе нечего. Придумала ещё, - попробовал сопротивляться Алексей, но сдался.
Температура оказалась почти нормальная, тридцать семь и ноль.
Приехал врач. Он осмотрел Алексея, послушал, постукал, пощупал и задумался.
- Простудился? Воспаления легких нет? – начала допрос Пелагея Матвеевна.
- Вот что… Вам надо бы показаться к эндокринологу, - как бы продолжая размышлять, сказал врач.
- Зачем? – удивился Алексей.
- Надо бы проверить щитовидную железу.
Врач уехал. Пелагея Матвеевна позвонила Петру Павловичу.
Через двадцать минут Петр Павлович был уже дома. Машину он вел не сам, а взял своего водителя Диму, молодого человека тридцати лет, который был также помощником во всех тех делах, где требовались физические сила и ловкость. Наличие водителя за рулем его автомобиля говорило о том, что Петр Павлович был в данное время сильно взволнован.
- Что это с тобой такое случилось? – спросил Петр Павлович сына наигранно весело.
- Ничего. Это всё тетя панику разводит, - ответил Алексей.
Однако, услышав этот ответ, Петр Павлович встревожился ещё больше. Он позвонил в платную клинику и через минуту приказал Алексею:
- Поехали.
Когда они выходили из дома, Пелагея Матвеевна вслед перекрестила их.
Глава 5
- Я вам звонил насчет эндокринолога, - сказал Петр Павлович девушке в регистратуре.
Это не была та регистратура, которую Петр Павлович видел в городской поликлинике лет двадцать назад, куда ему пришлось обращаться по поводу резаной раны плеча. Тогда в поликлинике перед регистратурой толпился народ, было душно, все кричали, солидные женщины из окошка кричали в ответ, и было трудно понять, как от посещения такого места больному человеку может стать лучше.
Здесь всё было по-другому. Народу в помещении почти не было, только один человек записывался к кардиологу. Было чисто, светло, свежо, спокойно. Никаких шкафов с полками, заполненными бумажными медицинскими картами, не было. По ту сторону стойки за компьютером сидела единственная регистраторша приятной наружности.
- Да, кабинет восемнадцать. Прямо и налево. Пожалуйста, проходите, - мягким голосом сказала девушка и показала рукой направление, куда следовало идти.
Петр Павлович не доверял внешнему виду ни людей, ни организаций. Для него главным было содержание. К врачам по поводу болезней он давно не обращался. Но его партнеры и приятели в бизнесе говорили, что необходимо иметь своих врачей и регулярно проходить обследование у них – такое поведение показывало высокое положение человека и поэтому было модным. Тогда по их совету и хорошим отзывам Петр Павлович выбрал эту платную клинику, в которую он раз в полгода наведывался «провериться» за компанию. Теперь же он просто не знал, куда еще можно обратиться.
В коридоре было пусто и тихо. Петр Павлович стукнул один раз в дверь кабинета и, не дожидаясь ответа, открыл ее и вошел.
После рассказа о том, что случилось, и осмотра Алексея эндокринолог радостным голосом произнес:
- Надо сделать пункцию узла щитовидной железы. Это обычной иглой делается укол и берется капля содержимого, а потом это смотрят под микроскопом, чтобы узнать, какая болезнь там имеется. Это быстро и безопасно. Если вы согласны, то я вам это сейчас и сделаю.
Петр Павлович секунду подумал и согласился:
- Хорошо. После этого вы нам сегодня скажете точный ответ и назначите лечение?
- Разумеется.
- А может быть можно обойтись и без укола? – впервые за все время пребывания в кабинете врача вставил свой голос Алексей.
- Нет, это надо сделать обязательно, - мягко и настойчиво ответил врач.
Алексей ничего не сказал в ответ. Это безразличие сына всегда вызывало недовольство Петра Павловича, а сейчас оно только усилило его тревогу.
Алексей с эндокринологом прошли в процедурный кабинет и через пять минут возвратились оттуда. Петр Павлович ждал в коридоре на стуле.
- Вам надо будет подождать минут сорок, - сообщил врач, вернувшись с Алексеем, и добавил, - через час ответ точно будет готов.
Петр Павлович и Алексей вернулись в холл клиники и стали ждать, выходить на улицу не хотелось. Так они просидели час, наблюдая за работой девушки-регистраторши, которая не обращала на них никакого внимания.
Через час они вернулись в кабинет эндокринолога. Врач был чем-то несколько смущен, глаза его были опущены к столу, в руках он теребил небольшой бумажный пакетик.
- Вот что… Стекла с результатом пункции посмотрел под микроскопом наш врач-морфолог. Воспаления щитовидной железы там нет… Вам надо бы проконсультироваться в институте онкологии. Во всяком случае, эти стекла надо бы посмотреть в их лаборатории, - эндокринолог протянул Петру Павловичу бумажный пакетик.
- Выйди в коридор и жди меня там, - твердым голосом сказал Петр Павлович Алексею. После того, как закрылась дверь, он обратился к врачу:
- Я вас правильно понял?
- Ну, пока что это подозрение… Надо уточнить… Нужно заключение двух независимых морфологов… Если подтвердится диагноз, то лечением должны заниматься именно там, в институте онкологии.
Петр Павлович взял со стола бумажный пакетик, встал и молча вышел из кабинета.
Алексей сидел в холле и что-то читал на экране своего смартфона. Петр Павлович в коридоре сделал несколько звонков, постоял минуту, медленно и глубоко дыша, потом подошел к Алексею.
- Сейчас съездим еще в одно место.
- «Институт онкологии является ведущим медицинским учреждением в стране в области лечения рака», - процитировал Алексей прочитанный текст в смартфоне и, усмехнувшись, добавил, - звучит обнадеживающе.
- Не болтай. Пошли, - решительно и спокойно произнес Петр Павлович, выходя из холла клиники.
Ехать надо было на другой конец Москвы. Водитель Дима знал все объездные пути, поэтому в пробках им стоять не пришлось. За время пути никто не произнес ни слова. Через полчаса они были на месте около огромного беловато-сероватого здания.
В здании имелось четыре этажа, но оно было очень длинное. По бокам к основному зданию института примыкали несколько зданий поменьше, также состоящие из четырех этажей и соединенные с основным зданием переходами. В середине длины главного здания располагалась башня из двадцати шести этажей. Сам вид онкологического института должен был внушать приближающимся людям почтение и уверенность в том, что здесь собрались важные люди не для того, чтобы впустую проводить время и пить чай, а для неусыпного решения судьбоносных вопросов.
- Мы к доценту Ахметзянову Сурену Ильхамовичу. По договоренности. На нас должны быть заказаны пропуска, - объяснил охраннику Петр Павлович.
Он с Алексеем прошел вовнутрь и после блуждания по бесчисленным коридорам подошел к кабинету с золотой табличкой, на которой значились звание и имя-отчество-фамилия хозяина кабинета.
Как и всегда, Петр Павлович, стукнув в дверь, вошел в кабинет, не дожидаясь ответа. Ахметзянов вежливо взял пакетик со стеклами, вызвал по телефону медсестру.
- Это в морфологическую лабораторию на срочное исследование, - передал он стекла медсестре, которая сейчас же вышла из кабинета. – А вы пока подождите в коридоре минут двадцать, - добавил он, обращаясь к двум посетителям.
Ахметзянов разговаривал вежливо, но несколько надменно. Чувствовалось, что он большого мнения о своем месте работы. «На хромой козе не подъедешь», - говорила обычно про таких людей Пелагея Матвеевна.
В длинных полупустынных коридорах онкологического института вдоль стен периодически стояли пластмассовые стулья, соединенные по четыре. Было тихо. Иногда по коридору проходили люди – сотрудники, пациенты, родственники. Они переговаривались почему-то шепотом. Лица у всех были серьезные. Во всей обстановке института витало ощущение ожидания чего-то важного.
Через полчаса та же медсестра вернулась, зашла и вышла из кабинета.
- Сурен Ильхамович зовет вас, - сообщила она Петру Павловичу и ушла.
Петр Павлович и Алексей вошли в кабинет. Ахметзянов отдал пакетик со стеклами.
- Это анапластическая бластома, то есть злокачественная опухоль, - важно сказал Ахметзянов.
Петр Павлович заметил про себя, что за все время пребывания в здании онкологического института он ни разу не слышал слова «рак». В обрывках разговоров встречались слова «бластома», «неоплазма», «карцинома», «опухоль»; но «рак» - никогда, как будто это слово было табу.
- Я слышал, что опухоли щитовидной железы сейчас успешно лечат, - с надеждой сказал Петр Павлович.
Ахметзянов снисходительно улыбнулся.
- Эти опухоли бывают разные. Чаще всего бывает фолликулярная, она лучше всех лечится. Реже бывает папиллярная, она лечится сложнее, но тоже неплохо. А вот анапластическая бывает редко совсем, и она не лечится, - с некоторой долей удовольствия от возможности продемонстрировать свои знания произнес Ахметзянов.
- В каком смысле «не лечится»? – Петр Павлович почувствовал, что не может себе позволить понять смысл услышанного. Алексей хмыкнул.
- Э-э-э, - Ахметзянов растерялся и не знал, что ответить. Потом как будто он что-то вспомнил, - вы сходите, проконсультируйтесь у профессора Гольденблюма. Одну минуту…
Он взял мобильный телефон и позвонил.
- Ефим Моисеевич… Приветствую… Можете говорить? Я к вам сейчас направлю двух человек, отец и сын восемнадцать лет. Анапластическая опухоль щитовидной железы… Ну, да… Вы сами там с ними поговорите… Не за что…
Ахметзянов повернулся к Петру Павловичу.
- Профессор Гольденблюм вас сейчас примет. Идите прямо к нему, в четыреста двадцать второй кабинет. Это туда…, - Ахметзянов махнул рукой, показывая направление движения.
Петр Павлович и Алексей вышли снова в коридор и направились в заданном направлении. Однако кабинет с нужным номером по пути не попадался. Петр Павлович огляделся по сторонам и заметил женщину лет сорока, в белом халате, шедшую позади них в ту же сторону. Он остановился и подождал, пока женщина не поравнялась с ними.
- Не подскажете, как пройти к четыреста двадцать второму кабинету? – спросил Петр Павлович.
- К Гольденблюму? – с чувством сожаления ответила женщина. – Пойдемте.
Они сделали несколько поворотов, поднялись на один этаж и потом опять спустились.
- Кто вас к нему направил? – поинтересовалась их проводница.
Петр Павлович в общих чертах рассказал ей об их деле.
- Сначала приезжает за тысячу километров в Москву и на деньги родственников поступает в институт. Потом на первом курсе ходит на демонстрации и носит плакат «Москва - для москвичей», потому что за это платят деньги. На шестом курсе женится на дочери декана, чтобы остаться в Москве. А теперь направляет к Гольденблюму…, - как бы рассказывая это самой себе, говорила женщина.
Они шли по коридорам онкологического института уже минут пять.
- Это здесь, - женщина показала на дверь кабинета с золотой табличкой.
Она на секунду остановилась, оглянулась по сторонам и доверительно произнесла:
- Вам надо обратиться к доктору Кузнецову Дмитрию Викторовичу.
Не добавив больше ничего, женщина быстро ушла вперед и скрылась за поворотом коридора института.
Петр Павлович не обратил на ее слова никакого внимания. Стукнув в дверь кабинета, он зашел.
- А я вас ждал. Проходите, пожалуйста, садитесь, - голос профессора Гольденблюма был мягким, теплым и обволакивающим.
- Сурен Ильхамович сказал, что вы проконсультируете моего сына. Вы можете нам помочь? – начал Петр Павлович.
- Ну, разумеется, я постараюсь сделать всё возможное. Коллега Ахметзянов познакомил меня с вашей ситуацией, - голос Гольденблюма стал заискивающим. – Стандартов лечения вашего заболевания нет, но я вам предлагаю лечение природными средствами. Вреда не будет, а польза есть, по крайней мере, для общего самочувствия.
Гольденблюм протянул жестяную цилиндрическую банку с яркой красной надписью «Суперздоровье».
- Что это? – поинтересовался Петр Павлович.
- Капсулы. На основе экологически чистых трав и биологически активных медовых веществ, которые производятся лесными пчелами в заповедных районах Евразии. Недорого, восемьдесят тысяч за упаковку, сто капсул. По одной капсуле три раза в день. Курс лечения не менее одного года, - Гольденблюм произнес свою речь на одном дыхании.
- Вы думаете, Ефим Моисеевич, что это поможет? – тихо спросил Петр Павлович, прекрасно знавший способы продажи различных товаров.
К счастью для Гольденблюма поблизости не было тяжелых предметов. Петр Павлович сцепил пальцы обеих рук.
- Конечно. Сейчас такие трудные времена. Люди должны помогать друг другу. Из-за правительства люди голодают. Мы делаем все возможное для людей, - настойчиво говорил Гольденблюм, позади которого на маленьком столике располагалась тарелка с пятью бутербродами с красной икрой и с тремя – с черной.
Петр Павлович больше не мог оставаться здесь. Он быстро встал и вышел из кабинета. Алексей последовал за ним.
Домой они приехали вечером.
Глава 6
Сказав Пелагее Матвеевне, что «всё нормально», и наспех поужинав, Петр Павлович и Алексей ушли каждый в свою спальню.
Вечер перешел в ночь. Ночь была темная. В эту ночь было новолуние. Тонкая полоска Луны периодически закрывалась облаками, и тогда на улице наступала полная тьма.
Алексей лежал на кровати и думал. Что будет завтра? Сколько времени еще имеется у него? Как это время потратить? Надо сделать то, что он планировал, но не сделал. А что он планировал? Оказалось, что ничего. Тогда надо оторваться на полную катушку, испытать все удовольствия, какие только можно придумать. Но он вроде и раньше себе ни в чем не отказывал. Но сейчас нет никаких моральных ограничений, и можно себе позволить то, что раньше он себе не позволял, потому что теперь не перед кем будет отвечать. А что дальше? Невозможно было подумать, что дальше ничего нет, так как это противоречило логике. Значит, дальше что-то будет. А что именно будет? Алексей подумал, что «там» он сможет встретиться с матерью, которую он никогда не видел, и поэтому он мог приписывать ей любые самые прекрасные слова и дела. Как они «там» будут жить? Неизвестно, как конкретно, но то, что это будет интересная жизнь, Алексей не сомневался. А что будет «здесь» с отцом и с теткой? Как они «здесь» потом будут жить? Да как-нибудь, будут жить как и раньше. О них Алексей не волновался. Но о чем «там» он будет говорить с матерью? Как «там» будет организован и чем «там» будет наполнен день? Мечтая об этом, Алексей заснул.
Петр Павлович сначала лег, потом встал и ходил из угла в угол своей спальни, потом сел за письменный стол и стал стучать пальцами по столу. Невозможно было ничего не делать, надо было постоянно двигаться – тогда мысли как-то рассеивались, и возникала возможность, что голова не разлетится на куски. Еще утром у Петра Павловича были какие-то планы на будущее, а теперь никаких планов не было, потому что не было будущего. Впереди, справа и слева – везде – была только сплошная темнота, в которой не было ничего. Пустая, бессмысленная, бесформенная, безграничная темнота. Такое ощущение у Петра Павловича уже было много лет назад, когда он узнал, что его жены, матери Алексея, не стало. Но тогда был Алексей, продолжение Петра Павловича, его будущее. Поэтому тогда темнота постепенно расступилась и пропала. А теперь не было причин, чтобы темнота рассеялась. Темнота, казалось, наступила навсегда.
Пусть было бы не так, пусть кто-нибудь угрожал бы Алексею, хотя бы все бандиты мира. Вот было бы хорошо! Тогда у Петра Павловича не было бы никаких сдерживающих факторов – ни моральных, ни материальных. Он бы уничтожил всех бандитов, не обращая внимания на средства, он бы защитил Алексея любым способом. У Петра Павловича и сейчас не было моральных сдерживающих факторов. Но что надо было делать, чтобы спасти Алексея? Что делать?! А вот этого-то Петр Павлович и не знал.
Он прокручивал в голове весь сегодняшний день. Внезапно движение его памяти остановилось на женщине в белом халате, которая была их проводником в лабиринте коридоров онкологического института. Странная женщина. Помнится, она много говорила. А в конце она сказала… что-то такое она сказала… что-то такое, в чем была надежда. «Надо обратиться…» К кому? Как же она назвала этого человека? Простое, распространенное имя… Как фамилия Смит в Америке. Кузнецов Дмитрий Викторович. «Вам надо обратиться к доктору Кузнецову Дмитрию Викторовичу», - именно так она сказала.
А кто же это такой, Кузнецов Дмитрий Викторович? Петр Павлович включил свой ноутбук, вошел в интернет и набрал в поисковой строке фамилию-имя-отчество, которые он вспомнил. Появилось множество ссылок. Петр Павлович стал заходить по каждой ссылке подряд и читать. Это уже было осмысленное занятие. Тяжесть на душе чуть-чуть уменьшилась.
Оказалось, что этот самый Кузнецов Дмитрий Викторович является весьма необычным человеком. Где-то его ругали последними словами, а где-то превозносили до небес. Он несколько раз докладывал свои теории на заседаниях ученых обществ. Но все его теории противоречили принятым научным представлениям. Поэтому его изгоняли из всех научных обществ. Он перестал контактировать с официальными научными организациями. Он уехал куда-то далеко, неизвестно куда. Такова неизбежная судьба всех шарлатанов, осмеливающихся относиться без уважения к общепризнанным теориям, к их авторам и к их ученикам. Но стали появляться слухи, что где-то далеко на Севере, где-то на Таймыре, на просторах тундры Кузнецов построил себе не то дворец, не то лабораторию, живет там отшельником, но у него есть один или два помощника из местных ненцев. И вот с помощью тайного колдовства этих ненцев Кузнецов делает чудеса, отменяет по своему желанию законы природы, может появиться в любое время в любом месте, знает все сокровенные тайны всех людей, с помощью мертвой и живой воды возвращает жизнь умирающим людям. Чего? С помощью чего возвращает жизнь? Да, так и написано – «с помощью мертвой и живой воды». Неужели это мимо? «Японская выхухоль», - выругался Петр Павлович. Тем не менее Петр Павлович записал на бумажке контактную информацию о тех людях, которые превозносили Кузнецова.
Позвонить этим людям или нет? Смогут ли они сказать, как можно связаться с Кузнецовым? А если это пустые сплетни и слухи, небылицы? Но ведь женщина в институте говорила совершенно серьезно. Хорошо, что сейчас ночь и прямо сейчас этим людям позвонить нельзя, надо подождать до утра. До утра можно будет определиться, собраться с мыслями. Петр Павлович не спал всю ночь, сомнения мучили его, его мысли колебались от отчаяния к надежде.
Ранним утром, на рассвете, чтобы как-то развеяться, Петр Павлович вышел из дома, сел в свой автомобиль и поехал кататься по Москве. На улицах были люди, но не было толпы, которая обычно накапливается на улицах Москвы днем. Петр Павлович ездил и бесцельно смотрел по сторонам, наблюдая окружающую жизнь. Он не был сейчас частью этой жизни. Окружающая жизнь и он существовали отдельно друг от друга. Главным отличием между ними было то, что другие люди имели конкретные цели и планы на предстоящий день и на дальнейшее будущее, а он не имел.
Проведя в бесцельной поездке около получаса, Петр Павлович сейчас двигался по небольшой улице в центре Москвы. Здесь его внимание привлек пожилой человек в одежде священника, шедший в сторону стоящей рядом маленькой церкви. Человек шел довольно странно для его рода деятельности – прямые ноги поднимались как у солдат почётного караула, а руки свободно болтались как у подростка. Священник зашел в церковь. Петр Павлович остановил машину, вышел и тоже направился в эту церковь.
Внутри церкви, кроме женщины неопределенного возраста в длинной юбке, в кофте и в платке, сидевшей рядом с церковной лавкой, никого не было. Церковь была маленькая, но красивая. Петр Павлович походил от иконы к иконе вдоль стен. Он уже совершил полный круг и оказался у двери, и в этот момент тот самый странного вида священник вышел из алтаря. Петр Павлович почувствовал, что ему надо сейчас с кем-нибудь поговорить.
- Гражданин священник, - не зная другого способа, обратился Петр Павлович.
- Называйте меня брат Андрей, - подойдя к нему, сказал священник.
- Брат Андрей, я бы хотел спросить вас… Ведь нельзя отчаиваться, так?
- В этой жизни всегда есть возможность исправить то, что человек испортил. Надо только твердо стать на правильный путь.
- А если надежды нет? Если впереди пустота? Если нечего больше ждать? Что, молиться надо? – насильно усмехнувшись спросил Петр Павлович.
- Надо верить. В православной церкви ближе к изначальной сути и наиболее полно сохраняются высочайшие нравственные идеалы, от которых все другие церкви далеко отошли. Многие думают, что христианство состоит в том, чтобы ограничивать свои проявления жизни, жить в затворничестве и грустить. Это совершенно противоречит христианству. Грехи уменьшают проявления жизни и суживают жизнь. Добродетели увеличивают проявления жизни и расширяют жизнь. На самом деле, целью христианства является полная радостная вечная жизнь. «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.»
- А есть что-то за пределами этого мира и этой жизни? Есть во что верить?
- Для исследования материального мира есть материальные законы и методы. Для исследования нравственного мира есть нравственные законы и методы. Когда их путают, то получается чушь. Однако, сама суть существования мира и его изменений точно говорит о существовании Бога.
- «Нравственного мира»… Где эта нравственность? Одна злоба осталась.
- Каждый человек хочет уважать сам себя, считать себя честным человеком. Но чтобы быть честным человеком, надо много трудиться над собой. Это трудно. Многие ленятся. В глубине души человек сознаёт, что он хуже, чем он хотел бы быть (даже если он сознательно не признаётся сам себе в этом). Отсюда злоба. Чем больше разница между фактическим нравственным положением человека и тем нравственным положением, в котором он хотел бы сам себя видеть, тем больше его злоба. Нравственно ленивый человек злобой пытается переложить требования к себе и ответственность за их невыполнение на других, - терпеливо и никуда не спеша, продолжал разговор брат Андрей.
- Да, но как уродлива жизнь… особенно в конце… когда никак нельзя её продлить! – в отчаянии добавил Петр Павлович.
- Красота этого мира - это подарок Бога человеку. В то же время, этот мир - испытание для человека перед вечностью. Сможет ли человек сохранить и оценить Божий дар, достоин ли человек вечной жизни - это решается в жизни человека в этом мире. Сохранение красоты этого мира - это первая ступень к сохранению красоты человеческого общения, к возможности вечной жизни. Хорошая жизнь - это интересная и полная жизнь, которая состоит из роскоши постоянного благожелательного человеческого общения, и которая даёт надежду на бесконечное продолжение такой жизни.
- Какое «благожелательное общение»?! Где оно?! Ведь все относятся друг к другу потребительски, лезут к кормушке, лягаются копытами…, - Петру Павловичу надо было выговориться.
- Нельзя жить как животное - надо жить как человек. Бог дает людям возможность приподняться до уровня сынов Божиих, достойных Царствия Небесного. Враг людей пытается принизить человека до уровня животного. Воспользуется ли человек той возможностью, которую ему дает Бог или не воспользуется - зависит только от человека.
- А что делать, если твой сын умирает и помощи ждать неоткуда?! - от общих рассуждений к конкретным вопросам перешел Петр Павлович.
- Он болен? – с участием спросил брат Андрей.
- Да, у него рак. И никто не может помочь.
Брат Андрей на минуту задумался. Потом, как будто решившись , он кивнул головой и тихо, точно опасаясь быть подслушанным, сказал:
- Вам надо обратиться к доктору Кузнецову Дмитрию Викторовичу. В интернете вы найдете информацию о нем.
Петр Павлович был ошарашен и стоял, молча вперив взор в брата Андрея. Потом он спросил:
- А вы его знаете?
- Как же священнику не знать тех, кто совершает чудеса, - уклончиво ответил брат Андрей.
- Он что, святой? Или шарлатан? Вы же священник. Вы верите в магию и в чудеса?
- Нет. Я верю в то, что создано Богом, а не выдумано людьми. Суеверия - от людей. Чудеса - от Бога. Каждому человеку даны Богом жизнь и зачаток определенного таланта. Но не каждый человек развивает свой талант, причиной является лень. А тот, кто развил свой талант, тоже не создает ничего ранее не существовавшего в мире, но он познает тайны, законы мироздания и красоту мира, созданного Богом. А благодаря его таланту эти тайны, законы и красоту мира познают и другие люди. «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет», - спокойно объяснил брат Андрей.
- Спасибо за совет. Я подумаю, - закончил разговор Петр Павлович.
- Мир вам, - произнес брат Андрей и ушел.
Петр Павлович купил свечку у женщины в платке, которая строго поглядела на него и что-то пробормотала себе под нос, и подошел к иконе «Нечаянная радость».
- Господи! Выведи меня на правильный путь. Если Алексей останется жив, то я…, - он задумался о том, что надо пообещать. – Я никогда не убью и не покалечу человека. – Он опять на секунду задумался. – Да тех двоих и людьми-то считать нельзя, это были изверги девяностых годов. – Он подумал ещё. – Больше не убью никого.
Петр Павлович твердым шагом вышел из церкви, сел в машину и поехал домой. Теперь у него было решение, которое надо было выполнять
Когда он вошел в дом, Солнце полностью встало над горизонтом.
Глава 7
Самолет совершил посадку в аэропорту Алыкель около Норильска в середине дня. По сравнению с двадцатью восемью градусами в Москве здесь было прохладно, всего пятнадцать градусов. Петр Павлович и Алексей вышли из аэропорта и сели в такси.
- Какой адрес? – спросил водитель.
- Я покажу, - ответил Петр Павлович.
- Да, у нас не заблудишься, - таксист оказался добродушным и разговорчивым парнем около тридцати лет. – Город не то чтобы маленький, но такой… компактный. Пешком запросто можно пройти через весь город…, но только в летний месяц. А зимой бывает, когда пурга, и до соседнего подъезда с трудом доберешься. А иной раз на улицу лучше так и вообще не выходить – сгинешь. Вот в том году был случай – Михалыч, слесарь наш, в феврале вышел из дома и пропал.
- Похищение человека у вас тоже бывает? – поинтересовался Петр Павлович.
- Да ну… какое похищение! Пурга! В магазин вышел за хлебом, метров 100, не больше. Ясно было. Ну, там в магазине туда-сюда, минут пятнадцать пробыл там. И вдруг пурга началась. Ему бы остаться, в магазине-то. А он домой пошел. Вроде близко. А в пургу каждый метр как марафон.
- И что с ним случилось?
- Что… Пропал. В мае нашли. Метров двадцать до дома не дошел. Вот что значит пурга. Да… А так наш город очень хороший, удобный, всё близко. И люди доброжелательные. Я вот как-то был в Москве…
- А что это там за многоэтажные дома вдалеке, сбоку? – прервал таксиста Петр Павлович.
В километре или около того сбоку от шоссе виднелась группа из нескольких девятиэтажных домов, стоящих одиноко в чистом поле. Видеть эти дома в этом месте было довольно странно, они явно не вписывались в окружающий ландшафт.
- А… так это думали разместить здесь военную эскадрилью, ещё в советские времена. Вот и построили дома для летчиков, механиков, техников и их семей. А потом раздумали… эскадрилью-то размещать. А дома уже построили. Куда их девать? Вот… стоят.
- То есть пустые, заброшенные? – уточнил Петр Павлович.
- Пустее не бывает, - уточнил водитель.
- Сначала делают, а потом думают. Почему не наоборот? – Алексей впервые за всё время после прилета сюда проявил заинтересованность к окружающему и к происходящему.
- Нам туда, - Петр Павлович махнул рукой в сторону заброшенных домов.
- В смысле? – не понял таксист. – Хотите поближе посмотреть? Да там ничего интересного нет. То же, что и отсюда видно.
- Нам туда, - повторил Петр Павлович. – Довезите нас до этих домов и высадите нас там.
- Ладно, - согласился водитель. – Я могу вас и подождать.
- Нет. Ждать нас не надо. У нас там назначена встреча с моим давним приятелем, ещё по школе. Он обещал нас там встретить и показать местные достопримечательности. Просто он опаздывает и не смог приехать в аэропорт. Вот мы и договорились встретиться здесь.
В умении правдоподобно врать Петр Павлович был мастер.
- А… ну тогда конечно. Но вдруг он опоздает или что… Кто вас заберет? Вы все-таки на всякий случай возьмите мой номер телефона. Я приеду.
Таксист остановил машину, написал на клочке бумажки свой номер телефона и протянул его Петру Павловичу. Петр Павлович сказал «спасибо», взял бумажку и расплатился.
Отец и сын вышли из такси. Водитель ещё раз взглянул на них с удивлением и уехал. Петр Павлович пошел к крайнему дому, Алексей следовал за ним.
Постояв около пустого входа в подъезд, Петр Павлович обошел вокруг дома, заглянул внутрь. Нигде не было ни души. Даже привычных кошек и собак не наблюдалось. От ощущения заброшенного места становилось немного жутко.
- Нет… Договоренность была точная. Именно здесь и в это время. Просто надо подождать немного, - Петр Павлович, слегка отбивая ладонями простенький ритм, проговорил это, обращаясь к Алексею, но на самом деле для себя.
Прошло десять минут.
- Здравствуйте, - раздался голос за спиной ожидавших.
Из-за угла дома вышел молодой человек, лет двадцати, с характерными для северных народов чертами лица. Лицо было как у мальчика, но голос звучал твердо и спокойно. Он был одет в серые брюки и белую рубашку. Рубашка была сделана из крайне тонкой ткани. Но молодой человек не проявлял ни малейшего признака ощущения холода, его движения были неторопливые и уверенные.
- Я Илте, - представился юноша. – Вы к Дмитрию Викторовичу?
- Да, мы к нему, - подтвердил Петр Павлович.
- Странное имя, - Алексей проявил заинтересованность.
- Значит «радующийся жизни». Я ненец, - объяснил Илье.
- А Дмитрий Викторович? – настороженно спросил Петр Павлович.
- Он доктор, - ответил Илте. – Пойдемте.
- Куда? Далеко? – Петр Павлович забеспокоился.
- Здесь за углом дома моя машина.
Они втроем пошли вдоль фасада пустого дома и завернули за его угол. Там стояла автомашина «Ока» второй модели белого цвета.
Лицо Петра Павловича выразило удивление, но он промолчал. Эта машина напомнила ему пластмассовую машинку его детства, но только немного увеличенную в размерах.
- У вас на «этом» ездят? – не удержался от восклицания Алексей.
По молодости Алексей ещё не мог скрывать свои чувства, и пренебрежение на мгновение искривило его лицо.
- Да, - просто сказал Илте. – Садитесь. Через час мы будем на месте.
- С таксистом мы доехали бы за двадцать минут, - не удержался Петр Павлович, бросая презрительный взгляд на автомобиль, в который они садились.
Петр Павлович и Алексей разместились на заднем сиденье.
Машина поехала по асфальтовой дороге около домов по направлению от трассы, ведущей из аэропорта в город. В конце этой дороги был тупик.
- Надо было развернуться с самого начала, - недовольно сделал замечание Петр Павлович.
Илте промолчал и продолжал движение в прежнем направлении.
Когда до конца асфальтового покрытия оставалось метров десять, пассажиры почувствовали, что автомобиль стал въезжать как бы на пологий холм, хотя перед этим никакой возвышенности на асфальте они не видели. Потом асфальтовая дорога закончилась. Впереди должны были быть кусты. Однако машина продолжала плавно двигаться в прежнем направлении.
Петр Павлович и Алексей выглянули в окно и на секунду застыли в неподвижности.
Автомобиль двигался над землей на высоте около пяти метров. Постепенно скорость и высота увеличивались. Всё это происходило плавно, бесшумно и не ощущалось людьми в машине.
- А как это она так? – первым вышел из оцепенения и тихо спросил Алексей.
- За счет магнитного поля Земли. Как бы на магнитной подушке. И энергию для движения тоже берет из магнитного поля Земли. Только для начала движения ей нужно немного топлива. Но со временем она будет усовершенствована, и топлива не будет нужно совсем.
Илте рассказывал об этом, как о совершенно обычных вещах, о которых все знают и к которым все уже давно привыкли.
- И она надежна? Не сломается в дороге? Мы не упадем? – поинтересовался Петр Павлович.
Удивительно, но после первого впечатления, вызванного взглядом из окна движущегося над землей автомобиля, беспокойство Петра Павловича заметно уменьшилось.
- Нет. Она надежней, чем любые другие автомашины, - пояснил Илте.
Между тем автомобиль вышел на крейсерскую скорость. Он двигался над землей на высоте сто метров, со скоростью шестьсот километров в час, в направлении на Север. За окном виднелся темно-зеленый ковер с серыми и коричневыми пятнами. Деревьев не было. Местность была пустынная.
Где-то через полчаса впереди появились то ли высокие холмы, то ли низкие горы, высота которых увеличивалась слева направо, то есть с Запада на Восток.
Машина увеличила высоту полета.
- Горы Бырранга, - сказал Илте. – Самые северные.
Вершины этих гор были серыми с редкими зелеными полосками по склонам. Вдалеке справа виднелись мелкие белые вкрапления ледников.
Петр Павлович и Алексей заворожено, как дети, смотрели в окна машины.
Потом опять пошла ровная поверхность земли. Постепенно соотношение зеленого и серого цвета менялось в пользу последнего.
Через час полета машина опустилась на землю.
- Приехали, - сообщил Илте и вышел из автомобиля.
Петр Павлович и Алексей последовали за ним.
Вокруг была ровная местность, покрытая мелкими камнями с небольшими участками низкой травы и мха.
Как-то нелепо здесь выглядело двухэтажное белое здание, напоминавшее дворец культуры в маленьких городах, но только без колонн. Машина приземлилась в десяти метрах перед входом в это здание.
- Пойдемте, - пригласил Илте и пошел впереди.
- Это где мы сейчас находимся? – Петр Павлович опять забеспокоился.
- Сорок километров от побережья Карского моря. Там дальше в море находится архипелаг Норденшельда.
Петр Павлович понял, что они сейчас находятся далеко на севере.
Между тем они втроем зашли в здание и после короткого коридора оказались в большом округлом помещении, служившем, видимо, чем-то вроде гостиной. Из этого помещения вели ещё три коридора, кроме того, по которому они пришли. Также было четыре двери в стене между коридорами. Окон не было. Потолок был высоким, пять метров над полом. Мягкий ровный белый свет исходил со всей поверхности потолка. Вдоль стен, между дверьми и коридорами, стояли полки с книгами от пола до потолка. В центре, напротив друг друга, располагались два полукруглых дивана. Между диванами, по бокам от них, находились небольшие столики. Большой стол стоял перед диванами, в самом центре гостиной.
- Садитесь, пожалуйста. Дмитрий Викторович сейчас придет, - пригласил Илте и первым уселся на диван.
Петр Павлович и Алексей уселись на другой диван. Они осмотрелись по сторонам. В подобных местах никто из них раньше ни разу не бывал.
- Здравствуйте. Я Кузнецов Дмитрий Викторович, - раздался голос человека, бесшумно появившегося из-за их спины и усевшегося на противоположный диван недалеко от Илте.
На вид человек был ровесником Петра Павловича. Но только кожа его лица и рук была более гладкой и тонкой. Лицо было тщательно выбритым, ровным и открытым. Но главное отличие было во взгляде. Взгляд был мягким, спокойным, вдумчивым и одновременно интересующимся окружающей действительностью. В этом взгляде не было ни тени усталости. Одет человек был в черные брюки и синюю рубашку. Рубашка была обыкновенная, какие продаются в магазинах, а не такая, как у Илте.
- Здравствуйте. Это мой сын Алексей. Я по электронной почте посылал результаты его обследований. Вот стёкла с его гистологией, - Петр Павлович протянул бумажный пакетик Дмитрию Викторовичу.
Дмитрий Викторович взял пакетик и передал его Илте.
- Надо будет сделать еще один анализ крови вашего сына, - сказал Дмитрий Викторович. – На полиамины. И посмотри стёкла, - обратился он к Илте.
- Да, доктор, - ответил Илте. – Пойдемте, Алексей.
- Это надолго? – Петр Павлович волновался.
- Десять минут всего, и на анализ крови, и на просмотр стекол, - пояснил Дмитрий Викторович.
Илте и Алексей вышли в один из коридоров.
- То есть вы гарантируете, что вылечите моего сына? – спросил Петр Павлович.
- Гарантировать в медицине ничего нельзя. Но нет оснований предполагать, что его нельзя было бы вылечить, если диагноз анапластического рака щитовидной железы сейчас подтвердится, - ответил Дмитрий Викторович.
- Вы можете мне точно сказать: вы вылечите моего сына или нет? – Петр Павлович всё более раздражался из-за того, что он не мог контролировать ход событий и отдавать приказы.
- Если диагноз подтвердится, то с большой вероятностью да, - спокойно продолжал объяснять Дмитрий Викторович.
Петр Павлович встал и сделал шаг по направлению к хозяину дома. Но второй шаг он сделать уже не смог. Впереди была стена, хотя никаких препятствий на пути не было видно. Это была стена из воздуха, но совершенно твердая и неподвижная. Петр Павлович от неожиданности забыл о своем гневе и с любопытством ощупал препятствие перед собой. Со стороны казалось, что он ощупывает воздух.
- Вот и ребята возвращаются, - проговорил Дмитрий Викторович.
Услышав это, Петр Павлович возвратился на своё место. Но он продолжал глубоко дышать.
Действительно, из коридора вышли Илте и Алексей.
- Подтвердилось? – спросил Дмитрий Викторович.
- Да, доктор, - ответил Илте.
- Ну, а вообще? – задал непонятный вопрос Дмитрий Викторович.
- Вероятно, - так же непонятно ответил Илте.
- И больше нигде никого? – как бы сам себя спросил Дмитрий Викторович.
- Больше никого, - подтвердил Илте.
Дмитрий Викторович протянул руку, и Илте передал ему бумаги с результатами анализов Алексея. Дмитрий Викторович просмотрел их.
- Я буду тебя лечить, - обратился Дмитрий Викторович к Алексею. – Ты не против, если я тебя буду называть на ты?
- Не против. Если будете лечить, - ответил Алексей и печально улыбнулся.
- Это займет четыре дня.
- Понятно.
- Ты не торопишься на экзамены?
- Если вы меня вылечите, то экзамены обязуюсь сдать без проблем, - Алексей снова улыбнулся, но в этот раз в его словах послышалась маленькая надежда.
Дмитрий Викторович на минуту задумался, смотря на стол между диванами. Потом, видимо, он принял какое-то решение и поднял глаза на Алексея.
- Четыре дня ты будешь пить лекарство по одной столовой ложке два раза в день. Всё это время, а также ещё четыре дня после этого тебя нужно будет наблюдать. Это важно. Для этого ты должен будешь остаться здесь на эти восемь дней. Согласен?
- Согласен, - ответил Алексей.
- Это обязательно? То есть оставаться здесь? – предложение оставить сына у незнакомых людей на Крайнем Севере Петру Павловичу явно не понравилось.
- Это нужно для лечения. Это единственный способ, - Дмитрий Викторович проговорил эти слова спокойно и уверенно.
Петр Павлович подумал и понял, что, действительно, другого пути у него нет, больше надеяться не на кого и обратиться не к кому.
- Мне вас рекомендовала женщина из онкологического института и… какой-то священник, - проговорил он с чувством последней надежды. – Странное сочетание, вы не находите? Прямо, «наука и религия» какая-то.
- Наука не является набором фактов. Наука является картиной взаимосвязи фактов в определённой области деятельности человека. Наиболее общую картину взаимосвязи фактов, формирующую мировоззрение, даёт философия. Поэтому философию изучают во всех вузах. Но у нас долго изучение философии было однобоким, только атеистическим. Однобокость вредит науке и мировоззрению. Теологические концепции философии также необходимо изучать, это нормально. Главное только, чтобы изучение теологии было изучением духовных идей, а не религиозных обрядов, - голос Дмитрия Викторовича не только объяснял, но и успокаивал.
- Ну, ладно. Через восемь дней я буду у вас, - согласился Петр Павлович.
- Да, разумеется. Илте отвезет вас сейчас на то же место. Вам же таксист оставил номер своего телефона, чтобы забрать вас от заброшенных домов? А через восемь дней Илте вас там же встретит, - успокоил его Дмитрий Викторович.
«Японская выхухоль. Откуда он знает о том, что таксист обещал забрать нас оттуда?» - подумал Петр Павлович, крайне удивленный. Он прошел к выходу в коридор, через который они втроем ранее вошли в гостиную. Никаких препятствий и воздушных стен на пути не было.
- Илте успеет вернуться сюда до темноты? – поинтересовался Алексей.
- Сейчас полярный день. Светло круглые сутки, - Дмитрий Викторович улыбнулся.
Глава 8
На следующее утро Алексея в комнате, выделенной ему в доме Дмитрия Викторовича на втором этаже, разбудил голос Илте: «День начался». Откуда шел голос, было непонятно. В комнате Алексей был один, радио и телевизора в комнате не было, задания своему смартфону разбудить себя Алексей не давал. День начался по часам, а по Солнцу он и не заканчивался. Было восемь часов утра.
«Через пять минут к вам постучится Хартане и проводит вас в столовую на завтрак», - сказал тот же голос.
«Хартане? Это кто же такой? Интересно, сколько здесь всего людей?» - подумал Алексей.
Он встал, собрался к завтраку и посмотрел в окно. Кругом была ровная местность, ни одного дерева, ни одного куста. Только трава, мох, мелкие камни. «И грустно, и скучно кругом», - вспомнил Алексей слова, которые он раньше где-то или читал, или слышал.
Раздался стук в дверь. Алексей открыл. В коридоре стояла девушка лет двадцати, одного возраста с Илте, и также, судя по чертам её лица, она была ненка. Одета она была тоже одинаково с Илте – серые брюки и белая блузка из тончайшей ткани, сквозь которую явно угадывались все подробности её верхней половины тела, так как другой одежды под блузкой не было. Её грудь была в форме не полушарий и не конусов, а в форме капли, стекающей по стеклу. Именно такую грудь каплеобразной формы Алексей считал образцом женской груди. И ещё этот завораживающий взгляд – спокойный, вдумчивый и интересующийся окружающим. Похожий взгляд был у всех в этом доме – у Илте и у Дмитрия Викторовича.
Алексей подумал, что вообще-то здесь не так уж и скучно.
- Я Хартане. Пойдемте на завтрак, - обратилась девушка к Алексею.
- А я Алексей. Можно просто Лёша, - Алексею хотелось поддержать разговор. – А что означает ваше имя?
- Означает «самостоятельная женщина», - коротко и по существу вопроса ответила Хартане.
Они шли по коридорам: Хартане впереди, Алексей несколько сзади. Дом, как и любое здание, изнутри казался больше, чем снаружи. Длинные коридоры радовали Алексея, так как можно было подольше смотреть на идущую впереди Хартане. Это было приятно.
- Как называется ткань, из которой сделана ваша рубашка? – тонкость ткани очень нравилась Алексею.
- Это лён, - Хартане была лаконичной.
- Я видел льняные вещи. Они совсем не такие, - не поверил Алексей.
- Стебель льна разделяют на волокна. Из этих волокон потом скручивают нити, из которых делают ткань. Вещи из такой льняной ткани вы и видели. Но сами волокна льна состоят из микротрубочек. Из этих отдельных микротрубочек также можно получать нить, а из неё делать ткань. Моя и Илте рубашки сшиты из десяти слоев такой ткани. Такую же одежду делали в Древнем Египте.
Между тем они пришли в столовую на первом этаже. За длинным столом уже находились Илте и Дмитрий Викторович.
- Начнем лечение, - как будто бы о каждодневном привычном деле проговорил Дмитрий Викторович. – Держи. Будешь принимать этот раствор перед едой по одной столовой ложке три раза в день четыре дня.
Он протянул Алексею пузырек с маслянистой прозрачной жидкостью. Алексей взял, открыл и выпил указанную дозу. Жидкость была кисловатой.
- Что это? – поинтересовался Алексей.
- Тетракарбоксин, - пояснил Дмитрий Викторович. – Во всех клетках организма имеются специальные вещества, полиамины, которые способствуют делению клеток. Когда концентрация этих веществ по каким-либо причинам превышает критический уровень, то клетки начинают делиться бесконтрольно, то есть становятся опухолевыми, хотя скорость деления может быть разной в разных опухолях. Задача лечения сводится к понижению концентрации полиаминов в опухолевых клетках ниже критического уровня, в результате чего клетки вновь станут нормальными, то есть будут делиться под контролем организма. Вот тетракарбоксин и понижает концентрацию полиаминов в клетках.
- А почему нельзя выпить сразу весь пузырек и вылечиться в тот же день?
- Тогда концентрация полиаминов станет слишком низкой во всех клетках организма, и все клетки перестанут делиться. А это будет означать невозможность сохранять жизнь организма.
- А раньше вы кого-нибудь так уже лечили?
- Да, не беспокойся. Уже многие люди были вылечены от рака этим лекарством. Доза стандартная для твоего веса и для концентрации полиаминов в твоей крови.
- А для чего же вы оставили меня здесь под наблюдением? Что-то может случиться и пойти не так?
- Всё будет нормально с твоим лечением. Просто это надо контролировать, - Дмитрий Викторович был убедителен.
Алексей успокоился и приступил к завтраку. На минуту разговор прервался.
- А сколько всего людей здесь живет? – поинтересовался Алексей.
- Все сейчас здесь, - ответил Дмитрий Викторович.
- А Илте и Хартане здесь работают?
- Работают. И живут.
- А где их родители? В том смысле, что они ненцы, а вы, по внешности, русский. Хотя, конечно…, - Алексей замялся.
- Хотя, конечно, я могу быть их отцом, а их мама может быть ненкой, – Дмитрий Викторович вывел Алексея из затруднения. – Нет. У них оба родителя ненцы. И они не брат и сестра. Они муж и жена.
Услышав последнюю фразу, Алексей погрустнел.
- Если хочешь, расскажи ему, - Дмитрий Викторович обратился к Илте.
- Да, доктор, - ответил Илте и обратился к Алексею. – Наши родители, мои и Хартане, были ночью на стойбище убиты белым медведем, когда мы были ещё маленькими детьми. Белый медведь является редким животным, которое не испытывает страха перед людьми, в отличие, например, от бурого медведя. И убежать от него нельзя, так как он бегает намного быстрее человека. Если бы доктор случайно не оказался поблизости, то белый медведь убил бы и нас. Доктор спас нас от белого медведя. Он взял нас к себе, и по сути является нашим отцом. Мы с Хартане потом поженились и работаем в лаборатории доктора.
- Понятно, - одна часть любопытства Алексея была удовлетворена. – А вы застрелили белого медведя? – спросил Алексей у Дмитрия Викторовича, чтобы удовлетворить другую часть своего любопытства.
- Я убил его, - неопределенно ответил Дмитрий Викторович.
Позавтракав, маленькое общество стало пить чай.
- Илте, а вы не ревнуете, что ваша жена Хартане ходит здесь при мне в такой… тонкой одежде? – Алексей вернулся к занимавшему его вопросу.
Трое постоянных обитателей этого дома засмеялись.
- Ты считаешь Хартане красивой? Только честно, - весело спросил Дмитрий Викторович.
- Да… Она очень симпатичная девушка, - Алексей почему-то мог легко и свободно говорить с этими малознакомыми людьми, хотя он всегда был замкнутым и с трудом находил себе собеседников.
- А что в ней тебе нравится больше всего?
- Ну… она вся хорошая… У неё очень красивые глаза, - Алексей решил сказать часть правды, а своё восхищение грудью Хартане утаить.
- Это правда. Красота не в форме тела, а в поступках человека, которые отражают красоту его души. Душа видна во взгляде человека - холодный и мёртвый взгляд в злой душе, тёплый и живой взгляд в доброй душе. Износится тело, увянет кожа - но сохранится живой взгляд доброй души. Именно поэтому глаза - наиболее красивая часть тела человека. Какой бы старой женщина ни была, но всегда её красоту можно увидеть в её взгляде. Во взгляде виден огонь души. Добрый человек всегда красивый, - согласился Дмитрий Викторович.
- Но всё-таки я бы ревновал, если бы увидел. что на мою жену кто-то смотрит с вожделением, - Алексею хотелось полностью прояснить интересующий его вопрос, для чего он даже ввернул в свою речь слышанное им где-то красивое словцо.
- Что значит "смотрит с вожделением"? Это значит, что смотрит на женщину не как на человека, а как на предмет для удовлетворения своих плотских желаний, как на бесчувственную вещь. В этом суть порнографии. А как же обнаженные статуи в музеях, балет, бальные танцы, художественная гимнастика? Это совсем другое. Это восхищение красотой, гармоничностью тела, элегантностью и ловкостью движения. Здесь человек восхищается другим человеком, относится к нему как к достойному человеку, достигшему высот в своём мастерстве. Это эротика, в этом ничего плохого нет, - видно было, что Дмитрию Викторовичу неестественность красивого словца не понравилась.
- Да я и смотрю на Хартане, как на… балет, - оправдался Алексей.
Опять все рассмеялись.
За всё время её обсуждения Хартане не проронила ни слова.
Чаепитие закончилось.
Дмитрий Викторович достал из кармана своей рубашки и развернул какую-то пленку, похожую на полиэтилен, размерами тридцать на пятьдесят сантиметров. Он держал её на ладони, но пленка сохраняла ровный вид плоскости, края её не опускались вниз. Он провел пальцами по пленке, и на ней появилось светящееся изображение карты мира. Потом изображение звездного неба. Потом столбики каких-то цифр.
- Что это у вас такое? – Алексей раньше такого никогда не видел.
- Это компьютер. Ну, скажем, разновидность планшета, состоящего только из сенсорного экрана, - пояснил Дмитрий Викторович. – Ты что-то хотел бы посмотреть на нем?
Алексей впился взглядом в этот предмет.
- Ну… ближайшее побережье. Мы же не так далеко от Карского моря, - попросил Алексей первое, что пришло в голову.
- Хорошо, - согласился Дмитрий Викторович и провел пальцами по экрану.
Вдруг сбоку от того места стола, где сидел Дмитрий Викторович, возникло объемное изображение размерами два на три метра, на котором небольшие темно-серые волны набегали на пустынный каменистый берег и слышался слабый шум прибоя.
- Вот ближайшее побережье Карского моря на расстоянии в сорок километров от нас, - сказал Дмитрий Викторович.
Алексей хотел что-то сказать, но не смог оторвать взгляд от появившегося вида и только два раза судорожно проглотил слюну. Минуту он просто молчал и смотрел.
- А что это? Как это? – только и смог он проговорить.
- Это голограмма. Ты, наверное, о голографии что-то слышал. Вот компьютер тоже может давать изображение не только на экране, но и в виде голограммы любых размеров, - проговорил Дмитрий Викторович.
Он провел пальцами по экрану, голограмма исчезла. На экране появилась карта Евразии с пометками о погоде в разных местах. Дмитрий Викторович снова провел пальцами по экрану, изображение исчезло. Экран перестал светиться, и компьютер снова стал выглядеть как гладкая плоская полиэтиленовая пленка. Дмитрий Викторович свернул её несколько раз пополам и положил в карман рубашки.
- Не хотите ли вы с Илте покататься по окрестностям? – вдруг спросил Дмитрий Викторович у Алексея.
- Да нет. Зачем? Что я там не видел? Там ничего интересного нет, всё одно и то же. Я всё видел, когда мы ехали сюда, - Алексей не проявил энтузиазма.
- Ну, а побережье океана? Ты же только что просил его показать на компьютере. А посмотреть наяву, неужели тебе не интересно? – Дмитрий Викторович старался заинтересовать Алексея.
- Ну, ладно. Посмотрю берег океана, - согласился Алексей.
Конечно, он бы гораздо охотнее занялся с тем удивительным компьютером, который он видел у Дмитрия Викторовича, но сказать об этом, а уж тем более попросить поиграть с этим компьютером, Алексей боялся. Он боялся отказа в своей просьбе, так как тогда он стал бы плохо думать об этих людях, а этого он не хотел.
- Дорогу отсюда до своей комнаты я найду, но пусть потом Хартане проводит меня до выхода из дома. Честно сказать, я плохо запомнил путь вчера вечером, когда Илте провожал меня в мою комнату, - попросил Алексей.
- Хорошо. Через час я приду за вами, - впервые за всё время завтрака Хартане подала свой голос.
Глава 9
Через час в дверь постучали. Алексей был уже готов. Он открыл дверь и вышел из комнаты в коридор. Хартане пошла вперед, показывая путь.
- А почему вы называете Дмитрия Викторовича доктором? – спросил Алексей. – Он доктор наук?
- Нет. Звания не дают знания, - ответила Хартане. – Но он руководитель лаборатории, в которой мы с Илте работаем. Мы его сотрудники. Для нас он доктор.
Алексею хотелось ещё поговорить с этой девушкой, но пока он придумывал тему для разговора, они пришли к выходу.
Илте уже ждал у автомашины.
- Садитесь, - пригласил он.
Алексей секунду подумал и уселся на переднем сиденье рядом с водителем.
В этот раз автомашина «Ока» поднялась в воздух не так, как в прошлый раз, после проезда по земле, а сразу вертикально вверх, как вертолет. Но не было того шума, который неотделим от работающего вертолета. Машина двигалась беззвучно. Илте был уверенным водителем и летчиком, другими словами, он управлял этой машиной с удовольствием.
Они летели на высоте тридцати метров с прогулочной скоростью сто двадцать километров в час. «Вероятно, похожие прогулки совершали люди сто лет назад на дирижаблях», - подумал Алексей. Вид окружающей природы был однообразный и скудный – низкая трава и камни. Через двадцать минут из окна машины под ней наблюдался берег Северного Ледовитого океана, а точнее Карского моря.
В этот раз волны производили впечатление большей силы и накатывались на берег, казалось, с большей энергией, чем утром на голографическом изображении. Возможно, действительно сейчас был ветер интенсивнее, чем утром, а возможно, такое впечатление возникало от бескрайнего вида берега вправо и влево от наблюдателя.
- Будем двигаться вдоль берега или над морем вдаль от берега? – спросил Илте.
- Я не знаю… Давайте в море, от берега, - после недолгого раздумья решил Алексей.
Машина взяла курс в море, от берега.
Сначала внизу была только темно-серая вода. Потом стали попадаться льдины в виде белых пятен. Их становилось больше. Потом темными пятнами стала наблюдаться вода на фоне ледяного поля.
- Смотри, - внезапно проговорил Илте, указывая рукой вперед и направо.
Алексей взглянул в указанном направлении. Около одного из таких темных пятен воды на льду сидел белый медведь и внимательно смотрел на воду.
- Что он там делает? – спросил Алексей.
- Охотится. Поджидает белуху, - пояснил Илте.
- Кого? – не понял Алексей.
- Белуху, - повторил Илте, - арктического дельфина. Он плавает под водой, но каждый час ему нужно подняться наверх и подышать воздухом. Вот этого момента белый медведь и ждет около полыньи. Тогда медведь нападет на белуху и будет иметь пищу.
- Давай посмотрим, - попросил Алексей.
Машина минуту покружила над полыньей с медведем, а потом, выбрав удачный ракурс, застыла в воздухе.
Подо льдом показалось тень. Эта тень то приближалась к открытому участку воды, то удалялась от него. Медведь замер в напряжении. Так прошло несколько времени. Движения тени туда и обратно становились более резкими и частыми, а расстояние, на которое тень удалялась от полыньи после очередного подхода, постепенно сокращалось.
- Задыхается, - сказал Илте. – Видит медведя и боится вынырнуть, а вдохнуть воздуха больше негде. Поблизости нет других участков открытой воды. Когда совсем станет невтерпеж, вынырнет. Тогда медведь его и убьет. Хочешь досмотреть?
- Но неужели ничего нельзя сделать?! Ведь это же ужас! – воскликнул Алексей.
- Медведя можно отогнать. Но он все равно найдет себе пищу в другом месте, тюленя или белуху. Он тоже должен питаться.
- Ну, пусть в другом месте. Может быть, он убьет для себя пищу сразу. Но здесь-то ведь настоящее мучение животного. Так нельзя. Давай отгоним медведя, - Алексей был настойчив.
- Хорошо, - сказал Илте и что-то нажал на пульте управления.
Раздался тихий высокий однотонный непрекращающийся звук. Медведь вздрогнул и насторожился. Повертел головой в разные стороны. Встал на задние лапы. Понюхал воздух. Опустился на четыре лапы и прошелся туда и обратно около полыньи. Остановился на секунду. Внезапно белый медведь бросился бежать прочь от полыньи. Он бежал со всех ног, делая огромные прыжки, не оглядываясь и не останавливаясь. Очень скоро медведь потерялся на просторах морского льда. Звук прекратился.
- Что случилось? Почему он убежал? – Алексей был очень удивлен.
- Звук ужаса. Для каждого млекопитающего существует свой звук ужаса, имеющий определенную частоту и силу. Он активирует участки головного мозга, которые отвечают за возникновение чувства опасности и ужаса. Для каждого вида млекопитающих этот звук свой: на данный звук ужаса реагирует только данный вид животных, а животные других видов на него не реагируют или даже не слышат.
- Медведь убежит далеко?
- Радиус действия данного вида звука для медведей составляет сто метров. Но он убежит метров на пятьсот.
- А потом вернется обратно? – спросил с беспокойством Алексей.
- Нет, сюда он больше не вернется. Это место он запомнит и будет обходить его стороной, - ответил Илте. – Вот поэтому часто пользоваться этим звуком нельзя. Медведям тогда негде станет жить.
Между тем белуха наполовину высунулся из воды. Вероятно, он получал удовольствие, вдыхая воздух. Но морда его никаких чувств не выражала, хотя и была довольно смешная. Казалось, что белуха имеет высокий массивный белый гладкий лоб мудреца. Однако глаза, расположенные далеко сзади по бокам, выглядели очень наивно. Такое сочетание придавало всей морде комичный вид. Белуха дышал минут десять, потом скрылся под водой.
- Давай приземлимся. Я хочу посмотреть на это место поближе, - предложил Алексей.
Илте, молча, направил машину вниз. Машина опустилась на лед метрах в пяти от края воды.
Алексей вышел из машины и подошел к кромке льда. Осмотрел место, где сидел белый медведь. Опустил ладонь в воду там, где был белуха. Отошел и посмотрел на всю эту картину со стороны.
Илте также вышел наружу и подошел к воде. Посмотрел по сторонам. Нагнулся и опустил руку в воду. И вдруг вскрикнул.
Алексей вздрогнул от неожиданности. За мгновение до этого крика Алексей заметил большое продолговатое розовое пятно подо льдом, движущееся за спиной Илте по направлению к полынье. Когда розовое пятно поравнялось с полыньей и коснулось руки Илте, тогда Илте вскрикнул и отдернул руку из воды.
- Розовая цианея, - сквозь зубы тихо проговорил Илте.
- Что? – не понял Алексей.
- Тебе придется вести машину. На дисплее набери… дом… потом… нажми… старт…
Рука Илте стала темно-красной и распухла в течение нескольких минут. Илте скрипел зубами, но не жаловался. Видно было, что говорить ему становится всё труднее. Лоб Илте покрылся мелкими каплями пота, и его стал трясти озноб. Больше он не мог сказать ни слова. Опираясь на плечо Алексея, Илте с трудом кое-как дошел до машины и опустился на то место, где на пути сюда сидел Алексей.
Алексей занял место водителя. Он провел пальцами по дисплею и на появившейся виртуальной клавиатуре набрал слово «дом», после чего дотронулся до виртуальной кнопки «старт». Все эти действия не вызвали у него затруднений, так как были аналогичны работе на его смартфоне.
После этого машина поднялась в воздух и взяла курс противоположный тому, которым они прилетели сюда. Движение машины происходило в точности по той же траектории и с теми же изменениями скорости, но только в обратном направлении. Машина двигалась на автопилоте.
Больше Алексей в управлении машиной участия не принимал, потому что он не знал способов управления ею, и потому что этого и не требовалось. Он сначала смотрел по сторонам в окна, а потом стал внимательно наблюдать за Илте. И чем дольше Алексей наблюдал за Илте, тем сильнее ощущал Алексей холод в своих пальцах рук и урчание в своем животе.
Состояние Илте внушало серьезные опасения. Сначала Илте скрипел зубами, а потом перестал это делать и стал каким-то вялым. Дыхание его было частым и поверхностным. Озноб закончился. Рука была красной и раздутой. Илте молчал и не отреагировал даже тогда, когда Алексей слегка потряс его за другую руку.
Так прошло два часа. Всё это время за окнами машины была уже знакомая Алексею однообразная картина окружающего ландшафта. И ни одного признака присутствия человека в этом краю. Полная тишина. Алексея самого стало немного трясти.
Но тут Алексей почувствовал, что машина стала снижаться. Он посмотрел в окно и увидел знакомые очертания здания. Никогда в своей жизни ещё Алексей так не радовался возвращению домой.
Машина приземлилась. Алексей открыл дверь, вышел наружу и быстрыми шагами направился к входу в здание. Когда он уже подходил к входной двери, из неё выбежала Хартане. Её вид говорил о крайней степени её тревоги.
- Илте в машине? – спросила она.
- Да. Он там.
- Что случилось?
Алексей, следуя за Хартане к машине, вкратце рассказал о том, что произошло.
- Он опустил ладонь в воду. А потом вскрикнул. И потом ему стало плохо.
- Он при этом что-нибудь сказал?
- Он сказал «розовая цианея».
Алексей и Хартане под руки с обеих сторон привели Илте в гостиную на первом этаже. Там уже был Дмитрий Викторович. Илте был положен на что-то, напоминающее носилки, расположенные на полу. Эти носилки приподнялись над полом на один метр, под ними ничего не было. Потом Хартане нажала что-то на них, и носилки с лежащим на них Илте проплыли в один из коридоров. «Магнитное поле Земли», - с чувством понимающего эксперта подумал Алексей
- Розовая цианея, - сказала Хартане в ответ на немой вопрос Дмитрия Викторовича.
- Анализ яда. Синтез антител. Введение их. Потом введение растворов, - Дмитрий Викторович отдавал указания быстро и спокойно.
От его уверенного вида и чётких слов Алексей успокоился.
Хартане и Дмитрий Викторович делали всё быстро и без суеты. Они ушли в тот из коридоров, куда переместились носилки с пострадавшим.
Через полчаса Хартане вернулась. Алексей всё ещё был в гостиной и ждал новостей о состоянии Илте.
- Всё хорошо. С Илте всё нормально. Вы с ним увидитесь на ужине, - Хартане улыбнулась и ушла.
Алексей пошел в свою комнату. Он быстро нашел свою комнату и вошел в неё. Алексей включил свой смартфон, который сегодня он так ещё ни разу и не включал. Обычно Алексей по несколько часов лазил по разным сайтам в интернете. Сейчас он также с удовольствием вошел в интернет. Но к своему собственному удивлению уже через две минуты ему стало скучно просматривать интернет, и он выключил свой смартфон. Алексей стал думать о событиях сегодняшнего дня.
Неожиданно в комнате раздался неизвестно откуда голос Хартане: «Алексей, через пять минут приходите на ужин». Оказывается, Алексей незаметно для себя просидел в раздумьях и мечтах около трех часов. Алексей спустился в столовую. Все уже были там.
Илте выглядел полностью здоровым. Пота на лбу и озноба не было. Пораженная рука стала заметно меньше в размерах, чем была после контакта с медузой, и была немного более красноватой по сравнению с другой рукой.
- Что такое «розовая цианея»? – спросил Алексей Дмитрия Викторовича.
- Это гигантская арктическая медуза. Она встречается нечасто, но под водой выглядит очень красиво. Она может ужалить человека. Её яд вызывает сильную боль, но серьезного вреда здоровью не приносит. Поэтому этот случай с Илте довольно странный. Вероятно, её яд стал более токсичным из-за загрязнения мест её обитания. У всех неразумных существ ухудшение условий жизни вызывает увеличение агрессии.
Об этом Алексей слышал впервые.
- Мы определили структуру яда, которым был отравлен Илте, - продолжал объяснять произошедшие события Дмитрий Викторович. – После этого с помощью культуры клеток крови, бэ-лимфоцитов, получили антитела к этому яду. А потом шприцом ввели эти антитела в вену Илте. Молекулы антител связались с молекулами яда. Таким способом яд был обезврежен. А потом ввели растворы, чтобы вывести эти молекулы из организма.
- А эти самые бэ-лимфоциты могут вырабатывать антитела к любому яду? – спросил Алексей.
- Да, могут к любому не только яду, но и к любому веществу, если только молекула этого вещества имеет большие размеры, несколько тысяч атомных единиц массы. Рецепторы на поверхности бэ-лимфоцитов вступают во взаимодействие с атомными группами крупной молекулы чужеродного вещества, антигена. В результате при синтезе молекулы антитела в его активном центре оказываются те аминокислоты, которые будут реагировать с данными химическими атомными группами молекулы антигена. Восемь таких реагирующих аминокислот на каждый активный центр молекулы антитела. И тогда антитело прочно связывается с антигеном и обезвреживает его. Таким образом, каждый бэ-лимфоцит может образовывать антитела к любому антигену.
- Простите, доктор. Я проявил беспечность, - сказал Илте. – Но Алексей не растерялся и действовал очень хладнокровно и правильно в данной ситуации. Он молодец.
Дмитрий Викторович глубоко вздохнул.
- Итак, случай благополучно завершен, - с улыбкой сказал он.
- Да… случай… - с радостным чувством ответил Алексей, как человек, благополучно выбравшийся из трудного положения.
После ужина Алексей вернулся в свою комнату. Послышался звук смартфона. Звонил отец.
- Да… Дал лекарство, пью… Хорошо… Днём гуляли с Илте… Ну, просто смотрели природу… Интересно… Нет… Не надо… Восемь дней… Надо наблюдать… Хорошо чувствую… Ладно… Как тётя?... Привет ей от меня… Нет… Уже через семь дней… Хорошо… До завтра.
По часам уже был поздний вечер. Но Солнце ярко светило в окно.
Глава 10
Утром знакомый голос Илте пригласил Алексея к завтраку и тем самым разбудил его. На этот раз Алексей уже самостоятельно спустился в столовую.
Сначала разговор крутился вокруг воспоминаний о вчерашнем дне.
- Всё это было очень интересно, но при возможности повторить вчерашнюю экскурсию я бы не стал просить Илте посадить машину на лёд, - сказал Алексей. – Жаль, что в прошлом ничего нельзя изменить.
- Ты прав, изменить нельзя. Но в прошлом можно снова побывать, - ответил Дмитрий Викторович.
- С помощью просмотра старых фильмов? – скучным тоном спросил Алексей.
- Не только. Можно очутиться в прошлом, - удивил своими словами Алексея Дмитрий Викторович.
Алексей уже много видел здесь такого, о чём он раньше и не подозревал. Но слова о путешествии во времени даже здесь выглядели как-то неуместно. Алексей хмыкнул.
- Вы считаете, что можно путешествовать во времени? – недоверчиво и с иронией спросил Алексей Дмитрия Викторовича.
- Нет, путешествовать во времени нельзя. Нельзя заглянуть в будущее, потому что его ещё нет, и мы не знаем всех факторов, которые будут влиять на события в будущем. Но прошлое было, и было вполне определенным образом, то есть было именно так, а не как-нибудь иначе.
- Вы говорите об истории? – опять скучным голосом уточнил Алексей.
- Нет, о другом. Вспомни геометрию – через две точки можно провести только одну прямую. Вот чередование событий в данном объёме пространства составляет похожую прямую. Надо определить состояние объектов, то есть положение всех частиц и направление и модули их скоростей, в данном объёме пространства в данный момент времени и в другой момент времени через несколько часов. Тогда через эти две точки времени можно будет провести прямую времени для данного объёма пространства.
Простые слова Дмитрия Викторовича рисовали загадочную картину. Возможность осуществления делала эту картину ещё удивительнее и привлекательнее.
- Но как это сделать? Ведь это потребует вычисление положения всех частиц в разные моменты времени. Это неимоверное количество информации. Ни один компьютер не справится с этим, - недоверчиво проговорил Алексей.
На лицах молчащих Илте и Хартане проскользнула легкая улыбка.
- Да, обычный компьютер не справится. А квантовый компьютер справится, - Дмитрий Викторович спокойно продолжил объяснения. - С увеличением промежутка времени до события в прошлом растет и погрешность вычислений. Сейчас возможно заглянуть назад на девяносто два года и быть уверенным в точности воспроизводимых событий. Несомненно, в будущем мощность компьютеров увеличится, и можно будет заглянуть в прошлое на двести лет назад, но не больше. Поэтому мы никогда не сможем увидеть события, произошедшие до второй половины девятнадцатого века.
- А почему же нельзя эти события изменить? – Алексей настолько увлёкся услышанным, что задал глупый вопрос, не подумав.
- Потому что мы будем просто наблюдателями воспроизведённых событий. Если так будет понятнее, то можно сказать, что это будет фильм вокруг нас. Мы сможем наблюдать события, начиная с выбранного момента времени, в данном объёме пространства радиусом десять метров.
- То есть кто-то в будущем может наблюдать за нами сейчас? – внезапно спросил Алексей.
- Да, может, - подтвердил Дмитрий Викторович.
Услышав эти слова, Алексей густо покраснел.
- Ну, что? Хочешь совершить путешествие в прошлое? – Дмитрий Викторович вывел Алексея из неловкого положения.
- Ещё бы. Конечно, - на этот раз с энтузиазмом произнес Алексей.
- Здесь в прошлом ничего интересного найти нельзя. А прокатитесь-ка вы в Томск. Это сибирский город с наиболее долгой современной историей, - обратился Дмитрий Викторович к Илте.
- Хорошо, доктор, - ответил Илте.
Через час после завтрака Алексей был готов и вышел вместе с Илте из дома к машине. В руках у Илте было ведро воды. Он подошел к машине и к огромному удивлению Алексея залил это ведро воды туда, куда обычно в автомобилях заливают бензин.
- Это для чего? Чтобы двигатель не перегревался? – спросил Алексей, понимая, что лучшего объяснения ему самостоятельно не найти.
- Нет. В дороге объясню, - ответил Илте.
Они сели в машину, которая совершила вертикальный подъём. Машина двигалась на высоте двух километров над землей, постепенно увеличивая скорость. Через десять минут скорость достигла восьмисот километров в час. Хотя различить в небе невооруженным глазом белую точку автомобиля «Ока», летящего с такой скоростью на такой высоте, было практически невозможно, но Илте всё-таки решил подстраховаться. Путь на юг пролегал специально в обход крупных городов. Из окон машины наблюдался внизу бескрайний зелёный ковёр лесов, кое-где покрытый пятнами небольших городов и точками поселений.
- Так для чего же вода была налита в машину? – напомнил Алексей заинтересовавший его вопрос.
- Это топливо, - ответил Илте.
- Там сжигается водород? – решил проявить свои знания физики Алексей. – И как же тогда движение за счёт магнитного поля Земли?
- Для движения с такой большой скоростью и на такое значительное расстояние недостаточно только энергии, получаемой из магнитного поля Земли. Тем более, что мы движемся не над геосинклиналями, которые являются знаками каналов в мантии Земли, а именно в астеносфере, внутри которых происходит движение заряженных частиц вещества, за счёт чего и создается магнитное поле Земли.
- Ну, а в воде-то какая энергия? - не унимался Алексей.
- Энергия ядерного синтеза, - спокойно продолжал свои объяснения Илте. – В обычной воде содержится одна семитысячная доля тяжелой воды. Молекула тяжелой воды образована атомом обычного кислорода и двумя атомами дейтерия, то есть тяжелого водорода. Атомы дейтерия участвуют в реакции ядерного синтеза с получением атомов гелия.
- Так это же ничтожная часть воды, то есть тяжелый водород. Много ли там выделится энергии? – скептическое отношение не покидало Алексея.
- Энергия, выделяющаяся при ядерном синтезе из тяжелого водорода, содержащегося в одном литре обычной воды, равна энергии, выделяющейся при сжигании двухсот литров бензина. По энергетической пользе один литр обычной воды равен двумстам литрам бензина, - закончил свою маленькую лекцию Илте.
Алексей был удивлен в очередной раз.
Через три часа полета машина стала замедлять скорость и снижаться. Они приземлились на шоссе на подъезде к городу. Других автомашин на шоссе поблизости не было, никто не видел появление их на шоссе с неба.
Они въехали в город. Город был небольшой, с множеством зелёных насаждений и небольших старых домов, уютный город.
- Остановимся на площади? – предложил Илте.
- Да, хорошо, - Алексей не возражал.
Они остановились у тротуара. Илте развернул свой компьютер в виде плёнки.
- Так, зафиксировали первую точку времени. Через два часа вернемся на это место и зафиксируем вторую, - проговорил Илте. – А пока зафиксируем первую точку времени в каком-нибудь другом месте города.
Они поехали покататься по улицам города.
По сравнению с Москвой автомобилей было немного, и люди гуляли или шли по своим делам без суеты и толкотни. Не было столичной бестолковой спешки.
Раньше, после первых выездов за границу, Алексей сделал для себя интересный вывод о том, что люди в Москве одеваются намного более красиво и разнообразно, чем в Европе. А теперь он с удивлением заметил, что и здесь, в Сибири, в одежде людей отмечается такая же ситуация, хотя и нет московской вычурности.
Вообще, Алексей бывал несколько раз в разных странах Европы, но в России не бывал нигде, кроме Москвы и подмосковного элитного поселка, в котором он жил. Он никогда не видел жизни людей в других русских городах, а тем более в Сибири. Поэтому Алексею стало любопытно просто смотреть на окружающие виды и на людей.
- Давай выйдем, пройдемся, - предложил Алексей.
Илте остановил машину. Они вышли и пошли сначала по тротуару, а потом по какому-то городскому небольшому парку.
- Интересно, что здесь раньше было? – сказал свои мысли вслух Алексей.
- Вот и зафиксируем здесь первую точку времени. Ориентиром места будет вот эта клумба, - откликнулся Илте.
Илте вынул из кармана рубашки компьютер в виде пленки, но сейчас это был другой карман, не тот, в который он положил такой же компьютер после фиксации точки времени на площади. Алексей это заметил.
- У тебя что, несколько компьютеров с собой?
- Да, я взял два. Дело в том, что можно рассчитать только одну прямую времени на одном компьютере. На вторую прямую времени памяти компьютера не хватит. Необходимо сначала удалить информацию о предыдущей прямой времени, а только потом можно будет рассчитать другую прямую времени. Хотя информацию о воспроизведенном периоде из прошлого можно сохранить, - объяснил Илте.
- Значит, мы увидим прошлое из двух различных мест города Томска, - суть объяснения Алексей уловил.
- А теперь вернемся на площадь, на прежнее место, и зафиксируем там вторую точку времени.
Они вернулись к машине и приехали обратно на площадь. Илте опять вынул компьютер, но уже из первого кармана, развернул его и проделал движения пальцем по его экрану.
- Для вычислений потребуется пятьдесят минут, - сказал Илте.
Они возвратились в парк, вышли из машины и гуляли в течение часа. Потом подошли к прежней клумбе. Илте достал второй компьютер и зафиксировал вторую точку времени в этом месте.
- Когда же мы сможем посмотреть прошлое? – с нетерпением спросил Алексей.
- Для этого нам надо выехать из города, чтобы нам никто не мешал, и чтобы мы никого не испугали, - ответил Илте.
Они выехали из города и, когда в пределах видимости на дороге не было других машин, поднялись в воздух. Через полчаса полета Илте заметил небольших размеров поляну среди леса и направил машину туда на посадку. Машина приземлилась. Илте и Алексей вышли из машины на поляну.
- Прошлое из какого места посмотрим сначала? И какой момент из прошлого? – задал вопрос Илте.
Алексей на некоторое время растерялся. Наверное, так же чувствует себя ребенок в крупном игрушечном магазине, когда взрослые обещают ему купить любую игрушку, которую он выберет, но только одну. Всё же после короткого раздумья Алексей определился.
- Давай посмотрим, что было раньше в парке. И по возможности более давний период из прошлого.
- Хорошо, - согласился Илте и вынул из кармана второй компьютер. – Посмотрим, например, апрель тысяча девятьсот двадцать восьмого года.
Илте произвел движения пальцем по экрану компьютера.
Внезапно вместо поляны и окружающего леса вокруг них оказалась аудитория какого-то института. Эта новая обстановка наблюдалась на глубину радиусом десять метров во всех направлениях от компьютера.
Студенты в белых халатах, юноши и девушки, сидели в аудитории. Напротив них за кафедрой стоял старичок-профессор, но без белого халата, а в костюме, в галстуке и в пенсне. У него на голове была большая лысина, по бокам наполовину седые волосы. Его подбородок был украшен козлиной бородкой, что придавало лицу вытянутый вид. Его глаза блестели, но были холодными и надменными. Свои слова он подкреплял постоянными движениями правой руки и сильно грассировал. Студенты внимательно его слушали.
- Итак, проблема борьбы с инфекциями неразрешима, - говорил старичок. – Бактерии являются прокариотами, они устроены гораздо проще, чем эукариоты, то есть чем клетки многоклеточных организмов, в том числе человека. Поэтому невозможно найти вещество, которое действовало бы на какой-нибудь процесс и убивало бы бактерии, но не действовало или действовало бы незначительно на человека. Этого не будет никогда! Запомните это! Раньше некоторые лжеучёные, например Полотебнов, пытались для борьбы с инфекциями использовать плесень. Это яркое проявление дикого невежества и многовековой отсталости в научном развитии царской России. Некоторые недоумки в нашей стране до сих пор увлекаются этими проявлениями мракобесия и продолжают искать в плесени чудодейственные вещества для лечения инфекций. Таких неучей надо гнать подальше от науки. Русским учёным надо не заниматься неизвестно чем и не искать чего-то особенного, а им надо идти за цивилизованным миром, равняться на Европу и брать пример с европейских учёных, так как только в Европе развивалась наука, а в отсталой царской России никакого научного прогресса не было. Только следуя за Европой, русские учёные могут хотя бы чему-нибудь научиться, а не копаться в плесени, что само по себе смешно. Лекция окончена. Можете быть свободны.
Профессор тряхнул козлиной бородкой и вышел из аудитории. Юноши и девушки поднимались со скамей и также следовали к выходу из аудитории.
Илте провел пальцем по компьютеру. Аудитория вокруг исчезла, и вновь появилась лесная поляна.
- Этот профессор сейчас нёс явный бред. Это же чушь, - лицо Алексея выражало удивление и презрение одновременно.
- Да, это точно. Он говорил полную ахинею. Особенно если учесть, что в следующем, тысяча девятьсот двадцать девятом, году Флеминг в плесени обнаружит пенициллин, - подтвердил Илте. – Ну, теперь давай посмотрим прошлое с центральной площади. Какой момент времени из прошлого выберем для начала просмотра?
Илте сложил и убрал в карман один компьютер и потом достал из другого кармана другой компьютер.
- Давай посмотрим, что стало в городе, как обычно пишется в былинах, через тридцать лет и три года, - выразил свое желание Алексей.
- Хорошо, - согласился Илте.
Вновь поляна и лес вокруг пропали. Вместо этого появился участок центральной улицы города и часть площади. Мимо шли люди, группками и по одному. Одеты люди были несколько однообразно и бедновато, но вполне прилично и даже нарядно. Внезапно громкоговоритель на вершине близлежащего столба закашлялся, захрипел, и оттуда послышался строгий мужской голос.
- Сегодня, двенадцатого апреля тысяча девятьсот шестьдесят первого года…
Вокруг столба с громкоговорителем собралась группа людей, Проходившие мимо люди останавливались, и группа слушателей росла.
- Ой, батюшки, только бы не война, - всплеснув руками, тихо воскликнула одна женщина.
- Тихо ты, балаболка, - цыкнул на неё стоящий рядом мужчина.
- … совершён первый в мире успешный космический полёт вокруг Земли на советском космическом корабле «Восток», который пилотировал гражданин Советского Союза майор Гагарин, - продолжал медленно и торжественно говорить диктор по радио.
Вдруг одновременно все стоящие здесь люди закричали изо всех сил «Ура!!! Ура!!!» и принялись целовать друг друга. Потом все стали смотреть на небо, не пролетит ли там космический корабль. Некоторые показывали пальцем вверх и утверждали, что видели его. Говорили все сразу, поэтому трудно было разобрать все подробности, но общий смысл сводился к тому, что мы знали, что это произойдет, и что нам надо брать пример с космонавтов. Так продолжалось минут двадцать, и конца ликованию людей не было видно.
Илте провел пальцем по компьютеру. Окружающие люди и площадь исчезли. Снова вокруг была лесная поляна.
- Да… Супер… А ведь это было приятно слушать, - сказал Алексей.
Илте посмотрел на небо и по сторонам.
- Нам пора возвращаться домой, - проговорил он. – Через четыре часа здесь станет темно. Нам лететь три часа. Хотя у нас сейчас круглосуточно светло, но всё равно нам пора возвращаться.
Они сели в машину, набрали на ней высоту и по прежнему пути, только в обратном направлении, полетели домой.
В пути Алексей всё время возвращался мыслями к тем событиям из прошлого, свидетелем которых он сегодня стал. Илте без особенной необходимости первым вообще не начинал разговор. Поэтому дорога домой проходила в молчании.
По прибытии домой (так как дом доктора на эти восемь дней проживания Алексея в нем стал его домом) Алексей сразу прошел к себе в комнату, умылся, привел себя в порядок и спустился на ужин.
- Что интересного вы с Илте видели сегодня? – обратился к Алексею Дмитрий Викторович.
Алексей рассказал ему о том, где они были и что они видели.
- Как-то это несколько отличается от того, что я раньше слышал о жизни в Советском Союзе, - поделился своими мыслями Алексей. – А где же всеобщий страх и забитость?
Все присутствующие улыбнулись наивной искренности вопроса Алексея.
- Ты видел сегодня жизнь советских людей в разное время, в разных условиях и заметил изменения, - сказал Дмитрий Викторович. - Это чувственное восприятие, на основании которого ты тоже можешь делать правильные выводы. Но вот тебе только факты. В тысяча девятьсот двадцать девятом году экономика в СССР была основана на кустарщине, промышленности фактически не было. В тысяча девятьсот тридцать девятом году в СССР была развитая промышленность и высокая культура производства. За десять лет произошло создание промышленности и полное обновление структуры экономики. Аналогов этому в мире не было и нет. Так эффективно работать могут только свободные и счастливые люди. В тридцатые годы в Советском Союзе был высочайший подъём творческой деятельности и в науке, и в культуре. Результативной творческой деятельностью могут заниматься только свободные люди в свободных условиях жизни и труда, когда их труд поддерживается и результаты их труда востребованы обществом . Именно такие условия для свободного труда и счастливой жизни людей и были созданы в Советском Союзе в тридцатые годы.
- А ведь правда… Но ведь двигать прогресс должны учёные. А мне как-то не верится, что тот старичок, которого мы с Илте сегодня видели, как он ни был похож на профессора при всей своей серьёзности, мог способствовать прогрессу. Тогда в чём же дело? – скептически спросил Алексей.
- Под словом «учёные» ты имеешь ввиду интеллигенцию? – уточнил Дмитрий Викторович.
- Ну да. Тех, кого сейчас называют «креативный класс», - пояснил Алексей.
- Интеллигенция это не те, кто просиживает штаны в институтах или снимается в сериалах. Интеллигенция это те, кто по своему убеждению, а не из корысти, служит другим людям и способствует культурному прогрессу народа. "Креативный класс" никакого отношения к интеллигенции не имеет. В чём их «креативность»? Только в том, что они приспособились хапать деньги и презирают тех, кто честно живёт, и громко орут в средствах массовой информации о том, как власть и другие люди их "зажимают" и "не понимают". "Креативный класс" это обнаглевшая и обожравшаяся примитивная шпана. Вот сегодня ты видел такого «креативного» представителя из прошлого времени.
Алексей впервые видел проявление эмоций у Дмитрия Викторовича, и это ему понравилось.
- Как всё-таки хорошо увидеть события прошлого самому. Сразу всё становится ясным. И можно самому делать выводы, - проговорил Алексей, он был удовлетворён объяснением.
- Ты, как свидетель событий прошлого, сам сегодня в этом убедился, - продолжил Дмитрий Викторович. – Формирование личности у молодежи должно проводиться на примерах добра, мужества и торжества разума, а не на сочинённых историях о том, как кого-то убивали и истязали. И нам, русским, это делать очень легко, не надо далеко искать и придумывать, так как наша русская история основана именно на торжестве добра и разума.
После ужина Алексей ещё долго сидел в своей комнате, думая обо всех событиях сегодняшнего дня. Позвонил Петр Павлович.
- Да… Гуляю… Хорошо чувствую… Здесь очень интересно… Не только тундра… Ну, потом расскажу… Здравствуй, тётя. Хорошо… Да… да… да… Кушаю, кушаю… Хорошо… Ладно… Скоро… Конечно… Ну, всё, ладно… До свидания.
Алексей лёг спать в час ночи. Но за окном был яркий солнечный свет.
Глава 11
Утром Алексей проснулся самостоятельно, пять минут полежал в постели. И только потом голос Илте прозвучал в комнате.
Алексей самостоятельно спустился в столовую. На лицах присутствующих он заметил легкую озабоченность, которая, однако, сразу же пропала при его появлении.
- Как настроение? – поинтересовался Дмитрий Викторович у Алексея.
- Отлично, - честно ответил Алексей. – Мне здесь очень… не то, чтобы нравится, а… интересно. Много нового и разнообразного.
- В мире нет ничего непознаваемого. Но всегда будет что-то ещё непознанное, - сказал Дмитрий Викторович.
Услышав это, Алексей на секунду поднял и опустил брови, как будто что-то вспомнив.
- Я вот хотел спросить…, - начал он, запинаясь, - а может внезапно возникнуть невидимая стена, которую ничем нельзя сокрушить, а потом так же внезапно исчезнуть? Учитывая всё то, что я уже видел у вас, я ничему не удивлюсь, - более решительно добавил Алексей.
Дмитрий Викторович, Илте и Хартане на мгновение бросили на Алексея пристальный взгляд. А потом Дмитрий Викторович с неприкрытым любопытством спросил:
- А где ты видел что-то подобное?
Алексей, не скрывая, подробно рассказал историю о том, как автомобиль, который вместо того, чтобы сбить пешехода, сам сплющился, врезавшись в этого прохожего.
На лицах присутствующих была видна неподдельная заинтересованность и какая-то лёгкая радость, как будто они, наконец, нашли то, что они давно потеряли.
- Где, ты говоришь, это произошло? – переспросил Дмитрий Викторович.
- В Москве, в центре, - уточнил Алексей.
- Значит, Рудольф всё-таки решил остаться там, - задумчиво, как бы размышляя вслух, медленно проговорил Дмитрий Викторович .
Минуту в помещении царила полная тишина.
- А ты не хочешь ли сегодня прокатиться в Москву вместе с Илте? – вдруг предложил Дмитрий Викторович, обращаясь к Алексею.
- Да, конечно, с удовольствием, - искренне обрадовавшись этой возможности, ответил Алексей. – Заодно я покажу Илте мой дом.
- Вот этого делать и не надо, - предупредил его Дмитрий Викторович.
- Почему? – Алексей был огорчён.
- А ты уверен, что твой отец опять отпустит тебя? Ведь курс лечения ещё не окончен. Нет, домой тебе пока показываться не следует, - твердо добавил Дмитрий Викторович.
- Ну, ладно, хорошо, - печально согласился Алексей.
На этом беседа прекратилась.
По окончании завтрака, выходя из столовой, Алексей внезапно опять что-то вспомнил.
- Вот вы меня лечите… дали мне лекарство… А больше ведь никто не смог… А вы и другие болезни можете лечить? – остановившись по полушаге, обратился Алексей к Дмитрию Викторовичу.
- Все болезни можно вылечить. Но лечение не всех болезней мы пока знаем, - этим утром Дмитрий Викторович был склонен к афоризмам. – А ты имеешь ввиду что-то конкретное?
Алексей рассказал историю матери своего друга Сергея.
Дмитрий Викторович задумался. Спустя две минуты он сказал:
- Ну, ладно. Я дам тебе лекарство. Передай его этой женщине. Пусть принимает по одной чайной ложке один раз в день в течение двадцати дней, пока не кончится.
- А что это? – поинтересовался Алексей.
- Это раствор вещества, которое называется «протеосин». Оно проникает в клетки и способствует разрушению белка прионов в нервных клетках. В результате нервная система становится нечувствительной к заражению прионами, - пояснил Дмитрий Викторович.
Через двадцать минут Алексей стоял около автомобиля и был готов к поездке в Москву. Десять минут пришлось ждать. Но вот из здания вышел Илте. Хартане тоже вышла проводить их.
- Я буду ждать вас к ужину, - сказала она.
- Мы постараемся к этому времени вернуться, - ответил Илте.
- Конечно, вернёмся вовремя, если машина не сломается, - весело добавил Алексей.
Хартане ничего не ответила. Она, не отрываясь, смотрела на Илте.
Машина быстро поднялась в воздухе и взяла курс на Москву.
Сначала Алексей и Илте молчали: Илте о чём-то думал, Алексей смотрел в окно машины. Потом Алексей решил прервать молчание и провести время в пути более интересно за разговором.
- А Дмитрий Викторович, он занимается физикой или медициной? – спросил Алексей.
- Доктор занимается разными вопросами, - Илте говорил немногословно.
- А какие ещё болезни он умеет лечить?
- Разные.
- Ну, какие, например, из тех, что считаются неизлечимыми?
- Опиоидную наркоманию.
- Но разве это болезнь? Это вредная привычка, - не согласился Алексей.
- По причине появления – да. А по механизму развития – болезнь. Так как в этом случае образуется порочный круг патологических процессов, в данном случае биохимических, как и при любой болезни.
- И как же её лечить?
- Доктор открыл вещество, морфоксин, которое имеет не резко выраженное сродство к опиоидным рецепторам и быстро прекращает своё действие, на уровне энкефалина. Это вещество вызывает активацию психической деятельности и приятные ощущения, но не вызывает привыкания и зависимости. Вот им и можно лечить опиоидную наркоманию.
- И приятно, и полезно, - пошутил Алексей.
- Что приятно, то полезно. Это основа выживания организма. Любые извращения этого закона ведут к гибели. На примере наркотиков это наглядно проявляется, - серьёзно проговорил Илте.
- Ну, а ещё какую сложную болезнь можно вылечить? – Алексею действительно стало интересно говорить о науке.
- Шизофрения.
- Сумасшедших не вылечишь, - не согласился Алексей.
- Некоторых психические болезни пока неизвестно как вылечить. А вот шизофрению вылечить можно, - Илте говорил спокойно и понятно. – При шизофрении увеличена активность фермента, синтезирующего серотонин. Поэтому концентрация серотонина в коре мозга и в клетках крови тромбоцитах повышена, а в подкорковых образованиях снижена. Доктор открыл вещество, адебутисин, которое нормализует содержание серотонина в организме. В результате больные шизофренией выздоравливают.
- Выздоравливают и перестают быть гениями, - добавил Алексей.
- Больные шизофренией не являются гениями, - возразил Илте. – Их мышление происходит впустую, оно безрезультатно. И общаться с ними сложно. А гении создают новое и полезное для людей. Больные шизофренией и гении являются противоположностями по психической деятельности.
- И откуда ваш доктор всё знает? А, может быть, он ошибается? Ну, один или два раза случайно у него получилось, а потом, может быть, с другими людьми и не получится.
Алексею стало неприятно быть в роли ученика, когда в роли учителя был его ровесник. Раздражение явно замечалось в его последних словах. Но Илте был непробиваем.
- Факты и логика ведут к правильным выводам. А доказательством истины является её воспроизводимость. Если относительная разница арифметических средних, а также стандартных отклонений опытного и контрольного рядов в исследовании больше величины, обратной числу наблюдений в опытном ряду, то различие между опытным и контрольным рядами достоверно.
- Ну, и ладно, - ответил Алексей.
Беседа прекратилась. Алексей снова стал интересоваться в окно окружающей природой, которая уже существенно изменилась в тех местах, над которыми пролетала в вышине их автомашина. Тундра сменилась тайгой, а тайга уступила место смешанным лесам средней полосы России. Алексею сильно захотелось увидеть Пелагею Матвеевну. Он сам удивился этому внезапному чувству, которого раньше у него никогда не возникало. Алексей попытался думать о других вещах, но постоянно возвращался мыслями к дому.
Илте, было видно, внимательно думал над определенным вопросом. Спустя сорок минут молчания он сказал:
- Сейчас будем спускаться на дорогу.
Они приземлились на шоссе в безлюдном месте на северо-востоке Москвы. Дальше автомобиль «Ока» продолжал путь привычным для всех людей способом. Илте на скорости шестьдесят километров в час вёл автомобиль в сторону центра.
- Значит, около ипподрома? – уточнил Илте.
- Да, рядом, чуть севернее, - подтвердил Алексей.
Добравшись до указанного места, Илте остановил машину. Он взял какую-то коробочку, напоминавшую по форме карманную записную книжку, раскрыл её, поискал там что-то взглядом и потом нажал на найденном месте. После этого он поднял вверх руку с этой коробочкой и стал ждать.
- Что ты делаешь? – спросил Алексей.
- Определяю местоположение Рудольфа, - пояснил Илте. – Каждый человек даёт излучение только ему присущего рисунка электромагнитных волн. Это как отпечатки пальцев. В медицине они регистрируются в виде электрокардиограммы и электроэнцефалограммы. По ним определяется характер деятельности сердца и головного мозга. Но официальная наука пока не может найти отличие волн одного человека от волн другого и не может регистрировать эти волны на расстоянии от данного человека. Доктор может. Этот созданный им прибор регистрирует присущие конкретному человеку волны на расстоянии до десяти километров.
Илте замолчал и продолжил ждать и наблюдать за прибором. После всего виденного им в последние несколько дней Алексей нисколько не удивился словам Илте и только решил уточнить:
- Но в данном радиусе вокруг находятся миллионы людей. Как же узнать волны именно от Рудольфа?
- Мы знаем рисунок Рудольфа. Сейчас прибор настроен именно на его рисунок волн. Как только этот рисунок электромагнитных волн будет зарегистрирован, прибор сразу же покажет место его расположения.
В Москве было двадцать шесть градусов тепла, вдоль проспекта дул легкий ветерок, кое-где городской пейзаж разбавляли отдельные зелёные деревца, по небу плыли небольшие облачка, периодически на короткое время закрывавшие Солнце. Алексей спокойно сидел в машине и ждал.
Вдруг прибор пискнул. Илте приблизил коробочку к лицу и внимательно рассмотрел то, что было изображено на экране прибора.
- Два километра на север. Во дворе жилого дома, - удовлетворенно сказал Илте и завёл машину.
Они поехали в нужном направлении. Через пять минут машина остановилась во дворе найденного дома.
Илте и Алексей вышли из машины и осмотрелись. Людей во дворе дома практически не было.
Вдруг Алексей увидел человека, сидевшего на скамейке у подъезда. То был тот самый странный пешеход. Он был занят изучением экрана своего смартфона. Илте также заметил его
- Это Рудольф? – спросил Алексей.
- Да, - коротко ответил Илте.
Рудольф их не замечал. Илте и Алексей обошли его и оказались за его спиной. Что они собирались делать дальше, Алексей не знал.
- Здравствуйте, - сказал Илте. – Вы забыли положить на место одну вещь, когда расстались с Дмитрием Викторовичем. Передайте её мне. Я отнесу её на место.
Услышав первые слова, Рудольф вздрогнул и на мгновение, напрягшись, застыл в оцепенении. Потом он медленно повернул назад голову. По его взгляду было видно, что он узнал Илте.
- У меня ничего нет, - проговорил Рудольф.
- Этот человек,- Илте кивнул в сторону Алексея, - видел вас и эффект защитного поля рядом с вами.
- Ну и что? Где он видел? Что он видел? Он мог ошибиться и принять за эффект поля что-нибудь другое. Или, может быть, это поле включил кто-нибудь другой. Это ничего не значит.
- Не надо заниматься пустословием. Верните генератор защитного поля. Вы не умеете им пользоваться по назначению, – Илте говорил спокойно и терпеливо, но настойчиво.
- Можно подумать, ты умеешь. С чего ты взял, что можешь приходить и что-то требовать от меня? Я никому ничего не обязан делать. У меня ничего нет, - Рудольф внезапно стал сильно раздражен.
Илте, не говоря худого слова, резко вытянул вперёд руку, в которой был зажат маленький чёрный кружок, и прикоснулся им к шее Рудольфа. Рудольф как бы окаменел в той позе, в которой он находился. Он только поверхностно дышал и вращал злыми глазами.
- Не бойтесь. Это дитилин в строго определённой дозе. Вы можете дышать. А через десять минут вы снова сможете двигаться, - Илте проговорил это таким тоном, как будто объяснял школьникам правила дорожного движения.
Всё это время Алексей наблюдал данную сцену с большим интересом и отстранённо, как в кино. Тем временем Илте тыльной стороной кисти постучал по карманам рубахи и брюк Рудольфа. Потом с удовлетворенным видом он вынул из правого кармана брюк Рудольфа небольшую трубочку около одного сантиметра в диаметре и десяти сантиметров в длину и положил её в свой карман. Затем Илте достал из своего другого кармана плёночный компьютер и провел пальцем по экрану. Через две секунды на экране появилось изображение Дмитрия Викторовича, позади которого стояла Хартане.
- Доктор, всё в порядке, - Илте вытащил трубочку и показал её Дмитрию Викторовичу. – Вот Рудольф. Его пришлось временно парализовать. Мы сейчас уходим.
Лицо Дмитрия Викторовича было несколько печально. Хартане наоборот, видя Илте, была радостна.
- Рудольф, - обратился Дмитрий Викторович, - ты ошибся. А я ведь тебе говорил. Знание предполагает ответственность. Без наличия ответственности знание неизбежно приводит к разрушению. Именно поэтому инопланетяне, если даже и прилетят когда-нибудь на Землю, не будут завоёвывать нас. Чтобы развить технику до уровня межзвездных путешествий и при этом не уничтожить свою цивилизацию, надо быть существами очень высокой нравственности. Ты не готов к получению знания.
На лице Рудольфа вместо каменной неподвижности стали появляться различные гримасы.
- Через минуту действие дитилина закончится, - сказал Дмитрий Викторович,- и он полностью сможет двигаться. Чтобы не привлекать к себе внимания, вам пора уходить. У вас в Москве есть ещё одно дело. Алексей знает.
Изображение на экране компьютера исчезло. Илте свернул его и положил в карман. Услышав слова о ещё одном деле, Алексей оживился. Не обращая внимания на корчившего рожи Рудольфа юноши быстро пошли к автомобилю и сели в него.
- Куда? – спросил Илте.
- Я покажу. Поехали, - ответил Алексей.
Машина двигалась в сторону центра. Её периодически обгоняли модные иномарки, из которых проезжавшие неизменно бросали на их автомобиль пренебрежительные взгляды. Наконец, Алексей не выдержал и обратился к Илте:
- Прибавь скорость. Ну, что мы так плетёмся?
- У нас есть время. Пятьдесят километров в час. Мы хорошо едем. Ты боишься опоздать?
- Не в этом дело. Нас же все обгоняют, - в голосе Алексея слышалась глубокая печаль.
Илте слегка улыбнулся и ничего не сказал. Машина, которая могла лететь над облаками со скоростью тысяча двести километров в час (во всяком случае, Алексей был этому свидетелем, а максимальной скорости машины он не знал), используя энергию ядерного синтеза, увеличила скорость до шестидесяти километров в час.
Тем временем они подъехали к дому, в котором жил Сергей, студенческий друг Алексея. Автомобиль остановился во дворе около угла дома. Во дворе никого не было. Алексей на минуту задумался, сидя в машине. Потом он вышел из машины, отошёл в сторону на несколько шагов, достал свой смартфон и позвонил Сергею. Ожидая ответа, Алексей ходил туда и обратно.
- Привет, Серёга. Ну, как ты? Готовишься? Я-то нормально. Я во дворе твоего дома около подъезда. Нет, ты спустись. Расскажу. Да уж, они тебе порасскажут. Ну давай, жду.
Завершив разговор, Алексей перекладывал смартфон из одной руки в другую, как горячий камень. Он пошел к подъезду Сергея. Через две минуты Сергей вышел из дома. Алексей подошел к нему.
- Я слышал, ты заболел, - начал Сергей, - и пропустишь экзамены. Сказали, ты в больнице. Вот люди, лишь бы трепаться… Рад тебя видеть.
- Говорят, они кур доят, - засмеялся Алексей несколько натянуто. – Ну, да, я приболел… Но я уже почти вылечился… Я приду на экзамен.
- А где ты был? Тебе никто не мог дозвониться, - поинтересовался Сергей.
- Меня не было дома. Я отключал телефон днём, чтобы не отвлекаться от подготовки к экзамену. У меня болезнь, которую никто не смог лечить. Только один доктор взялся. Он живёт в Сибири. Я был у него. Я уже почти вылечился. Ещё осталось несколько дней лечения. Поэтому меня ещё несколько дней здесь не будет. Он знает очень много. Я видел у него много удивительных вещей. Я его попросил, и он дал лекарство для твоей мамы. Вот пузырёк. Там на бумажке написано, как надо принимать. Всё. Держи.
Алексей произнёс эти слова быстро, на одном дыхании, не прерываясь, сунул пузырёк в руку Сергею и быстро, не оглядываясь, пошёл в сторону автомобиля.
Сергей остался стоять на месте и растерянно смотрел Алексею вслед. Пузырёк с лекарством он крепко держал в руке.
Алексей быстро сел в машину. Илте вопросительно взглянул на него.
- Поехали, поехали, - нетерпеливо проговорил Алексей.
Через пять минут езды Алексей попросил:
- Давай заедем ко мне домой. На одну минуту. Просто посмотреть.
- Доктор же объяснил, почему нельзя этого делать, - возразил Илте. – Отец же наверняка тебя обратно не отпустит. И тогда ты не закончишь лечение, и всё будет напрасно.
- Ну, хоть издали, сверху… Так, чтобы нас никто не заметил… Просто посмотреть…
Илте как-то глубоко вздохнул, поёрзал на сиденье, помолчал несколько секунд и потом сказал:
- Ладно. Издали. Только посмотреть. Чтобы никто не заметил.
Машина изменила направление движения, и они поехали в сторону элитного посёлка под Москвой, где находился дом Алексея. Он был оживлен и постоянно указывал путь, когда и куда надо повернуть. Автомобиль двигался с небольшой скоростью, как обычно бывает при спокойных прогулках.
Впереди показалась группа людей. Они шли по тротуару, занимая всю его ширину, и другим прохожим приходилось их обходить сбоку. Их было около ста человек, они что-то кричали и жестикулировали. В основном это были молодые люди и девушки до тридцати лет, но между ними встречались и отдельные люди среднего возраста. Вдруг они заметили машину, в которой ехали Илте и Алексей. Послышались смешки и банальные шутки про результат автомобильного аборта. Толпа вышла на проезжую часть и загородила дорогу. Автомобиль, в котором находились двое ребят, вынужден был остановиться.
- Эге… да там чучмек, - сказал молодой парень из толпы, чей вид свидетельствовал о его южном происхождении, указывая на Илте.
- Он, наверное, не знает, что Россия для русских. Ты этого не знаешь? – спросил, обращаясь к Илте, другой подросток из толпы.
- Давай наберем высоту и улетим, - предложил Алексей.
- Этого сейчас нельзя делать, - сказал Илте.
Илте открыл дверь и вышел из машины. Алексей удивился такому его поступку, но сразу же вышел из машины вслед за ним, не зная зачем и не имея никакого дальнейшего плана действий.
- Я полностью согласен с вами. Это совершенно правильно. Россия для русских, - Илте говорил уверенно и чуть громче обычного. – Но кто такие русские? Русские это нация России. Нация это все граждане России, имеющие постоянное место жительства в России, считающие Россию своей Родиной, живущие в соответствии с требованиями русской культуры, которая объединяет все народности России. Нация это общая культура. Россия не для иностранных стервятников и их холуёв, мечтающих уехать к ним и лечь под них. Россия для русских. Это совершенно правильно. Я такой же русский, как и вы.
- Чем ты можешь доказать, что ты русский? Внешностью или документами? Это мы видали такое, что отец литовец, мать молдаванка, а дети русские, и всё это подтверждалось советскими паспортами, - послышался голос из толпы с последовавшим за ним всеобщим смехом.
- Чистота крови хороша при определении пород у собак, - продолжал Илте совершенно спокойно. – Национальность у людей определяется по другим характеристикам. Национальность определяется не генами, а принадлежностью к культуре народа, по которой человек живет. То, что потомки людей отдаленного происхождения с отличающимися генами физически и умственно более развиты, это давно известно в биологии и в медицине. То, что при родственных браках рождаются дети с врожденными болезнями и уродствами и умственно неполноценные, это известно с античных времен. Группы людей, находящиеся в изоляции по националистическим или религиозным предрассудкам, постепенно вырождаются. Известно о распространенных наследственных болезнях среди средиземноморских народов и в различных религиозных общинах в Америке. Произошло вырождение таких длительно изолированных народов как австралийцы, жители островов Тихого океана, индейцы Амазонки, бушмены Африки и так далее. Япония в середине девятнадцатого века находилась на грани вырождения, но японцы вовремя одумались после контакта с окружающим миром и в первую очередь благодаря дипломатическим миссиям России в пятидесятых годах девятнадцатого века, они стали более открытыми и совершили рывок в развитии. Несмотря на очевидность выше изложенного, во всем мире только в России на деле осуществлено равноправие народов.
- А парень не дурак. Видать, и вправду русский, - громко сказал мужчина средних лет в группе людей, стоящих перед автомобилем.
- Во всём мире титульная национальность либо уничтожает, либо выгоняет все другие национальности, - продолжал Илте. - Единственной страной в мире, где свободно могут жить люди любой национальности, не боясь за свою национальную культуру, является Россия. В России много национальностей, но только одна нация - русская. Одна нация - одно государство. Русская культура - это ствол дерева, на котором привито много ветвей разных национальных культур. Русская культура сама по себе, а тем более в совокупности с питаемыми ею многими национальными культурами, образует такое культурное богатство, которого нет больше нигде в мире.
Среди стоявших людей послышались одобрительные возгласы. Стоявшая в первом ряду девушка приблизительно двадцати лет, с русыми, зачесанными назад и собранными в узкую косичку волосами, с выразительными голубыми глазами и тонкими чертами лица, несколько торопясь и волнуясь, вступила в разговор:
- Русский народ обладает качеством, которое как огонь жжёт подлецов и обогревает честных людей. Это стремление к правде, справедливости, нетерпимость лицемерия и равнодушия. Вот подлецы и задыхаются в попытках, если не истребить эти качества, так оболгать. Мы не позволим им!
Вся группа собравшихся людей одновременно произнесла, очевидно, принятое у них торжественное обещание:
- Клянёмся нашей Родиной священной, душой своею, чистою сейчас, сияньем солнечным благословенным, правами русских, вечными для нас.
Алексей ранее в Москве никогда не встречал такие группы людей, то есть с такими лозунгами. Поэтому он с волнением и в то же время с интересом наблюдал за разворачивающейся перед ним ситуацией.
- А ты что же затаился, ничего не говоришь? По виду ты русский. А ты патриот? – неожиданно спросил Алексея всё тот же мужчина средних лет, который перед этим признал Илте русским.
Илте хотел что-то сказать, но Алексей опередил его:
- Патриотизм это не крик на митингах. Патриотизм это поддержка честных ответственных людей в стране. Государства ставят памятники своим выдающимся людям. Дела выдающегося человека являются памятником его стране.
Сказав это, Алексей удивился сам себе. Автором начала его короткого выступления был он сам, а окончание являлось словами, слышанными им давно. Илте бросил на него уважительный взгляд.
- Сейчас всё продаётся за доллары, - опять та же эмоциональная девушка с косичкой, вероятно, хотела высказаться полностью, - капиталисты продают права и независимость нации за доллары. Национальная независимость и национальный суверенитет выброшены за борт. Но мы восстановим национальную независимость и национальный суверенитет и благодаря этому пойдём вперёд. Потому что мы патриоты своей страны, мы руководящая сила нации!
Вся группа людей двинулась вперёд вдоль улицы, освободив тем самым проезд для автомобиля Илте и Алексея. Многие из этой группы людей помахали рукой им. Ребята помахали им в ответ.
Солнце припекало, на небе не было ни облака. Илте и Алексей продолжили свой путь.
- Хорошие люди, - через пять минут езды как бы самому себе сказал Илте. – Им бы только нужно побольше знаний и правильного руководителя.
Алексей понял, что Илте имел ввиду Дмитрия Викторовича.
- Хорошие, но только очень… громкие, - ответил Алексей.
Через полчаса впереди показался контрольно-пропускной пункт при въезде в элитный посёлок, где находился дом Алексея. Илте остановил машину за деревьями.
- Ни по земле, ни по воздуху незаметно проникнуть внутрь нам не удастся, - сказал Илте.
- Но ведь мы же приехали сюда не для того, чтобы вот так уехать отсюда, - с готовностью спора проговорил Алексей. – Я не войду в дом и не буду ни с кем разговаривать.
- Всё равно это станет всем известно. Надо, чтобы нас никто не видел.
- Это как?
- Мы дальше будем передвигаться в воздухе на небольшой высоте, а свет будет путём многократных преломлений огибать нашу машину.
Илте достал из кармана компьютер в виде плёнки, развернул его и провел пальцем по его поверхности. Вокруг автомобиля возникла как бы оболочка, сквозь которую можно было видеть все находящиеся за ней вещи вокруг как через солнцезащитные очки, но вполне отчётливо. Илте пояснил:
- Снаружи нас теперь никто не видит. Но могут слышать, так как движению звука это не препятствует. Поэтому надо быть осторожными.
Илте снова привёл автомобиль в движение. Машина поднялась на пятнадцать метров вверх и начала двигаться над деревьями.
На пункте пропуска никто не обратил внимания, что у них над головой в охраняемый посёлок проник автомобиль с двумя молодыми людьми.
Алексей с интересом рассматривал знакомые места сверху, пульс у него был учащён.
- Вон там. Видишь? – внезапно воскликнул он, показывая на крышу одного из особняков.
Илте поднял вверх указательный палец, призывая к соблюдению тишины.
- Это твой дом? – уточнил он тихим голосом.
Алексей кивнул.
- Мы сейчас приземлимся перед ним. Но ты должен оставаться в машине, - предупредил Илте.
Автомобиль опустился на асфальт перед гаражом рядом с домом Алексея.
Алексей сидел в кресле салона автомобиля, осматривая через открытое окно дверцы машины свой дом. Потом его взгляд неотрывно сосредоточился на входной двери дома. Так прошло двадцать минут.
- Ладно. Поехали, - глубоко выдохнув, сказал Алексей.
Илте кивнул и хотел дать ход машине. Но в этот момент в окне первого этажа внезапно мелькнула тень пожилой женщины.
- Тётя! – отдаваясь мгновенному порыву и забыв о предосторожности, крикнул Алексей и хотел высунуть руку из окошка машины, чтобы помахать в знак приветствия.
Женщина никак не отреагировала на возглас Алексея, а у него так и не получилось высунуть руку из машины. Не было видно никаких препятствий, но в проёме окна дверцы машины со стороны Алексея находилась твердая невидимая стена. Алексей понял, что он ощутил эффект защитного поля.
Илте поднял машину и направил её движение в ту сторону, откуда они сюда прилетели. Крыша дома Алексея, а потом и весь посёлок скрылись из виду за деревьями.
Машина ещё увеличила высоту полета и скорость. В салоне стало прохладно. Видимость оболочки вокруг машины, напоминавшая взгляд через стекло солнцезащитных очков, исчезла. Алексей закрыл окно дверцы машины со своей стороны. Илте окно со своей стороны не открывал. Автомобиль двигался в вышине курсом на жилище доктора.
Полёт проходил в молчании.
- Звукоизоляция тоже была включена? – через полчаса спросил Алексей.
- Да, - быстро отозвался Илте. – Эффект невидимости, защитное поле, звукоизоляция. Я подстраховался. Твоя эмоциональность и отзывчивость в данном конкретном случае могли принести разрушение. Хотя в другой ситуации это может принести большую пользу.
За всё остальное время пути никто не произнёс ни слова.
В одиннадцать часов вечера Илте и Алексей вернулись к дому Дмитрия Викторовича. Хартане при их приземлении сразу же выбежала из здания и пожала двумя своими маленькими ладонями руку сначала у Алексея, а потом у Илте.
- Всё хорошо? – спросила Хартане.
- Всё нормально, - ответил Илте.
Через пятнадцать минут в столовой Алексей и Хартане слушали, как Илте рассказывал Дмитрию Викторовичу о сегодняшнем дне. После того, как Илте закончил рассказ, Дмитрий Викторович обратился к Алексею:
- Какие у тебя впечатления от сегодняшнего дня?
- Много всего было, - ответил Алексей. – Но мне понравилось. Я не думал, что в Москве рядом такая… разнообразная жизнь. Увлекательно.
- Уже хочешь домой? Надоело гостить? Скучно? – Дмитрий Викторович хитро улыбнулся.
- Здесь очень интересно, - совершенно искренне ответил Алексей. – Но по дому я немного соскучился. Дома… всё по-другому.
Дмитрий Викторович не стал утомлять ребят дальнейшим разговором.
Через час после ужина, находясь в своей комнате, Алексей посидел на стуле, глядя в окно, где было светло ночью, и размышляя над событиями прошедшего дня. Потом он решил продолжить размышления, лёжа в кровати. Через десять минут после его перехода в горизонтальное положение дыхание Алексея было ровным и глубоким.
Глава 12
Наступило утро четвёртого дня пребывания Алексея в гостях у людей, которыми он не переставал втайне удивляться – так всё необычайно и одновременно буднично было у них, так много нового он узнал за время своего пребывания здесь.
Алексей уже полностью освоился с привычным маршрутом по зданию между входом, гостиной на первом этаже, своей комнатой и столовой. В то же время в здании имелось много комнат и помещений, в которых он никогда не был, и двери которых всегда были закрыты на ключ (это Алексей несколько раз проверял).
Алексею очень хотелось хотя бы немного приблизиться к пониманию той деятельности, которой занимался доктор Дмитрий Викторович и двое его помощников – Илте и Хартане. Алексей видел удивительные результаты их научной работы, но сам процесс работы и исследований он не видел и не представлял себе его суть.
Алексей спустился в столовую. Как всегда, все были уже там.
- Куда мы сегодня поедем? – весело спросил Алексей.
- Сегодня у тебя день отдыха, - улыбнулся Дмитрий Викторович. – Сегодня все останутся дома.
Алексей на минуту задумался.
- Чем же мне заняться?
- Если хочешь, можешь воспользоваться моей маленькой библиотекой в гостиной первого этажа, - предложил Дмитрий Викторович.
- А нельзя ли использовать для получения информации ваши чудесные компьютеры в виде плёнки, которые дают голографическое изображение? – попросил Алексей.
- Для развлечения у тебя есть твой смартфон, - возразил Дмитрий Викторович.
- Я не для развлечения. Я хотел бы просто узнать хотя бы часть из того, чем вы занимаетесь, получить часть ваших знаний. Мне это интересно.
В голосе Алексея слышались нотки обиды. Не обращая на это внимания, Дмитрий Викторович сказал:
- Если не для развлечения, а для получения научной информации, то лучше всего воспользоваться бумажными книгами.
- Но они же старые.
- Там находятся разные книги: и старые, и новые. Но год их выпуска не имеет значения. Законы природы с течением времени не меняются.
- Спасибо. Я посмотрю книги, - ответил Алексей.
- Илте и Хартане, - обратился Дмитрий Викторович к своим помощникам, - через час зайдите ко мне. Осталось три дня.
- Да, доктор, - ответили они оба.
Завтрак закончился. Все люди разошлись по своим делам.
Алексей поднялся к себе в комнату. Он посмотрел в окно. Ровный мягкий солнечный свет равномерно распределялся во всём окружающем пространстве вокруг. Алексей включил свой смартфон и зашёл в интернет. В Индонезии землетрясение, в Америке лесные пожары, в аэропорту Нидерландов воры украли крупную партию золота, в Англии голая женщина бегала по городской площади и требовала равноправия полов. Ничего интересного. Алексею стало скучно.
Он решил было уже позвонить отцу или тёте, но потом передумал. Обычно он звонил домой вечером. Такой звонок в неурочный час мог напугать его домашних и даже вызвать панику у тёти, что в свою очередь могло бы привести к резким и ненужным действиям его отца. Нет, сейчас лучше не звонить, лучше потерпеть и дождаться вечера.
Алексей выключил смартфон. Посидев ещё двадцать минут в мечтах и раздумьях, он спустился в гостиную на первом этаже.
Ни в коридорах, ни в гостиной никого не было видно. Всего только четыре дня назад Алексей с отцом впервые вошли в это здание и именно в этом помещении впервые встретились с Дмитрием Викторовичем. А кажется, что прошло уже несколько лет. Так сильно Алексей привык к трём обитателям этого места в тундре.
Шкафы с книгами занимали все стены, от пола до потолка. Алексей прошелся вдоль книжных полок, читая названия книг на корешках. Там были книги по математике, по физике, по астрономии, по химии, по геологии, по биологии, по медицине, по истории. Книги были старые и новые, толстые и тонкие, но все на русском языке. Последнее обстоятельство обрадовало Алексея.
Алексей взял первую попавшуюся книгу и стал сначала пролистывать её, потом просматривать содержание страниц, а потом и читать отрывки текста. Прочитываемые им отрывки текста становились всё больше и больше. Алексей стал понимать смысл того, что он читает. Так он переходил от книги к книге, причем время просматривания текущей книги постоянно увеличивалось. В конце концов это настолько увлекло Алексея, что он не заметил, как через несколько часов в гостиной появился Дмитрий Викторович.
- Увлекательное занятие? – спросил его Дмитрий Викторович.
От неожиданности Алексей вздрогнул.
- Да, очень интересно. Мне нравилось в начальных классах в сентябре так же просматривать содержимое учебников, по которым предстояло учиться в начавшемся учебном году. Сейчас у меня возникло похожее ощущение, желание узнать что-то новое.
- Что же тебя больше всего заинтересовало? Какая наука?
- Ну… пожалуй… физика… и история. Здесь много всего нового и неожиданного.
Дмитрий Викторович смотрел на Алексея доброжелательным и одновременно испытывающим взглядом.
- Похоже на приключения, когда неизвестно, чем всё закончится. Так ведь? Во всяком случае, такие ощущения бывают у меня при изучении каждого нового неизвестного вопроса, - признался Дмитрий Викторович.
- Да, наверно, так. Я, вообще, люблю разные загадки и тайны, - в ответ на откровенность Алексей стал говорить тоже более откровенно.
- Ты здесь нашёл какую-то новую тайну? – улыбнулся Дмитрий Викторович.
- Нет, не здесь, - Алексей несколько замялся. – Меня вот давно интересовало… Вы же знаете про Фестский диск… Я слышал, там зашифрованы тайны древних мудрецов. Многие пытались, но никто не смог его расшифровать.
- Фестский диск расшифрован, - просто и буднично сказал Дмитрий Викторович.
- Расшифрован?! - переспросил поражённый Алексей. – Кем? Когда? И что же там написано?
- Мной. Около десяти лет назад. Тайн древних мудрецов там нет, - по порядку ответил на вопросы Дмитрий Викторович.
- Тогда что же там написано? – нетерпеливо задал новый вопрос Алексей.
- Фестский диск является хозяйственным отчётом о сборе налогов на Крите четыре тысячи лет назад. Учитывая время его написания, надо признать, составлен он очень толково.
Никогда ещё от слов Дмитрия Викторовича Алексей не испытывал такого разочарования.
- Но как… каким способом вы его расшифровали? – лелея призрачную надежду на то, что Дмитрий Викторович ошибся, поинтересовался Алексей.
Отличительной особенностью Дмитрия Викторовича, которая очень нравилась Алексею, была способность разговаривать о сложных вещах простыми словами, одновременно не пытаясь искусственно и снисходительно что-нибудь упростить. Дмитрий Викторович начинал обсуждение любого вопроса сразу, без всяких надуманных предисловий, которые всегда говорятся только для того, чтобы приукрасить свои знания и принизить знания собеседника. Дмитрий Викторович со всеми разговаривал, как с равноправными коллегами.
- Любой письменный язык в начале своего возникновения представляет собой зарисовку внешних предметов и явлений, чтобы передать информацию о них отсутствующему в данный момент человеку. В начале своего развития любая письменность представляет собой схематические рисунки, идеографическое письмо. В дальнейшем эти рисунки всё более и более упрощаются и схематизируются, чтобы их легче было записывать. Так возникают сначала иероглифы, а потом алфавит.
- Причиной прогресса письменности является лень рисовать картинки для передачи информации, - вставил слово Алексей.
- В определенной степени, да. – согласился Дмитрий Викторович. – Но смысл этих рисунков должен быть интуитивно понятен тому человеку, для передачи информации которому они предназначены. Точно так же, как нам сейчас интуитивно понятен смысл нарисованных значков на экране компьютера. Поэтому для понимания смысла картинок самого начального этапа письменности надо представлять себе в общих чертах образ жизни людей того времени.
- Тайна исчезла. Вместо блестящего клада в ней оказалась серая повседневность, - с горькой усмешкой протянул Алексей.
- Но зато стала известна истина. А это главное, - совершенно серьёзно сказал Дмитрий Викторович. - Кстати, всё вполне логично: все древние памятники письменности, будь то шумерские глиняные таблички или новгородские берестяные грамоты, представляют собой именно хозяйственные отчёты. Обеспечение надёжной, в отношении еды и одежды, жизни было важно для людей во все времена.
Алексей на минуту задумался.
- Но всё же хочется найти в книгах чего-то более… возвышенного что ли, так сказать, чистую науку, - сказал он.
- Ты склонен к математике? – поинтересовался Дмитрий Викторович.
- Ну… можно сказать, - неуверенно ответил Алексей.
- Что же в математике тебе нравится?
- Точность и определённость. Это мне напоминает установление взаимосвязей между людьми при раскрытии преступлений, как в детективе.
Алексей стал говорить уже совершенно откровенно. Ни с кем раньше, даже с отцом и с тётей, он так открыто не говорил.
- Но в математике ещё очень много нераскрытых тайн, - заметил Дмитрий Викторович.
- Да, я знаю. Теорема Ферма, например, - поспешил показать свою осведомлённость Алексей.
- Скажем так, отчасти, - уточнил Дмитрий Викторович. – Теорема Ферма доказана в девяностых годах. Но только с помощью таких методов, каких даже близко не было во времена Ферма. Поэтому методы Ферма нам так и остались неизвестны.
- А-а-а… значит, тайна всё же осталась, - обрадовался Алексей.
- Не совсем так, - улыбнулся Дмитрий Викторович. – Из установления общей формулы справедливости математического выражения теоремы для показателя степени «два» легко можно доказать невозможность справедливости этого математического выражения теоремы для более высоких степеней. И это доказать во времена Ферма было нетрудно.
- Да-да, я понял. Я не смогу прямо сейчас доказать теорему Ферма, но мне понятен путь, о котором вы рассказали.
На лице Алексея было чувство удовольствия, как в детстве после съеденного шоколада. Потом он спросил:
- Значит, вы этим путём её доказали?
Дмитрий Викторович кивнул.
- А ещё что вы открыли… ну, или доказали… в математике?
В голосе Алексея слышались нотки любопытства и тревоги одновременно. Дмитрий Викторович это заметил.
- Не волнуйся. Ещё много тайн осталось. Существуют три степени познания. Сначала ты не знаешь, что ты этого не знаешь. Ты слышал что-нибудь о гипотезе Римана?
-Нет, - признался Алексей.
- Ну вот. Потом ты знаешь, что ты этого не знаешь. Как о теореме Ферма. В конце концов ты знаешь, что ты это знаешь. Как, например, таблицу умножения. Первая ступень самая обширная. Поэтому всегда будет научная тайна, на раскрытие которой можно будет приложить усилия учёного.
- Что такое гипотеза Римана? – спросил Алексей.
- Это утверждение о том, что действительная часть всех нетривиальных нулей дзета-функции равна одной второй, - ответил Дмитрий Викторович.
Алексей даже не пытался сделать серьёзное лицо.
- И что? Правда, равна? – только и поинтересовался он.
- Правда, - совершенно буднично сказал Дмитрий Викторович. - И это доказывается довольно просто, через доказательство невозможности существования нетривиальных нулей с другим значением действительной части.
Через несколько секунд паузы Дмитрий Викторович добавил:
- Вообще, чем страшнее и непонятнее выглядит формулировка задачи, тем после вникания в её суть эта задача оказывается проще. Так, например, задача «пэ-эн-пэ», утверждающая, что не все задачи являются простыми, гипотеза Ходжа, верная не более чем для восьмимерных пространств, теорема о четырёх красках, говорящая, что для раскраски любых карт нужно не более четырёх цветов, все эти задачи довольно несложные и доказаны мной.
- Где же вы публикуетесь? – вполне резонно спросил Алексей.
- В интернете, на сайтах «SciTecLibrary» и «Техно Сообщество России». Это сайты свободного доступа. Там может публиковать свои работы каждый. Поэтому золотые зёрна попадаются среди гор руды. Но зато золотые зёрна попадают туда, а не отметаются.
- А в обычных научных журналах почему не публикуетесь? – не унимался Алексей.
- Потому что там боятся публиковать новые мысли, - усмехнулся Дмитрий Викторович. – Ведь сначала суть новой вещи надо понять. Это требует работы мысли. Много лодырей работают рецензентами.
Алексей впервые увидел тень грусти в глазах Дмитрия Викторовича.
- Ты знаешь. Что такое «корчеватель»? – внезапно спросил Дмитрий Викторович.
- Ну… наверное, машина, чтобы пни от деревьев выдёргивать из земли, - подумав, ответил Алексей.
- А вот и нет, - весело ответил Дмитрий Викторович. - Это название псевдонаучной статьи, которая была составлена компьютерной программой путём бессмысленного набора внешне научных терминов, из которых были составлены предложения в соответствии с правилами грамматики. Внешне эта бессмыслица выглядела очень научно. И её сразу же опубликовали в солидном научном журнале, сопроводив восхваляющей рецензией. Это всё действительно было несколько лет назад. С тех пор любая напыщенная бессмыслица называется «корчеватель». К сожалению, таких «корчевателей» в научных журналах много. А настоящих научных статей, в которых имеются новые мысли, очень мало.
- А-а… понятно. Но найдут ли ваши статьи на этих сайтах в интернете? - сомневаясь, поинтересовался Алексей.
- Кто захочет, тот найдёт. Дело не в количестве прочитавших, а в их качестве, - уверенно ответил Дмитрий Викторович. – А кстати, как ты думаешь, какая задача в математике самая сложная?
- Не знаю, - честно сознался Алексей.
- Самой сложной является задача о формуле нахождения простого числа. Так всегда и бывает – чем проще выглядит задача, тем более сложной она является.
- А вы и её доказали? – уже даже не сомневаясь, спросил Алексей.
- Частично, - признался Дмитрий Викторович. – Простые числа принадлежат к двум сериям. Зная несколько начальных простых чисел из каждой серии, можно построить линию тренда для них, и соответствующие полиноминальные уравнения позволят вычислить в шестьдесят раз больше начальных простых чисел каждой серии. Таким способом, повторяя его несколько раз, можно вычислить необходимое количество всех начальных простых чисел.
- Понятно, - произнёс Алексей, но его тон свидетельствовал, что это слово не в полной мере является правдой.
- Ты сегодня заканчиваешь лечение, - внезапно переменив тему, напомнил Дмитрий Викторович. – Пора принять последнюю порцию лекарства. Через два часа Хартане придёт и возьмёт у тебя кровь на контрольный анализ.
- Хорошо. До этого момента я буду здесь. Ещё почитаю, - ответил Алексей.
Дмитрий Викторович ушёл из гостиной. Алексей принял последнюю порцию лекарства. Теперь флакончик, в котором раньше находился раствор с лекарством, был пустым. Алексей положил его обратно в карман.
Алексей держал перед собой открытую книгу, но не читал. Он думал о том, какой будет результат анализа крови, помогло ли это лечение. Должно помочь. Во всяком случае, чувствовал он себя хорошо. Да и лечение, назначенное таким человеком, который говорит о таких сложных вещах, обязательно должно помочь. Если человек знает такие сложные вещи, то неудивительно, что у него нет жены. У Алексея тоже нет жены, хотя он знает намного меньше. Может быть, наличие жены и не зависит от количества знаний. Илте и Хартане знают больше Алексея, но значительно меньше Дмитрия Викторовича. Они ещё не женаты, но, наверняка, поженятся друг на друге. Хартане симпатичная девушка, умная, но скромная. Умные люди не выпячивают себя, они ведут себя прилично и планомерно идут к цели. Дураки кричат, кривляются, пытаются обратить на себя внимание, но пользы от них нет никакой. Если Алексей вылечится, то от этого должна быть какая-то польза, то есть польза от него, от Алексея. А какая именно польза - неизвестно. В нахождении Алексея здесь ещё четыре дня смысла нет никакого. Лечение ведь закончено. Но Дмитрий Викторович не стал бы его оставлять здесь ещё на четыре дня без определённой цели. Наверное, он хочет понаблюдать за Алексеем, за результатом лечения. Если лечение не помогло, то Дмитрий Викторович обязательно придумает что-нибудь ещё. Такой умный человек, как Дмитрий Викторович, обязательно достигнет поставленной цели. Иначе и быть не может.
- Алексей… Алексей! – настойчивый голос несколько раз назвал его имя прежде, чем проник в его сознание.
- А… да… - Алексей повернул голову.
В гостиной, в двух шагах от него, стояла Хартане. В руках у неё была трубочка, которую Алексей уже видел раньше. Хартане на миг взглянула в его глаза и улыбнулась.
- Последнее испытание, а потом полная свобода, - весело сказала она.
Раньше она никогда так шутливо не говорила с Алексеем. Алексей хмыкнул.
- Я готов, - таким же шутливым тоном ответил он.
Хартане приложили трубочку к коже руки Алексея и нажала что-то. Вся процедура длилась две секунды. Кроме прикосновения к коже, Алексей ничего не почувствовал.
- Результат будет через десять минут, - ласково произнесла Хартане и вышла из гостиной.
Алексей закрыл книгу и положил её на место на полке, сел на диван и стал ждать.
Через десять минут в гостиную вошел Дмитрий Викторович. Алексей машинально встал ему навстречу.
- Ты вылечился, - самым простым тоном сказал Дмитрий Викторович.
Алексей уставился на него и молчал несколько секунд, потом отвернулся, отошел в противоположный конец гостиной, постоял там, часто моргая, и затем подошел обратно к Дмитрию Викторовичу.
- Спасибо, - тихо произнёс Алексей. – То есть теперь я могу продолжать жить? И вернусь домой?
- Разумеется, - кивнул головой Дмитрий Викторович. – Но ты сделаешь мне одолжение, если погостишь у меня ещё четыре дня.
- Зачем? – встревожено спросил Алексей.
- Я ещё понаблюдаю за тобой. А потом решу о дальнейших действиях, - успокаивающе проговорил Дмитрий Викторович.
- О здоровье и продолжении лечения? – настойчиво интересовался Алексей.
- Да вообще… Обо всём, - неопределённо ответил Дмитрий Викторович и ушёл в один из коридоров.
Алексей сел на диван. Было тихо. Доктора и его помощников не было ни видно, ни слышно. Алексей встал, подошёл к книжным полкам, взял книгу, бесцельно пролистал её и положил обратно. Потом он прошёлся вдоль стен гостиной, совершив несколько кругов, потом снова сел на диван. Наконец, через двадцать минут Алексей встал и направился в свою комнату.
Проходя по коридору первого этажа, за одной из дверей Алексей услышал голоса Илте и Дмитрия Викторовича. Голос Илте сказал: «Можно ещё попробовать в других странах». Голос Дмитрия Викторовича ответил: «Да, попробуем. Ты поможешь мне здесь». Не останавливаясь и не обращая внимания на эти слова, Алексей прошёл дальше.
Войдя в свою комнату, Алексей посмотрел в окно. Пейзаж тундры был постоянным, ничего за окном не происходило. Казалось, ничто не сможет изменить этого спокойствия.
Внезапно Алексею стало скучно. Он взял свой смартфон и позвонил отцу.
- Да, я… Хорошо… Он сказал, что я выздоровел… Ну, наверное… Сказал, ещё четыре дня надо понаблюдать… Не знаю… Я тогда позвоню… Нет, не надо… Нет… Ладно… Да… Нет… Тоже передай ей привет… Хорошо… Нет, здесь интересно… Да… Не звони, я сам буду звонить… Не знаю… Конечно… Ладно…
Разговор с отцом был закончен.
Алексей стал просматривать новости по смартфону. Над смыслом новостей он не задумывался, ему просто было интересно знать о наличии разных происходящих событий.
Насытившись новостной информацией и убедившись в движении мировой жизни, Алексей лёг и быстро погрузился в сон.
Солнце стояло низко над горизонтом.
Глава 13
Утро началось как обычно. Алексей встал и спустился в столовую на завтрак.
Подходя к столовой, находясь ещё в коридоре, он услышал голоса Дмитрия Викторовича и его помощников, которые что-то напряжённо обсуждали. Алексей остановился в коридоре, не доходя четырёх метров до входа в столовую.
- Никто прямо не согласился. У всех есть какие-то причины. Кто-то сразу сказал, что не сможет. А большинство сказали, что, вероятно, они не смогут, но они ещё попробуют найти время.
- Неужели никто? Просто удивительно. А ведь здесь они казались совсем не такими. Что же тогда делать?
- Может быть, это они так говорят с экрана компьютера. А при разговоре глаза в глаза они изменят своё решение. Надо лично со всеми поговорить.
Хартане, ты оптимистка. А Илте скептик. Надо попробовать. Потому что тогда тоже будут сложности.
- Хорошо. Я поговорю со всеми.
- Нет, Илте. Пусть попробует Хартане. В случае запасного варианта это тоже будет лучше.
Алексею надоело стоять в коридоре и слушать то, смысл чего он не понимал. Он вошёл в столовую.
- Как самочувствие? – спросил Дмитрий Викторович.
- Хорошее, - ответил Алексей. – Вот думаю, чем бы сегодня заняться. Наверное, ещё посмотрю ваши книги.
- Теория хороша не сама по себе, а только как систематизация для развития практики. От жизни к книгам, а потом от книг к жизни. Предлагаю тебе сегодня начать совершать вторую половину пути.
- Я согласен. Но что конкретно я сегодня буду делать?
- Раньше ты ездил с Илте. А сегодня попутешествуешь с Хартане. Как тебе такое предложение? – в глазах Дмитрия Викторовича мелькнула улыбка.
- Я готов, - быстро ответил согласием Алексей, взглянул мельком на Хартане и стал разглядывать потолок.
- Вы посетите Вьетнам, а потом Индию. А затем оттуда позвоните сюда и расскажете о своих впечатлениях.
Хартане только кивнула головой. Илте задумчиво смотрел вдаль. Но Алексей был поражён.
- Сегодня мы побываем в этих странах? А как же мы успеем всё это сделать?
- Полёт отсюда до Москвы не является вершиной возможностей нашего автомобиля, - усмехнулся Дмитрий Викторович. – Не забывай, что он работает на воде, то есть на энергии ядерного синтеза. На нём можно долететь до Луны и обратно, но незачем.
После завтрака Алексей в своей комнате стал думать о том, что ему взять в дорогу. Для начала он посмотрел по смартфону погоду во Вьетнаме и Индии. Температура в обеих странах была около тридцати градусов. В Москве летом десятого года было и более жарко. Так что всё нормально.
Но тогда сразу же возник другой вопрос. Как ему вести себя с Хартане? Она его ровесница и вообще скромная девушка. Но она не такая, как все его предыдущие знакомые девушки. Она много знает и умеет делать правильные выводы. Заигрывать с ней и сторониться её будет одинаково неудобно. Алексей решил, что будет вести себя с Хартане так же, как вёл себя с незнакомыми девушками в первый день в институте.
Когда он вышел из здания, Хартане уже ждала его около машины. Одета Хартане была не так, как обычно в здании. Она выглядела обычной московской студенткой. Она была одна. Алексей быстро подошёл. Хартане вопросительно взглянула на него.
- Мы можем ехать?
- А Илте сегодня занят? – вместо ответа спросил Алексей.
- Он будет помогать в работе доктору, - объяснила Хартане.
- Ну, тогда поехали, - сказал Алексей и сел в машину спереди справа.
Хартане молча устроилась на месте водителя и включила двигатель. Автомобиль плавно поднялся в воздух и начал движение на юго-восток.
Машина поднималась всё выше и выше, скорость её движения равномерно увеличивалась. Вскоре облака остались далеко внизу, земля была видна только в виде общего плана.
- А мы не врежемся в какой-нибудь летящий самолёт? – поинтересовался Алексей.
- Нет, - равнодушно ответила Хартане. – Автоматика сейчас не позволяет нам сближаться ни с какими объектами ближе, чем на километр.
- Ну, тогда мы не испугаем никого из лётчиков и пассажиров самолётов, - заметил Алексей. - А нас не собьют, когда мы будем перелетать границу?
- Мы сейчас невидимы для радаров, - снова пояснила Хартане.
Десять минут Алексей молчал. Кроме бледно-синего неба и Солнца прямо по курсу, в окнах автомобиля смотреть было не на что. Алексей перешёл в состояние задумчивости.
- Раньше ты помогала Дмитрию Викторовичу в работе, а сегодня остался дома Илте. С Илте мы летали внутри страны, а с тобой поехали в другие страны. Почему так? – наконец спросил Алексей.
На этот раз Хартане ответила не сразу.
- Мы оба помогаем доктору в работе. Разницы в нашей работе нет. Просто доктор хотел, чтобы в поездках мы с Илте менялись. Тогда путешествовал он, теперь путешествую я. Каждый должен периодически менять свою деятельность, это необходимо для отдыха, - Хартане улыбнулась и взглянула на Алексея.
Алексей почувствовал лёгкую беззаботность и несколько раз медленно вздохнул.
Они находились в пути уже сорок минут.
- Через две минуты приземлимся, - внезапно сказала Хартане.
- Почему? Что случилось? – встревожился Алексей.
- Приехали во Вьетнам. В Ханой надо будет въехать по обычной дороге, чтобы на нас не обратили внимания, - объяснила Хартане.
- Уже приехали!? – Алексей приоткрыл рот и только через десять секунд закрыл его.
Алексей посмотрел в окно автомобиля. Они пролетали над заливом. Над всей площадью поверхности воды возвышались мелкие острова в виде отдельных скал и утёсов, поросших зелёной травой и кустарником. Вода залива была спокойна и напоминала зеркало, в котором отражались все эти многочисленные мелкие островки. По заливу в разных направлениях передвигались катера с людьми, поведение которых безошибочно выдавало в них туристов. Однако несмотря на то, что машина с Хартане и Алексеем летела на небольшой высоте, около пятидесяти метров над водой, и можно было в подробностях видеть всё то, что происходит на катерах, никто из этих туристов не обращал на них ни малейшего внимания. Это вначале озадачило Алексея, но потом он вспомнил их поездку в Москву с заездом к своему дому вместе с Илте.
- Они не видят нас? – Алексей задал вопрос для подтверждения своей догадки.
- Да, - дружеским тоном ответила Хартане. - У нас сейчас включён режим невидимости, лучи света с помощью многочисленных преломлений огибают автомобиль, поэтому мы не создаём препятствия для их распространения.
Что-то такое Илте уже говорил ему раньше, поэтому Алексей чувствовал себя экспертом в вопросе создания невидимости.
- Это залив Халонг. Скоро мы приземлимся и потом въедем в Ханой, - пояснила Хартане.
Между тем они миновали залив и приземлились на асфальтовой дороге в тот момент, когда поблизости не было других автомобилей.
- Теперь режим невидимости можно и отключить, - сказала Хартане и что-то нажала на панели управления перед собой.
Их машина поехала по шоссе, но двигались они с довольно небольшой скоростью. Вскоре на их пути следования стали появляться другие автомобили, легковые и грузовые, ехавшие в обоих направлениях. Вдоль обочин дороги появились многочисленные одноэтажные постройки, служившие складами, магазинчиками, пунктами быстрого питания и местами проживания. Эти постройки следовали одна за другой с обеих сторон дороги и казались бесконечными стенами с небольшими проходами в них.
- Тебя здесь примут за свою, - пошутил Алексей, обращаясь к Хартане.
- Нет, - улыбнулась Хартане. – Это только с первого раза кажется, что все люди с узкой формой глаз похожи друг на друга. Между отдельными людьми, а тем более между разными народами восточного типа имеются внешние различия. Через некоторое время нахождения в Юго-Восточной Азии ты никогда не перепутаешь по внешнему виду жителей Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. А я уж точно не похожа ни на одну из них.
Внезапно постройки по обочинам дороги прервались и начались открытые участки земли, представлявшие собой прямоугольники, заполненные водой, сквозь которую пробивались небольшие зеленоватые ростки, располагавшиеся ровными рядами. На этих участках земли, склонившись, стояли редкие люди в характерных конусообразных вьетнамских шляпах и что-то делали. Алексей понял, что это и есть рисовые поля. В одном месте, между таким рисовым полем и дорогой, на траве сидел мальчик около восьми лет и одну за другой поднимал кости и складывал их в деревянный ящичек, стоявший рядом с ним.
- Что он делает? Хочет отнести кости собакам? – спросил Алексей, указывая на этого мальчика.
- Нет. У него другое важное дело, - ответила Хартане.
Больше Хартане ничего не сказала. Алексей не стал уточнять.
Рисовые поля закончились. Вновь пошли бесконечные одноэтажные постройки с обеих сторон дороги.
За всё время поездки окна машины не открывались. В салоне было свежо и уютно. Алексей наблюдал окружающее в окно сквозь стекло, и это ему напоминало документальные фильмы про путешествия по телевизору, которые он иногда смотрел.
Тем временем они постепенно въехали в город. Одноэтажные постройки отступили и появились многоэтажные здания. Отдельные здания были довольно высокими. Но большинство домов имели два-три-четыре этажа. Вдоль дороги росло много ухоженных деревьев. Вообще, в городе было очень много зелёных насаждений. На улицах развевалось много красных флагов, а через дорогу висели гирлянды из маленьких треугольных разноцветных флажков.
Грузовых машин не было видно. Легковых машин тоже было немного. Но зато всю проезжую часть заполняло множество мотоциклов. Причём мотоциклистами были люди всех возрастов, мужчины и женщины, подростки и старушки. Редко на мотоцикле ехал один человек, в основном сидели по двое, нередко и по трое человек, а несколько раз встретились мотоциклы с четырьмя сидящими вплотную друг за другом молодыми людьми. Многие люди, особенно молодые, были в масках, какие обычно в России носят при простуде.
В парке в центре города Алексей заметил около тридцати детей, приблизительно десяти лет, в одинаковой форме, сидящих на земле и слушающих мужчину, на вид пятидесяти лет, который что-то им рассказывал.
- Местные школьники с учителем? - поинтересовался Алексей.
- Да, это пионеры. У них часто бывают различные мероприятия в парках, - пояснила Хартане.
Автомобиль доставил Алексея и Хартане к небольшому одноэтажному дому на противоположном конце города.
Хартане открыла дверь машины и быстро вышла из неё. Алексей сделал то же самое. Когда он оказался на улице вне машины, Алексей подумал, что он очутился в бане – его обволокла густая влажная жара. Воздух был неподвижный и одинаково жаркий в тени и на открытом месте, хотя небо было в облаках и прямых солнечных лучей почти не было. Дышать в такой атмосфере в первые минуты было очень трудно.
Хартане подошла и позвонила в дверь. На пороге появился молодой вьетнамец. Увидев Хартане, он улыбнулся и что-то сказал голосом, напоминающим мурлыканье. Хартане ответила ему на том же языке.
То, что сказал вьетнамец, не заинтересовало Алексея. Но то, что ответила Хартане, а точнее, как она ответила, было поразительным. Хартане произнесла тихим шёпотом приветствие молодому человеку на русском языке, но почти одновременно с этим её же собственный голос громко вслух произнёс слова, напоминающие мурлыканье.
Хартане и молодой вьетнамец перекинулись несколькими фразами на вьетнамском языке. После этого Хартане указала на Алексея, и вьетнамец протянул ему руку. Алексей пожал её. Вьетнамец движением руки пригласил их войти в дом и сам первым скрылся внутри дома.
Перед входом в дом Хартане остановила Алексея.
- Ты же не знаешь восточных языков? – полувопросительно сказала Хартане.
- Наверное, не знаю, - усмехнулся Алексей. – Во всяком случае, говорить на них ещё ни разу не пробовал.
- Ну, вот теперь и попробуешь, - совершенно серьёзно ответила Хартане и протянула ему какую-то пластмассовую вещицу величиной с булавочное ушко. – Приклей её к косточке позади уха.
Алексей приложил эту вещицу позади уха, и она сразу же приклеилась к коже. Внешне она была почти незаметна.
- Это для чего? – спросил Алексей.
- Это универсальный переводчик, - пояснила Хартане. – Ты будешь слышать перевод на русский язык речи на любом языке, которая говорится вокруг тебя. Сейчас он настроен на уровень восприятия от громкого шёпота и выше. При этом ты будешь слышать, как обычно, все звуки вокруг тебя, в том числе и иностранную речь. Но перевод на русский язык посторонние люди, кроме тебя, слышать не смогут. Ты также можешь отвечать на иностранную речь на русском языке, но только тихим шёпотом. Переводчик будет произносить твоим голосом уже переведённую на другой язык речь вслух средней громкости. Перевод будет сделан с русского языка на тот язык, с которого был осуществлен перевод на русский язык последним перед твоей речью.
- Отлично! – только и произнёс Алексей.
Они вошли в дом.
После небольшого коридорчика они очутились в комнате. Обстановка комнаты была довольно скромной – низкий стол, два низких стула, два кресла, небольшой диван и что-то наподобие серванта с фарфоровой посудой в нём.
Хартане села на один из низких стульев, а Алексей расположился на диване. Вошёл молодой вьетнамец. Он принёс и поставил на стол тарелку, на которой лежали нарезанные кусочки какого-то фрукта бледно-красноватого цвета с очень мелкими черными точками и две вилки.

- Это Тоан, сын нашего друга Нгуена. Это Алексей, наш друг, - Хартане представила молодых людей.
- Очень приятно, - сказал молодой вьетнамец. – Как хорошо, что вы решили навестить нас.
Алексей слышал мурлыканье вьетнамца, но при этом он слышал этот же самый голос, говорящий на русском языке. Это было удивительно.
- Как вы поживаете? Что нового? Где сейчас твой отец? – спрашивала Хартане.
- У нас сейчас всё хорошо. Я работаю в строительной организации экономистом. Вот думаю скоро жениться. У нас же сейчас говорят, что в скором времени, возможно, отменят ограничение на то, что одна семья может иметь не более двух детей. Вот и в Китае собираются отменить ограничение в семье на одного ребёнка. Поэтому весьма вероятно, что отменят и у нас ограничение на двух детей.
Видимо, вопрос числа детей в семье очень занимал Тоана.
Алексей взял вилку, подцепил и попробовал кусочек фрукта из стоявшей тарелки. Вкус был водянистый и слегка сладковатый – так себе, ничего особенного.
- Тебе нравится драконий плод? – сразу же спросил Тоан.
- Да… необычно, - ответил Алексей шёпотом, а вслух его голос, раздававшийся из-за его уха, произнёс непонятные слова.
- Пожалуйста, попробуй ещё, - снова предложил Тоан.
- Хорошо, что во Вьетнаме заботятся о собаках, а не едят их, как в Корее, - вдруг сказал Алексей.
Лицо Тоана выразило удивление.
- Нет, это не так. Во Вьетнаме тоже едят собак, - ответил Тоан, улыбнулся и быстро добавил, - но сейчас только в деревнях и редко.
- Тоже? Но почему? – на этот раз удивился Алексей.
- Ну, просто… так раньше было принято. А сейчас редко, - повторил Тоан.
- Раньше в пищу употребляли то, что можно было добыть для еды. Выбирать не приходилось, - поддержала эту тему Хартане. – Собак, лягушек, моллюсков, червей для еды раньше использовали потому, что других источников белка у людей в тех местах не было. В самом крайнем случае приходилось постоянно употреблять в пищу овсянку.
- А почему ты решил, что во Вьетнаме заботятся о собаках? – спросил Тоан.
- Я видел, как мальчик на поле около дороги бережно складывал кости в маленький ящик. Вот я и подумал…, - уже менее уверенно произнёс Алексей.
Тоан вопросительно посмотрел на Хартане.
- Второе захоронение, - ответила Хартане на немой вопрос Тоана.
- Что это обозначает? – спросил Алексей.
- У нас так принято, - рассказал Тоан. - Когда умирает человек, то его семья закапывает труп в землю. Это первичное захоронение. А через пять лет самый старший мужчина в семье откапывает кости умершего, вытирает их и складывает в специальный ящичек, который потом закрывается крышкой и закапывается в землю. Это вторичное и окончательное захоронение. Вот его ты и видел
- Это ужас, - промолвил Алексей и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул.
Видя реакцию Алексея на его слова, Тоан извиняюще улыбнулся.
- Если взрослые мужчины умерли, то эту процедуру приходится делать мальчикам. Если мужчин в семье нет, то вторичное захоронение не производится. И это считается страшной бедой для умерших, так как их душа не может успокоиться. Поэтому так важно, чтобы в каждой семье был сын.
Алексей пристально посмотрел на Тоана и понимающе улыбнулся.
- Так где же сейчас находится Нгуен, твой отец? – снова спросила Хартане.
Тоан заерзал на стуле, несколько раз вздохнул и посмотрел по сторонам.
- Это государственная тайна. Но вам я скажу, - нехотя и тихо проговорил он. – Мой отец сейчас работает в Лаосе.
- Что он там делает? – удивлённо произнесла Хартане.
Тоан встал, подошёл к окну и посмотрел на улицу, потом вышел в коридор, открыл входную дверь, выглянул наружу, закрыл дверь и вернулся в комнату.
- Он там очищает территорию от американских мин, которые остались со времён войны, - всё так же тихо проговорил Тоан.
- А почему это является тайной? – удивился Алексей.
- Это же военное сотрудничество, - удивившись в свою очередь непониманию Алексея, объяснил Тоан. – К тому же отец использует там свой новый метод.
- Понятно, - сказала Хартане и встала. – Спасибо за помощь. Приятно было побывать у Нгуена дома.
Алексей тоже встал и направился к выходу.
- Спасибо вам, что приехали и побывали в нашем доме, - постоянно улыбаясь, проговорил Тоан, провожая гостей. – Я расскажу отцу о вашем приезде.
Хартане и Алексей вышли на улицу. Вновь Алексей ощутил жаркий пар окружающего воздуха, хотя всё небо было затянуто густыми облаками. В таком климате находиться в помещении было приятнее.
Они уселись в их машину. Подумав несколько секунд, Хартане завела двигатель. Автомобиль стал двигаться к выезду из города.
- Куда теперь мы направляемся? – спросил Алексей
- В Лаос. Нам надо поговорить с Нгуеном, - коротко ответила Хартане.
Завернув за угол, где рядом не было пешеходов и водителей, она нажала сначала в одном и потом в другом месте на панели управления перед собой. Машина поднялась в воздух и стала медленно набирать высоту. Люди на земле не обращали на их летящий автомобиль ни малейшего внимания. Алексей понял, что режим невидимости сейчас был включён.
По мере увеличения высоты полёта они погрузились в сплошные облака. Автомобиль то оказывался внутри облака, и тогда вокруг не было видно ничего, то выходил из облака, и тогда вокруг были видны границы рядом располагающихся облаков. Внезапно в соседнем облаке быстро включился и выключился свет с синеватым оттенком. Потом послышался хлопок. Очень быстро таких вспышек света в облаках вокруг и последующих хлопков стало довольно много. Зрелище было интересным.
- Это молнии? Мы двигаемся внутри грозы? – спросил Алексей.
- Именно так, - подтвердила Хартане.
- А в нас молния не ударит?
- Нет. Электрический заряд будет обходить мимо нас под действием магнитной силы, так как вокруг машины сейчас включено поле.
- У нас всё предусмотрено? – с иронией спросил Алексей.
- Мы стараемся. И у нас имеются знания, - простым тоном сказала Хартане.
Гроза довольно быстро закончилась. Тучи разошлись, и показалось чистое синее небо. Внизу виднелись небольшие поселения, окружённые бесконечными лесами.
- Здесь тоже тайга, - констатировал Алексей.
- Нет. Это здесь называется джунгли, - уточнила Хартане.
Алексей никогда раньше не был в джунглях. Ему стало даже немного волнительно от возможности побывать в них.
- Когда и где мы приземлимся? – поинтересовался он.
- Отыщем Нгуена и приземлимся, - ответила девушка.
- Но как же мы его найдём? Ведь мы не знаем, где конкретно он работает.
- Это нетрудно узнать. Зоны Лаоса, ещё не освобождённые от мин после войны, конечно, занимают протяжённую территорию, но мы быстро пролетим над ними и заметим тот участок, где работает Нгуен. Ты же, кажется, знаком с действием этого прибора для нахождения конкретного человека. Вы с Илте пользовались им в Москве.
- Да, я помню, - согласился Алексей. – Ну, тогда всё в порядке.
Полёт машины проходил с севера на юг над территорией Лаоса. Была вторая половина дня. Солнце находилось уже на Западе. Так они двигались около часа. Внезапно раздался слабый высокий звук. Хартане взглянула на панель управления и немного изменила направление движения машины, которая слегка отклонилась от своего прежнего пути. Постепенно и медленно звук становился всё более интенсивным.
- Так, прекрасно, мы зафиксировали его, - спокойно произнесла Хартане.
Звук исчез.
- Через сколько мы встретимся с ним? – спросил Алексей.
- Через десять минут, я надеюсь, - ответила Хартане.
Автомобиль стал снижаться. Внизу и несколько впереди виднелся небольшой город.
- Нгуен в этом городе? Мы туда направляемся? – поинтересовался Алексей.
- Да. Это Луангпрабанг, - пояснила Хартане.
- Название специально придумано для рифмы?
- Нет. Название города приблизительно означает «большая статуэтка». В этом городе хранится одна старая статуэтка, изображающая Будду. Эта статуэтка является реликвией в буддизме и главной ценностью этого города.
- Из чистого золота? – Алексей задал вопрос, который сразу же возник у него.
- До конца дня мы закончим здесь дела. А потом поговорим с Дмитрием Викторовичем, - задумчиво сказала Хартане.
Автомобиль приземлился на окраине города. Алексей и Хартане медленно ехали в сторону центра города. Хотя трудно было бы сказать, где в этом городе находится центр.
Людей на улицах было немного. Однако часто попадались люди в оранжевых одеяниях, похожие издалека на дорожных рабочих. Иногда это были взрослые один-два человека, но в основном в таком виде ходили группы из пяти-шести детей возрастом около десяти лет на вид. Их всех отличали от других людей тщательно побритые наголо головы.
- Кто это? – Алексей был удивлён.
- Это буддийские монахи, - объяснила Хартане.
- Что, и дети монахи? – ещё больше удивился Алексей.
- Да, и дети. Возраст не имеет значения, – Хартане сказала об этом, как о самом обычном деле.
- И эти дети так до конца жизни и будут жить в монастыре?
- Нет. Здесь монахом можно стать на некоторое время, пожить в монастыре и вернуться в обычную жизнь. А если потом снова захочется обрести спокойствие, то снова на некоторое время можно стать монахом. Многие люди по четыре-пять раз в жизни были монахами. При этом здесь есть и пионеры. Один и тот же ребенок может быть и пионером, и монахом. Буддийские монахи здесь живут в основном за счёт пожертвований. Поэтому некоторые бедные родители отдают своих детей в монастырь на некоторое время и по этой причине. Ранним утром здесь можно увидеть шествие буддийских монахов по главной улице, которые по пути принимают пожертвования в виде разных вещей и продуктов от обычных людей, специально вышедших в это время и стоящих по обочине дороги шествия монахов.
- Демократия в действии, - сделал вслух умозаключение Алексей.
Автомобиль тем временем поравнялся с группой таких детей-монахов, которые всей группой, смеясь и постоянно активно разговаривая между собой, шли в том же направлении, что и двигался автомобиль.
Алексей вспомнил о переводчике, прикреплённом у него за ухом.
- Я хочу пообщаться с ними, - вдруг сказал Алексей. – Можно?
Хартане, ничего не сказав, остановила машину. Алексей вышел из машины и быстрыми шагами догнал группу детей-монахов.
При его приближении дети быстро замолчали.
- Здравствуйте. Вы идёте домой? Не подскажете, где находится ближайшая гостиница? – Алексей говорил шёпотом, а переводчик громко издавал мяукающие звуки.
Дети настороженно смотрели на Алексея и ничего не говорили.
- Вы живёте в монастыре? Вы там учитесь в школе? – продолжал сыпать вопросами Алексей.
Дети молчали и медленно отходили назад.
- Подскажите мне дорогу. Я заблудился. Где здесь находится гостиница? – Алексей сделал последнюю попытку завязать разговор.
- Гостиница находится там. Вам надо пройти прямо пятьсот метров и потом повернуть направо, - сказал самый высокий мальчик и показал рукой туда, где находится гостиница.
После этого все дети повернулись и быстро в молчании пошли своим прежним путём.
Алексей постоял с минуту на месте и потом вернулся в машину.
- Вроде бы я всё делал так, как советуют психологи. А результат не совсем тот, на который я рассчитывал, - разочарованно голосом протянул он.
- Послушай психологов и сделай наоборот. Тогда добьёшься нужного результата, - весело, даже немного смеясь, произнесла Хартане.
Они поехали дальше. Хартане вела машину как будто по навигатору, в котором конечной точкой поездки был Нгуен.
Смотря по сторонам на встречающихся мимо людей, Алексей сделал новый вывод
- Да, люди здесь отличаются по внешнему виду от жителей Ханоя. Во Вьетнаме у девушек щёки впалые, а у девушек Лаоса щёки более пухлые.
- Какие же тебе больше нравятся? – с улыбкой поинтересовалась Хартане.
- Мне нравятся разные, - дипломатично ответил Алексей.
Улыбка на секунду исчезла с лица Хартане, но потом моментально появилась снова, и Хартане с пониманием слегка кивнула головой.
В городе виднелось много ярко раскрашенных одноэтажных домов разного размера с крышей в виде пирамиды с приподнятыми по четырём углам краями. Около этих домов стояли так же ярко раскрашенные большие статуи драконов и мужчин со страшными лицами, но привлекательно выглядящие из-за своего кукольного вида. Везде были издалека заметны довольно многочисленные большие фигуры Будды в разных позах.
- Здесь много красивых пагод. Но почти все они построены не более ста лет назад, - проговорила Хартане, заметив интерес Алексея.
- Вот и цель нашего пути, - сказала Хартане и остановила автомобиль около вытянутого ничем не примечательного двухэтажного здания на окраине города.
Они вышли из машины. Хартане позвонила в дверь. Дверь открылась, и оттуда появился мужчина средних лет в брюках и рубашке одинакового светло-серого цвета. Он вопросительно посмотрел на гостей.
- Здравствуйте. Мы хотим увидеть Нгуена. Нам нужно поговорить с ним, - с помощью автоматического переводчика Хартане объяснила цель их приезда.
- Здесь нет такого человека, - кратко сказал мужчина в дверях, давая понять, что на этом разговор завершён.
Хартане понимающе кивнула, потом достала небольшую тёмную металлическую пластинку размером со смартфон и толщиной с картонный лист, провела пальцем по ней и что-то нажала.
- Мы хотим поговорить с Нгуеном, - ласково повторила Хартане.
- Он находится в шестнадцатой комнате, - сказал мужчина и отступил в сторону, при этом у него было лицо чрезвычайно удивлённого человека, который никак не ожидал от себя того, что он сейчас сделал.
Алексей, понимавший через прикреплённый за ухом автоматический переводчик все слова местного жителя, с большим любопытством наблюдал за этой сценой.
- Что ты сделала? Почему он сначала не хотел с нами разговаривать, а потом пустил нас вовнутрь? – спросил он, когда они были уже внутри здания.
- Ты наверняка слышал о «сыворотке правды», которая является раствором алколоида скополамин. При его введении люди говорят только правду, даже если им хочется соврать, а потом забывают о произошедшем. Но тот же эффект на мозг можно получить и с помощью определённого импульса излучения, - ответила Хартане таким обычным тоном, как будто она говорила о необходимости мытья рук перед едой.
Тем временем они уже стояли перед дверью под номером шестнадцать. Хартане постучала. Дверь отворилась. Алексей увидел в проёме двери вьетнамца средних лет и понял, что это тот самый Нгуен, которого они искали.
Лицо Нгуена, вначале серьёзное и даже несколько строгое, при взгляде на Хартане сразу же расплылось в улыбке.
- Хартане! Здравствуй! Я не ожидал тебя здесь увидеть, - заговорил вьетнамец на вполне понятном русском языке.
Таким образом необходимость пользоваться помощью автоматического переводчика отпала, что очень обрадовало Алексея, так как хотя переводчик позволял общаться на любом языке, но слышать русский язык напрямую от собеседника было намного приятнее.
- Здравствуйте, Нгуен! Это наш друг Алексей, - Хартане повернула голову к Алексею.
- Здравствуйте, - сказал Алексей, с интересом разглядывая Нгуена.
- Очень приятно. Заходите, пожалуйста, - пригласил их Нгуен.
Алексей и Хартане вошли в комнату. Помещение было небольшое и скромно обставленное, чем-то напоминающее комнату студенческого общежития, но в отличие от комнаты общежития Нгуен здесь жил один.
- Как вы доехали сюда? Устали? Хотите чаю? – спрашивал Нгуен.
- Чаю, спасибо. На автомобиле доктора. Мы были перед этим у вас дома и говорили с Тоаном. Это он сказал нам, что вы сейчас работаете здесь, - рассказала Хартане.
- Да, вот работаю сейчас здесь. Разминируем территорию джунглей.
- Тем способом, которым научились у доктора? – спросила Хартане.
- Да, с помощью того, чему я научился у Дмитрия Викторовича. Спасибо ему. Он является моим учителем. Я всегда с благодарностью вспоминаю его. Передай ему ещё раз мою благодарность, - с чувством сказал Нгуен.
- А какому способу вы научились у Дмитрия Викторовича? – не выдержал Алексей.
- Способу эффективного и безопасного разминирования, - ответил Нгуен, взглянул на Алексея и улыбнулся.
- Нгуен, вы сейчас очень заняты здесь? В гости к Дмитрию Викторовичу на четыре дня не хотите съездить? – сказала Хартане и внимательно посмотрела на Нгуена.
Нгуен, до этого ходивший по комнате, сел и посмотрел на Хартане.
- Я очень хочу ещё раз побывать у Дмитрия Викторовича. Но я не могу оставить свою работу здесь ни на один день. Это секретная работа, и мой отсутствие сразу же вызовет серьёзные осложнения между странами. Ведь кроме меня… здесь… никто не владеет этой методикой, и всё остановится, - произнёс Нгуен извиняющимся тоном.
Минуты две прошли в молчании. Все трое пили чай, никто не произнёс ни одного слова.
- А можно посмотреть на джунгли вблизи? – попросил Алексей.
- Да, конечно. Пойдёмте прогуляемся, - поддержал Нгуен Алексея.
Они втроём вышли из комнаты. Выходя из здания, Нгуен сказал несколько слов удивлённому охраннику, с которым Хартане и Алексей уже раньше имели дело.
- Это мои друзья. Мы погуляем немного. Сопровождение не нужно, - услышал Алексей слова, произнесённые автоматическим переводчиком.
Они все сели в автомобиль: Хартане на место водителя, Нгуен рядом с ней, Алексей сзади. Нгуен указывал путь. Через полчаса они оказались среди деревьев. Хартане остановила машину. Все вышли из автомобиля и пошли вдоль тропинки.
Представление Алексея о джунглях несколько отличалось от увиденной им сейчас картины. Не было сплошной стены зарослей. Деревья находились на расстоянии друг от друга, между ними и вокруг них можно было пройти. Но сами деревья были удивительными: они как бы стояли на нескольких ногах, которые на расстоянии трёх-пяти метров от земли соединялись в единый толстый ствол, причём эти одеревенелые корни нередко у земли находились на большом расстоянии друг от друга. В некоторых местах стояли полуразрушенные старые каменные постройки в один-два этажа, полностью оплетённые этими корнями деревьев, так что ствол высокого и широкого дерева начинался над крышей данного здания – было такое впечатление, что удав поймал жертву.
Алексею стало немного жутко – он представил себе, что если он вдруг здесь на минуту присядет и заснёт, то проснётся уже пойманный и весь связанный этими корнями деревьев. Алексей осмотрелся вокруг – нет, никто не заметил мгновений его робости. Хартане и Нгуен шли в десяти метрах сзади и о чём-то тихо переговаривались.
- Здесь мин сейчас нет? – спросил Алексей.
- Нет, здесь работы были закончены ещё два месяца назад, - отозвался Нгуен.
Было светло, но по времени наступил уже вечер.
- Через двадцать минут здесь будет совсем темно. Надо возвращаться. Ночью находиться здесь опасно – проговорил Нгуен.
- Здесь могут ограбить? – удивлённо спросил Алексей.
- Нет. Здесь ночью люди не ходят, и грабителей нет. Ночью здесь могут напасть животные. Это же джунгли, - пояснил Нгуен.
Алексей посмотрел по сторонам. Никаких животных не было видно. Странно было представить себе, что в скором времени на тебя здесь нападут хищники.
Однако Алексей ничего не сказал, и они направились обратно к автомобилю.
В течение времени обратного пути, действительно, очень быстро стало совершенно темно. Они приехали в тому зданию, где проживал Нгуен, без света фар. Хартане уверенно вела машину в полной темноте. Алексей сделал вывод, что она едет по навигатору. Но почему она не боялась врезаться в какой-нибудь другой автомобиль на дороге или задавить какого-нибудь пешехода? Вероятно, она надеялась на отсутствие машин и людей на этой дороге в ночное время, а может быть, пользовалась ультразвуковой локацией. Во всяком случае, добрались они благополучно.
Когда они вышли из автомобиля, Нгуен спросил:
- Вы на ночь останетесь здесь?
- Да. Мы уедем завтра утром, - ответила Хартане, как будто это было вполне обычно.
На входе в здание из дверей появился уже новый охранник в той же форме одежды.
Нгуен сказал ему, кивнув в сторону Алексея и Хартане, что эти двое молодых людей останутся здесь на ночь. Охранник сделал недовольное выражение лица и попросил Алексея предъявить документы. Хартане подошла к охраннику поближе, достала из кармана прежнюю пластину размером со смартфон и толщиной с картонный лист, провела пальцем по её поверхности и направила на охранника.
- Наши документы у начальства, - сказала Хартане.
В глазах охранника появилось выражение страха. Он ничего не сказал и посторонился.
Все трое зашли в здание. Нгуен подошел к двери комнаты, которая была расположена в конце коридора, недалеко от его комнаты.
- Вот здесь можно переночевать. Время ужина прошло. Но я дам рис быстрого приготовления. Хотите? – сказал он.
- Спасибо, - сразу же ответил Алексей.
После ужина, состоявшего из порции риса, которую надо было запаривать в кипятке, и чая из пакетика, Хартане задумалась на несколько секунд.
- Надо позвонить Дмитрию Викторовичу, - сказала она.
Хартане развернула плёночный компьютер, произвела движения пальцем по его поверхности и села на стул в углу комнаты. Через небольшой промежуток времени в центре комнаты появилось голографическое изображение Дмитрия Викторовича, сидевшего за письменным столом в кабинете, в котором Алексей раньше никогда не был. Илте рядом не было.
- Здравствуй, Хартане. А… вот и Алексей. Как путешествие? – поприветствовал и поинтересовался Дмитрий Викторович.
Алексей при появлении изображения Дмитрия Викторовича сразу же встал рядом с Хартане, чтобы иметь возможность участвовать в беседе.
- Здравствуйте. Путешествие очень интересное. Здесь, конечно, не так всё устроено, как в Европе, но зато много удивительных и необычных вещей. Мне нравится, - быстро отозвался Алексей.
- Это хорошо, что ты получаешь удовольствие от того, что ты видишь. Мир многообразен и, в том числе этим, хорош, - удовлетворённо сказал Дмитрий Викторович.
- Мы сейчас в Лаосе. Нгуен здесь работает. Он не может приехать погостить, - вступила в разговор Хартане, делая едва заметное ударение на последнем слове.
После этого Хартане быстро, но в то же время не упустив ни одной подробности, рассказала о том, что было на протяжении всего заканчивающегося дня. Дмитрий Викторович внимательно выслушал её, не перебивая.
- Что нам делать завтра? Возвратиться или навестить Ниру? – спросила в конце своей речи Хартане.
- Я не знаю, кто такая Ниру, но я бы хотел ещё попутешествовать, - вставил свой голос Алексей.
- Я тоже думаю, что нельзя не навестить Ниру, - с улыбкой сказал Дмитрий Викторович. – Мы должны навестить всех друзей, которых мы надеялись увидеть.
- Хорошо, доктор. Тогда завтра в любом случае я ещё раз свяжусь с вами, - сказала Хартане.
Изображение Дмитрия Викторовича исчезло.
- Кто такая Ниру? – спросил Алексей.
- Наша подруга. Она живёт в Индии, - коротко ответила Хартане.
- Отлично. Завтра посмотрим Индию и подругу, - сделал заключение Алексей.
Глава 14
Прошло четыре дня, как Пётр Павлович отвёз Алексея к этому странному доктору. Алексей звонил каждый вечер и говорил, что у него всё хорошо. Но одно дело - слова, а другое дело - действительное положение вещей. Пётр Павлович отлично понимал эту разницу на примере своего бизнеса. В любом случае, не видеть сына четыре дня и не знать, что в действительности происходит, как идёт лечение, успешно или нет, можно ли вообще было довериться этому доктору на Крайнем Севере – это было тяжёлое испытание для нервной системы Петра Павловича.
Пётр Павлович вышел из дома. Погода была пасмурная, на небе местами висели тёмные тучи, чередовавшиеся с участками светло-синего цвета. Водитель Дима уже ждал его в автомобиле. Пётр Павлович сел в машину на своё место, когда он пользовался услугами водителя, на заднее сиденье справа.
- В контору, - коротко сказал он.
Не говоря ни слова, Дима поехал к указанной цели. Взглянув на хозяина, он понял, что тот сегодня не в духе.
Пётр Павлович, насупившись, сидел и все двадцать минут поездки смотрел в окно машины.
Когда они приехали к офису компании, Пётр Павлович, посидев две минуты в салоне в задумчивости, как бы нехотя вышел из автомобиля.
- Будь здесь, - отдал он очередной приказ водителю и вошёл в здание.
Войдя в свой кабинет, он сел в своё кресло и вызвал секретаршу.
- Встреча подтверждена? – спросил Пётр Павлович.
- Да, партнеры должны приехать к двум часам, - ответила секретарша.
- Сразу же сообщишь мне, - распорядился Пётр Павлович.
Секретарша вышла.
Пётр Павлович занялся чтением документов. Однако смысл прочитанного с трудом воспринимался им. Ещё труднее было вносить какие-то поправки в эти документы. Мысли всё время уходили в ту сторону, в которую они не должны были сейчас уходить. Тем не менее Пётр Павлович заметил, что его партнёры в результате завысили цену продажи на сорок процентов. Это его даже немного позабавило не несколько секунд. Неужели они могли надеяться, что он это пропустит? Либо глупцы, либо подлецы. Вероятно, первое.
В дверь постучали. Вошла секретарша.
- Партнёры приехали, - сообщила она.
- Пусть войдут. И пригласи нашего юриста, - отдал приказание Пётр Павлович.
После рукопожатий вошедшие два человека с дежурными улыбками на лицах сели за стол переговоров. Практически сразу после этого в кабинете появился юрист компании.
- Итак, вы прочитали подготовленный нами проект договора? - спросил один из пришедших на чистом русском языке, хотя некоторое сходство с манекенами выдавало в них иностранцев.
- Да, прочитал. Он вполне приемлемый. Но вот конечная цена в нём указана ошибочно, - спокойно сказал Пётр Павлович.
- Как ошибочно? Нет-нет, всё точно. Мы всё просчитывали, - встревожился собеседник.
- Я тоже всё пересчитал. Конечная цена продажи завышена на сорок процентов, - Пётр Павлович знал, что он прав, и поэтому нисколько не волновался.
Не столько ему не хотелось переплачивать (разумеется, переплачивать он бы не стал), сколько ему не хотелось дать хотя бы кому-нибудь какую-либо надежду на то, что его, Петра Павловича, можно надуть. Нет, такого он никому не позволит.
- Но мы не можем снизить цену. Мы бы хотели пойти вам навстречу. Но тогда мы окажемся в убытке, - ласково сказал второй из пришедших.
- Нет, тогда каждый окажется при своей законной прибыли. А в предложенном вами варианте вы хотите получить то, что вам не принадлежит, - Пётр Павлович не собирался отступать ни на шаг.
- Если мы не подпишем данный договор, то вам придётся платить нам неустойку. Наше время дорого стоит. Давайте не будем терять время и подпишем предложенный нами договор - партнёры начинали нервничать.
- Дорого стоит время у гостиничных проституток. А у честных людей время бесценно. Поэтому я уверен, что наше время не имеет цены, - объяснил Пётр Павлович.
- Нет, это не так. Никаких предварительных договорённостей подписано не было. Поэтому стороны совершенно свободны в своих решениях. Ни о какой неустойке даже речи быть не может, - к обсуждению подключился юрист компании Петра Павловича.
Пришедшие партнёры начали пыхтеть. Они были очень взволнованы. Надежда на получение барыша даром таяла буквально на глазах. Возможность хапнуть большой кусок с помощью небольшого мошенничества ускользала из их рук.
- В свободном мире так не принято. Так дела не делаются. В России царит произвол, а не принципы свободного бизнеса. Тень Гулага ещё не исчезла и владеет всеми здесь. Никто в свободном мире не будет иметь с вами дела, - партнёры были крайне раздражены.
- В каком свободном мире? У вас в Америке, что ли? – Пётр Павлович был откровенно удивлён. – Сейчас в России на сто тысяч населения приходится четыреста семьдесят пять заключённых. А в Америке сейчас на сто тысяч населения приходится от шестисот одного заключённого в Техасе до восьмисот девяноста трёх заключённых в Луизиане. В американских тюрьмах содержится двадцать пять процентов всех заключенных планеты, в то время как на территории США проживает всего лишь пять процентов от мирового населения. А истории вы вообще не знаете. В «страшном» советском Гулаге максимальное количество заключённых составляло один миллион семьсот тысяч (с учётом военнопленных фашистских солдат и нацистских помощников). А в «свободных» США сейчас численность заключённых превышает два миллиона двести тысяч человек.
Партнеры сопели носами, но ничего не говорили.
- Вот предложенный вами проект договора с внесёнными мной поправками, - Пётр Павлович протянул партнёрам бумаги и заключил, - или мы этот договор сейчас подписываем, или наше знакомство перейдёт из настоящего в прошлое.
Партнеры покрутили протянутые им Петром Павловичем бумаги в руках, потом углубились в их чтение, затем пошептались друг с другом и с недовольным видом поставили свои подписи. После этого на их лицах снова появилась механическая улыбка, и они ушли.
Пётр Павлович опять остался в кабинете один. Во время переговоров он отвлёкся от своих прежних мыслей. Но теперь беспокойство перед будущим и тревога за сына с новой силой овладели им.
Пётр Павлович вызвал секретаршу.
- На сегодня больше ничего срочного нет?
- Нет, ничего срочного. Пара приглашений на презентации и всё, - ответила секретарша.
- Тогда я уехал, - сказал Пётр Павлович.
Он вышел из здания. Водитель Дима ждал его перед входом.
- Домой? – спросил водитель.
- Нет… Дима, давай, не спеша, покатаемся по центру, - сказал Пётр Павлович, усевшись в машине.
Дима завёл автомобиль и медленно поехал по улицам центра Москвы.
На улицах было многолюдно, все куда-то спешили. Для Петра Павловича в данный момент было удивительно, что у каждого из нескольких миллионов людей были свои планы, которые они торопились выполнить, и всё это происходило на территории, не превышающей тридцати километров в радиусе от места нахождения Петра Павловича. «Чудаки, - подумал Пётр Павлович, - сегодня вы строите планы, а завтра вас уже и на свете может не быть. Вы даже предусмотреть и тем более предотвратить этого не в состоянии. Но при этом пытаетесь изобразить из себя понимающих жизнь экспертов». Пётр Павлович почувствовал раздражение.
- Поехали в «Девятое небо», - проговорил Пётр Павлович.
Дима, не сказав ни слова, изменил маршрут и направил автомобиль к указанной цели. Он прекрасно знал, что ресторан «Девятое небо» был одним из любимых мест Петра Павловича, в которое тот направлялся, чтобы отвлечься и подумать о жизни.
Поднявшись на скоростном лифте до заданного уровня, Пётр Павлович занял столик в Бриллиантовом зале. Меню там было таким же, как и в Золотом и Серебряном залах, но отделка помещения была наиболее шикарной. К Петру Павловичу подошёл официант, напоминавший только что сошедшего с конвейера робота - настолько чистым и точным он был, и принял заказ.
В ожидании выполнения заказа Пётр Павлович с хмурым видом уставился в окно ресторана, за которым было видно обширную часть Москвы. Он взял вилку со стола и крутил её в руках. Усердно занимаясь этой деятельностью, Пётр Павлович не заметил, как у его столика оказался какой-то человек, пожилого вида, вполне прилично одетый, но казавшийся немного выпившим, хотя запаха спирта от него не ощущалось.
- Грустите? – запросто спросил человек, как будто он был давно знаком с Пётром Павловичем.
Пётр Павлович перестал крутить вилку и вопросительно посмотрел на незнакомца.
- Можно присесть здесь на минуту? – спросил человек, указывая на стул, стоявший с противоположной стороны столика.
- Сядьте, - после короткой паузы ответил Пётр Павлович. – Вы что-то хотели?
- Да нет, я так просто. Вижу, что вы сидите в одиночестве. Я вот тоже здесь один. Слова сказать некому. Вот и думаю о разном, - объяснил человек своё поведение.
- И о чём же вы думаете? – не удержался от вопроса Пётр Павлович.
- О будущем. О том, какая жизнь будет через много лет. О канате над пропастью.
- О каком канате? – не поняв, решил уточнить Пётр Павлович.
- Ну, о канате над пропастью. Или о мосте над бездной. Это уж кто как называет. О том пути, который надо пройти человеческой цивилизации, чтобы не свалиться в пропасть, чтобы люди не стали ни животными, ни роботами.
- Судя по всему, станут, - мрачно заметил Пётр Павлович.
- Почему вы так думаете? – с удивлением поинтересовался собеседник.
- Да вы посмотрите на сегодняшнюю мелочь. Что хорошего вы видите в них? – сказал Пётр Павлович с раздражением, но одновременно как бы приглашая человека возразить себе.
- Это зависит от родителей. Ребенок это чистая страница с прилагающимся набором красок. У каждого ребенка этот набор красок разный. Задача родителей - нарисовать, используя данный Богом этому ребенку набор красок, на этом чистом листе достойную картину. А иначе другие люди могут нарисовать что-нибудь уродливое в душе вашего ребенка. Но рисуя, будьте осторожны, чтобы своим чрезмерным и глупым усердием самим не нарисовать что-нибудь безобразное. Достойную картину в душе вашего ребенка надо рисовать очень аккуратно и нежно. Тогда и будущее будет прекрасным.
В это время официант принёс Петру Павловичу его заказ.
- Чьё будущее? – не обращая внимания на тарелки, поставленные официантом перед ним, спросил Пётр Павлович.
- Ваше. И всей цивилизации, - запросто ответил человек. – Извините, что занял ваше время. Мне было очень приятно поговорить с вами. Всего хорошего.
С этими словами странный человек поднялся и ушёл.
Пётр Павлович ещё десять минут сидел в раздумье, прежде чем приступил к пище.
Через час с небольшим Пётр Павлович вышел из ресторана, спустился на лифте и сел в свой автомобиль. Несколько минут он сидел, не проронив ни слова. Прекрасно зная характер своего хозяина, водитель Дима тоже не пытался заговорить.
- Ну, ладно… Едем сегодня домой, - наконец произнёс Пётр Павлович.
Радостно вздохнув, Дима начал движение и направил автомобиль к дому Петра Павловича.
Пётр Павлович тоже чувствовал себя более спокойным, как чувствует себя человек, который принял решение и которого больше не мучат сомнения. Но о своих решениях он никогда никому не говорил до их осуществления.
Глава 15
Рано утром, когда все ещё спали, Хартане слегка потрясла Алексея за плечо.
- Нам пора. Прощаться с хозяевами не будем, - проинформировала Хартане Алексея.
Алексей с закрытыми глазами промычал что-то похожее на «угу» и глубоко вздохнул. Потом он немного пошевелил пальцами одной руки, затем согнул и разогнул пальцы другой руки, и только после этого приоткрыл один глаз. Через секунду его взгляд стал осмысленным, и он вскочил на ноги. Быстро собравшись, Алексей застал Хартане в коридоре, полностью готовую для продолжения их путешествия.
- Хорошо спал, - констатировала Хартане.
- Да, неплохо, - подтвердил Алексей. – Даже чуть-чуть забыл, где мы сейчас находимся.
Хартане вопросительно взглянула на него.
- Но сразу же вспомнил, - пояснил Алексей. - И готов к новым свершениям.
- Тогда в путь, - сказала Хартане и направилась к выходу из здания, которое послужило им домом на эту ночь.
Алексей последовал за ней. Весь его вид выражал готовность к продолжению приключений.
Они вышли на улицу, сели в свой автомобиль, отъехали в сторону джунглей и поднялись в воздух. Хартане направила машину на запад.
- Долго нам ехать? – спросил Алексей, как будто они двигались по шоссе, а не по воздуху.
- Через сорок минут будем у цели, - уверенно ответила Хартане.
Алексей через окно разглядывал виды местности, которые менялись внизу. Хартане о чём-то сосредоточенно думала.
Через какое-то время Алексей увидел, что джунгли кончились. Появились поля, равнины вперемешку с небольшими лесами. Периодически под автомобилем проплывали небольшие города.
И вдруг появилась широкая река с тёмно-серой поверхностью воды. Река была спокойная, движения воды на её поверхности не было заметно. Вдоль одного из её берегов в противоположных направлениях двигались небольшие лодки, на каждой из которых находилось от одного до десяти человек. В нескольких километрах к северу виднелись многочисленные здания, причём самые массивные из них располагались по высокому берегу реки в пятидесяти метрах от края воды. Эти шестиэтажные старые огромные здания, похожие на дворцы, располагались в шеренгу по берегу реки и казались издали сплошной стеной, отделявшей город от реки.
Именно к этому городу после приземления и направилась машина, в которой находились Алексей и Хартане.
- Это Ганг? – поинтересовался Алексей, чтобы удостовериться в своих предположениях.
- Да, в географическом понимании, - подтвердила Хартане. - А в культурологическом понимании правильно говорить «Ганга». Это река, спустившаяся с неба на землю, священная река.
- И город священный? – улыбнувшись, спросил Алексей.
- И город тоже, - без тени улыбки ответила Хартане. – Это Варанаси, один из семи древнейших индийских городов. Индусы считают его самым древним городом на Земле, в котором люди живут непрерывно с момента его основания.
- Ниру живёт в этом городе? – Алексей догадался, но хотел услышать подтверждения.
- Да, здесь, - ответила Хартане и, подумав секунду, добавила. – Надо запомнить некоторые особенности поведения среди индусов. Ничего нельзя у другого человека брать и отдавать левой рукой, левая рука считается нечистой. Только правой рукой. Все храмы надо обходить по часовой стрелке, чтобы ближе к храму была правая рука. Левой рукой до храмов и до людей дотрагиваться нельзя. Нельзя протягивать ноги в направлении какого-либо человека. Нельзя обижать коров.
- Да, про коров я знаю, - весело сказал Алексей. – Попробую не перепутать руки, хотя я и левша.
- Да, перепутать нельзя, - многозначительно ответила Хартане. – Индусы добрые и терпеливые люди, но их культуру и религию надо уважать, особенно в священном городе. Это лучший способ сохранить здоровье.
На берегу реки была наложена груда дров. Вокруг неё стояли около десятка людей. Один из этих людей подошел вплотную к дровам, склонился над ними и быстро отошёл назад. Внезапно появился огонь, и вся груда дров превратилась в огромный костёр.
- В такую жару они ещё и огонь разводят, - удивился Алексей. – Что у них, пикник на лестнице у реки?
- Нет, - ответила Хартане. – Это кремация. Лучшим местом для своей смерти индусы считают священный город Варанаси. Они специально приходят или просят родственников принести их сюда, чтобы здесь умереть и быть кремированными. Тогда они смогут изменить свою карму и в будущей жизни иметь более хорошую судьбу, чем в завершающейся жизни.
Алексей, не отрываясь, смотрел на огромный костёр на лестнице на берегу реки.
- В смысле? Там сейчас сжигают покойника?
- Ну, да, - размеренно подтвердила свои слова Хартане. – Эти лестницы, спускающиеся к воде, называются «гаты». Но кремируют покойников только на некоторых из них. А на других вечером совершаются религиозные церемонии.
Алексей резко отвернулся от костра и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул носом воздух. Он стал смотреть в противоположную сторону.
Тем временем они отдалились от реки и въехали вглубь города. Знаков дорожного движения не было никаких. Машины ехали по собственному усмотрению их водителей, что создавало некоторую неразбериху на дороге, но однако аварий не было видно. По проезжей части дороги флегматично медленно ходили тощие коровы, периодически ложась посреди дороги на асфальт или отходя на обочину, чтобы порыться в какой-нибудь свалке. Если можно было объехать корову, то водители делали это. Если объехать корову возможности не было, то водители останавливались и терпеливо ждали, когда корова соизволит уйти с дороги. Данное обстоятельство развеселило Алексея.
- Коровы здесь являются королевами. Они делают всё, что они хотят, - сделал вывод вслух Алексей.
- Да, но коровам здесь не позавидуешь, - возразила Хартане.
-Почему это? – усомнился Алексей.
- Потому что в молодости коровы пасутся на сочных лугах, и люди получают от них молоко, - пояснила Хартане. – А в старости коровы перестают давать молоко, и люди прогоняют их из стада и из тех мест, где они паслись. Коровы становятся предоставленными сами себе. Они идут в города, чтобы рыться в мусорных кучах для поиска пропитания. Бездомные коровы здесь ведут такую же жизнь, как и бездомные кошки у нас. Поэтому те и другие такие тощие.
Данная диалектика заставила Алексея погрузиться в молчание и задумчивость.
Тем временем автомобиль под управлением Хартане оказался на противоположной окраине города. Одноэтажные дома стояли вдоль улицы. Каждый из них имел участок земли вокруг, который был обнесён небольшим проволочным забором. По периметру каждого дома на улице были выстроены стоявшие вплотную друг к другу небольшие горшки с растущими в них цветами. Перед одним из таких домов Хартане остановила автомобиль.
- Мы приехали, - сказала Хартане и вышла из машины.
Алексей последовал за ней. Они подошли к дому. Привычного электрического звонка при входе не наблюдалось. Зато имелся маленький металлический колокольчик, который при покачивании издавал довольно громкий звук. Хартане потрясла колокольчик. Две минуты никакого движения внутри дома не слышалось. Потом дверь отворилась.
На пороге появилась смуглая низкая ростом девушка, напоминавшая формами два поставленных друг на друга шара Её чёрные волосы были стянуты сзади в хвостик.
- Здравствуй, Ниру, - сказала Хартане с явным выражением радости на лице.
-Хартане! Здравствуй! Откуда ты? Я не ожидала тебя встретить, - Ниру говорила свободно на русском языке, но с выраженным акцентом.
Вместо взаимных объятий, какие обычно наблюдал Алексей при встрече знакомых девушек в институте, Ниру и Хартане с удовольствием пожали друг другу руки, но каждая использовала для этого обе свои руки.
Ниру вопросительно взглянула на Алексея.
- Познакомься. Это Алексей. Он не сотрудник, он гость - заметив взгляд Ниру, сразу же пояснила Хартане.
- Алексей также поздоровался с Ниру.
- Заходите, - Ниру жестом пригласила всех в дом.
Они, разувшись при входе, прошли внутрь дома.
Обстановка дома была простая. Алексей заметил, что в южных странах мебели в домах бывает очень мало, только самая необходимая.
- Мне нравится, когда в комнатах свободно, - произнёс он.
- Больше вещей не нужно. У нас в некоторых домах, в других частях города, внутри находятся только гамак, маленький стол и телевизор. И людям там этого вполне достаточно для жизни, - пояснила Ниру, частично как бы оправдываясь.
Если в Лаосе и Вьетнаме в жилищах стояли многочисленные маленькие статуэтки Будды, то здесь их совсем не было. Но внутри этого дома Алексей увидел висевшие и стоявшие металлические фигурки разного размера, отдалённо напоминавшие то ли число «тридцать», то ли букву «ю».
- Что это означает? – спросил он, указывая на одну из них.
- Это символ «аум», - ответила Ниру.
- Секта такая, что ли? – не понял Алексей.
- Нет, - улыбнулась Ниру. – Это звук, создающий новые части мироздания и устанавливающий гармонию существующих вещей.
- Понятно… Восточная философия, - безнадежно констатировал Алексей.
Девушки засмеялись.
- Если вслушаться, то этот звук «аум» напоминает звук, получающийся при ударе по металлу. Ведь похоже, да? – включилась в обсуждение данного вопроса Хартане.
- Ну… в принципе…, - согласился Алексей.
- Так значит, скорее всего, древние люди впервые услышали этот звук тогда, когда они научились обрабатывать металл, или их кто-то этому научил. А обработка металла явилась техническим переворотом, изменившим всю жизнь людей, выведшим людей на новую ступень прогрессивного развития. Поэтому этот звук стал означать гармонию и прогресс, - завершила цепь логических рассуждений Хартане.
- Возможно, - полностью и сразу соглашаться с девушкой Алексею не хотелось. – А как логически объяснить, почему свастика является древним символом солнца и плодородия?
- Разве свастика не напоминает вид спиральной галактики? – в ответ задала вопрос Ниру.
- Алексей не сотрудник, - быстро сказала Хартане, обращаясь к Ниру.
- Как вы сюда приехали? – переключила тему разговора Ниру.
Она и гости уселись на стулья, стоявшие в комнате.
- Мы прилетели на автомобиле, - сказала Хартане.
Ниру понимающе кивнула. Алексей понял, что она в курсе всех удивительных особенностей и технических средств, которые он видел в доме доктора.
- Ты не могла бы несколько ближайших дней у нас погостить? – спросила её Хартане, делая ударение на последнем слове.
Ниру несколько замялась и потом вздохнула.
- Мой брат Чаранбир…, - медленно произнесла она и остановилась.
- Что Чаранбир? – встревожено спросила Хартане.
- Он… пропал, - тихо ответила Ниру.
- Когда пропал? Каким образом?
- Четыре дня назад он сказал, что ему предлагали работу на какую-то западную фирму, но что он собирается отказаться. Утром он ушёл на работу и назад не вернулся. Я не знаю, где он, и не могу с ним связаться.
- Он занимался тем же? - решила уточнить Хартане.
- Да, той же технологией низкоэнергетических сверхзвуковых полётов для точной доставки грузов, - подтвердила Ниру.
- И ни у кого из родственников и знакомых его нет?
- Наши родители живут в Нью-Дели, а других родственников у нас нет. Я родителям звонила. Я им не сказала. Но по их разговору поняла, что его у них нет.
Хартане задумалась.
- Здесь требуется посоветоваться, - сказала она.
Хартане достала из кармана плёночный компьютер, развернула его и провела по нему пальцем. Через десять секунд в комнате появилось голографическое изображение Дмитрия Викторовича. Его лицо выражало напряжённое внимание.
- Здравствуйте, доктор, - начала говорить Хартане. – Чаранбир пропал. Ниру не знает, где он, и волнуется. Я не уверена в дальнейших действиях.
Дмитрий Викторович немного помолчал, размышляя. Потом по выражению его лица стало понятно, что он принял решение.
- Алексей, какое твоё мнение о поездке? – спросил Дмитрий Викторович.
Вопрос для Алексея был неожиданным. Он не ожидал, что именно сейчас ему зададут вообще какие-либо вопросы.
- Ну…, пока мне интересно и нравится, - замявшись вначале, ответил Алексей.
- Значит, ты не против того, чтобы совместить приятное с полезным? – вопрос Дмитрия Викторовича был похож на риторический.
- Конечно, - ответ Алексея был предопределён.
- Тогда мы окажем помощь Ниру в поиске её брата Чаранбира, - ответил Дмитрий Викторович на вопрос Хартане.
- А если его не окажется в радиусе десяти километров? – спросила Хартане.
- Тогда вместо поиска по рисунку электромагнитных волн организма используй резонанс молекулы ДНК в расширении на родственников первой линии в радиусе десяти тысяч километров по хорде земного шара, - Дмитрий Викторович дал чёткое указание.
- Понятно, - произнесла Хартане и вопросительно посмотрела на Дмитрия Викторовича.
- Дальше принимай решение самостоятельно с учётом ограничения по времени, - сделал заключение Дмитрий Викторович.
- Хорошо, - произнесла Хартане, свернула компьютер и убрала его в карман.
Изображение Дмитрия Викторовича исчезло. Ниру с надеждой посмотрела на Хартане. Алексей находился в ожидании.
- Мне нужен один твой волос, - обратилась Хартане к Ниру.
Ниру молча и быстро выдернула из головы волосок и передала его Хартане.
Хартане взяла его и направилась к автомобилю. Ниру и Алексей последовали за ней. Хартане села на водительское место, открыла небольшое углубление на внутренней стороне двери машины, положила туда этот волосок, после чего нажала несколько раз в разных местах около этого углубления.
- Отойдём внутрь дома, - обратилась Хартане с своим знакомым. – Радиус большой, и поэтому мощность излучения в пределах метра может достигать нижних границ измеримой прибором дозы. Это займёт две минуты.
Они вернулись в дом. Две минуты прошли в томительном ожидании.
- Так, теперь посмотрим результат, - прервала молчание Хартане через обозначенный промежуток времени.
Опять все вместе они вернулись к автомобилю. Хартане убрала волос Ниру из рабочей камеры, и нажала теперь только один раз рядом с этим углублением на двери машины. После этого на небольшом экране справа от руля появилось трёхмерное изображение прозрачного глобуса, что обеспечивало одновременное изображение всей поверхности земного шара. На этой поверхности земного шара были видны четыре довольно яркие красные точки. Две точки были совсем рядом, одна точка тоже поблизости, и одна точка в стороне справа.
- Родители, Ниру и Чаранбир, - произнесла Хартане то, о чём все уже сразу догадались.
В глазах Ниру было выражение ужаса.
Хартане провела пальцами по экрану и увеличила масштаб.
- Не волнуйся, это не океан, это остров в Андаманском море, - Хартане попыталась успокоить её и дотронулась пальцем до этой отдельно располагающейся точки. В нижней части экрана появилась надпись: «Северный Сентинельский остров».
У Ниру вырвался стон.
- Сегодня же мы будем там и всё выясним, - твёрдо сказала Хартане.
Алексей с интересом наблюдал за всем происходящим и за эти минуты не проронил ни слова, но и не упустил ничего из виду.
Хартане и последовавший за ней Алексей быстрым шагом вернулись в автомобиль и отъехали от дома Ниру, которая осталась стоять рядом с входной дверью, глядя им вслед.
Над головой молодых людей были плотные низкие облака, закрывавшие почти всё небо, кроме отдельных пятен чистого синего цвета, сквозь которые проникал солнечный свет.
Покинув территорию города и выехав в безлюдное место, Хартане направила движение автомобиля вверх. Быстро поднявшись на высоту четырёх тысяч метров, машина по горизонтальной траектории продолжила движение на юго-восток.
- Я заметил, что Ниру была сильно испугана, когда узнала о местонахождении своего брата. Почему? Чего она так испугалась? – прервав молчание, начал разговор Алексей.
Хартане ответила не сразу. Было видно, что Алексей перебил ход её размышлений.
- Полученное место, где находится Чаранбир, мы с ней никак не ожидали увидеть, - задумчиво и медленно проговорила Хартане. – На Северном Сентинельском острове живёт изолированное племя туземцев. Больше там никто не бывает.
- Что значит «изолированное племя»? Почему с ними никто не общается? Ведь к ним легко можно доплыть на корабле или добраться на вертолёте, - недоумённо спросил Алексей.
- Изолированное потому, что они сами ни с кем не хотят общаться. А так, конечно, добраться до этого острова больших сложностей не представляет, - ответила Хартане. – Но только эти туземцы сразу же обстреливают из луков все вертолеты и корабли, которые приближаются к этому острову. А заставлять их вступать в общение, силой нарушая их образ жизни, никто не собирается.
- Удивительно, что такие необщительные племена существуют до сих пор на Земле, - искренне произнёс Алексей.
- Такие изолированные племена существуют также в центральных районах экваториальной Африки и Южной Америки, - пояснила Хартане. - Вход посторонним людям в области их проживания запрещён властями тех стран, на территории которых эти племена находятся. В Азии единственным местом, где проживает изолированное племя, является Северный Сентинельский остров в Андаманском море.
- А…, теперь понятно, почему так удивительно местонахождение Чаранбира на этом острове, - удовлетворённо произнёс Алексей.
- Удивительно то, что он ещё живой, - помолчав, добавила Хартане. – Туземцы за последние годы убили несколько человек, которых случайно бурей вынесло на этот остров. Их трупы с несколькими стрелами видели с вертолётов.
Алексей не стал продолжать разговор. Всю оставшуюся дорогу он периодически ёрзал на своём сиденье и постукивал пальцами рук друг по другу.
Глава 16
Между тем внизу показались несколько маленьких участков земли, разделённые довольно обширными участками воды. Хартане произвела манипуляции на пульте управления. Алексей понял, что она включила режим невидимости.
Автомобиль направился в сторону одного из самых крупных островов в этой группе и начал медленное снижение.
Видя спокойные и уверенные движения Хартане, Алексей перестал постукивать пальцами и принялся внимательно смотреть на то, что открывалось перед ним внизу на земле.
Остров был пустой. Во всяком случае, на открытой для взгляда местности, а именно на полосе песка между морем и лесом, никого не было видно. Практически все внутренние части острова были покрыты лесом, хотя кое-где в отдалении внутри леса виднелись пространства, свободные от деревьев.
Остров казался необитаемым. Если в прошлые времена путешественники боялись необитаемых островов и искали общения людей, то теперь данное обстоятельство парадоксальным образом подействовало на Алексея успокаивающе. Но когда машина опустилась ниже и до поверхности земли оставалось всего несколько метров, Алексей понял ошибочность своих преждевременных выводов, так как внизу на песке он заметил несколько следов людей. Алексей глубоко и печально вздохнул.
Автомобиль перестал снижаться. Хартане внимательно смотрела вниз на поверхность острова и находилась в глубокой задумчивости.
- Что случилось? – спросил Алексей.
- Надо выбрать место для посадки, - не сразу ответила Хартане.
- Мы потом не сможем подняться с песка? – решил уточнить Алексей.
- Нет, мы сможем взлететь вертикально с любой поверхности, - пояснила Хартане.
- Ну, так что же тогда? – Алексей решил выяснить этот вопрос до конца.
- Надо приземлиться так, чтобы нас не заметили, - сказала Хартане, продолжая сосредоточенно думать и не отрывая взгляда от поверхности суши.
- Разве у нас не работает режим невидимости? – искренне удивился Алексей.
Хартане впервые за время снижения машины повернула голову в сторону Алексея и в свою очередь удивлённо посмотрела на него.
- Режим невидимости включен и отлично работает, - ответила Хартане. – Но на поверхности песка останется след от автомобиля, когда он будет стоять, а мы вынуждены будем отойти от него на поиски Чаранбира. Включив силовое поле на время нашего отсутствия, мы обеспечим сохранность машины. Но если туземцы окружат место её стоянки и останутся здесь на длительное время, то мы не сможем без затруднений вернуться обратно внутрь автомобиля.
- Тогда не будем приземляться на прибрежный песок и выходить наружу, - логично посоветовал Алексей. – Полетаем над верхушками деревьев, осмотрим сверху остров, он небольшой. И потом тогда решим, куда посадить машину.
Хартане на секунду задумалась, но сразу же выражение её лица показало, что она приняла решение.
- Да, хорошо. Так будет лучше, - согласилась она с предложением Алексея.
Автомобиль начал медленный полет над лесом, покрывавшим остров.
Внезапно со стороны моря послышался шум работающего двигателя. Алексей и Хартане посмотрели в том направлении, откуда исходил шум. Вдали на воде виднелась тёмная точка, шум исходил от неё.
- Катер, - произнесла Хартане.
Тёмная точка постепенно приближалась, увеличиваясь в размере и принимая очертания катера, шум от неё усиливался.
В это время кусты на границе между деревьями и полосой прибрежного песка зашевелились, и из них выскочили около десятка человек, мужчины. Эти люди были чёрного цвета с коричневатым оттенком, в руках они держали копья, время от времени потрясая ими в воздухе. Из одежды на них имелись повязки из выцветшей ткани, повязанной вокруг пояса и пропущенной между ног. За спиной у них висел лук с привязанными к нему сбоку стрелами. Люди корчили гримасы и громко кричали с воинственным видом, издавая нечленораздельные возгласы с большим количеством цокающих звуков. Очевидно, жители этого острова таким образом хотели отпугнуть непрошенных гостей, приближавшихся к ним на катере.
Но несмотря на эти угрозы катер продолжал приближаться к берегу. Тогда туземцы несколько раз выстрелили из луков в сторону катера. Стрелы упали в воду. Катер повернулся левым бортом к берегу. На палубе появился белый человек в костюме морского офицера. Этот человек взял в руки мегафон и что-то коротко проговорил, обращаясь к людям на берегу острова.
Всё это время автомобиль, из которого Хартане и Алексей наблюдали за происходящим на морском побережье, находился на высоте двадцати метров, зависнув на границе между полосой прибрежного песка и лесом. Сначала Алексей и Хартане смотрели на происходящее с выражением простого любопытства. Но когда на борту катера показалась фигура морского офицера, а особенно после того, как он что-то сказал в мегафон, выражение лица Хартане приняло вид крайней степени удивления. Алексей заметил это.
- Что он сказал? – спросил Алексей.
- Я не поняла. Скорее всего, это было сказано по-креольски. Переводчики ведь мы не включали, - ответила Хартане.
- Тогда что же тебя так удивило? – Алексей не получил ясности в данном вопросе.
- Дело в том,- продолжая размышлять, проговорила Хартане, - что люди сюда, к берегу данного острова, приближаются или случайно, или крайне осторожно и останавливаются на отдалённом расстоянии от берега. И уж точно гости никогда не будут пытаться начать разговор с близкого расстояния с местными жителями, а тем более этого не будет делать морской офицер.
В это время, услышав слова человека на катере, туземцы перестали кричать и моментально успокоились, побросав копья и стрелы на песок. Они стали терпеливо ждать, пока катер подходил к берегу.
С катера были спущены на воду две лодки, нагруженные какими-то внушительного размера деревянными кубическими ящиками. Туземцы вытащили эти лодки на берег и выгрузили из них ящики, после чего лодки вернулись и были подняты на катер.
После завершения этой процедуры выгрузки белый офицер на катере сказал несколько слов, уже без мегафона, обращаясь к чёрным людям на берегу. Один из чёрных людей кивнул и также сказал в ответ несколько слов. Речь была тихая, слов не было слышно.
После этого катер развернулся и удалился в сторону открытого моря, скрывшись из виду вдали. Туземцы взяли ящики, по два человека на один ящик, и понесли их вглубь леса.
Хартане превратилась в сплошное внимание, пытаясь не пропустить ничего из происходящего внизу на берегу.
- Может быть, это местным доставили гуманитарную помощь, - предположил вслух Алексей.
- Нет. Материальную помощь им иногда скидывают с вертолётов, при этом вертолёты всегда подвергаются обстрелу из луков, - отвергла данное предположение Хартане. – И никогда не было никаких разговоров между туземцами и приехавшими людьми. Здесь имеется несовпадение.
- Какое несовпадение? - решил уточнить Алексей.
- Людей пытаются ввести в заблуждение, - ответила Хартане.
Она направила автомобиль внутрь острова, в сторону леса. Машина бесшумно двигалась над верхушками деревьев, защищённая режимом невидимости.
Леса были довольно густые. Сверху невозможно было рассмотреть, что делается под деревьями на земле. Но также было понятно, что среди таких густых зарослей жилища людей быть не может. Из салона автомобиля вдалеке был виден противоположный край острова. Казалось, что остров полностью покрыт лесом. Но машина под управлением Хартане продолжала совершать сверху планомерное обследование территории острова.
Вдруг Алексей внизу увидел небольшое свободное от деревьев место. Он пристально вгляделся в этом направлении и через несколько секунд даже немного вскрикнул.
- Смотри, смотри! – Алексей в сильном волнении начал энергично трясти руку Хартане. – Ты видишь? Это же…
- Да. Вижу, - ответила Хартане более спокойно, чем Алексей, но тоже было заметно, что она находится в эмоциональном напряжении.
Машина зависла над обнаруженной опушкой леса. Ребята превратились во внимательных наблюдателей. Так прошло около десяти минут.
Внизу на земле стояла некоторая постройка, которую с равным основанием можно было назвать хижиной или шалашом. Постройка из веток и листьев была небольшой в ширину, но довольно высокой, приблизительно четыре метра в высоту. По бокам от неё располагалось ещё два похожих сооружения, но где-то в два раза меньшего размера.
Сначала никого из людей не было видно. Но потом из большой постройки вышел человек, который выглядел и был одет точно так же, как и туземцы на берегу острова. Он подошёл к меньшей постройке, заглянул в неё, вернулся назад в главную постройку, снова вышел оттуда и ушёл вглубь леса. Через некоторое время на пространстве между постройками появились и другие похожие чёрные люди, в том числе женщины и подростки. Человек восемь, не больше. Они перемещались между постройками, входили и выходили из них, некоторые люди исчезали между деревьев, другие похожие люди приходили из леса. Маленьких детей нигде не было видно. Вокруг построек, которые, по всей видимости, были жилищами, на ветках деревьев висели выцветшие тряпки, на земле валялись копья и какие-то приспособления из связанных друг с другом обструганных веток. В общем, обычная картина жизни первобытного племени, как такую жизнь представляют себе современные цивилизованные люди. Белого человека нигде не было видно.
- Странно, - внезапно задумчиво промолвила Хартане после длительного молчания и наблюдения.
- Что случилось? – не понял Алексей.
- Здесь имеется несоответствие, - ответила Хартане.
- Какое? Что именно? – Алексей понял, что что-то ускользнуло от его взгляда.
- Присмотрись к женщинам на земле. Они очень странные. Точнее, несоответствие находится на них, - Хартане как бы хотела, чтобы Алексей сам подтвердил её вывод.
- Ну, да. Внешний вид этих женщин, откровенно скажем, не очень привлекательный, - честно высказал свои мысли Алексей. – Ну, и что? Это же первобытные люди.
- Разве первобытные женщины носили лифчики? – задала риторический вопрос Хартане. – Такое можно увидеть только в художественных фильмах на историческую тему.
Алексей посмотрел вниз на двигавшихся по поляне людей. Действительно, на женщинах были надеты лифчики, очень примитивного вида, сделанные из тех же выцветших тряпок, которые были видны повсюду между постройками.
- А ведь правда… Так сразу и не скажешь…, - медленно произнёс Алексей, продолжая размышлять. – И что же теперь?
- Здесь мы навряд ли что-то ещё увидим. Давай посмотрим другие места этого острова. Может быть, ещё что-нибудь интересное найдём в оставшейся части острова, - предложила Хартане.
Алексей, молча, кивнул головой в знак согласия, продолжая наблюдать за людьми внизу.
Автомобиль продолжил движение над островом.
Внизу, под автомобилем, насколько можно было видеть вокруг, простиралась зеленая поверхность, состоящая из крон деревьев и кустарников. Вдали со всех сторон виднелась синяя полоса воды океана. Так они, не спеша, пролетали над островом в разных направлениях в течение двух часов, придерживаясь при движении шахматного порядка, чтобы не пропустить ни одного участка поверхности острова. Кое-где попадались небольшие опушки леса, на которых не было ничего примечательного. Два раза ещё попадались открытые пространства с расположенными на них похожими постройками, которые они уже видели раньше. На этих открытых пространствах были видны единичные чёрные люди. Ничего, заслуживающего внимания.
- А разве мы не можем точно определить местоположение Чаранбира? – спросил Алексей, которому немного начинало надоедать их однообразное занятие.
- Нет, - ответила Хартане. - С помощью этого метода можно определить нахождение человека на большом расстоянии, практически на всей поверхности Земли. Но неопределённость в определении конкретной точки с близкого расстояния не позволяет точно выявить место нахождения человека. У каждого метода есть свои достоинства и недостатки.
Алексей вздохнул. Поиски продолжились.
Через десять минут Хартане развернула машину и вновь пролетела над уже обследованным участком, пристально вглядываясь вниз. Алексей, заметив внимание Хартане, стал также внимательно смотреть на поверхность леса под автомобилем.
- Что там такого интересного? – задал он логичный вопрос.
- Вроде бы ничего, - задумчиво проговорила Хартане. – Но если присмотреться, то можно заметить, что зелёная поверхность острова в данном месте несколько отличается своим оттенком от других участков леса.
Хартане остановила движение автомобиля, который завис над указанным местом.
Действительно, зелёный оттенок верхушек деревьев под автомобилем был чуть-чуть более сероватым и насыщенным по цвету, чем в других участках наблюдения. В других местах леса было заметно лёгкое движение и трепетание листьев под воздействием перемещения воздуха, а на данном участке всё было застывшим.
- Маскировочный материал, - высказал предположение Алексей. – Я видел в фильмах.
- Да! – воскликнула Хартане. – Точно!
Она уставилась взглядом на местность под автомобилем, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, мельком бросила взгляд на Алексея и направила автомобиль вниз.
- Будем садиться, - коротко пояснила она.
Алексей и сам хотел предложить ей это сделать. Всё-таки таким способом их поиски как-то продвигались.
Машина опустилась и стала медленно двигаться горизонтально над самой поверхностью маскировочного материала. Через двести метров защитный покров закончился и опять под автомобилем оказались верхушки деревьев. Хартане остановила движение машины.
- Мы сейчас опустимся на поверхность земли, - проговорила она. - Вокруг машины действует режим невидимости, звукоизоляции и силовое защитное поле. Это значит, что никто не может видеть и слышать автомобиль. Никто не сможет проникнуть внутрь границы силового поля. Но это не значит, что никто автомобиль не сможет обнаружить. Движение автомобиля через чащу леса будет вызывать движение и отклонение веток деревьев, что будет заметно. Также, если кто-то наткнётся на недвижимый автомобиль, то он почувствует невидимое препятствие, что, разумеется, привлечёт его внимание. Поэтому обнаружить нас могут, это не так сложно.
Алексей понимающе кивнул.
- Поэтому существует определённая опасность, - помолчав, добавила Хартане.
- Но дело-то всё равно надо сделать. Иначе же никак, - ответил Алексей.
Хартане взглянула на Алексея и слегка улыбнулась.
- Да, иначе никак, - подтвердила она.
- Ну, так вперёд, - Алексею хотелось активных действий.
- Здесь надо учесть ещё один момент, - добавила Хартане. – Когда мы выйдем из машины, точно такие же режимы невидимости, звукоизоляции и силового поля будут включены вокруг нас. Но если мы разделимся, то мы легко потеряем друг друга. Поэтому или из автомобиля выйду только я…
- Нет, я выйду тоже, - немного резко вставил Алексей.
- … или нам надо держаться вместе на расстоянии не более двух метров друг от друга, чтобы не выйти за пределы действия данных режимов защиты, - закончила пояснение Хартане.
- Понятно. Хорошо, - согласился Алексей.
Автомобиль начал опускаться между деревьями на землю. Внизу, под кронами деревьев, стало намного темнее, чем было наверху. Глаза должны были в течение нескольких минут привыкнуть к данному уровню освещённости. На высоте пятидесяти сантиметров от поверхности земли автомобиль прекратил своё движение вниз.
- Чтобы на земле не остался след, - объяснила Хартане в ответ на вопросительный взгляд Алексея.
- А как же мы найдём автомобиль при возвращении в такой гуще леса? Ведь он же и для нас будет невидим, - высказал своё опасение Алексей.
- Данное место будет нашим началом системы отсчёта на этом острове. Именно по отношению к этому месту мы будем определять свои координаты. Точнее говоря, определять наши координаты на острове будет прибор геолокализатор, - Хартане развеяла опасения Алексея.
После тщательного осмотра по сторонам, в том числе и с помощью инфракрасного датчика, убедившись в отсутствии поблизости каких-либо крупных живых существ и других объектов, она спрыгнула вниз на землю. Алексей сразу же последовал её примеру.
Оказавшись на земле, они отошли на два метра в сторону от автомобиля, и автомобиль внезапно исчез. Кругом были одни только джунгли. Хотя Алексей и понимал, что так оно и должно быть, что вокруг автомобиля действует режим невидимости, но однако же холодок пробежал по его спине и на минуту возникла слабость в ногах. Разумеется, внешне он никак этого не показал.
Хартане провела пальцем по поверхности плёночного компьютера, который хранился у неё в кармане блузки, и который она на несколько секунд достала и потом положила обратно в карман.
- Режимы защиты включены, - напомнила Хартане. – Нам нельзя разделяться более чем на два метра.
Алексей и Хартане двинулись через джунгли в направлении того пространства, над которым была вывешена сверху маскировочная защита.
Идти по джунглям было не так трудно, как Алексей раньше себе представлял. Стволы деревьев располагались на расстоянии трёх-четырёх метров друг от друга, под ногами были низкие кусты, через которые вполне можно было пробраться без особого труда. Но вверху кроны деревьев переплетались между собой, закрывая значительную часть неба, благодаря чему предметы вокруг виделись в сумеречном свете. Однако глаза довольно быстро привыкли к такой пониженной освещённости. Вообще, подумалось Алексею, то, что кажется неразрешимым на этапе строительства планов, потом при начале осуществления этих планов оказывается при прикладывании некоторых усилий вполне выполнимым.
При движении Алексея и Хартане ветви окружающей растительности не отклонялись в сторону на некотором расстоянии от путников, в отличие от того, что было при снижении автомобиля. В то же время вокруг стояла полная тишина, не нарушаемая ни криком птиц, ни отдалённым шумом прибоя, ни шелестом листьев.
- Режим звукоизоляции включён, а силовое поле выключено? – высказал вслух свои выводы Алексей.
- Да, - коротко подтвердила Хартане. – Режим невидимости также включён.
- Здесь и видеть-то нас некому. Никого близко нет, - добавил Алексей.
Хартане ничего не ответила и продолжала проворно и быстро продвигаться вперёд.
Такое их продвижение по джунглям продолжалось около двадцати минут. Внезапно Хартане резко остановилась. Алексей по инерции продолжал идти и вышел бы за пределы зоны невидимости, если бы Хартане быстро не схватила его за руку.
- Что? – спросил Алексей, уже понявший, что Хартане что-то заметила, но ещё не понявший, что именно она заметила.
- Через сорок метров джунгли заканчиваются, и там будет открытое место, - ответила Хартане, кивнув головой в направлении несколько слева от хода их движения.
Алексей посмотрел в указанном направлении. Действительно, впереди имелось небольшое просветление, но утверждать, что там располагается открытое место, Алексей бы не решился.
- Когда мы подойдём к границе того пространства, я включу силовое поле и выключу звукоизоляцию, - продолжала Хартане. – Нам надо не только видеть, но и слышать, что происходит вокруг. После этого нам надо будет соблюдать тишину.
Через минуту они были уже на границе джунглей.
Перед ними располагалась обширная открытая местность. Однако над ней вверху не было видно чистого неба. Вверху от края и до края джунглей виднелась натянутая мелкая сетка серовато-зеленоватого цвета, которая выполняла задачу маскировки данной местности.
Но удивительнее всего было то, путники увидели на земле. На земле стояли дома. Не те постройки из веток и листьев, которые они видели раньше, и в которых жили чёрные люди. Это были каменные дома продолговатого вида, вроде бараков, в два-три этажа с небольшими окнами, напоминавшие склады или архивные учреждения.
Сначала никого из людей не было видно. Но спустя несколько секунд вдали появился человек. Он был одет в светло-серую форму военного образца. Человек был белый. Он шёл в направлении к тому месту, где остановились Алексей и Хартане. Но через десять секунд он повернул в сторону и скрылся внутри одного из каменных зданий.
Хартане взглянула на Алексея и приложила палец к губам, призывая его сохранять полную тишину. Потом она включила автоматический переводчик у себя за ухом. Алексей также включил свой переводчик. Было очевидно, что язык этих белых людей известен мировой цивилизации, и автоматический переводчик в данном случае сможет успешно выполнять свою функцию.
Стараясь не шуметь и держаться внутри силового защитного поля, Алексей и Хартане осторожно двинулись вперёд, к тому зданию, внутри которого скрылся белый человек в военной форме. Уже подойдя ко входу в это подобие некоторого учреждения, они чуть было не столкнулись с группой из трёх человек, выходящих оттуда наружу и весело беседующих между собой. Было понятно, что разговаривают они на английском языке. Так как английский язык Алексей знал, как принято писать в анкетах, «со словарём», то он решил полностью положиться на помощь автоматического переводчика. Хартане также не стала отключать свой автоматический переводчик, хотя насколько хорошо она знает английский язык, Алексею было не ясно.
- А он мне утверждал, что будут сложности, - сказал, похохатывая, один из трёх незнакомцев, обращаясь сразу к двум другим. – Но нацеленный на любого человека ствол и серьёзное лицо быстро снимают все сомнения. Работай или умри. Для подавляющего большинства выбор очевиден.
- Да, - сказал второй из трёх военных, хихикая, - поведение людей очень примитивно. Управлять как чёрными, так и белыми одинаково просто. Во всяком случае, намного проще, чем составлять еженедельный отчёт.
За этими словами последовал дружный взрыв хохота, и группа из трёх местных управленцев удалилась.
Хартане и Алексей свободно зашли внутрь здания. После небольшого холла располагался длинный коридор, идущий в обе стороны до противоположных стен здания, а напротив входа посередине коридора была видна лестница наверх. Но вход из холла в коридор был закрыт массивной дверью, верхняя половина которой была прозрачной. В холле никого не было.
- Наверняка здесь есть видеонаблюдение, - едва слышно, практически шевеля только одними губами, промолвила Хартане. – Нас не видно, но слышно. Также и результат наших действий будет заметен. Подождём.
Алексей, молча, кивнул.
Ждать пришлось недолго, пять минут. Входная дверь распахнулась, и какой-то человек в гражданской форме одежды, похожий на чиновника, зашёл в холл с улицы. Он подошёл к двери из холла в коридор и приложил большой палец левой руки к двери. Через две секунды он опустил левую руку и правой рукой отворил дверь наружу.
Когда чиновник входил через дверь из холла в коридор, Хартане махнула головой, призывая Алексея немедленно и быстро следовать за ней. Они, придержав на секунду дверь, зашли вслед за ничего не заметившим чиновником в коридор.
Оглядевшись, Алексей и Хартане увидели, что по обеим сторонам коридора, располагаясь друг напротив друга, находятся длинные ряды деревянных дверей с номерами на них вверху. Чиновник скрылся за одной из них.
Поднявшись по лестнице на верхние этажи, Алексей и Хартане убедились, что там были точно такие же коридоры с рядами дверей, но только номера на дверях начинались с цифры, соответствующей номеру этажа. В коридорах было тихо и пусто.
Это создавало определённые неудобства, так как невозможно было незамеченными для находящихся за дверьми людей открыть дверь и зайти в кабинет. В коридорах внутри здания ветра не было, и случайно дверь отвориться не могла. Опять надо было ждать.
Хартане и Алексей спустились на первый этаж и остановились рядом с лестницей около прозрачной двери из холла в коридор. Прошло десять минут. За это время двое людей в военной форме вышли из здания. А потом один человек в военной форме зашёл внутрь.
Алексей и Хартане пошли следом за ним. Военный поднялся на второй этаж, открыл одну из дверей. Алексей заметил для себя, что эта дверь открывалась просто, без сканирования отпечатка пальца. Алексей и Хартане проскользнули сразу за ним в кабинет.
Кабинет представлял собой комнату среднего размера, в которой на небольшом расстоянии друг от друга в шеренгу стояли три письменных стола таким образом, что сидящие за ними люди лицом были обращены к входной двери. На каждом столе находился монитор компьютера, и в кажущемся беспорядке валялись кучи бумажных листов. За крайним левым столом сидел человек в гражданской одежде и внимательно всматривался в монитор компьютера, периодически что-то печатая на нём. Было видно, что человек сильно поглощён работой. За другими двумя столами никого не было.
Военный порылся в бумагах за средним столом, нашёл один из листов и взял его с собой, после чего, ничего не сказав, вышел из комнаты. Гражданский человек, работающий за компьютером, не обратил на это посещение никакого внимания, продолжая свою работу.
Хартане на несколько секунд задумалась. Потом она вздёрнула брови, приняв решение.
- Где сейчас индус? – вдруг громко и уверенно спросила Хартане на чистом английском языке.
Алексей вздрогнул от неожиданности. Однако человек за компьютером даже глазом не повёл, не отвлекаясь от своей работы.
- В шестом корпусе, - сказал чиновник автоматически.
Алексей и Хартане открыли дверь, быстро вышли из комнаты и сразу же закрыли дверь.
Уже находясь в коридоре, они переглянулись и беззвучно рассмеялись.
Несколько минут ожидания внизу около холла задержали их путь. Но потом вместе с одним из выходящих гражданских служащих они покинули данное здание.
Алексей и Хартане принялись искать шестой корпус. Эта их задача облегчалась тем, что сбоку на каждом здании была нарисована крупная цифра, которая, по-видимому, и означала номер соответствующего корпуса. Выяснилось, что они только что посетили третий корпус. Всего зданий было восемь, они располагались четырьмя парами. В каждой паре корпуса находились под прямым углом друг к другу. Пары стояли на отдалении между собой. Между зданиями были протоптаны тропинки, по сторонам от которых росла коротко подстриженная трава.
Время от времени между зданиями проходили белые люди, в одиночку или группами по два-три человека, большинство в военной серой форме, но некоторые в гражданской одежде. Из-за одного из зданий показался чёрный человек в набедренной повязке, как и другие виденные на берегу туземцы. Он тащил за собой мусорный контейнер.
- Так значит, - сделал заключение Алексей, - местные жители не такие уж агрессивные, как об этом принято думать.
-Да, - согласилась Хартане, - судя по всему, их свирепость показная, и они так агрессивно себя ведут по заказу. А вот эти белые действительно не хотят, чтобы другие люди попадали на этот остров.
- Что-то скрывают? – догадался Алексей.
- Да, - задумчиво проговорила Хартане, - скрывают то, чем они здесь занимаются.
- Люди скрывают то и молчат о том, о чём неприятно вспоминать и что их позорит, - продолжил Алексей. – Что же такое здесь происходит?
- Чтобы это узнать, нам сначала надо найти Чаранбира, - заключила Хартане.
Они продолжили искать нужный им корпус и заодно осматривать окружающую территорию. Поблизости никого не было, поэтому они могли разговаривать вслух, но негромко. Их не было видно, но при хождении по траве можно было бы заметить с близкого расстояния, как трава сминается и потом расправляется.
Наконец, желанная цифра шесть на боковой стене здания была найдена. Шестой корпус был двухэтажным.
Очевидно, Хартане не хотела больше откладывать поиски ни на минуту, потому что она сразу же направилась к входной двери и, подойдя, приоткрыла её.
Внутри не было холла со второй дверью, как в предыдущем корпусе. Пространство первого этажа представляло собой единое большое помещение, напоминавшее лабораторию. Длинные столы пересекали вдоль всё помещение. На столах стояли в огромном количестве прозрачные пробирки, в которых находились белая или кремового цвета пористая масса или порошок, многие пробирки были заполнены растворами разных цветов. Но никакого химического кислого запаха, который всегда присутствует в химических лабораториях, здесь не ощущалось.
Алексей и Хартане быстро зашли внутрь. Входная дверь закрылась за ними. Они стали внимательно осматривать обстановку лаборатории.
Между длинными столами с пробирками располагались отдельно стоящие письменные столы, на каждом из которых находился монитор компьютера. Практически за всеми письменными столами сидели люди и работали. Никто из них не обратил внимания на то, что входная дверь почему-то приоткрылась и потом закрылась. К своему удивлению Алексей вдали заметил несколько клеток, в одних из которых были белые, а в других серые мыши.
Алексей и Хартане внимательно всматривались в людей, находящихся в этой лаборатории. Хартане знала Чаранбира в лицо, а Алексей искал любого, чей внешний вид напоминал бы индуса. Большинство из работников лаборатории были белыми, немало восточных азиатов, несколько чёрных. На отдалении с грустным видом сидел за компьютером и смотрел мимо монитора вдаль мужчина средних лет с густыми чёрными волосами и смуглой кожей.
- Может быть, это он, - прошептал Алексей и показал рукой в направлении замеченного им грустного мужчины с чёрными волосами.
Хартане очень сильно сжала руку Алексея.
- Да, это Чаранбир, - тихо подтвердила она.
Осторожно, стараясь ничего не задеть, Алексей и Хартане направились к столу, за которым сидел Чаранбир.
Подойдя к тому месту, где сидел Чаранбир, Алексей и Хартане остановились позади него. Хартане включила режим звукоизоляции, и моментально в месте их нахождения воцарилась полная тишина. Чаранбир удивленно поднял голову, покрутил головой из стороны в сторону, не понимая причину исчезновения окружающего звукового фона.
- Здравствуй, Чаранбир, - сказала вслух в полный голос Хартане и дотронулась ладонью до плеча Чаранбира.
Чаранбир резко вздрогнул и повернулся назад. Но взгляд его прошёл через гостей, и в нём появилось выражение испуга. Он их не заметил.
- Я Хартане, и я нахожусь позади тебя, - так же вслух сказала Хартане. – Вокруг меня включены режимы невидимости и звукоизоляции, но сейчас область звукоизоляции шире и захватывает тебя, а в область невидимости ты не входишь. Ты можешь выйти на улицу так, чтобы у других сотрудников не возникло подозрений?
- Хартане, это ты?! – воскликнул Чаранбир. – Да, я могу выйти на несколько минут, короткий перерыв на свежем воздухе не вызовет подозрений.
При этом его лицо приняло спокойный вид, и со стороны было непонятно, что он вообще что-то сказал.
- Я буду тебя ждать недалеко от входа, на улице, - сказала Хартане.
Алексей и Хартане пошли к выходу. Через несколько секунд Чаранбир лениво встал и, не торопясь, также направился по их маршруту. Около входной двери Алексей и Хартане остановились. Чаранбир, не замечая их, открыл дверь и вышел наружу. Алексей и Хартане вышли сразу следом за ним.
Выйдя из здания, Чаранбир отошёл в сторону от входа, остановился и с видом отдыхающего человека стал ждать. Однако он похлопывал пальцами рук друг о друга, облизывал губы и несколько раз приглаживал волосы, что говорило о его сильном волнении.
Алексей и Хартане приблизились к Чаранбиру, и он очутился внутри их области невидимости, звукоизоляции и действия защитного силового поля. Они стали видимы друг для друга, но все вместе они были невидимы и неслышимы для всех других людей вне данной области.
Увидев рядом с Хартане Алексея, который был ему совершенно незнаком, Чаранбир вздрогнул и вопросительно посмотрел на Хартане, ничего не говоря и ожидая от неё объяснений.
- Это Алексей. Он является гостем Дмитрия Викторовича, и сейчас мы с ним находимся здесь по одному и тому же делу, - Хартане быстро развеяла все сомнения.
Чаранбир улыбнулся и подал руку Алексею, которую Алексей пожал. Между всеми тремя собеседниками установилось доверие.
- Ниру сказала нам, что ты пропал, и просила тебя найти, - Хартане коротко пояснила цель их визита на этот остров. – Что с тобой случилось? И что здесь происходит?
- Меня насильно привезли сюда, - рассказал Чаранбир. – Я шёл по улице. Кто-то сзади прикоснулся ко мне. Я почувствовал спазм во всём теле и больше ничего не помню.
- Электрошокер! - вставил сою догадку Алексей.
- Да, вероятно, - согласился Чаранбир. – Потом я очнулся в небольшом самолёте. Как только я открыл глаза, мне сделали инъекцию какого-то вещества. После этого у меня несколько раз дёрнулись пальцы, а потом я несколько часов не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Но тогда я всё видел и слышал.
- Дитилин, - высказала предположение Хартане.
- Да, судя по всему, - снова не стал возражать Чаранбир. – Самолет приземлился на этом острове. Мне приставили пистолет ко лбу и сказали, что или я продолжу заниматься своей работой в том направлении, которое мне укажут, и буду решать поставленные передо мной задачи, или пулю уже нельзя будет остановить. Что было делать? Но я и не особенно старался работать.
- Другие гражданские люди здесь находятся по той же причине? – спросила Хартане.
- Я не знаю… Вероятно, некоторые… но далеко не все. Здесь многие работают по собственной воле и увлечены своей работой, - поделился своими наблюдениями Чаранбир.
- А чем же здесь все занимаются? Что хотят сделать? – задал главный вопрос Алексей.
- Вряд ли простые работники знают об этом. Обычно секретность обеспечивается тем, что один сотрудник не знает, что делает другой. И общую цель знают только несколько человек среди начальства, - высказала предположение Хартане.
- Совершенно правильно. Но здесь обеспечивается общая секретность всего острова. Никто из простых работников не может контактировать ни с кем за пределами этого острова. У нас нет доступа к спутниковой связи и к интернету. Поэтому мы здесь на острове свободно можем общаться друг с другом и знать все подробности дела. Ведь нет надежды, что кто-то за пределами острова от нас что-либо сможет узнать, - пояснил Чаранбир.
- Так, чем же здесь занимаются? Для чего всё это? – снова вернулась к главному вопросу Хартане.
- Здесь изучают взаимодействие генов вирусов и генов людей. Какие вирусы больше предрасположены к тем или к другим людям. Как отдельные гены вирусов влияют на работу отдельных генов определённых групп людей. Как распространить искусственно полученные вирусы среди людей с определенным генотипом, - с выражением отрешённого отчаяния ответил Чаранбир.
- Понятно, - проговорил Алексей. – А потом за астрономические цены будут продавать свои же лекарства.
- Не совсем, - грустно усмехнулся Чаранбир. – Потом можно будет распространять вирусы, чтобы в результате заболевали и погибали или становились бесплодными только люди из определённых этнических групп.
- Биологическое оружие, - произнесла Хартане.
Чаранбир утвердительно кивнул головой.
Алексей мельком взглянул в глаза Хартане и подумал, что белые медведи, увидев её сейчас, стали бы бояться людей.
Несколько минут царило молчание.
- Хорошо сбросить бы сюда атомную бомбу, - наконец, не смог больше сдерживать свои мысли Алексей.
- Пойдёмте, - через несколько секунд сказала Хартане. – Надо посоветоваться.
Втроём они пошли в сторону джунглей, удаляясь от открытой местности, находящейся под маскировочной мелкой сеткой, и расположенных на ней каменных корпусов, но в противоположном направлении от оставленного Алексеем и Хартане автомобиля.
- Ещё на острове имеются какие-нибудь сооружения, относящиеся к данной работе? – спросила Хартане.
- Нет, - ответил Чаранбир. – Насколько мне известно, в других местах острова живут несколько групп чёрных туземцев. Они используются для простой физической работы.
Тем временем они углубились в джунгли. Вдруг справа в тридцати метрах от движения группы среди деревьев и кустарника показались несколько обширных белых предметов. Все обратили на них внимание.
- Что это? – спросила Хартане, обращаясь к Чаранбиру, как к старожилу этого острова.
- Я не знаю. Я этого никогда не видел, - ответил Чаранбир.
- Похоже на обломки самолёта, - подойдя ближе, высказал предположение Алексей.
Это действительно были обломки большого самолёта, разбросанные на ограниченном участке невдалеке друг от друга.
Хартане прошла от одного к другому обломкам самолёта, внимательно рассмотрела их.
- Похоже, что это пассажирский самолет международных рейсов, - сделала заключение Хартане. - Вероятно, он упал с небольшой высоты, нескольких метров, и потом взорвался. И случилось это недавно, не более двух лет назад.
- Тот, который пропал и с концами? – не удержался Алексей.
- Вполне возможно, - подтвердила Хартане.
Они ушли от обломков самолёта и продвинулись ещё на сто метров вглубь джунглей.
- Я поговорю с Дмитрием Викторовичем одна, - Хартане остановилась и улыбнулась. – Просто я хочу перемолвиться несколькими словами с Илте. Вы останетесь на несколько минут вне зоны защиты. Здесь нечего опасаться. Но всё-таки будьте внимательны и соблюдайте тишину.
Хартане отошла в сторону и внезапно пропала из вида. Алексей и Чаранбир остались в чаще джунглей наедине. Некоторое время они молчали и посматривали по сторонам.
- Я, честно сказать, сомневался, что мы найдём тебя, - сознался Алексей.
Он давно заметил, что нахождение с другим человеком наедине всегда вызывает желание откровенно о чём-нибудь поговорить, и к тому же разговор отвлекает от тревожных мыслей.
- Вы с Хартане долго знакомы? – откликнулся Чаранбир.
- Почти неделю. Я нахожусь в гостях у Дмитрия Викторовича, - сознался Алексей.
Чаранбир понимающе кивнул головой.
- А зачем вы… путешествуете? – спросил Чаранбир.
- В каком смысле? – не понял Алексей. – Ну, просто… посмотреть разные страны.
- Это очень хорошо, что вы приехали сюда и нашли меня, - неожиданно эмоционально, как бы извиняясь, проговорил Чаранбир. – Но я и Ниру поехать к Дмитрию Викторовичу не сможем. Мы… не готовы.
- Не готовы к чему? – не понял Алексей.
- Ко всему, - признался Чаранбир.
Алексей хотел уточнить поподробнее, о чём же говорил Чаранбир, но ему не удалось это сделать. Внезапно среди деревьев появилась Хартане и приблизилась к молодым людям.
- Ну, что мы будем делать? – сразу же спросил Алексей.
- Как там поживают Дмитрий Викторович и Илте? Хорошо? – поинтересовался Чаранбир.
- Да, хорошо. Доктор передал вам привет, - сообщила Хартане. – Биологическое оружие здесь больше разрабатываться не будет. Нам надо будет кое-что сделать.
- Взорвём все эти здания? – с надеждой произнёс Алексей.
- Нет, взрывать ничего не будем. Но продукты зла мы здесь уничтожим, - уверенно проговорила Хартане.
Она и юноши направились обратным путём и вернулись к обломкам самолёта. Хартане принялась обходить обломки и внимательно осматривать каждый из них изнутри. Таким способом она осмотрела их все. На это ушло двадцать минут. Наконец, Хартане обнаружила то, что искала. Это был кусок тускло-серого металла, торчащий из одного обломка самолёта. Хартане принялась его отламывать.
- Вы лазер не взяли? – удивлённо спросил Чаранбир.
- Взяли. Но здесь его использовать нельзя, - пояснила Хартане.
Почему нельзя - осталось неясным. Но уточнять Алексей не стал.
- Давай я попробую, - вместо уточняющего вопроса предложил Алексей.
Хартане уступила ему место. Алексей принялся отламывать кусок металла со всей силы. Но быстро понял, что это дело оказалось труднее, чем он думал. Он снизил интенсивность усилий, но безостановочно продолжал работу.
- Может быть, я продолжу, - произнёс Чаранбир.
- Нет, я сейчас уже сделаю, - отказался Алексей.
Ещё десять минут после этого у него ушло на продолжение дела. Но настал момент, когда кусок непонятно для чего нужного незнакомого металла отделился от остальной части и остался у него в руках.
- Вот, держи! – радостно воскликнул Алексей, протягивая Хартане кусок металла, как будто он дарил ей красочный букет цветов.
- Спасибо, - ответила Хартане, взяла отломанную металлическую пластину и направилась к оставленной ими не так давно открытой местности с каменными корпусами лабораторий.
Группа из трёх людей, которые видели всё вокруг, но которых не видел никто извне, вышла на середину этого открытого пространства с маскировочной сеткой наверху.
Между зданиями быстро ходили в разных направлениях люди в военной форме, по одному и группами по двое. Они явно были чем-то озабоченны.
- Они заметили моё отсутствие, - догадался Чаранбир.
- Теперь это уже не имеет значения, - ответила Хартане.
Хартане воткнула металлическую пластину в землю. Потом она поставила на землю рядом с ней небольшой приборчик, который Алексей уже видел у Илте во время их поездки по тундре, когда они отпугнули белого медведя. После этого она и двое юношей отошли в сторону от данного места на пять метров.
- Через десять секунд включится звук ужаса для человека. Будьте осторожны и не выходите за границы режима звукоизоляции. Иначе будет плохо, - предупредила Хартане своих товарищей.
Очевидно, заметив металлическую пластину в земле, чего раньше не было, пять человек в военной форме быстрыми шагами направлялись к данному объекту. Когда до цели их ходьбы оставалось два метра эти пять человек внезапно остановились, стали прислушиваться и переглядываться между собой. Потом они замерли на месте в оцепенении, глаза у них расширились и отражали невыносимый страх. Через секунду после этого они отпрыгнули назад, развернулись и бросились бежать без оглядки прочь от того места, где они только что находились. Не останавливаясь, они убежали в джунгли и потерялись из виду.
То же самое вслед за ними сделали все другие люди, находившиеся на улице и в корпусах. Люди толпой выбегали из корпусов, толкались, но никто ни на кого не обращал внимания. Каждый старался обогнать всех других, пытаясь только бы побыстрее скрыться от чего-то ужасного и непонятного, что охватывало их в данном месте.
Через полминуты вся открытая местность опустела. Двери корпусов были открыты настежь. Нигде не было видно ни одного человека.
- И где же они остановятся? – полюбопытствовал Алексей, с интересом наблюдавший за разыгравшейся сценой массового бегства.
- В океане они не утонут, - развеяла его сомнения Хартане. - Радиус эффекта установлен на расстояние на пятьдесят метров меньшее расстояния до берега. За пределами границы звукового эффекта они снова смогут контролировать свои действия.
После этого Хартане отключила режимы невидимости и силового защитного поля и вместе с этим расширила границы зоны звукоизоляции. Она достала из кармана небольшую пластмассовую трубочку, подошла к металлической пластине и положила трубочку рядом таким образом, что один из концов трубочки был направлен на металлическую пластину. После этого она торопливо отошла назад, достала из кармана плёночный компьютер и быстро провела пальцами по его поверхности.
- Теперь бегом обратно, - убедительным тоном сказала Хартане. - Нам надо успеть скрыться за деревьями за тридцать секунд и держаться рядом друг с другом, чтобы сохранить свою жизнь.
Не говоря больше ни слова, вся компания из трёх человек бросилась бежать назад к джунглям, откуда они незадолго до этого вышли. Очутившись на границе открытой местности и джунглей, Алексей обернулся, но там, откуда они так стремительно убежали, ничего не происходило. Это его очень удивило. Но Алексей последовал за товарищами вглубь джунглей. Через десять метров от границы зоны деревьев Хартане остановилась, засекла время и стала ждать. Чаранбир и Алексей тоже остановились и отдышались.
- А, вообще, от чего мы убегали, и что там сейчас происходит? Что нам грозило? – не мог больше сдерживать вопросы Алексей.
- Я установила лазер, направленный на кусок металла. Лазер установлен с небольшой задержкой, давшей нам время укрыться, - объяснила Хартане. – Луч лазера запустит ядерную реакцию в куске этого металла, что приведёт к выбросу большого количества нейтронов за короткое время. Этот нейтронный выброс будет очень интенсивным, но ограниченным по территории и короткодействующим. Любые нуклеиновые кислоты в границах той местности и внутри корпусов зданий будут необратимо разрушены. Поэтому всё живое, включая все живые клетки и вирусы, там погибнет.
- Всё живое погибнет, - тихо повторил Чаранбир.
- Ты же не исповедуешь джайнизм, - Хартане удивлённо посмотрела на него. – Биологическое оружие будет уничтожено. А, не имея биологических образцов, вновь воспроизвести данные результаты будет невозможно. Во всяком случае, на это потребуются долгие годы.
- Значит, если бы мы чуть-чуть помедлили…, - начал говорить Алексей и остановился, так как у него пересохло во рту.
- Мы успели, - ответила Хартане. – Нейтронный поток имел ограниченную территорию действия. К тому же я включила режим поля защиты от нейтронов. Мы победили.
- Русские всегда побеждают, - заметил Чаранбир. – Вы очень сильные. Когда я был в России, то я видел, как вы отмечаете День Победы. На параде было много мощного оружия.
- Мне тоже нравится новая боевая техника, - поддержал Алексей.
- Главная сила русских не в технике, а в нравственности, - возразила Хартане. - День Победы ясно показывает всему миру наше русское нравственное превосходство в принципах организации свободной и культурной жизни для всех людей. День Победы ежегодно напоминает всем, что свободная жизнь людей в мире существует только благодаря русским.
- Да, это правда, - согласился Чаранбир.
Хартане провела манипуляции с плёночным компьютером.
- Все режимы сняты. Звук ужаса отключён, - проинформировала она. – Они в течение нескольких часов внутрь острова не сунутся. Мы можем свободно перемещаться по этой местности.
Группа вернулась на открытое пространство. Хартане забрала лазер и генератор звука. По её просьбе Алексей отнёс кусок металла обратно к обломкам самолёта. Через несколько минут ничто не наводило на подозрение о том, что здесь кто-то побывал. Здания стояли целёхонькими, но пустыми и с настежь открытыми дверями. Трава была зелёная, но стала какая-то мягкая и вялая, она на ощупь напоминала бумагу.
- Это с помощью лазера из любого куска металла можно получить такой поток нейтронов? – поинтересовался Алексей.
- Нет, только из определённого металла и с помощью только лазерного луча определённой длины волны и интенсивности, - ответила Хартане.
- А из какого металла? – продолжал спрашивать Алексей.
- Из конкретного металла, - уточнила Хартане.
Алексей понял, что в технологию получения опасного излучения Хартане углубляться не будет. Тогда он решил уточнить другую сторону произошедших событий.
- А как ты догадалась, что именно так можно обезвредить эти лаборатории биологического оружия? – спросил Алексей.
- Я же разговаривала с Дмитрием Викторовичем и с Илте, - улыбнулась Хартане. – Помимо переданных приветов, доктор подсказал мне, что именно надо нам будет сделать. Это его мысль, а мы только осуществили её.
- Это значит, мы молодцы, - сделал заключение Алексей.
Этот разговор происходил, пока группа шла к оставленному и скрытому в джунглях автомобилю. Машина внезапно появилась среди деревьев и была в целости и сохранности.
- Да, я прекрасно помню его, - сказал с чувством ностальгии Чаранбир. – Ниру тогда вернулась назад на этом автомобиле. Её привёз Илте. Она всегда с благодарностью вспоминает время, проведённое в гостях у Дмитрия Викторовича.
- Вот мы и приехали позвать её снова в гости, - сказала Хартане.
- Нет, мы не можем. Я уже сказал Алексею, - быстро проговорил Чаранбир извиняющимся голосом.
Хартане вопросительно взглянула на Алексея. Он утвердительно кивнул головой.
- Хорошо, - ответила Хартане. – Но мы ей всегда рады.
Они уселись в автомобиль. Хартане устроилась на место водителя, Алексей занял место рядом с ней, Чаранбир сел сзади. Хартане направила машину вверх.
Автомобиль поднялся над верхушками деревьев. Небо было светло-синим, кое-где вдалеке плыли белые облака. Солнечный свет ярко и жарко наполнял землю и воздух.
Пролетев над верхушками деревьев, автомобиль покинул территорию джунглей и оказался над полосой прибрежного песка. Внизу толпились около трёх сотен людей. Они с удивлением оглядывались по сторонам, подходили к границе джунглей, но постояв некоторое время рядом с деревьями, отходили назад, не решаясь углубиться внутрь острова. Некоторые из них разговаривали по спутниковым телефонам, очевидно, вызывая помощь, и время от времени напряжённо вглядывались в простор океана. Люди были в явном замешательстве и не знали, что им предпринять до тех пор, пока им не пришлют отряды поддержки.
- Что же теперь они будут делать? – высказал вслух свои мысли Алексей.
- Им скоро пришлют катера и группы солдат, которые, наверняка, пойдут в джунгли, чтобы обследовать весь остров, - с уверенностью отозвался Чаранбир.
- Но будут ли они продолжать здесь работать? – снова поделился сомнениями Алексей.
- Точно, что сначала попытаются, - ответила Хартане. – Но когда они поймут, что все результаты их работы погибли, то, надеюсь, они забросят это дело.
- А как же чёрные местные жители? – спросил Алексей.
- Туземцы будут рады избавиться от такого соседства, - ответил Чаранбир.
Алексей бросил последний взгляд на остров, который вдали казался прекрасным местом для отдыха и мог бы таким быть при доброй воле других людей.
Автомобиль летел над поверхностью океана, поднявшись на два километра в высоту и набрав крейсерскую скорость.
Через два часа, когда день уже уступал место короткому вечеру, очень быстро в южных странах переходящему в ночную тьму, они приземлились в окрестностях Варанаси и поехали по направлению к дому, где жила Ниру. Чаранбир не отрывал взгляд от окна автомобиля.
- Что ты так пристально смотришь по сторонам? Ты же здесь не был только практически несколько дней. Разве за эти несколько дней здесь что-то изменилось? – удивлённо спросил его Алексей.
- За эти дни Дварака была возрождена со дна моря, - отозвался Чаранбир.
- Что произошло? – не понял Алексей.
- Я не думал, что я когда-нибудь снова увижу мой город и эти места. Удивительно, что это произошло, - ответил Чаранбир.
Между тем они проезжали по центру Варанаси. Очень быстро темнело. Но ещё быстрее улицы наполнялись людьми, идущими к берегу Ганга. Люди толпами шли прямо по проезжей части дороги. Несмотря на скопление людей, никто не толкался, не лез через других прохожих, наоборот, все люди улыбались друг другу, спокойно беседовали, и некоторые смеялись. Ехать было очень трудно, учитывая, что ещё и коровы гуляли и лежали там, где им заблагорассудится. Алексей посмотрел назад. Там, где они проезжали несколько минут назад, теперь всё пространство было запружено народом, и проехать сейчас там было невозможно. Но автомобиль под управлением Хартане медленно, но ловко и упорно продолжал продвигаться вперёд в нужном направлении.
- Куда они все идут? – поинтересовался Алексей.
- Вечерние гаты, - пояснил Чаранбир. – Обряд поклонения и зажжения огня на лестницах на берегу Ганга. Сегодня обычный день, поэтому народу немного. А в праздники людей бывает в десять раз больше.
- Хорошо, когда у людей есть общее дело и причина для совместной вечерней прогулки, - сделал заключение Алексей.
Автомобиль подъехал к дому, где жила Ниру. Все вышли из машины. Хартане тихо постучала во входную дверь. Никто не ответил. Хартане постучала сильнее. Через две минуты дверь слегка приоткрылась, и за дверью оказалось лицо Ниру. Оно выражало безвыходную грусть.
- Ниру, мы возвратились, - сказала Хартане с утверждением, из которого было ясно, что иначе и быть не могло.
Ниру сделала попытку улыбнуться.
- Как хорошо. Заходите, - произнесла она и растворила дверь шире.
В этот момент она увидела Чаранбира рядом с Алексеем за спиной Хартане. Глаза Ниру расширились, и из них полились слёзы, безмолвно, без рыданий. Она сделала несколько быстрых шагов навстречу к Чаранбиру, остановилась, дотронулась до его головы своей правой рукой, и потом они обнялись.
Алексей кашлянул. Хартане улыбалась, терпеливо ожидая окончания процесса встречи брата с сестрой. Ниру повернулась к ним.
- Заходите в дом, не будем здесь стоять, - сказала Ниру.
Все разулись у входной двери и зашли вовнутрь. После быстрого ужина и краткого рассказа о похищении Чаранбира, пребывании его в плену и чудесном спасении, совершённом Алексеем и Хартане, упуская многие подробности, хозяйка дома и прибывшие путники легли спать и быстро погрузились в сон.
Когда Алексей открыл глаза, услышав движение в доме, то ярко светило Солнце. Несмотря на то, что Алексей всегда видел какие-то сны, иногда приятные, иногда не очень, и помнил их содержание на утро при пробуждении, сейчас он не помнил никакого сна и подозревал, что он никаких снов этой ночью и не видел, хотя впечатлений прошлого дня ему хватило бы на несколько месяцев вперёд.
После завтрака, сопровождаемого многими словами благодарности от Ниру и Чаранбира, распрощавшись с хозяевами, Алексей и Ниру сели в автомобиль и покинули этот дом. Машина двигалась в сторону выезда из города, чтобы за пределами Варанаси без лишних свидетелей подняться в воздух. С утра дороги были свободны. Хотя утро ещё не окончилось, но воздух уже был очень тёплым.
- Я с утра поговорила с Дмитрием Викторовичем, - сказала Хартане. – Этот день у нас был в запасе. Мы сегодня ещё навестим Франческо. Он живёт в Неаполе. А завтра в любом случае мы вернёмся домой.
Алексей был немного раздосадован, что пропустил сеанс связи с доктором. Ведь и в прошлый раз, на острове, Хартане разговаривала с Дмитрием Викторовичем наедине. Также ему было удивительно, когда же Хартане успела это сделать.
- Да, давай навестим, - сказал Алексей. – Мне понравилось кого-нибудь спасать.
За пределами города автомобиль поднялся в воздух и взял курс на Неаполь.
Глава 16
Автомобиль поднимался всё выше и выше. Вот уже исчезли детали рельефа поверхности Земли и стала заметна вся окружность линии горизонта.
- Зачем мы так высоко поднимаемся? – спросил Алексей.
- Мы пролетаем над зоной интенсивного авиасообщения. Самолеты поднимаются на высоту до двенадцати километров. Чтобы полностью надёжно исключить вероятность непредвиденного сближения с каким-нибудь из этих самолётов, мы поднялись на высоту четырнадцати километров. Поэтому окна машины открывать пока нельзя, - улыбнувшись, добавила Хартане.
Небо было насыщенно-синего цвета без единого облака ни сверху, ни снизу от машины. Солнце изливало яркий равномерный свет. Но удовлетворения от такого ясного неба и яркого Солнца не было. С поверхности Земли ясное небо и яркое Солнце выглядят по-другому и вызывают радость. Летать над поверхностью Земли на высоте ста метров приятно, в отличие от полётов на высоте десяти километров. Полёты на разных высотах сильно отличаются по вызываемым ими чувствам. Так думал Алексей, пока автомобиль двигался высоко над Землёй.
Тем временем, спустя два часа, автомобиль приблизился к территории Италии и начал снижаться. Поверхность Земли стала видна более отчётливо. Алексей заметил, что Хартане включила режим невидимости.
- Зачем нам сейчас невидимость? Ведь на такой высоте нашу машину не видно, - решил уточнить Алексей.
- Для глаз людей не видно, а для радаров мы видны, и нас просто могут сбить. При включённом режим невидимости мы не заметны ни для каких электромагнитных волн, - пояснила Хартане.
Они приземлились в двадцати километрах от Неаполя. Когда поблизости никого не было, режим невидимости был отключён. Автомобиль поехал по шоссе по направлению к городу. Дорога была не в самом лучшем состоянии.
- Я думал, что в Европе не бывает таких убитых дорог. Неожиданно встретить здесь такое безобразие, - выразил своё отношение Алексей.
- Это бесплатное шоссе, параллельное платной автомагистрали. Но там надо регистрироваться и платить при въезде на платную дорогу. А нам лучше лишний раз не привлекать к себе внимания. Ведь мы же здесь находимся без разрешения, без визы, - ответила Хартане.
В первый раз за всё время их путешествия Алексей подумал о том, что они въезжали в разные страны без официальной регистрации на границе. Но в Азии ему не приходило в голову, что их за это могут арестовать. А вот в Европе возможность попасть в тюрьму за нарушение малейших формальностей стала вполне реальной.
- А ведь и правда, - подумав, сказал Алексей, - в этом наше преимущество.
- В том, что про нас здесь никто не знает? – задала уточняющий вопрос Хартане.
- Это, конечно, тоже, - ответил Алексей. – Я имею в виду преимущество русских. Мы не подчиняемся условным формальностям, как европейцы. Русские не будут делать что-то только потому, что так положено в каких-то правилах. В этом смысле для нас нет правил. Русские намного более свободные люди, чем европейцы.
Хартане, молча, кивнула головой и впервые взглянула на Алексея одновременно с удивлением и с уважением.
Между тем автомобиль продолжал движение. По бокам от шоссе возвышались чёрные глыбы, выдолбленные при прокладке дороги.
- Никогда не видел таких камней, - заметил Алексей.
- Это застывшая лава, выброшенная две тысячи лет назад при взрывном извержении Везувия и осевшая на землю, - проинформировала Хартане.
Алексей посмотрел в окно автомобиля. Небольшая гора, поросшая деревьями и кустами, на склонах которой были видны небольшие деревенские дома, возвышалась в стороне.
- Но ведь Везувий далеко отсюда. И толщина слоя лавы около пяти метров. Неужели вся эта территория могла быть покрыта таким слоем выбросов вулкана? – усомнился Алексей.
- Это было один раз в истории, - ответила Хартане. – Тогда, когда погибли Помпеи. Все другие извержения были значительно более скромными.
- А когда было последнее извержение? – спросил Алексей.
- Везувий извергается приблизительно каждые пятьдесят лет, - поделилась информацией Хартане. – Последнее извержение было семьдесят лет назад. Но раньше вулкан курился, над его вершиной был виден постоянный живописный небольшой дымок. Но при последнем извержении скала упала в жерло вулкана и закрыла проход. Поэтому сейчас над вершиной Везувия дыма не видно. Вулканические газы накапливаются внизу. Поэтому извержения уже долго нет. Но когда оно в скором времени будет, то оно будет довольно сильным.
Алексей почувствовал странную тревогу и желание побыстрее уехать подальше отсюда, но вслух ничего не сказал.
Автомобиль пересёк центр Неаполя, мимо дворца с выставленными статуями королей, через площадь, потом свернул на одну из узких улиц, проехал по ней и после нескольких поворотов остановился рядом с двухэтажным частным домом светло-серого цвета, окружённого садом и невысокой ажурной металлической оградой.
Хартане оглянулась по сторонам и убедилась, что никого рядом не было видно. Тогда она неожиданно подмигнула Алексею и прежде, чем он понял причину её такого действия, она сделала так, что автомобиль поднялся на четыре метра вверх и перелетел через металлическую ограду, после чего опять опустился на землю. Хартане, как ни в чём не бывало, спокойно подкатила машину к крыльцу дома.
- А чем этот Франческо занимается? – спросил Алексей, выходя из автомобиля.
- Медициной, - кратко ответила Хартане.
Она позвонила в колокольчик, висевший на двери. В ответ через несколько секунд послышался скрип паркета, и входная дверь отворилась. Внутри дома за порогом стоял высокий массивный человек средних лет с чёрными густыми волосами, зачёсанными назад, с небольшой бородкой и с заметным животом.
- Что?! Нет, не может быть! Как! Ты здесь? Откуда? Вот это новость! Что-то случилось? Как приятно, что ты приехала ко мне повидаться! Это твой друг? Как там Илте? Мои искренние слова признательности Дмитрию Викторовичу! Надеюсь, что он хотя бы иногда вспоминает обо мне. Я каждый день вспоминаю о нём и обо всех вас. Но что же мы стоим здесь? Быстрее заходите в дом. А, вот он, волшебный автомобиль! Как жаль, что у нас здесь не продают таких! Я бы купил себе эту модель. Ну, заходите же, заходите!
Слова беспрерывно так и сыпались из этого человека. Его речь сопровождалась активной мимикой, и каждому произнесённому слову соответствовало своё отдельное выражение лица. Его руки постоянно двигались, как бы помогая донести его слова до собеседника. Такая выраженная подвижность несколько не сочеталась с таким большим и немного даже грузным мужчиной.
Алексей заметил, что в каких бы странах они с Хартане ни были, все люди, к кому с визитом они приезжали, довольно чисто говорят по-русски, сохраняя чуть-чуть заметный акцент, различающийся от страны к стране в зависимости от их проживания.
- Я тоже рада тебя видеть, Франческо, - ответила на его приветствия Хартане. – Это Алексей. Он находится в гостях у Дмитрия Викторовича. А сейчас мы с ним приехали специально, чтобы навестить тебя.
Все вошли внутрь дома и прошли в большую комнату, служившую для приёма гостей. Дом был шикарно обставлен и говорил о приверженности его хозяина к комфортной жизни с некоторыми элементами роскоши. На стенах висело много небольших картин с пейзажами и натюрмортами. В разных местах на глаза попадались старинные вещи из серебра и фарфора.
- Чем ты сейчас занимаешься? – спросила Хартане.
- Я работаю всё в той же области, хотя можно сказать, что и в другой, - начал говорить Франческо, активно подкрепляя свою речь движениями рук. – Всегда говоришь сам себе, что раньше ты делал что-то не так, но вот теперь-то ты знаешь, как надо делать, и поэтому с этого момента ты всё будешь делать так, как надо. Но проходит время, и ты всё так же, как и раньше, говоришь себе, что вот раньше я ошибался, а теперь я не буду ошибаться.
- Значит, ты продолжаешь работу по стимуляции роста нервных волокон, имея целью восстановление людей после травм и параличей? – уточнила Хартане.
- Я усовершенствовал метод. Точнее говоря, я усовершенствовал цель, - продолжил пояснения Франческо. – Я теперь пытаюсь пересаживать отдельные органы и конечности, чтобы в них после пересадки прорастали нервные волокна, и тогда пересаженные органы и конечности смогут нормально функционировать. Я планирую сделать пересадку головы.
- Зачем? – удивление Хартане было явным и искренним.
- Это будет вершина достижений моего метода, - также искренне ответил Франческо. – Это же будет потрясающе! Голова, контролирующая деятельность другого тела! Это будет триумф!
- Но ты же сам был раньше согласен с тем, что трансплантология является тупиковой ветвью медицины, что она не излечивает болезни, а наоборот препятствует поиску новых эффективных методов лечения - напомнила Хартане. – Ведь ты же раньше активно защищал позицию, что надо настойчиво искать методы лечения и ликвидации болезней, а не загонять болезнь на некоторое время вовнутрь за счёт отказа в сохранении жизни другого человека.
- Да, я помню. Раньше я ошибался, а теперь я знаю, как надо правильно делать, - подтвердил Франческо.
- Да, пожалуй, это, действительно, намного более эффектно, - согласилась Хартане.
- А что же вас привело в Италию? – вспомнил Франческо. – Вы смотрите красоту природы и культурные достопримечательности? Или что-то здесь изучаете?
- Мы смотрим красоту природы, - быстро ответила Хартане.
- Да, Неаполь является самым красивым местом Италии! – убедительно сказал Франческо.
- Говорят, Венеция тоже является очень красивым и романтическим местом, - впервые за всё время их визита подал голос Алексей.
- Да, конечно, Венеция является симпатичным местом. Но Неаполь держит первое место по красоте, - активно возразил Франческо.
- Я рада, что мы повидали тебя. Это было очень интересно и полезно, - поблагодарила Хартане. – Успехов тебе.
- Что?! Вы уже уходите?! И не проведёте со мной ни одного дня?! И даже не пообедаете со мной?! Мы бы ещё поговорили! Как мне было приятно вас встретиться с вами! Передайте мою признательность и самые лучшие пожелания Дмитрию Викторовичу! Как бы мне было приятно повидать его! Может быть, останетесь на один день?! Нет?! Как жаль! Приезжайте как-нибудь ещё! Мне всегда приятно с вами увидеться! – Франческо активно выражал сожаления по поводу ухода гостей.
Алексей и Хартане сели в автомобиль. Франческо открыл ворота. Машина в этот раз не стала перелетать через ограду, а обычным способом выехала на улицу. Франческо помахал рукой. Алексей помахал ему в ответ. Автомобиль отъехал от дома и двигался по направлению к центру города.
- Давай посмотрим неаполитанский залив, - после некоторого молчания неожиданно предложила Хартане.
- Давай. Я его раньше не видел, - поддержал предложение Алексей.
Автомобиль остановился у края дороги, проходящей сверху над обрывистым берегом неаполитанского залива. С некоторой натяжкой можно было сказать, что это была набережная. Алексей и Хартане вышли из машины и прошли немного вперёд, потом остановились, глядя на залив и весь окружающий его вид.
Вода залива отличалась по цвету от синего неба только наличием зеленоватого оттенка и яркими бликами, появляющимися на поверхности воды в разных местах. Дул лёгкий ветерок, и мелкие волны создавали движение кромки воды у берега. Вдали можно было различить зелёные очертания небольшого островка. Берег со стороны города представлял собой зелёный склон, спускавшийся в море. Слева возвышался Везувий с поросшими лесом склонами. Окружающий вид был очень живописен. Но имелась одна странность, заключающаяся в том, что при всей потрясающей красоте берега и самого залива нигде не было пляжей. Люди могли только смотреть на окружающий вид, но отдохнуть здесь люди не могли.
- Класс! – сказал Алексей. – Это самое зачётное место на берегу моря, которое я вообще видел. Но только если красотой люди не могут насладиться и получить удовольствие, то такая красота никому не нужна, а значит это уже и не красота.
- Ты считаешь, что красота природы имеет значение только тогда, когда она может принести пользу людям? – спросила Хартане, задумчиво и оценивающе посмотрев на Алексея.
- Конечно, - подтвердил Алексей. – Без влияния на человека в природе ничто не имеет значения.
Ещё десять минут Алексей и Хартане простояли на берегу, любуясь видом окружающей природы.
- Теперь искать больше нечего. Нам пора возвращаться домой, - Хартане нарушила молчаливое созерцание красочной картины мира.
- Даже не верится, что уже сегодня я увижу Дмитрия Викторовича вместе с Илте, - проговорил Алексей, направляясь к автомобилю.
Алексей и Хартане уселись в машину. Хартане включила режим невидимости и сразу же направила движение автомобиля вверх. Ничто на берегу залива больше не напоминало о том, что несколько секунд назад здесь стояли юноша с девушкой и рассуждали о красоте.
- В детстве я читал о путешествиях на кораблях в заморские страны, - начал говорить Алексей, когда они пролетали высоко над облаками. – Наша поездка мне немного напоминает такое путешествие.
- Этот автомобиль не очень похож на корабль, - возразила Хартане.
- Да, конечно, - согласился Алексей. – Скорее, наша машина похожа на космический корабль.
- А мы космонавты? – рассмеялась Хартане.
- Нет, - ответил Алексей. – Мы исследователи планеты. Я всегда хотел им быть.
- Хотел быть одним из представителей от разных стран планеты Земля для встречи с инопланетянами? – шутливо поинтересовалась Хартане. – Тогда для начала надо полетать в составе международного экипажа на околоземной космической станции, чтобы стать одной командой.
- Честно говоря, - серьёзно сказал Алексей, - я никогда не представлял себе космический полёт на другую планету вместе с иностранцами.
- Почему же? - с удивлённым видом произнесла Хартане.
- Я могу их отличать, - сказал Алексей.
- Кого? – искренне не поняла Хартане.
- Наших космонавтов от иностранцев, - продолжал Алексей. – Ведь всегда пишут имена и фамилии космонавтов международного экипажа, стартовавших на космическую станцию. И рядом помещают их общую фотографию. Но подписей под изображениями конкретных людей нет. Я в лицо никого из них раньше не видел. Но я всегда точно по фотографии скажу, кто из них космонавт России, а кто иностранец. И как оказывается потом, я ни разу не ошибался.
- Каким же способом ты отличаешь космонавтов? - заинтересованно спросила Хартане.
- По глазам, - ответил Алексей. – У космонавтов России глаза живые. А у иностранцев глаза мёртвые, как нарисованные глаза манекенов.
Хартане на мгновение подняла брови, но не стала ничего говорить.
Через три часа они приближались к знакомому месту в тундре, где находился таинственный, но уже в определённой степени знакомый Алексею дом Дмитрия Викторовича.
Глава 17
Автомобиль, отключив при подлёте режим невидимости, пошёл на снижение и приземлился в десяти метрах от входа в дом.
Через секунду входная дверь отворилась, и из здания вышел Илте. Он быстрыми шагами приблизился к автомобилю, обнял на мгновение Хартане и крепко пожал руку Алексею, как только они вышли из машины.
- Как поездка? Удалась? – спросил Илте.
- Мне понравилось. Было очень интересно. Да и вообще… много чего было, - ответил первым Алексей.
- Да, поездка была многообразной и запоминающейся, - присоединилась Хартане. – Но никто из наших знакомых, которых мы навестили, не смог приехать погостить у нас. У всех свои разные причины.
Илте покачал головой, выражая своё понимание и сожаление об отсутствии новых гостей.
- Дмитрий Викторович ждёт вас. Ему хочется поговорить с вами, - сказал он и направился в дом.
Алексей и Хартане последовали за ним.
Дмитрий Викторович ждал их в гостиной на первом этаже. Он сидел на диване, но встал и пожал руку Хартане и потом Алексею, когда они вошли в помещение.
- Мы с Илте заждались вас. Но я думаю, что вы не зря потратили время и пополнили ваши знания и впечатления, когда наблюдали окружающую вас жизнь, - сказал Дмитрий Викторович.
Все сели на диваны, Дмитрий Викторович и Илте напротив Хартане и Алексея.
- Поездка была насыщенной, но безрезультатной. Никто не сможет к нам приехать погостить. У всех свои дела, - ответила Хартане.
- Это было отличное путешествие, - дал свою оценку Алексей. – Приятно было не только наблюдать, но и делать.
Дмитрий Викторович с любопытством внимательно поглядел на Алексея.
- Что делать? – спросил Дмитрий Викторович.
- Ну…, исправлять нарушения, спасти человека от похитителей. Пусть лучше Хартане подробно расскажет, - не желая показаться хвастуном, добавил Алексей.
- Я потом всё тщательно расскажу. А пока скажу только, что Алексей показал себя активным и честным человеком, - подтвердила Хартане.
- Мы эти дни провели, как при коммунизме, - неожиданно добавил Алексей. – Границ для нас не было, и всё было бесплатно. Да и делали мы практически всё, что хотели.
- Мир коммунистического будущего является миром свободного творчества трудящихся людей, направляемого их высочайшим интеллектом и нравственностью, это мир полноты жизни, - серьёзно ответил Дмитрий Викторович. – Ты считаешь, что вы в своей поездке приблизились к этому миру?
- Наверное…, немного…, - замявшись, ответил Алексей.
Все несколько секунд помолчали.
- Ну, и хорошо, - вдруг сказал Дмитрий Викторович. – А теперь вам надо отдохнуть.
Хартане и Алексей встали и направились в свои комнаты.
- До встречи вечером за ужином в обычное время, - произнесла вслух Хартане при выходе из гостиной, обращаясь к Алексею.
- Да, хорошо, - отозвался Алексей.
Хартане ушла по коридору первого этажа и скрылась за одной из дверей. Дмитрий Викторович и Илте остались в гостиной.
Алексей поднялся на второй этаж и вошёл в свою комнату, которую он покинул почти три дня тому назад. Странным было то, что теперь не надо было принимать лекарство, а ведь этот процесс стал ассоциироваться с этой комнатой. Возникла некоторая свобода, но одновременно ушло что-то уже привычное. Алексей за эти дни путешествия с Хартане даже забыл, что он был болен и прибыл к доктору для лечения. Данная причина его пребывания здесь, а именно проведение курса лечения, теперь казалась ему какой-то второстепенной и неважной. Но что же тогда являлось важным? Какая была главная причина его пребывания в гостях у доктора? На эти вопросы Алексей сейчас не мог сформулировать для себя чёткого ответа. Ну, ладно, нет смысла заниматься пустым гаданием. Зато как много нового он узнал и увидал такие стороны жизни и уголки мира, о существовании которых он раньше себе даже не представлял. Но в этот момент Алексей поймал себя на мысли, что уже несколько дней он не слышал новостей и не знает, что делается в мире.
Алексей взял свой смартфон, который он не брал в руки с начала поездки с Хартане по той простой причине, что он забыл смартфон в комнате, который и пролежал здесь всё это время в выключенном состоянии. Алексей поставил свой смартфон на подзарядку, включил его и хотел было уже посмотреть новости, но почему-то именно в этот момент ему пришла в голову мысль, что ведь все эти несколько дней он не звонил домой. Экран смартфона, включившись, подтвердил намерения Алексея, экран показывал двенадцать пропущенных вызовов от Петра Павловича. Алексей позвонил отцу.
- Здравствуй… Да, я… Просто телефон был разряжен… Ну, так получилось… Да, всё нормально… Ничего… Отдыхаю… Нет… Как там тётушка? Привет ей… Наверное… Нет, не надо… Точно… Я сам… Ладно, в Норильске… Я не знаю… Завтра ещё день… Наверное, послезавтра утром… Конечно… Да… Я обязательно позвоню и скажу заранее… Не забуду… Конечно… Нет, ни в коем случае… Мы уже договорились… В Норильске… Ладно… До свидания.
Алексей закончил разговор с отцом, положил смартфон, а потом глубоко вдохнул и выдохнул. Несколько минут он сидел на кровати, молча, и смотрел в окно.
Пейзаж за окном за несколько дней не изменился, но этот вид тундры теперь был даже немного приятен Алексею. А вот небо стало значительно более светлого оттенка синего цвета, чем до поездки с Хартане. Высоко в небе виднелись перистые облака. Солнечный свет ярко и одновременно мягко изливался на Землю.
Теперь можно было посмотреть и новости на смартфоне. Теракты в Африке. Землетрясение в Китае. Самолёт с отказавшим двигателем приземлился в аэропорту. Изменения в международном соглашении о свободной торговле и тарифах. Падение биржевых индексов. Открытие европейских учёных о том, что для сохранения здоровья надо заниматься сексом не менее двух раз в неделю. После начала финансирования исследований в Мёртвом море ежегодно находят новый вид микроорганизмов. Фестиваль современного искусства. Ничего нового не происходило. Мир жил обычной жизнью.
Жаль, что не происходит ничего такого, на что можно было бы обратить внимание. А ведь они с Хартане сделали на острове то, что имело последствия для очень многих людей. И никто об этом не знает. Что может случиться где-нибудь, чтобы это заметили все в мире? Алексей перебрал в уме несколько вариантов событий, но все они укладывались в стандартные новости, которые не затрагивали одновременно весь мир. От этой невозможности найти что-то действительно важное Алексею стало немного скучно. Он на минуту закрыл глаза.
Алексей открыл глаза. Яркость света за окном уменьшилась. Очень медленно, как обычно это бывает на Севере, наступили сумерки. А значит, уже был вечер.
Алексей встал и пошёл вниз на первый этаж. В гостиной никого не было. Коридоры тоже были пустые. За некоторыми дверями в коридорах слышалось тихое жужжание и редкие щелчки, судя по всему, это работали какие-то приборы. Но все двери были закрыты. Алексей посидел некоторое время на диване в гостиной, подошёл к книжным полкам, окинул взглядом ряды книг. Но читать не хотелось. Тогда Алексей посмотрел на часы, и, так как оставалось несколько минут до обычного времени ужина, пошёл в столовую.
К удивлению Алексея в столовой уже находились Дмитрий Викторович и Илте. Перед ними на столе лежали их плёночные компьютеры в развёрнутом виде. Они были углублены в изучение того, что было показано на экране компьютеров. Алексей не рассмотрел, что именно там было изображено, кажется, какие-то графики и столбики цифр. Алексей сел на свой стул, не мешая присутствующим. Через две минуты Дмитрий Викторович свернул свой компьютер и положил его к себе в карман. Вслед за ним то же самое сделал Илте.
- Отдохнул? – спросил Алексея Дмитрий Викторович.
- Да. Позвонил домой, а то я несколько дней не давал о себе знать. Теперь всё сделано, - ответил Алексей.
Илте посмотрел на Дмитрия Викторовича, но ничего не сказал.
В это время в столовую вошла Хартане и улыбнулась при виде Алексея. С её приходом все приступили к ужину.
- Хартане подробно рассказала о вашем путешествии, - через несколько минут начал Дмитрий Викторович. – Оказывается, у вас там были приключения.
- Да, много чего было. Вероятно, вы сейчас говорите об освобождении Чаранбира, - уточнил Алексей.
- Да, этот эпизод со спасением тысяч людей, - подтвердил Дмитрий Викторович.
- Но об этом ничего не пишут в новостях, - пожаловался Алексей.
- Но ведь ты знаешь, что вы спасли развитие цивилизации. Ты имеешь право гордиться вашим поступком, - возразил Дмитрий Викторович.
- Ну, вообще-то, почти всё сделала Хартане. Я конечно, тоже участвовал, но только помогал, - признался Алексей. – О спасении цивилизации сказано слишком сильно.
- Нет, не слишком, - снова возразил Дмитрий Викторович. – Цивилизации не существуют отдельно от людей и не развиваются сами собой. Каждый человек вносит свой вклад, положительный или отрицательный, в жизнь цивилизации.
- Мне кажется, что цивилизация никак не зависит от отдельного человека, - решил поспорить Алексей. – Цивилизация существует несколько тысяч лет, и ничего с ней не случается.
- Наша цивилизация не первая. Она может погибнуть так же, как погибла предыдущая цивилизация, - сказал Дмитрий Викторович.
- Какая предыдущая? – не понял Алексей. – Египетская или римская?
- Нет, - сказал Дмитрий Викторович. – Древние Египет, Персия, Греция, Рим, а также ещё более ранние Шумер, Крит, Хетты, Хараппа являются элементами нашей цивилизации на первых шагах её развития. Я же говорю о предыдущей цивилизации, которая предшествовала нашей цивилизации.
- Ну, всё-таки, о какой же цивилизации вы говорите? Где она была, и куда она делась? – продолжал расспрашивать Алексей.
- Доктор, расскажите, - присоединилась Хартане. – Вас всегда очень интересно слушать.
- Любые выводы должны строиться на логике и фактах, - произнёс Дмитрий Викторович. – Обратимся к фактам. Религия японцев называется синтоизм. В синтоизме существует много богов, и все боги делятся на три категории: во-первых, живущие и действующие на небе, во-вторых, живущие на небе и действующие на земле, в-третьих, живущие и действующие на земле. Один из богов третьей группы и был основателем императорской династии Японии. Эта династия правит уже свыше двух тысяч шестисот семидесяти лет. Да, в Японии очень сильные традиции. Поэтому именно в синтоизме сохранилась такая чёткая систематизация богов.
- Это похоже на инопланетян, спустившихся на Землю, - не удержался Алексей.
- В некоторой степени, - ответил Дмитрий Викторович. – Но это не инопланетяне. Такие же, но менее систематизированные, легенды есть и у многих других народов. У американских индейцев и у древних греков в мифах говорится о том, что боги научили их земледелию, обработке металла, строительству домов и дали правила поведения. И такие мифы есть практически у всех народов Земли.
- А почему же эти мифы не рассматриваются, как исторические документы? – резонно заметил Алексей.
- Все требуют материальных археологических доказательств, - поддержала разговор Хартане.
- А ведь самое интересное, что такие материальные доказательства существуют, но только их не хотят замечать, - продолжил Дмитрий Викторович. – Это пирамиды, построенные по одинаковому принципу в разных концах земного шара, в Египте и в Мексике. Это сооружения из гигантских обработанных каменных глыб в Перу и в Ливане, таких огромных, что современная техника не может их переместить, и одновременно так точно подогнанных друг к другу, что лезвие ножа не может пройти между ними. Очень интересно посмотреть на каменную кладку в строениях индейцев-инков: как безобразно и примитивно сложена верхняя часть стен, как красиво и точно сложена нижняя часть стен. Понятно, что инки возводили свою кладку на основе более ранних построек значительно более развитых предшественников. Судя по всему, гигантские террасы на склонах гор также сделали те, кто жил в Андах задолго до инков.
- Хорошо, было бы увидеть тех, кто это сделал, - мечтательно сказал Алексей.
- Удивительно, но это не такое уж неисполнимое желание, - обрадовал его Дмитрий Викторович. – На многих камнях индейских ритуальных сооружений в Мексике можно увидеть изображения людей в странной одежде, совсем не похожих на изображения других индейцев. А особенно яркие представления о загадочных людях дают ольмекские гигантские каменные головы в шлемах, созданные за восемьсот лет до нашей эры. Разумеется, эти изображения имеют сходство с людьми той эпохи меньшее, чем фоторобот, составленный в полиции, имеет сходство с реальным человеком, но тем не менее представление о тех людях получить можно.
- Значит, вы считаете, что это были представители предыдущей развитой цивилизации? – решил уточнить Алексей.
- Во всяком случае, такой вывод неизбежно следует из имеющихся фактов, - подтвердил Дмитрий Викторович. – Остатки их построек говорят о их высоком техническом развитии. Интересно, что в эпосе «Одиссея» упоминается развитый народ феакийцы, корабли которых ходили по морю без управления человеком, по заранее заданной программе. Эти феакийцы переселились на остров в Средиземном море из Гиперийской земли, расположенной далеко на Севере. Существуют причины, чтобы этому верить. Древние греки прекрасно знали о климате в Заполярье. В том же эпосе «Одиссея» говорится, что далеко на Севере день и ночь длятся по несколько месяцев. Из всего этого можно сделать вывод, что на Севере России несколько тысяч лет назад была цивилизация высокой степени технического развития.
- А куда же исчезла та предшествующая цивилизация? – поинтересовался Алексей. – Что с ней случилось?
- Распространённая по всему миру цивилизация, с высоким техническим развитием, могла исчезнуть или в результате войны внутри себя и самоистребления, или в результате нравственного саморазрушения и подчинения её менее развитыми племенами, - сделал вывод Дмитрий Викторович.
- Но ведь какая-то память о той цивилизации у последующих людей всё же осталась, - добавил с надеждой Алексей.
- Разумеется, - подтвердил Дмитрий Викторович. – В индусских, финикийских, индейских и особенно подробно в греческих мифах говорится о богах или жителях неба, которые спускались на землю и вступали в половую связь с земными женщинами, и после этого от такой связи рождались цари и герои.
- Но когда же существовала эта предыдущая развитая цивилизация? – всерьёз заинтересовался этой темой Алексей.
- На этот вопрос сложно точно ответить, - сказал Дмитрий Викторович. – Ведь память о контактах предков существующих народов с предыдущей развитой цивилизацией, которая сохраняется в мифах и каменных сооружениях, могла существовать очень долго без выраженных изменений. Радиоуглеродный метод определения давности предметов к камням неприменим. Мифы передавались в устной форме в течение многих сотен поколений. Для примера можно назвать стоянку Сунгирь около города Владимира, которая свидетельствует об остатках заимствований в ремёслах предков современных людей от предыдущей развитой цивилизации. Эта стоянка Сунгирь существовала уже более тридцати пяти тысяч лет назад.
- Вот и драконы тоже, - неожиданно добавил Илте.
- Что драконы? – не понял Алексей.
- Представления о драконах и летающих змеях существуют в легендах большинства народов, - пояснил Илте. – Это говорит о контактах людей с гигантскими рептилиями, другими словами, с динозаврами.
- Ну, это уже перегиб, - уверенно возразил Алексей. – Теория эволюции этого не допускает.
Дмитрий Викторович, Илте и Хартане не смогли сдержать улыбку.
- Теория эволюции объясняет смену популяций при изменении условий жизни в определённой местности в пределах одного вида, - серьёзно проговорил Дмитрий Викторович. – Но теория эволюции не может объяснить появление новых видов, так как для возникновения нового вида требовалось бы допустить появление одной и той же резкой и полезной мутации одновременно у нескольких организмов разного пола одного вида, которые бы стали спариваться между собой и не смогли бы спариваться с другими представителями родительского вида. Это статистически невероятно и нигде и никогда не наблюдалось. За исторический период жизни человечества исчезли тысячи видов живых существ, но не зафиксировано появление ни одного нового вида организмов. Да и второй закон термодинамики запрещает существование эволюции, так как все самопроизвольные процессы ведут не к усложнению, а к упрощению и в лучшем случае к сохранению структуры системы.
- А откуда же тогда возникли люди? – не мог смириться с новой непривычной информацией Алексей.
- Теоретически возможны два ответа на этот вопрос, - продолжал Дмитрий Викторович. – Или люди были созданы искусственно. Или смена поколений людей, а в более широком смысле разумная жизнь, существует вечно. В настоящее время не собрано достаточного объёма фактов, чтобы точно выбрать между этими двумя возможностями.
Алексей задумался и молчал две минуты, воспринимая и обдумывая новую информацию. Никто его не отрывал от этого занятия.
- Получается, что цивилизации просто сменяют друг друга, - возобновил беседу Алексей.
- В определённом приближении это верно, - частично согласился Дмитрий Викторович. – Жаль только, что после гибели предыдущей развитой цивилизации новой появляющейся цивилизации требуется несколько десятков тысяч лет, чтобы достигнуть такого же уровня развития. Не исключено также, что иногда происходит гибель всей разумной жизни на некоторых планетах. Всё это очень сильно замедляет прогресс развития людей.
Алексей снова задумался, но вдруг через несколько секунд его лицо изменилось, можно было подумать, что он нашёл потерянную дорогую вещь. Алексей внимательно взглянул сначала на Хартане, потом на Илте и в заключение на Дмитрия Викторовича.
- А ведь всё-таки знания предыдущей развитой цивилизации не исчезают бесследно полностью, - сказал Алексей. – Ведь какая-то часть этих знаний каким-то образом переходит к людям в новой возникшей цивилизации.
- Не исключено, - ответил Дмитрий Викторович. – Сегодня был насыщенный день. Нам всем надо отдохнуть. Завтра тоже будет интересный рабочий день.
Дмитрий Викторович встал и вышел из столовой. Алексей последовал его примеру и поднялся к себе в комнату.
По часам был уже поздний вечер. Но за окном светило Солнце, располагавшееся у линии горизонта. Свет был ровный и мягкий, какой обычно можно наблюдать в это время года под Москвой в начале вечерних сумерек.
Алексей совершенно не хотел спать. Слишком много мыслей находилось у него в голове. Сначала он походил по комнате взад и вперёд, потом сел и стал смотреть на пейзаж за окном, затем лёг и начал изучать общий вид потолка. Через небольшой промежуток времени Алексей спал глубоким сном человека, уверенного в надёжности наступающих дней.
Глава 18
Пётр Павлович проснулся в тревожном состоянии духа. Было раннее утро, но закрыть глаза снова он не мог, разные мысли со всех сторон так и лезли в голову. Сегодня начался уже седьмой день, как его сын Алексей находился в непонятном месте, вдали от него, на Крайнем Севере, куда добраться не так-то просто, и почему-то уже три дня не звонил ему, отцу.
Какого рожна Пётр Павлович отвёз его туда, к неизвестному проходимцу, живущему в одиночестве (двое молодых людей не в счёт) в труднодоступном месте? А может быть это просто скрывающийся мошенник или чего-нибудь похуже? Но ведь женщина-профессор в онкологическом институте и священник в церкви его хвалили и советовали обратиться к нему за помощью. А вдруг это его сообщники, завлекающие к нему доверчивых людей? Но ведь и деваться-то ему, Петру Павловичу, тогда было просто больше некуда, никто же его сыну, Алексею, не мог помочь, он же, Пётр Павлович, обращался здесь, куда только было возможно, и безрезультатно. Что же ещё ему оставалось делать? Тогда пусть бы Алексей эти последние дни был при нём, они бы провели всё это оставшееся время вместе. А что теперь? Где он и что с ним? Сегодня же этот вопрос должен быть решён.
Пётр Павлович решительно встал и вызвал по смартфону номер Алексея. Смартфон Алексея был выключен или находился вне зоны действия сети.
Пётр Павлович набрал номер телефона Илте, помощника этого Дмитрия Викторовича, с которым Пётр Павлович уже связывался и разговаривал по этому номеру раньше. С того края по этому номеру ответили.
- Здравствуйте. Это Пётр Павлович, отец Алексея… Это хорошо, что узнали. Я не могу дозвониться к Алексею. Никто не отвечает. Я хочу с ним поговорить. Не помню вашего имени… Позовите к телефону сейчас Алексея… Тогда скажите ему, чтобы он мне перезвонил… Так… Понятно… В таком случае я хочу поговорить с доктором, Дмитрием Викторовичем… Тогда я сегодня же буду у вас… Надо… Вот тогда и увидите… Я сказал… Сегодня же… Для вас было бы лучше, чтобы всё было в порядке.
Пётр Павлович отключил смартфон и с силой бросил его на диван.
Он спустился в большую комнату первого этажа своего дома. Там уже была Пелагея Матвеевна. Она ждала Петра Павловича.
- Ну, что, не звонил Алёша? – спросила Пелагея Матвеевна.
- Нет, - коротко ответил Петр Павлович.
- Тогда ты ему позвони, - дала совет Пелагея Матвеевна.
- Хорошо, позвоню, - дал своё согласие Пётр Павлович. – Я, может быть, сегодня вернусь поздно, а может быть, даже завтра утром. Я ещё не знаю. Поэтому имей это ввиду.
- Что, работы много? Ладно, - ответила Пелагея Матвеевна. - Теперь уже через два дня вернётся Алёша. Будет лучше. Да… поскорее бы…
Пётр Павлович ничего не сказал в ответ и вышел из дома. Во дворе перед воротами стоял наготове его автомобиль. Водитель Дима терпеливо ждал Петра Павловича.
- В офис? – как обычно спросил Дима.
- На аэродром, - коротко и сурово ответил Пётр Павлович.
Дима сделал озадаченное выражение лица, но задавать уточняющие вопросы не решился, учитывая грозный тон Петра Павловича.
Пётр Павлович сел на своё привычное место в салоне автомобиле, сзади и справа. Дима закрыл за ним дверцу машины, после чего сам занял место водителя.
Часто бывало, что Пётр Павлович отпускал Диму, а сам садился на место водителя и вёл автомобиль. Это означало, что ему надо над чем-то подумать, и что он уверен в хорошем решении вопроса. Если же Пётр Павлович был пассажиром, а машиной управлял водитель Дима, то это означало, что Пётр Павлович не хотел ни о чём думать, а хотел просто расслабиться, или что он был чем-то сильно взволнован и не был уверен в благополучном исходе дела. Именно последняя ситуация имела место сейчас. Дима сразу это понял и не задавал никаких вопросов.
Автомобиль двигался по улицам Москвы в южном направлении, держа курс в сторону аэродрома. Сначала движение происходило свободно, но затем число окружающих машин стало увеличиваться, движение стало прерываться остановками, а потом автомобиль Петра Павловича попал в большую пробку и прочно стал на дороге вместе со многими сотнями других машин. Пётр Павлович не замечал ничего окружающего, погружённый в свои мысли. Так они простояли около получаса. Пётр Павлович покрутил головой по сторонам.
- Что, стоим? Давно? – спросил он.
- Да уж, вот… Пробка… Встали…, - ответил Дима, стараясь не стать виноватым в этом заторе.
- Ну, так что же? Сколько ещё ждать? Давай, поехали по встречной, - грубо проговорил Пётр Павлович.
- Так ведь…, - робко начал Дима.
- Что? Давай. Поехали. Вперёд, - тон Петра Павловича не допускал возражений.
Дима поднял и опустил глаза, вздохнул и выехал на встречную полосу. Автомобиль Петра Павловича стал быстро продвигаться в заданном направлении. Другие машины гудели ему вслед. Но на эти гудки никто из нарушителей не обращал внимания.
Дима был очень хорошим водителем, поэтому данная авантюра не закончилась катастрофой. Через несколько кварталов Дима свернул на боковую дорогу и после многих поворотов на узких улочках объехал автомобильную пробку и вывел автомобиль на прежнюю широкую дорогу. Автомобиль Петра Павловича беспрепятственно приближался к аэродрому. Вот они уже выехали за пределы Москвы.
Однако через десять минут скорость автомобиля стала уменьшаться. Дима посмотрел на панель приборов. Да, скорость упала вдвое. Но все остальные показатели были в норме. Бензина было в достатке. Дима заёрзал на сиденье и быстро посмотрел в зеркало на Петра Павловича. Но Пётр Павлович всё так же пребывал в задумчивости и не обращал внимания на окружающее.
Между тем создавалось впечатление, что кто-то держал автомобиль как бы на резиновой верёвке. Машина продолжала движение всё медленнее и медленнее до тех пор, пока совсем не остановился. Двигатель работал, но автомобиль встал и не двигался ни вперёд, ни назад.
Дима несколько раз кашлянул. Пётр Павлович переключил внимание и поднял на него глаза.
- Ну? – Пётр Павлович издал звук вопроса.
- Э-э-э… Что-то случилось с двигателем. Я сейчас посмотрю, - промолвил Дима, собираясь выйти из салона машины.
Лицо Петра Павловича стало красным. Он хотел что-то сказать и уже открыл рот.
Но в это мгновение рядом с ними остановилась другая машина, отечественная марка, чей год выпуска приходился ещё на советское время, но в приличном состоянии, говорящем о постоянном и аккуратном уходе за автомобилем.
Пётр Павлович не обратил бы никакого внимания на эту машину и сказал бы всё то, что он и собирался сказать, если бы не одно удивительное обстоятельство. Этим обстоятельством, заставившим Петра Павловича изменить свои намерения, было то, что дверь этой остановившейся машины отворилась, и из неё вышел наружу человек в одежде священника. Причиной изменения намерений Петра Павловича было крайнее удивление вследствие того, что этим священником был ранее знакомый ему брат Андрей.
- Здравствуйте, - сказал священник, подходя к остановившемуся автомобилю со стороны водителя. – Нужна помощь?
- А вы… умеете? – недоверчиво спросил водитель Дима.
- Я постараюсь, - простым тоном ответил священник и взглянул внутрь салона, где он встретился глазами с Петром Павловичем. – А, Пётр Павлович. Вот ведь встреча. Здравствуйте. Это ваша машина или вы поймали её?
- Здравствуйте, - Пётр Павлович сразу узнал собеседника. – Брат Андрей, если не ошибаюсь.
- Да, точно, - весело подтвердил брат Андрей. – Вы спешите? Помочь вам?
- Спешу, - отозвался Пётр Павлович. – Вы направляетесь не в аэропорт?
- Да, именно туда, - радостно сказал священник. – Вас подвезти?
- Был бы признателен, - принял предложение Пётр Павлович и вышел из своего автомобиля.
- У вас, наверное, двигатель перегрелся. Сегодня жарко, - обратился брат Андрей к также вышедшему из машины Диме. – Вы выключите мотор и постойте здесь около часа, а потом снова попробуйте завести машину. Я думаю, у вас получится.
- Спасибо. Да, сегодня жарко, - согласился Дима, который чувствовал озноб от взгляда Петра Павловича, брошенного на него при пересадке в машину священника.
Пётр Павлович и брат Андрей продолжили движение в сторону аэропорта на автомобиле, которым управлял брат Андрей. Первые пять минут они молчали.
- Куда-то улетаете? – нарушил молчание брат Андрей.
- Да, хочу навестить сына, - ответил Пётр Павлович.
- Вы говорили, он был болен. Как он теперь? – продолжал брат Андрей.
- Мне посоветовали отправить его на лечение к доктору, живущему в тундре, Кузнецову. И вы мне его тоже расхваливали, - напомнил Пётр Павлович.
- Да, как же, конечно, я помню, - согласился брат Андрей. – И что же? Как самочувствие сына сейчас?
- Надеюсь, что лучше, - после некоторой паузы проговорил Пётр Павлович. – Вот сейчас и хочу после лечения забрать его домой.
- А я вот встречаю. Ко мне должны прилететь родственники из Владивостока. Давно не виделись. И в Москве они ещё не бывали. Молодые ещё, - сообщил брат Андрей, хотя о цели его поездки никто не спрашивал. – А вот мы и приехали.
Брат Андрей поставил автомобиль на автостоянку. Пётр Павлович и брат Андрей вышли из машины и пошли к зданию аэропорта. Очень странно выглядели эти двое мужчин, идущие вместе: бизнесмен в дорогом костюме и священник в церковной одежде. Многие люди поворачивали головы вслед им.
- Я посмотрю расписание. А вы, вероятно, в кассу за билетом? Я потом посижу в столовой на втором этаже, выпью кофе, пока буду ждать своих. Вы подходите туда. Вместе время пройдёт приятнее, - сообщил брат Андрей.
Пётр Павлович кивнул головой и пошёл вглубь зала аэропорта, где располагались кассы авиакомпаний, продающие авиабилеты. Ему показалось странным, что брат Андрей был убеждён, что он, Пётр Павлович, не имеет билета и будет покупать билет сейчас, но он быстро отвлёкся от этой мысли.
- Один на ближайший до Норильска, - сказал Пётр Павлович, подойдя к кассе, девушке за компьютером.
- Вам повезло, - механически улыбнувшись, сообщила девушка-кассирша. - До Норильска бывает один рейс в сутки, и он улетает через час. Бизнес или эконом?
- Любой, - коротко ответил Пётр Павлович.
- Хорошо. Одну минуту, - снова изобразив улыбку, сказала девушка.
Она нажала несколько кнопок на клавиатуре компьютера, остановилась и посмотрела на экран, подождала, потом снова нажала несколько кнопок и в недоумении уставилась на компьютер. Потом она взяла телефон и куда-то позвонила.
- Что Норильск?... И что?... Надолго?... Ну, будет?... Здесь интересуются… Ладно.
Потом она подняла глаза на Петра Павловича.
- Вы знаете, по техническим причинам вылет откладывается. Но обещали всё починить. Вы подойдите через час. Я думаю, тогда всё будет исправлено, и вы сможете купить билет на этот рейс.
Губы Петра Павловича зашевелились, означая, что он что-то проговорил, но слов не было слышно, однако выражение его лица показывало, что эти слова вслух в обществе произносить нельзя.
Пётр Павлович отошёл от кассы и остановился. В это время по зданию аэропорта объявили о переносе вылета в Норильск на более поздний срок из-за технических неполадок. Пётр Павлович, нехотя и не торопясь, пошёл на второй этаж в кафе, где должен был находиться брат Андрей.
Действительно, священник сидел один за столиком и медленно, получая удовольствие от каждого глотка, пил кофе, периодически он посматривал на наручные часы. Увидев Петра Павловича, идущего к нему, брат Андрей заулыбался и махнул рукой, указывая на место напротив.
- Купили билет? Я слышал, передали, ваш рейс откладывается на неопределённый срок, - сказал брат Андрей, когда Пётр Павлович сел напротив него за столик.
- Да, откладывается, - раздражённо подтвердил Пётр Павлович. – Но я надеюсь, через час всё будет нормально.
Подошёл официант. Пётр Павлович так же заказал себе чашку кофе. Официант исполнил заказ. Пётр Павлович, молча, сделал несколько глотков и потом посмотрел вокруг.
- Да, я тоже думаю, всё наладится, - согласился брат Андрей. – Иногда думаешь, всё пропало. А потом вдруг всё встало на свои места. Как говорится, загад не бывает богат.
- Это вы бросьте, - отмахнулся Пётр Павлович. – Само собой ничего не происходит. В чудеса я не верю.
- Это правильно, - снова согласился брат Андрей. – Даже чтобы кошкам родить, и здесь причина нужна. А вот то, что не верите, это плохо.
- Так, что же, по-вашему, чудеса бывают? – слегка заинтересовавшись, задал вопрос Пётр Павлович.
- Конечно, бывают, - убеждённо ответил брат Андрей. - Чудеса противоречат законам материального мира, но они являются эпизодами проявлений духовного мира в материальном мире. У злых людей в жизни никогда чудес не происходит, у них всё спланировано, и всё в конце концов ожидаемо заканчивается плохо. А у добрых людей события в жизни предыдущей логике и ожидаемым прогнозам не подчиняются, у них в последний момент происходит чудо, и всё становится хорошо.
- Ну, уж…, - недоверчиво протянул Пётр Павлович. – Вы-то сами чудеса видели?
- Видел, - уверенно подтвердил брат Андрей. – Я вот ездил в Турцию. Там, знаете ли, есть христианские святыни. Я там много всего фотографировал. Это десять лет тому назад было. У меня был плёночный фотоаппарат. И представьте себе, он выскочил у меня из рук и раскрылся, вся фотоплёнка выпала наружу, а кругом яркое Солнце. Короче говоря, вся плёнка засветилась. Большинство кадров полностью погибли, некоторые наполовину. И остался неповреждённым только один кадр, который располагался в центре фотоплёнки. Как вы думаете, какой? На котором была запечатлена могила апостола Иоанна Богослова.
- А на других кадрах что было? – поинтересовался Пётр Павлович.
- Разные виды, пейзажи, - ответил брат Андрей.
- Но это не совсем то, о чём вы до этого говорили. Ну, в смысле того, что всё будет хорошо, - высказал сомнение Пётр Павлович.
- Согласен, не совсем то. Но это, так сказать, в некотором роде наглядное чудо, которое видно наяву, и оно понятно сразу, - пояснил брат Андрей. – Есть чудеса более важные по сути, но менее явные по форме. Например, связанные со здоровьем родственников.
- Вот именно, со здоровьем…, - задумчиво проговорил Пётр Павлович. – Вот мне же разные люди советовали отправить сына на лечение к тому доктору, на Север. Я так и сделал. Прошло время. И что теперь? Неизвестно что. Поэтому и еду забрать сына домой.
Кофе был выпит. Но двое собеседников оставались на своих местах и продолжали разговор. При этом брат Андрей регулярно поглядывал на часы. Пётр Павлович подумал, что брат Андрей очень хорошо относится к своим родственникам, что ждёт их с таким нетерпением. Но то просто родственники, а Пётр Павлович говорил о своём единственном сыне, это его собеседник должен же был понимать.
- А вы не сомневайтесь, - как-то радостно сказал брат Андрей. – Если приложить усилия для достижения добра, то добро и получится.
- Может быть, - возразил Пётр Павлович. – Но только это мой единственный сын, и я должен быть уверенным…
- Ну, так и будьте уверенным, - поддержал его брат Андрей. – Каждому полностью воздастся.
- Да, конечно, слышал про волос, который просто так не упадёт, - возразил Пётр Павлович.
- Вот опять вы сомневаетесь. А когда прилагаете усилия для того, чтобы добиться доброго результата, то сомневаться не надо, - сказал брат Андрей. – А вот вам про волос. Недалеко от того места, где я раньше жил, двадцать лет назад был случай. Первого января в одной из квартир пятиэтажного дома взорвался газ. Этот подъезд полностью был разрушен. Вот представьте себе: с одной стороны и с другой стороны подъезды дома стоят, а в середине дома пустота. Но никто из жителей этого дома не пострадал, все отделались маленькими ушибами. Умер только один человек: старушка, которой был сто один год, и которую её сын привез к её восьмидесятилетней дочери из соседнего города на Новый Год. Но она умерла не от травм, а от испуга и остановки сердца.
Несколько минут собеседники ничего не говорили.
- Ну, ладно. А ведь назначенное время давно прошло, - нарушил молчание Пётр Павлович и встал, собираясь идти. – Надо выяснить, что планируется с этим отложенным рейсом.
- Так вы позвоните сыну и предупредите его, что прилетите попозже, - посоветовал брат Андрей.
- Уже несколько раз пробовал это сделать, но его телефон не отвечает, - ответил Пётр Павлович и пошёл вниз к авиакассе.
Спустившись вниз и подходя к знакомой девушке, которая всё так же находилась на прежнем месте за компьютером, Пётр Павлович думал, что же ему такого убедительного сделать, чтобы никому здесь мало не показалось, если самолёт его рейса не вылетит в ближайшее время.
Вдруг его смартфон зазвонил. Пётр Павлович достал его из кармана и взглянул на экран. Это звонил Алексей.
Девушка, продающая авиабилеты, так и не узнала, от каких проблем и нервных потрясений она была избавлена за несколько секунд до их возможного наступления.
Через двадцать минут Пётр Павлович опять поднялся в кафе. Брат Андрей находился на прежнем месте, кофе он не пил, а просто созерцал окружающих людей.
Пётр Павлович подошёл быстрыми шагами и сел на своё прежнее место. Брат Андрей вопросительно посмотрел на него.
- Вот, сын позвонил, - улыбнувшись, проговорил Пётр Павлович. – Говорит, всё нормально. Не надо мне ехать. Он послезавтра сам приедет. Его смартфон был разряжен. Дисциплины нет, вот и результат. Я с ним поговорю, когда приедет.
- Ну, вот же. Я же говорил, что всё должно быть хорошо, - радостно и облегчённо сказал брат Андрей. – Я могу подвезти вас домой. Вашей же машины здесь нет.
- Так вы же ждёте прилёта своих родственников, - удивлённо отозвался Пётр Павлович.
- Они мне тоже несколько минут назад позвонили и сказали, что по семейным обстоятельствам прилетят через два дня, - пояснил брат Андрей.
- А… Ну, тогда я буду вам благодарен, если это вас не особенно затруднит, - принял предложение помощи Пётр Павлович.
Пётр Павлович и брат Андрей вместе спустились на первый этаж и пошли к выходу из аэропорта. Когда они были уже на выходе, по зданию аэропорта сообщили, что объявляется посадка на отложенный рейс до Норильска.
Мысли Петра Павловича были заняты планами на послезавтра.
Небо было затянуто белыми кучевыми облаками с редкими чистыми участками синего цвета между ними, сквозь которые земли достигал солнечный свет.
Глава 19
На следующий день Алексей проснулся позже обычного и не сразу вспомнил, что он находится не дома, а в гостях. Но уже через минуту он вернулся к полному осознанию действительности.
Было немного странно, что никто его не разбудил рано утром, как обычно это бывало здесь, в гостях у этих непонятных людей. Но может быть, учитывая насыщенный вчерашний день и отсутствие ясных планов на свободный сегодняшний день, хозяева тоже ещё не торопятся вставать? Да, вероятно, так и есть на самом деле. Ведь заняться чем-то активным сегодня было решительно нечем. Ну, ладно, последний день перед расставанием можно провести за отдыхом и философскими беседами.
С этими мыслями Алексей спустился вниз, где в гостиной и в коридорах никого не было видно и слышно, и вошёл в столовую, надеясь подождать там прихода доктора и его помощников. Однако он был чрезвычайно удивлён, когда при входе в это помещение увидел Дмитрия Викторовича, Илте и Хартане, сидящими за столом и напряжённо всматривающимися в свои плёночные компьютеры и периодически дотрагивающимися пальцами до их экранов, как бы что-то усиленно вычисляя.
Алексей и присутствующие пожелали друг другу доброго утра.
- Я сегодня проспал, - извиняющимся голосом сказал Алексей. – Но, честно сказать, я думал, что я проснулся раньше других.
- Да, сегодня с утра дел особенно никаких и нет. Поэтому ты сделал всё правильно, - поддержал его Дмитрий Викторович.
- Но ведь вы же сейчас уже активно заняты, - удивился Алексей, показывая взглядом на раскрытые компьютеры.
Вместо ответа Дмитрий Викторович включил голографическое изображение, на котором предстали сразу несколько фотографий с видами космоса, занимая всю площадь перед одной из стен.
- Нравится? – спросил Дмитрий Викторович.
- Да, захватывающе, - искренне ответил Алексей.
- Я в детстве очень любил рисовать разные рисунки на космическую тему, - вставил своё мнение Илте.
- А я в детстве любила рисовать домики. Но зато сейчас виды космоса мне очень нравятся. Это сказочно красиво, - добавила Хартане.
- Маленький ребёнок представляет себе мир в пределах его кроватки, - начал Дмитрий Викторович. – По мере взросления мир ребёнка расширяется до размеров квартиры, двора, улицы, города. К подростковому возрасту люди ощущают себя частью своей страны. Потом люди начинают понимать свою ответственность за жизнь на планете Земля. Но не все. А некоторые люди думают о мире и о жизни в размерах космоса.
- Но потом, в старости, границы мира уменьшаются в обратной последовательности, - подумав, добавил Алексей.
- Да, пожалуй, - усмехнулся Дмитрий Викторович. – У многих людей так и происходит.
- Значит, вы также изучаете и космос? – поинтересовался Алексей.
- Да, некоторые вопросы в этой области, - подтвердил Дмитрий Викторович. – После завтрака в гостиной мы можем подробнее поговорить об этом.
- Я только с удовольствием, - быстро выразил своё согласие Алексей. – Ведь сегодня последний мой день, когда я нахожусь у вас в гостях. Завтра я уеду. И другой возможности поговорить уже не будет. А мне поговорить с вами всегда очень интересно. Если, конечно, у вас есть время. Я был бы очень рад.
- Разумеется, - ответил Дмитрий Викторович. – Последнюю возможность нельзя упускать. Мы сегодня поговорим.
Предположения Алексея о проведении времени сегодня в философских беседах полностью оправдывались. Немного только смущало слишком серьёзное выражение лиц хозяев, когда он вошёл в столовую, объяснения чему Алексей не мог найти и поэтому вскоре отогнал от себя эти сомнения.
Через полчаса Алексей вошёл в гостиную, походил вдоль шкафов с книгами и потом уселся на диван. Через десять минут туда же вошёл Дмитрий Викторович и расположился напротив Алексея. Илте и Хартане в гостиной не было.
- Как тебе понравилась поездка вместе с Хартане? – начал разговор Дмитрий Викторович, как хозяин дома.
- Очень понравилась. Мне было крайне интересно, - искренне ответил Алексей, немного удивлённый таким началом, так как об их поездке доктор уже расспрашивал.
- Это хорошо и важно. Такое твоё впечатление говорит в твою пользу, - продолжил Дмитрий Викторович. - Дело в том, что причиной этой поездки было не путешествие для получения новых впечатлений. Причиной этой поездки было приглашение других наших… знакомых приехать к нам… погостить.
- Да, я обратил внимание, что Хартане всем предлагала это сделать. Но у всех были какие-то дела, никто не мог приехать, - подтвердил Алексей.
- В этом всё и дело…, - Дмитрий Викторович на секунду замолчал, задумавшись. – Мы и сначала искали здесь… гостей из наших знакомых. Но никого не нашли. И потом к нам приехал ты. Ты мне показался подходящим человеком. Тебе не обязательно было оставаться здесь для лечения. Лекарство ты мог принимать и дома, а потом приехать к нам для контроля. Но, я думаю, ты не пожалел, что остался у нас. И тебе было интересно и приятно провести это время здесь. Так, да?
Дмитрий Викторович взглянул прямо в глаза Алексею. Алексей не отвёл взгляда и с широко открытыми глазами смотрел на Дмитрия Викторовича, понимая всю важность и откровенность этого разговора.
- Да…, не пожалел, - медленно и тихо ответил Алексей.
- Но мы пытались найти… гостей в других странах, - продолжал Дмитрий Викторович. – Мы честно использовали все даже теоретические возможности. Однако, как и ожидалось, эти попытки были безрезультатны. Ты сам явился этому свидетелем. Поэтому самым важным итогом вашей с Хартане поездки всё же явились твои новые впечатления об окружающем мире. Я тебе честно скажу, ты теперь наша последняя надежда.
- Вам нужны мои органы для опытов? – еле шевеля языком, прошептал Алексей.
Дмитрий Викторович на минуту замер на месте и вперил взор в Алексея.
- Зачем? – чрезвычайно удивлённо спросил Дмитрий Викторович. – Нет.
Последнее слово Дмитрий Викторович с трудом выдавил из себя, и больше он не мог сказать совершенно ничего. Дмитрий Викторович начал судорожно выдыхать воздух, пытался вдохнуть, но у него это не получалось. Он сначала замахал левой рукой, как бы отгоняя Алексея от себя, а потом закрыл лицо обеими руками. Всё его тело судорожно сотрясалось. Было похоже, что он задыхается. Он наклонился вперёд и продолжал мелко подёргиваться в конвульсиях в течение двух минут. Алексей в ужасе пристально наблюдал за действиями Дмитрия Викторовича, боясь каких-либо новых неожиданностей. Наконец, Дмитрий Викторович распрямился и откинулся на спинку дивана. Он провёл ладонями рук по своему лицу сверху вниз, как будто вытирая лицо. Только в этот момент Алексей увидел, что Дмитрий Викторович смеётся, а точнее хохочет, пытается остановиться, но это получается у него с трудом. Смех Дмитрия Викторовича был бесшумным, но зато таким искренним и заразительным, что Алексей после первоначального удивления и смущения потом и сам постепенно начал посмеиваться всё сильнее и сильнее, а затем и откровенно смеяться. Причины смеха Алексей себе чётко объяснить не мог, но одновременно он не мог и удержаться, чтобы не смеяться вместе с Дмитрием Викторовичем, понимая, что этот смех был связан с его вопросом. Так продолжалось около десяти минут. Только после этого они смогли возобновить прерванную беседу.
- Предупреждать надо, - медленно вдыхая и выдыхая воздух, пытаясь подавить смех и отдышаться, проговорил Дмитрий Викторович. – Так и умереть недолго. А это в мои планы пока не входит. Да…, ну, ты и сказал…
Алексей ничего не ответил и продолжал в ожидании смотреть на Дмитрия Викторовича.
- Нам нужна твоя помощь, - после минутной паузы совершенно серьёзно и спокойно возобновил разговор Дмитрий Викторович. – Это связано с космосом. От этого зависит жизнь всех людей на Земле. Никаких жертв ни от кого не потребуется. Но потребуются выдержка, внимательность, точность, ловкость, быстрая реакция и одновременно рассудительность. Именно это нам и нужно от тебя. Именно это позволит избежать многочисленных жертв и гибельных последствий.
- Да, конечно. Я готов, - с лёгким сердцем искренне ответил Алексей. – А в чём дело? Что должно произойти? Что нам надо предотвратить и как это сделать?
- Резкие изменения жизни на Земле не всегда происходят по вине людей, разрушающих собственную цивилизацию, - начал объяснение издалека Дмитрий Викторович. – Иногда резкие и гибельные последствия возникают из-за природных ударов. Тебе что-нибудь говорят слова Чиксулубский кратер?
- Нет…, не помню, - Алексей отрицательно покачал головой.
- А между тем он является следом от происшествия, резко изменившего жизнь на всей Земле, - продолжил Дмитрий Викторович. – Это гигантский кратер диаметром сто восемьдесят километров, располагающийся на полуострове Юкатан в Мексике. Его обнаружили только в тысяча девятьсот семьдесят восьмом году, но появился он шестьдесят пять миллионов лет назад. Причиной его появления было падение на Землю астероида диаметром десять километров со скоростью тридцать километров в секунду. Большой это астероид или нет?
- Ну…, средний…, не очень большой - неуверенно ответил Алексей.
- Но это не очень большое космическое тело вызвало глобальные катастрофические последствия для всех живых организмов на Земле, - вздохнул Дмитрий Викторович. – Его падение вызвало гигантский взрыв, за которым последовало сильнейшее землетрясение, образовались цунами высотой сто пятьдесят метров, в воздух поднялась масса песка и пыли, что привело к выраженному похолоданию на всей планете на двадцать лет. От этого погибла значительная часть растительности, служившая пищей для крупных животных, что привело к гибели динозавров и многих других живых существ. Произошло резкое изменение всей жизни на Земле.
Алексей с большим интересом слушал рассказ Дмитрия Викторовича.
- Но какое отношение это имеет к сегодняшнему дню? – спросил Алексей.
- На орбите между Марсом и Юпитером вокруг Солнца обращаются сотни тысяч астероидов диаметром от одного до тысячи километров, - ответил Дмитрий Викторович. – Из-за их гравитационного взаимодействия друг с другом и с другими планетами точно рассчитать их траекторию движения на тысячи лет вперёд нельзя. Поэтому не исключено, что периодически один из них будет падать на Землю. Вот сейчас к Земле приближается и должен упасть астероид диаметром два километра четыреста метров. Он приближается со стороны Солнца, из-за этого его плохо видно в обсерваториях. Поэтому его пока никто не заметил. Да и мы заметили его только две недели назад.
- Но ведь это намного меньшего размера, чем было тогда, - с надеждой поинтересовался Алексей, начав постукивать пальцами по столу.
- Меньше, - согласился Дмитрий Викторович. - Но сейчас поверхность Земли усыпана техническими сооружениями, а также оружием массового поражения. Взрыв от падения этого астероида вызовет разрушение промышленных объектов и взрывы атомного оружия по всей Земле. Произойдёт разрушение всей мировой промышленности, гибель миллиардов людей, уничтожение всей современной цивилизации. Оставшаяся в живых на всей Земле горстка людей будет вести дикий образ жизни. Это просто факты.
Алексей почувствовал, что его пальцы стали холодными и что его стал трясти лёгкий озноб.
- И когда он упадёт? И… что же теперь делать? – Алексей машинально задал вопросы.
- Астероид должен упасть на Землю завтра в восемь часов утра, - спокойно ответил Дмитрий Викторович. – Мы хотим предотвратить его падение. Но нам нужна твоя помощь. Четвёртым будешь?
- Буду, - моментально проговорил Алексей. – Что надо делать?
- Мы держим астероид под постоянным наблюдением, он находится у нас под прицелом, - объяснил Дмитрий Викторович. – Когда астероид приблизится на нужное расстояние, мы выпустим по нему лазерный гамма-луч. Это вызовет небольшой термоядерный взрыв на астероиде, что приведёт к его разрушению. Но разрушение это не уничтожение. В результате небольшого термоядерного взрыва астероид расколется на несколько частей. Так как мы знаем только внешние характеристики астероида, вещество его поверхности и его нынешнюю траекторию движения, но мы не знаем его структуру и химический состав внутри, то мы не можем точно вычислить траекторию движения его обломков после разрушения астероида. Эти его обломки могут быть тоже довольно большими. Их падение тоже может вызвать большие катастрофы на Земле.
- Их тоже надо разрушить, - не удержался и вставил слово Алексей.
- Разумеется, - поддержал его Дмитрий Викторович. – Но чтобы разрушить все его обломки, из-за их огромной космической скорости у нас будет очень мало времени, не более двух секунд. Иначе будет поздно, и они упадут на Землю. За это время надо взять их на прицел и выпустить по ним лазерный гамма-луч. Точное число обломков и направление их движения после разрушения астероида мы не знаем. Один человек разрушить их все за две секунды не сможет. Поэтому небо на экране прибора будет разделено на четыре участка. Каждый из нас будет отвечать за свой участок. От тебя потребуется разрушить все крупные обломки астероида, которые окажутся в твоей зоне ответственности. Ты сможешь?
- Я смогу, - твёрдо и уверенно ответил Алексей.
Алексей почувствовал, что озноб прошёл, но пальцы рук всё ещё оставались холодными.
Дмитрий Викторович удовлетворённо кивнул.
- Но разве у вас нет способа автоматического наведения луча на цель? – не удержался от возникшего у него вопроса Алексей.
- Такое наведение на цель у нашего гамма-лазера имеется, - подтвердил Дмитрий Викторович. – Но для его осуществления необходимо задать характеристики цели. А мы не можем этого сделать, так как мы не знаем ни формы, ни размеров возможных обломков астероида.
- Значит, без участия человека никуда? – сделал заключение Алексей.
- Вот это совершенно точно, - с улыбкой поддержал его Дмитрий Викторович. – В конце концов всё новое и неизвестное должно быть проанализировано человеком. И никакие сверхмощные и быстродействующие вычислительные машины человека здесь заменить не смогут, так как дело состоит не в скорости, а в глубине размышлений над всем новым. В этом случае машина идёт быстрее, а человек идёт дальше.
Алексей взглянул на Дмитрия Викторовича, и ему показалось, что Дмитрий Викторович выглядит уставшим. Такого Алексей никогда раньше за ним не замечал, и поэтому он очень удивился, но не подал вида.
- Я, пожалуй, пойду прогуляюсь на улице, - нерешительно сказал Алексей.
Дмитрий Викторович повёл бровями, что означало «как хочешь».
Алексей вышел из здания и бесцельно медленно пошёл по тундре, смотря на окружающую местность, но ни на каком предмете не останавливая взгляд. Он думал над только что состоявшимся разговором с Дмитрием Викторовичем.
Получалось, что ещё несколько дней назад Алексей зависел от этих людей, что он был самым слабым человеком в мире, жизнь которого висела на волоске и в ближайшее время должна была закончиться. А теперь эти же люди зависели от него. Да чего уж там, все люди зависели от него, он стал одним из самых сильных людей в мире. Но, разумеется, все люди зависели не от него одного, всю работу сделали эти три человека во главе с Дмитрием Викторовичем, это они теперь могут спасти само существование жизни на планете Земля. Но им была необходима его, Алексея, помощь, без него они не могут обойтись. Эти мысли наполняли Алексея захватывающим дыхание чувством собственной важности и одновременно беспокойством от огромной ответственности за предстоящее дело.
Алексей впервые после выхода на улицу обратил внимание на окружающую природу. Ровная и бескрайняя поверхность земли со скудной растительностью на ней, вызывавшая у Алексея вначале его пребывания здесь грустное чувство, теперь показалась ему довольно привлекательным видом. Алексей поднял голову. Над ним в вышине пролетела какая-то птица. Небо было ясное, полоска темноватых облаков виднелась вдали в стороне Северного Ледовитого океана. Солнечный свет пригревал, но воздух был довольно свежим.
И вот всё это завтра может исчезнуть. Не будет ни травы, ни этих мелких кустов, ни этой птицы, ни тёти, ни отца, ни доктора с его помощниками, ни его самого, никого из людей на Земле не будет, да и вид поверхности Земли сильно изменится. Земля уже не будет домом для людей, а по ней будут ползать только бессмысленные мелкие животные. Разумной жизни не будет.
Алексея неприятно передёрнуло судорогой.
Но имеется возможность, что всё это можно сохранить. И тогда всё останется. Останется он, останутся его знакомые люди, останутся их дома. Сохранится разумная жизнь на Земле. И тогда жизнь будет развиваться дальше и становиться в будущем лучше и разумнее.
И то, чтобы всё это сохранилось, зависит сейчас в том числе и от него, от Алексея, от его твёрдости, от его решимости, от его чёткости и точности принимаемых решений и действий. От Алексея сейчас зависит сохранение и развитие разумной жизни на Земле.
Алексей несколько раз медленно поднял и опустил руки, глубоко вдохнул и выдохнул, не останавливая ходьбы. После этого он повернулся и направился обратно к зданию, где находились три его соратника – Дмитрий Викторович, Илте и Хартане.
Подходя к зданию и войдя в него, Алексей был удивлён несоответствием между значительностью того, о чём он сейчас думал, и тем спокойствием и тишиной, которые сохранялись в окружающей его обстановке. В коридорах не было слышно ни звука, за исключением слабого непрерывного жужжания за одной из ряда дверей. Все двери в коридорах, как обычно, были закрыты. Алексей не был внутри ни за одной из них. Видя эту неизменность состояния привычной действительности, Алексей почувствовал определённое умиротворение. Главное, подумал он, при различного рода катастрофах сохранять обычный порядок и ритм жизни, занимаясь при этом ликвидацией последствий катастрофы, и тогда постепенно жизнь вернётся к нормальному благополучному течению. Но лучше, конечно, по возможности катастрофу предотвратить. «Умные люди легко выходят из сложных ситуаций. Мудрые люди в сложные ситуации вообще не попадают», - вспомнил Алексей слышанное им где-то давно изречение.
Алексей прошелся по пустым и тихим коридорам первого этажа и потом вошёл в гостиную. Там за столом на диванах сидели Дмитрий Викторович со своими двумя помощниками. Перед каждым из них был раскрыт свой плёночный компьютер. Перед одним из книжных шкафов, загораживая его, располагалось голографическое изображение, на котором было видно тёмное звёздное небо и посередине большой неправильной формы камень, медленно вращающийся в трёх измерениях. Все трое находившихся в гостиной хозяев дома были поглощены своей работой на их компьютерах.
- Нравится? – обратился Дмитрий Викторович к Алексею, поворотом головы показывая на голографическое изображение.
Алексей кивнул головой.
- Это он к нам летит? – задал Алексей почти риторический вопрос.
Сейчас уже кивнул головой Дмитрий Викторович.
- Это от него зависит наша жизнь, точнее, исчезновение всей разумной жизни на планете? – наполовину утвердительно спросил Алексей как бы сам себя, на уровне чувств и впечатлений не веря в такие масштабные последствия от такого внешне небольшого и обычного камня.
- Не внушает уважения? – слегка улыбнулся Дмитрий Викторович.
- Я его тоже не боюсь, - шутливым тоном сказал Илте.
- А мне его внешний вид кажется симпатичным, - поддержала Хартане лёгкий тон разговора.
- Да, - продолжил Дмитрий Викторович, - в масштабах Вселенной это мелочь. Но для нас это вопрос жизни и смерти. И мы можем его решить так, как нам нужно. А с угрозами из космоса чуть-чуть большего объёма, хотя бы размером с Меркурий, мы уже справиться не сможем. А ведь и это, то есть Меркурий, в масштабах космоса меньше пылинки.
- Но человек же столько знает о космосе, - искренне и выразительно проговорил Алексей. – Почему же мы так мало ещё можем?
- Знаем мы тоже не так уж много. Одни только тёмные выдумки о тёмной материи и тёмной энергии чего стоят, - с досадой и печалью добавил Дмитрий Викторович.
Алексей попытался достать из своей памяти всё, что он когда-то слышал об этих понятиях.
- Я слышал, что они являются причиной расширения Вселенной, - Алексей сформулировал суть информации, которую он раньше встречал.
- Тёмная материя и тёмная энергия являются выдумками, созданными от недостатка знаний, - объяснил Дмитрий Викторович. – Точно такими же, какими раньше были, например, жизненная сила необходимая для синтеза органических веществ или мировой эфир необходимый для распространения электромагнитных волн. Это были научные заблуждения.
- А по какой причине Вселенная расширяется? – спросил Алексей.
- Вселенная вообще не расширяется, - ответил Дмитрий Викторович. – Красное смещение в спектре излучения от далёких космических объектов вызвано поглощением отдельных фотонов в межгалактической среде. Рассчитанная на основе этого положения постоянная Хаббла хорошо согласуется с опытным значением, шестьдесят шесть с половиной километров в секунду на мегапарсек. Кстати, многие галактики не отдаляются, а наоборот, сближаются друг с другом, например, наш Млечный Путь и Туманность Андромеды.
- Доктор, вы уж слишком накинулись на Алексея, - одновременно с укором и с улыбкой вставила слово Хартане. – Он не виноват в заблуждениях современной науки.
- Может быть, он был согласен с ними, - пряча улыбку и делая серьёзный вид, включился в беседу Илте.
- Да, правда, - согласился Дмитрий Викторович, - я слегка увлёкся. Но это по той причине, что проявления нелепых глупостей меня раздражают.
- Я, конечно, не все подробности до конца понял, - честно и серьёзно признался Алексей. -Но суть ваших слов я уловил. И мне это очень интересно. А вы не могли бы подробнее рассказать про космос. Ну, то есть, если вас это сейчас не слишком отвлекает.
- Хорошо, - выразил согласие Дмитрий Викторович. – Нашей работе это сейчас не помешает. Тем более, что в основном это работа компьютера по вычислению времени и места, когда и в каком направлении точно мы должны будем разрушить астероид. А о чём конкретно ты хотел бы поговорить?
- Ну…, - Алексей не готов был сразу чётко определить вопросы для обсуждения. – Мне интересно больше узнать про большие расстояния и предметы, например, про галактики.
- Да, - подтвердил Дмитрий Викторович, - это очень интересная тема. Давай поговорим о космологических вопросах. Если тебе не страшно.
- В смысле? А почему это должно быть страшно? – очень удивился Алексей.
- Самый большой страх я испытал тогда, когда представил себе вечность времени и бесконечность пространства в вульгарно-материалистическом понимании этих вопросов, - просто сказал Дмитрий Викторович и добавил, - но сейчас этого страха уже нет.
Алексей не совсем понял последние слова Дмитрия Викторовича об отсутствии страха сейчас, но уточнять не стал, так как предвкушал получение интересных знаний о таинственных вопросах строения космоса. Также Алексей не стал говорить, что в детстве он любил рисовать рисунки на космическую тему, где были изображены ракеты с вырывающимся из их двигателей огнём, неизвестные обитаемые планеты и множество разнообразных звёзд на тёмно-синем фоне окружающего космического пространства. Детские увлечения оставили приятный след на всю жизнь Алексея, и обсуждать эти космические вопросы сейчас на серьёзном уровне было очень интересно.
- Вы сказали, что некоторые галактики сближаются. А они столкнутся или пролетят сквозь друг друга? Ведь звёзды располагаются в отдельных точках, а между ними большие пустые пространства, - Алексей задал вопрос по согласованной теме.
- Конечно, столкнутся, - ответил Дмитрий Викторович, - ведь ядра галактик будут притягиваться друг к другу по мере сближения всё сильнее и сильнее.
- Чёрные дыры. Я слышал о них, - Алексей вставил слово, чтобы показать свою информированность.
Илте и Хартане, не принимавшие участия в разговоре, но не пропустившие ни слова, тихонько хмыкнули.
- Чёрные дыры возникают в сознании из-за недостатка знаний. В природе чёрных дыр не существует, - пояснил Дмитрий Викторович. – Ядра галактик являются огромными скоплениями нейтронного вещества, аналогичного тому, из которого состоят нейтронные звёзды, но только в триллионы раз большей массы, чем одна звезда.
-И если два ядра галактик столкнутся…, - начал и прервал сам себя Алексей.
- … то в этом случае происходят самые сильные в природе взрывы, которые мы наблюдаем в виде квазаров, - закончил предложение Дмитрий Викторович.
- Но с нашим Млечным Путём это произойдёт ещё не скоро? Так? – с надеждой задал вопрос Алексей.
- Мы ещё успеем состариться, - вставил слово Илте.
Хартане укоризненно мельком взглянула на него.
- Нет, ты до самого столкновения галактик так и останешься молодым, - иронично сказала она.
Дмитрий Викторович и Алексей улыбнулись.
- Люди любят мыслить в больших измерениях, - заметил Дмитрий Викторович, - но при этом можно упустить частности и попасть под движущийся транспорт.
- Это точно, - согласился Алексей. – Я однажды долго смотрел вверх на звёзды и чуть было не упал с крыши гостиницы. Отец не знает… Но теперь я не подхожу к краю, а наблюдаю за звёздами из кресла, стоящего посередине крыши отеля. Я приобрёл опыт.
- Когда здесь наступает полярная ночь, то за звёздами отсюда можно наблюдать круглосуточно. Но холодно, - заметил Илте. – Поэтому мне больше нравится это делать с помощью телескопа из помещения.
- А сколько всего звёзд движется в одной галактике вокруг её ядра? – поинтересовался Алексей.
- Несколько сотен миллиардов, - ответил Дмитрий Викторович.
- Откуда же их столько берётся? – не удержался от возгласа Алексей.
- Всё из того же ядра галактики, - объяснил Дмитрий Викторович. – Ядро галактики периодически испускает звёзды и потом поглощает их обратно через несколько миллиардов лет, в течение которых звезда удаляется от ядра галактики на максимальное расстояние и затем возвращается к ядру галактики.
- А наше Солнце куда сейчас движется? От ядра галактики или обратно к нему? – снова встревожился Алексей.
- У нас ещё есть достаточно времени, чтобы со временем благополучно улететь на планету другой звезды, - шутливо заметил Дмитрий Викторович.
Илте и Хартане на этот раз ничего не сказали.
- Да…, - сделал вывод Алексей. – Пожалуй, астрономия и вправду одна из самых… не то, чтобы страшных, а… тревожных наук. Надо быть большим оптимистом, чтобы ей заниматься. Хотя смотреть на звёзды мне всё равно нравится.
- Без ощущения удовольствия от наблюдения за красотой окружающего мира невозможно плодотворно заниматься наукой, - поддержал его Дмитрий Викторович.
- А я где-то слышал, что действительно важные и новые открытия в науке совершили учёные только в возрасте моложе сорока лет, - переключился на другую тему разговора Алексей. – Это правда?
- Ну, мне чуть-чуть больше, - бесшумно засмеялся Дмитрий Викторович, - поэтому я ещё немного смогу быть полезным. Но в принципе это действительно так оно и есть. Если учёные занимаются наукой и даже получают интересные результаты в зрелом возрасте, то всё равно они только развивают те идеи и выводы, к которым они пришли в молодом возрасте.
- Но только граница между молодым и зрелым возрастом у каждого человека существует в своё число лет, - снова вставил слово Илте. – И это число лет достижения данной границы у разных людей сильно различается.
- А каких людей ты считаешь молодыми, а каких старыми? – быстро проговорила Хартане, обращаясь к Алексею.
- Если женщина лучше выглядит без одежды, то она молодая. Если женщина лучше выглядит в нарядах, то она уже… немолодая, - взглянув на Хартане, проговорил Алексей.
Все доброжелательно улыбнулись.
- Это ты тоже где-то слышал? – поинтересовалась Хартане.
- Тоже, - признался Алексей. - Но ведь это же правда… в определённой степени. Хотя я думаю, что в основном здесь дело в поведении человека. Я не знаю, как это точно сказать, но ведь понятно, что поведение молодых и старых людей отличается друг от друга.
- Ты хочешь сказать, что у них разное отношение к жизни? – уточнил Дмитрий Викторович. – Молодым людям интересно жить, и они хотят улучшить жизнь. Старые люди ничем не интересуются и хотят, чтобы только жизнь не ухудшилась.
- Да, именно так, - согласился Алексей.
- Отсюда следует вывод, что только от самого человека зависит, когда он перестанет быть молодым, - продолжил Дмитрий Викторович. – Но если хочешь заниматься наукой, то всё равно начать нужно, не откладывая на возраст после двадцати лет.
На десять минут воцарилось молчание. Алексей задумался над всем, что он здесь услышал. Дмитрий Викторович с помощниками были заняты наблюдением за движением астероида и вычислениями на своих плёночных компьютерах, от которых они не отрывались во всё время разговора.
Алексей потерял ощущение времени и не знал, продолжается ли день или уже наступил вечер. Окон в гостиной не было. Но и взгляд в окна бы не помог, так как продолжался полярный день, и круглые сутки было светло. Часов на стенах также не было. Смартфон Алексея лежал в его комнате на втором этаже. А спрашивать о времени у собеседников ему не хотелось. Но в глубине души, на третьем уровне подсознания, Алексей понимал, что момент, когда нужно будет проявить себя и сделать всё как требуется, неуклонно приближается.
- В девять часов шестнадцать минут сорок восемь секунд утра над Южным Уралом, - внезапно сказал Дмитрий Викторович.
Алексей резко повернул голову и посмотрел на доктора. Илте и Хартане также быстро взглянули на него.
- Сейчас уже наступил почти вечер, - проговорил Дмитрий Викторович. – Через час надо будет поужинать. И потом надо будет всем отдохнуть. А в восемь часов утра соберёмся и займёмся нашим делом.
Дмитрий Викторович свернул свой плёночный компьютер, и голографическое изображение астероида перед книжным шкафом в гостиной исчезло. Потом он встал, медленно вышел из комнаты и исчез в глубине одного из коридоров.
- Не забудь через час придти на ужин, - улыбнувшись, сказала Хартане Алексею.
Она также убрала свой компьютер в карман и ушла из помещения, но по другому коридору, чем Дмитрий Викторович.
- Понравился? – спросил Илте.
- Что? – не понял Алексей.
- Астероид, - объяснил Илте. – Его внешний вид. Впечатляет. А мы сильнее его.
Илте встал и ушёл в коридор вслед за Дмитрием Викторовичем.
Алексей посидел ещё минуту. Потом встал и прошёлся несколько раз вдоль книжных шкафов, несколько раз потрогал корешки книг рукой, но не взял ни одну из них. Потом вышел из пустой гостиной и поднялся к себе в комнату.
Наступило вечернее время, но в комнате было светло. Алексей не знал, чем ему заняться. Он посмотрел новости на смартфоне, но их смысл не входил в его сознание, поэтому все новости казались ему бессмысленными. Алексей отложил смартфон, подошёл к окну и некоторое время смотрел в него. Ровный слабый солнечный свет одинаково заполнял всё видимое пространство. Не было никаких признаков возможных изменений окружающего мира в будущем. Алексею это казалось очень странным, так как он знал, что изменения, те или другие, неизбежны.
Алексей отошёл от окна и стал ходить по комнате взад и вперёд. Потом лёг на кровать и стал смотреть в потолок. Интересно, почему Хартане задала ему этот вопрос про возраст. Может быть, она имела ввиду его отношение к ней…, а может быть, к науке… Учитывая знания и возможности этих людей, вероятно, они проживут очень долго. Если, конечно, у нас всех завтра утром всё получится, и разумная жизнь на планете продолжится. Как много всего ещё можно будет сделать в жизни, если всё получится. Как много всего он, Алексей, ещё хотел бы узнать, посмотреть, испытать. Если что-то хочешь сделать, то делай это, не откладывая на долгое время, а иначе потом может оказаться, что у тебя исчезнет желание или возможность это сделать. Хорошо было бы посмотреть загадочные древние сооружения в Мексике, которые нынешние индейцы сами никак не смогли бы построить. Ведь Алексей ещё не был ни в одной из обоих Америк. Увлекательно, было бы увидеть подробности поверхности других планет у далёких звёзд и узнать, какая будет там жизнь, когда в будущем людям придётся туда улететь. Да, много всего интересного существует.
Алексей посмотрел на показания часов смартфона. Как быстро прошло время! Уже надо было идти в столовую на ужин. Интересно, когда будет следующий завтрак, и будет ли он вообще…
Алексей встал с постели, вышел из комнаты, спустился вниз и вошёл в столовую. Обычно, когда он приходил на завтрак или на ужин, то там все уже сидели за столом. Странно, но сейчас в этом помещении никого не было, хотя стол был уже накрыт.
Алексей сел за стол на своё привычное место и стал терпеливо ждать. Через пять минут пришла Хартане.
- Я думала, тебя придётся звать. А ты уже здесь. Приятная точность, - с улыбкой заметила она.
- Дмитрий Викторович и Илте сейчас подойдут? – поинтересовался Алексей.
- Да, они уже практически идут, - откликнулась Хартане.
Действительно, ещё через пять минут в столовую вошёл Илте, и через минуту после него появился Дмитрий Викторович.
По лицам Илте и Хартане об их чувствах Алексей никогда никак не мог понять. Лицо Дмитрия Викторовича для Алексея было более понятным для наблюдения и выводов о его чувствах. Во всяком случае, Алексею так казалось. Сейчас лицо Дмитрия Викторовича выражало уверенное спокойствие. Не примитивное легкомыслие и не бессильное безразличие, а уверенное спокойствие. И именно это выражение лица Алексею понравилось больше всех других возможных вариантов. У Алексея появился аппетит.
- А как мы разрушим астероид? То есть в чём состоит механизм действия вашего аппарата? – спросил Алексей.
- Ты, разумеется, слышал о лазерах, - ответил Дмитрий Викторович.
Алексей утвердительно кивнул.
- В нашем приборе тоже образуется луч, - продолжил Дмитрий Викторович. – В применяемых в мировой практике лазерах испускаются инфракрасные, оптические или ультрафиолетовые лучи. У нас тоже исходит узкий луч высокой интенсивности, но это гамма-луч. Ты же, конечно, про радиоактивность тоже знаешь. Вот при радиоактивном распаде атомов выделяется гамма-излучение, распространяющееся во все стороны. А мы радиоактивный луч направляем в точном нужном направлении, при этом он испускается в течение определённого промежутка времени.
- О таком я никогда раньше не слышал, - признался Алексей. – Получается, этот луч может разрезать любой предмет.
Илте и Хартане слегка улыбнулись, но постарались не показать вида и скрыть улыбку.
- Это представление из старых книг, - совершенно серьёзно проговорил Дмитрий Викторович. – Оно является верным только для очень ограниченного круга случаев. Наш гамма-луч вызывает ядерные реакции в ограниченной области выбранного предмета. В зависимости от того, какие именно ядерные реакции мы хотим получить, их следствием является определённый эффект.
- В случае с нашим астероидом что именно произойдёт? – Алексей хотел знать подробности завтрашнего события и сущность того, какие силы природы собравшиеся здесь люди приведут в действие.
- Мы вызовем на астероиде небольшую термоядерную реакцию, - пояснил Дмитрий Викторович. – Точнее, эту реакцию вызовет запущенный нами в течение двух миллисекунд интенсивный гамма-луч. На астероиде произойдёт маленький термоядерный взрыв, и он расколется на несколько обломков. Трудность в том, что мы не знаем точно число этих обломков.
- Да, я понял, - произнёс Алексей, хотя это относилось к последнему предложению, сказанному Дмитрием Викторовичем, а не ко всему объяснению.
На некоторое время наступила тишина. Алексей пытался представить себе их завтрашние действия. О чём думали Дмитрий Викторович, Илте и Хартане, было трудно чётко определить. Но Алексей уже несколько дней назад заметил и сделал для себя вывод, что Илте и Хартане никогда первыми не обращаются к Дмитрию Викторовичу без особой необходимости, а только по определённым важным вопросам. А может быть, ему это просто показалось, и такое было только в его присутствии. Этого Алексей не мог для себя точно решить. Никто не нарушал молчаливых раздумий.
- А такие аппараты ещё где-нибудь существуют? – поинтересовался Алексей, которому хотелось получить как можно больше информации сейчас, в последний вечер его пребывания в гостях у этих людей, независимо от стечения обстоятельств завтра.
- Нет, такого больше нигде на земном шаре не имеется, - отозвался Дмитрий Викторович.
- Трудно получить такой гамма-луч, - Алексей понимающе вздохнул.
- Если знаешь, как это сделать, то легко. А если не знаешь, как это сделать, то невозможно, - пояснил Дмитрий Викторович.
- А почему этого никто больше не знает? В чём застопорилась наука? – поинтересовался Алексей.
- В понимании строения квантов света. Может быть, пока это к счастью, - дал Дмитрий Викторович странный ответ.
- Так ведь кванты света по-другому ещё называются фотонами. Они же не имеют внутреннего строения, - высказал свои знания Алексей.
- Точно так и думают подавляющее большинство научных работников. Поэтому управлять реакциями элементарных частиц они не умеют, - произнёс Дмитрий Викторович. – На самом деле квант света является группой фотонов, испускаемых или поглощаемых элементарной частицей в одном акте данного процесса. Именно поэтому кванты света имеют разную частоту. Чем большее число фотонов входит в данную группу, тем больше частота данного кванта света.
Алексей на минуту задумался и вдруг, вытянув немного вперёд левую руку и покачав пальцами этой руки, своим радостным выражением лица показал, что он сейчас что-то важное понял.
- Так значит…, - начал он, - получается…, что все элементарные частицы, атомы и вообще все предметы в мире состоят из фотонов…, все предметы являются сгустками света.
- Молодец! - Илте и Хартане радостно три-четыре раза тихонько хлопнули в ладони.
- Отлично, - с искренней похвалой обратился к Алексею Дмитрий Викторович. – Ты сейчас опередил в понимании строения природы и элементарных частиц многих научных деятелей. Я надеялся на тебя, и я рад, что я в тебе не ошибся.
- А почему же скорость света не зависит от других предметов? И тогда как при этом себя ведут фотоны в кванте? – вдохновлённый своим выводом и одобрением окружающих людей, чьё мнение для него было очень значительно, решил прояснить другие интересующие его вопросы Алексей.
- Это не так, - терпеливо объяснил Дмитрий Викторович. – Если бы скорость света не зависела от других предметов, то не существовало бы магнитных явлений и эффекта смещения частоты света при удалении или приближении источника излучения.
- Но как же говорят…, - начал Алексей и остановился.
- Прежде чем искать чему-нибудь объяснение, убедись в том, что это существует, а иначе можешь оказаться в смешной ситуации, когда нашёл объяснение несуществующего, - усмехнувшись, процитировал Дмитрий Викторович известное выражение. – Опыты доказывают отсутствие мирового эфира, но не неизменность скорости света. Наоборот, названные выше явления природы доказывают изменение скорости света в зависимости от скорости источника света. А вот энергия и импульс одного фотона, действительно, являются неизменными величинами. Поэтому чем выше частота кванта, то есть чем больше фотонов в одном кванте, тем больше энергия и импульс одного кванта независимо от разных систем отсчета.
- Неужели столько лет многие учёные ошибались? – с некоторым сомнением спросил Алексей.
- В этом нет ничего удивительного, - спокойно ответил Дмитрий Викторович. – Не будем говорить о заблуждениях древних мыслителей. Только триста с небольшим лет назад учёные выяснили, что лёгкие и тяжёлые тела падают на Землю с одинаковой скоростью. А ещё всего только сто-двести лет назад почти все учёные всерьёз рассуждали о химическом веществе теплороде, о самозарождении насекомых из болотных испарений, а также о необходимой для синтеза органических веществ особой жизненной энергии и о том же мировом эфире, о которых мы уже упоминали днём. Сейчас это выглядит анекдотически. Никогда не надо забывать о фактах, логике и о простом здравом смысле. Ты знаешь, почему решили, что не Солнце движется вокруг Земли, а Земля движется вокруг Солнца?
- Ну…, наверное, из наблюдений над Солнцем, - неуверенно сказал Алексей.
- Нет. Из наблюдений над планетами и вытекающим из здравого смысла желанием учёных облегчить себе жизнь, - неожиданно возразил Дмитрий Викторович. – Необходимы трудные и длинные вычисления по довольно сложным формулам, чтобы точно рассчитать положение планет на небе, если предполагать, что планеты движутся вокруг Земли. А если предположить, что планеты и сама Земля движутся вокруг Солнца, то эти расчеты резко упрощаются. Поэтому учёные быстро согласились с этим новым предположением. И это утверждение является истиной, так как оно согласуется с фактами и логикой.
- Значит, надо всегда пытаться находить самый лёгкий путь? – радостно сделал вывод Алексей.
- Надо искать истинный путь. И в любом случае, не надо себе этот путь необоснованно усложнять, - доброжелательно уточнил Дмитрий Викторович.
- И этот путь ведёт к победе? – после секундного колебания спросил Алексей.
Дмитрий Викторович взглянул на Алексея, и их взгляды встретились.
- Истина всегда в конце концов побеждает, - твёрдо и уверенно сказал Дмитрий Викторович.
Алексей выяснил для себя все те вопросы, о которых он хотел поговорить с Дмитрием Викторовичем. Больше обсуждать, по крайней мере сейчас, было нечего. Но и уходить к себе в комнату тоже не хотелось, несмотря на позднее время. Разговор с Дмитрием Викторовичем для Алексея был равнозначен по ощущениям питью чистой прохладной воды в жаркий пыльный день. Хотелось ещё о чём-нибудь поговорить, но Алексей не мог подобрать подходящей для данного момента темы. Но также надо было ещё отдохнуть перед предстоящей завтра утром работой по спасению жизни всего человечества.
- Я тоже так думаю, - после небольшой паузы согласился Алексей с последними словами Дмитрия Викторовича.
- Хорошо, - сказал Дмитрий Викторович. – Тогда завтра в гостиной в семь часов утра.
Дмитрий Викторович встал и вышел из столовой.
- Встретимся завтра в указанное время, - сказал Илте Алексею.
- Не проспи, - улыбнувшись, сказала Хартане Алексею.
- Будьте уверены, - улыбнувшись в ответ, произнёс Алексей. – До завтра.
Алексей вышел из столовой, оставив там Илте и Хартане, и поднялся к себе в комнату.
Было сорок минут двенадцатого ночи, хотя за окном было светло, так как светил мягкий свет Солнца, располагающегося на небольшой высоте над горизонтом.
Алексей понимал, что надо было обязательно отдохнуть перед завтрашним трудным, ответственным и важным делом. Но, несмотря на это понимание, спать никак не хотелось. Сказывалось эмоциональное волнение и нервное напряжение перед таким серьёзным и опасным по возможным неудачным последствиям для всех людей делом.
Алексей походил по комнате взад и вперёд десять минут. Никаких изменений.
Тогда он лёг на кровать и решил для себя пролежать так двадцать минут, не шевелясь. Это задание, не шевелиться, требовало довольно значительного напряжения мышц и сознания. С каждой минутой соблюдать данное условие становилось всё труднее и труднее. Так прошло около пятнадцати минут. Потом Алексей чуть-чуть изменил положение левой руки, чтобы было удобнее лежать.
Через тридцать секунд он крепко спал.
Глава 20
Не было слышно никаких звуков. Но Алексей внезапно открыл глаза. Он не знал точного времени в настоящий момент, но вдруг сон полностью прошёл. Алексей почувствовал, что дальше лежать на кровати он просто не может, и поэтому он встал и взглянул на часы на экране своего смартфона. Было шесть часов тридцать минут утра. Алексей облегчённо вздохнул, так как в первые секунды после пробуждения ему показалось, что он проспал. Вместе с этим Алексей очень удивился такому раннему своему пробуждению, потому что он всегда в свободные дни, когда его никто не будил, просыпался не раньше одиннадцати часов утра. Самостоятельное пробуждение в такой ранний час произошло впервые в его сознательной жизни.
Алексей собрался и хотел уже выйти из комнаты, но почему-то в последний момент сел на стул и оставался сидеть на нём в течение двух минут, глядя в окно. Потом медленно вышел в коридор и спустился на первый этаж в гостиную.
Там уже находилась Хартане. Она сидела на диване и просматривала какую-то старую толстую книгу. При входе Алексея Хартане улыбнулась ему, встала, закрыла книгу и поставила её на место в книжном шкафу, а потом подошла к Алексею.
- Пойдём, - просто сказала она.
Алексей, ничего не ответив, последовал за ней.
Они пошли по одному из коридоров, прошли мимо пяти пар дверей в противоположных стенах коридора, в том числе мимо двери, за которой было слышно, как что-то тихонько жужжит. Наконец, Хартане остановилась около шестой закрытой двери по левой стороне. Хартане протянула вперёд правую руку, не дотрагиваясь до двери. Вдруг дверь бесшумно и плавно отворилась. Хартане и следом за ней Алексей зашли вовнутрь помещения. Дверь за ними так же бесшумно закрылась.
В данной комнате уже находились Дмитрий Викторович и Илте. Они располагались на небольших жёстких стульях со спинкой, внешне напоминавших деревянные. Была только одна странность у этих стульев, которую Алексей не сразу заметил, заключавшаяся в том, что ножек у этих стульев не было. Сиденья со спинками как будто висели в воздухе. Ещё два таких стула были незанятыми.
Посередине комнаты размещался большой экран, на котором имелось изображение звёздного неба, разделённого вертикальной и горизонтальной линиями, проходящими через центр экрана, на четыре равные части. В центре экрана была видна яркая медленно движущаяся точка.
Вообще, внутренний вид этой комнаты напоминал пульт управления космического корабля. Но только ни окон, ни иллюминаторов в данном помещении не было.
- Как спалось? – поинтересовался Дмитрий Викторович, когда Алексей вошёл внутрь.
- Хорошо, - стандартно ответил Алексей, но сейчас это была правда.
- А я спать не люблю, - проговорил Илте. – Ночью так интересно наблюдать за небом. И тратить время на сон не хочется.
- Да я тоже всегда поздно ложусь, - ответил Алексей.
Хартане села на один из двух свободных стульев, висящих в воздухе. Сиденье со спинкой не проявили ни малейших колебаний.
Тогда Алексей опустился на другой такой же свободный стул. Сиденье со спинкой были твёрдыми и надёжными. Алексей хотел было немного повернуться в сторону, стул сразу же стал поворачиваться в том же направлении. Попытавшись повернуться в другую сторону, Алексей привёл стул в прежнее положение.
После этого Алексей внимательно рассмотрел поверхность экрана, перед которым сейчас сидели и наблюдали изображение на нём четыре человека. Помимо звёзд и яркой точки в центре, вверху экрана размещался ряд цифр, некоторые из которых время от времени менялись. По обозначениям размерностей, написанных радом с этими цифрами, Алексей понял, что они обозначали расстояние, скорость и направление.
- Как ты уже, конечно, понял, - начал Дмитрий Викторович, - движущееся изображение в центре экрана является тем самым астероидом, за которым мы наблюдаем, и который мы должны разрушить.
- А почему здесь не голографическое объёмное изображение, как было раньше, а плоское изображение на экране? – спросил Алексей, которому объёмное изображение нравилось намного больше.
- Чтобы лишние частности не отвлекали от главного, - объяснил Дмитрий Викторович. – Умение выделить главное из кучи информации является сущностью любого анализа, который устанавливает законы природы и взаимосвязь вещей. Сейчас нам важен не внешний вид астероида, а характеристики его движения и положения в пространстве. В любом случае луч должен быть направлен в центр его проекции.
- Понятно, - произнёс Алексей. – Но как это сделать? Как направить луч в центр его проекции? Ведь астероид здесь изображён в виде точки.
- Изображение астероида небольшое, но тем не менее это не точка, - ответил Дмитрий Викторович. - Важно совместить луч с изображением астероида, а тонкую настройку в центр его проекции аппарат сделает автоматически.
- А с помощью чего направлять луч? – снова поинтересовался Алексей, который не видел перед собравшимися людьми никаких инструментов управления.
- Сейчас научим, - сказал Дмитрий Викторович.
После этих слов Илте достал из кармана и развернул свой плёночный компьютер, дотронулся до него несколько раз, опять свернул и положил в карман.
Перед четырьмя сидевшими в ряд у экрана людьми появились голографические изображения панелей управления, по одной одинаковой панели управления перед каждым человеком.
Алексей вопросительно посмотрел на Дмитрия Викторовича и на его помощников.
- На изображения кнопок по краям не обращай внимания. Они уже настроены, - пояснил Дмитрий Викторович. – В центре имеется пустая поверхность, ограниченная прямоугольной рамкой.
Алексей сделал утвердительное движение головой.
- Это аналог сенсорной области, которая бывает на некоторых компьютерах, - продолжил Дмитрий Викторович. – Слегка прикасаясь и двигая пальцем по нему, ты будешь перемещать гамма-луч в пределах одной четвёртой части экрана с твоей зоной ответственности. Твоей зоной ответственности является правая нижняя часть экрана.
Алексей попробовал прикоснуться к указанной области на панели управления, появившейся перед ним. Но его пальцы, не встретив препятствия и вообще ничего не ощутив, свободно прошли вниз, сквозь панель управления. Алексей удивлённо оглянулся в сторону Дмитрия Викторовича.
- Не забывай, что панель управления является не твёрдым предметом, а голографическим изображением, - терпеливо проговорил Дмитрий Викторович. – Попробуй ещё несколько раз, помня об этом. Сначала контролируй положение твоей руки и пальцев с помощью глаз. Запомни при этих движениях положения твоей руки. Потому что в решающий момент тебе придётся смотреть на экран и контролировать взаимное положение направления гамма-луча и обломков астероида. А движения пальца по сенсорной области панели управления тебе придётся осуществлять, ориентируясь на мышечную память. Сейчас тренируйся.
- А луч? – спросил Алексей.
- Не волнуйся, аппарат сейчас неактивен, - успокоил его Дмитрий Викторович. – Изображение яркой движущейся точки на экране происходит без наличия гамма-луча в пространстве.
Алексей стал тренироваться управлять движением прицела разрушающего луча. Его зоной ответственности был правый нижний участок экрана. Яркая точка сначала двигалась по его поверхности рывками, иногда останавливаясь, когда рука Алексея опускалась ниже уровня изображения панели управления. Но степенно движения этой точки стали более точными, плавными и равномерными. Через час Алексей свободно полностью управлял движением прицела гамма-луча.
Дмитрий Викторович периодически посматривал на результаты тренировки и работы Алексея. Всё остальное время Дмитрий Викторович, Илте и Хартане внимательно наблюдали за движением астероида в центре экрана.
- Хорошо. Теперь у тебя получается управлять лучом на достаточно высоком уровне, - наконец сказал Дмитрий Викторович Алексею. – Сейчас запомни следующий момент. После того, как наведёшь гамма-луч на обломок астероида, одновременно дотронься пальцем другой руки до изображения кнопки, находящейся справа от границы сенсорной области, на которой имеется кружок с точкой внутри него.
- Да, вижу, - отозвался Алексей.
- Прикосновение к этой кнопке на панели управления будет означать импульс разрушающего луча, - объяснил Дмитрий Викторович. – Длительность импульса луча равняется длительности прикосновения к этой кнопке. Как только ты увидишь, что изображение обломка астероида разделилось на несколько частей, которые будут разлетаться в разные стороны, то есть что обломок астероида разрушился, убери палец от этой кнопки. После этого наведёшь прицел луча на другой обломок астероида и тем же способом разрушишь его.
- Да, хорошо. Я понял, - уверенно сказал Алексей.
- Но запомни главное, - после короткого молчания добавил Дмитрий Викторович. – Твои действия, реакция на изображения и твои движения должны быть быстрыми, уверенными и точными. Обломков астероида в твоей зоне ответственности может быть… даже пять. У тебя будет только две секунды, чтобы разрушить их все.
- Конечно. Я сделаю, - тихо и спокойно произнёс Алексей.
- Сейчас есть время, потренируйся ещё, - сказал Дмитрий Викторович.
Алексей послушался его совета и стал тренироваться дальше, оттачивая точность и быстроту своих движений по управлению лучом. Так продолжалось ещё сорок минут.
Дмитрий Викторович, Илте и Хартане, не отрываясь, смотрели на экран, в центре которого оставалось небольшое изображение астероида, который, казалось, лишь слегка колебался из стороны в сторону. Но менявшиеся цифры вверху экрана позволяли сделать вывод, что эта огромная масса твёрдого вещества на гигантской скорости приближается к Земле, а точнее, прямо по направлению к людям, наблюдавшим за ним. И только от этих четырёх людей на всей планете зависело, чем закончится это движение астероида: их гибелью вместе с гибелью всей разумной жизни на Земле или разрушением астероида и сохранением существующей человеческой цивилизации и жизни всех людей на планете.
Алексей в эти минуты был полностью увлечён своими действиями по тренировке управления лучом и не думал о таких больших вопросах, как сохранение разумной жизни и продолжение развития человеческой цивилизации, которые неотступно преследовали его вчера. И тем более он не знал и даже не задавался таким вопросом, о чём думают другие три человека, находившиеся в данном помещении. И потом он об этом никого из них тоже не спросил.
- Теперь ты всё делаешь хорошо, - сказал Дмитрий Викторович. – Отдохни и просто наблюдай за движением астероида.
Алексей прекратил тренировки и стал внимательно смотреть на изображение движущегося астероида.
- Сейчас я активировал аппарат, - внезапно произнёс Дмитрий Викторович через десять минут. - Всем быть внимательными. Прикосновение к панели управления приведёт к импульсу гамма-луча. Преждевременный импульс гамма-луча приведёт к непредсказуемому изменению направления и скорости движения астероида, после чего разрушить его и обезопасить планету будет практически невозможно. Напоминаю, что сначала я разрушаю астероид. И только потом в течение двух секунд мы должны разрушить все крупные, то есть идентифицированные в виде изображения на экране, обломки астероида. Всем быть полностью готовыми.
После этих слов Дмитрия Викторовича в комнате незримо воцарилось напряжение ожидания. Наступила полная тишина. Все присутствующие внимательно наблюдали за изображением на экране. Руки всех четырёх людей располагались над соответствующими голографическими панелями управления в готовности в необходимый момент выполнить ряд быстрых и точных движений.
Алексей перестал ощущать время. Он видел перед собой только небольшое колеблющееся изображение астероида в виде неправильного многоугольника или даже деформированного эллипса на экране. Глаза и руки Алексея представляли собой как бы единый рычаг. В данный промежуток времени Алексей ни о чём не думал, просто совсем ни о чём.
- Одна минута, - спокойным и немного даже каким-то металлическим голосом вдруг сказал Дмитрий Викторович через некоторое время.
Никто ничего не ответил и не пошевелился. В помещении продолжала оставаться напряжённая тишина. Никаких внешних изменений и движений в комнате не произошло.
- Десять секунд, - быстро и так же механически спокойно произнёс Дмитрий Викторович.
Если бы в другом конце всего этого здания сейчас кто-нибудь тихонько кашлянул, то Алексей ощутил бы колебания воздуха. Настолько сейчас была сильной чувствительность в его фалангах пальцев рук.
Когда отец Алексея, Пётр Павлович, двадцать восемь лет назад изучал в средней школе начальную военную подготовку, то учитель, старый полковник в отставке, объяснял им, шестнадцатилетним юношам, что «время Ч» представляет собой время, когда солдат располагается над окопом противника.
И сейчас этот момент наступил.
Внезапно Дмитрий Викторович сделал несколько быстрых и внешне не сильно выраженных движений в кистях, пальцы его рук также совершили ряд мгновенных мелких движений.
В это же время Алексей увидел на экране, что вместо одного изображения деформированного эллипса возникло несколько более миниатюрных изображений, разлетающихся в разные стороны. Сколько всего было этих образовавшихся частей астероида, Алексей не знал, он не обратил на это внимания.
Алексей видел только свою зону ответственности в нижней правой четверти экрана. И в эту зону его ответственности залетели три маленьких изображения, напоминавших ромбики. Каждое из этих трёх изображений на экране на самом деле являлось крупным обломком астероида, нёсшим смерть миллионам людей.
Алексей слегка пошевелил пальцами левой руки. Прицел луча совместился с первым ромбиком. Сразу же пальцем правой руки Алексей дотронулся до голографического изображения кнопки, испускающей импульс гамма-луча. Первый ромбик исчез.
Второй ромбик за эти мгновения успел переместиться почти на половину площади поверхности экрана в границах зоны ответственности Алексея. Снова Алексей пошевелил пальцами сначала левой, а потом правой руки, совмещая прицел луча и посылая в заданном направлении импульс гамма-луча. В результате через несколько мгновений после первого исчез и второй ромбик.
Но за эти мгновения третье изображение в виде ромбика успело пролететь почти через всю четверть экрана, являющуюся зоной ответственности Алексея, и оказаться в сантиметре от нижней границы экрана. Казалось, что теперь уже ничто не сможет помешать этому изображению выйти из зоны наблюдения на экране, а это значит, что данный обломок астероида уйдёт из-под действия разрушающего гамма-луча и неизбежно упадёт на Землю.
Но Алексей в тот момент не думал об этом. Он просто знал, что этот ромбик надо поймать и ликвидировать. Это немного напоминало компьютерную игру. И здесь надо было выиграть, во что бы то ни стало.
Алексей совместил прицел луча и дотронулся на голографической панели управления до кнопки испускания импульса гамма-луча. Изображение, находившееся в тот момент уже на самой границе экрана, исчезло. Точнее говоря, почти исчезло. От бывшего изображения осталась одна небольшая крошка на экране, чуть-чуть больше точки. Эта крошка вылетела за пределы зоны наблюдения на экране и исчезла из виду.
Алексей ещё секунду смотрел на свою зону ответственности, занимающую четверть экрана. Больше никаких изображений в этой зоне не было.
Тогда Алексей впервые за всё это время, после объявления Дмитрием Викторовичем команды о готовности, посмотрел на другие части экрана, на весь экран. Вся площадь поверхности экрана была чистой. Конечно, тусклые точки далёких звёзд оставались на своих местах. Но никаких ярких изображений, а также никаких рядов цифр с расположенными вместе с ними обозначениями на экране больше не было.
Алексей оглянулся и посмотрел на Дмитрия Викторовича, на Илте, на Хартане. Они посмотрели на него и друг на друга. У Илте и у Хартане был радостный взгляд, они улыбались. У Дмитрия Викторовича был усталый и доброжелательный взгляд, его лицо выражало удовлетворённость.
Илте достал из кармана плёночный компьютер, развернул его, провёл по нему пальцами. Голографическое изображение панелей управления перед каждым из четырёх людей исчезло. Илте свернул плёночный компьютер и положил его к себе в карман.
- Какие ощущения? – спросил Дмитрий Викторович, обращаясь к Алексею.
- Хорошие, - автоматически ответил Алексей. – Такого чувства полного поглощения внутрь какого-нибудь дела я раньше не испытывал никогда.
Сейчас только Алексей почувствовал, что его рубашка была влажная от пота. Такими же влажными были его ладони. Вместе с тем пальцы его рук слегка дрожали. Неопределённое чувство тревоги беспокоило Алексея.
- Мы полностью разрушили астероид? – спросил Алексей.
- Можно сказать, что полностью, - ответил Дмитрий Викторович.
- То есть не совсем? – продолжал интересоваться Алексей.
- У тебя имеются конкретные основания для сомнений? – в ответ задал вопрос Дмитрий Викторович.
- У меня за пределы экрана вылетела крошка размером с жирную точку, - признался Алексей. – Это что-то значит? Какие будут последствия?
- Да, я это заметил, - неожиданно сказал Дмитрий Викторович. – Это небольших размеров обломок астероида. Он упадёт на Землю в районе Южного Урала. Атомных зарядов в данной местности, в месте ожидаемого падения этого обломка астероида и в других близлежащих районах, к счастью, не располагается. Последствия падения, разумеется, будут. Но разрушения, конечно, будут носить местный характер. Подробности мы узнаем через несколько часов.
- Да… узнаем, - тревожно повторил Алексей.
- Мы спасли Землю, - улыбнувшись Алексею, весело проговорила Хартане.
- Главное дело на сегодня мы сделали, - поддержал её Илте.
Их слова несколько упокоили Алексея.
- Нам всем в течение ближайшего часа надо отдохнуть, - сказал Дмитрий Викторович.
Алексей встал со стула, висевшего в воздухе, подошёл к двери, чтобы выйти из комнаты в коридор, и хотел её открыть. Но поверхность двери со стороны комнаты была ровной, никаких ручек на ней не было. Алексей толкнул дверь. Безрезультатно.
-Ах, да. Сейчас, сейчас, - легко и добродушно рассмеявшись, подбежала к нему Хартане и протянула правую руку вперёд к выходной двери, не дотрагиваясь до неё.
Дверь из комнаты в коридор медленно, плавно и бесшумно отворилась. Алексей вышел в коридор. Дверь сразу после этого так же бесшумно закрылась.
Алексей поднялся к себе в комнату.
Обстановка в комнате была в точности такой же, какой он оставил её три часа назад. Все вещи находились на прежних местах, даже складки на постели были теми же. Но у Алексея возникло чувство, что он уже несколько лет не был здесь, что всё здесь стало другим, каким-то новым и незнакомым, что всё вокруг необратимо изменилось. Никогда раньше у Алексея такого чувства не появлялось.
Алексей переоделся и привёл себя в порядок после той работы, которой он отдал все свои силы «до седьмого пота», как любил часто говорить его отец, Пётр Павлович, рассказывая о своих первых шагах на рынке после открытия собственной фирмы.
Алексей не представлял себе, о каком отдыхе говорил Дмитрий Викторович. Но лежать на постели Алексею сейчас точно не хотелось. Даже просто оставаться в замкнутом пространстве он сейчас не мог.
Алексей оставил свою комнату, спустился вниз и вышел из здания наружу.
Солнце изливало мягкие и немного тёплые лучи на всё окружающее Алексея пространство. На небе проплывали единичные небольшие белые облака. И даже в вышине пролетела какая-то птица. Оказывается, тундра тоже могла иметь определённый привлекательный вид.
Алексей пошёл вперёд, смотря по сторонам и наблюдая за всем, что он видел вокруг. Ведь в том, что всё это вокруг сейчас существует в таком благополучном виде, была часть и его заслуги. Алексей это чувствовал. И отец, и тётя, и студенты, и преподаватели с ректором в его институте сегодня живут благодаря, в некоторой степени, в том числе и ему, Алексею. Такого приятного чувства у Алексея ещё не было никогда.
Так Алексей гулял по окрестностям в течение одного часа.
Потом Алексей вспомнил о маленькой точке, вылетевшей за пределы экрана, и о словах Дмитрия Викторовича, что это не сильно страшно, по крайней мере, в планетарном масштабе, но что подробности они узнают через несколько часов.
Алексей почувствовал, что стало прохладно. Он уже, в принципе, гуляет давно. Пора бы ему уже возвратиться назад. Не надо заставлять других людей беспокоиться о его местонахождении. Да и вообще, уже настало время идти на завтрак.
Алексей повернул назад и направился прямиком к зданию.
Когда он вернулся с утренней прогулки, то первым делом поднялся к себе в комнату и посмотрел новости на своём смартфоне. Но об интересовавшем его вопросе ничего не сообщалось.
Алексей спустился в столовую. Все были уже там.
- Извините, - начал Алексей. – Я гулял, а часов у меня с собой не было, и поэтому я опоздал.
- Сегодня особенный день, - ответил Дмитрий Викторович. - Поэтому чётких границ сегодня не существует. Ты не опоздал. Ты всё сделал, как надо.
- В новостях ничего не сообщали? – с надеждой спросил Алексей.
- Пока нет, - сказал Илте. – Новости будут передавать через десять минут.
- Надо будет обязательно их посмотреть и послушать, - проговорила Хартане.
- Можно включить прямо сейчас, - поддержал это предложение Дмитрий Викторович.
Илте произвёл ряд манипуляций со своим плёночным компьютером. В стороне от присутствующих людей, напротив торца длинного стола, перед стеной почти во весь её размер появилось голографическое изображение, на котором транслировался один из основных каналов отечественного телевидения, а также сбоку медленно двигалась лента новостей, собираемых с главных новостных сайтов интернета.
Прошло десять минут. Стали передавать новости. Один деятель встретился с другим деятелем. Один лидер заявил одно, а другой министр заявил другое. Цена на нефть упорно продолжает колебаться. В разных местах возникают пожары из-за поджога травы. А в большом городе после небольшого дождя затопило дороги из-за недействующих ливневых стоков. Одни артисты поженились, а другие исполнители песен развелись. В одних местах будет потепление, а в других районах будет похолодание.
- Вот сейчас к нам поступают сообщения о событиях в Нижнем Тагиле, где сегодня утром упал метеорит, - сказала приятной внешности ведущая новостей, копаясь в только что принесённых ей бумагах и вчитываясь в их содержание. – По уточнённым данным, падение метеорита произошло в окрестностях города.
Алексей мгновенно сконцентрировал внимание и превратился в охотника, который не должен пропустить ничего в заданной области наблюдения. Дмитрий Викторович, Илте и Хартане также с интересом слушали передаваемые сообщения.
- Да, вот ещё сообщается, - продолжала улыбаться миловидная ведущая новостей, - что в городе имеется ряд разрушений, но о жертвах и пострадавших ничего не говорится. О подробностях произошедшего мы расскажем в последующих выпусках новостей на нашем канале. Следите за нашими сообщениями. До свидания.
- Так какие же разрушения? И пострадал там кто-нибудь или нет? – взволнованно произнёс Алексей.
- Уже совсем скоро мы об этом более подробно узнаем, - спокойно и уверенно сказал Дмитрий Викторович.
- Сейчас пойдут сообщения в новостной ленте, - проговорил Илте.
- Да, они уже идут, - заметила Хартане.
Действительно, тотчас после завершения выпуска новостей по одному из основных каналов телевидения стали потоком идти сообщения в новостной компьютерной ленте о падении метеорита в районе Нижнего Тагила. Алексей внимательно успевал прочитывать их все без исключения.
«Метеорит прилетел в девять часов тридцать минут утра…» «Метеорит раскололся на высоте сто двадцать километров…» «В атмосфере Земли метеорит находился в течение сорока секунд…» «Взрыв метеорита был виден на расстоянии семисот пятидесяти километров от места его падения…» «Мощность взрыва составила пятьсот килотонн в тротиловом эквиваленте, что составляет тридцать два взрыва в Хиросиме…» «Скорость метеорита при вхождении в атмосферу была равна восемнадцати километрам в секунду…» «Вероятнее всего, метеорит был обыкновенным хондритом…»
- Чаще всего метеориты бывают обыкновенными хондритами. Но в сегодняшнем случае это не совсем так, - заметил Дмитрий Викторович. – Надо сначала провести анализ вещества метеорита, а потом говорить о его составе. В нашем астероиде содержание железа, меди, никеля и кобальта было существенно выше обычного. Во всяком случае, на его поверхности. А про химический состав вещества внутри астероида мы точно сказать не можем, так как не проводили такого анализа. Всё-таки в науке надо отталкиваться от установленных опытным путём фактов.
- А в остальном? – с тревогой спросил Алексей.
- В остальном пока нам нет оснований не доверять другим сообщениям, - ответил Дмитрий Викторович.
Эти его слова немного успокоили Алексея, и он принялся дальше пристально следить за продолжающими поступать многочисленными сообщениями в информационной компьютерной ленте.
«Размер метеорита составлял семнадцать метров…» «Исходя из известной плотности такого рода метеоритов, его масса составляла десять тысяч тонн…» «Метеорит прилетел со стороны Солнца, поэтому астрономы его не видели и не смогли предупредить о его приближении…» «Упавший метеорит не имел никакого отношения к значительно более крупному небесному телу, также сегодня ночью пролетевшему мимо Земли по направлению в сторону Солнца и пропавшему вследствие этого из зоны наблюдения учёных…» «Поводов для испуга и волнения нет…»
Вдруг Алексей начал судорожно смеяться. Он прикладывал обе ладони то к голове, то к животу. Его смех был громким, открытым, искренним, но излишне эмоциональным. Всё тело Алексея, не прекращая, сотрясалось от хохота. Так продолжалось две минуты. Потом он начал постепенно успокаиваться, но прошло ещё четыре минуты, прежде чем он смог попытаться что-то сказать.
- Поводов… о-хо-хо… для волнения… ха-ха-ха… нет… о-о-о… а-а-а… Да… уж, действительно…, - постепенно успокаиваясь, но всё ещё продолжая периодически вздрагивать от приступов смеха, смог проговорить Алексей.
Илте и в большей степени Хартане с тревогой и с заинтересованностью взглянули на него. Но Дмитрий Викторович сделал движение правой бровью, показывающее, что ничего странного в этом нет, всё обычно.
- Извините, - наконец сказал Алексей, полностью успокоившись. – Просто мне было удивительно… читать это…
- Да, твои чувства вполне понятны, - отреагировал Дмитрий Викторович. – Но учти, что другие люди не обладают теми знаниями по данному вопросу, которыми обладаешь ты. Что же ты ожидал? Они делают выводы, исходя из имеющейся у них информации. Количество знаний, то есть образованность, и способность анализировать эти знания и делать из них выводы, то есть ум, напрямую не связаны между собой. Учёные прошлых веков знали меньше нынешних школьников, но эти основоположники разных наук были значительно умнее большинства сегодняшних научных работников.
Алексей несколько раз утвердительно покачал головой, соглашаясь.
- Ну, и к тому же большинству людей свойственно отгораживаться от всего нового, что не соответствует тому, к чему они уже привыкли, - с лёгким оттенком сожаления добавил Дмитрий Викторович.
После этих слов Алексей снова погрузился в чтение поступающих сообщений. Наконец, он дождался той информации и тех сообщений, поступления которых он подсознательно всё это время с нетерпением ожидал.
«У химического комбината частично была сорвана крыша…» «Утечки химических веществ не произошло…» «В одном из цехов машиностроительного завода обрушилась часть стены…» «Взрывов и техногенных аварий на территории промышленных предприятий не зафиксировано…» «Почти во всех зданиях города, в том числе в квартирах жилых домов, вылетели стёкла во всех окнах…» «Около тысячи двухсот человек обратились за помощью в медицинские учреждения города в связи с травмами, нанесёнными осколками стекла…» «Жертв нет…»
- Жертв нет! – радостно и уверенно произнёс Алексей, сжав кулак левой руки, а затем сильно и резко два раза сделав движения этой рукой в воздухе сверху вниз.
- Всё получилось, - уверенно сказал Илте.
-Всё хорошо, - тихим и мягким голосом подтвердила Хартане.
Доброжелательный, спокойный и утвердительный взгляд Дмитрия Викторовича доказывал правоту всех этих слов.
«В десяти километрах за городом обнаружено место падения осколка метеорита…» «Диаметр воронки равен шесть метров…» «Вес осколка метеорита равен шестьсот килограмм…»
Алексей автоматически продолжал чтение новых поступающих сообщений, но не особенно вникал в их содержание. Новые сообщения стали ему неинтересны. Всё то, что он хотел узнать, он сейчас уже узнал. Остальная поступающая информация его в настоящее время не волновала.
Алексей неожиданно для себя почувствовал, что он сейчас очень устал и хочет спать.
- Я пойду к себе в комнату. Немного отдохну, - сказал Алексей.
- Илте через два часа зайдёт за тобой, - ответил Дмитрий Викторович.
Алексей вышел из столовой и поднялся к себе в комнату. После того, как Алексей только лёг на кровать, он тотчас же безмятежно погрузился в глубокий спокойный сон.
Глава 21
Алексею показалось, что прошло всего несколько секунд, когда откуда-то сверху в комнате прозвучал голос Илте.
- Два часа прошло. Доктор ждёт тебя в гостиной.
Неужели время так быстро пролетело? Вот странно. Даже ничего не видел во сне. Но отдохнул хорошо. Вся усталость и напряжение последних суток бесследно исчезли. Состояние было бодрым. Настроение отличное. Ах да, Дмитрий Викторович ждёт. Надо идти. Впереди сегодня ещё предстоит ряд важных дел.
Алексей быстро поднялся с кровати, спустился на первый этаж и вошёл в гостиную. Там находились Дмитрий Викторович, Илте и Хартане.
- Я и не заметил, как прошли эти два часа. Чуть было не проспал, - смущённо проговорил Алексей, входя в гостиную.
- Этому твоему ощущению позавидуют многие люди, - ответил Дмитрий Викторович. – Но это и понятно. Ты сделал всё то, что ты должен был сделать, и сделал хорошо. Это также означает, что твоё время пребывания у нас в гостях закончилось. Пришёл момент нам расстаться. Сегодня ты возвращаешься домой и увидишь своего отца. Передай ему наши наилучшие пожелания. Ведь это он вырастил тебя. Думаю, тебе было не скучно находиться у нас. Мне и ребятам было приятно поработать вместе с тобой. Надеюсь, что у тебя будут свободными несколько дней, если мы решим вновь встретиться.
Алексей хотел сразу же ответить, но это у него не получилось, звука его голоса не было слышно. Он четыре раза быстро проглотил слюну и затем слегка покашлял.
- Да, разумеется, - тихим голосом ответил Алексей через несколько секунд. – Мне ещё так… никогда не было, как здесь, у вас. Конечно же, если только вы решите… , то я сразу же… Я всегда буду рад снова побывать у вас и встретиться со всеми. В любое время. Это будет очень хорошо. Если Хартане… или Илте… полетят куда-нибудь, то пусть первым делом прилетят ко мне, и больше им лететь на автомобиле никуда будет не надо, мы сразу же направимся, куда хотите. Я буду ждать.
Алексей сделал шаг навстречу Дмитрию Викторовичу.
- Можно мне будет вас называть доктором…, как это делают… другие? – набравшись храбрости, спросил Алексей.
- Можно, - ласково улыбнувшись, ответил Дмитрий Викторович и протянул правую руку.
Алексей и Дмитрий Викторович пожали друг другу руки. После этого Дмитрий Викторович покинул гостиную.
- Ну, ладно, - грустно произнёс Илте. – Собирайся. Через тридцать минут я буду ждать тебя у автомобиля.
Илте вышел из здания на улицу.
- Приятно было путешествовать и работать с тобой, - сказала Хартане, когда в гостиной они остались одни.
- Хартане, - сказал Алексей, подойдя к ней, - у меня останутся самые прекрасные ощущения от нашей с тобой поездки. Мне было очень… интересно работать и общаться с тобой. Ты замечательная!
Хартане тихо рассмеялась.
- Всего тебе хорошего, - ответила она. – Надеюсь, мы ещё встретимся.
- Да, я тоже сильно надеюсь! – убеждённо воскликнул Алексей.
Хартане протянула ему правую руку. Алексей взял её кисть своей правой рукой и сверху прикрыл своей левой рукой. Так он держал её руку в течение двух минут, ничего не говоря. Потом Алексей медленно отпустил руку Хартане, резко повернулся и быстро вышел из гостиной, ни разу не оглянувшись назад.
Алексей поднялся к себе в комнату, остановился у окна и в последний раз стал наблюдать знакомый пейзаж. Так Алексей стоял пять минут, не двигаясь с места. Потом он тщательно собрал свои вещи, уложил их в свою походную сумку спортивного типа, ещё раз огляделся по сторонам в ставшей ему родной комнате, взял сумку в руки и вышел из комнаты.
Алексей спустился вниз. В гостиной никого не было.
Алексей вышел из здания наружу. В двадцати метрах от входа в здание, у автомобиля, его уже ждал Илте.
- Ты готов? Можем отправляться? – спросил Илте.
- Да. В аэропорт Норильска? – в свою очередь спросил Алексей.
- Зачем? – удивился Илте. – Отвезу тебя в Москву. Доставлю до твоего дома. Ведь на этой машине ты уже летал значительно дальше.
- Это правда, - согласился Алексей. – К этому автомобилю я уже привык. Теперь снова придётся привыкать к своей машине, которая осталась дома.
- Я, кажется, её уже видел, когда мы с тобой приезжали в Москву и были рядом с твоим домом, - заметил Илте. – Красивая вещь.
- Красивая…, но не летает, - задумчиво проговорил Алексей. – Я управлял ей, но в ней я чаще всего ездил один.
- В путь. Поехали, - сказал Илте и сел в автомобиль на место водителя.
Алексей занял сиденье рядом с ним, а свою сумку положил сзади.
Автомобиль медленно, бесшумно и плавно поднялся над поверхностью тундры. Здание, в котором находились лаборатории доктора, Дмитрия Викторовича, и в котором Алексей находился в гостях одновременно так мало и так много времени, осталось внизу.
Машина двинулась в направлении на юго-запад, постепенно увеличивая высоту полёта. Через пять минут на поверхности земли уже нельзя было увидеть никаких построек.
Автомобиль совершал полёт высоко над облаками. Поэтому небо над ним было равномерно синего цвета, и солнечные лучи так же равномерно спереди и слева падали на машину.
Так прошло два с половиной часа. Алексей был погружён в свои мысли. Илте его не отвлекал.
- Через десять минут совершим посадку, - внезапно сказал Илте, снижая высоту и направляя движение автомобиля в запланированное место приземления.
- Как? Приехали? – удивлённо отозвался Алексей и потом усмехнулся. – Ах, да. Здесь же недалеко.
- Внутри своей страны всё близко, - в ответ улыбнулся Илте.
Автомобиль вертикально приземлился за пределами Москвы, в районе лесного массива, на одной из узких боковых дорог, выходящих на широкую загородную магистраль. Хотя поблизости на этой узкой боковой дороге не было никаких машин, Алексей заметил, что Илте за минуту до посадки, на высоте немного менее тысячи метров, включил режим невидимости. После того, как автомобиль приземлился, он тотчас же изменил движение с вертикального на горизонтальное. Машина поехала по направлению к главной магистрали. Илте отключил режим невидимости, и стал слышен тихий шорох колёс, движущихся по неровному асфальту.
- Боюсь, заметят, если автомобиль будет двигаться даже в пяти сантиметрах над поверхностью дороги, - пояснил Илте.
- Да, лучше не привлекать внимания, - согласился Алексей. – Ведь потом не объяснишь.
Между тем они выехали на магистраль и оказались в потоке автомашин.
- Э-э…, смотри…, по свалкам лазили за запчастями, чтобы собрать эту колымагу, гы-гы…, снова открыли завод по выпуску наших отечественных марок автомобилей, хе-хе…, - доносились через открытое окно машины громкие голоса из обогнавшей их иномарки, в которой находились два парня с выражено развитой мускулатурой рук и две девушки с химической завивкой крашеных волос.
Илте и Алексей даже не повернули головы в их сторону. Но Илте увеличил скорость. Через минуту автомобиль под управлением Илте обогнал эту иномарку с четырьмя легкомысленными пассажирами и занял место в ряду машин прямо перед нею. Парень, который был водителем иномарки, сделал неприличный жест, согнув в локте и приподняв левую руку. Илте и Алексей видели это в зеркало, но не обернулись. Дистанция между двумя автомобилями сохранялась строго на уровне двух метров. Так они двигались, как будто неразрывно связанные вместе, в течение трёх минут. Потом Илте сделал так, что его автомобиль вдруг приподнялся над поверхностью дороги на тридцать сантиметров на две секунды, а затем снова опустился и поехал по асфальту. Парни и девушки в иномарке, ехавшей позади, расширенными глазами и с приоткрытыми ртами смотрели на автомобиль с Илте и Алексеем. Илте ещё увеличил скорость, и автомобиль оторвался от этой иномарки и уехал далеко вперёд. Всё так же не поворачивая головы и не взглянув в сторону иномарки, Илте и Алексей продолжали поездку, но Илте уменьшил скорость до первоначального уровня.
- Иногда стоит заставить людей задуматься над разнообразными явлениями окружающей жизни, - вслух заметил Илте.
- Да, я согласен, - ответил Алексей.
Через тридцать минут они подъехали к границе загородного элитного посёлка, в котором находился дом Алексея.
- Давай незаметно доедем до самого дома, - предложил Алексей.
Илте кивнул в знак согласия. Он установил вокруг автомобиля режим невидимости. Машина поднялась на двадцать метров в высоту, подлетела к дому Алексея, снизилась до пяти метров и зависла над землей перед входом в дом Алексея.
Алексей смотрел вниз на свой дом, и хотя здесь всё оставалось по-прежнему, это место казалось ему новым, о котором он только слышал, но никогда здесь раньше не был. А ведь прошло всего только восемь дней. Но сколь всего значительного случилось с Алексеем за эти восемь дней! Тогда была одна жизнь, а теперь будет другая. Но какая именно другая жизнь будет, Алексей не представлял.
Тем временем внизу, перед входом в дом произошло движение. Отворилась входная дверь. Из неё решительными быстрыми и широкими шагами вышел Пётр Павлович. Вслед за ним в проёме входной двери показалась Пелагея Матвеевна, лицо которой выражало сильное беспокойство.
- Нет, даже ничего не говори! - повернувшись к ней, резко сказал Пётр Павлович. – Больше ждать не имеет смысла. Я не зря заказал частный самолёт. Я приеду туда и всё выясню! И если что не так… Если только что-нибудь… Всё будет нормально. Они мне всё объяснят по-любому. Я больше церемониться не буду! Сегодня же всё будет ясно.
Пелагея Матвеевна хотела что-то сказать, но только слегка махнула рукой, не решаясь ничего возразить. Она скрылась в глубине дома.
- Ах ты, ну, что ты поделаешь, опять забыл, - проговорил Пётр Павлович, похлопав себя по правому боку, где под расстёгнутым пиджаком виднелась висевшая пустая кобура для пистолета.
Пётр Павлович возвратился внутрь дома. На лужайке во дворе перед домом никого не осталось.
Солнце ярко изливало свет на все предметы на земле. Было немного жарко. На синем небе медленно проплывали белые небольшие облака. Лёгкий ветер периодически приводил к трепетанию листьев деревьев.
- Да…, наверное, пора приземляться, - помолчав и вздохнув, сказал Алексей.
- Сейчас самое время, пока не поздно, - улыбнувшись, согласился Илте.
Автомобиль опустился на поляну во дворе перед домом Алексея, но не коснулся поверхности, а завис в пяти сантиметрах над землёй. Таким образом, на земле или на асфальте не оставалось никаких следов пребывания здесь постороннего автомобиля. Илте на минуту отключил режим невидимости.
Алексей протянул свою руку и крепко пожал протянутую в ответ руку Илте. Рукопожатие Илте также было довольно сильным. Такое их прощальное рукопожатие продолжалось двадцать секунд. Алексей хотел много ещё сказать, но не стал этого делать, а только посмотрел в глаза Илте и сильнее сжал его руку.
- До свидания, - сказал Алексей.
- Удачи, - ответил Илте.
Алексей взял свою походную сумку с вещами, спрыгнул из автомобиля на землю и закрыл за собой дверцу машины, оставаясь не в силах оторвать от неё свой взгляд.
Илте направил движение автомобиля вверх. Машина вверху над деревьями слегка качнулась на прощание из стороны в сторону и внезапно исчезла из виду.
Алексей ещё в течение пяти секунд смотрел на то место, где только что был виден их автомобиль, а теперь ничто не напоминало о нём.
Потом послышался шум быстрой ходьбы внутри дома и открывание входной двери. Алексей повернулся в ту сторону, где был вход в дом.
Входная дверь распахнулась. Из дома быстро вышел Пётр Павлович. Пиджак на нём был застёгнут. Пётр Павлович решительно направился к гаражу, глядя прямо перед собой.
- Здравствуй, папа, - негромко сказал Алексей.
Правая нога Петра Павловича на мгновение застыла в воздухе, а не опустилась в предполагаемый момент на асфальт, как следовало из логики ходьбы. Пётр Павлович на десятую долю секунды оцепенел, как в параличе. Потом он резко повернулся всем телом в сторону Алексея.
- Ты… ты… ты… как тут…как здесь оказался? – прилагая большие усилия для связи слов, медленно произнёс ошеломлённый Пётр Павлович. – Откуда ты? Когда ты пришёл? Как ты добрался? На чём? Ворота же не открывались. Ты сам вернулся? Каким образом ты сюда попал?
Пётр Павлович, делая два-три быстрых шага и периодически на секунду останавливаясь и вглядываясь в Алексея, как бы проверяя своё восприятие и пытаясь увериться, что образ Алексея вдруг не исчезнет со своего места, подошёл к нему и слегка дотронулся ладонями до плеч Алексея. А потом Пётр Павлович, убедившись в истинности происходящего, решительно обеими руками сжал Алексея в своих объятиях. Через две минуты Пётр Павлович наконец-то выпустил Алексея из своих объятий, но продолжал держать его двумя руками за плечи, как бы опасаясь, чтобы Алексей никуда не пропал.
- Да что же мы стоим здесь. Пойдём в дом, - сказал Пётр Павлович и хотел взять сумку Алексея.
- Да, пойдём, - согласился Алексей и отвёл свою руку в сторону, оставив сумку в своей руке. – Как здесь поживает тётя?
- Да что ей сделается. Хорошо, - машинально ответил Пётр Павлович.
Они вошли в дом и прошли в главную комнату-зал первого этажа. Пелагея Матвеевна сидела на кресле и механически смотрела в сторону включённого телевизора, где шла очередная серия длительного фильма о встретившихся в старости после многих лет разлучённых в молодости любовниках и о перепутанных в младенчестве детях.
- Здравствуй, тётя. Опять смотришь своё повидло, - с весёлой иронией произнёс Алексей.
Пелагея Матвеевна вздрогнула и осторожно оглянулась. Глаза её расширились, и она неподвижно уставилась на Алексея. Потом она провела руками по лицу, как бы пытаясь избавиться от миража и лучше увидеть окружающее. Затем она вдруг резко встала, подошла к Алексею и провела своей ладонью по его щеке, после чего взяла его ладонь в свои руки и приложила на секунду к своему лицу.
- Алёша, милый мальчик, как же это ты…? – говорила Пелагея Матвеевна, не отпуская руку Алексея из своих рук. - Ведь папа только что пошёл тебя привезти, а ты уже здесь. Ты сам добрался? Ведь я и не ждала тебя сегодня увидеть. Как ты приехал? На чём? Всё благополучно? Ах, ты мой хороший! Как же ты всё хорошо сделал, что сегодня вернулся!
- Да всё нормально, тётя, - отвечал Алексей, стараясь освободиться от объятий тёти и отца. – Я сам благополучно добрался. Мы с папой только что встретились прямо перед домом. У меня всё хорошо. А как у вас здесь? Нормально? Что нового?
- Да что нового? Ничего. Всё как обычно, - в свою очередь ответила Пелагея Матвеевна. – Ты лучше расскажи. Как ты там был все эти дни? Чем занимался? Тебя там кормили?
- Кормили, конечно, - смеясь, ответил Алексей. – Я ничем там не занимался. Отдыхал, гулял, осматривал окружающую природу и достопримечательности.
- Ну, ладно, хватит его тискать, - вступился за Алексея Пётр Павлович. – Пусть он хоть сумку выложит и переоденется.
- Да-да, разумеется, - Пелагея Матвеевна наконец-то выпустила Алексея из своих рук. – Ты же проголодался. А я тут тебя мучаю. Переодевайся. Через полчаса будем ужинать.
- Да, давай, - поддержал её Пётр Павлович. – Действительно, уже наступило вечернее время. Вот за ужином более подробно обо всём и расскажешь.
Освободившись из рук своих домашних, Алексей поднялся в свою комнату. Алексею странно было видеть и называть эту комнату своей, когда за прошедшие восемь дней он привык так называть совсем другую комнату в совсем другом доме за тысячи километров отсюда, в тундре. Но теперь он вернулся в свой настоящий дом, именно в свою прежнюю комнату, в которой за это время ничего не изменилось. Изменился только он, Алексей.
Алексей захотел позвонить своему приятелю, Сергею. Он взял свой смартфон, нашел соответствующий контакт Сергея и уже хотел нажать на него, но в последний момент вспомнил своё пребывание в квартире Сергея и последующую свою встречу с ним. Разумеется, Алексей отдал Сергею лекарство для его матери, которое велел ему передать Дмитрий Викторович. Но после этого Алексей и Сергей не виделись и не говорили по телефону друг с другом. Что стало в дальнейшем с матерью Сергея, Алексей не знал. Никакой информации по этому вопросу у Алексея не было. Алексей не сомневался, что лекарство, которое ему велел передать Дмитрий Викторович, должно было помочь. Но вот только не опоздал ли он, успело ли лечение принести свою пользу, было неизвестно. В результате Алексей передумал и не стал звонить Сергею, по крайней мере, сейчас.
Алексей переоделся и спустился на первый этаж, в центральную комнату. Там никого не было. Алексей попереключал каналы телевизора. Ничего интересного там не показывали. Телевизор был с большим экраном размером два на три метра, на котором имелось изображение ультравысокой чёткости. Но это изображение было маленьким и плоским, напоминавшим примитивный детский рисунок фломастерами, весьма далёким от действительного вида окружающих предметов. Таких голографических изображений во всю стену комнаты, которые он видел при просмотре различных трансляций в доме Дмитрия Викторовича, теперь здесь Алексей не мог увидеть нигде.
Через десять минут в комнату вошёл Пётр Павлович. Пиджака на нём уже не было. Весь его вид значительно изменился, сейчас в нём не было того решительного настроя, который ярко проявлялся во всех его движениях всего полчаса назад. Хотя периодически в нём ещё проскальзывали элементы настороженности и тревоги, но чтобы это заметить, надо было знать Петра Павловича много лет.
- Ну, как, узнал свой дом? – с улыбкой поинтересовался Пётр Павлович. – Всё на месте?
- Да, узнал. Всё, как и было, - поддерживая шутливый тон, с улыбкой ответил Алексей.
- Как ты себя чувствуешь? – теперь уже серьёзно спросил Пётр Павлович. – У тебя есть какие-нибудь изменения? Что он вообще тебе сказал?
- Я отлично себя чувствую, - пояснил Алексей, который не особенно хотел обсуждать своё здоровье, и который теперь с неохотой вспоминал тот период времени, когда он сам и другие люди считали его больным человеком и относились к нему, как к больному, это Алексею казалось унизительным
- Но всё же, что он тебе сказал? – не переставал допытываться Пётр Павлович.
- Ну, что? Ну, сказал, что лечение прошло успешно, что я теперь полностью здоров, - неохотно отвечал Алексей. – Послезавтра пойду сдам первый экзамен в институте. Хорошо, что я успел всё закончить вовремя, и не придётся сдавать экзамены в дополнительные дни. В основной группе со всеми вместе сдавать экзамены намного лучше.
- Да, конечно, лучше, - задумчиво согласился Пётр Павлович. – Но завтра мы должны будем сходить в поликлинику и в центр.
- Зачем? – удивился Алексей.
- Чтобы убедиться. И чтобы спокойно жить, - ответил Пётр Павлович.
- Ну, хорошо, - после пятисекундного раздумья согласился Алексей.
В этот момент в комнату вошла Пелагея Матвеевна. Она была довольная, так как кормить своих мужчин было её любимым занятием.
- Заждался, мой мальчик? Пойдёмте. Сейчас всем надо как следует покушать, - радостно проговорила Пелагея Матвеевна.
Ужин прошёл в многочисленных вопросах со стороны Петра Павловича и особенно Пелагеи Матвеевны о том, что Алексей делал в тундре, чем там люди питаются, не обижали ли его там, не замерзал ли он там вечерами, и чем вообще эти непонятные люди занимаются на Севере вдали от всех людей. Алексей объяснил, что он там практически ничего не делал, питаются там хорошо, к нему относились очень доброжелательно, сейчас там полярный день и довольно тепло, эти люди там изучают природу тундры.
Наконец, ужин закончился. Пётр Павлович ещё раз напомнил о завтрашнем их посещении поликлиники и центра. После чего Алексей поднялся к себе в комнату.
Впервые за всё это время, находясь в своей комнате, Алексей видел, что окончание дня сопровождается сумерками, а потом и темнотой. Это ему было очень удивительно. За эти дни только в поездках с Хартане в других странах Алексей видел темноту ночью. Все эти дни в его комнате ночью всегда было светло. Там была совсем другая его комната, в тундре, но она была его комнатой. И та комната в доме доктора была такой же его, как и эта комната в доме его отца.
Алексей включил свой домашний ноутбук с широким экраном, просмотрел электронную почту за эти два последних дня, поинтересовался новостями. Люди находили мелкие осколки метеорита, а самый большой осколок весом около шестисот килограмм упал за городом в труднодоступной местности на дно глубокого оврага, но его обязательно поднимут и доставят в музей. Все живы, стекла во всех окнах поставят в течение трёх дней. Потом Алексей посетил несколько сайтов социальных сетей, но там не было ничего интересного. Алексей закрыл ноутбук.
За окном было темно и тепло. Звёзды ровно и таинственно светились в вышине. Каждая из звёзд была на своём месте, и никаких изменений на небе не происходило. Спокойствие звёздного неба казалось незыблемым. Но Алексей теперь точно знал, что самые серьёзные, хотя и редкие, опасности приходят именно с неба.
Этот длинный день изменил всё представление Алексея о мире и о жизни. Этот насыщенный потрясающими событиями день сейчас заканчивался. Но начало дня принадлежало к одной части жизни, а окончание дня принадлежало к другой части жизни Алексея. То же самое можно было сказать о жизни всех людей на Земле. Но только четыре человека на всей Земле об этом знали. И среди этих четырёх людей был он, Алексей.
С этими мыслями Алексей спокойно заснул.
Глава 22
Было уже десять часов утра, когда Алексей проснулся.
Немного необычным являлось то, что при пробуждении Алексея Солнце не находится слегка выше уровня горизонта, а стоит высоко в небе, и солнечные лучи идут не вдоль поверхности земли, а сверху вниз. День предстоял ясный.
На улице слышался шелест листвы деревьев и чириканье птиц. Других звуков не было. Это было приятно и действовало расслабляюще.
Алексей, не спеша, встал и спустился вниз. В зале была одна Пелагея Матвеевна. Петра Павловича не было видно.
- Проснулся, - сказала Пелагея Матвеевна, заметив Алексея. – Садись завтракать.
- А папа где? В офисе? – спросил Алексей.
- Сам с утра уехал с Димой. Наверное, на работу. Но сказал, что скоро вернётся. Ты его подожди, - добавила Пелагея Матвеевна.
- Хорошо. Я буду у себя, - отозвался Алексей.
Закончив завтракать, Алексей сначала поднялся к себе в комнату, но потом, взяв несколько книг, которые он хотел повторить перед завтрашним экзаменом, спустился вниз в центральную комнату и устроился на кресле.
Пелагеи Матвеевны там уже не было. Вероятно, она занялась своими обычными делами по управлению домашним хозяйством.
Алексей пролистывал книги. Они теперь не казались ему скучными и сложно написанными. Напротив, он теперь быстро схватывал сущность того, о чём авторы учебников пытались объяснить. Часто Алексею понимал, что какие-то вопросы можно было изложить более глубоко и коротко, чем это было написано в учебных книгах. Но во всяком случае, сейчас читать эти книги ему было легко и не противно.
Так прошло полтора часа. Пелагея Матвеевна заглядывала в помещение несколько раз, но видя Алексея за учебными книгами, тихо уходила из комнаты и не отвлекала его.
Наконец, во дворе послышался тихий шум колёс подъезжающего автомобиля. Ещё через минуту входная дверь отворилась, и в комнату вошёл Пётр Павлович.
- Занимаешься? – произнёс он, увидев Алексея, сидящего за книгами. – Я на сегодня до конца дня Диму отпустил. Я сегодня сам поведу машину. Ты же помнишь, да? Поехали.
- Да-да, я помню, - ответил Алексей. – Но сегодня это будет в последний раз. Только для тебя. Потом больше в больницы я не поеду. Со мной всё в порядке.
- А я что? Сегодня и всё, - согласился Пётр Павлович.
Алексей нехотя поднялся с кресла, собрал книги, отнёс их наверх в свою комнату, собрался и спустился к отцу, ожидавшему его во дворе около своей машины.
Пелагея Матвеевна также вышла на улицу.
- Ну, в добрый путь, - проговорила она, обращаясь к Алексею.
- Жди меня из похода через долгих три года, - насмешливо ответил ей Алексей.
- Ах, проказник, - улыбнулась Пелагея Матвеевна.
Пётр Павлович и Алексей сели в автомобиль, и Пётр Павлович, не торопясь, повёл машину к выезду из их элитного посёлка.
На контрольно-пропускном пункте посёлка охранник, заглянув через окно в салон машины и увидев Алексея, слегка удивился.
- Пётр Павлович, я и не знал, то ваш сын возвратился с отдыха. Когда же он приехал? Я и не видел, - сказал охранник.
- Вчера. Вечером, - ответил Пётр Павлович.
- Да? Тогда была другая смена. Но сменщик мне ничего не сказал. Он невнимательный, вероятно, забыл, - удивлённо проговорил охранник.
Пётр Павлович ничего не ответил и продолжил движение. Алексей во всё время этого разговора делал вид, что он не слушает их, и активно интересовался окружающим видом природы.
Автомобиль выехал на автостраду и быстро двигался по направлению к Москве. Пётр Павлович вёл машину аккуратно, хотя и на приличной скорости. Периодически они обгоняли другие машины.
Через двадцать минут автомобиль въехал на территорию Москвы, и его скорость уменьшилась. Но Пётр Павлович выбирал для движения только широкие улицы.
Алексей подумал, что сейчас при их движении он не видит той стороны города, которую Алексей видел при поездке по Москве вместе с Илте, когда они с ним приезжали сюда в первый раз на несколько часов. Эта сторона Москвы является более официальной. А та сторона города была более интересной.
Пётр Павлович остановил машину около той частной поликлиники, в которой они с Алексеем были в первый раз, перед посещением онкологического института. Это было менее двух недель назад.
Они вышли из автомобиля и зашли в холл поликлиники. Как и в прошлый раз, холл был практически пустой. Приятная молодая девушка в регистратуре улыбнулась им.
- Вы записаны? – поинтересовалась она.
- Да, - ответил Пётр Павлович. – К эндокринологу, на час.
Девушка посмотрела на экран компьютера, стоявшего перед нею.
- Проходите, пожалуйста. Вторая дверь… , - начала она.
- Мы знаем, - прервал её Пётр Павлович и направился в нужном направлении.
Алексей шёл рядом с ним.
Пётр Павлович стукнул один раз и открыл дверь кабинета.
- Я вам звонил сегодня утром, - сказал он, входя, сидящему в глубине кабинета врачу.
- Да-да, заходите, - произнёс эндокринолог. – Так, значит, проведён курс лечения в клинике Западной Европы? И они сказали пройти здесь контрольное обследование?
Алексей вопросительно посмотрел на Пётра Павловича. Пётр Павлович сделал вид, что не заметил взгляда Алексея.
- Да, именно так, - ответил Пётр Павлович. – Мы у вас были перед началом лечения, при постановке диагноза. У вас должна быть эта информация.
- Да-да, разумеется, - подтвердил врач, читая записи на экране компьютера.
- Давайте-ка я вас посмотрю, - сказал эндокринолог, подходя к Алексею. – Как вы себя чувствуете? Что-то беспокоит?
- Хорошо. Нет, ничего не беспокоит, - терпеливо ответил Алексей.
- Так-так, хорошо, интересно, прекрасно - проговорил врач, ощупывая щитовидную железу Алексея. – Давайте-ка сделаем узи, ультразвуковое исследование.
- Да, я знаю. Давайте сделаем, - согласился Алексей.
Аппарат узи находился здесь же в кабинете эндокринолога.
Врач многократно поводил специальной трубкой по передней поверхности шеи Алексея, внимательно смотря при этом на изображение на экране аппарата.
- Да, очень хорошо, - наконец сказал эндокринолог, вытирая трубку после завершения исследования. – Я всегда говорил, что западную медицину не сравнить с нашей. Вот что значит западное лечение. Совсем другое дело. Нам о развитии своей науки не надо и думать. Нам надо только учиться у них и во всём следовать за ними. Никаких следов болезни. Это просто потрясающе.
- То есть вы подтверждаете то, что я здоров? – уточнил Алексей.
- Вы уверены? Это точно? – в свою очередь спросил Пётр Павлович.
- Да-да, конечно, - горячо подтвердил эндокринолог. – Абсолютно чистая и однородная железа. Даже прицепиться не к чему. Непонятно, вообще, откуда раньше брали пункционную биопсию. Совершенно здоров. Сдайте сейчас ещё кровь на гормоны щитовидной железы, и всё. Но это так, просто для порядка.
- Хорошо, сдадим, - ответил Пётр Павлович.
Пётр Павлович и Алексей вышли из кабинета. Алексей сходил в процедурный кабинет, где у него взяли анализ крови на гормоны. Через двадцать минут ожидания результат анализа был готов. Врач снова пригласил их в кабинет, вручил Петру Павловичу распечатанные копии протокола узи и результата анализа гормонов, а также опять заверил в полном выздоровлении Алексея.
- Ну, теперь поедем отсюда. Я ещё хочу почитать книги перед завтрашним экзаменом, - сказал Алексей Петру Павловичу, когда они вышли из здания частной поликлиники и садились в машину.
- В прошлый раз он посылал нас в онкологический институт. Давай и сейчас туда съездим, чтобы уж совсем удостовериться, - решительно проговорил Пётр Павлович.
- Нет, я не поеду. Какой смысл? Я знаю, что я здоров. Здесь сейчас тебе это тоже подтвердили, - также уверенно возразил Алексей. – Ведь лечение в западной клинике, у которой они должны учиться, помогло. Вот и пусть они учатся.
- Ну, послушай. Не мог же я сказать, где ты лечился. Что я должен был сказать? Что от тебя везде отказались, в том числе во всех наших и во всех иностранных клиниках? Что ты лечился в тундре, непонятно где и непонятно у кого? Никто бы не понял, - Пётр Павлович впервые оправдывался перед Алексеем.
- Вот и не надо. Кому надо, те всё знают и понимают, - Алексей стоял на своём.
- Ну, что ты, ладно, не спеши, спокойно сам подумай. Ведь именно в том институте женщина-профессор подтвердила, что хорошо бы съездить к тому доктору, к Дмитрию Викторовичу. Ну, помнишь профессоршу? Как её зовут? Ну…, эта… самая… Петрова Елизавета Васильевна, - продолжал уговаривать Пётр Павлович.
- Ну…, помню… Хорошо, - согласился Алексей. – Съездим туда, и всё.
Пётр Павлович и Алексей сели в автомобиль и направились в онкологический институт, в котором они также уже были менее двух недель назад.
Обширное здание онкологического института, в который они приехали по настоянию Петра Павловича, было теперь не таким подавляющим, каким оно показалось Алексею в первый раз. Очевидно, Пётр Павлович заранее договорился об их посещении, так как после проверки их фамилий при входе охранник беспрепятственно пропустил их внутрь здания.
В этот раз Пётр Павлович направился по другому пути, он пошёл в сторону башни, в которой они с Алексеем поднялись на лифте на двадцатый этаж.
На этаже были видны медсёстры, и прошёл один больной, скрывшийся внутри палаты, двери которых располагались вдоль полукруглого довольно узкого коридора в стороне от лифта. Сразу напротив лифта, перед которым была небольшая площадка, своего рода прихожая, располагалась дверь с табличкой, сообщавшей, кто находится за этой дверью. Это был кабинет профессора Петровой Елизаветы Васильевны.
Пётр Павлович подошёл и постучал в дверь. После слов «да, войдите» они с Алексеем вошли внутрь кабинета. За столом сидела та самая женщина, которая во время их первого посещения института проводила их по длинным коридорам здания. Она с любопытством взглянула на Алексея.
- Здравствуйте, - начал Пётр Павлович. – Я вам звонил. Мы с вами договаривались. Это вы две недели назад нам советовали обратиться к Дмитрию Викторовичу. Это мой сын Алексей. Это он там лечился. Я бы хотел узнать о его здоровье сейчас. Проще говоря, вылечился он или не вылечился.
Алексей также поздоровался.
- Добрый день, - ответила Елизавета Васильевна. – Да, я вас помню. Вы тогда… тратили своё время. Хорошо, что вы обратились к доктору, к Дмитрию Викторовичу. Интересно посмотреть на результаты лечения. Дайте мне результаты обследований.
Пётр Павлович подал ей аккуратно сложенные друг за другом бумаги, в которых были собраны результаты лабораторных и инструментальных исследований Алексея до и после лечения. Елизавета Васильевна пять минут внимательно изучала эти бумаги.
- Ну, как там поживает доктор, Дмитрий Викторович? – спросила она, обращаясь к Алексею. – Как тебе понравилось то место?
- Там очень интересно, - коротко ответил Алексей. – Доктор занимается своими делами. Его помощники ему помогают.
Елизавета Васильевна пристально и с интересом посмотрела на Алексея.
- Ну, хорошо, - сказала она, наконец. – Результаты обследования у тебя все хорошие. Давай пощупаю шею.
Елизавета Васильевна подошла к Алексею и пальцами тщательно давила в разных местах его передний и боковые отделы шеи. Алексей терпеливо перенёс эти действия.
- Всё именно так, как и ожидалось, - произнесла Елизавета Васильевна. – Отклонений никаких нет. Ты вылечился и теперь здоров.
- Вы уверены? – решил уточнить Пётр Павлович.
- Разумеется, - ответила Елизавета Васильевна. – В противном случае я бы сказала о степени вероятности.
- И не надо ни к кому больше обращаться? – продолжал расспросы Пётр Павлович.
- Нет. Это не прибавит точности к информации, - доброжелательно произнесла Елизавета Васильевна.
- Ну, тогда спасибо вам, - искренне поблагодарил её Пётр Павлович. – За ваш совет. И за сегодняшнюю консультацию. Что я вам должен?
- Вы должны доверять и помогать сыну. Ведь он вылечился у доктора, у Дмитрия Викторовича, - сказала Елизавета Васильевна и снова внимательно посмотрела на Алексея.
Попрощавшись, Пётр Павлович и Алексей покинули кабинет профессора, Елизаветы Васильевны, и вышли из здания онкологического института.
Вокруг здания института кругом были широкие зелёные газоны с низкой травой. Кое-где над ними летали белые бабочки. Снаружи института жизнь выглядела намного разнообразнее и активнее, чем внутри него.
Яркий солнечный свет падал с вышины синего неба. Четыре маленьких пушистых облака проплыли сверху. Было очень тепло. Отец и сын шли навстречу ясному сиянию нового летнего дня.
Приехав домой, Алексей весь остаток дня провёл за чтением книг, которые после пребывания у Дмитрия Викторовича ему стало нравиться читать значительно больше, чем текст на электронных устройствах.
- Давай завтра после твоего экзамена сходим в какой-нибудь качественный ресторан, - предложил вечером Пётр Павлович Алексею.
- Давай, - согласился Алексей. – Но только не в ресторан, а в оперетту.
- Куда? В смысле, на какой-нибудь мюзикл? – не понял Пётр Павлович.
- Мюзикл это уценённая оперетта, - возразил Алексей. – Давай сходим в оперетту.
- Вот-вот, она тоже это любила, - добавила Пелагея Матвеевна, присутствовавшая рядом.
Пётр Павлович и Алексей сразу поняли, что она имела ввиду свою сестру, мать Алексея.
- Ну, конечно, пойдём. Я сам там… давно не был, - согласился Пётр Павлович.
Полностью удовлетворёнными прошедшим днём, но по разным причинам, Пётр Павлович и Алексей погрузились около полуночи в спокойный сон.
Глава 23
Рано проснувшись, позавтракав и быстро собравшись, Алексей уехал в свой институт на свой первый экзамен в эту летнюю сессию, к которому он честно подготовился самостоятельно. Тем более, что к удивлению Алексея, это было совсем не сложно.
Алексея отвёз водитель Дима, которого Пётр Павлович простил за инцидент на дороге в аэропорт несколько дней назад. После возвращения от доктора Алексей почему-то не испытывал большого желания самому ездить на своём прежде любимом шикарном автомобиле.
В аудитории, в которой происходила сдача экзамена, было много знакомых Алексею студентов. Некоторые из них смотрели на Алексея с явным любопытством. Но Алексей не придал этому значения, приписав их интерес к своей особе расставанию в течение всех этих дней после окончания семестра и перед подготовкой к экзамену. К его сожалению Алексей нигде не заметил своего приятеля Сергея. Это внушало беспокойство.
После получения билета Алексей сел на скамью в аудитории и, прочитав вопросы, в очередной раз удивился их лёгкости. Все остальные студенты, склонив головы и тяжело вздыхая, что-то вспоминали и делали пометки в чистых листах, полученных вместе с экзаменационным билетом.
- Ну, давайте. Кто первым пойдёт отвечать, тот получит на полбалла выше, - через пять минут объявил доцент, принимавший экзамен.
Алексей хотел было пойти отвечать, но он в определённой мере соскучился по обстановке своего института. Поэтому он решил сейчас немного ещё посидеть в аудитории и понаблюдать за однокурсниками и за процессом сдачи экзамена.
Вместо него в тот же момент спустилась в центр аудитории к кафедре Сонечка, девушка из соседней группы, которая, как все почему-то знали с самого начала, шла на «красный» диплом. Она всегда всё отвечала на «отлично». Единственной особенностью её было то, что она пересказывала всё подробно и в точном соответствии с текстом учебника, её невозможно было отклонить от слов учебника ни на миллиметр в сторону. Очевидно, у неё была очень хорошая память. Это подтверждалось также тем, что она знала и свободно говорила на английском, немецком и французском языках. Сонечка получила своё «отлично» и вышла из лекционного зала.
Вслед за нею пошёл отвечать Саша, юноша с их потока, неплохо играющий на гитаре в молодёжной музыкальной группе . С ним экзаменатор немного поговорил, задав несколько дополнительных вопросов. Их разговор закончился оценкой «хорошо», но при этом доцент добавил, что «это на будущее».
Потом вызвали девушку, имени которой Алексей не знал, но её лицо он видел несколько раз в течение прошедшего учебного года. Студентка говорила тихо, но при этом одновременно активно жестикулировала обеими руками, её туловище наклонялось немного вперёд, как бы стараясь помочь донести до слушателя её слова. Очевидно, её жестикуляция не производила должного впечатления на экзаменатора, так как через пять минут девушка начала всхлипывать, её лицо стало красным, из глаз выступили слёзы. Получив от доцента напутствие «получше подготовиться и придти на пересдачу через две недели», девушка, проливая слёзы, покинула аудиторию.
Теперь Алексей решил пойти отвечать сам. Он спустился вниз и сел на стул напротив экзаменатора. Тот с интересом посмотрел на Алексея.
- А вы, молодой человек, учили? – с иронией спросил доцент.
- Учил, - просто сказал Алексей.
- Ну, пожалуйста, - снисходительно проговорил экзаменатор. - Я вас внимательно слушаю.
Алексей прочитал вопрос и рассказал ответ на него.
- Ну, вообще-то, в учебнике этот вопрос излагается несколько иначе, - начал доцент. – Это всё, что вы можете ответить по этому вопросу?
- Нет, - ответил Алексей. – Я могу рассказать поподробнее.
Алексей проговорил десять минут. Экзаменатор его не перебивал и с интересом слушал его ответ.
- А где же вы это прочитали? С вами кто-то занимался дополнительно по нашему предмету? – с откровенным любопытством спросил доцент.
- Нет, - ответил Алексей. – Просто я читал разную дополнительную литературу.
- Ну, хорошо, - задумчиво проговорил экзаменатор и протянул руку, чтобы поставить оценку, но внезапно спохватился. – Так…, ну, что же… Давайте второй вопрос.
Алексей рассказал ответ на второй вопрос.
- Это всё, что вы можете сказать по данному вопросу? – привычно спросил доцент.
- Нет, - привычно ответил Алексей. – Я могу рассказать подробнее.
- А не надо, - вдруг сказал доцент. – Я и так вам верю.
Экзаменатор поставил Алексею «отлично» и пожелал «дальнейших успехов в учёбе». Алексей произнёс «до свидания» и вышел из аудитории.
- Слушай, а что с тобой было? – в коридоре института к Алексею подбежала Сонечка.
- В смысле? – решил уточнить Алексей.
- Ну…, говорили, что ты тяжело заболел, что даже, возможно, не придёшь на экзамен. И вообще…, - прощебетала, улыбаясь, Сонечка.
- Кто говорил? – поинтересовался Алексей.
- Ну…, в деканате, - сообщила Сонечка.
- Бабские сплетни. Просто отдыхать ездил на море, - ответил Алексей.
- А-а-а…, отдыхать, - разочарованно протянула Сонечка и, потеряв интерес, убежала.
Алексей вышел на улицу и к своему большому удивлению вместо водителя Димы увидел около института своего отца, Петра Павловича.
- Зачем ты сюда пришёл? – недовольно спросил Алексей, подходя к отцу.
- Так ведь мы же с тобой сегодня планировали провести время вместе. Да и повод есть, - оправдываясь, пояснил Пётр Павлович.
- Какой повод? Мы же говорили о второй половине дня. И мы не договаривались, что ты приедешь к институту, - это объяснение отца не удовлетворило Алексея.
- Твой первый экзамен. Кстати, насколько успешно? Да и теперь уже середина дня, - Пётр Павлович настаивал.
- Почему первый экзамен? А зимой? Сейчас, как и тогда, полностью успешно, - ответил Алексей.
- Зимой… было другое дело. А сейчас сдал экзамен ты. Поздравляю. Ну, пока есть время до начала спектакля, пойдём погуляем по городу, - удовлетворённо сказал Пётр Павлович.
- Ну, ладно. Но больше ты к институту без моего согласия не придёшь никогда. Договорились? – Алексей был решителен.
- Решили, - согласился Пётр Павлович.
Пётр Павлович и Алексей пошли вдоль улицы. Как оказалось, водитель Дима по указанию Петра Павловича ждал их через два квартала около одного из перекрёстков. Алексей вскоре увидел впереди знакомый автомобиль отца.
Однако не успели Пётр Павлович и Алексей пройти и пятидесяти метров, как внезапно им навстречу попалась пара людей, быстро идущих и при этом оживлённо и весело беседующих о чём-то. Одним из людей во встречной паре был Сергей, друг Алексея. Рядом с ним шла женщина, по виду лет на десять или около того старше его. Женщина была хорошо ухоженной и жизнерадостной, пожалуй, такими бывают девушки на выпускном балу. Это было странным, так как Алексей никогда раньше не слышал, чтобы у Сергея была старшая сестра. Вероятно, Алексей ошибался, и Сергей был довольно скрытным человеком. В любом случае, Алексей был рад, что встретил Сергея.
- Привет, - сказал Алексей, когда обе идущие пары встретились. – Ты на экзамен? Не торопишься.
- Привет, - ответил Сергей. – А куда торопиться? Ещё два часа до окончания экзамена. Ещё сто раз успею сдать. Я всегда сдаю во второй половине, когда экзаменаторы устанут.
- А-а-а…, понятно…, - улыбнулся Алексей. – А я уже сделал дело и свободен. Кстати, это мой отец.
Пётр Павлович кивнул головой и поздоровался.
- Здравствуйте, - ответил, искренне улыбнувшись, Сергей. – А это моя мама.
Если бы сейчас перед ним на Землю впервые высадились инопланетяне и заговорили с ним, то Алексей не был бы так поражён данным событием, как его сейчас ошеломили эти слова Сергея.
- Э-э-э… Твоя мама?! – пролепетал Алексей.
Алексей прекрасно помнил ту женщину, которую он видел в квартире Сергея, представляющую собой печальный остаток от человека, от вида которого комок подкатывал к горлу, как она лежала беспомощно в кровати и жалобно произносила имя своего сына, Сергея. Конечно, Алексей передал Сергею для неё лекарство от Дмитрия Викторовича. Но, однако же, Алексей был уверен, что она умерла. Ну, почти уверен.
- Да, моя мама, - просто и радостно подтвердил Сергей.
- Очень приятно, - спокойно и приветливо ответил Пётр Павлович, который был не в курсе того, что раньше произошло с этой женщиной.
Что-то общее, отдельные черты лица и форма глаз, было между той женщиной в квартире Сергея и этой женщиной на улице рядом с Сергеем. Но крайне трудно было поверить, что это был один и тот же человек. Настолько сильно она изменилась. Тогда это было почти полное подобие покойника. Сейчас это была цветущая и жизнерадостная женщина.
Вид Сергея тоже значительно изменился. Тогда Сергей был постоянно угнетён, но скрывал причину этого, он постоянно куда-то торопился и избегал весёлых компаний, он ничему не радовался. Теперь Сергей был жизнерадостным и открытым человеком, который постоянно шутил и часто улыбался, у которого возродился интерес к окружающему миру.
- Здравствуйте. Мне тоже очень приятно с вами познакомиться. Мы с Сергеем близко знакомы уже целый год, но родителей друг друга видим в первый раз, - собравшись с мыслями, проговорил Алексей.
- Ну, вот и познакомились. Теперь при случае мы все на улице сможем сразу узнать друг друга, - шутливо и весело произнёс Сергей. – Вот, мама решила оказать мне моральную поддержку на экзамене. Сегодня мне надо оправдать доверие к моим учебным способностям. Пойду доказывать всем высоту моих знаний. До свидания.
- Ну, давай. Успехов, - пожелал Алексей.
Отец Алексея и мама Сергея улыбнулись и сказали «до свидания». Пары продолжили идти каждая в своём направлении.
- Отлично! – вдруг через несколько шагов сказал Алексей.
- Что «отлично»? – не понял Пётр Павлович.
- Да так, вообще… Всё «отлично»! – уверенно и радостно сказал Алексей.
Пётр Павлович и Алексей дошли до своего автомобиля, сели в него, и Дима доставил их к театру оперетты.
Вечером Алексей тихо напевал мотив весёлой песенки. Даже Пелагея Матвеевна одобрила этот мотив, случайно услышав его от Алексея, хотя ей больше нравились «жалостливые» песни.
Следующие два дня Алексей в вечернее время занимался, готовясь к следующему экзамену, который в этой летней сессии был последним, а в первой половине дня много ездил на своём дорогом автомобиле по окраинам Москвы и городам ближнего Подмосковья, наблюдая за людьми и рассматривая окружающие пейзажи. Несколько раз ему звонили одногруппники, чтобы просто перекинуться парой ничего не значащих фраз.
Ничего примечательного и потрясающего в его жизни внешне не происходило, но впервые за долгое время Алексей получал удовольствие от жизни. Заметив эту особенность за собой и задумавшись над её причиной, Алексей пришёл к выводу, что причиной этого была появившаяся у него сейчас уверенность в завтрашнем дне.
На третий день Алексей поехал вместе с водителем Димой в институт на свой второй и последний в этой сессии экзамен, строго запретив отцу появляться в окрестностях института. На экзамены его возил водитель Дима, так как перед экзаменом надо было расслабиться и не отвлекаться на посторонние вещи, чего невозможно было достичь, управляя машиной, без риска попасть в аварию.
В этот раз экзамен прошёл приблизительно так же, как и в предыдущий раз. Единственной разницей была та, что Алексей не стал ждать, чтобы понаблюдать за другими студентами, а пошёл отвечать первым. Закономерно получив «отлично», Алексей вышел из аудитории, а затем и из здания института.
Так как после экзамена Алексей хотел прогуляться, чтобы подышать воздухом свободы, который всегда появляется вокруг сразу после успешного окончания сессии, водитель Дима был заранее отослан ждать Алексея за четыре квартала от здания института.
Погода была тёплая, но не жаркая. Солнце располагалось высоко над горизонтом, но солнечные лучи не жгли, а согревали. По небу плыли большие белые облака, иногда на несколько минут закрывавшие Солнце. Лёгкий приятный ветер с небольшими периодическими усилениями дул в попутном направлении. Медленно шёл Алексей по улице, наслаждаясь всем увиденным вокруг.
Внезапно какое-то неопределённое несоответствие в картине окружающей обстановки заставило обратить на себя внимание Алексея. Сначала Алексей не понял, что именно привлекло его внимание. Однако, усилив свою наблюдательность и присмотревшись, Алексей понял, что его внимание привлёк к себе какой-то человек, стоявший впереди на углу улицы и смотревший на Алексея. Вид этого человека вроде бы был ничем не примечателен, но всё же он несколько выбивался из существующей привычной картины в данном месте и в данное время. У этого молодого человека были восточные черты лица. Он смотрел прямо и не вертел головой из стороны в сторону, как это делали большинство других находящихся вокруг в городе людей. Он явно кого-то ждал, и тот, кого он ждал, судя по всему, был Алексей. Это было очень странно. Алексей никому не назначал встречу. Отец тоже никого не должен был посылать встречать его. Лёгкое волнение охватило Алексея. Пройдя ещё несколько шагов и пристально всматриваясь в отдалённую фигуру молодого человека, поджидающего его на углу улицы, Алексей вдруг узнал его и был сильно поражён этой неожиданностью.
Этот необычный стоявший молодой человек был Илте.
Это была огромная неожиданность. Волнение Алексея возросло во много раз, но теперь это уже стало приятное волнение. Ведь никто не предупреждал Алексея ни о чём, не созванивался с ним. Очень хотел Алексей снова увидеть Дмитрия Викторовича, Илте и Хартане, пообщаться с ними, но он никак не думал, что эта встреча произойдёт так скоро. Что же могло произойти? Наверняка, ничего плохого, так как эти люди просто не допустят, чтобы что-то плохое произошло с ними, они от всего смогут защитить себя и других людей и в любой сложности найдут правильное решение. Алексей был совершенно в этом убеждён. Но не по той же только причине, что он соскучился, Илте прибыл сюда. Алексей так и не пришёл ни к какому определённому выводу о причине, по которой Илте появился в Москве.
- Илте! Здравствуй! – воскликнул Алексей, когда между ними оставалось десять шагов. – Как я рад тебя видеть! Вот здорово, что ты сейчас здесь! Всё нормально?
- Здравствуй, Алексей, - как обычно спокойно сказал Илте и приветливо улыбнулся, но было заметно, что он тоже на самом деле рад их встрече с Алексеем. – Ты сдал все экзамены и теперь на всё лето свободен?
- Да. Откуда ты знаешь? – машинально спросил Алексей.
- Тебя сейчас ждёт водитель твоего отца. Я не хотел бы, чтобы он меня видел. Да и отцу не надо говорить о моём приезде, - вместо ответа сказал Илте. – Давай вечером сегодня встретимся где-нибудь в парке и поговорим.
- Конечно. Давай. А что же ты не позвонил и не предупредил, что приедешь? Это была неожиданность, - удивился Алексей.
- Вот поэтому и не предупредил, чтобы не отвлекать тебя от сдачи экзаменов, - спокойно объяснил Илте. – В Сокольниках у входа? В восемь часов?
- Да. Хорошо, - всё ещё не придя в себя от удивления, согласился Алексей. – Буду ждать встречи.
- Ну, тогда до встречи вечером, - проговорил Илте.
Пожав руку Алексею, Илте повернул за угол и пошёл к припаркованной машине. Алексей сразу же узнал автомобиль, на котором он путешествовал по разным местам земного шара. Мгновенно Алексей вспомнил все свои ощущения во время этих путешествий, и непреодолимое желание повторить нечто подобное появилось у него.
Илте сел в автомобиль, и машина стала плавно удаляться по дороге. Алексей смотрел вслед, пока автомобиль не потерялся в потоке машин.
В задумчивости Алексей дошёл до своей машины, в которой его ждал водитель Дима.
- Разве не на «пятёрку» сдали экзамен? – с сочувствием спросил Дима.
- Почему? На «пятёрку», - ответил Алексей.
- А то что-то грустный какой-то, - заметил Дима.
- Нет. С чего это вдруг? Просто расслабился. Поехали прямо домой, - сказал Алексей.
Дима ничего не ответил. Автомобиль тронулся с места и с небольшой скоростью направился по улицам Москвы за пределы города в сторону дома, где жил Алексей. За всю дорогу Алексей не сказал больше ни слова. У него в голове друг за другом возникало очень много мыслей и предположений, одно фантастичнее другого, которые Алексей после короткого обдумывания отвергал, но которые появлялись без конца снова в новых разновидностях.
Но по приезде домой весь остаток дня Алексей был чрезвычайно оживлён и весел, что логично объяснялось окончанием сессии и началом каникул. Пётр Павлович и Пелагея Матвеевна так же были в хорошем настроении. Пётр Павлович высказал предложение, что Алексею надо бы на каникулах съездить куда-нибудь отдохнуть. Пелагея Матвеевна поддержала данную инициативу, но заметила, что далеко уезжать не надо, а то в мире сейчас везде неспокойно. Алексей обещал подумать над этим предложением.
В семь часов вечера Алексей сказал, что он поедет развеяться и покататься по Москве.
Глава 24
Приехав в Сокольники и оставив автомобиль у входа в парк, Алексей вошёл в него и стал прогуливаться вдоль аллей, не углубляясь и оставаясь недалеко от его центральной части.
Народу в парке было мало. В основном, мамы с колясками и с детьми дошкольного возраста проводили здесь время вечерней прогулки. Несколько парочек молодёжи, сидевших на лавках, девушки на коленях у юношей, виднелись в боковых аллеях. Также встречались пожилые люди, в одиночестве ходившие и дышавшие свежим воздухом перед сном. В парке было тихо и спокойно. Периодически из боковых аллей раздавался короткий девичий смех.
Солнце уже опустилось ниже уровня горизонта, но вокруг ещё было совершенно светло. Мягкий свет отражённых солнечных лучей напоминал о начале сумерек и вечернем времени.
Походив и посмотрев на окружающую обстановку, минут через пятнадцать Алексей присел на одну из лавок недалеко от центрального входа. Поджидая Илте, Алексей продолжал наблюдать и раздумывать.
Контрастом к спокойствию парка служило огромное высотное здание, располагающееся недалеко за его ограждением. Это здание заставляло помнить, что окружающее спокойствие является обманчивым, что гигантские силы постоянно оказывают своё действие, и что насыщенная жизнь бурлит вокруг, даже если сейчас этого отсюда и не заметно.
- Давно здесь ждёшь? – услышал Алексей голос Илте за своим плечом.
- Нет. Я пока прогуливался и только что присел здесь, - ответил Алексей. – Я раньше в этом месте никогда не бывал. Так как-то получилось. А ты где остановился? Ты надолго в Москву?
- Я нахожусь у знакомых. Ненадолго. Я хотел встретиться с тобой. Как у тебя дела? Всё нормально? – поинтересовался Илте.
- Да, отлично. Вот, сегодня сдал последний экзамен, теперь на каникулах. Да ты же знаешь, - заметил Алексей. – А как ты, доктор и Хартане? Чем занимаетесь? Что нового?
- Что-то новое постоянно происходит, - рассудительно проговорил Илте. – Ведь движение, а значит и изменения, не прекращается в мире ни на мгновение. Главное, чтобы эти изменения были полезными, направленными и разумными. Обязанность разума состоит в регулярном снижении энтропии этого мира. Вообще-то, в этом и состоит цель моего приезда сюда и встречи с тобой.
- Да, конечно. Я готов. Говори. Я сделаю всё, что необходимо для победы разума, - с чувством проговорил Алексей и многократно усилил своё внимание.
- Спасибо. Дмитрий Викторович так и сказал, что на тебя можно рассчитывать, - уверенно произнёс Илте. – Доктор с самого начала сказал, что ты оптимист. Честно говоря, мы с Хартане вначале думали, что ты… наоборот. Но по мере продолжения твоего пребывания у нас мы убедились, что доктор и в этот раз тоже, как всегда, оказался прав.
- Что ты хочешь этим сказать? Откуда видно, что я оптимист? Я и сам в этом не всегда убеждён, - Алексей хотел уточнить этот вопрос.
- Здесь всё просто, - сказал Илте. – Если ничего не делать и ждать худшего, то так оно и будет. Поэтому пессимизм и скептицизм являются идеологией дураков, лодырей и лентяев. Чтобы достичь чего-то хорошего и полезного, надо сначала подумать и потом приложить значительные усилия для достижения данной цели. Поэтому оптимизм является мировоззрением умных, талантливых и трудолюбивых людей. Мы все оптимисты.
- Да, а ведь действительно, на самом деле, так оно и есть, - согласился Алексей.
- Ну, так вот, - продолжил Илте. – К нам поступили сведения… Подожди. А ты что-нибудь слышал про Гейдельбергский клуб?
- Нет, - честно признался Алексей. – Это какое-нибудь спортивное общество?
- Нет, к спорту этот клуб не имеет отношения, - пояснил Илте. – Это общество людей, занимающих крупные и влиятельные места в области промышленности и финансов в масштабах земного шара. В него входят сто двадцать четыре человека из разных стран со всего мира. Они устраивают ежегодные заседания, один раз в год, в течение одного дня, каждый раз в разных местах. Они стараются не привлекать к себе внимания. Но в средствах массовой информации периодически появляются отдельные статьи о состоявшемся очередном заседании этого клуба. Честно говоря, в этих статьях на три четверти выдумки и только на четверть действительной информации. Но, поразмыслив над этой информацией, можно придти к правильным выводам.
- Я об этом ничего не слышал, - снова подтвердил Алексей. – Удивительные дела происходят вокруг, о которых практически никто из людей не знает. Значит, наша работа будет связана с этим Гейдельбергским клубом? Что мы должны будем сделать?
- Да, именно из-за действий этого Гейдельбергского клуба я сюда и приехал, - подтвердил Илте. – И мне нужна будет твоя помощь. Может быть, она и не потребуется. Но надо быть уверенным, что всё будет сделано точно так, как надо, без осложнений. Исключительно для этого мне и нужна будет твоя поддержка.
- Разумеется, - подтвердил Алексей. – Ты можешь быть уверенным во мне. Что мне надо будет сделать?
- Вот о том, что нам надо будет сделать, сначала необходимо будет подумать, - задумчиво проговорил Илте. – Как я уже сказал, Гейдельбергский клуб проводит ежегодные собрания. На них решаются вопросы управления мировой экономикой, а также теми вопросами политики, от которых зависит деятельность мировых промышленных и финансовых структур. Как ты понимаешь, целью всего этого управления является увеличение прибылей и обеспечение надёжности получения этих прибылей теми людьми, которые входят в этот клуб.
- Ну, это понятно, - сказал Алексей. – Работа моего отца тоже направлена на то, чтобы получить побольше доходов. Конечно, в других масштабах.
- Да, - согласился Илте. – Здесь другой уровень принятия решений и их влияния на жизнь миллиардов людей. В принципе, ничего плохого в регулировании мировой экономики нет. Поэтому деятельность Гейдельбергского клуба до этого времени особенно не привлекала к себе нашего внимания. Но к нам недавно поступили сведения, что на последнем заседании этого клуба, в прошлом году, его члены договорились разработать некоторые меры, которые выходят за границы приемлемых действий. В течение прошедшего года они эти меры должны были разработать. И на очередном заседании этого клуба, которое в этом году состоится послезавтра, они эти меры должны будут принять. После чего начнётся их практическое выполнение.
- Какие такие меры они должны были разработать? – поинтересовался Алексей.
- Вот в этом и заключается первая сложность, - ответил Илте. – Сведения, которые поступили к нам, являются вполне надёжными. Но, тем не менее, их надо перепроверить, чтобы убедиться в их достоверности и уточнить подробности. От этого будут зависеть наши ответные действия.
- Как же мы сможем их перепроверить? У кого спросить? Или есть видео с последнего заседания этого клуба? – спросил Алексей.
- Спросить не у кого. Заседания клуба являются строго секретными, поэтому никакой фиксации и документирования его заседаний не проводится, - пояснил Илте.
- Тогда как же? – удивился Алексей.
- Последнее заседание Гейдельбергского клуба, в прошлом году, происходило в Бурж-ля-Рейн, южном пригороде Парижа. Заседание клуба в этом году состоится послезавтра в городке Лоутон, в английском графстве Эссекс, - сказал Илте. – Нам надо завтра побывать в Бурж-ля-Рейн. От этого будут зависеть наши дальнейшие действия. Возможно, послезавтра придётся посетить Лоутон.
- Хорошо, - обрадовался Алексей, предвкушая путешествие на автомобиле доктора, как в прежнее время. – Когда выезжаем… в смысле вылетаем?
- Нашу поездку надо сохранить в тайне. Поэтому я буду тебя ждать в аэропорту Домодедово. Автомобиль будет ждать нас на парковке около аэропорта, - ответил Илте.
- Договорились, - заключил Алексей.
В течение всего времени разговора Илте и Алексей сидели на лавке, располагавшейся на центральной аллее парка Сокольники. Мимо них проходили люди, занятые своими мыслями и планами. Никто никого не интересовал.
Между тем было уже девять часов вечера. Людей в парке стало совсем мало. Сумерки постепенно усиливались. Были включены уличные фонари, что ещё отчётливее указывало на наступившее вечернее время.
Илте и Алексей вышли из парка, пожали друг другу руки, и каждый из них направился к своей машине. Их автомобили, как оказалось, располагались рядом с ограждением парка на большом расстоянии друг от друга.
Алексей ехал медленно, обдумывая произошедший разговор с Илте и свои планы на два ближайших дня. Когда Алексей вернулся домой, было десять минут одиннадцатого вечера.
- Ну, как погулял? – поинтересовался Пётр Павлович и вошедшего в дом Алексея.
- Вот и молодец. Он имеет право. Все экзамены сдал. Заслужил. Отличник наш, - добавила находившаяся здесь же Пелагея Матвеевна.
- Хорошо. Давно я не прогуливался по Москве, никуда не спеша. Мне это нравится, - ответил немного занятый другими мыслями, но радостный и активный Алексей. – Теперь я на всё лето свободен. Вот планирую свой дальнейший отдых. Хочу на пару дней съездить погулять по Парижу.
- Зачем? В смысле, откуда вдруг возникло такое желание? – удивлённо спросил Пётр Павлович. – Вроде у нас не было таких разговоров.
- Да, Алёша, действительно, зачем тебе туда? Там, в этом Париже…, да мало ли что. Лучше куда-нибудь поближе, - обеспокоенно проговорила Пелагея Матвеевна.
- Ну, не было. А теперь вот я решил съездить. Я там раньше был с тобой сто лет назад, очень давно. А теперь хочу сам там побывать, один. Виза у меня ещё на восемь месяцев действует. Время свободное есть. Что мешает? Да я всего только на два дня, - объяснил Алексей.
- Не сто, а шесть лет назад, - поправил Алексея Пётр Павлович. – Ну, вообще-то, конечно…, я тебя понимаю. Я завтра велю забронировать тебе гостиницу в центре Парижа и составить план того, что можно с наибольшей эффективностью по времени посетить там за два дня. Тогда же определимся с датой твоего вылета.
- Да там эти девки развратные…, - начала Пелагея Матвеевна.
- Нет, не надо мне ничего составлять, никаких планов. Я сам себе сегодня же по интернету забронирую там гостиницу. Я лечу завтра утром. Билет я уже купил, - решительно произнёс Алексей, хотя последнее утверждение не было правдой.
- Ты чрезмерно торопишься, - подозрительно заметил Пётр Павлович. – У вас там договорённость с другими студентами из твоего института? Так, да? Ладно, Дима тебя завтра отвезёт в аэропорт.
- Ну…, - уклончиво ответил Алексей. – Ладно, пусть Дима будет готов выехать отсюда завтра в восемь часов утра.
- Как-то это всё быстро и неожиданно, - недовольно проговорил Пётр Павлович.
- Алёша, ты только смотри там, никуда в плохие места не ходи, ни с кем не связывайся, - дала наставления Пелагея Матвеевна, всё время внимательно прислушивавшаяся к разговору. – Они пусть там как хотят, а ты сам по себе. Понял?
- Хорошо, тётя. Не волнуйся. Я через два дня уже приеду, - попытался успокоить её Алексей.
После ужина Алексей ушёл к себе в комнату, включил свой ноутбук и стал искать информацию об этом Гейдельбергском клубе.
Информации было крайне мало. Да, есть такой клуб, в котором состоят крупные промышленники и финансисты, около ста человек, но кто именно, неизвестно. Они ежегодно собираются на свои заседания, каждый раз в новом месте, и заранее это место неизвестно. Они обсуждают важные вопросы, имеющие общемировое значение, но что именно, неизвестно. Вся информация об этом Гейдельбергском клубе основана только на факте того, что из некоторых небольших гостиниц в маленьких городках Европы раз в год разъезжаются десятки самых богатых людей Земли. Известно об этом становится только после того, как они все уже разъехались.
Определённо, у Илте, а от него теперь и у Алексея, была значительно более подробная информация по этому вопросу, чем у всей мировой общественности.
Но что же им вместе с Илте предстояло сделать? Из каких сведений надо было принять решение об их дальнейших действиях? Вероятно, этот Гейдельбергский клуб захотел слишком многого. «Не за свой кус ты принимаешься. Ты эти кусом подавишься», - вспомнилась Алексею слышанная им давно старинная поговорка. А каким способом они с Илте смогут всем этим воротилам мирового бизнеса помешать? Этого Алексей не знал. Но, наверняка, Дмитрий Викторович знает, что и как надо сделать. А они с Илте сделают всё так, как надо. А интересно, где же сейчас находится Илте? Наверное, у кого-нибудь из знакомых людей в Москве. Знакомые люди были у них во многих странах, в которых они побывали вместе с Хартане. Поэтому и в Москве знакомые люди у Илте, точно, имеются. Дмитрий Викторович живёт в уединении, на многие сотни километров вокруг его дома нет поселений людей, а знакомые люди у него есть везде. Это просто удивительно. Вообще, Дмитрий Викторович вместе с Илте и с Хартане являются удивительными людьми.
С этими мыслями Алексей уснул.
Глава 25
Проснувшись в семь часов утра, Алексей быстро собрался в дорогу и после очередных советов Петра Павловича и наставлений Пелагеи Матвеевны вышел из дома. Во дворе его уже ждал наготове в машине водитель Дима. Алексей сел на заднее сиденье, и они поехали в аэропорт Домодедово.
- Отдыхать? – через несколько минут после начала движения спросил Дима.
- Да. Каникулы, - ответил Алексей.
- Это хорошо. А я вот собираюсь в отпуск через месяц. По крайней мере, Пётр Павлович так мне обещал, - сказал Дима и на секунду задумался. – Собираюсь съездить в Карелию. Как? Хорошо?
- Не знаю. Я там не бывал, - честно признался Алексей. – А что там? Чем заниматься?
- Ну-у-у…, - удивлённо протянул Дима. – А рыбалка? А природа? Красота! Кругом озёра. В каждом полно рыбы. При определённой сноровке всё, что хочешь, ловится. В прошлом году я такую поймал… Короче говоря, большую… На турбазе вечером сядешь на природе, сваришь уху, посмотришь закат. Какие там закаты! А воздух! Ароматы! И одному помечтать, и с людьми поговорить. Лучше не надо!
- Заманчиво. Может быть, соблазнюсь на следующий год, - проговорил Алексей.
- Обязательно надо, - подтвердил Дима.
Алексей был погружён в свои мысли и не особенно поддерживал разговор. Видя это, водитель Дима после рассказа о своих ближайших планах на отдых также не стал больше продолжать беседу.
Через час они подъехали к аэропорту. Дима остановил автомобиль перед входом в терминал. Алексей взял свою спортивную сумку небольшого размера и вышел из машины.
- Дальше я сам, - сказал Алексей через окно. – Провожать не надо.
- Пётр Павлович велел мне побыть здесь до отлёта рейса, - начал водитель Дима.
- Не надо, - повторил Алексей. – Возвращайся домой. Скажешь, что я пошёл на паспортный контроль.
Водитель Дима кивнул головой и уехал. Алексей постоял на улице перед входом в аэропорт до тех пор, пока автомобиль с водителем не скрылся из виду на дороге.
После этого Алексей вместо того, чтобы войти в здание аэропорта, направился вперёд, в сторону автостоянки рядом с аэропортом.
На автостоянке было довольно много автомобилей, почти только иномарки. При их разнообразии они все были похожи друг на друга своей самоуверенной надутостью. Поэтому среди всего этого многообразия автомобилей легко было заметить не похожую ни на какую другую автомашину доктора, Дмитрия Викторовича, около которой в ожидании находился Илте. Алексей сразу его заметил. Но, судя по всему, Илте заметил Алексея ещё раньше. Они издали помахали друг другу руками.
- Давно ждёшь? – спросил Алексей, подходя к автомобилю.
- Полчаса, - буднично ответил Илте. – Я приехал заранее, чтобы нам не разминуться. Садись. Поехали.
- Да, поехали, - поддержал его Алексей, садясь в машину впереди, рядом с водительским местом.
Илте направил автомобиль по шоссе в сторону, откуда Алексей только что приехал, прочь от аэропорта.
Они выехали на боковую дорогу, не доезжая Москвы. Отъехав от поворота приблизительно на один километр, когда рядом не было других автомашин, Илте включил режим невидимости. Внешне вокруг это ничем не проявлялось. Но Алексей уже неплохо ориентировался в манипуляциях на панели управления этим автомобилем и мог понимать смысл некоторых действий водителя. Именно таким образом он понял о включении режима невидимости.
После включения режима невидимости автомобиль оторвался от земли и стал плавно набирать высоту. Все окна в автомобиле автоматически были закрыты.
- Сейчас мы летим во Францию, в Бурж-ля-Рейн, - напомнил Илте.
Илте был сконцентрирован и немногословен. Алексей решил пока не приставать к нему с расспросами.
Автомобиль быстро поднялся высоко над облаками и продолжал движение к намеченной цели. Поверхность Земли была видна плохо из-за множества облаков внизу. Температура в салоне автомобиля нисколько не изменилась.
- Мы летим на высоте двадцати километров, чтобы не мешать интенсивному движению самолётов, которое осуществляется над Европой, - внезапно сказал Илте через сорок минут полёта. - Я, кроме режима невидимости в оптическом диапазоне, включил ещё и режим невидимости для радаров. Поэтому о нашем движении сейчас никто не догадывается. Вообще, наша поездка должна оставаться в строгой тайне.
- Да, конечно, - подтвердил Алексей, также понимавший важность их нынешнего мероприятия.
Ещё через сорок минут автомобиль пошёл на снижение.
Алексей в окно планировал увидеть Париж сверху, но они миновали город, оставив его в стороне от курса движения. Показался небольшой зелёный массив леса.
- Мы приземлимся в Фонтенбло, - сказал Илте. – Там меньше народу.
Действительно, в лесу людей было немного, несмотря на всю его туристическую известность. Выбрав безлюдное место, Илте посадил автомобиль на лесную дорогу и снял режимы невидимости. Машина медленно поехала по лесу. Со стороны можно было подумать, что два приятеля выехали прогуляться в лес, где их уже поджидают девушки.
Через десять минут автомобиль покинул Фонтенбло и по автостраде направился в Бурж-ля-Рейн. Движение на автодороге было довольно интенсивное, с плотным потоком машин. Очень много было грузовых фур, которые закрывали обзор. Марки автомашин были самые разнообразные, значительно отличавшиеся друг от друга по внешнему виду. Это было похоже на конкурс моды среди автомобилей. Такая обстановка была выгодна Илте и Алексею, так как их автомобиль не сильно привлекал к себе внимание своим необычным внешним видом. Они спокойно доехали до южного пригорода Парижа.
Бурж-ля-Рейн представлял собой небольшой город, обладающий определённой привлекательностью, свойственной большинству французских провинциальных маленьких городов, несмотря на тесное расположение рядом с Парижем. Дома в два и в три этажа выглядели довольно нарядно и открыто, с большими окнами и цветами вокруг. На улицах находилось много людей и машин. Примерно половина, или чуть-чуть меньше, людей на улицах имели смуглую или совсем чёрную кожу. Среди людей в полицейской форме также было немало молодых чернокожих девушек. Лица людей были сосредоточенными, а движения скованными. Никто не нарушал порядок, нарушение которого нередко случается в маленьких провинциальных городах России, где можно на улицах встретить шумные весёлые молодёжные компании. Французский маленький город был немного скучноватым.
Автомобиль подъехал к одному из домов в три этажа. Остановив автомобиль перед входом, Илте и следом за ним Алексей вышли из машины. Илте включил вокруг автомобиля по его контуру силовое поле, препятствующее контакту внешнего мира с машиной. После этого Илте и Алексей вошли через стеклянные двери в прихожую, в которой слева находилась стойка администрации гостиницы. Илте протянул Алексею знакомый металлический прибор величиной с горошину, представлявший собой универсальный автоматический переводчик. Такой же прибор Илте вставил себе в ухо.
- Можно получить у вас один номер с двумя кроватями на одну ночь? Самый дешёвый, – тихо русским языком спросил Илте у администратора гостиницы.
Автоматический переводчик одновременно голосом Илте громко сказал это предложение на французском языке.
Администратор гостиницы окинул взглядом молодых людей.
- С завтраком, месье? – спросил он.
Алексей услышал эту фразу на русском языке с сохранением тембра администратора гостиницы в том ухе, где был прикреплён автоматический переводчик.
- Да, но не в номере, а в ресторане отеля, - ответил Илте.
Администратор вопросительно и выжидательно посмотрел на Алексея. Алексей кивнул головой в знак согласия с этими условиями пребывания в данной гостинице. После этого администратор гостиницы, молча, протянул каждому из них по карте, являвшейся электронным ключом от их номера в гостинице, и указал рукой направление к их номеру.
- Наш автомобиль побудет перед вашим отелем до завтрашнего утра? – спросил Илте.
- Я не против этого, месье. Будем надеяться, что ночью молодёжь не устроит беспорядки и не будет поджигать машины. В любом случае, ответственности за ваш автомобиль я никакой не несу, - флегматично ответил администратор гостиницы.
Илте и Алексей прошли по коридору гостиницы в их номер. Две смежные комнаты, в каждой из которых располагались кровать, кресло и два стула, а также ванная комната составляли их номер. Всё было скромно, без изысков и роскоши.
- А как мы найдём гостиницу, в которой в прошлом году происходило заседание Гейдельбергского клуба? – спросил Алексей, когда они вошли в их номер и закрыли дверь.
- В прошлом году заседание Гейдельбергского клуба происходило здесь, в этой гостинице, - ответил Илте.
- Как здесь?! Здесь же… ничего нет, - искренне удивился Алексей.
- В этой гостинице имеется довольно просторный конференц-зал, в котором могут разместиться максимум сто пятьдесят человек, - возразил Илте.
- А ведь так и не скажешь, - продолжал сомневаться Алексей.
- Вот в том-то и дело, что со стороны никто и не подумает о такой возможности, - подтвердил Илте.
Осмотрев номер, Илте и Алексей подошли к окну и выглянули в него. Из него был вид во двор гостиницы.
- Сейчас надо отдохнуть, так как вечером, ближе к полуночи, у нас будут дела, - проговорил Илте и лег на кровать в одной из комнат.
- Хорошо, - согласился Алексей. – Мы ночью куда-нибудь пойдём?
-Мы останемся в этой гостинице. Но пойдём в конференц-зал, - объяснил Илте.
Больше Алексей ничего спрашивать не стал. Он пошёл и лёг на кровать в другой смежной комнате.
Ещё вчера утром он, Алексей, и не думал, что сегодня он вместе с Илте тайно пересечёт границу Франции и окажется в этом маленьком городе, где год назад произошло такое важное событие, о котором практически никто не знал. И от него, от Алексея, в том числе будет зависеть в очередной раз влияние на судьбу всего мира.
Можно предсказать события на основе физических законов природы: солнечные или лунные затмения на длительный период, погоду на короткий период. Но очень сложно предсказать события на основе действий людей: революции, войны, перевороты, политические союзы, финансовые кризисы, развитие или упадок разных отраслей экономики. Действия людей мало предсказуемы, так как люди часто действуют вопреки логике и здравому смыслу, даже несмотря на то, что эти их дела вредят им самим. Поэтому периодически надо помогать людям спастись от них самих.
Так думал Алексей, отдыхая на кровати в номере гостиницы, попеременно глядя то в окно, то в потолок. Трудно сказать, сколько точно прошло времени, но по изменившемуся направлению солнечных лучей было понятно, что день постепенно переходил в вечер.
Алексей встал с кровати и направился в смежную комнату номера гостиницы, где располагался Илте. Илте сидел на стуле, на коленях у него лежал развёрнутый плёночный компьютер, на котором он что-то внимательно смотрел.
- Отдохнул? – спросил Илте, оторвавшись от экрана компьютера и повернув голову в сторону Алексея.
- Да. Я думал, что ты ещё отдыхаешь, - ответил Алексей. – Что там интересного?
- Я смотрю местные новости, чтобы быть в курсе того, что сейчас происходит, и на что обращают внимание люди в данной местности, - пояснил Илте.
- Ну, и что там интересного? – поинтересовался Алексей.
- Да особенно ничего. Борются за свободу сексуальных меньшинств и против безработицы среди мигрантов, - пожав плечами, сказал Илте.
- Ты сегодня не выходил на связь с Дмитрием Викторовичем или с Хартане? – поинтересовался Алексей.
- Нет, сегодня я с ними не разговаривал. Но я планирую поговорить с Дмитрием Викторовичем сегодня попозже, ночью, после того, как мы сделаем то, что запланировали здесь, - проинформировал Илте. – Он тоже хотел тебя увидеть.
- Отлично! - обрадовался Алексей. – А как я хочу увидеть и поговорить с Дмитрием Викторовичем!
- Давай погуляем по городу, пока есть свободное время, - предложил Илте.
- Конечно. Я с удовольствием, - согласился Алексей.
Илте и Алексей вышли из здания гостиницы на улицу. Они прошлись по узким улочкам, посмотрели на витрины магазинов, зашли в маленькое кафе с выраженным кофейным ароматом в нём, погуляли по небольшой площади перед муниципалитетом. На площади и на улицах всё выглядело чисто и аккуратно, но немного в сторону, между домами и с внутренней части зданий валялся мелкими кучками мусор. Однако везде, независимо от наличия или отсутствия чистоты и порядка, ощущалось чувство отсутствия развивающейся жизни, которое бывает в музеях, где выставлены напоказ прошлые события и нет живого движения в окружающей обстановке.
Через два с половиной часа прогулки, когда вокруг сгустились сумерки и давно уже зажглись на улицах фонари, Илте и Алексей вернулись в гостиницу. За стойкой администрации стоял сейчас другой человек, у которого была сегодня ночная смена. Взглянув на Илте и Алексея, он ушёл к себе в служебную комнату, полуотворённая дверь в которую находилась позади от стойки администрации.
Илте и Алексей вошли в свой номер. Илте сел на стул, Алексей расположился на другом стуле в той же комнате.
- Народу в этой гостинице сейчас мало, - начал Илте. - Через полтора часа все успокоятся. Тогда мы поднимемся на верхний этаж и войдём в конференц-зал, чтобы никто не заметил.
- Хорошо, - Алексей понимающе покачал головой. – Я пока посмотрю телевизор.
Алексей ушёл в свою комнату, сел на кровать, включил телевизор, переключил несколько каналов и остановился на каком-то документальном фильме о жизни диких животных в Африке. Он смотрел этот фильм, но не сильно вникал в его суть. Алексею просто был нужен внешний фон, связанная меняющаяся картинка, чтобы отвлечься и занять время.
Алексей немного волновался. Это волнение объяснялось тем, что он не до конца понимал, что же именно им с Илте предстояло сделать, с чем столкнуться и что преодолеть. Разумеется, здесь был Илте, который получил задание от Дмитрия Викторовича. Но здесь не было самого Дмитрия Викторовича, с которым можно было бы посоветоваться в любой момент, так, как это происходило там, в тундре. Это немного беспокоило Алексея. Но, в конце концов, они сделают то, что возможно. В этом Алексей был уверен.
Через один час и сорок минут документальный фильм закончился. Илте зашёл в комнату Алексея. Он выглядел совершенно спокойным.
- Пойдём. Сейчас самое время, - сказал Илте и жестом пригласил Алексея.
Алексей тотчас же поднялся с кровати и направился вслед за Илте.
Они вышли из своего номера. В коридоре никого не было. Только за некоторыми дверями соседних номеров на этаже раздавались звуки работающего телевизора и редкий смех.
Илте и Алексей поднялись по лестнице на последний этаж. В одной стороне от лестницы были двери нескольких номеров гостиницы. А в другой стороне от лестницы в коридоре была только одна дверь. Именно к этой одинокой двери и подошли Илте и Алексей.
Илте достал из кармана небольшую пластиковую пластинку размером с банковскую карту, но немного потолще, приложил её к электронному замку на двери. Внутри двери раздался тихий щелчок. Илте повернул ручку двери и открыл дверь.
- Электронная отмычка? – высказал догадку Алексей.
- Универсальный электронный ключ, - поправил его Илте. – Считывает информацию с электронного замка и подбирает соответствующий электронный импульс в качестве ключа.
- Незаменимая вещь для воров, - усмехнувшись, сделал заключение Алексей.
- Дорогие вещи обычно защищают ещё и механическим замком, - возразил Илте. – Кроме того, нельзя красть у честных людей. А если вор что-то у кого-то украл, то он должен быть готовым, что любой другой человек со спокойной совестью возьмёт и у него без спроса любую вещь.
Тем временем они зашли внутрь большого конференц-зала и закрыли за собой дверь снова на замок. В помещении было темно. Слабый свет с улицы проникал в комнату и позволял различать предметы внутри .
- Надо сначала закрыть шторы, а только потом включим свет, - проговорил Илте.
Они так и сделали. Когда в зале стало светло, стало возможным рассмотреть подробно обстановку этого зала.
Помещение было довольно большим, продолговатым по форме. Внутри по центру располагался огромный длинный стол почти во всю длину зала. Вокруг этого стола стояли на небольшом расстоянии друг от друга многочисленные мягкие стулья. Вдоль стен находились ещё несколько десятков жёстких стульев. Перед дальней от двери торцевой стеной висел большой экран, на котором можно было смотреть проекцию любого изображения или видеозаписи. Конференц-зал был очень удобен для ведения переговоров или заседаний.
- Мы сейчас воспроизведём событие, которое было здесь один год назад, - сказал Илте Алексею. – Ты ведь это уже знаешь. Мы тогда воспроизводили события, произошедшие несколько десятилетий назад. А здесь только один год назад. Это проще. Мощности одного компьютера хватит с избытком.
- Значит, мы сейчас увидим заседание этого Гейдельбергского клуба, которое было здесь в прошлом году? – уточнил Алексей.
- Да, - подтвердил Илте. – Но для восстановления произошедшего события необходимо отсутствие искусственных барьеров. Поэтому режим звукоизоляции пока включать нельзя. В это время надо соблюдать тишину, чтобы никто не заметил наше присутствие здесь. А потом, во время воспроизведения события, режим звукоизоляции можно будет включить. Тогда мы свободно увидим и услышим в подробностях происходившее здесь заседание этого клуба.
Алексей ничего не ответил. Илте достал плёночный компьютер, развернул его и нажал пальцами в нескольких местах на его экране. Положив компьютер на стол, они стали ждать, пока компьютер фиксировал точки времени и производил вычисление прямой времени. Это заняло две минуты. Илте и Алексей молчали, ожидая результата работы компьютера. Наконец, Илте наклонился над экраном компьютера и удовлетворённо стукнул два раза пальцами по столу.
- Готово, - спокойно проговорил Илте.
Он включил режим звукоизоляции.
- Мы сейчас увидим и услышим одно из самых тайных событий в мире. Здорово! – воскликнул Алексей.
- Нам надо быть очень внимательными, чтобы не пропустить ничего важного, - уверенно произнёс Илте. – Заседание будет происходить на английском языке. Поэтому для уверенности лучше воспользоваться автоматическим переводчиком.
Алексей постарался сосредоточиться. Илте включил воспроизведение прошлого события. Алексей вместе с Илте активировали свои автоматические переводчики, встали у входной двери и выключили свет.
Через две секунды свет снова включился. Но на этот раз конференц-зал был заполнен людьми. Людей было много, более ста человек. Все они по внешнему виду были от сорока до семидесяти лет. Одеты строго, но просто, на улице одеждой они ничем бы не выделялись из толпы. Никаких колец и перстней у них на руках не было. Их выдавало только выражение их лиц. Их лица были похожи на восковые маски, они были застывшими и безжизненными, никаких эмоций на их лицах не было, это напоминало двигающиеся мумии. И взгляд каждого из этих людей не был взглядом обычного человека с улицы. У них был властный взгляд людей, не допускающих даже мысли, что их приказания кто-либо хотя бы в малейшей степени ослушается. Это был холодный взгляд автоматических машин или маньяков.
Все эти люди сидели на мягких стульях вокруг центрального стола. Жёсткие стулья вдоль стен были свободными. Люди попеременно поворачивались и тихо переговаривались со своими соседями за столом. Так продолжалось около десяти минут. Потом человек семидесяти лет в дальнем торце стола поднял правую руку и слегка помахал ею. Все люди обратили своё внимание на этого старика. Воцарилась тишина.
- В прошлый раз мы с вами обсуждали увеличение доходов при отсутствии расходов на усовершенствование производства, - начал председательствующий хриплым голосом. – Мы успешно организовали и ещё более успешно преодолели очередной мировой экономический кризис. Таким образом, данный вопрос был, как всегда запланированным способом, решён. Но сейчас нам требуется обсудить ряд других вопросов. Я прошу уважаемого Джека Джефферсона рассказать нам о данной теме.
Взгляды всех людей устремились на человека пятидесяти лет, сидевшего ближе к середине стола. Он посмотрел на собравшихся людей сначала налево, потом направо.
- Для увеличения доходов необходимо большое число людей, отдающих нам свой труд. Но эти же люди получают необходимое для поддержания их жизни содержание, - сказал докладчик. – Население планеты растёт с более быстрой скоростью, чем нужно для сохранения правильного баланса между отдачей труда этих людей и поддержанием их жизни. Это неизбежно приводит к превышению роста расходов над ростом доходов. Это неприемлемо.
По залу прокатился звук согласия с этими словами.
- Люди хотят работать как можно меньше и легче, а получать плату как можно больше, и постоянно требуют себе новых льгот, - продолжал говорить человек. – Этим плохим качествам чёрные люди сейчас научились от белых людей. Это у них принимает гипертрофированный характер. Население планеты растёт только из-за их бесконтрольного размножения. С сожалением приходится сказать, что многие белые люди это нарушение баланса поддерживают, а некоторые политические деятели даже за это агитируют. Это недопустимо.
Снова по залу послышался тихий одобрительный гул поддержки этих слов докладчика.
- Распространение средств контрацепции не привело к заметному снижению рождаемости, - продолжал свою речь член этого закрытого клуба олигархов. – Приходится принимать другие меры. На планете Земля достаточно сохранять число населения на уровне пятисот миллионов человек. Остальные семь миллиардов людей являются лишними, их существование не приносит нам дохода. Этих людей надо ликвидировать. Разумеется, желательно избавиться в первую очередь от представителей нежелательных народов. Для этого предлагается разработать в течение ближайшего года и запустить применение генетического оружия, действующего избирательно на определённые национальные генотипы. Но это непростая научная задача. Сейчас нет гарантии её выполнения.
- Вот когда нам всем надо вспомнить, что нам надо было прислушиваться к голосу наших отцов, завещавших нам хранить чистоту нашей крови, - послышался недовольный хриплый голос председательствующего. – А нас пугали проявлением наследственных генетических болезней и вырождением. Все генетические болезни являются чепухой по сравнению с тем, что мы сейчас испытываем сложности с отделением чистых от нечистых людей.
- Поэтому предлагается также разработать и запустить запасной план по снижению численности человечества не только по национальному, но и по географическому принципу, - продолжил докладчик. – Это тоже сложная, но вполне выполнимая научная задача. Добиться этой задачи можно не только путём увеличения смертности молодых людей до появления у них детей, но и путём уменьшения и последующего исчезновения их способности к деторождению. Это легко достижимо при использовании определённых химических добавок к пище и генетически модифицированных продуктов на точно ограниченных географических территориях. Трудность заключается в точном определении границ этих территорий, где живёт подлежащее ликвидации население. Но это вполне решаемая задача.
- Можно ли быть уверенными, что никто из учёных или политических деятелей ничего не заподозрит и не помешает нам в реализации этого плана? Ведь это не одномоментный, а длящийся некоторое время процесс, - послышался голос с противоположного конца стола.
- В этом нет затруднений, - раздался в ответ другой голос с того же конца стола. – Механизм отработан. Любого учёного можно в средствах массовой информации поднять на смех и выставить ненормальным параноиком. Любого политического деятеля можно ликвидировать. Сейчас, конечно, без охраны вечером в кинотеатр никто не ходит, но маленький беспилотный летательный аппарат может доставить небольшой объём взрывчатого вещества на любое общественное мероприятие прямо к носу конкретного политического деятеля.
- Совершенно точно, уважаемый Иегуда Гольденберг, - снова заговорил председательствующий. – Я тоже не вижу серьёзных препятствий в осуществлении данного плана, предложенного нам сегодня. Я думаю, мы можем согласиться с этим планом и поручить в течение ближайшего года полностью доработать его с учётом всех частностей и подробностей. Это необходимо сделать таким образом, чтобы на нашем заседании в следующем году мы могли бы дать указание немедленно начать приводить его в действие.
Раздались голоса одобрения из разных мест вокруг стола.
- Да, к нашему заседанию в следующем году план будет полностью доработан во всех подробностях, и мы тогда сможем запустить его в действие немедленно, - подтвердил докладчик.
- Теперь перейдём к рутине, - на лице председательствующего появилось подобие улыбки. – Давайте сейчас обсудим объёмы добычи, направления транспортировки и уровень цены на сланцевый газ.
Внезапно свет выключился, стало темно. Запись с воспроизведением события, происходившего в данном помещении один год назад, закончилась. Несколько секунд сохранялась полная тишина. Потом Илте дотронулся до выключателя и включил свет.
Лицо Алексея выражало крайнюю степень удивления и непонимания, как будто он увидел перед собой разговаривавшего человеческим языком червя из яблока. На лице Илте тоже было видно некоторое смущение.
- Их же всех надо убить, - спустя несколько секунд проговорил Алексей, как нечто само собой разумеющееся.
- Вообще-то, конечно… Однако доктор запрещает лишать жизни людей в принципе, - возразил Илте сомневающимся голосом.
- Тогда что же мы можем сделать в данном случае? – задал логичный вопрос Алексей.
- Это надо обсудить. Пойдём в наш номер и оттуда свяжемся и посоветуемся с Дмитрием Викторовичем, - предложил Илте.
Илте открыл дверь и вышел из конференц-зала. Следом за ним, выключив свет и тихо захлопнув за собой дверь, вышел Алексей. Лица у них обоих были погружены в глубокую задумчивость, как у людей, сомневающихся в выборе и не знающих, на что же, в конце концов, им решиться.
В коридорах гостиницы было тихо. Лампы на потолке изливали мягкий белый свет. Казалось, вся гостиница была в размышлениях. Через тёмные окна с улицы издалека долетали единичные негромкие звуки, что ещё больше разграничивало атмосферу внутри гостиницы и вне её.
Стараясь не нарушать тишины, неторопливо Илте и Алексей спустились по лестнице, прошли по коридорам и добрались до своего номера. Войдя вовнутрь и закрыв за собой дверь, они расположились в смежной комнате.
Илте достал из кармана плёночный компьютер и провёл ряд движений пальцами по его поверхности. Через минуту на экране появилось изображение Дмитрия Викторовича.
- Здравствуйте, доктор, - сказал Илте. – Мы с Алексеем хотим с вами посоветоваться.
- Здравствуйте, Дмитрий Викторович…, то есть я хотел сказать, доктор, - смущённо улыбнувшись, произнёс Алексей.
- Здравствуй, Илте. Рад тебя видеть, Алексей. Расскажите, что у вас там, какая имеется информация - ответил Дмитрий Викторович.
- Я вам сейчас перешлю информацию с воспроизведением интересующего нас фрагмента заседания Гейдельбергского клуба в прошлом году, - объяснил Илте. – У нас возникли вопросы о наших дальнейших действиях.
Илте снова проделал ряд манипуляций на поверхности плёночного компьютера. На экране компьютера Алексей заметил, что через секунду Дмитрий Викторович кивнул головой. В течение определённого времени Дмитрий Викторович внимательно слушал и смотрел на то, что Илте и Алексей уже наблюдали двадцать минут назад.
Алексей подумал, что очень жаль, что на экране компьютера рядом с Дмитрием Викторовичем не видно Хартане. Он хотел бы её увидеть ещё раз. Но, вероятно, она занимается другими научными исследованиями. А может быть, она в данный момент спит, ведь сейчас уже глубокая ночь. Не было ничего удивительного, что Дмитрий Викторович сейчас не спит. Вероятно, доктор вообще спит по другому режиму, например, по двадцать минут каждые три часа или как-нибудь ещё. Во всяком случае, Илте, не раздумывая, установил с доктором связь в это ночное время. В отношении возможностей Дмитрия Викторовича Алексей не сомневался и не удивлялся.
Наконец Дмитрий Викторович закончил просмотр присланного фрагмента прошлогоднего заседания Гейдельбергского клуба и обратил свой взгляд на Илте с Алексеем.
- Это надо предотвратить, - просто и спокойно сказал Дмитрий Викторович.
- Вот у нас и возник вопрос, каким способом это сделать, - объяснил Илте их сомнения.
- Их надо уничтожить, - не удержался Алексей.
- Это можно сделать для них, но этого нельзя сделать для нас, - ответил Дмитрий Викторович.
- В каком смысле? – не понял Алексей.
- Мы всегда должны сохранять себя на стороне правды и добра, - объяснил Дмитрий Викторович. - Что касается данного случая, то надо провести работу с их памятью.
- Вы предлагаете стереть их память? – решил уточнить Илте.
- Нет. Если полностью лишить их памяти, то они перестанут быть конкретными людьми, а станут биологическими машинами, просто набором органов, - возразил Дмитрий Викторович.
- Да они и так уже…, - начал говорить Алексей и остановился.
- Это равносильно убийству. Этого нельзя делать, - объяснил свои слова Дмитрий Викторович.
- Тогда что же именно надо сделать с их памятью? – спросил Илте.
- Надо частично изменить их память, - ответил Дмитрий Викторович. – В первую очередь, после начала обсуждения ими данного вопроса, с помощью звука ужаса надо вызвать у них появление устойчивого условного рефлекса, психически надёжно блокирующего у них любые попытки вернуться к обсуждению подобных вопросов в будущем. Для этого действие звука ужаса должно быть достаточно длительным. Потом необходимо с помощью небольшой дозы скополамина вызвать у них потерю памяти на ближайшие события. После чего у них с помощью нового первого впечатления надо вызвать определённый образ мысли, направленный в правильную сторону. Здесь вы можете проявить свою инициативу по выбору этого первого впечатления. Всё это, конечно, не изменит их общей подлой направленности жизни, но всё-таки не даст им в дальнейшем возвращаться даже в мыслях к подобным преступным вопросам. Этим мы сможем защитить жизнь человечества от безграничной жадности и злобы отдельных его представителей на некоторое время.
- А где же мы возьмём скополамин? – поинтересовался Алексей, который видел проявление действия звука ужаса, но не знал о действии скополамина.
- У нас с собой это имеется, - спокойно ответил Илте. – Но только теперь надо будет пересчитать дозу и собрать необходимое число доз.
- Я думаю, вы вместе сможете справиться со всем этим, - уверенно сказал Дмитрий Викторович. – Всего хорошего.
- Да, конечно, - практически одновременно ответили Илте и Алексей.
Изображение Дмитрия Викторовича на экране плёночного компьютера исчезло.
- Ну, вот и отлично, - радостно проговорил Илте. – Теперь у нас существует конкретный план действий.
- Ты уверен, что мы сможем всё это сделать правильно? – спросил Алексей.
- Разумеется. Судьба сохраняет смелых людей. Особенно если при этом имеется чёткий план действий, - уверенно ответил Илте.
- Я хочу сказать, что…, - начал Алексей и остановился, чтобы понятнее сформулировать свою мысль. – Ведь обязанность разума состоит в том, чтобы периодически снижать энтропию этого мира. Правильно? Так вот у меня появился вопрос. Действительно ли мы сейчас снизим энтропию в мире, а не наоборот?
- А-а-а…, понятно, - отозвался Илте. – С этой точки зрения мы всё делаем правильно. Самопроизвольное изменение всегда приводит к повышению энтропии. Но вмешательство в самопроизвольный процесс не всегда приводит к снижению энтропии. Члены этого клуба наоборот ещё быстрее повышают энтропию на Земле. Сорвав их план, мы замедлим повышение энтропии в развитии человечества. Но, несомненно, чтобы периодически снижать энтропию в цивилизации на планете, в процесс деятельности человечества надо регулярно вмешиваться и направлять этот процесс в правильную сторону.
- Вот бы ещё заранее знать эту правильную сторону, - вставил слово Алексей.
- Здесь имеется ясный ориентир, - ответил Илте. – Правильная сторона соответствует постоянным общим законам нравственности, существующим в течение всей истории человеческой цивилизации на всей Земле. Поэтому мы со всех точек зрения сейчас всё делаем правильно.
- Да, теперь я уверен, что у нас всё получится, - спокойно проговорил Алексей.
- Однако уже прошло больше половины ночи. Завтра у нас будет много дел. Надо в оставшееся время отдохнуть, - заключил Илте.
Илте и Алексей устроились каждый в своей комнате. После того, как Алексей лёг на кровать, он моментально заснул.
Глава 26
Когда Алексей открыл глаза, за окном ярко светило Солнце. Было девять часов утра по местному времени. Вспомнив все события прошедшей ночи, Алексей быстро встал и вошёл в смежную комнату. Илте что-то перебирал в своей небольшой спортивной сумке.
- Когда мы уезжаем? – спросил Алексей.
Илте обернулся. Он выглядел бодрым и отдохнувшим, хотя было видно, что встал он не сейчас, а некоторое время назад.
- Пойдём позавтракаем. А потом отправимся в путь. День сегодня будет наполненным разными интересными и важными событиями, - отозвался Илте.
Алексей привёл себя в порядок. После они вместе с Илте вышли из своего номера, спустились вниз и прошли мимо стойки администрации в маленький ресторан гостиницы. Алексей заметил, что за стойкой администрации на этот раз была женщина средних лет, которая с интересом посмотрела на них. Алексею очень захотелось в ответ на её любопытствующий взгляд показать ей комбинацию из трёх пальцев, но он с трудом заставил себя сдержаться.
Завтрак был довольно скромный, европейского типа. В ресторане было ещё четыре человека, две пары пожилых людей. Они разговаривали по-французски между собой и не обратили на Илте с Алексеем никакого внимания.
Позавтракав и вернувшись в свой номер, Илте и Алексей быстро собрались и вновь спустились к стойке администрации, чтобы отдать ключи.
- Как месье провели ночь? Вам понравилось в нашей гостинице? – спросила женщина-администратор, глядя на Алексея. – Приезжайте к нам ещё раз.
- Эта ночь была очень важна для нас. Надеюсь, что и для вас, мадам, тоже. Иногда от одной ночи зависит жизнь нескольких людей, - ответил ей Алексей с помощью автоматического переводчика.
- О, да, месье! Как я вас понимаю! – вздохнув и поведя бровями, сказала женщина за стойкой администрации.
Алексей слегка улыбнулся ей в ответ.
Илте и Алексей вышли на улицу. Было тепло, но не жарко. Единичные прохожие шли в разных направлениях по своим делам. Все витрины были целыми. Их автомобиль стоял на месте, никто не обращал на него никакого внимания.
Илте выключил силовое поле вокруг автомобиля. Он и Алексей сели в машину.
- Опять в Фонтенбло? – высказал предположение Алексей.
- Да, - подтвердил Илте. – Там хорошее спокойное место для взлёта.
Они быстро добрались до нужной местности и заехали вглубь леса. Включив режим невидимости, Илте направил машину в высоту. Автомобиль поднялся в воздух и взял курс по направлению к маленькому городу Лоутон в юго-восточной Англии.
Пролетев над Ла-Маншем, автомобиль оказался над территорией Англии, и Илте уменьшил высоту движения машины. Стали хорошо заметны очертания местности внизу. Лесов практически не было, но вокруг виднелись широкие поля и луга. Это создавало определённые неудобства для приземления, так как затрудняло отыскание уединённого места для того, чтобы автомобиль мог незаметно выйти из режима невидимости и смешаться с другими машинами на дороге.
Наконец, Илте выбрал узкую дорогу, пересекающую обширное поле, и автомобиль медленно стал двигаться на высоте десяти метров над этой дорогой. Вдали виднелась небольшая деревня. По дороге периодически проезжали единичные автомобили в противоположных направлениях, но из-за открытого пространства они находились в пределах видимости между соседними машинами. Илте ещё снизил положение их автомобиля. Теперь машина двигалась на высоте одного метра над полотном дороги. В тот момент, когда впереди едущая машина скрылась за поворотом дороги, Илте приземлил автомобиль, который стал ехать теперь уже по асфальтовому покрытию. Точно на повороте дороги Илте отключил режим невидимости. Теперь появление автомобиля с Илте и Алексеем никого не удивит: из находящегося впереди автомобиля можно было подумать, что машина с Илте и Алексеем давно двигалась позади и сейчас просто догнала автомобиль перед ними; точно так же, из ехавшего позади них автомобиля можно было подумать, что машина с Илте и Алексеем давно двигалась впереди и сейчас просто замедлила скорость своего движения, сократив расстояние до автомобиля позади них. Именно так всё и произошло: на появление автомобиля с Илте и Алексеем никто не обратил никакого внимания.
Автомобиль с Илте и Алексеем продолжал движение через раскинувшиеся с обеих сторон поля и луга со скоростью шестьдесят километров в час. На узкой дороге в сельской местности машины следовали спокойно, не обгоняя друг друга. Единственным неудобством было неправильное расположение машин на дороге, проистекающее из левостороннего движения, и привыкнуть к этому нарушению пространственного распределения потока машин Алексей никак не мог.
- И почему они не перейдут на нормальное правостороннее движение, как весь мир? – не удержался от высказывания своего недовольства Алексей.
- Ты пытаешься судить других по себе, - улыбнулся Илте.
- Ничего подобного, - возразил Алексей. – Я же говорю правду. И неправильное направление движения, и все эти пинты, унции, дюймы. Это же, действительно, так.
- Да, это так, - согласился Илте. – Я говорю о другом. Мы, русские, открыты всему окружающему миру, нам не кажется унижающим наше сознание повторить что-то у себя, что нам понравилось у других людей. Потому что мы знаем, в чём состоит наше истинное достоинство и уникальность нашей русской культуры. А те, кто больше всех бессмысленно обвиняет нас в закрытости, призывая к открытости, на самом деле больше всех пытаются оградить себя от влияния всего остального мира, думая, что соблюдение давно отживших формальностей является необходимым условием для сохранения их национальных особенностей. Это, конечно, глупо с их стороны.
- Это точно, - поддержал слова Илте Алексей. – Формальности мы не любим. Мы, русские, не будем прикладывать усилия, чтобы сделать что-то, в необходимости чего мы не убеждены. Пусть даже об этом говорит тысяча законов. Но зато при необходимости мы всегда сделаем то, чего никто в мире сделать не сможет.
- Да. В этом состоит наша истинная свобода, - проговорил Илте.
За два часа автомобиль с Илте и Алексеем проехал мимо нескольких маленьких поселений. Но потом впереди вдали показались более многочисленные постройки. Это уже было похоже на маленький город.
- Это наша конечная цель маршрута? – поинтересовался Алексей.
- Да. Это Лоутон. Нам надо туда, - подтвердил Илте.
Автомобиль через полчаса въехал в этот небольшой город.
Дома в городе были в два или в три этажа, с толстыми стенами и с единичными маленькими окнами, расположенными в стенах домом нерегулярно, что напоминало русские средневековые крепости или монастыри. Людей на улицах встречалось совсем мало. Все люди были с белой кожей и со скучным выражением лица. В отличие от Франции здесь, в Англии, чувствовалось, что все люди озабочены соблюдением всех формальных законов морали и приличий.
Илте и Алексей неторопливо проехали на автомобиле через весь этот маленький город. Илте остановил машину на противоположном выезде из города.
- В какой гостинице мы остановимся? – спросил Алексей.
- Сегодня нам не придётся останавливаться в местной гостинице, - ответил Илте. – Мы не должны привлекать к себе внимание. Да и по всей видимости, мест в местных гостиницах сегодня уже найти нельзя. Ведь именно сегодня во второй половине дня здесь состоится интересующее нас заседание этого мерзкого клуба.
- А ведь по внешней обстановке в этом городе так и не скажешь, что сегодня здесь должно произойти такое важное событие. Даже некоторые сомнения возникают, - задумчиво проговорил Алексей.
- Да, методы конспирации у них развиты хорошо, они умеют скрывать свои действия. В том числе этим они и опасны, - подтвердил Илте.
- Но в какой конкретно гостинице у них будет сегодня проходить заседание? Как мы об этом узнаем? – поинтересовался Алексей.
- Мы об этом уже знаем, - ответил Илте. – Здесь всего четыре маленьких гостиницы. Подходящий конференц-зал имеется только в двух из них. В какой именно из этих двух гостиниц пройдёт заседание клуба, нам уже сообщили.
Последнее обстоятельство немного удивило Алексея. Но, немного подумав, он пришёл к заключению, что у Дмитрия Викторовича имеется много помощников, которые если и не смогут помочь в защите Земли от падающего на неё метеорита, то хотя бы смогут сообщить ему разную секретную информацию.
- Но как мы сможем туда попасть? – снова спросил Алексей.
- С помощью режима невидимости, - просто ответил Илте.
Илте и Алексей вышли из автомобиля. Илте включил вокруг машины силовое поле, защищающее от непредвиденного проникновения в неё посторонних людей, но машина оставалась на виду. Внешне автомобиль на окраине маленького города не привлекал к себе внимание, так как здесь можно было встретить разные необычные марки автомобилей, в том числе и старые, учитывая приверженность жителей Англии к всякого рода традициям.
В руках у Илте был небольшой тёмный пакет, в котором что-то лежало.
- Сейчас я включу режим невидимости вокруг нас обоих, - объяснил Илте. – Поэтому нам нельзя удаляться более чем на один метр друг от друга, чтобы не потерять из виду. Но режим звукоизоляции я сейчас включать не буду, чтобы мы могли слышать всё происходящее вокруг нас. Поэтому пока мы должны быть очень осторожны, чтобы излишним шумом не проявить себя. Я включаю.
- А как же звук ужаса? – не удержался от вопроса Алексей.
- Тогда режим звукоизоляции вокруг нас будет включён, - ответил Илте.
Илте включил режим невидимости вокруг себя и Алексея.
- Можем идти? – предложил Алексей
- Да, всё готово. Пойдём, - подтвердил Илте.
Находясь рядом один от другого и включив автоматические переводчики, Илте и Алексей направились к центру этого маленького английского города, в котором сегодня предполагалось решить дальнейшую судьбу человечества.
По дороге им встретилось несколько одиночных прохожих, медленно и размеренно идущих по своим делам. Вообще, людей на улицах было мало.
Илте и Алексей подошли к кирпичному зданию в три этажа высотой, с массивными стенами. Здесь Илте с Алексеем остановились недалеко от входной двери и стали наблюдать. Периодически к зданию подъезжали ничем не примечательные автомобили, и из них выходили по одному или редко по два человека, которые, не спеша, заходили в это здание. Лица некоторых из этих людей были знакомы Алексею, точнее говоря, он их помнил с записи прошлогоднего заседания клуба. Таким образом в наблюдении прошло двадцать минут.
Потом, когда из подъехавшего автомобиля вышли очередные два человека и направились к входной двери, Илте знаком показал Алексею следовать за ними. Стараясь не издавать шума, Илте и Алексей последовали за этими двумя людьми и вошли в здание, пока дверь ещё не закрылась.
Внутри это была обычная стандартная гостиница: большое помещение при входе со стойкой регистрации, мягкими креслами и диваном напротив, столиком с разложенными на нём свежими газетами, отходящие два коридора с рядом номеров в них, массивная лестница, лифт.
После стандартного приветствия человек за стойкой администрации направлением руки показал вошедшим людям на лифт и назвал третий этаж. Но два гостя не стали пользоваться лифтом и направились к лестнице. Илте и Алексей последовали за ними.
Поднявшись на третий этаж, пришедшие члены клуба были встречены ещё одним лакеем, который, механически улыбнувшись, также показал им направление движения. После чего, пройдя немного по коридору, гости вошли в довольно просторный зал. Илте и Алексей последовали за ними.
В отличие от предыдущего места их заседания, в данном помещении не было одного длинного стола. Напротив, здесь вплотную друг к другу располагались множество небольших столов, образовывавших большое кольцо по периметру зала. В центре этого кольца, посередине помещения, было пустое пространство.
Илте с помощью знаков показал Алексею, что им надо попасть именно в центр этого конференц-зала. Алексей показал знаками, что он понял.
Пришедшие члены клуба сразу после входа занимали свои места. Они постоянно переговаривались друг с другом, что создавало негромкий и постоянный шум в помещении. Проходы вдоль стен были свободными. Оставались незанятыми ещё около двадцати мест.
Пройдя вдоль стены и оказавшись напротив пустого места за столом, Илте и Алексей остановились и взяли за руку один другого для координации своих действий. После этого они одновременно сели на стол и, синхронно повернувшись, опустили ноги с другой стороны стола. Таким способом они оказались в центре помещения, не произведя заметного шума. Теперь надо было ждать, пока соберутся все члены клуба и откроется его заседание.
Алексей чувствовал определённое неудобство из-за того, что взгляды многих людей были направлены сквозь него. Несмотря на понимание того, что его никто из этих людей сейчас не видит, ощущать то, что в твоём направлении смотрят многие люди, было неприятно.
Так продолжалось около тридцати минут. Те пустые места, где Алексей с Илте перемахнули через стол, уже через пять минут были заняты новыми пришедшими членами клуба. Можно образно сказать, подумал Алексей, что теперь все мосты сожжены. Наконец, все члены клуба собрались, и заседание этого года открылось.
На этом заседании председательствовал всё тот же противный старик, что и в прошлом году. Вероятно, он имел самый большой возраст из всех присутствовавших.
- Итак, уважаемые друзья, я рад вас приветствовать вновь, - начал председательствующий. – Прошедший год был неплохим, но он мог бы быть и получше. Как вы помните, на прошлом заседании мы с вами приняли решение о разработке конкретного плана действий по приведению в норму численности населения планеты, на которой семь миллиардов определённых людей являются лишними. Когда я был молодым, всё было проще. Не надо было так тщательно подготавливаться и скрываться. Конечно, тогда тоже существовали сложности. Эти проклятые русские всегда нам мешали. Напрямую с ними драться нельзя. Политические деятели тогда проявили глупое упрямство. Пятьдесят лет назад мог придти конец всем. Мы договорились с русскими заменить этих правителей. Но русские нас подло обманули. Мы своего деятеля отправили в другой мир к предкам уже через один год. А эти ненавистные русские своего деятеля только через два года отправили в отставку, где он спокойно жил в деревне. Это называется настоящий подлый обман. Поэтому мы должны всех русских на планете полностью уничтожить. Без выполнения этой задачи осуществление наших дальнейших планов будет невозможным. Но делать это надо тщательно и скрытно. Послушаем сейчас о результатах разработки намеченного плана.
Одобрительные звуки послышались среди присутствующих.
- Благодарю, - проговорил тот же докладчик, который был и в прошлом году, сидевший недалеко от председательствующего. – У нас были некоторые трудности. Я думаю, вы слышали о внезапной природной катастрофе на Северном Сентинельском острове. Это привело к прекращению работы нашей лаборатории на этом острове. Но у нас имеются лаборатории и в других местах планеты, хотя другие лаборатории располагают меньшими возможностями. Мы разработали порученный нам план. Но в связи с вышеуказанными трудностями данный план будет осуществляться не по генетическому национальному, а по географическому территориальному признаку.
- Начнём с России? – с уверенностью спросил председательствующий.
- Предлагается начать с Северной Африки, - ответил докладчик. – Там население живёт более компактно, в определённых местах среди пустыни. К тому же там из-за политических и экономических особенностей местного образа жизни массовые смерти людей можно будет замаскировать под беспорядки гражданской войны или обычные эпидемии из-за несоблюдения санитарных норм и отсутствия вакцинации. Никто не подумает о нашем вмешательстве.
- Возможно, что вы и правы, уважаемый Джек Джефферсон, - с сомнением сказал председательствующий. – Но я считаю, что лучшим было бы в первую очередь уничтожить русских и всё население на территории в границах советской России. Пусть это во много раз дороже и труднее, но я чувствую всеми своими внутренностями, что надо было бы начать именно с России.
- Разумеется, уважаемый Ариэль Цуккерман, - согласился докладчик. – После Северной Африки можно будет начать действовать в России. Но это потребует более значительных усилий и расходов по сравнению с началом наших действий в Северной Африке. Но это вполне можно сделать.
- Это хорошо, - удовлетворённо проговорил председательствующий.
- Наш план будет осуществляться с помощью химических добавок и примесей в продуктах питания, которые будут резко снижать способность к деторождению у молодых людей, - продолжал докладчик. – От использования генетически модифицированных добавок решено отказаться из-за настороженного отношения людей к ним и невозможности точного прогнозирования их действия. С ними имеется опасность впустую потратить деньги. Лучше довериться старой и проверенной химии.
- Но как планируется осуществлять данный план точно в намеченных географических границах? – послышался голос из зала.
- Это не нетрудно, - отозвался докладчик. – Поставки продуктов питания на определённые территории осуществляются в соответствии с заранее заключёнными договорами с определёнными производителями. Число крупных пищевых корпораций в мире ограниченно, их немного. Определённая поставка продуктов питания покрывает точно очерченную территорию. Здесь всё точно спланировано.
- На какой промежуток времени рассчитан этот план? – послышался другой голос среди присутствующих членов клуба. – Сколько это будет стоить?
- Осуществление самого этого плана в пределах всей Земли рассчитано на восемь лет, - ответил докладчик. – Снижение рождаемости на обработанных территориях начнёт происходить уже через один год, и рождение детей у обработанных людей полностью прекратится через шесть лет. Ещё через десять лет численность населения снизится на четверть. А ещё через двадцать лет на обработанных территориях от прежнего населения никого не останется. Стоимость осуществления всего этого плана в пределах всей Земли составляет сто восемьдесят миллиардов долларов.
- Как видите, этот план необыкновенно дешёвый и эффективный, - ухмыльнувшись, сказал председательствующий. - Это наилучшее вложение средств, о котором я знаю за всю мою жизнь. Возможно, если мне не пересадят друг за другом восемь донорских сердец, мне не придётся увидеть результаты осуществления этого одновременно грандиозного и прекрасного плана. Но я готов на всё ради хорошей жизни моих потомков. А может быть, и я доживу до того желанного времени, когда в мире не останется ни одного русского, китайца и чернокожего. Я предлагаю принять этот прекрасный план и немедленно начать его осуществление.
В конференц-зале послышался одобрительный шум среди присутствующих членов клуба.
Алексей вопросительно взглянул на Илте. Илте кивнул головой. Он включил режим звукоизоляции. В тот же момент все звуки исчезли. Люди в зале стали напоминать персонажей немого кинематографа.
- Начнём, - спокойно и уверенно сказал Илте.
- Давно пора начать приводить в чувство этих уродов, - эмоционально воскликнул Алексей. – Если бы не запрет доктора…
Илте, молча, настроил прибор, являющийся источником звуков ужаса для разных видов организмов, на характеристики для человека и нажал кнопку включения. В тот же момент Алексей почувствовал тихий низкий звук и вслед за этим тошноту и незначительное сердцебиение. Илте положил прибор, напоминающий небольшую трубку, на пол.
- Отойдём, чтобы прибор оказался за границей звукоизоляции, - проговорил Илте.
Илте и Алексей отошли на два шага вправо. Тихий низкий звук исчез, сразу после этого все неприятные ощущения у Алексея прекратились.
Но, судя по всему, похожие ощущения начались у присутствующих в помещении членов клуба. Они стали меньше говорить и перестали обращать внимание на говорящего докладчика, который вскоре тоже замолчал. Очень интересно было за ними наблюдать. Лица всех присутствовавших людей сделались сначала очень внимательными, потом настороженными и, наконец, испуганными.
Илте произвёл небольшие манипуляции на экране своего плёночного компьютера.
- Я включил силовое поле и режим звукоизоляции по границе этого конференц-зала, - пояснил Илте. – Никто из них не должен уйти отсюда раньше положенного времени. И никто вне стен этого помещения не должен услышать результаты их таинственного собрания.
При слове «таинственного» Илте холодно усмехнулся.
В это время с членами клуба продолжали происходить удивительные изменения. Некоторые из них начали вставать со своих стульев и потом опять присаживаться на них. Кое-кто стал ходить вдоль стен, прикладывая руки то к голове, то к груди, то к животу. После короткого периода полного молчания, они снова стали периодически открывать рты и говорить короткие фразы, судя по движениям их губ. Через две минуты, опять же судя по их губам и открытым ртам, многие из них стали просто бессмысленно нечленораздельно кричать. Теперь уже они все поднялись с своих стульев. Некоторые стояли в оцепенении. Некоторые бегали по помещению вдоль стен. Кое-кто изо всех сил дёргал за ручку входной двери, пытаясь выйти, но безрезультатно. Лица всех членов клуба без исключения выражали дикий животный ужас, от которого они не знали, куда им деться.
- Сколько им ещё придётся слушать этот звук? – поинтересовался с волнением Алексей.
- Посмотрим, - равнодушно ответил Илте. – Это пока только начало. Вероятно, ещё шесть минут, или около этого, им потребуется на то, чтобы понять весь ужас их плохих мыслей и их недопустимого поведения.
Алексей вспомнил всё то, что всего только несколько минут назад он слышал от всех этих людей, и мысленно согласился со словами Илте. Членам клуба, действительно, ещё требовалось время для их прочного и надёжного выздоровления.
С течением времени изменения в поведении членов клуба постепенно всё более и более нарастали. Теперь они уже все без исключения бессмысленно кричали. Их рты были широко открыты. По краю рта у многих капала слюна. Глаза у них дико поворачивались из стороны в сторону. У всех на лицах были крупные многочисленные капли пота. Некоторые из них, вероятно, устали бегать на двух ногах и начали бегать на четвереньках, странно подпрыгивая. Кое-кто бился головой о стену или о столы. Кое-кто рвал на голове волосы. Через некоторое время появился запах аммиака, который постепенно усиливался. Члены клуба при своих резких и бессмысленных прыжках на бегу сталкивались друг с другом, падали, вскакивали и снова начинали своё передвижение. Никто из них не обращал ни на кого никакого внимания. Сначала несколько из них, к которым потом постепенно присоединялись всё больше и больше других членов клуба, начали падать на пол и биться в непрекращающихся судорогах, при этом брюки у них были мокрыми, изо рта у них шла пена. Через восемь минут все без исключения члены клуба дёргались в таких судорогах.
- Пожалуй, первый этап исправления они получили в необходимом размере, и теперь им этого достаточно, - уверенно произнёс Илте.
Илте отключил режимы невидимости и звукоизоляции вокруг них с Алексеем. Алексей снова услышал тихий низкий звук и ощутил неприятную тяжесть в голове. Но через секунду Илте выключил звук ужаса. Члены клуба через тридцать секунд перестали биться в судорогах и бессильно лежали в беспорядке на полу. Запах в конференц-зале напоминал запах в общественном туалете.
Илте передал Алексею предмет, напоминающий большой шприц, но без иглы.
- Нам надо в течение минуты, пока они все не пришли в себя, ввести каждому из них стандартную дозу скополамина, чтобы выключить у них кратковременную память на события последних двенадцати часов, - сказал Илте.
- А где игла? И куда вводить? – спросил Алексей.
- Игла не требуется, - ответил Илте. – Просто прикладываешь этим концом к коже на шее и нажимаешь на противоположный конец, где должен быть поршень у обычного шприца. Под давлением стандартная доза раствора проходит сквозь кожу. Так как нет прокола, то и никакой дезинфекции не требуется. Пятьдесят человек твоих с этого конца, пятьдесят человек моих с того конца. Нам надо сделать всё это быстро. У нас осталось пятьдесят секунд. Приступим.
Взяв каждый по шприцу, Илте и Алексей пересекли столы и начали быстро вводить стандартные дозы скополамина лежащим на полу членам клуба, начав с противоположных концов. Когда Алексей проделывал эти процедуры, то соответствующий член клуба медленно поворачивал к нему лицо и бессмысленно одно мгновение смотрел на него, а потом так же тупо отводил взгляд в сторону.
Илте и Алексей работали быстро, их движения были точными и чёткими. На каждого члена клуба уходила одна секунда. Ровно через пятьдесят секунд все введения раствора были сделаны.
- Сейчас они придут в себя, - сказал Илте. – Когда они рассядутся, то нам надо будет дать им правильное направление мыслей, произвести первое запоминающееся впечатление. У меня имеется в запасе ряд коротких подходящих фраз. Постараюсь сейчас выбрать одну, наиболее подходящую.
Алексей понимающе покачал головой.
В это время члены клуба постепенно приходили в себя. Повёртывая головы и озираясь по сторонам, они поднимались с пола, удивленно рассматривали себя и других людей и, ничего не говоря, садились на близлежащие свободные стулья. Вид у них был растерянный. Несомненно, члены клуба не понимали, как они сюда попали, тем более в таком неприличном виде, и что они все здесь делают.
Через две минуты все члены клуба сидели на стульях, но в совершенно другом порядке, чем в начале заседания. Они продолжали оглядываться и удивлённо смотреть по сторонам. Вероятно, члены клуба просто не представляли себе, что же им сейчас надо делать.
Алексей внимательно разглядывал их одного за другим. Внешний вид членов клуба немного поменялся. Алексей хотел найти противного старика, который был председательствующим на прошлом и на нынешнем заседаниях клуба. Алексей его вскоре нашёл.
Илте хотел уже что-то сказать. Но неожиданно Алексей быстро подошёл к председательствующему, даже внешний вид которого теперь вызывал презрение, взял его за края пиджака и два раза сильно встряхнул, глядя ему прямо в глаза.
- East or West – Russia is best, - громко и уверенно сказал Алексей, не пользуясь помощью автоматического переводчика.
Илте с удивлением и уважением посмотрел на Алексея, который уже отошёл от противного старика и встал рядом с Илте.
- Ваших доходов вам достаточно. Численность населения планеты вам регулировать запрещено, - так же громко и чётко произнёс Илте, обращаясь ко всем присутствовавшим, но только с помощью автоматического переводчика, который в точности повторил на английском языке громкость и тембр голоса Илте.
Все члены клуба, молча, внимательно выслушали Илте и Алексея.
После этого Илте отключил силовое поле и режим звукоизоляции по границам конференц-зала. Илте подошёл к входной двери, открыл её и вышел из помещения.
Алексей напоследок ещё раз взглянул на этот конференц-зал, на этих глупых и жадных людей, пытавшихся с помощью их тайного клуба решать судьбу человечества, и сейчас находившихся в таком неприглядном виде, который вместе с тем больше соответствовал их внутреннему облику, щёлкнул языком и покинул это помещение.
Когда Алексей вышел из конференц-зала, то почувствовал свежий воздух. Алексей с удовольствием несколько раз вздохнул и выдохнул.
Илте стоял в коридоре за дверью и ждал его.
- Сейчас мы проделаем обратный путь, не обнаруживая себя. Но тишину теперь можно будет не соблюдать, - предупредил Илте.
Илте включил режимы невидимости и звукоизоляции. Илте с Алексеем прошли по коридору, спустились по лестнице. Лакеи стояли на своих местах. Администратор гостиницы сидел за стойкой и смотрел в свой смартфон. Никто не заметил, как Илте с Алексеем прошли мимо них.
Илте и Алексей вышли из здания гостиницы и свободно пошли по направлению к окраине города, где они оставили свой автомобиль. Солнце изливало яркий свет, но уже склонялось к горизонту. Людей в городе на улицах всё так же было мало. Но город почему-то теперь не казался Алексею таким угрюмым, как раньше.
Илте с Алексеем шли с радостным чувством выполненного долга. Это было очень приятное чувство, от которого чувствовалась лёгкость во всём теле. Алексей подумал, что он давно не чувствовал такого наслаждения от простого свежего воздуха.
Илте с Алексеем подошли к их автомобилю. Илте отключил режимы невидимости и звукоизоляции вокруг них с Алексеем и силовое поле вокруг автомобиля.
- Надо сообщить о наших делах Дмитрию Викторовичу, - внёс предложение Алексей.
- Да, это мы сейчас и сделаем, - поддержал его Илте.
Глава 27
Илте и Алексей сели в автомобиль, чтобы не привлекать к себе внимания. Илте достал и развернул плёночный компьютер, а затем установил связь с Дмитрием Викторовичем.
Через тридцать секунд на экране компьютера появилось изображение Дмитрия Викторовича и рядом с ним, к радости Алексея, находилась Хартане.
- Как успехи? Как прошло мероприятие? – спросил Дмитрий Викторович.
- Мы с Алексеем сделали все запланированные процедуры. Достигнут положительный результат, - сообщил Илте.
- Алексей в очередной раз проявил себя с наилучшей стороны. Он просто прекрасный сотрудник, - улыбнулась Хартане.
- Мне это всегда бывает интересно и приятно делать, - смутившись, сказал Алексей. – Мне понравилось спасать мир.
Все засмеялись.
- Ведь во всех религиях говорится, что в будущем придут те, кто раньше дал людям законы и научил земледелию, а потом покинул Землю. Они вернутся, чтобы в очередной раз спасти человечество, - смешав шутливый и серьёзный тон, проговорил Илте.
- На то, чтобы называть вас Махди или Майтрейя, вы не годитесь, - серьёзным тоном ответил Дмитрий Викторович. – Но ты прав в том, что это в очередной раз подтверждает существование на Земле в далёком прошлом высокоразвитой цивилизации. Они не смогли в полной мере сохранить себя. Теперь нам надо сделать всё возможное, чтобы сохранить себя.
- Я готов в любой момент сделать всё необходимое для этого, - эмоционально сказал Алексей, взглянув в глаза Дмитрию Викторовичу. – Когда получаешь результат, к достижению которого ты стремился, то испытываешь неизмеримое чувство удовольствия. Вероятно, такие ощущения испытывают гении во время своих открытий.
В этот раз все были серьёзными.
- Ты в большой степени прав, - Дмитрий Викторович поддержал Алексея. – Но гений после получения чувства радости от достижения желаемого результата очень быстро начинает ощущать тревожащее чувство отсутствия удовлетворения, так как он уже видит дальнейшие задачи, которые надо будет решить для достижения совершенства. Так бывает всегда. Жизнь гения далеко не всегда доставляет ему только удовольствия.
- Но я всё равно хочу к этому стремиться, - проговорил Алексей.
- Это хорошее желание, и это твоё право, - ответил Дмитрий Викторович. – Но теперь вы можете возвращаться.
- Алексея ждут домой не раньше завтрашнего дня, - сказал Илте.
- Они заслужили один день отдыха, - поддержала его Хартане.
- Со всех сторон убеждают, - шутливо проговорил Дмитрий Викторович. – Ладно. Решено. Где вы намерены провести этот день?
- Мы бы планировали с Алексеем съездить в Мадрид, - ответил Илте.
- Остановитесь у Мигеля? – поинтересовалась Хартане.
- Да. Мы у него уже давно не бывали. Он приглашал, - подтвердил Илте.
- Хорошо. Побывайте у него. До свидания, - сказал Дмитрий Викторович.
Изображение на экране компьютера исчезло.
- А почему в Мадриде? – спросил Алексей.
- Ты же там не бывал? – уточнил Илте.
- Нет, туда я никогда не ездил - ответил Алексей.
- Ну, вот мы и побываем там. Мне нравится погулять по этому городу, - ответил Илте.
Алексей не стал спрашивать, кто такой этот Мигель. Ещё один помощник Дмитрия Викторовича. Алексей уже не удивлялся тому, что в любом городе у них были знакомые люди. Знакомых людей много. Но в важных ситуациях именно к нему, к Алексею, обратились Дмитрий Викторович, Илте и, конечно, Хартане. Это доверие было очень приятно.
Людей поблизости в данный момент не было. Илте включил режим невидимости вокруг автомобиля и прямо с этого места направил машину в высоту. Поднявшись на восемьсот метров, автомобиль двигался курсом на Мадрид.
Через двадцать минут Илте и Алексей уже были над Мадридом. Преимуществом этого города в отношении приземления в нём являлось наличие множества мелких переулков, в которых часто не было ни одного человека. По этой причине Илте приземлился не за городом, а в одном из таких маленьких переулков, и сразу после приземления отключил режим невидимости.
Автомобиль с Илте и Алексеем медленно поехал по улицам города. Улицы были широкими. По этим улицам ехало множество машин, но пробок не было. По сторонам стояли красивые массивные здания с разными архитектурными излишествами, построенные в первой половине двадцатого века. По тротуарам шли многочисленные прохожие, но толпы не было.
Несмотря на обилие автомобилей и людей на улицах, здесь возникало ощущение расслабленности и отдыха. Вероятно, именно это чувство и привлекало сюда Илте, подумал Алексей.
- Давай сходим в музей Прадо, - предложил Илте. – Сейчас как раз за один час до его закрытия можно посещать его бесплатно.
- Я слышал, что он довольно большой. Что за один час мы успеем увидеть? – спросил Алексей.
-Это правда, большой музей, - подтвердил Илте. – Для его полноценного осмотра надо потратить целый день. Но большинство самых ценных и знаменитых его экспонатов вполне можно увидеть за один час.
В этот момент Илте остановил автомобиль недалеко от музея. Он и Алексей вышли из машины и встали в конец длинной очереди, которая достаточно быстро продвигалась вперёд. Через десять минут они попали в музей.
Илте сразу же целенаправленно повёл Алексея по залам, заранее зная, куда необходимо идти, и подводил его к известным произведения живописи, расположение которых ему было прекрасно известно. Судя по всему, Илте уже многократно бывал здесь раньше.
Многие картины Алексею были хорошо известны по репродукциям, которые были размещены во многих местах в повседневной жизни. Некоторые картины Алексей видел в первый раз. Но все без исключения эти картины производили сильное впечатление.
Таким образом, в интенсивном ритме и по предварительно известному маршруту, Илте с Алексеем в течение одного часа прошли по большинству залов музея и посмотрели два десятка работ знаменитых художников прошлого.
Алексей вновь подумал о гениях среди людей, которые существуют не только в точных и естественных науках, но часто бывают и в области искусства. Это привело Алексея к мысли о том, насколько люди многообразны и насколько сильно они отличаются друг от друга, как по умственным, так и по нравственным характеристикам.
- Понравилось? – спросил Илте, когда они вышли из здания музея на улицу.
- Да, впечатляюще, - признался Алексей. – Сегодняшний день был очень многообразным.
- Это именно так, - согласился Илте. – Ну, теперь поедем к Мигелю.
Илте и Алексей сели в автомобиль и направились на южную окраину Мадрида, где проживал Мигель. Движение на дороге было такое, что ехали они не слишком быстро, но без остановок.
Через тридцать минут Илте и Алексей подъехали к маленькому двухэтажному дому, расположенному прямо у небольшой узкой дороги. Илте остановил автомобиль у входа. Они с Алексеем вышли из машины. Илте включил вокруг автомобиля силовое поле и позвонил в звонок около входной двери.
Алексей отметил про себя интересную особенность, что раньше, когда они путешествовали с Хартане, и вот теперь, когда они приехали вместе с Илте, они ни разу не предупреждали заранее тех людей, к которым они приезжали в гости, о своём предстоящем посещении. Скорее всего, сделал вывод Алексей, для Хартане и для Илте не составляло трудностей в случае отсутствия хозяев дома отыскать этих людей, а хозяева не могли отказать им в приёме их в качестве гостей.
Через минуту входная дверь отворилась и на пороге появился мужчина средних лет, высокий, с маленькой аккуратной бородой, занимавшей только его подбородок, без усов, но с густыми бровями, с чёрными зачёсанными назад короткими волосами.
- Илте! – обрадовано воскликнул мужчина. – Вот не ожидал. Заходите.
- Здравствуй, Мигель, - весело ответил Илте. – Это Алексей. Мы бы хотели погостить у тебя до утра. Можно?
- Ты ещё спрашиваешь! Конечно! Очень приятно, сеньор Алексей, - сказал не скрывавший своей радости Мигель.
Мигель вполне свободно говорил на русском языке, с умеренным акцентом.
После размещения в комнатах и ужина, состоявшего из бутербродов с хамоном и кофе, все трое мужчин, гости и хозяин, отдыхали в большой комнате на первом этаже дома.
- Мы решили отдохнуть и посмотреть Мадрид. Алексей ещё ни разу не бывал в этом городе. А мне здесь очень нравится, - сказал Илте. – Сегодня мы уже побывали перед закрытием в Прадо. А завтра утром сходим ещё куда-нибудь и поедем домой.
- Да, я помню, этот автомобиль едет и летает, - улыбнулся Мигель. – Я советую вам завтра сходить в Эскориал. Это обязательное место для туристов. Ты же в нём никогда не был?
- Не был, - признался Илте. – Но если ты советуешь, то мы завтра сходим туда.
- Вы в этом доме живёте один? – поинтересовался Алексей.
- Вы заметили, что в доме никого больше нет, но имеется беспорядок холостяка? – засмеялся Мигель. – Да, вы правы, это действительно так. После того, как доктор избавил меня от болезни спинного мозга, и я смог нормально ходить, я устроился на работу, где я занимаюсь полупроводниками, и потом я женился. Потом родился ребёнок, мой сын Санчес, но моя жена хотела от меня слишком многого. А для меня работа важнее. Она ушла. Но я с сыном регулярно встречаюсь. И при встрече с женой мы не скандалим. У неё сейчас новый муж. А у меня моя любимая работа и отдых на мой вкус. Но раз в неделю сюда приходит уборщица, которая приводит дом в пристойный вид. Она придёт через три дня. Поэтому не обращайте внимания на маленький беспорядок вокруг. А вы не женаты?
- Пока нет, - засмеялся Алексей. – А после ваших слов я подумаю ещё.
- О, нет-нет, - запротестовал Мигель. – Хотя бы один раз жениться надо, чтобы почувствовать разнообразие жизни. Развестись вы всегда успеете.
Соглашаясь с этими доводами и продолжая улыбаться, Алексей кивнул головой и несколько раз потёр глаза.
- Если ты не возражаешь, то я бы пошёл спать, - сказал Илте.
- О, да-да, конечно, - ответил Мигель. – Я тоже уже собирался лечь отдыхать.
Илте и Алексей ушли в предоставленные каждому из них комнаты.
Удивительное дело. Когда он сидел в мягком кресле, то Алексея клонило в сон. А теперь, когда он лёг в постель, у Алексея сна не было ни в одном глазу. Многочисленные события прошедшего дня вставали у него перед глазами. Алексей вновь и вновь прокручивал эпизоды в голове. Так продолжалось не меньше часа. Но, в конце концов, усталость победила всё остальное. Незаметно для самого себя Алексей заснул.
Утром после завтрака, полностью повторявшего ужин, Илте и Алексей распрощались с Мигелем и поехали за город, чтобы посетить Эскориал. Через небольшой промежуток времени автомобиль остановился перед впечатляющим зданием, которое и было дворцом Эскориал. Илте и Алексей вышли из машины.
- У нас есть деньги на билеты или пойдём с помощью режима невидимости? – поинтересовался Алексей.
- К счастью, есть, - ответил Илте. - Мы спокойно можем купить билет.
Илте и Алексей встали в небольшую очередь в билетную кассу.
- Почему «к счастью»? – удивился Алексей. – Если бы не было денег, то мы могли бы сэкономить.
- Это да, - согласился Илте. – Но тогда мы не получили бы удовольствия. Невозможно получить полноценного удовольствия от искусства нечестным путём.
Они купили билеты и вошли вовнутрь.
Дворец представлял собой массивные помещения, строгой геометрически правильной формы, без архитектурных излишеств, но отделанные дорогими материалами, с несколькими внутренними дворами. Внутренних комнат, коридоров, переходов было очень много, а дверей в них было сделано ещё больше. Алексей был поражён обилию тайных ходов в этом дворце. Илте здесь тоже был в первый раз, и поэтому его впечатления также были свежими. Илте и Алексей путешествовали по дворцу два часа.
- Богатый дворец, но очень скучный, - в конце их экскурсии сказал Алексей.
- Ты заметил? – подтвердил Илте. – Нахождение в этом шикарном месте вызывает грустное чувство.
- Точно, действительно, - поддержал его Алексей. – Ощущение бессмысленности затрат.
- Именно так, - продолжил Илте. – Один человек заставил других людей потратить большие усилия, чтобы удовлетворить свои гордость и чувство собственной значительности. А потом это пошло впустую. Это всегда так происходит. Когда человек тратит силы только на себя одного, а не для пользы других людей, то все его усилия потом превращаются в дым, который рассеивается без следа. Бессмысленность усилий вызывает грустное чувство.
Илте и Алексей вышли из дворца и сели в автомобиль.
- Съездим ещё куда-нибудь? – спросил Алексей, предлагая продолжить их поездку.
- Наша задача полностью выполнена, - сказал Илте. – Мы отпросились погулять только на один день. Нам осталось сейчас возвратиться домой.
- Жаль, - искренне произнёс Алексей. – Тогда я позвоню отцу, чтобы предупредить его о моём возвращении. Он пришлёт водителя в аэропорт. Таким способом наша тайна будет полностью соблюдена.
- Да, так лучше сделать, - согласился Илте.
Алексей вынул из кармана свой смартфон и позвонил Петру Павловичу.
- Да… Хорошо… Вода тёплая… На Лазурном побережье летом всегда много людей… Надоело купаться, а больше здесь делать нечего… Ничего интересного… Нет, не хочу… Я сегодня вернусь во второй половине дня, часов в пять… Ладно… Хорошо, подожду его… Да… Всё… Пока.
Алексей положил свой смартфон обратно в карман.
- Ну, вот теперь всё в порядке. Можно возвращаться в аэропорт Москвы, - улыбнувшись, проговорил Алексей.
Илте ничего не ответил и направил автомобиль в сторону города. За городом не было такого места, чтобы незаметно стать невидимыми и взлететь.
В городе Илте без труда отыскал маленький переулок, гда в данный момент не было людей. Он включил режим невидимости. Автомобиль поднялся над городом на высоту десяти метров.
- Сейчас, подожди одну минуту, - обратился с просьбой Алексей.
Машина зависла над улицей, по которой ехали потоки автомобилей и шли по тротуарам люди.
Алексей ещё раз, молча, в течение одной минуты посмотрел вниз на эту улицу и по сторонам на этот город, стараясь, казалось, запечатлеть в своей памяти эту картину.
- Ну, ладно, поехали, - наконец, проговорил Алексей.
Автомобиль стал подниматься в небо, на высоту двадцати тысяч метров, после чего взял курс по направлению в Москву.
Глава 28
Через два часа автомобиль снижался к югу от Москвы и приземлился на узкую просёлочную дорогу, на которой сейчас поблизости не было машин. После приземления Илте отключил режим невидимости. Автомобиль выехал на широкое шоссе и направился в строну аэропорта.
Всю дорогу в воздухе и сейчас на земле Алексей молчал, погружённый в свои мысли. Ему очень не хотелось снова расставаться с Илте, а значит, вместе с ним с Дмитрием Викторовичем и с Хартане. Но он понимал, что это неизбежно. Пришло время снова возвращаться к обычной жизни. Хотя это будет теперь уже не прежняя, а новая жизнь.
Через двадцать минут автомобиль подъехал к аэропорту и остановился на автостоянке.
Илте и вслед за ним Алексей вышли из машины.
Солнце ярко освещало все предметы вокруг. Его лучи вызывали ощущение тепла на коже лица и рук. Единичные белые мягкие облака проплывали по чистому небу.
- Спасибо за помощь, - улыбнувшись, сказал Илте.
- Мне очень приятно ваше доверие, - пытаясь сохранять спокойствие, ответил Алексей. – Жаль, что наша поездка так быстро закончилась. Я надеюсь, что я тоже кое-что сделал полезное.
- Конечно, - подтвердил Илте. – Благодаря в том числе и тебе, люди ещё долгое время смогут жить на Земле. Улетать на другие планеты человечеству теперь придётся значительно позже. В этом имеется часть и твоей заслуги.
- Ну, уж прямо…, - только и смог сказать Алексей.
Илте протянул ему руку. Илте и Алексей крепко пожали руки, глядя в глаза друг друга.
После этого Илте сел обратно в автомобиль. Машина начала движение и выехала на шоссе.
Автомобиль постепенно удалялся от аэропорта. Алексей в течение десяти минут стоял на прежнем месте и смотрел в ту сторону, где автомобиль с Илте скрылся из вида.
Потом Алексей медленно пошёл в здание аэропорта, где в течение приблизительно ещё одного часа ему предстояло ждать, когда за ним приедет посланный Петром Павловичем водитель Дима.
Алексей продолжал свои размышления, которым он предавался в автомобиле во время возращения в Москву. Встретится ли ещё когда-нибудь Алексей с Илте, с Хартане, с Дмитрием Викторовичем? Или хотя бы просто сможет ли он их когда-нибудь увидеть по компьютеру и поговорить с ними? Неизвестно. А ему, Алексею, этого очень бы хотелось.
Алексей вошёл в здание аэропорта, сел на один из стоящих в ряду стульев и стал ждать, глядя в окно. Лицо у Алексея было очень грустное.
Так прошло пятьдесят минут.
- Гражданин! Гражданин! - громкий и настойчивый голос обращался к Алексею.
Алексей повернул голову и увидел справа рядом с собой двух молодых людей, лет тридцати, обращающихся к нему. Один из них был в форме полицейского, а другой в гражданской одежде. Алексей вопросительно посмотрел на них.
- Улетаете или прилетаете? – спросил полицейский.
- Прилетел, - равнодушно ответил Алексей.
- Ваши документы, - попросил полицейский.
Алексей, молча, достал из кармана и протянул ему свой загранпаспорт.
Полицейский полистал его. Так как Алексей много раз в своей жизни летал на самолёте и пересекал границу, то в его загранпаспорте было множество отметок и печатей. Полицейский вернул Алексею его загранпаспорт и отошёл в сторону.
- А почему вы сидите здесь и не уходите? – вступил в разговор гражданский.
- Жду автобус, - ответил Алексей.
- Автобусы сейчас ходят, аэроэкспресс тоже ходит - возразил гражданский.
- Туда, куда мне надо, автобусы ходят редко, один раз в два часа, - объяснил Алексей.
- Ну, тогда идите на остановку автобуса и ждите его там, - не унимался гражданский.
- Там жарко и пыльно, - настаивал на своём Алексей. – Через полчаса будет мой автобус, и я уйду.
- Но вы же не можете жить здесь у нас на вокзале, - продолжал разговор гражданский.
- Но я же сказал. Через полчаса приедет мой автобус, и я уйду, - повторил Алексей.
- Хорошо. Давайте договоримся, что если мы вас заметим здесь ночью, то не обижайтесь. Договорились? - решил закончить разговор на строгом предупреждении гражданский.
- Да, - спокойно сказал Алексей.
Наконец, гражданский вслед за полицейским ушёл.
Как ни странно, но настроение Алексея заметно улучшилось. Ему действительно было смешно. В первый раз в жизни его, Алексея, приняли за бомжа, который собирается жить в аэропорту. Вроде, внешний вид Алексея этому не соответствовал. Вероятно, грустное выражение лица Алексея навело сотрудников безопасности на это соображение. При возвращении к мысли о том, что его приняли за бомжа, Алексей с трудом подавлял внутри себя смех.
Оставшееся время прошло быстро. Ещё через двадцать минут в здании аэропорта появился водитель Дима и подошёл к Алексею.
- Как долетели? Хорошо отдохнули? – вежливо поинтересовался водитель Дима.
- Да, хорошо. Как здесь дела? – в ответ спросил Алесей.
- Да вроде бы нормально, - пожал плечами Дима. – Пётр Павлович в хорошем настроении. Он сейчас в конторе. Но, вероятно, сегодня домой приедет раньше обычного.
- Почему ты так думаешь? – решил уточнить Алексей.
- Он велел мне, после того, как я вас привезу домой, сразу же приехать к работе и ждать его у входа, - объяснил Дима.
Алексей и Дима вышли из здания аэропорта и сели в шикарный автомобиль Петра Павловича. Этот просторный и красивый автомобиль, на который оглядывались прохожие, сейчас представлялся Алексею очень примитивным и приземлённым. Этот автомобиль не умел летать. Единственным достоинством этого автомобиля было то, что он сейчас доставит Алексея домой.
Дима уверенно управлял машиной, которая быстро двигалась по дороге. Несмотря на то, что в салоне автомобиля работал кондиционер, Алексей, пока они ехали за городом, немного приоткрыл окно, и лёгкий поток приятного свежего воздуха попадал на его лицо.
Алексей смотрел в окно. Эта дорога и все пейзажи по сторонам от неё были ему хорошо знакомы. Но Алексей с интересом и удовольствием, не отрываясь, продолжал наблюдать за меняющейся картиной, которую он видел за пределами автомобиля.
Люди ехали на других машинах и шли пешком в разных направлениях по своим делам. У всех этих людей были свои заботы. Все эти люди были разными по своим умственным и нравственным качествам, у них всех были разные судьбы. Но все эти люди за окном, которые попадались на глаза Алексею, а также множество других людей в разнообразных местах, о существовании которых Алексей даже не знал, сейчас были живы. Значительное большинство из них будут жить и в ближайшие несколько десятков лет. Родятся и будут жить их дети и внуки. В этом сохранении и продолжении жизни всех людей была маленькая часть заслуги Алексея. И сам Алексей тоже будет жить.
Дима притормозил на пункте пропуска в посёлок, где был дом Петра Павловича. Охранник заглянул в салон автомобиля через окно и кивнул в знак приветствия. Алексей кивнул ему в ответ. Машина проехала внутрь на территорию посёлка.
Остановившись напротив дома Алексея, Дима открыл ворота и потом въехал во двор. Алексей вышел из автомобиля. Дима сразу же уехал в контору за Петром Павловичем.
Как только автомобиль показался на территории перед домом, так в тот же момент открылась входная дверь дома, и на пороге появилась Пелагея Матвеевна. Она направилась к Алексею, вышедшему из машины.
- Алёша, как ты похудел! – начала Пелагея Матвеевна обычное приветствие после разлуки.
- Тётя, за неполные три дня?! – возразил Алексей.
- Да-да, не спорь, - Пелагея Матвеевна была уверена в своих словах. – Пойдем быстрее. Тебе надо поесть. Папа скоро приедет. Расскажешь нам, как ты отдохнул.
Пелагея Матвеевна зашла в дом и скрылась из вида внутри за входной дверью. Алексей шёл, не спеша, за ней, наслаждаясь возвращением домой.
Алексей знал, что ему не составит труда рассказать отцу и тёте о своём отдыхе.
Но кому рассказать обо всём том, что с ним происходило в действительности? Хранить всё в себе было тяжело. Родственникам, другу Сергею, приятелям в институте рассказывать правду было нельзя. Они всего этого правильно не поймут и не поверят. Завести дневник и записать там всё произошедшее? Это тоже нельзя было сделать. Неизвестно, кто может прочитать записи Алексея.
Да, пожалуй, обо всём можно рассказать только ему одному, давнему приятелю своего отца. Этого приятеля своего отца Алексей видел редко, в последний раз два года тому назад. Этот человек имеет широкие взгляды, равнодушен к тому, что случается с другими людьми, ничему не удивляется, спокойно выслушивает любую информацию и не склонен в разговорах сообщать что-нибудь о том, что он знает. Хотя по некоторым признакам Алексей был уверен, что этот приятель отца знает много. Несомненно, он ничего никому не расскажет, потому что он просто ничему не поверит. А в случае, если этот приятель отца что-нибудь и расскажет, то его постоянно ироничным словам, всегда вызывающим у окружающих людей явное раздражение, тоже никто не поверит. Да, только ему можно рассказать всю правду.
Алексей спокойно и радостно шёл в тёплом сиянии летнего дня.
Солнце равномерно изливало с чистого неба свой яркий и мягкий свет, от которого исчезала любая темнота. Земля, все предметы и все движения, освещённые лучами, были ясно отовсюду видны.

© Copyright: Иван Сухих. Дата опубликования: 25.03.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).