Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 23 октября 2019.:
Константин Токарев

КАТОК

I
УССР, Херсонская область, г. Геническ, лето 1978 года.

Москаль – пренебрежительное
или оскорбительное,
иногда ироническое
прозвище русских.
Хохол - уничижительное
или оскорбительное,
иногда шутливое
прозвище украинцев.

- Бабушка! Привет! Ты нас долго ждала?! – Крикнул мальчик бабуле, сидевшей на лавочке под кроной одного из стройных и высоких деревьев, растущих вдоль тихой и сонной аллеи.
- О! Внучек! Да спозаранку я тут сижу. Телеграмму же получила о вашем приезде! – Воскликнула в ответ его бабушка и крепко обняла мальчишку. И посмотрела пристально в ту сторону, откуда прибежал её внук. – А твои мама-то с папой где?!
- Они ещё на автовокзале с нашим багажом стоят. А автобус они ждут потому, что на такси не хотят ехать.
- А как они тебя отпустили?! Или сбежал от них?!
- Я не сбежал. Я отпросился. А папа мне карту города дал. И карандашом там мой путь отметил. Папа же мой у тебя в этом городе родился, бабушка! Он же твой сын, бабуля!
- Понятно, понятно! – Строго ответила Матрёна Никитична и повернула морщинистое лицо в сторону своей глиняной хибарки, которая стояла в проулке за продуктовым магазином. Рядом с которым стоял небольшой киоск. Отвернулась она для того, чтобы внук не увидел её смеющихся глаз. – Ладно, заглянем-ка в киоск по пути в мою мазанку. И купим тебе мороженое. И будем с ним ждать твоих маму и папу.
- Как ждать их с мороженым? Оно же растает!!!
- А мы его под абрикосами есть будем. И ждать, когда папа с мамой придут.
- Уррра! А какое мороженое в киоске есть?
- «Пломбир» там есть. А ещё «Эскимо». Пошли, внучок, посмотрим… Кстати, а старший твой братец тоже на автовокзале или вы его одного дома оставили?
- Да с мамой и папой он. Он же наш чемодан таскает. Наш с ним. Он же мой брат! Бабушка, а может, мы с тобой на автовокзал сбегаем? Там они все увидят, что я тебя встретил.
- А как мы это сделаем, внучек? Сбегаем, говоришь – Засмеялась бабушка и стала подниматься с лавочки, немного покряхтывая и держась рукой за поясницу. – Пошли уж к киоску…
- Ба-а-абушка! А можно, я сам тогда сбегаю? Я же улицы теперь знаю.
- Ну, уж не-е-ет! Пошли уж, пошли. В киоск и ко мне во дворик. В нем их всех и дождёмся.
Мальчик тихо вздохнул, взял бабулю за руку и побрел с грустным видом к киоску.
А возле киоска засветился улыбкой и удивил бабушку своим разговором с весёлой продавщицей.
- Здрастуйтэ, як у вас справы?
- Добре, дякую, хлопче!
- Я выбачаюсь, як вас зваты?
- Мэнэ зваты Клава! А тэбэ як?
- А мэнэ Костя! Дати морозыво, будь-ласка!
- Якое?
- А вы розмовляйе росийською? А то я похано по-украиньски розмовляю.
- Та ни похано ти мовишь!
- Дякую. Тада «Эскимо». Пъять тада!
Бабушкин внук взял в охапку пять порций мороженого. А бабушка отдала продавщице деньги и о чем-то радостно затараторила с ней. Они говорили так весело и непонятно, что мальчик разобрал и запомнил лишь это – «Матрёна! … Та Клава!... Та сынку… Шо?... Чоловик ён… Дружинка… Вони с Сахалину… Та ни! Ни заблукав!... Ён вумный… ». А почувствовав, что мороженое в его руках становится мягче, внук коснулся плечом бабули и сказал ей родным языком.
- Бабушка! Мороженое уже тает! Пойдём скорее!
Взглянув на мальчишку лукаво, бабуля махнула Клаве рукой, сказала ей «До побачэння!» и слегка подтолкнула своего внука в спину.
- Пийдём вже, пийдём , вундеркинд мой!
Идти оказалось недолго. Надо было всего лишь свернуть за киоск, пройти вдоль крепости из деревянных и картонных ящиков, которую построили грузчики магазина, и дошагать ещё метров двадцать до калитки забора, скрывавшего за собой небольшой домик бабушки. А по пути к нему бабушка удовлетворила свое любопытство, проведя с внуком беседу.
- Ты откуда украинский язык-то знаешь?
- Я ещё мало знаю. Это папа меня учил, когда мы сюда в самолёте летели, а потом ещё в поезде ехали. Папа же здесь родился. В январе 41-го года. А вы тут ещё до 52-го года жили. А потом вы на Сахалин уехали. А там уже мой дядя родился. А потом папа с дядей выросли. А ты в свой Геническ вернулась. Вот мне папа всё и рассказывал.
- Однако! Тебе, внучек, сегодня ещё пять лет только, а ты уже знаешь столько!
- Я уже и читать умею, бабуля! И даже знаю, в каком году ты родилась!
- Ну-ка, ну-ка, в каком же?!
- В одна тысяча девятьсот одиннадцатом!
Услышав это, бабушка замолчала и тихо повела внука дальше. Затем приоткрыла калитку. Внук проскользнул во дворик и встал как вкопанный, удивлённо глядя на скамейку, стоящую у сплошного забора, который отделял тот дворик не только от проулка, но и от соседского дома. А из-за забора над скамейкой и двориком нависали густые ветви, обвешанные желто-оранжевыми плодами. Бабушка взяла у внука четыре порции мороженого и зашла внутрь избушки. Позвенела там стеклянными банками, подребезжала каким-то тазом, хлопнула какой-то деревянной крышкой и вышла опять во дворик. Посмотрела на очарованно замершего внука и спросила его, уперев в бока руки.
- Ты долго стоять то будешь?! Садись уж на скамейку и ешь же мороженое. А то ведь растает совсем.
Мальчик сел на скамейку, развернул мороженое и резво приступил к поглощению неповторимого «Эскимо». Одновременно он поднимал одну руку вверх и тыкал указательным пальцем в сторону тех ярких плодов, что свисали над ним. При этом бабушкино лицо озарилось какой-то не мелкой мыслью и она спросила внука таинственным голосом.
- Ты чего это пальцем в небеса тычешь?
- Я не в небеса, а на абрикосы показываю. Ты же сказала, что мы мороженое под абрикосами есть будем. А я подумал, что мы на эскимо абрикосовый джэм намажем. А оказалось, что у тебя целое дерево есть.
- Не у меня, а у соседа. А в моём дворике вишня растёт. Там, за мазанкой.
- А как твой сосед здесь свои абрикосы собирает?
- Он только те собирает, что за моим забором находятся. А я из тех, что ко мне во двор падают, варенье варю.
- А давай лесенку к забору прислоним и я по ней до наших абрикосов доберусь?
Сказав это, белобрысый мальчуган пяти с половиной лет от роду проглотил мороженое и ответа от бабушки не услышал. Да его-то и не было. Потому, что калитка вдруг распахнулась и во дворик вошли чемоданы большой и малый. А следом проникли мама, папа и брат. Бабушка пошла им навстречу, раскинув вширь руки, а внук ускакал, пригибаясь, за угол бабушкиной хижины. И осторожно стал из-за неё выглядывать. А причина была такая - войдя во двор и увидев свою маму, папа мальчиков заговорил громким сердитым голосом.
- Здравствуй, мамо! Ты нашего младшего охламона не видела?! Он убежал от нас!!!
- Как убежал-то?! Он сказал, что вы отпустили!!! Что ты ему карту дал!!! Что он улицы знает!!!
- Ты видела его, что ли?! Где он, ты знаешь?!
- Так вот он….
Сказав это, Матрёна Никитична отвела в сторону скамейки указательный жест и стала полностью сама разворачиваться. А, развернувшись в сторону указываемой скамейки, бабушка раскрыла широко рот и сделала круглыми свои глаза. А затем закричала громко.
- ВНУ-У-УК! ГДЕ ТЫ-Ы-Ы?!
Прекрасно зная, что его ждёт, младший сын опустил руки по швам, а на грудь голову. Потом вздохнул. Потом шмыгнул носом. И уж потом поднял голову и вышел из-за угла навстречу своему наказанию. Тем не менее, все прошло легче. Мать хлопнула в ладоши. Брат покрутил пальцем у виска. Но, отец доставать ремень не стал. Все смешалось в доме бабули. Ведь радость от встречи родителей, старшего брата и бабушки резко снизила их сердитость. А дальше пошло веселье. Икра красная сахалинская. Виноград и арбуз украинские. И вареники с вишней тоже. А ещё пироги, о боже! А потом наступило затишье. Солнце село. И пришло туда царство летучее мышье. А потом напал на всех сон. Убежал же с рассветом он. Мальчик встал с раскладушки и вышел во дворик. Засмотрелся на встающее солнце. Задышался ароматом близко лежащего Азовского моря. И вздрогнул он от того, что на его плечо легла крепкая отцовская ладонь. Который сообщил сыну свой родительский план съездить в Симферополь. Вдвоём с мамой. А братьев оставить на весь день у бабушки. Затем наступила пауза, в течение которой мальчишка мысленно составил свой план. Он очень хотел сходить и искупаться с братом в теплом, приятном море. Но, вышло так, как будто отец прочёл его мысли. Поскольку сказал.
- Только смотри мне! Если ты ещё и от бабушки сбежишь, то получишь от меня ремнем крепко. Понял?!
- Да понял я, понял. А чем нам заняться тогда?
- Вам бабушка все и скажет.
После этого отец с мамой ушли в сторону автовокзала. А бабушка озадачила внуков чисткой картошки. Дала им ножи и показала кастрюлю. А потом собралась и ушла на рынок. За зеленью и кукурузой. И за черешней. Начав чистить картошку, братья заговорили о планах.
- Ну, что ты, братишка, хочешь?
- Купаться хочу-у-у…
- Да это понятно. А ещё что?
- Пока не знаю. А, вот что! В кино хочу тоже!
- О! Давай бабушке про кино скажем, а сами на море сходим?
- Ага!
Из-за этого чистить стали быстрее. Ведь план-то был классным! Наполнив большую кастрюлю картохой, избавленной от очисток, они сели на скамейку и стали с нетерпением ждать возвращения бабушки с рынка. Ждали, как им показалось, о-о-очень долго. И тут вдруг один из братьев завёл разговор.
- Слушай, а помнишь, бабушка с мамой вчера о варениках с вишнями и абрикосами говорила?
- Помню. А ты к чему это?
- Ну, я к тому, что мы потом с тобой и отцом вишню с дерева собирали. Мы с нижних веток с тобой собирали, а он с верхних.
- И чо, и чо?
- Да, блин. Он же на лесенке был.
- А-а-а, точно! Он же её у дерева и оставил. Давай сюда её притащим!
- А сюда то зачем?
- Ну, ты голову свою подними и глянь на то, что висит над нами!
Старший брат поднял голову и увидел абрикосовые ветки. После этого хлопнул себя по колену и вскочил со скамейки. Покивал головой младшему брату и они вдвоём побежали за домик. И почти бегом вынесли лестницу из-за дома. И замерли. Ведь в калитку входила бабушка с авоськами в руках. Там помидоры, огурцы, зелёный лук. Ещё там перец и кукурузные початки. И ещё арбуз. Да и черешня! Но, замерли братья не из-за этой вкуснотищи. А из-за бабушкиного взгляда, которым она пригвоздила их к земле. А дальше сказала так.
- Мальчишки! Вы куда собрались?! Зачем вам лестница?! Я чем сказала вам заниматься?! Вы что, совсем уж лентяи?! А, ну-ка, несите лестницу обратно и быстро чистите картошку!!!
Братья опустили лестницу на землю. Младший приложил указательный палец к губам. И пока бабушка пыталась понять, что это значит, старший сбегал внутрь домика и вернулся оттуда с большой кастрюлей, заполненной чистой картошкой. В ответ бабушка покивала головой и поцокала языком. Потом занесла авоськи в домик. А оттуда уже крикнула.
- Ребята-а-а, идите сюда-а!!!
Братишки удивлённо взглянули друг на друга и пошли вместе к бабушке в дом. Бабушка кивнула в сторону домашней печурки и попросила разжечь её. Пришлось им сходить в сарайчик и принести оттуда поленья. Потом старший брат наколол лучину, сложил её вместе с газетой в печку и вручил младшему братцу спички. Тот с радостным видом развёл огонь, захлопнул чугунную дверцу очага и приоткрыл поддувало. Затем повернулся к бабушке и нетерпеливо сказал.
- Ну, теперь-то мы можем идти?
- Куда это вы собрались?
- Мы хотели с лестницы абрикосы собрать. Те, которые наши! А потом уж в кино!
- Что-что?! – Подняла седые брови бабушка, продолжая строгать огурец в тазик. – Абрикосы?! Кино?!
- Ну да же! А что, нам чего-то нельзя тут делать?
Бабушка задумчиво почесала костяшкой свою переносицу, сдула седую прядь со лба и сказала спокойно.
- Пока ваших мамы и папы нет, вы в кино без них не пойдёте.
- Ну-у, ба-а-абушка! А насчёт абрикосов?
- А насчёт абрикосов так. Я готовлю пока еду. Ну, салат там, пельмешки. Да ещё я сварю кукурузу. А вы пока до соседа сходите. Предупредите о том, что вы абрикосы трясти собрались.
- А зачем предупреждать его надо?! Мы же из твоего двора абрикосы собирать будем!
- Ага. А хозяин того дерева вас над забором из своего двора увидит. Ружье свое солью зарядит и вам в задницы соль ту всыплет. Вам совсем, что ли, сидеть не надо? – Улыбаясь, сказала Матрёна Никитична.
- А, вон что! – Воскликнули братья и рванули бегом к двери.
- Стойте! – Крикнула им вслед их бабушка. Потом указала ножом на погреб. – Возьмите там банку с икрой. Одну из тех, что вы мне привезли. Мне не нужна от соседа подачка.
Мальчишки кивнули своими белобрысыми головами и полезли совместно в погреб. Однако, очень скоро из погреба выглянул внук младший.
- Баба Мотя, а у тебя там ледник прямо. На нем ещё то «Эскимо» лежит, что мы не доели. А можно, мы сейчас его с братом съедим?
- Да можно, конечно. Банку только с икрой не забудьте.
Голова младшего брата снова исчезла в погребе, а затем оттуда появилась рука старшего брата, державшая литровую банку с красной икрой и поставила банку на пол. А после рука исчезла и никто из погреба не появился. Бабушка заглянула туда и захихикала.
- Вы чего там спрятались то? Мороженое можно и тут есть!
Услышав ехидный звон в словах своей бабушки, внуки выбрались из погреба и собрались к соседу. Выйдя во дворик, они подтащили лестницу к забору и пошли вручать банку с икрой и просить разрешения на сбор абрикосов. При этом старший брат сказал младшему вести эту беседу самостоятельно, поскольку у того получалось говорить на украинском языке лучше, чем у старшего. И младший брат согласился. Подойдя к калитке соседа, они увидели за ней человека в бело-серой панаме, с полей которой спускалась длинная бахрома. А из-под этой бахромы выходила борода такого же цвета. Сосед стоял возле своего дома и что-то настойчиво ковырял палкой под его крышей. Ребята скрипнули калиткой, вошли во двор и младший брат начал украинську мову.
- Доброго ранку! Мэнэ зваты Костя. Цей мий брат. Його имя Витя. А це наш подарунок. Як вас звуть? Можна нам абрикоси?
Произнеся эту речь, малой вытер со лба капли пота и оба брата стали ждать ответа от соседа бабушки Моти. Сосед неторопливо обернулся, оперся на свою палку и уставился на пришедших к нему детей, совершенно не торопясь с ответом. Минут через пять этот человек указал своим сухим и костлявым пальцем на банку с икрой и сказал.
- Це подарунок? Що це за ягода? У менэ курок немаэ. А звати менэ Михей.
Старший брат посмотрел на младшего. Младший почесал затылок, наморщил лоб, поднял глаза вверх и сообщил соседу такое.
- Так курки и пивень не треба! Це икра рибки! Наш вам подарунок.
Старик в панаме снова затих, потом ткнул пальцем вверх и спросил так.
- Чому икра червона, а ни чорна? Якой ищо рибки? Ти брешешь?
На этом родник украинского языка иссяк в голове младшего брата и он перешёл на язык родной.
- Да не брешу я! Это икра лосося, а не осетра! Дед Михей, вы попробуйте! Хлеб, масло и икра сверху. Такой вкусный бутерброд будет, что вы потом ещё этой икры захотите! Мы с Сахалина её привезли. Мы внуки вашей соседки Матрены Никитичны! Мы хотели ваше разрешение на сбор ваших же абрикосов получить!
Перед тем, как сосед выдал ответ, он смеялся до слез. Потом сдвинул свою панаму на затылок и сказал, вытирая слезы, чисто по-русски.
- Ох ты ж, йох ты ж! Так вы не местные! Ещё и с Дальнего Востока приехали! Ах-ха-ха! А что ж вы сразу по-русски говорить не начали? Я хоть и не москаль, но я ваш язык знаю!
- Дед Михей, а что такое «москаль»? А кто вы тогда? – Удивлённо и хором спросили братья.
Старый Михей снова залился смехом. Потом закурил папиросу, закрыл себя облаком дыма и выдал ответ, как в тумане.
- Да хохол я, хохол. А что такое «москаль», у бабки своей спросите. И это, насчёт абрикосов скажу вам вот что - я разрешаю вам собрать столько, сколько каждый из вас, не слезая с дерева, собрать сможет.
- Дякуе! – Уже привычно ответил младший. Вместе со старшим они пожали плечами и пошли со двора, серьёзно задумавшись над полученным разрешением.
- Эй! Москалята! Икру-то оставьте! – Зашумел им вслед дедка.
- Ой, прошу прощения! – Крикнул в ответ старший брат и оставил банку с икрой у калитки. Задумчиво посмотрел на старого Михея и вышел в проулок к брату. Потом взял братишку за руку и провел его мимо бабушкиной калитки.
- Ты куда? Нам нельзя же в кино без родителей!
- Да не в кино мы. Мы сейчас две коробки из картона у магазина стырим. Мы же в них абрикосы собирать станем!
- Как это? Он же сказал, что на дереве быть надо.
- Расскажу всё, когда вернёмся.
Мальчишки сходили к магазину, потом вернулись к калитке и зашли в бабушкин дворик. Там их бабушка спросила строго.
- Где вы шастали то, внучата?! Зачем вам коробки?!
Внуки снова переглянулись и вместо ответа старший брат спросил вот об этом.
- Бабуля, а что такое «москаль» и «хохол»?
Бабушка очень настороженно спросила в ответ.
- Это кто вам такое ляпнул?
- Сосед твой. Михей который.
Услышав это, бабушка так лицом потемнела, как будто небо закрыла грозовая туча. Она замолчала, потом пробурчала неслышно. А после ещё и смахнула с глаз своих слезы. Внуки обняли её за пояс и, глядя на неё снизу вверх, спросили о том, что случилось. Бабуля вздохнула, обняла двух детей за плечи и негромко рассказала им это.
- Мы с ним соседи с давних пор уже. Лет сорок назад я в этой мазанке жить стала. Я же тут сначала секретарём в нашем исполкоме работала. А Михей этот в порту нашем докером был. Он ко мне в гости ходить пытался. А я замуж за деда вашего вышла. Который и отвадил Михея напрочь. А в январе ваш папа родился. А в июне война началась. Дед Паша ваш получил повестку и ушёл на фронт. А Михей этот исчез просто. Я думала, что он или в армии, или партизанит где-то. А осенью все наоборот оказалось. Этот Мих..й полицаем стал и немцев ко мне привёл. Они в этой мазанке дверь сломали, мне все зубы выбили, а папу вашего через окошко во двор наш выбросили… Да и внутри они тут все сломали, а еду мою унесли просто. Повезло нам в том, что в погреб они не глянули. Там картошка у нас была, да сальце. И бочонок с капустой квашеной. А предатель этот смеялся так, что убить я его хотела. Но, не смогла. Когда немцы ушли из города, эту сволочь наши солдаты забрали. Я думала, что казнят его, а он всего лишь срок получил и приехал домой в 1956 году. А я тогда уже на Сахалине была. А когда я вернулась, то и не узнала его сразу. Весь бородатый, одежда другая, да и видела его редко. Потом уже я все выяснила. Да и убивать его уже не хотела. То ли из-за того, что он просидел за свое предательство, то ли в душе моей время прошло и успокоило…
Услышав эту историю, внуки прижались к бабушке и почти замерли от того, что представили себе. Несколько минут все молчали, а потом младший внук сказал.
- Так значит, «москаль» и «хохол» - это обзывания какие-то, да?
Бабушка посмотрела на него грустно и сказала ему спокойно.
- Да это и шутками может быть, но вы лучше эти слова забудьте.
А старший внук рассказал бабушке о том, как этот сосед разрешил им абрикосы собрать. А потом взял он коробку и отправил своего младшего брата на ветки. Тот залез и стал сбрасывать абрикосы вниз. Их ловил старший брат коробкой. Все шло аккуратно и ловко, поэтому сбор абрикосов прошёл успешно. И выглядел этот сбор так, что бабушка Мотя даже сильно смеялась, а дед-сосед Михей махал им рукой и ругался. И таких слов наши братья ещё не знали. В конце концов младший брат помахал соседу рукой и слез с дерева, на верхушке которого осталось плодов штук десять. А соседа этого они больше никогда и не видели. Да и не хотелось им вовсе. А к вечеру из Симферополя вернулись мама с папой. А абрикосов бабушкины внуки наелись столько, что потом до самого утра не могли отойти от дома дальше деревянного строения с вырезанным в его двери сердечком.
А потом целый месяц все вместе ходили на море. И были в кино. И были в музее. В то время фотография их беззубой бабушки была в том музее. Там её внуки узнали, что не простой секретаршей она в исполкоме была. И то, что после ухода немцев с тем полицаем из её дома, она закутала сына и ушла с ним в отряд тех, кто не мог быть предателем. Ведь были они людьми настоящими.
А сейчас я думаю о том, что зря настоящие люди были настолько добродушными и не уничтожили всех предателей и нацистов, а оставили многим из них их жизнь. Ведь они выжили и воспитали таких же подлых потомков, которые сейчас поднимают свои нацистские черепа и брызжут ядом. Нацизм – это диагноз. А нацист – это существо, переполненное комплексом неполноценности и которое не может достичь своей личной материальной или психической мечты из-за своей подлости и тунеядства. Поэтому оно прикрывается маской безграничной любви к какой-нибудь нации и собирает своей брехней целую когорту таких же подлых созданий. А потом отправляет этих шизомарионеток на бойню, получая с нее доходы. А самое мерзопакостное и страшное в том, что эти твари мучают и уничтожают нормальных людей, пытаясь сделать их своими рабами. Поэтому я и говорю вам о том, что нацистов лечить бесполезно. Надо просто произвести санитарную обработку нашей планеты и избавить её от микроба «Nazismus Vulgaris».

II

КССР, Алматинская область. г. Алма-Ата, лето 1980 года.

Мамбет - в Казахстане
называется казах, плохо
говорящий по-русски.
Оралман – этнические казахи,
переселяющиеся в Казахстан
из соседних стран.

- Привет, родня! – Высокий дядя в крутых солнцезащитных очках помахал рукой и подал руку отцу семейства, вышедшего из багажного отделения аэропорта «Алма-Ата».
Двое детей прилетевшего семейства с любопытством смотрели на встретившего их дядю. Старший племянник с завистью разглядывал дымчатые очки и штаны из вельвета, которые дядюшка явно добыл «за бугром». А младший очень удивлялся тому, что на их дяде нет местного традиционного наряда. И удивление его было таким неудержимым, что мальчик с трудом дождался рукопожатия своего троюродного дяди и поприветствовал его так.
- Салеметсизбе, дядя Саша! А где твои ай-ыркалпак и бешмет?
Дядя даже приостановил весёлое потряхивание детской руки своей мощной ручищей и засмеялся.
- Вот это да! Ты откуда все это знаешь, племяшек?
Мальчик почему-то выпятил свою грудь, выставил одну ногу вперёд и гордо сказал.
- Дядя, я же в гости приехал! А в чужой монастырь со своим уставом не ходят!
Дядя с интересом посмотрел на своего дальнего племянника и ответил почти серьёзно.
- Погоди ты. Про устав и монастырь понятно. А вот почему я в национальном костюме вас встречать должен? И откуда ты такие слова-то знаешь?
- Ну, вы же в Казахстане живёте! А слова я в библиотеке узнал. В словаре. А ещё про казахский эпос читал. Ну, который «Алпамыс-батыр» называется!
Дядюшка доброжелательно улыбнулся и ещё раз пожал мальчику руку.
- Хм, какой молодец ты! А про костюм я и сказать-то чего не знаю. Зато вопросы тебе задать хочу.
Племянничек почувствовал себя победителем их беседы и задорно позволил.
- Да пожалуйста, задавайте!
И дядюшка задал.
- А ты-то почему не в косоворотке и без картуза? Ты же в России живёшь, парнишка?
Мальчик опешил.
- И правда, чего это я. Простите, дядя!
Вся родня засмеялась и дядя сказал, улыбаясь.
- Ладно, поехали…
И проводил всех к «Волге», которой рулил безупречно. Провез родню по казахской столице тех времен. И папа, и мама, и старший брат о чем-то болтали с дядей, а младший молчал и с восхищением разглядывал то, что видел в окошко чудесной машины. Не мог оторваться от орнамента вязи, которая была для него необычной. И было светло, и пела душа.
И привёз их троюродный дядя к себе. А там их ждали троюродная тётя и троюродные братья. Взрослые сели сразу за стол, а детишки забрались в игрушки. Но, играли недолго. Ведь надо поесть. И было там что. И было немало. И шулюм, и манты, и бешбармак, и куырдак. И была там лапша. А было ещё такое там блюдо. Такое вот, с мясом. Ну, там все были с мясом. А вот это блюдо с мясом было такое, что приехавший мальчик не удержался и задал вопрос с набитым ртом.
- Скжите… пжжлсста… та… да. Ца… ак?
Все люди, сидевшие за столом, прекратили свои разговоры и уставились на мальчика, жующего казы. Отец мальчика слегка хлопнул его по затылку и сказал ему строго.
- Нельзя говорить с полным ртом. Прожуй сначала, а потом только спросишь.
И все подождали, пока он проглотит. Мальчик прожевал, проглотил и вздохнул.
- М-м-м… у-у-х. Скажите, пожалуйста. Эта еда называется как?
И снова потянулся к ней вилкой. А дядя ответил.
- Казы. Колбаса из конины.
При этом ответе вилка зависла над блюдом. Племянник нахмурил брови. Подумал секунду. Потом он взглянул на дядю. И задал вопрос.
- Конина это конь?
- Да, конь или лошадь.
- Так это мясо коня или козы?
- Казы - это название колбасы из мяса коня. Что тебе непонятно?
- Всё понятно. – Ответил мальчишка и снова ткнул вилкой. – Я просто не знал. А теперь вот знаю. Мясо коровы – говядина, а мясо коня – конина. А казы не из козы.
Всех насмешил и вернул всех к беседам. А сам просто продолжил есть.
Время встречи за дастарханом течёт не быстро. Люди взрослые что-то говорили друг другу. Над чем-то смеялись, о чем-то грустили. А дети тихонько вышли из-за праздничного стола и ушли гулять во двор. А там красота-а-а! Высокое чёрное небо. На нем бриллианты из звёзд. На улице очень тепло и тихо. Акация, каштан, бульдонеж…
- Сыно-ок, подъем! И братьев буди! Сейчас на «Медео» поедем.
Старший сын протёр глаза, пихнул младшего брата в бок и пошёл умываться. А младший пихнул троюродных братьев и пошёл вслед за старшим. А после ванной комнаты все быстро сели за стол. Там быстро поели и в машины все сели. И поехали в даль.
- А чей это «Запорожец»? – Спросил мальчик своего дядю, ведущего «Волгу».
- Украинский. – Ответил дядя Саша и усмехнулся. – Или ты про хозяина спросил?
- Я знаю про «ГАЗы», про «ВАЗы» и «ЗАЗы». Я про того старого казаха спросил, который нашу тётю с детьми везёт.
- Да знаю я, знаю. Просто я пошутить пытался. А старик этот ваш троюродный дед Ержан. Мой тесть.
- А-а-а, а я-то думал, почему это нашу тётю Фаризой зовут. Значит, она казашка, потому что её отец казах, да?
- Да, да! – Засмеялся дядя. – Ещё-то вопросы есть?
- А какие у меня могут быть вопросы, дядь Саш? – Захитрил его племянник.
- Ну-у, вдруг тебе интересно знать, кем твои братья родились.
- Вы о чем это, дядюшка? Люди они. Или я чего-то не понял?
- Да прав ты, прав совершенно. Я про то, что я русский, а жена у меня казашка.
- Это что-то меняет разве? У меня, например, бабушка украинка, а дед был русским. А ещё у меня друг есть. У него мама русская, а папа кореец. Что мы, не люди, что ли? – Ответил мальчишка и засмеялся.
- А ты щиро балакаешь! Или дурыс сейлескен! Верно говоришь, то есть! – Рассмеялся в ответ дядя Саша.
А за время всех разговоров дядя-москаль и дед-оралман привели свои «ГАЗ-24» и «ЗАЗ-966» к замечательному архитектурному и ледовому комплексу «Медео». Там все поднялись по лестнице вверх, наступив на 841 ступень. Посмотрели на город сверху. А потом посмотрели на лёд. И пошли снова вниз вперёд. Когда сели они в машины, племянник снова пристал к дяде с вопросами.
- Дядя Саша, а кем дед Ержан на войне был?
- Героем. – Твёрдо ответил дядя. – Ордена и медали звенят аж.
- А за что он их получил, расскажите! – Потребовал просто мальчик.
- Я про все-то и сам не знаю. Давай-ка домой приедем и он сам тебе все расскажет. Если захочет.
- А мы скоро домой приедем?
- Сначала на Первомайские пруды поедем.
- А, можно я его там про войну спрошу?
- Да можно, конечно. Заодно и я все узнаю. Если расскажет.
- Дядя Саша, а почему вы «если захочет» и «если расскажет» сказали? – Удивился в машине мальчик. – Ему что, рассказывать нечего?
- Да не особо он про войну-то вспоминать любит. Это ж не праздник какой-то.
- А я бы все-все рассказал, если бы я на войне был! – Воскликнул мальчишка.
- Да уж, да уж. Не дай бог тебе на войне быть. А если и будет, то ты после неё всё про всё и говорить-то не станешь. Ну, разве что, малость какую. И то не сразу.
- Посмотрим, посмотрим!
- Да сплюнь ты, племяшка…
И приехали все на пруды. И купались там. И питались. И наелись там братья дыни. А после устали и лежать загорать там стали. А дед и не плавал вовсе. И рубашку свою не снимал ни разу. На берегу там сидел и на внуков своих глядел. А уж когда ребятня накупалась, подошёл мальчик к деду и спросил его мягко.
- Дедушка Ержан, а ты где на войне был и кем?
Дед повернулся к троюродному внуку, прищурил свои не очень широкие глаза, и сказал ему.
- Бул сен деди? Мен тусинбеди.
И увидев, как внук выпал в осадок, дед улыбнулся.
- Что ты подумал, внук?
- Ммм, дедушка, я подумал, что ты по-русски совсем говорить не можешь.
- И что, не стал бы меня спрашивать больше?
- Чего это вдруг? Тётю Фаризу попросил бы помочь. Она же и родной, и русский языки знает.
Услышав это, дед захохотал и взъерошил он внуку чубчик.
- Ай, маладца! Правильно, не надо сдаваться. Вот и я сам не буду. – Улыбаясь, ответил дед и поднял он вверх палец. – Иди же, купайся.
Внук сообразил, что нет у деда желания рассказывать ему свою историю и пошёл тогда к братьям, горя желанием разузнать биографию деда.
- Пацаны, а вы про награды деда мне рассказать можете?
- Про ордена или про медали?
- Ну, про все награды! И как он их заслужил!
- Давай лучше у мамы спросим.
И спросили они. А она рассказала. Хоть и немного могла рассказать, но узнали внуки о главном. О том, что дед Ержан не ходил на фронтах в атаки. И не сидел там в тылу и в штабе. А наползался он за фронт и обратно столько, сколько ее дети и племянники набегаться ещё не успели. И ранен он был немало. Два тяжёлых и четыре лёгких ранения имел он. И натаскал языков он столько, что весят они в тысячи раз больше, чем все его ордена и медали. И помог он людям планету от фашистов избавить. Чтоб могли жить без смрада нацистов дальше. И поняли дети то, что живут они хорошо и весело только благодаря всем тем дедам и бабушкам, что не стали лизать сапоги фашистам, а поднялись волной перед ними и смыли их к черту. И жизни своей совсем не жалели. И врага не боялись.
А сейчас я горюю о том, что волна не была эта с хлоркой. А была она родниковой. Не смогла родниковая вода бесследно уничтожить нацистских бактерий. А кровь погибших людей не смогла выжечь семя нацистов. А они ведь сейчас расплодились и снова гниль по земле несут.
Поэтому снова я вам повторяю - лечить бесполезно. Надо просто произвести санитарную обработку нашей планеты и избавить её от микроба «Nazismus Vulgaris».

III

РСФСР, Ленинградская область, г. Ленинград, лето того же 1980 года.

Поребрик – вид орнаментальной
кирпичной кладки, при которой
один ряд укладывается под углом
к наружной поверхности стены.
Бордюр (в дорожном стр.) –
уложенные заподлицо бортовые
камни, отделяющие проезжую часть
дороги от тротуаров.

- Здравия желаю! Как себя чувствуете? Как там Саня с Фаризой и дети? – Спросил прилетевших из Алма-Аты родственников человек в военной форме.
- Здравия желаем, товарищ старший прапорщик! – Хором ответили вытянувшиеся в струнку братья.
- Виталий, привет! – Присоединились родители братьев к приветствию родного брата дяди Саши. – Саша вполне так себе неплохо. На «Волге» уже ездит. А ты-то сам как?
- Вот что называется быть выше прапора! – Засмеялся дядя Виталя. – А я пока только до «копейки» дослужился. Ладно, давайте уже к дому поедем, да в пути побеседуем.
- Да-да, помчались! – Ответили родители мальчиков и вручили дяде Витале корзину и ящик с фруктами. – Саша с Фаризой тебе передали.
Всей гурьбой они донесли багаж до дядиного авто зелёного цвета. Сложили все чемоданы, корзину и ящик в багажник «ВАЗ-2101» и забрались в салон. А дядя Виталя повёз их с ветерком в сторону тех девятиэтажек, что были построены не так уж давно. Все шло как обычно. Родители и старший сын болтали со своим троюродным родственником, а младший брат смотрел в окно и восхищался тем, что видел в пути. Река Нева и мосты, дворцы и шпили, ростральные колонны и сфинксы. Мальчишка ехал и мечтал о том, как он будет гулять по Ленинграду. А когда они подъехали к жилому дому в мозгу мальчишки уже был какой-то калейдоскоп. Но он исчез, когда зашли все в подъезд. Ведь в нем был лифт! А кнопка красная и яркая такая, что помнится эта кнопка до сих пор.
- Ты чего стоишь то, братец? Заходи в лифт.
Приезжий мальчик кивнул головой и удивился глядя на то, что в кабине лифта его ждёт только один ленинградский троюродный брат.
- О, Вова, а где все?!
- Дома уже. Твой отец сказал, что ты задумался о чем-то так сильно, что не услышал их даже. А лифт их закрылся и вверх уехал. В общем они меня за тобой послали. – Веселясь от души рассказал брат-восьмиклассник.
- Ну, я это, как там… в общем над тем, что увидел, задумался.
- В смысле? А конкретней сказать ты можешь?
Младший братец начал судорожно искать в своей голове ответ. Не мог же сказать он правду о том, как его заклинило разглядывание той красивой и яркой лампочки, что горела в кнопке вызова лифта.
- Ты чего молчишь то? Совсем чебурахнулся что ли?
- А-а-а, вот! Вспомнил я как он называется! Александрийский столп! Да! – Мальчик быстро и громко ответил брату, надеясь на то, что этим ответом снимет с него пелену любопытства. Надежда была напрасной. Брат прикоснулся ладонью ко лбу ценителя кнопки лифта и сказал ему грустно. – М-да, а я раньше думал, что ты нормальный.
Он хотел сказать ещё что-то, но лифт поднялся и двери открылись. Им пришлось выйти из лифта, зайти в квартиру и сесть за стол, накрытый для приезжих гостей. Чего-то там съесть и чем-то запить. А потом зачем-то сидеть за столом, стараясь держать ровно спину и голову, чтобы не уронить её из-за сна в тарелку. Как его увели в спальню и уложили спать он до сих пор вспомнить не может.
А вот как он проснулся и что он там сделал, он помнит прекрасно.
Все, кроме дяди Виталия, ушедшего на службу, крепко спали. А мальчику очень хотелось начать свое путешествие по Ленинграду как можно скорее. Правда, начать это путешествие в одиночестве не получилось. Путешественник был остановлен старшим братом на пороге.
- Ты куда собрался, дурень?! Почему один?! Почему никому не сказал ничего?!
- Я хотел по городу погулять. Хотел на «Аврору» сходить. А ещё в домик Петра I посмотреть. И во дворец, Зимний который. А ещё надо найти дом, в котором бабушка Зина жила. А на кухне я записку оставил.
- Блин, хорошо, что я умываться так рано встал. А то бы искали тебя потом по городу. Ты себе представляешь, какой это город?! Он же огромный!
- Ну-у, я же адрес наш знаю. Вот и пришёл бы к вечеру.
- М-да… Ладно, погодь. Я умоюсь, а потом маме с папой скажем и пойдём с Вовкой вместе.
Но, пойти втроём не получилось, потому что родители сначала заставили всех позавтракать, а потом ещё и сопроводили их в историю Петербурга – Петрограда – Ленинграда.
Я очень хорошо помню ту лавину моих впечатлений и переживаний, которая накрыла меня в те дни. Куда бы мы не заходили и что бы не видели, мне сразу начинало казаться, что я нахожусь во времени тех событий, которые были привязаны к историческим объектам. И дворцы, и домик Петра Великого, и Петропавловская крепость, и крейсер «Аврора», и Исаакиевский Собор, и Музей религий, и…
- Через дорогу смотри! Это дом, в котором бабушка Зина жила.
- А туда внутрь зайти можно?
- А зачем? В её квартире же наверняка кто-то живёт давно. Так что внутри бабушкиных вещей явно нет. Да, кстати, как она там у вас? Как там дела у неё, как себя чувствует?
- Так старенькая она уже очень. Болеет она постоянно.
- Сам ты старенький! Ей всего-то 60 лет.
- Ага, прям всего-то… - Семилетнему мальчику его бабушки казались совсем уж старушками. - А где госпиталь, в котором она работала?
- Я-то откуда знаю? Госпиталь же здесь не один был.
А дело в том, что бабушка Зина жила и работала в одном из ленинградских госпиталей в течение всей блокады. А потом была переведена на Дальний Восток. И до сих пор я не могу себе представить, какими же стойкими и несгибаемыми людьми были те, кто показал оптимистично настроенному вермахту то, что настоящие люди не могут сдаваться каким-то нацистским рогатым козлам в рогатых же касках. А предатели к людям не причисляются де-факто.
Ну, так вот, прошу принять во внимание то, что я рассказал вам истории, происходившие в те времена, когда семена нацизма ещё не были культивированы и удобрены теми существами, которые были сами заражены бактерией подлости и нацизма, несмотря на то, что сами они были рождены в государстве чистой и откровенной дружбы народов. В котором у каждого гражданина были равные возможности и средства для личного развития и достижения целей. Но, нацизм вырос и стремится повторить те же мерзости и трагедии, что были созданы его основателем. И как любая зараза, нацизм надеется на то, что иммунитет настоящих людей ослаб. А это не так!
И я повторяю вам в третий раз - нацистов лечить бесполезно. Надо просто произвести санитарную обработку нашей планеты и избавить её от микроба «Nazismus Vulgaris».

ЭПИЛОГ

Уважаемые читатели!
Настоящим сообщаю вам о том, что я лично различаю людей не по национальным признакам, а только по следующим - умные они или глупые, добрые или злые, трудолюбивые или ленивые, сильные или слабые, смелые или трусливые, честные или лживые, люди или нацисты. В силу того, что цвет кожи или глаз, рост или вес нисколько не могут влиять на то, что у любого человека внутри. И не важно, на каком языке говорят люди. Мы же спокойно находим общий язык и понимаем друг друга. И мы все живём на Земле, а не на каких-то разных планетах. А это и подтверждает то, что все мы относимся к общей и единственной расе – ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ!

А те некачественные копии людей, что пытаются повторить и выстроить иерархическую пирамиду, превышая и унижая людей согласно национальным отличиям, должны быть просто удалены с Земли.
Кроме того, ниже я привожу вам пример того существа, что создало нацизм и той крысы, что была трусливый и подлой. А также и тех, кто сейчас совершенно точно повторяет мерзость 30-х и 40-х годов двадцатого века. Проблема в том, что мусор тех лет был переработан не совсем аккуратно, что и привело к росту нынешних бактерий прошлого века. Итак.

Адольф Шикльгрубер (1889 – 1945) - Этот австриец не смог успешно сдать вступительные экзамены в Венской Художественной Академии. А это не позволило ему получить академическое образование и стать богатым живописцем для дальнейшего катания как сыр в масле. Но это было его мечтой. А после своей неудачи он даже не пытался достичь своих духовных и материальных ценностей мирным трудом. Он просто присвоил себе фамилию «Гитлер» и уехал в Германию. А там он сочинил для немцев легенду о том, что их нация является лучшей в мире и назвал другие нации «недочеловеками». И привлёк к себе тех, кто не желал трудиться, а хотел захватить и заставить честных и трудолюбивых людей кормить этих наглых тунеядцев. Точно так же, как это делают оводы, слепни, блохи и вши.
А когда люди устали кормить этих существ своей кровью и дезинфицировали зараженную нацистами местность, Адольф Шикльгрубер (Гитлер) проглотил свой яд и выстрелил себе в череп.

Андрей Власов (1901 – 1946) – Родился в крестьянской семье. Был неглуп и настойчив. Отучился и стал он хорошим военным. Заслуженно поднялся до генеральского звания. И внёс свой вклад в уничтожение и отгон насекомых-нацистов от Москвы. Но люди гордились им не подозревая о том, что внутри этот генерал был трусливым и подлым хмырем. И мог он быть смелым только тогда, когда лично его ничто не могло ранить или убить. И когда он был защищён немалой группой хорошо вооружённых войск. А попав к гитлеровским кровососам в плен, эта душонка упала перед Шикльгрубером (Гитлером) на колени и предала всех людей, не испытывая никакого стыда. И стал он служить нацистам, собрав при этом целую армию трусливых предателей, готовых воевать против своего народа вместе с пленившими их нацистами. А при зачистке части нашей планеты от нацистских бактерий этот изменник и трус был снова взят в плен. Но, теперь теми людьми, которых этот хмырь предал и убивал. И стал он снова молить о пощаде. Но был казнён через повешение по заслугам.

Пётр Порошенко (1965 – 20…) – Родился у Алексея Вальцмана и Евгении Порошенко на Украине. Отслужил в Советской Армии и получил высшее образование в Киеве. После развала Советского Союза занялся бизнесом. Кроме этого, окунулся в политику. И стал президентом. Однако, будучи обычным махинатором, он и не знал того, что на посту президента надо не только думать о том, как заполнить свою личную мошну народной монетой, но ещё и кормить свой народ. А узнав об этом от не сильно довольных им людей, Пётр Порошенко (по отцовской линии он Вальцман и имеет еврейскую национальность) не стал тратить уворованные им у народа деньги, а начал просто повторять то, что делал Адольф Гитлер (тот, который по отцовской линии Шикльгрубер и имел австрийскую национальность). Другими словами, еврей Пётр Вальцман-Порошенко начал говорить украинскому народу о том, что украинская нация выше других приграничных наций. И точно так же, как это было в гитлеровской Германии, вокруг Петра Вальцмана-Порошенко начали собираться нацисты-тунеядцы и воры, мечтая о том, как они перейдут границу и заставят другие страны кормить их.
И ведь не хотят они думать о том, что произошло с теми нацистами, которые пытались в 30-40-х годах прошлого века, мучая и убивая людей, заставить их кланяться и кормить кровососов. А зря не хотят они думать об этом. Совсем зря!

Александр Козловский (1973 – 20…) – Учился в 1991-1996 годах в Южно-Сахалинском Государственном Педагогическом Институте. Учился на историческом факультете по специальности «Учитель истории». И учился он хорошо. А после развала СССР воодушевленно вступил в ряды одной из партий, возникших тогда. А партия эта называлась «Наш Дом - Россия». В 1996 году товарищ/господин Козловский покинул о. Сахалин и вернулся на Украину в свою родную Львовскую область. Там он очень хорошо занялся разными видами боевых искусств. И достиг он очень хорошего уровня. И дорос до должности Председателя Федерации Айкидо Украины. И все было так хорошо и спокойно, что он не забывал ездить в Москву на встречи с некоторыми из своих однокашников. И завёл себе прекрасную собаку породы «Московская сторожевая». Всё-все-все было хорошо и дружно.
Но, когда к власти на Украине пришёл Пётр Вальцман-Порошенко и начал мазать Россию своими рвотными массами, Александр Козловский резко и точно повторил то, что когда-то сделал генерал-предатель Власов. Козловский начал прислуживать главному украинскому нацисту и помогать ему обливать Россию своей духовной гнилью. И не думает он о том, что этой грязью он мажет не Россию, а самого себя в глазах тех, кто раньше считал Александра и другом, и храбрым человеком. А может быть и думает он об этом, но очень боится говорить Вальцману-Порошенко о том, что нацизм должен быть уничтожен. В любом случае, его интервью показывает и доказывает его же духовную слабость и трусость.

Во избежание ваших сомнений вы можете прочесть его интервью вот здесь -
https://sector.depo.ua/rus/drugie_vidy/golova-federatsiyi-aykido-ukrayini-sportsmeni-shcho-yizdyat-25052016150000

А позже посмотрим, что будет он говорить, когда нынешний украинский президент-нацист и его стая прекратят свои вой и лай, а руководить Украиной начнёт ЧЕЛОВЕК.
Да и вот что ещё - все мы знаем, что любые прыщи, гнойники и фурункулы подлежат очистке. А после ещё и антисептической обработке. И знаем мы то, что любые нарывы сводят с человеческого тела путем их вскрытия или выдавливания.
И нацистский нарыв с тела человеческой расы будет тоже сведен.

КОНЕЦ
09.01.2019

© Copyright: Константин Токарев. Дата опубликования: 15.02.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).