Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 марта 2019.:
Константин Токарев

Собака - друг человека. Генук.

Генук (Genug, нем. яз.– достаточно, хватит) -
Так звали немецкую овчарку.
Моего чёрного, с золотыми лапами, друга.

I
- Привет! Чего ты тут делаешь?
- Привет! Я малину ем. А ты сам-то чего в эти кусты залез?
- Да треск и шум какой-то в малиновых зарослях услышал, поэтому и пришёл глянуть, что тут происходит. А ты один тут гуляешь, что ли?
- С мамой я здесь.
- Где здесь то? Я её в упор не вижу!
- Да на берегу озера она. Очень она рыбу ловить любит.
- Ничего себе! Рыбачка Соня как-то в мае! Причалив к берегу барка-а-ас…
- Ты чего это поёшь такое, а? Мою маму совсем не Соней зовут!
- Да эта песня про друга моего. Его так же, как в этой песне, зовут. Константином. А в песне этой он в рыбачку Соню влюбился! А мама твоя тоже рыбу ловит. А мой друг и его компания сейчас как она, на берегу находятся. Шашлыки жарить собираются. Вот и скажи мне тогда, как твою маму зовут? Константин её на свой шашлык пригласит, да и познакомится с ней поближе.
- Настасья она. Да её не надо приглашать. Она сейчас запах дыма и жареного мяса услышит и сама придёт к друзьям твоим.
- Во-первых, друг у меня один! Его либо Константином зовут, либо Костей. А его друзья для меня просто очень хорошие знакомые! Запомни это! Ты мне лучше вот что скажи – твоя мама красивая?
- Очень. Она шатенка. И улыбка у неё яркая и белоснежная!
- Ого, так значит, моему другу повезёт с ней!
- Я сомневаюсь в этом. Она сейчас всё мясо съест и все напитки выпьет, а потом другу твоему и его компании носы расквасит, косточки им переломает и так далее…
- Чего-о-о?! Она что у тебя, истеричка бессовестная, что ли?!
- Да не совсем. Просто, когда мы вместе с ней гуляем, она думает, что все люди с ней не из-за её красоты знакомятся, а из-за того, что меня украсть хотят.
- У-у-у!!! Во-о-от что!!! А ну-ка, давай-ка беги к мамке своей и скажи ей, что никто тебя похищать не хочет!
- А что ты мне сделаешь, если я не побегу к ней?!
- Да я тебе сейчас в глаз дам и по загривку тебе врежу!!!
- А моя мама все равно к вам придёт!!! Палатки ваши сломает и продукты заберёт все!!! А тебя вообще прибьет за то, что ты меня из малинника выгнал!!!
- Быстро к мамке своей беги!!! Быстро!!! А то я сейчас тебе точно врежу!!!
Друг Константина так завёлся и уже такие громкие звуки издавать стал, что его собеседник бросился прочь в сторону озера, а Костя и его друзья обернулись в сторону шума и начали ощущать тревогу:
- Слышь, Костян! Что там в кустах твой Генук так злобно лает?
- Прогнать кого-то хочет.
- А рычит там кто так нехило?!
- Медвежонок, похоже. Или медведица?! – Осознав это, друг собаки закричал очень громко. – Гену-у-ук! Ко мне-е-е!!!
Чёрный немецкий овчар, которого звали Генук, был умным псом. В связи с этим он прибежал к своему другу, который был ещё и его хозяином, только после того как медвежонок скрылся в растущем на берегу озера кустарнике.
А после этого он смотрел в сторону медвежьей засады, подняв загривок и скаля клыки, а также рыча до той поры, пока его хозяин и друзья-человеки шустро не собрали свои вещи, не потушили костёр и не загрузили свой скарб в багажники автомобилей. После этого пёс забрался в кабину своего хозяина и с важным видом наблюдал за мелькающими мимо окна растениями. А после выезда на асфальтированную трассу вздохнул и перебрался на заднее сиденье. И отдыхал там до их переезда на другое озеро…

II
Когда-то, много лет тому назад, я учился в институте, в котором изучал два иностранных языка – английский и немецкий. Английский язык давался мне не сложно по той причине, что учить я его начал ещё во втором классе средней школы. А вот немецкий на первых ступенях давался сложно. И почти при всех моих ответах на вопросы преподавателя немецкого языка, задаваемые в течение первого семестра, меня прерывали так: «Генук! Садитесь!». Что означало «Хватит!». И моё настроение в конце концов упало так, что я сказал сам себе: «Заведу собаку и назову её Генук!». А после этого фортуна повернулась ко мне лицом. И поворот фортуны был обозначен тем, что уровень моего владения немецким языком начал расти, а немецкая овчарка моей одногруппницы родила щенят. И вот когда эти щенята немного подросли их хозяйка разрешила мне выбрать и забрать одного из них.
После занятий я зашёл в гости и стал наблюдать за клубками шерсти чёрного цвета. Оказалось, что в этом семействе один только братец, а остальные были его сестричками. Но, я выбрал его не по этой причине. Все дело в том, что щенята женского пола все время пытались добраться до своей мамки, а их братишка все время норовил выбраться из квартиры и упорно полз к выходу. А время было зимнее. Поэтому сунул я своего щенка за пазуху и побрел с ним по сугробам домой. За время нашего перехода от одного дома к другому Генук успел меня обнюхать, согреться и хорошенько выспаться. В итоге мы добрались до нашего дома в то время, когда зимнее солнце уже ушло за горизонт, а люди включили свой свет внутри помещений. Взглянув на окна квартиры, где жил я и мои родители, я обнаружил то, что свет горит только на кухне. А после этого, открыв дверь своего дома, я вынул Генука наружу и положил его на пол. Пёсик поднялся на своих ещё коротеньких лапках, покрутил пушистой головушкой и шустренько заковылял в сторону моей комнаты. А я продолжил развязывать шнурки на моих ботинках, разматывать шарф на моей шее и вешать зимнюю куртку на вешалку. И пока я был занят этим, моя матушка вышла из кухни и направилась включать свет в моей комнате. А дальше было так. Я увидел, как вспыхнул свет и услышал высокий визгливый крик мамы: «Кры-ы-са-а-а!!!». Вслед за этим я увидел своего отца, бегущего из кухни со шваброй. Решив не пропустить такое цирковое представление, я быстро прошёл в свою комнату и спросил маму:
- Где тут крыса то?
- Та-ам, под кроватью! – Ответила мама дрожащим голосом.
- Сейчас достану. – Сказал я и встал на четвереньки.
- Возьми швабру! – Храбро рыкнул мне папа.
- Да, ничего-ничего… - Отреагировал я и вытащил Генука из-под кровати. И обернулся к родителям, намереваясь показать им «крысу» в чёрной собачьей шубке. Обернулся и засмеялся. Ведь было над чем. Мама стояла в углу, зажмурив глаза. А папа стоял, сложив руки на груди и глядя в сторону кухни. А в глазенках Генука можно было чётко прочесть «Ничосе!!!». Он был так удивлён этой встречей, что не желал покинуть мои объятия ещё минут пять или шесть, не больше. А после того, как родители разглядели собачку у меня в руках, они позвали нас быстро на кухню. А там было сытно и вкусно! Нам обоим.

III
А после этого наступило не самое сонное время. Собачку надо было кормить несколько раз за ночь. А после его еды надо было с мокрой тряпкой в руках заниматься разминированием комнаты. Ведь пёсики-барбосики в своём младенчестве показывают себя профессиональными сапёрами-диверсантами. Но, стоит им подрасти и выйти гулять не на груди хозяина, а на земле среди снегов, травы или песка, как они сразу понимают то, что в их «казармах» мусорить не надо. Они ведь сразу узнают, что на дворах, полях или лужайках есть больше места и землю эту можно им копать. А на деревьях, на столбах и стенах им надо часто смс-ки оставлять. В которых они пи… шут друг для друга что-то. То, что им важно очень знать.
Растут-растут-растут. И узнают о том, как можно разбудить хозяев для их совместного ухода погулять. Сначала начинают лишь скулить. Потом уже и класть на грудь хозяина свою голову. А через некоторое время могут просто лапами ткнуть. А в зрелом возрасте мудреют псы и делают вот так – идут в спальню к хозяину, держа в зубах ошейник с поводком, садятся так, чтобы их нос был рядом с головой хозяина. И начинают ритмично ронять и поднимать свою упряжку. Звуки звенящего металлом метронома заставляют хозяина открыть глаза. А это всё! Победа! И хозяин награждается облизыванием его лица за подвиг! Ведь он проснулся!!! Гав-гав! Ур-р-р-а-а!!!
А во дворах уж скачки, гонки и прыжки. А ещё палки, мячики и камни. А было ещё так – однажды, жарким летом, набегался Генук в своей чёрной шубе до такого перегрева, что языком чуть ли не до земли доставал. И шёл он рядом уже тихо. Поглядывал на меня редко, потом опускал голову и шёл, разглядывая землю. И вдруг увидел лужу, которая была большой и высыхала после дождя очень долго. Она попадала в тень четырёх-этажного дома и поэтому существовала не менее полутора недель. Так вот Генук взбодрился и плюхнулся в эту лужу с таким счастьем в его глазах и улыбкой на его крепкой морде, что развеселил меня немало. Через некоторое время, решив что пёс мой достаточно остыл, я позвал его за собой. И увидел, как работает собачья хитрость. Генук всего лишь начал делать вид, что он меня не слышит и не видит. Он стал притворяться, что ему совершенно необходимо внимательно смотреть в противоположную от меня сторону. Постояв несколько минут возле огромной лужи, в центре которой возлежал мой замечательный шерстяной друг, и не желая мочить свои кроссовки, пытаясь выдернуть его из грязной воды за ошейник, я направился в сторону своего дома. И моя надежда на то, что Генук пойдёт за мной, сбылась. Но, не совсем аккуратно. В силу того, что собака стала отряхиваться только тогда, когда подбежала ко мне вплотную. Таким образом, необходимость зайти домой возросла в несколько раз. Теперь предстояло мыть не только Генука, но и меня тоже. Да и одежду верхнюю стирать пришлось тщательно. Тем не менее, это был не самый чумазый случай. О самом нечистом вы сможете узнать, дочитав до одной из следующих глав этого повествования.

IV
Каникулы закончились и наступила пора регулярного посещения занятий моего высшего учебного заведения. И как это иногда случается после каникул, отпусков или праздников, я проснулся в один из учебных дней на полчаса позже, чем было надо. В связи с этим мне пришлось подниматься, одеваться и выводить Генука на прогулку как по тревоге. А организм Генука этой тревоге не поддавался. То есть, период времени, необходимый ему для прочтения всей жёлтой собачьей переписки и оставления его личных сообщений, а также планового минирования тех мест, где могут наступить на мины животных не люди, а коты или собаки, не сократился. В связи с этим я принял решение не заводить свою собаку домой, а вести его вместе с собой, не сильно опаздывая на учёбу. И мы успели попасть в аудиторию учебного заведения за две минуты до начала первой учебной пары. Я сел за парту, которая стояла напротив стола преподавателя. А Генук спрятался под ней. И началось…
Зайдя в кабинет, преподаватель немецкого языка, по имени Людмила Ивановна, сказала всем: «Гутен Морген!». А мне лично она задала вопрос: «Ты почему не встал, Константин?!». Пытаясь не выдавать присутствие моего хвостатого друга, улегшегося на мои ступни и не издававшего ни звука, я попытался придать своему лицу грустное выражение и заодно блеснуть своим знанием, ответив так: «Ищь хабе айн геброхенес Байн! Ищь вилль… ». Это значило, что я наврал, сообщив о том, что у меня нога сломана и что я буду... Однако, Людмила Ивановна является добродушной женщиной, поэтому она поверила мне и прервала мой ответ практически нежно и заботливо: «Константин, генук! Нищьт ауфштеен!». И вышло так, что я выполнил её задание не вставать, а мой чёрный партизан вылез из-под парты, послушно реагируя на её вызов. Вылез, сел и уставился на преподавателя. А преподаватель тоже села и уставились на нас обоих. Некоторое время в аудитории висела тишина. А потом Людмила Ивановна спросила меня по-русски: «Что тут происходит, а?». И я по-русски же ей ответил: «Людмила Ивановна, а что тут такого? Мы же сейчас на занятии по немецкому языку. А он – немецкая овчарка. И имя у него немецкое. Вот только он по-немецки ничего, кроме своего имени, не понимает! Может быть, ему тоже свой язык учить надо?». Слушала она мой ответ необычно. В начале моего ответа её брови полезли вверх, в середине они сошлись у переносицы, а в конце она просто захохотала. Как и вся аудитория, в принципе. Потом Людмила Ивановна достала из своей сумочки платочек, вытерла свои глаза и уже спокойным голосом сказала: «Хорошо. Всё ясно. Собачка воспитанная. Так что можешь возле парты подержать. Но, только сегодня. Иначе, как я тебя на всех дальнейших занятиях прерывать буду?».
Таким образом, на этой паре мне и моему ушастому другу не пришлось участвовать в учебных диалогах с преподавателем. Мы просто слушали то, что говорили другие студенты нашей группы. Точнее сказать, слушал только я. А Генук сначала сидел рядом со мной, потом лежал. А в конце пары он ещё и дремал, изредка подергивая ушами. А после этого занятия он был отведен домой и больше на учёбу со мной не ходил, а только сторожил квартиру когда в ней, кроме него, никого не было.

V
Я учился, мы гуляли, ели, спали и играли. Играли в поиск спрятанных вещей, переноску, рытье каких-то земляных, песчаных и снежных ям. При этом снежные ямы в ходе раскопок становились тоннелями, лабиринтами или триумфальными арками. А ещё Генуку очень нравилось забираться на вершины снежных или ледяных гор и прыгать с них в лежащие рядом рыхлые, пушистые сугробы. Это, естественно, зимой. А летом и осенью он любил нырять в воду. К чему это я вам сейчас сообщил? А к тому, что сейчас я вам расскажу о произошедшем с нами в один тёмный и прохладный вечер давно ушедшей от нас золотой и очаровательной осени. Вышли мы с Генуком гулять, прошли дворы и добрались до малолюдного не только вечером, но и днем, и ночью, места. А мало было там людей из-за того, что это была зона очистных сооружений. Но, мы должны были пройти мимо них для сокращения нашего пути к тем капонирам, которые в то время ещё существовали. А поскольку капониры эти были давними, то при моем детстве и моей молодости они уже давно были небольшими водоемами, в которых летом купались жители недалеко стоящего микрорайона. Так вот туда мы с Генуком и ходили периодически. А в этот вечер случился некий казус, который не дал нам дойти до капониров и заставил вернуться домой быстрее обычного. Вы наверняка знаете, что некоторые очистные сооружения имеют немаленькие такие отстойники, в которых собраны нечистоты городских канализаций. И отстойники могут быть круглыми, квадратными или прямоугольными. Круглые похожи на искусственные озера, а квадратные и прямоугольные – на искусственные бассейны. И некоторые из них ограждены не металлическими или бетонными заборами, а плотно высаженным и густым кустарником. Так вот, идём мы себе, идём. Некоторые звезды на небе проглядываются в разрывах чёрных тяжелых туч. Я несу фонарик и освещаю лежащую перед нами тропинку. А Генук несёт найденную им во дворе палку. Зачем он её взял и тащит, мне непонятно. А спрашивать его бесполезно. Он все равно не скажет. И это не потому, что он молчаливый или вредный. Это всего лишь по причине того, что он не ворона и не попугай. Он собака. А собаки человеческую речь копировать не могут. Мы почти уже дошли до окраины отстойника, как вдруг мой чёрный следопыт выплюнул палку, напряг уши, повернулся в сторону ограждающих кустов. Пару секунд он что-то там прослушивал, затем легонько рявкнул и прыгнул в кусты, пронзив их, как пуля.
Я был готов к тому, что услышу какой-то лай, рык или визг и увижу, как трясутся кусты, за которыми или внутри которых дерётся с кем-то Генук. Однако, нет. Ничто не трясётся. Ничто не шумит. Кусты спокойны. Тишина такая же. Испытывая беспокойство, я прорываюсь сквозь кусты вслед за своим другом и обнаруживаю следующее. На расстоянии около полутора метров от кустарника и в метре от края отстойника из совсем невкусно пахнущей жижи торчит голова Генука, который пытается выплыть из этой трясины, но не может. Прекрасно понимая, что он сам не сможет выбраться, и вдохновляя себя тем, что я выше колена не вымажусь, захожу в эту… ну, в общем не в минеральную, да и совсем не в воду, хватаюсь за ошейник и вытаскиваю Генука на берег. И через какую-то долю секунды я начинаю получать не совсем нужную тогда благодарность. Генук кладёт мне передние лапы на плечи и пытается лизнуть моё лицо. Я отбрасываю его, надеясь на то, что он вымазал меня не очень уж сильно. А Генук, расстроившись от того, что я его благодарность не принял, отряхивается и маскирует меня так, что вряд ли бы нас с ним смог кто-нибудь обнаружить на фоне отстойника. А запа-а-ах…
И было очень хорошо, что на улице глубокий вечер и нас с ним никто не видел. Ну, и пришлось нам окольными путями добраться до дома, довести родителей до полусознательного состояния и мыться под душем вместе.
Да и вот что ещё. Генук мне так и не сказал никогда из-за чего он прыгнул в кустарник.

VI
Пришла зима. И совершенно быстро пролетел почти весь декабрь. А в конце декабря у хозяина день рождения. Праздничный стол накрыт. Он заполнен разными вкусными блюдами. Заставлен разными напитками. Вокруг сидит много гостей. А в углу комнаты стоит уже наряженная новогодняя ёлка. Гирлянда и пятиконечная звезда, венчающая ежегодное зелёное и колючее дерево, радуют всех, сидящих за столом, своим ярким и разноцветным переливом. Гости озвучивают тосты, поздравляют именинника и шумно говорят друг другу. Генук разглядывает их и позволяет его тискать, трепать загривок и чесать за ухом. А стол не так уж и высок. И взрослый умный хитрый пёс прекрасно ловит момент, когда кто-то из сидящих за столом людей привлекает внимание к себе, произнося очередное поздравление хозяина с днем рождения. Это даёт Генуку возможность украсть с тарелки ветчину, колбасу и мясо. А проглотив вкусняшку, он не с такой уж и грустью слушает нравоучение хозяина, после которого приходится отходить от стола с виноватым видом и ложиться рядом с ёлкой. А после наблюдать за тем, как люди начинают танцевать и обниматься. Все просто, дружно, весело и приятно. Ведь пузо, шкурка за ушами и бока почёсаны не только руками хозяина, но и его друзьями и подругами. Особенно приятно от подруг. Ведь чесали они его своими ноготками.
В какой-то момент Генуку стало скучно лежать возле ёлки и в связи с этим он пошёл на разведку под праздничный стол. А там увидел стеклянные сосуды, которые традиционно ставились под стол пустыми. Из горлышек одних пахло чем-то ему неприятным и вызывающим дикое желание чихнуть. А вот один сосуд стал любопытным. Он очаровывал своим ароматом. И вызывал желание им поиграть. Потрогать лапой. Уронить его. И быстренько лизнуть ту вкуснопахнущую жидкость, которая чуть вытекла на пол. И йоу! Звезды в голове! И кто-то громко там зовёт!!!
Оказалось, что Генук уронил бутылку, из которой вылился остаток ликёра. Вот он его-то и слизал. Потом повыл немного. Затем пошёл он к батарее и сунул в неё длинный нос. Пролаял громко до той поры, пока горячая батарея не нагрела его нос так сильно, что он неуклюже развернулся и рухнул на пол, не пройдя и трех шагов. Он оказался в таком опьянении, что хозяину пришлось отнести Генука в спальню, уложить его на матрасик и открыть форточку на всю ночь.
А утром было грустно. И сухо в пасти так, что выхлебать воды пришлось почти полное ведро.
Но, в этом можно найти и положительный момент. Ведь после такого празднования Генук стал обходить все стеклянные бутылки за версту. Хотя до праздника он любил подбирать валяющиеся на улице бутылки и приносить их хозяину, надеясь на то, что тот бросит эту бутылку подальше и прикажет немедленно принести её обратно. А хозяин почему-то их не бросал, а относил на помойку. Генуку приходилось искать другую. Таким образом они производили уборку прилегающих территорий. И это тоже было хорошо!

VII
Прошёл январь, в котором хозяин успешно сдал очередную сессию, и вместе с Генуком весело и энергично бурил большие сугробы. Правда, не всегда им приходилось заниматься археологическими раскопками снега, сверкающего в лучах яркого зимнего солнца. Иногда это происходило в то время, когда окружающая природа пребывала в состоянии грусти или какой-то личной депрессии и подтверждала свое состояние пургой или бураном. Однако, в такой период Генуку было приятно испытывать свое удовольствие, сидя в глубоком снегу и наблюдая за хозяином, который пытался найти своего друга, скрытого снежной крупой, разбрасываемой по воздуху неслабым воздушным ветром.
А после января пришёл февраль, который является самым снежным и морозным месяцем зимушки-зимы. И как-то раз, когда погода была ясной, хозяин пошёл со своей собакой гулять туда, куда они стали ходить после возвращения из описанного ранее отстойника. Они уходили на окраину своего города. Там где ещё были простые и широкие пустыри. Летом они зарастали бурьяном, а зимой укрывались снежной периной. А немного дальше текла и течёт одна из крупнейших рек нашего острова. И в те годы там был речной мост, по которому могли и иногда проезжали мусоровозы, возившие удобные для бомжей вещи и пропитание. Всё дело в том, что на противоположном берегу реки находилась и до сих пор находится общая городская свалка. При этом некоторые недобросовестные водители мусоровозов, которых можно назвать либо чушками, либо просто назвать их свиньями, не всегда довозили мусор до свалки, а разгружали свои машины на пустырях или прямо на дорожной обочине.
Так вот, хозяин с Генуком идут по заснеженной дороге в сторону реки, любуясь ярким солнечным светом и радужным блеском сугробных снежинок. От морозного ветерка они не страдают в силу того, что идут энергично и укрыты своей одеждой. Хозяин одет в пуховик и шапку, а Генук в демисезонную шкуру и в не металлический ошейник. При этом идут они, как обычно. Хозяин идёт прямой линией, а Генук, как всегда, зигзагами. И причин для такой беготни не мало. Например, вершина сугроба позволяет осматривать большую территорию, а не ту, которую видно с дороги. Ведь Генук очень гордился тем, что в его обязанности были включены не только еда, проверка и поддержание деловой переписки собак и кошек, но и охрана своего хозяина! А это же вам не та ерунда, которой заняты гламурные собачки. Это обязанность важна и приятна! А также, в сугробах можно найти либо дичь, либо то, что Генук считал для себя деликатесом. И верно, это ж не мышка-полёвка. Ну и, если уж совсем честно, он же не какой-то там двуногий тормоз, а четырехлапый метеор!
А его друг и хозяин шёл прямо, наслаждаясь пейзажами и отдыхая от любимых Генуком игр. И были они уже совсем недалеко от реки, как вдруг хозяин увидел акробатический трюк своей собаки. Тот трюк, который делают лисы, охотясь на мышек зимой. То есть, Генук сначала остановился и прижал свой нос к снегу. А затем, унюхав что-то, подпрыгнул и вонзился в сугроб носом и прижатыми к нему лапами. И погрузился он в сугроб так, что снаружи остался только его чёрный хвост. При этом хвост лёг спокойно на снежную поверхность и всё, тишина!
Посмотрев пару минут на не двигающийся хвост своего друга, хозяин решил убедиться в том, что с его собакой ничего плохого не случилось. Он позвал Генука, а тот ответил хвостом, который взвился вверх, махнул один раз слева направо и снова лёг на поверхность.
В этот раз прошло уже меньше минуты, когда Константин громко спросил друга о его намерении выбираться из сугроба. В ответ хвост махнул уже два раза и снова затих.
Хозяин совсем не стал тянуть время. Он ещё раз громко позвал Генука и, увидев уже три взмаха хвостом, сам полез в этот сугроб. Дотянулся рукой до ошейника и начал тянуть собаку на воздух. И был удивлён тем, что вытянуть Генука оказалось непросто. А ещё больше был удивлён тем, что он увидел в зубах своего сторожевика-охотника.
Оказалось, что Генук учуял, нашёл и вытащил замороженный брикет свиных ножек с копытцами. И радость в его глазах была такая же, какая бывает у охотников человеческого рода. Он же испытывал счастье, ощущая себя добытчиком!
После этого хозяин и друг ухватился своей рукой за брикет, покачал его и голову Генука из стороны в сторону, а затем сказал заботливым голосом: «Эти ножки килограмма два весят. Давай понесу!». А во взгляде своей собаки сумел прочитать такое - «Ты чего это? Я же сам их добыл! А ты домой принесёшь и что твоя мама скажет?! Что ты молодец и для собачки кормёжку нашёл!!! Не пойдёт!!! Я сам ей отдам!!!». В связи с этим, Константин не стал отбирать у Генука его деликатес и они пошли потихоньку обратно. И в этот раз Генук шёл только рядом…

VIII
Пришла весна! Настроение после долгой зимы резко подпрыгнуло вверх! На улицах появились лужи, прошлогодние мячики, чьи-то кроссовки и длинные, интересные Генуку бревна!
А дома произошло следующее. Мои родители-дачники завели два маленьких инкубатора, внутри которых лежали и грелись куриные яйца. И грелись они три недели подряд. Цыплята устали в них греться и вышли из яиц, чирикая хором песню «Что же там?! Что же там?! Снаружи-и…». Пели при этом так громко, что Генук этим утром забыл разбудить хозяина и стоял возле инкубаторов, зачарованно слушая цыплячьи трели.
Родители проснулись. Достали большую картонную коробку из-под хорошего в те времена цветного телевизора «Рубин». И посадили в неё маленькие пушистые комочки яркого жёлтого цвета. Поставили им поильник, настольную лампу и, по мнению Генука, сделали именно для него не какое-то там шапито, а целый Колизей. И после этого Генук стал проводить возле цыплят все свое, свободное от еды и прогулок, время. Стоял у коробки, опустив в неё свою большую ушастую голову, и разглядывал бегающих туда-сюда цыплят с великим любопытством и радостью.
Через несколько дней я обратил внимание на то, что мой пёс перестал ночью и днем переходить по дому с места на место, а все время либо стоял, либо лежал возле коробки с цыплятами и всегда внимательно наблюдал за мной и моими родителями тогда, когда мы приносили цыплятам воду и корм. Я думаю, что Генук принял цыплят за щенят и усыновил или удочерил их. И это было хорошо.
Прошло ещё два громких от птенцов дня и я заметил, что любопытство Генука начало растворяться. Однако, сторожить цыплят он не закончил.
Я уж не помню, в какой это было день, но то, что он был рабочим, точно. Поскольку мои родители ушли на работу, а я на учёбу. И вернулся я домой, конечно же, раньше, чем закончилась их работа.
Пришёл, а в доме тишина! Не слышно птиц, не вышел из комнаты Генук, который всегда провожал и встречал меня дома. Я быстро скинул свои ботинки и, не снимая куртку, бросился в комнату-курятник…
Там стояла коробка. В ней были лампа, поильник и всё, цыплят в ней не было. Генук же лежал не возле коробки, а на диване. И вместо морды у него была мордашка, которая просто светилась каким-то собачьим счастьем!
Я сел с ним рядом, положил руку ему на голову и спросил его убитым голосом: «Генук, зачем ты их съел? Ты что, голодный был? Ты понимаешь, что родители сегодня устроят нам с тобой Кузькину мать! Они же настаивали, чтобы я тебя запирал в своей комнате! А ты вот что натворил…».
Во время моей речи счастье потихоньку сползло с морды моего чёрного с золотыми лапами друга. Он встал с дивана. Бросил на меня грустный взгляд и побрел в мою комнату, опустив и голову, и хвост.
А я сидел и напряжённо думал о том, что я могу сочинить родителям про исчезновение цыплят. Я думал, думал, думал…
И вдруг я услышал звук открываемой дверцы того шифоньера, что стоял в моей комнате. А потом звук его закрытия. А после этого я увидел, как Генук вышел из комнаты и направился к коробке. При этом он шёл с таким выражением морды… или лица? Что напоминал мне лица мировых учёных или писателей. Он был таким важным и задумчивым, что ой-ёй-ёй…
Он подошёл к коробке, опустил в неё свою голову, а потом снова пошёл в комнату. После его третьего подхода к коробке из неё снова начали раздаваться чириканье или писк цыплят. Сначала я подумал, что у меня начались звуковые галлюцинации. Заглянул в коробку, увидел в ней троих цыплят и сразу же пошёл следом за своим псом-мудрецом, чтобы узнать и понять, что же произошло при моем отсутствии. А дальше так. Генук подошёл к шифоньеру, приоткрыл лапой дверцу, взял в свою пасть очередного цыплёнка, закрыл дверцу и понёс птенца обратно в коробку. Я был так удивлён, что просто молча простоял возле шифоньера с вещами и птичками до тех пор, пока Генук не перетаскал всех цыплят в коробку и не подошёл ко мне, глядя на меня с укоризной.
После этого я потрепал собаку нежно за загривок, угостил печенькой и мы пошли вместе гулять на улицу. Туда, где не было громкого и надоедливого писка, квохтания или чириканья, от которых Генук пытался отдохнуть, спрятав их в деревянный ящик. Шифоньер, то есть.
А на следующий день вздохнули мы с облегчением. Ведь цыплят увезли на дачу.

IX
Весна перешла в лето. Природа ожила, а жизнь Генука стала ещё интереснее. Ведь столько животных, насекомых и птиц вокруг появилось, что прогулки его перестали быть простыми физическими разминками и тренировками, а приобрели какой-то научно-исследовательский оттенок. Генук разглядывал ящериц, дождевых червей, пауков, бурундуков и птиц, пытаясь понять их мир и наладить с ними свои отношения. Однако, ящерицы вечно куда-то бежали, черви уходили в свой метрополитен, пауки висели в воздухе, а бурундуки с птицами скакали и прыгали по земле и веткам, собирая орешки и ягоды. А немецкая овчарка им явно казалась какой-то годзиллой или кинг-конгом. Вот поэтому никто из птиц, животных и насекомых не горел желанием подружиться с Генуком и участвовать в его прогулках по лесу. А в один из ярких и солнечных дней мы вышли с ним на поляну, на которой стоял красивый, весь чёрный и статный конь. Он величаво щипал траву и жевал её, гордо глядя перед собой и в небо. И иногда потряхивал своей головой и гривой. Он явно был мощным скакуном и вожаком своего табуна. Ну или племени.
Так вот, увидев его, Генук сразу напрягся, припал к земле и почти по-пластунски стал двигаться в сторону скакуна. Сдаётся мне, он сразу позабыл о своих неудачных попытках познакомиться с другими представителями фауны, поскольку конь этот был намного интереснее и важнее. И я надеюсь, что приближался к нему Генук не бегом, а хитрым ползком не потому, что хотел напасть на коня, а потому, что решил стать для него сюрпризом и завести с ним крепкую дружбу. И полз пёс к коню не быстро.
Однако, ошибка Генука была в том, что он приближался к коню не сбоку, а сзади. И то, что конь смотрел только вперёд и в небо, не повлияло на то, что случилось дальше.
А дальше случилось вот что – Генук добрался ползком до коня, поднялся за ним на лапах и потянул свой нос к его задним ногам. Видимо, он хотел узнать каким парфюмом брызгает себя конь, а тот, похоже, не хотел раскрывать свою тайну. Поэтому, конь даже не оглядывался на Генука, а просто пнул его в грудь копытом. Генук исполнил акробатический пируэт, кувыркнувшись в воздухе и приземлившись на свои лапы. А после этого он помотал своей головой и посмотрел на меня. При этом у него было такое выражение, что мне сразу вспомнился мультфильм «Жил-был Пёс». И именно тот момент, в котором волк произнёс свой легендарный вопрос «Шо, опять?!» и посмотрел на Пса точно так же, как на меня посмотрел Генук.
Я подозвал Генука к себе и, обняв его за шею, осмотрел и ощупал грудную клетку и ребра. Генук не кряхтел и не скулил, а это значит, что удивился он и расстроился не от боли, а от того, что даже конь не захотел с ним общаться. В связи с этим я потрепал за загривок и тихо сказал ему в ухо: «Генук, пойми наконец, что собака – друг человека, а не всяких там лошадей, всяких птиц и букашек-таракашек. Да и бурундук – не твой друг!».
Но, несмотря на это, Генук слегка лизнул мою щеку и снова пошёл к коню. Только уже не сзади. И в этот раз он был очень доволен. Ведь конь опустил свою голову и предоставил собаке возможность понюхать его лошадиную морду. Я думаю, что они подружились в конце концов. Потому как после своего знакомства они ещё с полчаса попрыгали и побегали по поляне. А затем пришёл конюх и увёл свою черную жемчужину в свою же конюшню.
Генук же с радостным видом пришёл ко мне и мы пошли с ним домой.

X
А чувство любви возникает не только в человеческой жизни. Любовь появляется и переполняет не только людские сердца. Она посещает и разных животных.
Как-то раз, волшебным утром… Я про то время, когда тёплое солнышко и чистое высокое небо не дают холодным ветрам с пронзительным дождиком портить всем настроение, а заставляют всех улыбаться и радоваться друг другу. Так вот, мы с Генуком снова вышли во двор. И думали мы, что пойдём снова в лес.
Но, этим утром все пошло иначе. Сначала Генук обежал весь двор. Потом подошёл и после того, как я пристегнул к нему поводок, он посмотрел на меня. И посмотрел так, что понял я сразу - пойдём мы не в лес, а туда, куда тащит Генук. Он почему-то забыл, что приучен идти со мной рядом и начал тянуть меня в сторону соседнего двора. Он был так насуплен и возбужден, что заставил меня представить себе какое-то чрезвычайное происшествие, случившееся во дворе соседнего дома. Мой четвероногий друг от своего нетерпения даже перебирал своими лапами, стоя на месте и настойчиво глядя туда, куда он хотел идти. И мы пошли.
Генук шёл, совершенно не обращая свое внимание на местных дворовых собак и котов. Он даже не стал подбирать какие-либо камни и палки, которые обычно любил давать мне для того, чтобы я их кидал, а он их мне приносил обратно. Он тянул меня так, что уже казался не крупной немецкой овчаркой, а каким-то бульдозером или гигантским грузовиком «Белаз», который зацепил и тащит меня к карьеру. В конце концов, я просто побежал за ним следом. И вот мы вылетели в тот двор, где я ожидал увидеть что-нибудь страшное и неприятное.
Но! Или однако! А может быть и просто – вот это да-а-а!!! Ничего там не произошло такого, что могло повлиять на спокойную человеческую жизнь. Там во дворе стояла какая-то дворняжка. Она была беленькая-пребеленькая. И маленькая. Ну, ростом такая, что её макушка еле-еле достигала середины лап Генука. Так вот, увидев её, Генук так завертел своим хвостом, что мог бы и взлететь, растопырив в стороны свои лапы. Зная, что он не собирается нападать на неё, а хочет с ней познакомиться, я отстегнул его поводок и стал поражаться его к ней подходом. Мне казалась, что он одет не в свою черную шерстяную шубу, а в какой-то чёрный бешмет и на голове у него не уши, а папаха. И крутился, и прыгал он вокруг той блондинки так, что не хватало только бурных звуков лезгинки. А беленькая собачка стояла, скромно опустив свой взгляд и чертила на асфальте передней лапкой какие-то баранки и бублики.
Затем, допрыгав танец и упав перед ней на свои передние лапы или, другими словами, поклонившись и закончив свой политес, Генук смело лизнул моську белянки и они начали свои игры. Вместе побегали по двору, на котором стояли скамейки. При этом, Генук их перескакивал, а блондинка пробегала под ними. Иногда они останавливались, обнюхивали и облизывали друг друга, а затем снова прыгали и бегали.
Сообразив, что дальше этого двора они не сбегут никуда, я уселся на скамейку и стал ждать хозяина или хозяйку белой собачки, которые могли бы помочь мне не сидеть в молчаливом одиночестве, а в конце прогулки разлучить Генука и дворняжку до следующей встречи. При этом, скажу честно, я предпочитал дождаться хозяйки, а не хозяина.
А получилось не так, как я хотел. Не зря же говорят о том, что весь день изменится, если он с самого утра не совпадает с тем планом, что был составлен накануне. Я просидел в полном и, через пару часов не в таком уж и гордом, одиночестве. А потом позвал Генука, намереваясь отвести его домой, а самому сходить в гости к моим друзьям. И снова все пошло не так.
Генук приближался ко мне не один. Такое было у меня ощущение, что эта черно-белая парочка шла, прижавшись вплотную и не отрывая своих взглядов друг от друга. Конечно же, это было не совсем так. Ведь белая собачка была невысокой и могла проходить между лап и под Генуком, не опуская головы и не задевая его пузо своей макушкой. Но, что касается их взглядов друг на друга, то они явно были безотрывными.
Да, прошу прощения за моё отвлечение от основного повествования в сторону описания той романтики, которая возникла между большим и крепким породистым псом и маленькой дворняжкой.
Так вот, белая собачка шла с нами, не отрываясь, и проводила Генука до самой двери. А после их прощания я завёл Генука в квартиру, вымыл ему лапы, наполнил миску его питанием и позвал его трескать. А он в сторону миски даже не глянул. И это привело меня в изумление, потому что Генук никогда не отказывался от еды, будучи здоровым. Дальше было ещё непонятнее. Генук лёг на пол и прижал свой нос к щели между входной дверью и полом. И начал посвистывать и тихонько поскуливать. Я уже было начал думать о том, что он поймал какой-то вирус. А было все проще. Я неожиданно услышал, как такое же посвистывание и поскуливание раздаются за дверью. И, открыв её, я чуть было не свалился на пол, поскольку Генук так выскочил на лестничную клетку, что чуть не снёс меня с ног.
Увидев обнимашки и визги успевших соскучиться друг по другу собак, я просто взял в руки алюминиевую кастрюльку, положил в неё некоторое количество еды Генука и вывел собак на улицу. Там Генук поохранял ужинавшую блондинку от других бродячих собак, а затем спокойно вернулся со мной в квартиру. Затем он тоже поел, но спать лёг возле входа в квартиру. И так было три дня подряд. Мы выходили на улицу. Возле подъезда Генука встречала Блондинка. Она получала от меня свой завтрак. Они вдвоём носились кругами. Затем она провожала Генука до квартиры. А я провожал её во двор и выдавал ей ужин. А вот утром четвёртого дня она не пришла. Куда она пропала я и не знаю. Но, помню, каким был грустным Генук и как он бродил по дворам, выискивая свою любовь ещё дня четыре…
Так вот бывает в мире животных.

ЭПИЛОГ
Таким вот и был мой друг Генук. Родился маленьким. Сначала ползал, пищал и тявкал. Потом подрос, уже мелко ходил и гавкал. Потом стал большим, быстро бегал, высоко прыгал, в реках, озёрах и море нырял и плавал. И уже мощно рычал и лаял. Однако рычал и лаял он не на миролюбивых, спокойных прохожих и тихих зверей, а только на тех, кто пытался напасть на хозяина или что-то отобрать у него. А на дворовых животных он просто поглядывал и иногда играл с ними. А они тоже играли с ним. Правда, был один раз, когда дворовая стая, увидев вышедшего на улицу Генука и остановившегося у одного из деревьев почитать собачью писанину, решила налететь на него и погрызть. Генук делал вид, что он совершенно занят своим чтением и не обращал внимания на мчавшуюся в его сторону стаю. А в тот момент, когда она была от него не дальше двух метров, Генук резко развернулся и так на дворовых собак рыкнул, что они взвизгнули и полетели от страха кубарем. А мой шерстяной друг повернулся к дереву и продолжил на нем свою собачью деловую переписку. А кроме того, он охранял свой дом, свою дачу и своего хозяина. Потом на его бороде пробилась совсем белая седина. И так он прожил всего четырнадцать лет. А в один из серых осенних дней он глубоко вздохнул, прощаясь с нами, закрыл свои глаза янтарного цвета и ушёл в мир иной…
Таким был мой пёс – друг человека.

© Copyright: Константин Токарев. Дата опубликования: 15.02.2019.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).