Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 16 июля 2019.:
Константин Измайлов

Сказка о цветке небесной красоты

ИЗМАЙЛОВ КОНСТАНТИН ИГОРЕВИЧ




СКАЗКА О ЦВЕТКЕ НЕБЕСНОЙ КРАСОТЫ




Где-то на вершине самой высокой горы рос цветок. С давних времён люди называли его цветком небесной красоты, хотя не было ещё человека, который бы этот цветок видел. А всё дело в том, что красота его ослепляла. Во все времена люди любовались разноцветным свечением вершины этой горы, но от страха ослепнуть никогда не смели на неё подняться. Страх был настолько сильным, что они даже старались не подходить к этой горе близко. Хотя с тех же самых давних времён люди мечтали этот цветок увидеть, чтобы узнать, наконец, что же это за красота такая «небесная». Это была их заветная мечта, с которой они жили и умирали. Правда, перед смертью некоторые старики всё же решались увидеть цветок небесной красоты, но сил подняться на гору у них уже не хватало...


1

Когда-то в одном маленьком селе, рядом с той горой, жил богач по имени Буча. Он был скверным человеком: жадным и завистливым. Всем он всегда был недоволен. Всегда на всех без причины ворчал и при этом корчил уродливые гримасы на своём раздутом сытой ленивой жизнью лице. Жители села не любили его и не хотели лишний раз с ним встречаться, обходя его дом стороной. Семьи у него не было, а был один работник по имени Али.
Али был благородным юношей. Родителей своих он не помнил и вырос у добрых людей. Все девушки села при встрече с ним застенчиво улыбались ему, а некоторые даже краснели и опускали глазки. Но юноша любил только одну Гузель — первую красавицу села, младшую дочь гончара Марата. Только она одна скрашивала ему нелёгкую жизнь. Только одна её лучезарная улыбка дарила ему настоящее счастье.
Но эта любовь доставляла ему ещё и страдания, ведь жениться он не мог, потому что был так беден, что еле-еле мог прокормить только лишь себя, работая от рассвета до заката на ворчливого Бучу. А поскольку эта любовь была взаимной, то и милой Гузель приходилось лишь печально вздыхать, да проливать свои бриллиантовые слёзки в тоске по любимому...
И вот однажды Буча говорит работнику:
— Слушай, Али, посмотри на себя: какой ты, однако, жалкий бедолага! Разве ты мужчина, если не можешь жениться?
— Что поделать, хозяин, я бедный сирота... — грустно вздохнул Али и опустил глаза.
— Эх, ты, бедный сирота! — состроил, как всегда, противную рожицу Буча, передразнивая юношу. — А я вот решил женить тебя! — вдруг заявил он серьёзно. — И невесту ты выберешь себе сам. Я награжу тебя богатством, чтобы ты смог заплатить за невесту богатый калым, построить большой дом и обзавестись хозяйством.
— За что же мне такая милость, господин? — спросил Али растерянно.
— Слушай меня, жалкий недотёпа, и не перебивай! — нахмурил брови хозяин. — Намерен я сегодня же узнать, что же это за небесная красота такая того самого цветка, что растёт на вершине самой высокой горы. Всю жизнь я вижу эту бестолково сияющую вершину, а красоту самого цветка не знаю! Так вот, сегодня пришло время узнать, наконец, о небесной красоте цветка и извлечь из этой красоты выгоду.
— Как же ты узнаешь? — удивился Али.
— Ты мне расскажешь о ней, — грозно ответил Буча.
— Я? — опешил работник. — Как же я тебе расскажу, хозяин, я же не видел этого цветка?
— А ты его увидишь: заберёшься на сияющую вершину, взглянешь на цветок небесной красоты, а потом спустишься и мне расскажешь.
— Я же ослепну!
— Эка потеря! — засмеялся Буча. — При твоей-то жалкой жизни лучше быть слепым, чем зрячим, чтобы не видеть, как все тебя жалеют и презирают! Кто ты сейчас? — безнадёжный грязный голодранец и только! А вот узнаешь о небесной красоте цветка, расскажешь мне, и я награжу тебя за это щедро: ты станешь богатым и женатым. Разве это недостаточная цена за твоё ничтожное зрение?
— Значит, я больше никогда не увижу... — чуть не произнёс юноша имя любимой, но вовремя опомнился.
— Зато ты женишься на ней, как самый достойный мужчина нашего села, болван! — прокричал Буча, догадавшись, что Али имел ввиду какую-то свою любимую односельчанку. — Ну так как, ты согласен?
— Что ж делать, — вздохнул бедный юноша, — согласен...


2

По воле хозяина, Али отправился на сияющую вершину, не теряя ни минуты. Буча проводил его до подножья горы и там же, дрожа всем телом от страха и нетерпения, стал дожидаться работника.
Медленно взбирался Али по крутому склону. Его окружал дремучий лес. Большие птицы невиданной красоты перелетали с ветки на ветку перед его глазами. Удивительные звери преспокойно разгуливали целыми семьями совсем рядом. Было понятно, что весь этот чудесный живой мир нисколько не боится человека, ведь никогда ничего плохого он от него не терпел.
«Как прекрасен мир! — думал Али потрясённо. — Неужели, я больше никогда не увижу всей этой красоты: этот лес, этих птиц, эти цветы, травы, грибы, этих оленей с оленятами и этих медведей с медвежатами, этих лосей, этих белок, грызущих орешки, эти высокие сосны, это небо, облака, солнце? Неужели, весь мир померкнет для меня навсегда?»
Он вспомнил Гузель и мысли его ещё отчаянней полетели в голове: «И, неужели, я больше никогда не увижу красоты моей любимой, её глаза, её улыбку, ведь это всегда для меня было счастьем!» — И ему казалось, что лес шелестящей песней отвечал ему из поднебесья: «Никогда-а-а! Никогда-а-а...»
«А ещё, — продолжал думать бедный юноша, — женившись, я стану для любимой обузой, ведь я буду совсем беспомощным, и моя ненаглядная намается: будет нянчиться со мной, как с младенцем. Что же это будет за жизнь тогда! Это ли жизнь настоящего мужчины?» — И, казалось, лес снова отвечал ему: «Не-е-ет! Не-е-ет...»
«Но зато мы будем вместе!» — вдруг сверкнула радостная мысль.
И тут же Али горько воскликнул:
— Ах, какой ценой я заплачу за это!
У самой вершины он сел на большой камень и сильно призадумался: «Что же мне делать? Сбежать? Тогда навсегда потеряю любимую. И лучше для меня будет смерть, чем жизнь в разлуке. А может, сбежать вдвоём? Тогда отец проклянёт её, а я стану его врагом. Он всё равно найдёт и жестоко накажет нас обоих — меня, как своего заклятого врага, а дочь свою, мою милую Гузель, как неблагодарную дочь, опозорившую весь свой род... Что же тогда остаётся, взглянуть на цветок и ослепнуть?»
Али закрыл глаза и весь мир погрузился во тьму. Он представил, что вот такая непроглядная ночь для него наступит навсегда. И он испугался.
— Нет, — открыл он глаза, — этого не будет, — горячо заговорил он, подняв глаза к небу. — Я должен видеть этот мир. Я должен радоваться ему, любоваться им до самой смерти. Я должен видеть дорогих моему сердцу односельчан, свою любимую Гузель. И только смерть сможет отнять у меня этот бесценный дар. Только смерть! Только смерть... — Он грустно опустил глаза. — Но оставаться таким нищим бедолагой, как сейчас, я тоже не могу. Ох, что же мне делать?
Долго ещё терзался тяжёлыми думами Али, сидя на большом камне, и грусть в его глазах становилась с каждой минутой всё сильней. И когда он всё-таки решился взглянуть на цветок небесной красоты, вдруг услышал спокойный женский голос:
— Не торопись, Али.
Юноша испуганно вскочил и стал кругом озираться.
— Почудилось ли мне?
— Нет, тебе не почудилось, — ответил тот же голос.
— Где же ты?
— Я здесь, у камня на котором ты сидел.
Али взглянул на камень и увидел рядом змею с жёлтым пятном на голове.
— Это ты со мной говоришь? — Юноша не верил своим глазам.
— Это я с тобой говорю, — качнула головой змея. — И не удивляйся: ты многое ещё не знаешь и даже не представляешь, как разнообразен мир, какой он богатый, красивый и волшебный. А ты, вместо того, чтобы узнавать его и радоваться ему, решил ради богатства пожертвовать своим зрением.
— Но у меня нет другого выхода!
— Выход всегда есть.
Змея сложилась в несколько колечек. А, сложившись, голова её вдруг стала подниматься к голове юноши. Поднявшись, змея пристально всмотрелась в его глаза. Али не мог отвернуть глаз: она загипнотизировала его. Наконец, змея заговорила:
— Твои глаза говорят мне, что ты благородный человек, с добрым, любящим сердцем. И ждёт тебя большое счастье, но при одном условии: если ты в полной мере будешь воспринимать мир. В полной мере, — повторила она медленней и строже. — Так что ступай себе спокойно домой и будь, что будет!
Змея опустила голову, вильнула хвостом и скрылась под камнем.
— Кто же ты, как тебя звать? — крикнул ей вдогонку юноша, но ответа не последовало.
Али поднял глаза на вершину и замер в восхищении: вся её сияющая разноцветная красота была в одном шаге от него. Один только шаг оставался ему, чтобы взойти на неё. Один только шаг отделял его от заветного цветка. И в этот момент им овладел, казалось, непреодолимый соблазн увидеть цветок, о чём он мечтал всю жизнь, но...
— Нет! Нет! — закричал он, закрыв глаза руками. — Я не поддамся тебе, коварный цветок, не поддамся!
И он нашёл в себе силы отвернуться от вершины.


3

Увидав работника, Буча закричал:
— Ты почему так долго, грязный оборванец?
— Не ругайся, Буча, ты же видишь, что я ослеп и ничего не вижу. Я долго блуждал по горе, ведь в моих глазах непроглядная тьма.
Али не мог ничего понять: его уста говорили против его воли! Этим чудом он был до такой степени потрясён, что сразу, как его уста замолчали, не смог устоять на ногах и беспомощно повалился на землю.
— Ну, давай, рассказывай быстрей, рассказывай, какая она, эта самая небесная красота, — нетерпеливо запрыгал вокруг лежащего юноши Буча, не сомневаясь, что его работник ослеп. — Быстрей рассказывай, быстрей! Какой же ты всё-таки нерасторопный, Али...
— Описать словами сложно, — снова проговорили уста юноши против его воли.
Али даже прикоснулся к своим губам, чтобы убедиться, его ли уста говорят.
— А ты постарайся, — кричал хозяин, — зря я что ли плачу тебе такие богатства!
— Помоги же мне встать, а потом проводи меня в село, — серьёзно молвили молодые уста.
И, как ни странно, хозяин беспрекословно подчинился слуге: Буча схватил протянутую руку работника, помог ему встать, и они пошли домой.
— Ну, рассказывай же, рассказывай, наконец! Сколько ты ещё будешь испытывать моё терпение! — ревел на работника хозяин по дороге. — Твой рассказ о небесной красоте должен услышать только я один и никто больше в целом мире!
— Хорошо, я расскажу тебе, — спокойно отвечали уста юноши. — Но, чтобы ты лучше понял, что же это за красота такая «небесная», сделай то, что я тебе скажу.
— Ну что же я ещё должен сделать? — в ярости пихнул Буча работника своим брюхом, отчего Али чуть не упал, но успел ухватиться за руку хозяина.
— А вот что: собери перед своим домом, — продолжали уста юноши, как ни в чём не бывало, — всё своё богатство в одну кучу.
— Зачем это ещё, хитрый бездельник?
— Для того, чтобы ты лучше понял, — твёрдо ответили молодые уста.
— Ну, хорошо, хорошо...
И когда они вернулись в село, Буча собрал перед своим домом всё своё добро: драгоценные украшения, оружие, посуду, одежды, золотые деньги и даже золотое седло на коня. Получилась большая, сверкающая на солнце гора. Но Али на неё не обратил ни малейшего внимания. Он вообще ни на что не обращал внимания, бессмысленно выпячивая глаза куда-то в небо, как будто и в самом деле был слепым. И весь его вид был каким-то растерянным и отрешённым. А всё дело в том, что юноша до сих пор был необычайно взволнован тем, что его уста говорили сами по себе. Это было таким же настоящим чудом, как и говорящая змея. Ему казалось, что уста, кроме того, что они сами по себе говорили, ещё и сами по себе смотрели, дышали, мыслили... В общем, жили! И он естественно не представлял, что же ещё они такого скажут. А сказали они следующее:
— Вот теперь, Буча, представь, что небесная красота цветка в сто раз красивей этой самой горы.
Буча, глядя на своё добро, представил сто таких гор. И, задрожав всем телом, запрыгнул на гору, и завопил:
— Это мой цветок, это моё богатство!
Он лежал на горе и всё загребал и загребал руками и ногами под себя всякие драгоценности, представляя, что лежит на куче богатства, во сто раз большей, чем на самом деле. Похож он был на огромного борова, валяющегося в навозной куче — смотреть на него было неприятно и даже страшно.
На его истеричный крик сбежались взволнованные односельчане. Прибежала и милая Гузель. Она в страхе смотрела на Бучу, но ещё более её страшила слепота Али, ведь она совсем недавно узнала, что сегодня её любимый по приказу господина ходил смотреть на цветок небесной красоты: «Ах, неужели, мой любимый ослеп!» — думала она и её бриллиантовые слёзки уже готовы были засверкать на розовых щёчках.
А Буча, ползая по куче, уже пищал в истерике, захлёбываясь слюнями:
— Никто не смеет его сорвать и продать! Никто не смеет его себе присвоить! Только я один его сорву и продам, потому что это мой цветок, это моё богатство, слышите вы, жалкие недотёпы!
И, совсем обезумев, он вдруг спрыгнул с кучи и побежал в сторону сияющей вершины. А жители села, глядя ему вслед, только покачивали головами и вздыхали.
— Совсем спятил Буча от богатства, — переговаривались они между собой. — Жалко его, бедненького... — вздыхали женщины...
А Милую Гузель уже не интересовал взбесившийся богач. Стоя в толпе, она смотрела на глаза любимого, и вся трепетала.
И вдруг их глаза встретились. И Али улыбнулся любимой.
«Ах! — встрепенулась красавица. — Он увидел меня среди толпы! Он улыбнулся только мне одной! Значит, он не ослеп! Он видит! Мои волнения были напрасны!» — И, как всегда, лучезарная улыбка на девичьем лице засияла ему в ответ. Али же, улыбаясь ей, понял, что его уста вновь стали подчиняться ему, вновь стали родными. И тогда он ещё больше обрадовался. И счастливей их в этот момент не было в целом мире!
А в это время Буча буквально взлетел на самую высокую гору. Всю дорогу до сияющей вершины он ничего не видел вокруг себя: ни диковинных птиц и зверей, ни удивительных цветов и деревьев, ни лазурного неба и золотого солнца — ничего! Видел он только перед собой неслыханные богатства, которые надеялся выручить после продажи цветка.
А когда оставался ему всего лишь один шаг до вершины, навстречу ему из-под большого камня выползла змея с жёлтым пятном на голове.
— Не торопись, Буча! — обратилась она к нему человеческим голосом.
— А ну прочь с дороги, жалкая лесная гадина! — прорычал ей в ответ богач, словно разъярённый медведь, и пнул её со всей силы. — Мой цветок! Моё богатство! — И с этими словами он вбежал на сияющую вершину.
— Ну что ж, тогда будь, что будет! — спокойно произнесла змея, глядя ему вслед, вильнула хвостом и скрылась под камнем.


4

Жители села так и стояли возле кучи добра, предчувствуя нехорошее. И чувство их не обмануло, поскольку, вскоре появился Буча. Одежда на нём была разорванной, а лицо всё было в синяках и царапинах. Но главное — он был слеп: глаза его были бесчувственно затуманены и бессмысленны. Шёл он, запинаясь, а в вытянутых руках богач держал вырванную с корнями траву.
— А-а-а! — кричал он не в себе. — Этот гадкий цветок ослепил меня! А-а-а! Ослепил меня, люди! Ослепил меня...
— Нет, Буча, ты не прав: не цветок тебя ослепил, — возразил ему седой великан гончар Марат.
— А что же тогда?
— Тебя ослепило богатство! — в один голос заявили односельчане.
— Да ну вас, жалкие мудрецы! Вы все просто завидуете мне! — злобно закричал на земляков Буча, вытягивая руки с травой. — Возьмите цветок и продайте его, а деньги принесите мне!
— Ты не сорвал цветка, Буча, — сказал ему Али, — в твоих руках обыкновенная трава, а вершина, как сияла, так и сияет.
— А ты почём знаешь, тебя же тоже ослепил этот гадкий цветок?
— Нет, хозяин, не ослепил меня цветок, потому что меня, в отличие от тебя, не ослепило богатство!
— О, горе мне! — с новой силой завопил тогда богач. — Нет у меня ни зрения, ни цветка, ни богатства! Нет у меня ничего в этом мире! Этот гадкий цветок обманул меня! О, горе мне, люди! О, горе мне...
Женщины, успокаивая, увели его в дом. Среди них была и Гузель. Ей так жалко стало Бучу, что её солнечные слёзки бежали одна за другой по гладким щёчкам. А жалкий богач всё вопил и вопил, как безумный, всё поднимал и поднимал руки к небу и всё ругал и ругал цветок небесной красоты.
И не только, конечно, милой Гузель было жалко бедного Бучу — жалко было всем односельчанам. Даже всегда грозно смотрящие глаза гончара Марата на этот раз жалостливо смотрели ему вслед. Даже дети жалели его:
— Его глазкам очень больно. Надо пожалеть его, — говорили они, чуть не плача.


5

Теперь рядом с Бучей всегда были женщины, которые утешали его и ухаживали за ним, как могли: кормили его, мыли, причёсывали, пели ему песенки, рассказывали сказки и даже ласково гладили его, как ребёнка, по голове. И ласковей всех с Бучей была Гузель. Она ухаживала за ним, как за родным отцом. И песенки её были самыми мелодичными. И сказки её были самыми добрыми. И слова утешения её были самыми проникновенными. И кушанья её были самыми вкусными.
— Ах, как вкусно! — однажды воскликнул Буча, с аппетитом поедая её лепёшки и пироги. — Ты самая лучшая кулинарка, Гузель! Ничего подобного я в своей жизни ещё не ел!
— А я люблю готовить, — отозвалась милая красавица с запылавшими от смущения щёчками.
И, может быть, только благодаря ей: её нежному голосу и ласковым рукам, её по-настоящему дочернему теплу и неусыпному вниманию, совсем скоро Буча успокоился. И даже стал улыбаться своим нянькам. Только всё равно иногда сухо хныкал в одиночестве, особенно когда слышал за окном шелест листвы, или раскаты грома, или топот коня, или детский смех...
Теперь, когда Гузель ухаживала за Бучей, любимые могли видеться каждый день. Каждый день Али тайком от всех дарил любимой маленькие букетики цветов, которые собирал в горах на рассвете. И лучше этих цветов для неё не было в целом мире. Она, уединившись, прижимала их к груди и, мечтательно закатывая глазки, тихо произносила:
— Да-а-а...
И хоть любимые не могли разговаривать и даже не могли находиться рядом, поскольку, разрешения на это отец красавицы не давал, но каждый раз при встрече их глаза без единого слова рассказывали друг другу всё больше и горячей о чистой великой любви...
И вот пришёл день, когда жители села столпились у кровати Бучи. Впереди всех встал гончар Марат, похожий на грубо высеченную ветрами и дождями скалу, запорошённую снегом.
— Послушай нас, Буча, — обратился он суровым голосом усталого трудового человека, — мы все твои земляки очень сожалеем, что ты лишился зрения. Но, наверное, это стоило того, ведь ты единственный из всех нас воплотил свою мечту: ты увидел цветок небесной красоты. Расскажи нам, что же это за красота такая «небесная»?
Долго молчал Буча, подняв свои сухие глаза на потолок. Казалось, он мучительно вспоминал. Наконец, отвечал:
— Да, я видел его. Но я не понял его небесной красоты. Я не понял её, потому что, не видел ничего, кроме богатства... Да, вы были правы: ещё не увидав цветка небесной красоты, и даже ещё не ступив на сияющую вершину, я уже был ослеплён богатством... — Немного помолчав, он продолжал: — И вот теперь, беспомощно лежа здесь, я понял, что лучше быть бедным и зрячим, чем богатым и слепым. И прозреть я смог только лишь тогда, когда потерял зрение...
Он замолчал. Его мёртвые глаза также недвижимо были уставлены в потолок. Всем стало понятно, что больше он не в силах был говорить на эту тему. Да и вопросов больше ни у кого не было.
Но когда все в полной тишине стали расходиться, Буча вдруг сказал:
— Братья, мне теперь богатство ни к чему: наследников у меня нет, и я всё равно его не вижу, а всё что нужно, вы мне даёте. Потому поделите поровну между собой кучу моего добра. Это первое доброе дело, которое я, наконец, сделаю для вас, мои дорогие земляки!
И разделили между собой жители села богатство Бучи. И зажили ещё лучше прежнего. Али и Гузель стали мужем и женой и народили много детей на радость родителям и дорогим односельчанам. И также, как и много-много лет назад, сияла вершина самой высокой горы. И также, как и много-много лет назад, люди ею любовались. И также, как и всегда, они мечтали увидеть цветок небесной красоты на её вершине, и узнать, наконец, что же это за красота такая «небесная». С этой мечтой они жили. С этой мечтой умирали. И даже в Буче эта мечта с новой силой продолжала жить...

На этом сказка заканчивается. Добавлю лишь, что после этого случая находились ещё отчаянные головы, которые стремились увидеть цветок небесной красоты. Но всегда в самый последний момент, когда до вершины им оставался всего лишь один шаг, их вдруг останавливала говорящая змея с жёлтым пятном на голове. Поражённые, они возвращались с самой высокой горы и всем взахлёб рассказывали об удивительной змее. Много о ней было рассказов. И один невероятней другого. Особенно поражали людей истории, в которых рассказывалось, как вместо жёлтого пятна вдруг возникала на змеиной голове настоящая золотая корона! Именно поэтому люди и прозвали змею царицей сияющей вершины.
А в основном жители горной страны никогда не решались подняться на сияющую вершину, чтобы взглянуть на цветок небесной красоты, поскольку, понимали, что лучше видеть мир, лежащий у твоих ног, чем на миг увидеть высокое диво и навсегда ослепнуть.

Санкт-Петербург, 20.10.2018

© Copyright: Константин Измайлов. Дата опубликования: 20.10.2018.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).