Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 марта 2019.:
Константин Токарев

ПОТУСТОРОННИЙ МИР. ТРИЛОГИЯ.

ПОТУСТОРОННИЙ МИР I

Автобиографическая повесть
«Как-то давно под звук душевных лир
Тех, что внезапно превратились в вой
Я вдруг ушёл в потусторонний мир
И долго я не мог прийти домой.
Врачи сказали: «Всё это не мир, а кома!»
А мне вот это вовсе и не важно
Я много суток был совсем не дома
И в мире том я вёл себя отважно…»
(Токарев К. А.)

I

- Что происходит в городе, совсем не понимаю – подумал Константин, заскочив в закрывающиеся двери отъезжающего от пустой остановки автобуса, – Ещё не поздно, а автобус полон и все в нём люди крепко глухо спят. Чудеса.
Потрогав за плечо спящую в пассажирском кресле женщину и убедившись в том, что разбудить ее и никого он не может, Константин глянул в окно и вздрогнул от неожиданности. Солнце село за какие-то две-три минуты, но городская улица была залита не электрическим освещением, а нежным лёгким светом, как будто городской пейзаж был написан Куинджи, Левитаном или, допустим, Шишкиным. Открыв окно, Константин вытолкнул руку наружу и ощутил прекрасно нежный и уютно тёплый поток воздуха, который начал погружать внутреннюю нервозность в приятную эйфорию.
- Да что же это такое! Быстро привяжите его руки к носилкам! Он же без сознания был! – Константин вдруг услышал резкие слова за своей спиной и незамедлительно обернулся, одновременно недоумевая и радуясь тому, что в этом спящем автобусе кто-то проснулся. Однако, недоумение выросло так, что радость исчезла как дымка, которая по утрам появляется над чашкой с приятным на вкус кофе. А дело в том, что он увидел человека с медицинским колпаком на голове и с фонендоскопом на шее и человек этот тоже тихо сидел в пассажирском кресле с закрытыми глазами и сопящим крепким носом.
- М-да-а, уж! Вот это что-то здесь такое, что надо срочно выяснять! – Мелькнула мысль у Константина и он шустро нажал на кнопку аварийной остановки. Автобус встал, дверь зашипела и наш герой одним прыжком перенёс себя на улицу. Не зная точно, но интуитивно надеясь на успешное получение разгадки сложившейся неясности, он побежал в сторону располагающейся неподалёку воинской части. Бежал на удивление легко, дыхание спокойно, как будто он и не бежал вовсе. Ни боя сердца, ни одышки. Бежал и удивлялся этому не меньше, чем тишине в окружающем его районе и спящим в автобусе пассажирам. До КПП воинской части домчался всего лишь за несколько секунд и пара километров, которые отделяли его в точке покидания автобуса от контрольно-пропускного пункта, никоим образом не повлияла на время его достижения воинской части. И это тоже вызвало бурю эмоций в сознании Константина. Однако, следующие признаки серьёзного происшествия в городе отвлекли размышления нашего Константина о своих физических достижениях и повернули его мысли в другом направлении…

II

- Так-так-так! А где дежурный? Где наряд? Они что, дезертиры или стоят на плацу в ряд? - Константин даже засмеялся от своего рифмоплетства и уже менее тревожно стал осматривать окружающую территорию и строения воинской части. И вдруг заметил свет окошка, которое было небольшим и находилось в круглой невысокой башне, сделанной из красного кирпича. Внешне башня никак не совпадала с архитектурным стилем штаба и казарм, но Константин утихомирил или же обманул себя тем, что решил считать верным свое предположение о том, что эта башня была построена японскими оккупантами в период с 1905 года по 1945 год. Но то, что в этой башне есть окошко и свет его бросает след на окружающий асфальт, вызвало дикое любопытство и подняло в душе надежду на быстрое выяснение окружающей Константина тайны. Он быстро заглянул в окно и был увиденным просто ошарашен. Внутри стоял стол, а на нем рация. А на стуле сидел его товарищ, с которым он учился в одном институте, после которого его товарищ отслужил в пограничных войсках! Однако, сидя перед рацией, он спал!
- Ох! Да как же эта сказка называется?! – Неожиданно задумался Константин, вспомнив сказку, которую он читал в далёком детстве и смотрел диафильм не меньше двух десятков раз. Я лично вам скажу, что эта сказка называется «Палле один на свете» и думаю, что понимаю причину такого неожиданного воспоминания. Ведь мальчик Палле расплакался в итоге от того, что ему стало скучно и грустно от окружившего его одиночества. И оказалось, что это всего лишь приснилось сказочному персонажу Палле.
- А может мне все это только снится? – Подумал Константин и ни с того, ни с сего решил забраться в башню и там провести наступившую ночь в надежде, что он откроет утром глаза и вся нелепая история окажется всего лишь сном. И он проник в помещение через окно, толкнув оконную раму внутрь. И там присел в углу, и там закрыл глаза.

III

- Что это со мной происходит?! Я же в другом месте уснул!!! – Константин глянул по сторонам и оскалился. Оказалось, что глаза он свои открыл, находясь не в башне недалеко от спящего перед рацией пограничника, а сидя в глубоком кожаном кресле, которое стояло в огромном зале какого-то торгового центра. Руки его спокойно лежали на подлокотниках. Перед креслом сверкал своей полировкой невысокий журнальный столик, а на столике стоял открытый ноутбук. На экране ноутбука мерцала таблица, в которой были указаны различные авиарейсы и способы приобретения авиабилетов.
- Ёшки-плошки, к чему все это и как это все происходит, не понимаю…. – Константин совершенно растерянно начал оглядываться по сторонам и пытаться понять, где он находился, как он туда попал и что ему надо сделать.
- А-а-а, да ясно же! Не зря же в ноуте авиасайт открыт! Значит, мне надо лететь! – Герой нашего произведения попытался наклониться к ноутбуку, но оказалось что сделать это совсем не просто. Руки были словно приклеены к подлокотникам. Константин попытался поднять руки ещё раз. Потом ещё. И ещё. Всё безуспешно. После этого волна злобы накрыла его и он совершенно резко рванулся вверх. Оторвал руки от подлокотников, сам подскочил и…
- Сестра! Он вырвал провода! Быстро привяжите его руки! Ещё крепче! Капельницу быстрее! – Константин услышал эти громкие слова, быстро оглянулся и, не увидев кого бы то не было в торговом зале, решил что ему надо покинуть это помещение как можно скорее. И он побежал к выходу. Двери торгового зала оказались заперты. Несколько попыток выбить их ногой и плечом не привели его к успеху. Но, в силу того, что сдаваться он не любил, его воспаленный взор был снова обращен к интерьеру окружающего его помещения. И он увидел то, что порадовало его, поскольку давало ему шанс покинуть заколдованный торговый центр. Он увидел ряд окон второго этажа и одно из них было распахнуто. Добежать до этого окна, вызывающего позитивное настроение, не составило никаких трудностей. Да и выпрыгнуть из него, и приземлиться тоже было легко и привычно. А вот то, что увидел Константин, когда приземлился и оторвал свой взгляд и руки от шнурка, развязавшегося на правом башмаке, вызвало очередной кавардак мыслей и внутренних переживаний…

IV

- Вот это да-а-а! То ли я попал куда-то, то ли с мозгом ерунда! – Пробежала мысль сквозь сознание Константина. Ведь внутри здание торговым центром казалось, а снаружи аэропортом оказалось. А приземлился он на бетонный авиаперрон, на котором стоял всего лишь один самолёт, к которому подъехал трап и в котором была открыта дверь. И был это Ту-154. А размышления Константина были похожи на какой-то снежный вихрь. Жёсткий, холодный и неуютный. «Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя, то как страх она завоет, а может, скажет где же я…» - сознание Константина интерпретировало замечательное стихотворение гениального дуэлянта и толкнуло к принятию решения о проникновении в открытый салон старого, но хорошего с виду самолёта. Константин прекратил свое мысленное блуждание и рванул к трапу.
Пробежав по ступенькам и заскочив в салон, наш главный персонаж в очередной раз ощутил эмоциональный всплеск. Правда, в этот раз он был оглушён абсолютно положительным настроением. И думаю, что мало кто не сможет понять его радость. Дело в том, что самолёт был практически весь заполнен пассажирами, а в проходе между правыми и левыми рядами кресел ходили стюардессы. А самое главное в данной обстановке то, что пассажиры и стюардессы разговаривали друг с другом и спящих людей в салоне не было видно! «Ну, наконец-то! Есть люди, которые могут мне рассказать, что происходит!» - с радостным облегчением подумал Константин и решил начать разговор со стюардессой.
- Здравствуйте! Прошу Вас понять и простить меня за то, что у меня нет билета на этот рейс и я не проходил досмотр, а проник в салон самолёта, практически нарушив все правила. Понимаете…, - наш исследователь непонятного с ним происходящего начал было объяснять стюардессе причину своего незаконного проникновения в самолёт, но стюардесса засмеялась и перебила его.
- Не надо так волноваться. В нашем самолёте билеты уже с 1995 года не требуются, так что просто ищите свободное кресло и будьте готовы ко взлёту.
- Что-что?! Можно лететь без билета?! То есть, я хочу знать - куда?! И ещё скажите, зачем?!
- Как Вас зовут?
- Константин, а Вас?
- А меня зовут Ольга. Так вот, Константин, можете мне сказать, как вы здесь оказались и что с вами произошло перед тем, как вы здесь очутились?
Ответил он очень сумбурно, поскольку совершенно не мог понять того, что с ним происходит, а того, что с ним происходило до его посадки в автобус со спящими пассажирами, он вообще не мог вспомнить. Другими словами, Константин выдал Ольге информацию о происходящих с ним событиях в таком виде и в таком словесном порядке, что у неё выражение лица стало таким весело-ироничным, как будто она наблюдала за попытками какого-то обезьяньего самца сыграть, например, в шахматы или предложить ей выйти за него замуж.
- Хорошо. Я поняла. Вы пока не можете сообразить, где вы и что с вами происходит. Давайте сделаем так. Сейчас взлетим и после этого я подойду к вам для продолжения нашего разговора.
Константин нашёл свободное кресло и сел в него, пребывая в растерянности, но очень надеясь на то, что после взлёта стюардесса Ольга объяснит ему все, что с ним случилось ранее и что происходит сейчас. Однако, после взлёта к нему подошла совсем другая женщина.

V

- Мужчина, это к вам меня направила Ольга? Это Вас Константином зовут? – Услышав приятный женский голос, наш герой этой истории оторвал свой возбужденный последними событиями взгляд от иллюминатора, в котором он пытался увидеть что-нибудь еще, кроме туманной ваты, быстро повернулся к хозяйке приятного голоса и похолодел, увидев её. Перед ним стояла и улыбалась милая женщина среднего возраста. И она была покойной матерью покойного же его одноклассника, который был его школьным другом и стал виновником гибели самого себя и своего отца, врезавшись в городской автобус, сидя за рулём недавно купленного его родителями автомобиля. А мать его получила перелом позвоночника и ходить смогла только через год. И улетела из города в 1995 году рейсом Южно-Сахалинск – Хабаровск – Новосибирск. Но, долетела только до Хабаровска. А если точнее, то до той горы, которая стоит на расстоянии чуть более двухсот километров от Хабаровска. До той самой, в которую врезался её и других погибших с экипажем пассажиров самолёт. Константин, как ему показалось, несколько часов не мог собраться с мыслями и преодолеть барьер недоумений, чтобы ответить на вопросы, заданные молодой женщиной и выдать ей свои собственные для выяснения того, что с ними вообще происходит. Но, как-то все-таки сумел побороть свой ступор и заговорить с ней. И было так…
- Ирина Борисовна! А Вы меня не узнаете? Я с Максимом дружил. А можете мне объяснить, что происходит? А как я могу вас видеть и разговаривать? Вы же с мужем и сыном в одной могиле лежите. А где все люди? Почему только в этом единственном самолёте все бодры и веселы, и никто не спит? – Константиновы вопросы сыпались из него практически пулеметной очередью. А Ирина, улыбаясь, спокойно ждала окончания его словесного потока и дождалась.
- Костя, мне сложно было тебя узнать, ты же сейчас старше моего мужа, меня и моего сына. Мужу было 40, мне 39, а сыну 21. А тебе сейчас сколько лет и какой уже год в живом мире?
- Ира! Ох, простите! Ирина Борисовна. Мне 44, а год сейчас 2017. – Выдав ответ, Константин снова надолго замолчал. В силу того, что слова его собеседницы о «живом мире» ввели его в мысленный штопор и он снова запутался в паутине вопросов, которые стали фейерверком его сознания. А уж потом возник такой вот диалог:
- Ирина Борисовна, а как мне можно видеть вас? Ведь вы на кладбище лежите всей семьёй.
- Да?! Мое тело тоже положили к сыну и мужу? Буду знать. Но, не меняет дело место тела. Ты сам прекрасно видишь это. Я здесь. По стандартным расчётам живого мира уже двадцать два года до горы летаю и сопровождаю своим объяснением происходящего тех, кто в наш салон заскакивает. Причём не всех тех, кто в состояние клинической смерти попадает, а тех, чьи задачи каким-то образом связаны с нашим рейсом. Но, сами задачи я объяснить не могу, поскольку о них ничего не знаю. Но, это уже твоё дело.
- А как же ваши муж и сын? Где они сами? – в очередной раз удивился Константин.
- Да кто ж знает. Наверное, кого-то в этом потустороннем для живых людей мире в автомобиле до аварии с автобусом довозят и объясняют что-то.
- А я что, мертвый уже?
- Нет. Не совсем. Ещё раз повторяю, со мной только те летают, кто в состоянии клинической смерти, – Спокойным и уже уставшим голосом ответила покойная мать покойного друга. А через секунду вдруг неожиданно засмеялась – Костя! Явно не в морге твои кости! Пока летаешь ты как птица, кости твои лежат в больнице!
- Да-да-да! – Засмеялся в ответ наш персонаж – Ехали татары! Коську потеряли! Коська не сдох и не облез! Но, у него сил осталось в обрез!
- А ты весел, как я погляжу. И это хорошо. Это значит, в панику впадать сейчас не будешь.
- А что такое, Ирина Борисовна?
- Мы подлетаем уже к месту падения. Скоро увидишь, что тут в салоне происходить станет. Но, судя по всему, ты не впадаешь в панику, а пытаешься просто понять происходящее. Хороший зануда, однако. – Женщина провела своей ладонью по голове своего собеседника, улыбнулась и ушла в сторону кабины пилотов.
И стоило ей только пропасть из вида, как самолёт начал крениться на правую сторону. Сначала не очень резко и всем казалось, что пилоты выполняют вираж перед обычной посадкой. Но, тишина оборвалась всего лишь через несколько секунд. Дальнейший крен был резким. Салон переполнился человеческим ужасом и криками.
- Странно. Очень странно! – подумал Константин – Таких как я сейчас в салоне явно нет. А остальные летают и падают уже двадцать два года. Чего орать-то?
Но, додуматься до ответа на собственный вопрос наш персонаж не успел. В силу того, что самолёт резко перевернулся вверх ногами, пассажиры и сам Константин выпали из кресел и то, что происходило при столкновении самолёта с горой, осталось ему неизвестным. Его сознание погасло.

VI
- Дерсу Узала… Дерсу Узала ушёл в эту долину... Тэк-с, а дальше и не понятно, что написано. – Константин пытался разобрать надпись, которая была выбита на довольно таки большом камне, лежащем на обочине одной из асфальтированных дорог Хабаровского Края. А ещё он пытался понять и разобраться в том, зачем и как он здесь оказался. Облокотившись на камень, он задумчиво осматривал окружающую его местность, которую, в свою очередь, окружала полная тишина. Ни звука птичьего хора, ни рыка одиноких уссурийских полосатиков. Сколько он там стоял, Константин не смог бы ответить ни при каких условиях. Сложилось ощущение, что время остановилось полностью, как вдруг…
- Эй, боец! Что стоим, чего ждём?! – Константин неожиданно услышал за своей спиной не только заданные ему вопросы, но и звук работающего двигателя автомобиля «Урал». И обернулся, не испытывая уже никакого удивления. А вот любопытство уже кипело в его сознании так, что крышку его черепа можно было спокойно сравнить с крышкой кастрюли, в которой из кипящей воды начали выпрыгивать горячие пельмени.
- О! Товарищ майор! Вы тоже разговариваете! Ура! А почему? Вы уже того... упокоились? Или сейчас тоже как я, пытаетесь найти выход из этого мира?
- Отставить разговорчики, боец! – Майор усмехнулся, – моя задача проста до гениальности. Садись в машину, до части доедем, там все сообщу. Константин забрался в кузов и «Урал» незамедлительно рванул в сторону, знакомую сидящему в кабине рядом с водителем майору. «Ууупс!» - подумал Константин, - «Он же из танковых войск, судя по его погонам. А причём здесь я? Ведь я танкистом не был. Хотя я и лётчиком тоже не был, но самолёт же мне был предоставлен! Целый Ту-154! Ого-го!!!». В итоге такой громкий смех раздался в кузове, что машина остановилась, а майор выглянул из кабины и перекрыл своим криком зловещий хохот, доносившийся из кузова:
- Эй! Боец! Что за истерика?! Успокойся, скоро уже приедем!

VII
- Ну, что? Обмундирование и боеприпасы на складе взял? – Вопрос был задан майором таким суровым голосом и с такой грозной интонацией, что герой нашего повествования просто интуитивно ощутил какую-то театральную напыщенность происходящего в тот момент.
- Товарищ майор, может вы мне все-таки поясните то, что сейчас происходит и какого черта я понадобился той воинской части, в которой шевелятся и могут говорить со мной только водитель «Урала» и начальник танкистского штаба, то есть Вы? А остальной контингент не может со мной разговаривать, потому что спит. При этом спят все, независимо от места их расположения и занимаемых ими должностей. Что вам от меня надо-то?!
- Да было бы легче, если бы я сам знал, что я тут делаю и почему я именно здесь нахожусь уже давно, а не в том месте, где мы с водителем «Урала» на фугасе подорвались. Вот, к примеру, что ты можешь предположить?
- Ну-у, э-э-э, м-м-м… А, вот! Ваша часть где дислоцировалась в момент подрыва? Здесь или в зоне проведения боевых операций? И что вы в машине делали?
- А ведь отличные вопросы! Боец, ты молодец! Голова твоя хороша! Не бросает её душа! Ха-ха-ха!
- Товарищ майор, хорош ржать. Ответы-то на мои вопросы будут или я могу дальше сам продолжать поиск выхода из этого мира?
- Извиняй, извиняй… Это у меня нервы давно расстроенные. А ответы, значится, такие… Сама часть дислоцировалась здесь. В горячей точке только мой батальон в командировке был. Ну, три кулака, ессна… ну, три танка, другими словами. А в грузовике мы боеприпасы везли. Во-от… Аул миновали, на дорогу выехали и бум-с… мы с водителем сидим в «Урале» на территории нашей части. И с тех пор весь контингент, оставшийся после убытия моего батальона и возвращения меня с водителем, постоянно спит.
- А батальон ваш вернулся?
- Нет. В этом мире мы то, что в живом мире происходит, не видим вообще. Мы с водителем теперь только до камня в память о Дерсу Узала ездим. И периодически возле него таких, как ты подбираем. И всем им одну и ту же задачу ставим. Догадываешься, какую?
- Хм. Обмундирование и боеприпасы на складе взял. Калаш вы мне свой дадите, наверное. Потому как оружейка заперта, а ключей у меня нет.
- А боеприпасы где стащил? А?
- У водителя изъял. Ему-то боеприпасы не нужны здесь. И, судя по вашим ответам, я прав оказался. Война для вас закончилась. В этом мире вы только таких путешественников как я, катаете, а вот что нам дальше светит, не ясно.
- Да. Ты ещё раз убедил меня в том, что башка твоя варит. Ладно… держи Калаш и слушай задачу. Сейчас водитель отвезёт тебя на железнодорожный полустанок. Там на трех платформах танки стоят. Брезентом уже укрытые. Кроме платформ к тепловозу ещё теплушка прицеплена и один купейный вагон. Пока до точки передачи танков ехать будете, ты будешь на одной из платформ находиться. Зачем-то в этом мире танк караулить надо при перевозке, ха-ха-ха…
- Да вообще странно как-то. А другие два охранять не надо, что ли?!
- А-а-а… - майор даже слезы пустил, смеясь, - совсем забыл тебе сказать, что мы уже ночью за двумя такими, как ты, сгоняли. Они уже там. Тебя ждут. А, вот ещё что не забудь. После передачи платформ, их отцепят от состава, твоя задача в купейный пересесть, а те двое в теплушке поедут. А что там дальше будет, я не знаю. Ладно, давай… счастливого пути.
- Прощайте, товарищ майор!
Константин снова забрался в кузов грузового автомобиля и поехал в нем, разглядывая симпатичные таежные заросли и пытаясь запомнить все повороты той грунтовой дороги, на которую оседали облака пыли, поднимавшиеся из-под колёс мчавшегося «Урала». Однако, если мы сейчас попросим его набросать схему этой дороги на карте, то точный маршрут он нам дать не сможет. Да, впрочем, это и не нужно нам. Мы должны уже сообразить то, что у каждого из нас в том мире будут свои личные путешествия. А в следующей главе посмотрим, куда наш Константин побрел дальше.


VIII
- Константин, вы меня слышите?! Если да, то откройте глаза! Константин!!! – Сквозь сон Константину казалось, что его трогает за плечи и говорит с ним человек, одетый в белый докторский халат, а рядом с ним стоит медсестра и держит в правой руке оцинкованную кюветку, переполненную какими-то ампулами, а в левой руке шприц. Услышав в свой адрес обращение и увидев сквозь сон двух медицинских работников, главный фигурант нашей повести резко открыл глаза и в очередной раз очень сильно удивился. Оказалось, что он заснул, будучи убаюканным ревущим «Уралом» и качкой при езде по грунтовой дороге. А разбудил его, тряся за плечи и громко говоря в лицо, один из тех бойцов, которые ждали его на полустанке для совместного убытия на платформах с укрытыми танками. Рядом же стоял второй боец, в правой руке которого была вскрытая цинковая коробка с патронами, а в левой руке у него был штык-нож.
- Уфффф… Что-то я слабоват стал, ребятки. В сон выпадаю, как будто перед этим метроном часами слушаю, да на маятник гляжу. – Константин выпрыгнул из кузова и заинтересовался следующей информацией, - как вас звать-то, товарищи? Сами то вы откуда?
- Да какая тебе разница? И нам о тебе знать не надо. Тем более, что сейчас по платформам разойдемся и не увидимся больше. – Бойцы отказали в знакомстве практически хором, но интонация была доброй, а взгляды тёплыми.
- Ну, на «нет» и суда нет, товарищи. Ладно, поехали. А вам желаю в ваш живой мир как можно быстрее вернуться. Бай-ба-а-ай! – Константин махнул им рукой и чертыхнулся в свой адрес из-за своего же глупейшего «байбая».
В итоге, заняв место возле танка, стоящего на последней платформе и глянув в небо, он отметил тот факт, что впервые за время его пребывания в потустороннем мире перед его взором открылось ночное ясное небо, переполненное россыпью ярких звёзд. «Вот и посмотрю, в какую сторону поедем. Заодно попытаюсь астрономию вспомнить и запомнить направление!» - оптимистично подумал наш персонаж и тут же заметил, что состав тронулся с места в тот самый момент, когда очередная мысль была закончена. «Тук-тук, тук-тук… тук-тук, тук-тук…похоже, я долго за звездами следить не сумею… но, буду стараться. Я же в карауле…» - подумал наш герой, прислушиваясь к ритмичному звуку движения состава и зевнув при этом так, что в живом мире несомненно свернул бы свою нижнюю челюсть. А после этого облокотился на закрытый брезентом танк и уставился взглядом в небо. Тук-тук, тук-тук… тук-тук, тук-тук…

IX
Константину казалось, что он всего лишь моргнул, разглядывая звезды в небе Хабаровского Края, но, открыв глаза, с новым удивлением обнаружил, что его взору представлен вид не ночного чистого неба и сказочной тайги, а вид огромного озера, чрезвычайно знакомого и ярко сверкающего в лучах стоящего в зените солнца. Константин крепко задумался над тем, как это могло произойти, но был неожиданно отвлечен следующим.
- Дяденька, а вы чего так внимательно туда смотрите?! Вы Байкал, что ли, никогда не видели?!
- Да видел, видел. Я мимо него на поезде даже два раза ездил. Один раз в детстве, а второй раз в среднем возрас… - В очередной раз услышав из-за своей спины чьи-то вопросы, Константин уже спокойно начал оборачиваться, но резко вздрогнул и замолчал, увидев того, кто их задал. Неожиданным для него стало то, что он увидел. А увидел он небольшую железнодорожную станцию, на перроне которой стояло несколько скамеек, и сидящего на одной из них мальчика лет семи. На Константина нахлынул коктейль переживаний и проглотить его наш путешественник потустороннего мира смог не сразу. Пауза была очень долгой…
- А-а-а… тебя как зовут? Тебе сколько лет? Ты чего здесь делаешь-то?! – Константин спросил наконец-то мальчика, с трудом справившись со взрывом своих эмоций.
- Митя меня зовут. Семь лет мне. А здесь я на скамейке сижу и с теми людьми разговариваю, которые мимо на поезде едут. А ещё с теми, которые из озера ко мне сюда мокрыми выходят.
- Ё-мое! Понятно. Раз ты со мной говорить можешь, значит ты в этот мир переселился. А что с тобой-то случилось? И давно ли?
- Утонул я тут летом. Мы с пацанами лодку Сёмкиного папы стащили. Ну, чтобы на рыбалку… резиновую такую. Прикольная была. А папа его в Иркутск зачем-то поехал. А мы лодку надули, а она потом сама сдулась. А мы даже рыбы наловить успели. Я сам даже пять штук. А плавать я не умел ещё. И щас не умею. А потом уже когда совсем страшно стало, я кричать даже не мог. А рот открыл и воды глотнул, а потом не знаю, что было. Темно и все. А потом я на этой скамейке оказался. Только одежда другая, почему-то. Сухая и чистая совсем. И почти всегда один я тут. А вы куда едете? А что у вас спрятано такое? А зачем вы с ружьём? А?
- Ну, с чистой одеждой понятно, я думаю. Наверное, похоронили в ней твоё тело, Митя. А вот куда мы едем и почему мы с автоматами, а не с ружьём, я тебе не скажу. Потому что тайна военная! – Ответил наш главный герой с улыбкой и заулыбался ещё шире, когда услышал следующий вопрос мальчика.
- А я тоже одну военную тайну знаю. А вы знаете? Я про антабку говорю. Вы знаете, что такое антабка? – Митя аж прищурился хитро, думая, что он Константину сильно тайный вопрос задал.
- Да знаю, знаю. Антабки – это скобы металлические, к которым на стрелковом оружии ремень пристегивается. Верно? – Ответил Константин и подмигнул Мите.
- Ухх тыыыы…. Точно, знаете! – Мальчик аж глаза от удивления круглыми сделал. – А вы тут долго стоять будете? – Мальчик спросил с такой надеждой в голосе, что сразу стало до боли ясно, как ему одиноко сидеть на этой станции и как он рад любому, с кем у него есть возможность разговаривать.
- Не знаю, Митя, не знаю… - и стоило только Константину сказать это, как состав дёрнулся и тронулся с места. – Ну, вот и поехали мы дальше, мальчик. Ты не грусти, ладно?
- Я постараюсь, до свидания! Ой, то есть, прощайте! – Глухо сказал Митя и отвернулся, пытаясь не показать слезы, которые потекли по его детским щекам.
- Прощай, Митька, прощай! – Ответил ему Константин и тоже отвернулся, сцепив зубы и играя от грусти своими желваками.
А состав начал набирать скорость и уносить нашего главного персонажа в сторону тоннелей, которые были совсем недалеко от того места, где состоялась такая грустная встреча с тем ребёнком, которому взрослым уже никогда не быть.

X
- О, как! Похоже, что верующие, прошедшие клиническую смерть, оказались правы, рассказывая о прохождении тёмного тоннеля, сверкающего в своём конце ярким светом и при выходе из которого их встречают какие-то святые представители божественной канцелярии. – Подумал Константин, заехав на своём железнодорожном составе внутрь какого-то длинного тоннеля без внутреннего освещения. – Хм, я что, из этого мира в живой не вернусь, что ли? А кто меня тогда при выезде из тоннеля встретит? Я же атеист…
Испытывая возникшее в связи с этим волнение, наш главный герой задумался ещё и о том, как проходят этот тоннель верующие различных религиозных направлений. Например, кто встречает при выезде мусульман, буддистов, католиков, иудеев и всяких разных протестантов? А, к примеру, как майор-танкист с водителем тоннель проскочили? На грузовом автомобиле «Урал», что ли? В конце концов, приближаясь к выходу из тоннеля, сознание Константина, свободное от границ его физического мозга, который находился в карцере его черепной коробки, нарисовало такую картину, что Константин не смог удержаться от смеха. А представилось ему вот что…
Снаружи, то есть возле сопки у самого выхода из тоннеля, установлена стойка администрации, за которой располагаются представители небесной канцелярии. У одного из них тиара на голове, у второго тюрбан, третий в ермолке, четвёртый в шляпе и с пейсами, а рядом с ними для встречи майора с водителем стоит патруль военной автоинспекции.
На Константина напал такой смех, что даже слезы начали свою течь и ему пришлось зажмуриться. А открыв глаза, он был практически ослеплен ярким светом, что окутал его при выезде из длинного темнейшего тоннеля. Ожидая каких-нибудь слов от кого-то из тех, кто был нарисован фантазией его сознания, Константин резко потёр свои глаза, открыл их и был даже несколько разочарован. Оказалось, что его железнодорожный состав всего лишь проехал один из забайкальских тоннелей и ничего в окружающем его потустороннем мире не изменилось. Рельсы, шпалы и тайга.
- Ну, что ж, значит моя возможность найти выход из этого мира у меня ещё есть! – Константин снова был накрыт оптимизмом и стал ждать дальнейшее развитие потусторонних событий с ещё большим нетерпением.

XI
А ждать пришлось не так уж и долго. Развиваться события продолжили практически моментально, начиная с того, что наш персонаж закончил разглядывать выход из тоннеля, который удалялся и уменьшался со скоростью увеличения желания Константина направить свой взгляд в противоположную сторону. Но, смотреть в противоположную сторону наш герой стал только после того, как выход из тоннеля и уходящий в него железнодорожный путь начали походить на ушко иголки со вдетой в него ниткой, а потом и совсем пропали из виду. А посмотрев в ту сторону, куда вёз его железнодорожный состав, наш Константин не взял гитару, а увидав овец отару, почти совсем не удивился, подумав, что он утомился. А может быть и потому, что он обратил свое внимание на раскинувшуюся перед ним степь и железнодорожную стрелку, после которой появился ещё один путь. А куда он ведёт, было так же неизвестно, как и пункт назначения первого пути. Однако, эта неизвестность только усиливала стремление найти выход из потустороннего мира, в котором оказался Константин, и придавала ему дополнительные силы для возвращения туда, откуда он попал в свое одинокое путешествие.
По истечению какого-то тягучего отрезка времени железнодорожный состав прекратил движение у ворот, окрашенных в цвет хаки, и на створках которых были крупные пятиконечные звезды красного цвета…
- С прибытием! Оружие сдать! Возвращение состава с вагонами, но без груза, ждать здесь! – Константин неожиданно услышал приказ, который раздался откуда-то снизу. Горя желанием увидеть того, кто дал приказ, и поговорить с ним, наш путешественник спрыгнул с платформы, но смог лишь увидеть спину офицера, идущего по насыпи в сторону открывающихся ворот. «Хм, а кому оружие то сдавать?» - задумался Константин, но ненадолго. Как только состав тронулся, оружие и боеприпасы были положены на проходящую мимо платформу, а основной персонаж этой повести остался на насыпи, вновь ожидая продолжения того, что с ним происходило. И в этот раз ждать он был вынужден больше, чем ему приходилось ранее.

XII
- А вот скажите, пожалуйста, мне долго ещё ехать? – Этот вопрос Константин задал проводнице, с которой он даже поздоровался тогда, когда она открыла ему дверь купейного вагона после того, как укороченный состав выехал из ворот той части, в которой остались груженые платформы.
- Пока ещё никаких распоряжений относительно вашего конечного пункта не получала. Но, как только узнаю, то вам же сразу и скажу. – Ответила проводница и скрылась в своей каморке. Константин прошёлся по коридору, заглянул во все купе и попытался открыть дверь в тамбур. Оказалось, что вагон совершенно пуст, а выйти в тамбур невозможно, поскольку дверь заперта. «Ну-с, тогда мы подождём, мы в купе не под дождём. Ноги не в песке, не в иле. Кости не лежат в могиле. Костя был почти везде. Костя едет в поезде!» - В очередной раз сознание нашего героя окунулось в ржавое корыто корявых рифм и привело к следующей мысли – «А чего это я время трачу? А не определить ли мне направление нашего движения?».
Я думаю, что почти все читатели этой повести знают, как можно выяснить направление своего перемещения, не имея при себе компаса или какого-нибудь «гаджета» с «навигатором». Но, будучи человеком добрым и проницательным, я испытываю чувство необходимости сообщить тем, кто не умеет ориентироваться, о том, как это сделал Константин, зайдя внутрь одного из купе и выглянув в окно.
- Так-так-так, солнце находится почти в зените, я стою к нему лицом, а состав идёт так, что в данный момент моё левое плечо находится ближе к точке прибытия, чем правое. То есть, по отношению к солнцу мы едем налево, а не направо. А поскольку солнце движется от востока до запада через юг, то это значит, что я стою лицом к югу, а едем мы на восток. М-да, чем больше я тут нахожусь, тем нуднее становлюсь. – придя мысленно к таким выводам, Константин опустил свой взгляд и неожиданно увидел на проплывающей внизу насыпи то, что его взбодрило довольно таки серьёзно.
А дело в том, что за окном перед его взглядом проплывали гранитные и металлические надгробия с барельефами и фотографиями тех друзей и знакомых Константина, которые ушли в потусторонний мир тогда, когда до его нынешнего путешествия ему предстояло находиться в живом мире ещё много лет. И одним из удивительных фактов был тот, что все его покойные друзья и знакомые широко улыбались ему на своих портретах. Крепко задумавшись о причине их улыбок, наш путешественник чуть было не пропустил то, что железнодорожный состав неожиданно остановился. «О! Неужели приехал?!» - Радостно воскликнул он и рванул к выходу из вагона.
- Перестаньте ломать дверь! – Крикнула проводница, сидя в своей каморке. – Вам ещё рано выходить!
- Так состав же остановился! – Громко ответил Константин. – А мне уже давно пора возвращаться в наш живой мир!
- Так в том-то и дело, что эта остановка для выхода из вагона в этот мир без возвращения в живой. Вы что, надгробий не заметили?
- Хм, а чего мы стоим тогда? Зачем моё время тратим?
- Да в данный момент вас это не касается. Сейчас товарный вагон отцепляют. Это значит, что пассажиры того вагона этот мир уже не покинут. Видать, силы у них иссякли.
Услышав это наш герой вспомнил о тех двух бойцах, что сопровождали с ним танки из Хабаровского Края. И теперь ему стало ясно, почему он и они ехали после сдачи платформ в разных вагонах. Очевидно, что шансов вернуться в живой мир у них было намного меньше, чем у него.
- Спасибо! Я все понял. Скажите, когда мне выходить можно будет? – Спросил Константин проводницу. Однако то, что сказала проводница в ответ, заставило его напрячься.
- Да в любом случае следующая остановка для вас окончательная. Других то пассажиров в нашем составе больше нет. Так что вы либо куда-то дальше пойдёте, либо в нашем мире насовсем останетесь.

XIII
Сидя в купе и безотрывно глядя в окно единственный пассажир одинокого поезда увидел так много интересного и необычного для него, что ему трудно было бы описать все достопримечательности потустороннего мира после возвращения в живой мир. Однако, необходимо сказать следующее - все, увиденное им, было совершенно реалистичным. Например, ярко запомнилось, как перед глазами промчались огромные поля пшеницы, поля подсолнечные и поля с высокой травой изумрудного цвета. И было их несчётное количество. Ну, да и ладно. Теперь же можно рассказать, что было дальше. Ведь после того, как железнодорожный состав начал сбавлять скорость, случилось вот что…
- Внимание, готовьтесь к выходу! Прощаюсь с вами! Счастливого пути! – Услышав это, Константин направился к выходу и перед ним заглянул туда, где постоянно находилась проводница. Но, к удивлению его, там было пусто. Однако, размышлять об этом пассажиру было некогда, поскольку звук стука колёс исчез и возникла необходимость высадиться из поезда и продолжить поиск своего выхода из потустороннего мира. Кто мог открыть двери и опустить складную лестницу при отсутствии проводницы осталось неизвестным…
Выйдя из вагона, Константин увидел расстилающееся перед ним поле и грунтовую дорогу, идущую до самого горизонта. А на горизонте были видны горы. Достаточно немалой высоты. «Ну, что ж, пойду туда. Надеюсь, что идти недолго и сил у меня хватит.» - И только эта мысль закончила движение в сознании, как стало слышно звук уходящего вдаль поезда. Но, оглядываться Константин не стал, а бодро зашагал в сторону далёких гор. Трава, дорожная колея, трава, дорожная колея. Кленовый лист. Трава, дорожная колея, кленовый лист, трава, дорож… «Стоп!!!» - сам себе сказал наш путешественник и задал себе такой вопрос – «Откуда эти листья?!». По привычке, задумавшись над чем-то, он поднял голову и удивился ещё раз. Его дорога уходила перед ним в довольно густой лес, за которым стояли горы, казавшиеся недавно недостижимыми. Константин усмешливо хмыкнул и пошёл дальше. Ни птиц, ни мошкары, ни зверя. И слышно только листвы шелест да журчание воды. Через какое-то время дорога вывела на поляну, заросшую цветами яркого жёлтого цвета. Оглядевшись, Константин заметил узкую тропинку, уходящую в правую от возвышающихся гор сторону.
На пересечение поляны и проход сквозь растущую за ней небольшую рощу ушло совсем немного времени. Но вот при выходе из этой рощицы время почти остановилось. А случилось это по причине того, что перед глазами открылся пейзаж неописуемо прекрасный. Высокие горы, оказавшиеся слева, спускались к морскому берегу. Море было гладким, как зеркало. Цвета яркого лазурного аквамарина. А небо было бездонным и мягким. На берегу же стояла вилла роскошной красоты и очень похожая на мозаику из тех вилл, что занимают побережье Средиземного моря.
- Ну, что ж, чем дальше, тем сложнее… - подумал Константин о своём пути к выходу из потустороннего мира и начал движение к калитке в сказочных воротах виллы. Однако, самому эту калитку открывать не пришлось. Она была распахнута семейной парой, внешний вид которой очень походил на пары с глянцевых журналов.
- Вы наконец-то добрались до нас! – Воскликнула очаровательная женщина.
- Хм, а я вас не могу припомнить. Где мы познакомились, не подскажете? – Отреагировал Константин полным недоумения голосом. Услышав это, супруг беседующей женщины поднял свою левую бровь и усмехнулся, а его супруга ответила весёлым голосом так.
- Мы и не знаем Вас лично. Нам все равно, кто Вы и как Вас зовут. Просто у нас была задача дождаться кого-нибудь и дать ему право находиться здесь и ждать того, кто появится в следующий раз. А мы сейчас уходим отсюда. – Сказав это женщина взяла своего мужа под руку и собралась вывести его за ворота. Но, сразу же им выйти не удалось. А дело в том, что Константин, находясь в состоянии полного недоумения, поднял свой взгляд и неожиданно увидел то, что заставило бы любого трусоватого человека скукожиться и начать поиск какого-нибудь тайного убежища. А перед взором нашего главного героя возникла группа из двенадцати человек, спускающихся к вилле с горы по узкой извилистой тропинке. Лица всех были скрыты густыми бородами как чёрного, так и рыжего цвета. Глаза двоих были закрыты солнцезащитными очками. А в руках каждого было автоматическое оружие.
- Стоять! Захлопнуть калитку! – Это первое, что сказал Константин семейной паре строгим и жёстким голосом. – Скажите, тут какое-нибудь огнестрельное оружие есть?!
Услышав его, мужчина и женщина с удивленными лицами не стали ему сразу отвечать, а проследили за его взглядом и вот тогда уж ответили. При этом голоса их стали какими-то звенящими. То ли от страха, то ли от их полной готовности поучаствовать в дальнейших событиях.
- Есть! Есть! Автоматы в комнате, а на чердаке РПК есть! – Практически хором воскликнула семейная пара.
- Взять автоматы и прикрывать вход! А я наверх! – Быстро произнёс Константин и чуть ли не в два прыжка достиг чердачного помещения. Трудно сказать почему, но ручной пулемёт был уже полностью готов к предстоящей стрельбе и стоял возле чердачного окна. А ещё было удивительно от того, что группа бородачей полностью попадала в сектор обстрела, но не пыталась маскироваться, а продолжала спокойно и уверенно спускаться по горной тропе. Все это и предоставило Константину возможность уложить бородатую вооруженную группу одной длинной очередью. И он этой возможностью воспользовался. А после этого спокойно спустился с чердака к семейной паре.
- Ну, что ж! Теперь вы можете спокойно идти туда, куда вы хотели. – Сказал он мужчине и женщине и лично открыл им калитку.
А после того, как пара вышла со двора, Константин достаточно долго смотрел им вслед. А затем повернулся и стал смотреть в сторону моря, думая о том, что ему предстоит сейчас и что ему делать до тех пор, пока кто-то не придёт ему на смену. Размышления его были настолько долгими, что он разглядывал окружающий его мир до заката солнца. А после того, как солнце скрылась за горизонтом, Константин сильно почувствовал усталость, зашёл внутрь замечательной виллы и закрыл глаза, расположившись на широкой и очень удобной кровати…
А во сне он услышал громкий стук в дверь, быстро вскочил с кровати, пробежал по большой комнате и, распахнув широко дверь, увидел стоящую за ней свою младшую дочь, лицо которой было в слезах и она ему сказала, всхлипывая…
- Папа-а! Ты бессмертный!...
Услышав эти слова, Константин резко открыл глаза и понял, что его путешествие в потустороннем мире наконец-то закончилось. И он вернулся в живой мир, очнувшись в палате реанимационного отделения областной больницы… Вот такие вот дела.

ЭПИЛОГ

Дорогие читатели, рассказав вам о том, где я побывал и то, что я видел, находясь в состоянии клинической смерти, я почувствовал необходимость сообщить вам о тех выводах, к которым я пришёл, полностью восстановившись и проанализировав пройденные мною испытания.
Итак, я склонен быть уверенным в том, что любой человек, находясь в состоянии клинической смерти, путешествует в потустороннем мире, декорации которого строго индивидуальны и созданы на основании тех событий, которые случались в реальной жизни умирающего человека. Сознание или же подсознание начинает пульсировать и выдавать взору не совсем живого человека то, что заставляет его воспринимать происходящее потусторонней реальностью. И эта потусторонняя реальность у каждого своя. Верующие христиане видят ангелов, сотрудников райских хором или адовых трущоб. Верующие мусульмане видят тот мир, который им описывают официальные представители их религии. Ну и так далее. А атеисты видят то, что происходило в их живом мире. И все эти видения становятся яркими и впечатляющими.
Кроме того, для меня не является удивительным тот факт, что никто из умирающих не видит тех людей, которые в живом мире называют себя священниками и предпочитают носить дорогие одежды, ездить в дорогих автомобилях и рассказывать беднейшим людям о том, как основатели различных религий появились когда-то на нашей планете и ходили по ней в дряхлом холщовом одеянии. Однако, я не пытаюсь оскорбить верующих людей и их привязанность к выбранным ими религиям. Для меня лично нет никакой разницы между религиозными направлениями. Для меня человечество делится только на следующие категории – добрые или злые, приятные или мерзкие, честные или лживые, работящие или ворующие, человеколюбивые или человекоуничтожающие. И совершенно уверен в том, что в каждой религиозной когорте состоят люди всех перечисленных мной категорий.
Заканчивая эпилог своей автобиографической повести, я вам скажу ещё вот что – с моей точки зрения, путешествие в потустороннем мире имеет только два варианта его завершения. К первому относится возвращение в живой мир, а ко второму погружение сознания в полную тьму в связи с физической смертью и разложением человеческого тела и мозга.
Ну, а вы, дорогие читатели, думайте сами, решайте сами!

ПОТУСТОРОННИЙ МИР II

«Эта часть всего лишь полёт моей фантазии! Всё то,
что действительно предстало перед моим сознанием,
рассказано в основной части клинического зазеркалья…»
Токарев К. А.

МАЙОР
I
- Етишкино горе, Кранкенбаум!
- Виноват, товарищ майор!
- Что ты на меня вылупился как страус?!
- Разрешите обратиться, товарищ майор?
- К кому ещё, насекомое?!
- К вам, товарищ майор!
- А, ну да. Больше-то не к кому… Валяй.
- Товарищ майор, а почему вы меня все время баумом называете? То Гартенбаум, то Розенбаум, а сейчас Кранкенбаум какой-то.
- Да потому, что ты Буратино недоструганный! Я тебе постоянно задачи ставлю и сижу потею, да седею от того, как ты их выполняешь! Ясно?!
- Никак нет, товарищ майор! Разрешите ещё раз обратиться!
- Давай, давай! Добивай мою кукушку!
- Товарищ майор, а почему вы меня сейчас Буратино назвали?
- Японский городовой, рядовой! Потому, что ты деревянный!!! Дуболом ты!!! Теперь ясно?!
- Никак нет, товарищ майор!
- Японамать! Что тебе непонятно то?!
- Товарищ майор! Мне понятно, почему я как Буратино! Он же из полена! А вот почему эти… как их… ну, баумы, в общем?
- Потому, что «баум» - это дерево!!! Что ты лыбишься то?!
- В нашем посёлке никто деревья баумами не называет! А вы где так говорите? В каком городе?
- Бхы… «Баум» - это «дерево» по-немецки!!! «Гартенбаум» - садовое дерево, «Розенбаум» - розовое дерево… Эй, рядовой, ты чего вдруг таким счастливым то стал?
- Ну-у, красиво же…
- А-а-а, ёпрст!!!
- А чего вы смеётесь, товарищ майор?
- Уффф… да потому, что «Кранкенбаум» - это больное дерево, ёшки-плошки! О, я смотрю, скис ты. Ладно, боец, отставить грусть! Пойдем, машину проверим! Вечером нам ехать надо.
Проходя мимо штаба майор начал обращать внимание на то, что рядовой, шедший немного впереди, стал беспрерывно оглядываться и взгляд его был полон такого интереса и алчности, что невозможно было удержать свое молчание. Майор не выдержал и задал рядовому вопрос таким низким от любопытства голосом, что мы бы тоже захотели узнать ответ, если бы услышали их беседу в нашем живом мире:
- Слушай, боец! Что я там проворонил то?!
- Где, товарищ майор?
- Откуда я знаю где, боец!!! Ты всю дорогу так смотрел, что я уже не могу дождаться твоего ответа!!!
- А куда я смотрел, товарищ майор?!
- Рядовой! Отставить тупить! Пока мы шли, ты как филин свою голову на сто восемьдесят градусов назад развернул!!! Что ты там увидел?!
- Ну-у, плац там, казармы, штаб… а, вот ещё что – в курилке два старлея на скамейке спят сидя, а в руках у них сигареты потухшие. – Ответил солдат майору уже с таким выражением лица, что мне лично оно напомнило бы бравого солдата Швейка, доводившего таким вот образом фельдкуратов, вольноопределяющихся и прочих офицеров австро-венгерской армии до белого каления. И думается мне, что майору тоже представился образ Йозефа Швейка, поскольку тональность его голоса при следующей речи была довольно таки высока:
- Рядовой!!! У тебя был такой взгляд, что у меня сложилось неизгладимое впечатление и ощущение того, что ты увидел какой-то портал, дающий нам или тебе, или мне, или кому-нибудь ещё возможность переместиться из нашего мёртвого мира в мир живой! А сейчас у тебя такой взгляд, что я начинаю предполагать твоё желание обвести меня вокруг пальца и оставить меня одним в этом мире! Говори!!!
- О чем именно, товарищ майор? О том, что я видел или о том, что я желаю сделать?
- Твою ма-а-ать, боец!!! Если ты мне сейчас нормально не ответишь, то я пристрелю тебя!!!
- О-о-о! А давайте попробуем, товарищ майор! Мы же не в живом мире! Интересно же будет узнать, что может произойти после местного расстрела! – На лице рядового бойца появилась такая любознательная улыбка, что майор просто плюнул себе под ноги и грузно сел на стоящую возле ворот автопарка лавку. После этого прикурил сигарету, держа в нервно дрожащих руках зажигалку и смог разговаривать спокойным голосом не раньше, чем минут через сорок.
- Боец, дубль два. Повторяю вопрос. Что вызвало твоё любопытство, пока мы шли к автопарку? Не вздумай снова перечислять все, что ты видел. Что именно заставило тебя оглядываться всю дорогу?
- А-а, вот вы о чем, товарищ майор. Так это. Ну, возле штаба. На парковке.
- Конкретнее, боец!!!
- Ну, УАЗик же там…
- Что-о-о?!!
- Ну, что-что… А вот чего это мы постоянно только на «Урале» ездим?!
Услышав такую причину, майор расцвёл, хмыкнул и сказал бойцу спокойно и очень даже по-доброму, только опустив глаза и пряча свою улыбку:
- Ну-ну, пошли сначала «Урал» подготовим, а уже по пути обратно ты попробуешь его у штаба на УАЗ сменить.
Необходимо сообщить о том, что проверка состояния автомобиля и подготовка к использованию в описываемой обстановке не являются сложными и долговременными. Да и обязательными их назвать сложно. Думается мне, что эти действия регулярно предпринимаются товарищами майором и рядовым всего лишь по привычке или же только с целью избавиться от скуки.
- Товарищ майор! Разрешите доложить?!
- Докладывай! Только не доверху! – Ответил майор, громко смеясь и сидя за столом, на котором с неизвестных пор стоял котелок, наполовину заполненный перловой кашей и с торчащей из него алюминиевой ложкой. Рядовой спокойно дождался прекращения офицерского смеха потому, что шутка эта была не оригинальной и майор повторял её уже черт знает в какой раз. Убедившись в том, что смех затих полностью, боец доложил следующее:
- Проверка и подготовка грузового автомобиля закончены! Кузов пуст! Топливные баки полны! Пыль стерта! Я к отправке и к замене «Урала» УАЗом готов!
- Ну, вот и чудненько! – Как-то совсем по-граждански ответил майор. После этого снял с головы и положил на стол фуражку. Внимательно посмотрел на рядового и задал ему следующий вопрос совершенно не язвительным и не ехидным голосом:
- А вот как ты автомобиль менять будешь?
- То есть, как это как?
- М-да. Тогда вот что мне скажи, боец. Где ты ключи от УАЗа штабного возьмёшь? Ведь командир части, его водитель и весь остальной гарнизон спят.
- Ну дык это. Может, ключ в замке зажигания? А может, в столе командира? Или в кармане у кого-нибудь?
- Ну-ну, - снова усмехнулся майор, - карманы отставить! А вот в замке и в столе можешь глянуть. Всё, поехали.

II
Майор-танкист уже с полчаса сидел на подножке кабины грузового автомобиля и с большим интересом наблюдал за тем, как рядовой ходит с таким удивлением вокруг штабного УАЗика с открытыми дверями и капотом, что любо-дорого посмотреть!
- Боец, ко мне! – Уставши сидеть на железной подножке, майор приказал рядовому бросить бестолковое брожение вокруг штабного автомобиля и явиться к своему командиру. – Смирно! Вольно! Ты чего вокруг машины как кот вокруг горячей каши ходишь?
- Товарищ майор!!! Зачем вы меня про ключи спрашивали и в карманах спящего гарнизона искать запрещали?! А зачем вы сказали, что их в столе командира части искать можно?! Зачем эти распоряжения вообще нужны были?
- А что тебя так ошеломило-то, боец? Ты ключи нашёл? – Спросил майор, прищурив один глаз и снова хитро улыбнувшись.
- Никак нет! – Чётко ответил рядовой, ни с того, ни сего приняв стойку «смирно» и обратившись к своему командиру в полном соответствии с уставом. – Товарищ майор! Было обнаружено то, что ключи данному автомобилю не нужны!
И уже после такого чёткого строевого ответа рядовой опустил голову, развёл руки в стороны и сообщил грустно-удивлённый голосом:
- Он же весь пластмассовый. Модель это, а не автомобиль. Только масштаб у него 1:1, а не 1:43 или 1:72, к примеру. Товарищ майор, зачем командир части такую игрушку на территории части поставил? Не понимаю…
По идее, майор мог бы рассмеяться, услышав этот ответ. Однако, отреагировал он, погрузившись в философское и слегка затуманенное настроение. Подняв свой взор к небу, он сообщил следующее:
- Эээх, в том то и дело, что в этом мире, потустороннем для живых людей, всё принадлежащее им и становится для нас всего лишь пластмассовыми моделями с масштабом 1:1. Ты глянь на спящий караул, глянь в пирамиду, да и в кобуру командира части загляни. Увидишь там АК и ПМ игрушечные, а эргэдэшками да эфками наши ёлки новогодние наряжать можно.
- Товарищ майор, а почему тогда два калаша в пирамиде настоящие?!
- Потому, что при нашем с тобой подрыве один калаш твоим был, а другой моим. Всё теперь понятно?
- Не до конца. Меня удивляет ещё и то, что в автопарке на столе какой-то котелок стоит. А в нем перловка настоящая и ложка торчит алюминиевая. Откуда они?!
- Я смотрю, ты после нашего подрыва и попадания в этот мир совсем уже обуратинился. Или это значит, что мы скоро тоже игрушками станем в этом мире?! Причём ты в игрушку быстрее меня превратишься. Потому как уровень интеллекта у тебя ниже моего километра на сто шестьдесят три с половиной. Давай уже напряги свой мозг и вспомни, как мы с тобой на фугасе подорвались.
- Да вспомню-вспомню сейчас! Только вот сначала скажите мне, почему именно сто шестьдесят три с половиной километра, а не меньше или больше?
- Ежкин кот, рядовой! Опять тупить начинаешь?! Давай не отвлекайся на мои шутки. Вспоминай подрыв наш.
- Ну-у, я за рулём был. Вы рядом со мной сидели. Перед нами дорога пустая, а за нами колонна идёт. А погода такая… осенняя. Правда, небо чистое. Солнце яркое. Ну, за аул выехали. Повернули налево. А потом сразу в автопарке, сидя в нашем грузовике, оказались. Вроде бы всё, товарищ майор.
- Тэк-с. Ладно, давай тогда вспомни, что я после того, как мы здесь очутились, сделал. Как я из кабины нашего грузовика выпрыгнул?
- А-а-а!!! Я вспомнил, товарищ майор! Да-а-а!!!
- Что «да-а-а»?
- Ну, вы же это. При движении нашей колонны в руках котелок с перловкой и ложкой алюминиевой держали. А после подрыва в автопарке оказавшись, вы с котелком из кабины выпрыгнули. Котелок на стол поставили и начали со своего комбинезона перловинки счищать, которые к нему после взрыва прилипли. Все верно?
- Да, совершенно верно! А тебе теперь все ясно?
- Не совсем. Ещё один вопрос, товарищ майор!
- Давай-давай…
- Почему вы перловку в машине не ели, а потом и здесь её есть не стали? Столько времени уже на столе стоит. Правда и не портится почему-то…
- Да потому и не ел, что она твоя была, дурень! Да и не портится по этой же причине, видимо. Видать, уже совсем как твой мозг стала. Пластмассовой! Ну?! Все выяснил?
- Так точно!
- Ну, вот и ладненько. Поехали!
Рядовой и майор быстро заскочили в кабину грузового автомобиля, после чего «Урал» резко сорвался с места и растворился в пыльном облаке, которое привычно поднялось ему вслед.

III
- Слышь, боец! А ты ничего странного не испытываешь, часом? – Вопрос был задан майором, который сквозь шум двигателя грузового автомобиля сначала услышал звуки, несущиеся из-за кустов и деревьев, которые мелькали вдоль обочины грунтовой дороги, уходящей под колеса «Урала». И звуки эти напоминали птичье чириканье и карканье, смешавшиеся с человеческими криками, что и насторожило майора.
- А что вас напрягает, товарищ командир?
- Неужто ты ничего не слышишь, боец? Глуши двигатель! Слушай!
Остановив машину и выскочив из неё, живущие в потустороннем мире военнослужащие услышали довольно громкое нарушение привычной для них тишины окружающей таежной природы. И очень удивительным было то, что среди звуков, похожих на птичьи, отчётливо были слышны выкрики «хэрулл» и «дергэл-дергэл-дергэл».
- Тебе эти крики ничего не напоминают, а? – Этот вопрос был задан майором практически шёпотом.
- Да ничего необычного и странного не происходит, это ж эвены камлают. – Ответил рядовой спокойным голосом.
- Чего-чего?! – Спросил его командир, сразу же оправившись от своей тревоги.
- Что «чего-чего»? О чем вы? – В глазах рядового ярко мелькнуло серьёзное удивление.
- Что такое «эвены» и «камлают», боец?
- Ну, эвены – это народность местная. Тунгусо-маньчжурская. А камлают – это значит, шаманят они.
- Хм, вообще ничего не понял. Так они эвены или маньчжуры? А тунгусский метеорит тут при чем? А вопли их что значат? Да и птиц никогда слышно не было. Ты можешь объяснить все?
- Да чего тут объяснять то? Тунгусо-маньчжурская народность – это как Советский Союз. Почти. Ну, я имею в виду то, что в СССР национальностей много дружных было, а страна одна! А тунгусо-маньчжурская народность в себя свои, ну типа, национальности включает! Ну, дружат они или как это ещё говорится… а, «ассимилируют»! Ну, там с орочами, нивхами, якутами, чукчами, коряками и другими. И живут они не только здесь под Хабаровском, но и на Чукотке, в Магадане, Якутии, на Алтае и даже на Украине жили когда-то… уффф. А ещё они…
- Всё! Тихо! Погоди, боец! У меня сразу куча вопросов в мозгу возникла! Так, давай-ка я по очереди их тебе задам. – Майор положил руку на плечо рядового и настойчиво посмотрел в глаза. – Итак, первый вопрос! Ты откуда знаешь все это?
- Так я же в Хабаровском Крае родился и учился. И интересовался я этнографией очень! И вышку, то есть, высшее образование по истории получил бы после службы, если б в этот мир не попал.
- Так, хорошо. Понятно. Теперь второй вопрос. Почему при местных эвенах птицы поют в этом мире, а при нас нет?!
- Ах-ха-ха, товарищ майор! А вы действительно думаете, что это птицы шумят?! Прошу прощения, но смех сдержать не могу я…
- Вот это да-а! А кто ж тогда? Ты хочешь сказать, что язык эвенов на птичий похож, что ли?!
- Да нет же. Я ж говорю, камлают они. Шаманят, то есть!
- Опять двадцать пять! Хорошо, этот вопрос задам раньше, чем планировал. Расшифровать мне эти слова можешь, нет?!
- Ну-у, товарищ майор! Ну, ёлки – палки! Камлание или шаманство – это обряды такие. Ну, типа религиозных обрядов христиан, мусульман, буддистов и прочих верующих. Только у эвенов богов много, да духов разных. А суть та же – надеются на помощь «верхних людей».
- Так они что, тоже в храмах поют, да с кадилами по тайге ходят?
- Да нет же. Их шаманы мухоморы всякие едят, да в бубны барабанят. Ну и слова свои волшебные в таком состоянии выкрикивают, да птичьи звуки копировать пытаются.
- Хм, интересно, однако. И что-то мне подсказывает, что мы должны к этому стойбищу подъехать. Не зря же мы эти звуки слышим! А кроме этого, я при нашем движении заметил съезд с нашей дороги.
- А я его и не заметил вовсе. В какую он сторону был? И давно ли мы его проскочили?
- В восточном направлении он. Я его сам чуть было не пропустил. Его кусты придорожные хорошо маскируют. Я и заметил-то только потому, что какие-то внутренние импульсы заставили меня голову направо повернуть и обочину внимательно рассматривать. Пару километров мы промчались уже.
- В восточном? В принципе, понятно. Эвены же солнце основным своим богом считают. Видать, восход вызывают. Тем более, что мы уже долго едем и до утра немного осталось. Хотя, птичий крик и слова «хэрулл», да «дергэл» к общению с другим божеством относятся. А-а-а!!! Я понял все, товарищ майор! Нам срочно надо к съезду вернуться и к стойбищу подъехать!
- Принято! Погнали! По дороге разъяснишь эту необходимость!
Военные служители запрыгнули в кабину автомобиля, водитель завёл двигатель, развернул тяжёлый «Урал» и погнал его так, что все пилоты «Формулы-1» бросили бы участвовать в своих гонках и занялись бы ездой по маршруту Париж – Дакар.
- Так в чем дело то, боец? Что нас торопит туда?
- Да понимаете, товарищ майор, дело в том, что их шаман к одному из своих верхних богов обращается. Ждёт, когда этот бог к нему явится. Тогда уж шаман станет просить душу какого-то больного соплеменника вернуть в их живой мир!
- А мы тут причём тогда?
- Ну, вот этого я не знаю. Но, ваше внимание не зря же обострилось, когда мы к съезду подъезжали, да вы ещё и звуки из тайги странные слышать начали. Ну, а если нас это не касается, то все равно интересно будет на разговор шамана с божеством посмотреть.
- Да уж, верно. Давай тогда скорость не сбрасывай!
«Урал» долетел до съезда, резко повернул налево, размел бортами кусты и корявые ветки деревьев, вплотную растущих вдоль узкой и густо заросшей травой дороги и помчался дальше не снижая своей шустрой скорости. Крутой спуск, резкий поворот, немалый подъем, ещё раз спуск, поворот, за ним спуск… Так они проехали не одну сотню метров, проскочили не узкий ручей, взлетели на очередной подъем и вписались в крутой поворот, за которым сквозь таежные заросли майор заметил то, что его заставило восторженно крикнуть:
- Смотри-и! Там вигвамы-ы!!!
- Да не вигвамы это, товарищ майор. Мы ж не в Америке. – Спокойно ответил водитель и резко повернул руль налево. – Это чумы или яранги.
И как только он сказал это, их машина выскочила из крутого поворота и перед глазами майора и рядового открылась широкая поляна, уставленная жилищами малой народности и заполненная эвенами в ярких нарядах. Однако, почти все представители этого племени сидели и лежали, пребывая в сонном состоянии и среди них бодрствовало лишь два человека. Один из них сидел на корточках и держал в руках нож и открытую банку тушенки. А его соплеменник исполнял ритуальный танец, постукивая в бубен и издавая крики птиц по очереди с волшебными словами «хэрулл» и «дергэл-дергэл-дергэл».
Некоторое время наши военные тихо и с великим интересом наблюдали за происходящим перед ними действом, а затем майор пробрался через кустарник и внезапно возник перед стучащим в бубен шаманом. А шаман, увидев перед собой человека в военной форме, издал какой-то не поддающийся описанию крик и упал на колени, уткнувшись своим лицом в землю и раскинув руки, сжимающие бубен и колотушку. Майор просто застыл, увидев как эвен отреагировал на его появление. Возникшая тишина провисела на этой сцене не менее трех-четырёх минут. И только потом шаман, не поднимая головы, произнёс глухим голосом следующее:
- О, Великий Айыы! Душу сына солнца ловите!!!
Майор, чрезвычайно удивившись произошедшему, повернулся в сторону рядового и махнул ему рукой, призывая подойти ближе и объяснить то, что тут происходит.
- Что происходит то? Что он в виду имеет? К кому обращается?
Поскольку рядовой слышал сказанное шаманом и достаточно хорошо знал исторические и этнографические детали тунгусо-маньчжурского эпоса, то и объяснил он майору действия шамана спокойным и даже скучным голосом:
- Тут их религиозные видения замешаны, товарищ майор. Понимаете, у них же духи и боги живут как наверху, так и внизу. А тот ритуал, который мы сейчас наблюдаем, выполняется в связи с тем, что в их племени кто-то находится при смерти. Вот шаман и начинает танцевать, бить в бубен и, приняв внутрь какой-нибудь хитрый напиток или же не менее хитрое растение, входит в транс и кричит по-птичьи, чтобы стать птицей и подняться наверх. А уже там, поймав душу больного человека, шаман приводит её к божеству Айыы. А это божество доброе и душу больного у него никакой злой дух отнять не сможет. А при встрече с Айыы шаман просит его поймать «душу сына солнца», то есть душу больного, и осмотреть его голову, руки, ноги и другие конечности. А после осмотра шаман ждёт оценку возможности вернуть душу в живой мир. В общем, как-то так.
- Так а я тут причём? Я что, на их божество похож, что ли?
- Да я то откуда могу знать, кем вы ему кажетесь? Он же явно намухоморился настолько хорошо, что даже в нашем мире оказаться смог. Вы его спросите, что он от вас хочет. – Боец решил позабавиться диалогом майора с эвеном, находящимся в наркотическом состоянии.
Майор задумался. Затем приподнял над головой фуражку и почесал свое темечко. После этого кашлянул и, прочистив горло, сказал громким голосом:
- Покажи мне душу его!!!
Услышав это, шаман быстро вскочил на ноги, широко улыбнулся и, бросив свой стеклянный взгляд на майора-Айыы, указал рукой на того бодрого эвена, что сидел недалеко на корточках.
- Вот душа его, Айыы!
- Я её беру, эвен!!!
Услышав такой ответ, шаман ещё раз улыбнулся и, закатив глаза, рухнул пластом на землю. А майор-Айыы повернулся в сторону душевного человека и сказал ему так:
- Иди сюда, душа!
- Слушаюсь, Великий Айыы! – Покорно ответил эвен средних лет, воткнул нож в тушенку и подхватил освободившейся рукой лежавшие рядом с ним лук со стрелами и копье. А шёл он к майору-Айыы мелким шагом и опустив голову. Глядя на все это, майор практически шёпотом спросил стоявшего за его спиной рядового: «Скажи-ка, мой друг! Я что, изменился внешне?! На кого я похож теперь?». Притворившись, что он внимательно изучает внешний вид майора, боец придал своему лицу выражение, которое заставило майора изумиться и насторожиться!
- Боец, так на кого я похож то?!
Поскольку голос майора уже начал звенеть сталью, то его сопровождающий решил дальше не усугублять ситуацию и ответил совершенно правдиво. То есть, ничего не скрывая:
- Товарищ майор! Вы выглядите, как майор!
- Тьфу, блин! А чего эти эвены меня своим божеством восприняли?!
- Ну, так шаман того… мухоморчика перебрал. А душа больного эвена в потустороннем для него мире воспринимает внешние виды всех в образе тех, кто переполняет его подсознание или сознание. Вы ему верхним и самым добрым божеством видитесь.
Услышав это пояснение, майор-Айыы обернулся к душе больного эвена и махнул ей рукой, призывая ее следовать за военнослужащим божеством и военнослужащим духом природы. И душа, облаченная в человеческое тело и наряженная в национальную одежду, немедленно начала свое движение и стала смотреть на майора–Айыы, не отрываясь. А подойдя к грузовому автомобилю «Урал» душа восхищенно воскликнула:
- Какие же у вас прекрасные нарты и олени, Великий Айыы! Их столько, что я не могу их пересчитать!!! А где ваш хорей?!
Услышав это, майор–Айыы потерял от смеха дар речи и начал махать рукой рядовому, ожидая от него помощи. А тот и сам с трудом заставил себя прекратить свой смех. Но, справившись с собой, он заговорил с душой эвена таким вкрадчивым голосом, что та даже не стала возмущаться вмешательством лесного духа в разговор души с божеством:
- Ты права, больная душа! Нарты прекрасны и названы они именем горного духа Урал! А олени в упряжке мощные! Их двести тридцать! Правда, некоторые бледнолицые называют их лошадьми…
Душа эвена склонились перед рядовым лесным духом, а майор-Айыы решил блеснуть перед ними своим филологическим знанием:
- Душа! Почему ты спросила меня только о хорее и не заинтересовалась тем, где мои ямб, дактиль, амфибрахий и анапест?!
Услышав это, рядовой лесной дух засмеялся в очередной раз и сказал майору-Айыы так:
- Товарищ майор, эта душа спрашивала не о стихотворных размерах, а о шесте, которым оленеводы управляют своими оленьими упряжками. Эти шесты у таких малых народностей называются «хорей»…
Узнав это, майор смущённо хмыкнул и сообщил душе больного эвена громким голосом, решив не открывать свое незнание национальных деталей перед тем, кто воспринимал майора одним из своих божеств:
- Прости меня, душа! Я совершенно забыл о твоём неведении того, что духи и божества управляют упряжками своего высокого сознания не только хореями, но и теми волшебными шестами, которые я назвал тебе ранее!
Душа подняла голову и спросила майора-Айыы дрожащим от своих переживаний голосом:
- А что такое «упряжки вашего высокого сознания»?!
- Это поэзия!!! – Ответил майор душе эвена и поманил её, помахав рукой – Садись в нарты «Урал». Мы помчимся на наше небо!
Душа забросила свое охотничье снаряжение и открытую банку тушёнки в кузов нарт и забралась туда следом. Майор и рядовой запрыгнули в кабину. Лошадиные олени взревели под капотом и нарты «Урал» умчались от стойбища эвенов, как птица.

IV
Покинув стойбище, майор молчал и задумчиво разглядывал пролетающую за окном тайгу достаточно долго. А дорога была ровной и очень ухоженной. Однако, через пару-тройку километровых десятков на дороге оказалась то ли воронка, то ли выбоина. Попадание в неё встряхнуло сидящих в грузовике и едущих по потустороннему миру людей так, что одного из них выбило из задумчивости и привело к следующему восклицанию:
- А вот скажи мне, боец, почему мы уже много раз ездили и, наверное, ещё будем ездить за пределы нашей части для того, чтобы привозить в неё души или сознание полумертвых людей и отправлять их дальше? Почему именно мы? Мы единственная перевалочная база, что ли?
- Сдается мне, товарищ майор, что наша база не единственная в нашем, потустороннем для живых людей, мире. А другие базы мы не видим, я думаю, по той причине, что все они появляются только в том виде и только для тех, кто их подсознательно держит в своём мозге.
- Хорошо, а как же тогда объяснить тот духовный винегрет, в котором были смешаны мы с тобой, одетые в наше обмундирование и божество с лесным духом, в виде которых мы предстали перед шаманом и душой или сознанием не совсем мёртвого человека?
- Про шамана нечего мне сказать. Он же не в трезвом уме и твёрдой памяти был. Да ещё и живым полностью. А вот про того, кто у нас в кузове едет, могу сказать следующее. Он же видел нас с вами за пределами нашей части в тот день, когда мы в командировку с нашими танками убывали. Он же тогда мальчиком был лет десяти. И жил он тогда с мамкой своей в той деревне Анастасьевка, рядом с которой часть наша расположена. А пока вы с его мамкой на улице разговаривали, он с другими пацанами вокруг нашей колонны как муравей носился. – Вспомнив это, рядовой грустно улыбнулся и затих, погружаясь в воспоминания. Но, был растормошен майором.
- Ну, так почему же он нас тогда в каком-то маскарадном виде представил, будучи в клиническом состоянии?
- Так вы не забывайте о том, что он эвен по национальности. А у них религия такая вот. Поэтому и смешались в его сознании память о нас и представление о божествах, да духах.
- Хм, а ведь это вполне вероятно. – Кивнув головой, майор снова погрузился в раздумья. А рядовой притопил ногой педаль газа, заставляя «Урал» доставить их в часть быстрее. И их машина хороша. И военные довольны. И та, что в кузове, душа.

V
Проскочив ещё несколько километров в сторону деревни Анастасьевка, майор и рядовой в очередной раз были удивлены постоянными изменениями пейзажа, который находится за пределами их воинской части. Дело в том, что, проехав один из привычных им поворотов, они увидели перед собой дорожную развилку, которая до этого дня никогда не открывалась перед нашими военнослужащими.
- Вот это да, товарищ майор! Куда ехать то? – Торопливо спросил майора водитель, надеясь на быстрый ответ, который даст ему возможность не останавливать машину, а проскочить выбранный поворот на немалой уже скорости.
- Тормози, боец! Думать будем! – Майор почесал свою переносицу, затем уткнул локоть в колено и упёрся подбородком в кулак. После этого он около часа просидел в задумчивой позе мыслителя, напоминая рядовому чудесную скульптуру Родена. А после этого майор произнёс фразу, которая напомнила рядовому не менее прекрасный фильм «Мимино»:
- Слушай, я тебе сейчас один умный вещь скажу! Только ты не обижайся! – Процитировав фразу из хорошего, доброго и душевного фильма, майор задумчиво глянул на рядового и озвучил то, о чем он целый час думал. – Видишь ли, обычно нам надо было полумертвого человека или его душу, а может быть и просто его сознание доставить до перевалочного пункта как можно быстрее, чтобы не лишить его шанса вернуться в живой мир. А тут ещё одна дорога появилась! И чувствую я, что нам и там кого-то забрать надо! И спокойно, и легко мне станет только после выполнения этой задачи!
- А когда мне будет приятно, то я вас так довезу, что вам тоже будет приятно! – Ответил водитель фразой из того же фильма «Мимино» и резко сорвал автомобиль с места, уводя его в сторону новой для наших военных товарищей дороги.
Выскочив из нового для них поворота они увидели открывшуюся перед их глазами широкую излучину реки Амур, поверхность которой была гладкой как зеркало, отражающее чистое безоблачное небо. А прибрежные накаты воды бросали в глаза смотрящих на реку людей яркие солнечные блики. Майор вдохновенно начал разглядывать открывшиеся перед ним виды, опустив козырёк фуражки почти до кончика своего носа. И неожиданно воскликнул, увидев что-то на берегу одной из великих рек нашей планеты, которые протекали не только в живом мире, но и в потустороннем:
- Стоять, боец!
- Что увидели то, товарищ майор?! – Спросил рядовой, нажав тормозную педаль до упора и вращая руль в разные стороны, стараясь справиться с заносами «Урала».
- Да вон туда смотри! Во-он там пристань лодочная. На её входе арка стоит. А перед ней то ли ребёнок, то ли карлик стоит. В каком-то золотом дождевике. – После остановки машины майор ответил и махнул рукой в сторону реки. Водитель приложил к голове ладонь и, глянув из-под неё, засмеялся в уже не помню какой раз.
- Товарищ командир, это не ребёнок. Да и не карлик вовсе. Это какой-то христианский священник на коленях перед аркой на входе стоит. Судя по тому, что он ладони перед собой сложил, да крестится иногда, то он либо богу молится, либо каким-то святым акафист читает.
- Акафист? Это что, тоже стихотворный размер, типа анапест?
- Да нет. Совсем нет. Акафист – это песнопение торжественное и хвалебное в честь Христа, его матери или отца. Ну, типа гимна священного.
- Ясно. Ладно, пошли к нему ближе. Не зря же мы его увидели. Спросим, чего ему надо. С нами ехать или он уже в наш мир окончательно переселился.
Подойдя к молящемуся священнику, они привлекли к себе его внимание, поскольку зашли со стороны солнца и наложили свои тени на лик бородатого человека. А человек этот, увидев их, запричитал дребезжащим голосом: «Пётр и Павел! Верховные апостолы! Закройте и защитите меня, раба Божьего, своею ризою нетленной!!!».
- Что этому туристу нашего мира кажется, боец? Что думаешь?
- Да что тут думать, товарищ майор. Всё ясно. Это христианский служитель церкви. Явно не совсем мертвый ещё. Арку входную на пристани за небесные врата принял. А нас за вратарей небесных. Петра да Павла. Вот и просит его нашими ризами накрыть и защитить от антихриста и членов его команды. Вот такое у этого верующего воображение.
- Понятно. Ну ты тогда давай, плащ-палатку из кузова тащи. Накроем его, да на перевалочную базу вместе с душой эвена доставим. А я пока его предупрежу об этом.
Приблизившись с плащ-палаткой к священнику и майору, и услышав, как священник живого мира благодарит майора-апостола Павла, рядовой-апостол Пётр накинул на плечи бородачу священное влагозащитное одеяние цвета хаки. После чего майор похлопал пришельца из живого мира по плечу и сказал ему добрым голосом:
- Батюшка, рано тебе ещё в небесные врата входить. Поехали с нами туда, где ты начнёшь свой путь к выходу из потустороннего для тебя мира.
Давние жители потустороннего мира помогли культовому пришельцу подойти и забраться в кузов их грузового автомобиля. После этого простояли несколько минут рядом, ожидая какого-нибудь громкого восхищенного или конфликтного разговора между представителями разных религиозных верований. Однако разговор между ними был настолько этичным и спокойным, что майор-Павел-Айыы и рядовой-дух-Пётр перестали испытывать какие-либо волнения и повезли свой «груз 300» на перевалочную базу, мало обращая свое внимание на окружающий их мир и увлечённо беседуя на интересующую их тему:
- Товарищ майор, а почему вы меня про этого попа ничего не спрашиваете? Вам уже все равно, кто и как именно к нам попадает или вы его сами знаете? – Спросил водитель, перегруженный своим любопытством.
- Пока ты за моей «нетленной плащ-ризой» к машине ходил, я его самого признал, а от него причину его прибытия к нам узнал. – Ответил майор, добродушно улыбаясь. И замолчал.
- Так расскажите же!
- Да мы с ним в одной школе учились. Школьными друзьями были. А после школы учиться в разные ВУЗы побрели. Я в танковое училище, а он в государственный университет на физмат пошёл. А потом его психология сальто-мортале выполнила. В священники он подался.
- Да уж. В той жизни всякое случается. А чего это его сегодня к нам занесло? Они ж, служители церковные, вроде бы технику безопасности очень соблюдать любят. Или его каким-нибудь сорвавшимся колоколом накрыло?
- А вот и нет. Они ж уже несколько лет по разным гражданским да военным объектам гоняют. И водой из своего храмового водопровода эти объекты обрызгивают. Типа освящают. А с моей точки зрения, им бы освещать лучше было бы.
- Так что с ним случилось то?
- Да он сказал, что его пригласили в нашу часть новые танки освятить, да заодно и новобранцев водой обрызгать. Ну, вот он приехал, свои обряды выполнил. А дальше все, как обычно. Сел с командирами части за праздничный стол. И понеслось. Тосты-разговоры-споры. Тосты-болтовня-херня. А потом ему захотелось по танку полазать. Вот он с одним из офицеров и побрел в танковый бокс и залез там на танк. А в силу того, что вечер уже в том мире был глубокий и свет они включать не стали, батюшка священник с башни кувыркнулся и головой своей о бетон грохнулся. Теперь его тело в медсанчасти лежит, а сознание его в нашем кузове едет.
- А, вот оно что. Ещё раз подтверждено то, что мы только тех собираем, кто нас в живом мире встречал когда-либо.
- Да уж, ведь ни разу не встречали кого-нибудь в первый раз. Ладно, давай-ка, боец, не будем в часть заезжать, а сразу на полустанок отвезем, чтобы их временную возможность возвращения в мир, потусторонний для нас, не сокращать.
- Так точно, товарищ майор! Да я и сам хотел вам сказать об этом.
После окончания краткого разговора в кабине автомобиля воцарилась полная тишина, которая была нарушена не скоро. И уже через несколько часов, приближаясь к железнодорожному составу, майор вдруг озадачил рядового таким вопросом:
- Слушай, как ты думаешь, наши пассажиры увидят платформы с танками или что-то другое?
- Даже не знаю, товарищ майор. У них ведь сознания, ну или подсознания между собой разные и от наших сильно отличаются.
- Тогда я предлагаю тебе к самим платформам не подъезжать. Давай туда немного пешком пройдёмся и послушаем, что нам наши сопровождаемые скажут. Давай так – ты проводишь пассажира, который в нашей святой и нетленной плащ-палатке. А я второго.
Подойдя к кузову, майор-Айыы и лесной дух-рядовой опустили задний борт и увидели чрезмерно удивленные взгляды тех, кто находился внутри. А через секунду они услышали из кузова вопрос, заданный двумя пассажирами практически в унисон:
- Кто это с Вами рядом?!
Майор и рядовой переглянулись, пожали плечами и взмахами рук заставили эвена и попа спрыгнуть на землю. После приземления взяли их под локотки и повели к полустанку отдельно друг от друга. Со стороны было заметно, как майор и рядовой во время беседы с провожаемыми удивленно кивали своими головами, а их собеседники бурно жестикулировали и беспрерывно говорили о чём-то. После этой прогулки и посадки на платформы людей, надеющихся на выезд из потустороннего для них мира, майор и водитель «Урала» вернулись к машине и одновременно задали друг другу один и тот же вопрос: «Так что он говорил то?». После совпадения их любопытства оба весело засмеялись и майор сказал следующее: «Давай-ка за руль и по дороге ты первый мне расскажешь!». Забравшись в кабину и тронув машину с места, рядовой начал свое изложение:
- Вот уж я удивился тому, что этот батюшка мне поведал о нас и об их железнодорожном составе. А началось все с того, что он был поражён тем, что рядом со мной он увидел вместо апостола Павла какое-то существо, очень похожее на человека и одетое в какие-то то ли оленьи, то ли медвежьи шкуры. При этом лицо у этого существа азиатское и очень загорелое. Я так удивился, что мог только кивать в ответ.
- Так-так-так! Интересно, однако! А дальше что?
- А при подходе к составу он не платформы увидел, а кареты или фуэтоны какие-то. Покрытые золотом. В общем, так моё сознание взболтнул, что я его даже про грузовик наш спросил. Ну, типа в чем он сюда ехал. Я думаю, товарищ майор, вы опешите, как только его ответ вам скажу.
- Да я с самого начала опешил! Так что не тяни, а говори быстро.
- Товарищ майор, ему чудилось, что он в лимузине патриарха ехал!
- М-да уж. А эвен ему кем казался?!
- Хм, а эвен ему эвеном и казался. Только этот поп себя миссионером считать стал. Типа он смог перевести эвена из одной религиозной партии в другую. Ну, в члены христианства он эвена принял. А чего вы смеётесь?
- Да как тут не смеяться-то. Кареты, лимузин, принятие в члены христианской партии…парторг в плащ-палатке прям. Уффф… Ладно, сейчас я тебе про эвена расскажу, сам от хохота руль терять станешь.
- Та-ак, товарищ майор, начинайте! Я готов в кювет не съезжать!
- Ну-с, держись, боец! Итак, сначала эвен тебя вместо лесного духа какой-то золотой статуэткой воспринял. Потом ещё поразился тому, что она руками махать может и рот открывать. Я его по этой причине вокруг машины с другой стороны обвел. Дальше интереснее. Подойдя к составу, он тепловоз за небесную оленью упряжку принял. А я, из-за его восхищения, про Санту Клауса почему-то сразу вспомнил. Ещё подумал, что он вместо платформ сани сказочные видит. Оказалось нет. Он увидел целый нартовый поезд. При этом загруженный оленьими рогами, шкурами и так далее. Я уж даже представить себе не могу, как они пункт приёма платформ с танками воспримут.
Выслушав друг друга, наши военные товарищи веселились ещё некоторое время, а затем водитель хлопнул себя ладонью по лбу и воскликнул:
- Товарищ майор! Ведь там три платформы! Значит, нам надо ещё третьего поисковика выхода в живой мир доставить! А где его подбирать то?!
- Точно, боец! Ты совершенно вовремя вспомнил! А чего тут думать-то? Поехали в обычном направлении. Туда, где распадок, в который Дерсу Узала умирать ушёл в свое время. Ну, к камню, где мы до сегодняшних событий всех наших попутчиков собирали. Давай-давай, ускоряйся!
Водитель кивнул головой, в очередной раз вдавил педаль газа и «Урал» опять пропал из нашего виду.

VI
- Ну, вот не зря мы сюда рванули. – Сказал майор и показал водителю на человека, который спиной к ним стоял возле камня и задумчиво глядел в распадок. – Подъезжай к нему ближе, посмотрим на его реакцию.
Подъехать пришлось почти в упор и только тогда человек обычного гражданского вида обернулся и очень удивлённо посмотрел на урчащий двигателем «Урал» и сидящих в кабине военных. Майор открыл дверцу и сказал человеку, выглянув из кабины:
- Эй, боец! Что стоим, чего ждём?! – И услышал в ответ радостное восклицание.
- О! Товарищ майор! Вы тоже разговариваете! Ура! А почему? Вы уже того... упокоились? Или сейчас тоже как я, пытаетесь найти выход из этого мира?
- Отставить разговорчики, боец! – Майор усмехнулся, – моя задача проста до гениальности. Садись в машину, до части доедем, там все сообщу.
После этого разговора гражданин забрался в кузов и «Урал» помчался в сторону части, из которой прибыли майор и рядовой водитель. Проехали они в тишине недолго и вдруг услышали громкий смех, перерастающий в хохот. Он был таким громким, что майор приказал остановить машину и, выглянув из кабины, перекрыл своим криком зловещий хохот, доносившийся из кузова: «Эй! Боец! Что за истерика?! Успокойся, скоро уже приедем!». Хохот затих и машина поехала дальше, а водитель спросил майора:
- Товарищ майор, а чего он там хохотал то? И это, как вы думаете, где он нас в живом мире видеть мог?
- Да кто ж знает, кто ж знает… Судя по его возрасту, он нас где угодно мог видеть. И в Анастасьевке, и в Хабаровске. Или в ауле, выехав из которого мы подорвались.
- А ведь верно! Уж очень он на того похож, кто был в группе, мимо которой мы в ауле проехали. Только он молодой тогда был очень. Он ещё улыбался до ушей, на нас глядя.
- Подожди, а что там за группа была?
- Да та, которая постоянно по лесам, да по горам там шастала. Они ещё отдельно от других подразделений в нашем лагере расположены были. Их ещё раз от раза вертушка носила куда-то. И они как раз за сутки до нашего выезда в аул из своего очередного рейда вернулись.
- А-а-а, ясно. Очень ясно. Да и хорошо, что ему на полустанок прибыть надо.
- Что ж хорошего-то?
- Как это «что»?! У него же шанс есть в живой мир вернуться, а не в потустороннем для него мире остаться.
- А, да! Что-то я и не подумал сейчас об этом. И вот ещё какой вопрос у меня возник, товарищ майор.
- Да не тяни ты время опять. Спрашивай!
- Куда мы сейчас едем? На полустанок сразу или в часть?
- В данный момент надо в часть заскочить. Он же платформы платформами увидит, а танки танками. А его для охраны груза надо обмундировать и вооружить. Или ты думаешь, что он ремнем своим отмахиваться от нападающих должен?
- А что, железнодорожный состав через боевую зону проходит?
- Да не знаю я, куда они этот военный груз доставляют. Тем не менее, готовность к обороне должна быть полной.
- Понял я, понял. Скоро уже до части доедем.
И действительно, в часть они прибыли очень скоро. При приближении к автопарку майор попросил водителя остановить машину и, выскочив из кабины, дал задание отвезти гражданина на склад и обеспечить его обмундированием и боеприпасами. А уж после этого доставить его для разговора с майором. А сам направился в автопарк. Что он там делал, нам неизвестно. Зато мы знаем о том, что он встретил пассажира своего грузового автомобиля сидя за столом, на котором стоит котелок с перловкой и торчащей из него алюминиевой ложкой.
- Ну, что? Обмундирование и боеприпасы на складе взял? – Сурово и грозно спросил майор. В ответ же полуживой человек сначала поинтересовался причиной своего нахождения в танковой части. На что майор сказал ему так:
- Да было бы легче, если бы я сам знал, что я тут делаю и почему я именно здесь нахожусь уже давно, а не в том месте, где мы с водителем «Урала» на фугасе подорвались. Вот, к примеру, что ты можешь предположить?
В связи с этим у них состоялась достаточно живая беседа, в результате которой они пришли к выводу о том, что у каждого умирающего есть потусторонний мир, который является совершенно индивидуальным и в котором могут появиться те, кто им встречался в живом мире, а также те, о ком они думают и в кого они верят.
А по окончанию этой беседы они вернулись к разговору о том, что происходит сейчас:
- Хм. Обмундирование и боеприпасы на складе взял. Калаш вы мне свой дадите, наверное. Потому как оружейка заперта, а ключей у меня нет.
- А боеприпасы где стащил? А?
- У водителя изъял. Ему-то боеприпасы не нужны здесь. И, судя по вашим ответам, я прав оказался. Война для вас закончилась. В этом мире вы только таких путешественников как я, катаете, а вот что нам дальше светит, не ясно.
Закончив и эту беседу они дружелюбно попрощались. А очередной путешественник потустороннего мира пошёл к водителю «Урала» для того, чтобы тот доставил до платформ с танками и для выполнения полученного от майора задания.

VII
- Ну, как тебе съездилось до полустанка? Как там наши туристы встретились? Событие то для нас в этот день было необычным. Священников же и эвенов мы на платформы с танками ещё не загружали.
- Да странно там для меня все было. Во-первых, подъезжая к платформам, я даже онемел от своего удивления! Ведь на них никакого эвена в своём национальном наряде и с луком, стрелами и копьем нет! И священника там в своей золотой ризе и со своим посохом тоже нет! А во-вторых, они с платформ спрыгнули, ко мне побежали и так вот обратились: «Рядовой, где тот с кем ты приехал?! В кузове?!». Я им головой кивнул и дальше сидел задумчиво.
- Бывает, бывает! Боец, ты скажи мне лучше, как они выглядели?
- Ну, как. Одеты в полевое обмундирование. У эвена вместо лука, стрел, копья и тушёнки с ножом, в руках появились жестянка с патронами и штык-нож. А у попа его риза и посох исчезли, а наша плащ-палатка осталась и СВД появилась.
- Да уж, удивительно безгранично! А как ты думаешь, почему так их внешний вид изменился?
- Так вот и ломал я голову всю дорогу. Да надеялся, что вы мне идею подкинете или объясните мне это полностью.
- Да нет, боец. Полного объяснения дать не могу. А вот идея моя такая – сознание у этого парня такое крепкое, что он даже вид нашего мира резко меняет. Да и шансы у него вернуться в мир живой великие!
- Да, товарищ майор, так оно, видимо, и есть. А мы то что дальше делать будем?
- А что нам делать то? Ты же знаешь, что мы с тобой видимся только тогда, когда к нам души или сознание полуживых людей прибывают. А это не каждый день происходит. Вот поэтому мы и не стареем тут быстро. И будем мы в этом мире ещё с тобой долго. Ну, а сейчас мы снова в тьму погружаемся. Так что, до встречи, боец!
- Да, товарищ майор, увидимся!
И после этих слов потусторонний занавес опустился.

ЭПИЛОГ
Уважаемые читатели, ещё раз сообщаю вам о том, что в этой повести я выдал лишь свою фантазию о том, что происходит в потустороннем мире среди тех, кто уже никогда не вернётся в наш мир, живой. А то, что видел тот, кто находился в состоянии клинической смерти и чьё сознание гуляло и искало выход из потустороннего мира, и был он в этой повести третьим пассажиром грузовика «Урал», описано в первой или же основной части, которая называется «Потусторонний мир» и является повестью автобиографической. А вам, читатели, я даю повод поразмыслить о том, что выдаст вам сознание ваше, когда оно пойдёт туда, где кто-то или что-то может быть.


ПОТУСТОРОННИЙ МИР III

«Фантазия моя идёт тут в космос
Ну, и в историю с политикой идёт.»
Токарев К. А.


ТРОИЦА

I
Сидя на скамейке уже много дней подряд и глядя грустно на озеро, настойчиво накатывающее свои волны невероятно прозрачной и очень вкусной пресной воды на свой прекрасный живописный берег, маленький мальчик все вспоминал, вспоминал и вспоминал…
О том, как много раз он вместе со своими одногодками бегал по берегу этого озера, как много раз купался и нырял. Как он с друзьями бросал в воду камни. Как он от радости громче грозы кричал. Из глаз его текла тоска, ведь он не мог увидеть своих близких и друзей. Совсем никого не было рядом. Исчезла рыба - хариус да омуль. Пропал орлан и улетели чайки. Не плавают нерпы и не приходит из тайги медведь. Одна лишь радость в том, что мимо проезжают или же проходят люди, оставившие в живом мире свою тень. Ну и пейзаж продолжил изменяться – от шторма с ветром до неба с солнцем и нежною водой. Задумавшись о своём живом прошлом, он вздрогнул, когда на его плечо легла чья-то ладонь и он услышал чей-то мужской голос:
- Привет, паренёк! Как ты сюда попал? А как тебя зовут?
Мальчишка резко обернулся и увидел стоящего за его спиной человека, которому лет было на вид столько, сколько и отцу мальчика. Человек дружелюбно улыбнулся и повторил вопросы:
- Как очутился здесь и как тебя зовут?
- Я Митя. Утонул я тут.
Услышав это, взрослый человек так рассмеялся, что Митя удивлённо на него посмотрел и задал ему свой вопрос:
- Чего смеётесь то?
- Прости, парень, прости! Я просто вспомнил старый-старый фильм. Который называется «Чапаев».
- А причём здесь фильм этот?
- Да фразу ты мне своим именем напомнил. Одного из персонажей, сидящего на берегу реки в белогвардейской солдатской форме с удочкой, спросили о том, что он там делает. А он ответил так: «Брат Митька помирает! Ухи просит!»
- Да уж, прямо на меня похоже. Только все не так. – Засмеялся мальчик в ответ.
- Что не так то? – В свою очередь удивился его собеседник.
- Да я сначала рыбу на резиновой лодке с друзьями хотел поймать. А потом уже уху сварить. И мы поймали рыбу. Я пять штук, а друзья ещё больше. А вот уху не сварили. Да и не белогвардеец я!
- Почему же? Неужто рыбнадзор вас поймал?!
- Нет. Совсем нет. Причина совсем другой и простой оказалась.
- Ну, какой же? Медведи у вас рыбу отобрали или орланы-белохвосты похитили? – Продолжал смеяться весёлый дядька.
- Да нет. – Усмехнулся в ответ мальчик. – Лодка наша сдулась. Рыба уплыла, а я утонул.
- Ох! Ещё раз прости меня, Митенька! А друзья где?
- Судя по тому, что их здесь нет, они до берега доплыли и в живом мире остались.
- Вот это да-а-а… А как ты понял, что ты в потустороннем для них мире теперь?
- Понимаете, мимо меня иногда полуживые или совсем не живые люди проходят или проезжают. Вот один из полуживых мне и сообщил о том, что я в мёртвом для них мире нахожусь, а он выход в живой мир ищет.
- Ну, и как он? Вернулся в свой мир?
- Не знаю, не знаю… Я же говорю, их тут мимо меня очень много проходит, да проезжает. Туда-сюда. Люди разных времен, разного вида и разных национальностей. И, что очень странно для меня, все говорят на понятном мне, на моем родном языке, то есть. Вы не знаете почему так все происходит?
- Да для меня это тоже неясно. Я тоже об этом думал, поскольку и мне разные люди встречались. И все говорили со мной по-русски. Я лишь могу предположить, что это все из-за того, что наши сознания находятся на одной волне. Ну, да и ладно. Скажи мне лучше, с кем встречался и что тебе рассказывали?
- Нет, давайте вы мне сначала о себе расскажете. Кто вы и как тут оказались? А уж потом я вам что-нибудь расскажу.
- Хм, хорошо. Я тут родился. Потом закончил школу и отучился в городе Иркутск. Я ведь учитель истории. Работал в школе, а сюда я в отпуск приезжал. Со своими друзьями гуляли, охотились да рыбачили… - Сообщив это, взрослый человек нахмурился и задумчиво замолк.
- Да я имел в виду, почему вы в нашем мире именно здесь оказались?
- А да, извини. Я просто о своей жизни вспомнил и задумался о ней. А здесь я оказался после того, как с друзьями на моторной лодке рыбачил. А когда домой собрались и тронулись к берегу, на нас шторм напал. И он лодку так качнул, что я не удержался и за борт выпал. А все на борту вперёд смотрели и не заметили, как я пропал. Лодка ушла, а я плыть пытался и в итоге не смог. Захлебнулся, в общем. А очнулся уже на берегу в ясную погоду и подумал, что меня спасли и откачали. А оказалось, что нет. Ещё пару дней не мог сообразить, что я теперь в потустороннем для живых людей мире нахожусь. Ну, в общем, ладно. Давай-ка ты мне расскажи о тех, кого ты видел.
- Кого я только не видел. Интересно было и то, что с какой-то поры я привык к тому, что перед появлением каких-либо одиноких путешественников или целых племён, орд, полков или дивизий, окружающий мир принимал вид, соответствующий тому времени, в котором эти люди пропадали из своего живого мира и попадали в мир наш. Потусторонний.
- Вот это да-а! Ну, расскажи, расскажи, кого ты именно видел?
- Ну-у… - Митька поднял глаза к небу, немного подумал, шевеля губами и начал перечисление, загибая пальцы. – Первым увидел целое племя курыканов, потом мимо прошли монголы, за ними появились буряты, эвены и тофалары…
- Ого себе! Откуда ты знаешь, как называются народности, прошедшие мимо тебя?!
- Ну, буряты, монголы да эвены не неизвестные же народности! Они же и сейчас живут в нашей живой области и рядом с ней!
- Да я про них и не спрашивал, я про курыканов и тофаларов хотел узнать!
- А вы что, про них в первый раз услышали? – Хитровато взглянул мальчик на учителя истории.
- В том-то и дело, что я лично про них давно знаю. А вот то, что ты про эти исторические национальности говоришь так, как будто они тебе в живом мире часто встречались, удивительно! Тебе сколько лет и в каком классе ты учился до переселения в этот мир, Митя?!
- О, как вы вскипели, учитель! – Засмеялся в ответ мальчишка. – Семь лет мне было и осталось. А успел я в первом классе отучиться.
- И что, ты в таком возрасте уже энциклопедии прочитать умудрился?
- Да нет же, учитель! Я же сообщил вам о том, что все люди со мной на русском языке говорили и себя называли!
- А, ну да, ну да! Вот же что со мной происходит – сознание моё, как белка скачет. Прыг-скок, прыг-скок. Ну, и теряет какую-то часть услышанного. – Мужчина вытер капли пота, выступившие на его лбу и махнул рукой. - Ладно, извини меня в очередной раз и продолжай свой рассказ, парень.
- Да про них мне особо-то и нечего рассказать…
-Ты хочешь сказать, что они тебе только свою национальность назвали и прошли мимо? А чем они занимались до того, как в наш мир попали? И как они сюда сразу целым племенем переместились?
- Да не целым племенем они тут были. Мимо меня их мужики несколько раз проходили. Вооружённые до зубов. Копья, луки со стрелами, да ещё эти… то ли сабли, то ли ятаганы. Железные. Ну, они же бились постоянно за свою территорию с теми, кто их прогнать из нашего региона байкальского мечтал. А с кем они конкретно бились, я не могу сказать. Они мне своих врагов называли, а я всех их запомнить не смог. Ну, вот про монголов помню, а они ещё про кого-то говорили… Вы, наверняка знаете. Вы же учитель истории. – Митя задумчиво посмотрел в глаза учителю.
- Да знаю, знаю. Курыканов не просто монголы, а кидане и монголоязычные хори-туматы выгнать отсюда хотели. Но, курыканы крепкими людьми были, поэтому они долго свою территорию отстаивали.
- А, верно! А я все пытался вспомнить это название, которое на кидал-лохотронщиков похоже! Ки-и-дане! Да! А то, что они бились долгие годы, мне как раз последняя группа сказала. Они ещё и горевали очень, потому что сражение их группы последним уже стало. Их разбили почти полностью и только небольшая часть племени смогла от своей полной гибели уйти. В основном женщины и дети. Да ещё и дряхлые уже мужчины.
- Да жаль их конечно. Однако, хорошо, что они не только воины, но и скотоводы, и кочевники опытные. А тайгу они как свои пять пальцев знают. Так что, выжили их потомки в итоге. Не исчезла их национальность в живом мире.
- Да, это очень хорошо. Только вот что я совсем понять не могу. Почему эти и другие люди, которые свой живой мир покинули за много лет до моего переселения сюда, а передо мной появляются?
- Я уже думал об этом. Но, видать не зря в живом мире о вечной памяти говорят в обществе. Получается, что воспоминания о тех, кто был в живом мире, даёт им возможность появляться хотя бы в мире мёртвом, а не исчезать во тьме. При этом о хороших людях память светлая, а про негодяев и прочих мерзостей человеческих память на тот самый чёрный гудрон похожа. Да-а…
- А вы мне про тофаларов можете сказать, что они собой в живом мире представляют? Ой, вы чего так смеётесь то? Я что-то сказал неправильно?
- Уух… - Ответил учитель, отсмеявшись. - Да нет, ты верно их назвал. А я просто неожиданно вспомнил, как однажды от священника местного христианского прихода услышал то, что их бог всех землян по своему образу и подобию создал. Вот и подумалось мне, какой же у этого бога образ. Какой же он на самом деле то? Бледнолицый, желтолицый, краснокожий или же чернокожий? Или он тофалар, вообще?
- Ага, а может он папуас или маори? – Засмеялся Митя в ответ.
- Ого, да ты и про эти народности знаешь! Молодец! – Учитель снова не смог сдержаться и продолжил свой не тихий смех.
- Да я про многих уже знаю. Правда, не всех их видел, но слышал про них от родителей своих, когда ещё живым был. Они же те ещё путешественники. И познакомились они в экспедиции какой-то.
- Да уж, интересно в обоих мирах бывает. Ну да ладно. Ты меня про тофаларов рассказать просил. Так вот они хорошо развиты были. Они жили кочевой или полукочевой жизнью. А занимались, в основном, охотой и оленеводством. При этом охотились чаще всего на белок, соболей, выдр, бобров, лисиц, лосей, маралов да косуль. Тофалары опытными следопытами были. Кстати, а как тут пейзаж меняется перед появлением людей разных времен?
- Понимаете, само озеро, тайга и небо совсем не меняются. Перед моим взором только железная дорога появляется. И столбы телеграфные вдоль неё. И вот эти детали меняются часто, соответствуя тому времени, из которого люди возникают. Столбы то деревянные, то бетонные. Шпалы чугунные, деревянные, ну или бетонные, как столбы, бывают.
- Да уж. Природа неизменна и вечна, практически. А из людей кто тебе ещё тут попадался?
- Вам про мёртвых или полумертвых рассказать?
- Совершенно нет для меня никакой разницы в том, что ты мне поведаешь. Нам с тобой отсюда не уйти уже никогда, так что рассказывай обо всем. Торопиться нам некуда. Да и со скукой поборемся.
- А вот не зря вы мне про вечную память сказали. Я при этом и сообразил наконец-то, почему передо мной люди не в историческом порядке появляются, а в каком-то калейдоскопном. При этом все они по несколько раз здесь возникают. И весёлые и грустные. Я имею в виду то, что один и тот же человек в разном настроении бывает.
- Это объяснимо. Есть такая идея философская. Она говорит о том, что человеческий разум развивается по исторической спирали. Ну, другими словами, это о том, что одно и то же повторяется на планете. Разница только в том, что люди делают то же самое, что делали их предки, но, в другой одежде и применяя современное для них оружие. Вот к примеру, ты про курыканов сказал, что у них луки, стрелы, копья да клинки железные были. Этим оружием они свою землю охраняли. А других людей ты с каким оружием видел?
- Ой! А вы правы! Ведь точно же. Кого и с чем я тут только не видел. И с шашками, и с пиками. И с пищалями, и с мушкетами. А ещё и с винтовками да с автоматами тут были.
- А перемещались как? Пешком да на поезде? И все?
- Нет, конечно же. Тут и поезда не простые попадались. А эти…как их… а, бронепоезда тут ещё были! И на броневиках, и на танках разных люди ездили. Ну, и одежда у них менялась тоже, да-а… А почему у них настроение менялось постоянно?
- Потому, что в живом мире о них вспоминают по-разному. В этом то и заключается одна из причин того, что люди повторяют ошибки своих предков. И никак не могут свою цивилизацию за пределы планеты расширить.
- Как это?!
- Ну, как-как. У мерзких людей рождаются дети, которых их родители воспитывают такими же нечистыми и погаными. И при воспитании этих меченых человеческой порчей наследников их родители говорят о честных, добрых и смелых людях так, что дети своих пакостных родителей начинают считать себя хорошими, а хороших мерзопакостными. Например, дети бандеровские и гитлер-эсэсовские считают своих родителей ангелами, а тех людей, которые освободили других людей от мучения, уничтожив заражённых национализмом дряней, фашистские наследники считают недочеловеками. И снова вспыхивает пламя междоусобных и мировых войн. И снова люди погружаются в муки и страдания. И в мёртвом мире ты видишь, как меняется настроение тех, кто оставил свои жизни, стремясь уничтожить зло в живом мире.


II

Выслушав собеседника, Митя сказал ему так:
- А вот тут у меня сомнения возникли, учитель. – Мальчик прервал своего собеседника, оторвавшись от разглядывания красивого озера и очень серьёзно взглянув на учителя истории. – Ведь дети у любых родителей разными бывают.
- Хм, ну ты мне пример какой-нибудь привести можешь?
- Да это и несложно вовсе. Однажды я с Гайдаром увиделся и он мне столько рассказал, что я в вашем утверждении засомневался.
- Так-так-так! А ты про какого именно Гайдара вспомнил?
- Которого Аркадием Петровичем зовут. Который в своём шестнадцатилетнем возрасте полком командовал, потом рассказы детские писал, а в 1941 году погиб, когда с фашистами немецкими бился.
- Вот это да! Ты и это знаешь! Ну, тогда расскажи мне сейчас, о чем вы беседовали.
- Ну, я сначала удивился тому, что он мимо нашего озера в поезде ехал. А потом узнал, что он в 1932 году в Хабаровске был. Однако, об этом и вы знаете, наверное. А вот то, что он мне рассказывал, мне очень интересно было. От него я про его рассказы и повести услышал. Про голубую чашку, Тимура и его команду, да про Кибальчиша-Мальчиша, к примеру. Тимур хорошим мальчиком был, а вот плохим его недруг Квакин оказался. А Кибальчиша Мальчиш-Плохиш предал. Вооот.
- А-а! Погоди. Я понял, как это к нашему разговору о разных наследниках относится. Ведь сам Аркадий настоящим героем был, а его потомки с каждым годом все хуже становились. Вот сын его Тимур. Это ж его именем Аркадий главного героя своей повести «Тимур и его команда» назвал. А его сын был военным журналистом и даже до звания «контр-адмирал» дослужился. Правда, он от своего отца отличался своим характером.
- А чем именно? И сильно ли отличался? Да в какую сторону? – Снова перебил мальчик учителя. И сделал он это по той причине, что его очень заинтересовала возможность услышать про потомков Гайдара, которых сам Аркадий практически не видел, поскольку погиб он ещё молодым.
- Да подробностей про Тимура много не знаю, а вот историю, которая с ним случилась в день присвоения ему звания «контр-адмирал», слышал. И дело было так. В той редакции, где трудился военный журналист Тимур Гайдар, проводилось собрание, на котором Тимур присутствовал в военно-морском кителе с погонами, полученными им перед самим собранием. А главный редактор об этом не знал ещё и сначала удивился, увидев своего журналиста в новом звании, а потом сказал ему так: «Странно! На контру ты похож всегда был, а вот адмиралом ты быть не можешь!». Но, это ещё ладно. А вот то, что с внуком Егором произошло, рассказать могу больше, поскольку он уже в моей молодости министром финансов нашей страны стал. И так все эти финансы перераспределил, что страна наша в дореволюционное состояние возвратилась. Богачи да нищие к нам вернулись. Дворяне да крестьяне с рабочими. Кто-то рябчиков да ананасы опять есть начал, а кому-то только корочка хлеба досталась.
- Так он совсем Мальчишом-Плохишом был, что ли?
- Ээххх, Митя, плохишей тогда много у нас выявилось. – Улыбнулся учитель истории и продолжил свой рассказ такой речью. – А Егор так много бочек с вареньем, да корзин с печеньем от буржуев получил, что даже растолстел очень!
- А ещё кто у нас плохишами был? – Мальчик даже рот открыл от удивления.
- Ну-с, самого первого плохиша давай Мишкой Боргачевым звать. Он так буржуинам радовался, что даже президентом советского союза назвался. А потом ещё и оружие наше по просьбе буржуинов уничтожил. И промышленность разваливать начал.
- Ничего себе!!! А его что, кибальчиши победили?!
- Нет. Его другой плохиш из нашей страны к буржуинам отправил. А потом Советский Союз развалил и горевать начал.
- А как его звать то? И чего это он горевать стал?
- Ну, буду звать его Борькой Цельиным. А загоревал от того, что союз он по просьбе буржуинов развалил, а то, что виноградники в нашей стране ещё по приказу Плохиша-Мишки были уничтожены, он не сообразил сразу.
- Подождите, подождите, учитель! А при чем здесь виноградники то?!
- Ну, тут два варианта. Первым может быть то, что Плохиш-Борька без ума от растений был! Например, от кустов да капусты.
- Вы меня интригуете просто! С капустой я ещё могу разобраться. Это жаргонизм. Означает «деньги»! А куст тогда при чем?
- Да не это совсем. – Опять засмеялся историк. – Дело в том, что фамилия одного буржуинского канцлера Коль с немецкого языка на русский язык так переводится. Капуста! А фамилия другого главного буржуя Буш по-английски Куст значит!
Услышав это, Митя так засмеялся, что у него из глаз слезы брызнули. Вытирая их и всхлипывая он задал такой вопрос:
- А виноградник – это какого буржуина фамилия?
- Никакого. Совсем никакого. Каким и Борька бывал периодически.
- Вы меня опять запутали! Каким это он никаким был?!
- Да бухать он любил немало. А из винограда не только сок делают. Вот Борька и расстроился от того, что ему теперь коньяк не наш хлестать бочками придется, а буржуйский. А им за это нашу нефть и газ отдавать надо. Так что вот как дело в нашей стране было.
- А где они сейчас живут?
- Борька с Егоркой в нашем мире давно. А тела их на Новодевичьем кладбище столицы нашей лежат. А Мишка в живом мире ещё. В капустном огороде сидит, да варенье с печеньем лопает.
- А от чего они умерли то? Утонули? Разбились? Или их застрелил кто-то?
- Нет, совсем нет. Егорка буржуинским печеньем объелся, а Борька буржуинских напитков перепил. А застрелили другого плохиша. Который буржуинам не нужным стал. Толку от него никакого не было уже. Не смог он президентом своей страны стать и буржуинам поток прибыли увеличить. Поэтому и усыпили его, чтобы не кормить больше.
- А его то как звать было?!
- Тоже Борькой. Только Менцовым…
Наговорившись на эту тему, мальчик Митя и Учитель затихли и уставились на прекрасное озеро, размышляя о том, что сейчас может происходить в потустороннем для них мире. В живом, то есть.


III

Сидя на скамейке и глядя на яркое, невыразимо красивое и самое большое озеро в мире, маленький мальчик и взрослый мужчина обратили внимание на то, что в небе на белые пушистые облака начали наступать мощные свинцовые тучи, озеро резко потемнело, а береговой кустарник и деревья стали клониться к земле. И вид тяжёлых клубящихся туч, воды асфальтового цвета и низко кланяющихся деревьев привели двоих жителей местного потустороннего мира к душевному переполоху и предчувствию грозы невиданной силы. Мальчик и Учитель повернулись друг к другу и одновременно задали настороженно этот вопрос: «Что сейчас будет?!». Ответить друг другу они не успели. Как только их вопрос растворился в воздухе, в огромных тучах свернула молния, раздался грохот и начался невообразимый ливень. Он был таким, что сидящие рядом люди не могли видеть друг друга сквозь плотный занавес дождя. Учитель смог положить свою руку на плечо мальчика и испытал при этом великое изумление. Ведь его кисть ощущала прикосновение к ребёнку, а саму кисть видно не было. Но, после этого оба человека прониклись тревогой и их внутренние переживания стали похожими на какие-то вихри, а ливень исчез и тучи испарились. А перед их глазами в лучах ярчайшего солнечного света возникла фигура в одеянии необычайно белого цвета. При этом в одной из рук фигуры был какой-то ярко сверкающий предмет.
- Вы кто?! – Громогласно спросила белоснежная фигура.
Сначала мальчик ощутил, как пересохло его горло и одеревенел его язык. Испытывая дикий страх, он смог лишь молча повернуть голову в сторону Учителя. И удивиться тому, что этот человек был абсолютно спокоен и задал небесной фигуре встречные вопросы:
- А ты сам-то кто?! И как ты к нам попал?!
Услышав это, мальчик резко успокоился и уже с любопытством взглянул на фигуру. И любопытство его сменилось практически нервным смехом после того, как он услышал ответ фигуры в белом.
- Я врач-вирусолог. У меня был сердечный приступ. Я рядом с микроскопом сидел на своём рабочем месте. За него и схватился, когда у меня в груди резануло. Помню, что воздух ртом хватануть успел. А потом сразу вот тут перед вами оказался.
- Вот это да! – Удивлённо воскликнул Учитель. – А где ты работал и когда ты был здесь до этого приступа?
- Я сотрудник научного центра. А тут был на прошлой неделе. У местных жителей кровь брал для анализа. Так, а что тут происходит, где прочие люди-то?!
- А, понятно. Садись рядом, поговорим вместе. И это, добро пожаловать в наш, потусторонний для живых, мир.
Грустно вздохнув, врач-вирусолог осторожно сел рядом с Мальчиком и Учителем. Затем посмотрел по сторонам и поставил на скамейку свой микроскоп. И молча стал разглядывать свои руки. Обратив на это внимание, Мальчик тихо спросил Врача:
- А вы разве не в резиновых перчатках с пробами чужой крови работаете?
- В том то и дело, что в перчатках я был. А вот куда они делись, непонятно мне очень
- Да не переживай ты так! Смерть для всех неизбежна. Так что все в нашем мире окажутся. Какая тут разница, в перчатках ты или нет. А мы с тобой давай вот о чем побеседуем. – Вклинился в разговор Учитель и указал на стоящий возле Врача микроскоп. – Мне вдруг вспомнилось о том, что именно верующие люди о своих богах думают. Они же считают, что боги за людьми наблюдают и в отношении каждого свои различные решения принимают. Кого-то казнят, кого-то милуют. Вот я на микроскоп глянул и захотел вдруг от тебя описание кровяных человеческих клеток услышать.
- Да что их описывать-то? Что там неожиданного в крови найти можно?
- А ты представь себя богом клеточным. Ты же эти клетки сквозь микроскоп разглядываешь, да свои решения о необходимости введения разных медицинских препаратов принимаешь.
- А, вот ты о чем. Хорошо, слушайте. – Врач выпрямился, расправил плечи и начал свое описание. – Кровь человека является жидкостью, которая из плазмы и разных клеток состоит. Клетки в крови разные и у каждой из них свои функции. Правда, одни из них выполняют свои задачи только внутри кровеносной системы, а другие за её пределами…
- Ого! Прям как люди они. Одни на земле творят и вытворяют, а некоторые в космосе трудятся. Да, извини меня. Продолжай. – Учитель перебил Врача своим комментарием и, извиняясь, прикрыл себе рот ладонью.
- Ничего так себе сравнение. – Усмехнулся Врач и продолжил рассказывать. – Ещё интересно то, что все клетки в костном мозге образуются. При этом их образование беспрерывно, а срок их жизни ограничен…
- Прямо как у людей все! – Не сдержался уже и Мальчик. И тоже закрыл себе рот ладошкой, а свободной рукой замахал, принося извинения.
- Ну, блин, вы даёте! – Врач наконец-то вышел из грусти и засмеялся. – Слушайте дальше! Все клетки крови делятся на красные и белые. Ну это эритроциты и лейкоциты. При этом, эритроцитов в крови больше. Эти клетки занимаются транспортировкой кислорода и углекислого газа. И давайте меня своими шутками о людях-газовщиках не перебивайте. – Врач предусмотрительно поднял руку и улыбнулся. – А живут эритроциты немало. Аж целых сто двадцать дней! А вот лейкоцитами белые клетки называются. Только вот от белогвардейцев человеческих отличаются тем, что лейкоциты защищают свой мир от внешних врагов, а не объединяются с ними. – Упомянув про российскую белую гвардию, которая воевала вместе с Антантой против России, Врач внимательно посмотрел на Учителя и ткнул указательным пальцем в небо. – Я вам специально сказал об этом! А теперь расскажу о кровяные клетках дальше. Итак, про основные клетки я вам сообщил, а сейчас и про малочисленные поведаю. Вот, например, есть ещё и нейтрофилы, базофилы, эозинофилы, лимфоциты, моноциты и тромбоциты.
Учитель и Мальчик, слушая Врача, разглядывали свой окружающий мир и повернулись к нему лишь тогда, когда пауза рассказа Врача затянулась.
- Вы почему замолчали? Что-то случилось? – Спросил Мальчик.
- А? Да нет, нет. – Замотал Врач головой и сказал полным недоумения голосом. – Я смотрю, меня ваше сравнение кровяных клеток с человечеством оккупировало полностью. Я сейчас подумал о том, что клетки делятся на народы и народности, как люди. Вот эритроциты и лейкоциты – это народы многочисленные. А вот остальные малочисленными народностями уже становятся. Но, они так же, как и человеческие малые народности, либо поддерживают, либо разрушают многочисленные. Вот нейтрофилы, например, заняты захватом и уничтожением болезнетворных микробов и продуктов распада тканей. И погибают они в боях с микробами, как люди в боях с собственными врагами. А базофилы, наоборот, создают воспаление и аллергии человеческие. Как некоторые мерзкие человеческие личности. А вот эозинофилы являются помощниками лейкоцитов и борются с нападающим бактериями. И лимфоциты тоже. А моноциты заняты борьбой с воспалением. А тромбоциты воюют с повреждением кровеносных сосудов. Вот уж да уж. А я ведь сам и не думал о схожести человечества с кровеносной системой. А теперь ещё вот что подумал!!! – Воскликнул Врач, резко поднял вверх обе руки и стал смотреть в небо.


IV

- Ты про космос? – Проследил Учитель за взглядом Врача. – Если да, то ты не первый об этом подумал.
- Даже так? – Удивился Врач. – Ну, расскажи тогда, какая мысль тебе в голову пришла.
- Не думаю, что она слишком сложная. – Учитель развёл руками и отрешенно стал смотреть тоже в небо. – Я подумал о том, что люди считают Вселенную безграничной. И представил себе, что мы являемся всего лишь микробами в системе космической. А планеты и звезды являются клетками этой системы, которая может быть только частью какого-то организма. А всякие метеориты и кометы – это какие-то вирусы. Таким образом, наш общий организм тоже бывает больным или раненым. А те учёные и доктора, являющиеся членами общества нашего организма, которого мы называем Вселенной, берут пробы нашей космической системы своими шприцами.
- А ведь верно! Ведь есть же в нашем космосе Чёрные дыры. Они же как следы внутривенных уколов в человеческой кровяной системе!
- Да! И наша Вселенная с другими членами её общества считают себя единственными существами, живущими на их планете. И тоже верят в каких-то своих богов. А их боги – это другие организмы и так далее, далее, далее… И физика у них своя есть, и химия. Ну, разве что их микроны, электроны, протоны, химические элементы и прочее от наших каким-то образом отличаются.
- А я сейчас вот о чем подумал! – В свою очередь ворвался в разговор Мальчик. – Вы когда нашу планету одной из клеток космической системы назвали, а потом до Чёрных дыр дошли, я почему-то себе ярко представил, что с нашей планетой происходило и что с динозаврами в итоге случилось.
- А ведь я об этом и не подумал даже! – Хором сказали взрослые собеседники. Переглянулись. Улыбнулись. И снова хором выдали просьбу. – Скорее делись своей мыслью!!!
- Да ею и делиться то несложно. – Скромно ответил Мальчик. – Я просто вспомнил о том, что до нашего человечества на нашей планете динозавры были. А после них мамонты. А потом ещё и Ледниковый период настал. И вот уже после него человечество расти стало. А динозавры с мамонтами исчезли…
- Ты чего молчишь то?
- Ой, простите! Я просто задумался о том, как бы мою мысль вам попроще озвучить. Слова подбирал, в общем.
- Так ты их подобрал или тебе помочь?
- Нет, спасибо. Я уж сам постараюсь. Так вот в чем идея моя заключается. Вы когда нашу Вселенную организмом назвали, я её представил огромным человеком, у которого кровь черно-фиолетового цвета. А потом представил её больной очень. При этом она инфицирована была. И клетки её космо-кровяной системы были вирусами-динозаврами заняты. А доктора Вселенной через Черную дыру космическую плазму на анализ взяли и потом уже инъекцию такого лекарства сделали, которое нам кометами кажется. Так вот это лекарство нашу клетку-планету заморозило. И вирус динозавровый уничтожило. А уж потом клетку отогрели тем, что на неё антивирус Хомо Сапиенс забросили. А потом этот антивирус мутировал в вирус человеческий и нашу Вселенную опять стало то морозить, то греть сильно. И тогда нам в клетку очередной антивирус ввели. Который мы ядерным оружием называем. И как только человечество продолжит его внутренние и мировые войны, так доктора Вселенной сразу этот антивирус активируют и таким образом вирус человеческий ликвидируют. Вселенная оклемается, а человечество исчезнет.
- Да-а-а, парень, неожиданная мысль! – Сказал Врач и потёр свой подбородок.
- Неожиданная. Конечно. – Задумчиво сказал Учитель. – Но, я предлагаю подумать об этом.
Мальчик и Врач кинули ему в ответ. А затем эта троица стала смотреть в небо и молча думать о том, что они обсуждали, сидя в потустороннем мире у берега чудесного чистого озера…


ЭПИЛОГ

Уважаемые читатели, этой частью я закрываю мою трилогию под общим названием «Потусторонний мир». Я уже сообщал в первой части о том, что она является повестью автобиографической, поскольку в ней описано реальное путешествие моего сознания в потустороннем мире, которое закончилось его возвращением в мир живой. А вторая и третья части содержат полёты моей фантазии о том, что ещё может происходить в потусторонних мирах. Таким образом, вам самим предоставлена возможность подумать о том, что нас всех может ожидать после нашего ухода из мира живого.

10.12.2018

© Copyright: Константин Токарев. Дата опубликования: 15.02.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).