Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 сентября 2018.:
Тина Коскина

Хор Джесер-1

Хор Джесер-1 Вы, люди, много рассуждаете о том, как полететь к звёздам, но всё время разбрасываетесь: вкладываете деньги в войну, популярную музыку, международные спортивные соревнования и воскрешение моды прошлых десятилетий. Если бы вы действительно хотели полететь в космос, вы бы это давно уже сделали.

Джордж Алек Эффингер


Глава I
Первые шаги в бесконечность

- Вы никогда не задумывались, почему прямые потомки кроманьонцев - а я имею в виду только европеоидную расу - всегда мечтали полететь на Марс? - так началась в Королёве прямая трансляция отправки посадочного модуля "Скайуокер" для проверки солнечных батарей и технологии извлечения воды из почвы Марса и коммуникационного спутника, задачами коих было круглосуточно передавать информацию на голубую планету. Возле огромного экрана стоял ведущий научный консультант из Египта Джафар Алькамили, вполне сносно говорящий по-русски. - Почему люди никогда не называют себя землянами? И что, по сути, значит слово "Земля"? Ведь впервые это название в том смысле, какое мы знаем, возникло лишь в четырнадцатом веке. Если мы обратимся к истории, то увидим, что в праязыке планета сначала именовалась как Гхем, затем Гзем - Земля.* Но в международном понятии это Терра. А всем известно, что слово с латыни переводится как "территория". Не рассматривали ли наши древние предки планету только как временное убежище? Не потому ли мы люди, "народ"** с праязыка, а не земляне? Вопросов много. Ответов? Мы ищем их до сих пор.
На экране фотографии Земли и с мест археологических раскопок останков кроманьонцев и их намного уютных по сравнению с неандертальскими поселений в шатрах из шкур животных и домов из камней сменились изображениями египетских пирамид и иероглифов. Собравшиеся в огромном конференц-зале учёные и космонавты из России, США, Франции и Японии внимательно слушали доклад. Среди них был и Тимофей Степанов, двадцати двухлетний студент аэрокосмического факультета московской "Бауманки". Четыре месяца назад его из тысяч желающих из большинства развитых стран отобрали для первой международной пилотируемой экспедиции на Марс "Хор Джесер-1".
- Что мы знаем о себе? - продолжил Джафар. - Потомки неких пришельцев, возникших из ниоткуда на территории Африки. Те, кто по данным исследования ДНК являются генетическими наследниками выходцев с чёрного континента, прибывших в заселённую неандертальцами Европу примерно сорок тысяч лет тому назад. Наследники первой цивилизации людей. Да, именно цивилизации, давшей толчок для развития всех остальных. А теперь посмотрите на экран. Знаменитые пирамиды Хеопса, Микерина и Хефрена являются едва ли не точными копиями тех, что были обнаружены в Кидонии*** на Марсе. Ничто не напоминает?
- Пояс Ориона, - раздался голос из зала.
- Верно, - кивнул головой египтянин.
- Получается, истоки человечества нужно искать там? - улыбнулся Тимофей.
- Вопрос, увы, пока остаётся открытым, - ответил Джафар. - На данный момент геномы кроманьонца и неандертальца изучены лишь не более семьдесяти процентов. Что скрывается в оставшихся тридцати... Одному Богу известно.
- И в Древнем Египте, выходит, правили кроманьонцы? - задал новый вопрос Тимофей, которому было интересно докопаться до истины.
Сидевшая неподалёку двадцатилетняя невысокая Рэйчел Сток из США с любопытством посмотрела на него.
- Нельзя утверждать, что это были одни кроманьонцы, ибо население долины Нила составляли в основном темнокожие, испокон веков становившиеся рабами, и представители европеоидной расы, - откликнулся Джафар. - В мире уже не существует чистых наций. Возможно, в вас, юноша, течёт кровь англичан, а во мне - китайцев, что не удивительно, если взять в расчёт, как увеличивается демография Китая. - Он засмеялся. - Что касается правителей Та-Кемета, Чёрной Земли, как называли страну мои предки... Цари первых двух династий были родом из верхнеегипетского округа... сепета**** Тиниса, находившегося в средней части государства, где в окрестностях Абидоса, центра поклонения бога возрождения и судьи душ усопших Усира, то бишь Осириса, при раскопках были найдены гробницы государей Раннего Царства Семерхета, Каа и Джесета. В составе этих имен, как и вслучае с Хор-Аха, упоминался бог в виде сокола - Хор, покровитель большинства правителей Раннего царства. Обратите внимание, коллеги. В астрономии моих предков есть планета Хор Джесер, "Красный Хор". Это Марс. Потому наша программа и носит такое название. И если мы и должны искать ответы на свои многочисленные вопросы, то именно на Марсе.
Раздались аплодисменты. На маленькую сцену с трибуной, улыбаясь, поднялся руководитель проекта, нидерландец Ханнес Лаамерс и с сильным акцентом заговорил:
- Поблагодарим господина Алькамили за увлекательное вступление. А теперь самое интересное - запуск спутника. Скоро к Марсу полетят и люди. Человечество ждало этого тысячи лет. Путь домой начался. И да поможет нам Хор!
Зрители встали и зааплодировали, а когда все уселись обратно на свои места, и в зале воцарилась полная тишина, началась прямая трансляция запуска спутника с космодрома "Восточный". Тимофей не отрываясь глядел на экран.
Через четыре минуты после старта спутник и центральный блок весом тяжелее семи тонн вышли на орбиту, а спустя ещё почти две минуты произошли сброс защитного конуса и отделение спутника от II ступени ракеты-носителя.
Из груди Тимофея вырвался тихий вздох облегчения. Молодой человек только тогда понял, что каждая мышца его тела была напряжена. Он откинулся на мягкую спинку кресла и на миг прикрыл глаза. На него посмотрел сидевший рядом мужчина:
- Вы ведь один из избранных, верно?
Тимофей кивнул головой.
- Повезло... - протянул мужчина.
Тимофей улыбнулся, считая так же. Он пока не боялся лететь, хотя его предупредили, что на Марсе придётся провести целый год вдали от всего, что было дорого с рождения. Бесконечно долгий год посреди пустынных просторов возможного бывшего дома предков людей. В Тимофее преобладал юношеский максимализм, подстёгивавший интерес ко всему неизведанному. И молодой человек был уверен, что ничего страшного с ними просто не может произойти.
Сегодня по телефону Ханнес сообщил ему, что с завтрашнего дня начнутся тренировки по подготовке к полёту, и тогда его познакомят с остальными членами экипажа из США, Японии и Франции. Тимофей с нетерпением ждал этого.

Майское утро выдалось дождливым. Люди прятались под зонтами, спеша по своим делам. Похожая на огромный муравейник Москва продолжала жить как обычно. Многие и не подозревали, что прямо сейчас вершится судьба человечества.
Освобождённого от занятий в знаменитом университете Тимофея привезли в расположенный в Звёздном городке Центр подготовки космонавтов имени Гагарина. К нему подошёл шестидесятилетний начальник Центра, лётчик-испытатель Ярослав Валерьевич Седлецкий, человек очень умный и опытный, занимавший пост четвёртый год, и пожал руку:
- Добро пожаловать.
- Здравствуйте, - улыбнулся Тимофей. - Спасибо. Давно мечтал здесь побывать.
Седлецкий засмеялся.
- Если очень сильно захотеть, то обязательно сбудется, - сказал он.
- Точно! - кивнул головой Тимофей.
- Тебе покажут Центр, пока не подъехали остальные участники, а затем начнётся тренировка, - сказал мужчина.
- Я буду жить прямо тут? - удивился Тимофей.
- В общежитии городка, - ответил начальник. - Условия замечательные, не хуже, чем в пятизвёздочном отеле где-нибудь на Багамах, так что тебе понравится.
К ним подошёл молодой человек, один из сотрудников, и пожал Тимофею руку:
- Доброе утро. Идёмте.
- Хорошо, - согласился Тимофей.
Он на всё вокруг смотрел широко распахнутыми от восторга глазами и чувствовал себя героем захватывающего фантастического фильма или книги. Отчасти так оно и было, ведь Тимофей являлся отныне тем, о ком станут слагать легенды как о человеке, впервые высадившемся на поверхности Марса.
- Меня зовут Анатолий Вишняков, - представился молодой человек.
- Тимофей, - улыбнулся член экспедиции. - Можно просто Тим и на "ты".
Анатолий кивнул головой:
- Если появятся какие-нибудь вопросы, обращайся.
Тимофея поразил Центр. Стены украшали портреты знаменитых астронавтов, фотоснимки из космоса Земли, Луны, планет Солнечной системы, запусков спутников. У одной большой и невероятно красочной, казавшейся такой реальной глянцевой фотографии в деревянной рамке Тимофей остановился.
- Марс... - прошептал он. - Там мне скоро жить. И не верится...
- Боишься? - спросил Анатолий. Недавний студент отрицательно покачал головой. - А как же твои родители?
- Смирились, - пожал плечами Тимофей. - Хотя поначалу были против. Зато младший брат в восторге. Ещё бы! Ведь комната будет вся в полном его распоряжении. Тем более я не навсегда улечу. Год быстро пролетит.
Вскоре Анатолий привёл его в мужскую раздевалку в одном из цилиндрических зданий на территории Центра.
- Вот твой шкафчик, - сказал он. - В нём специальная форма. Переодевайся. За той дверью тренажёрный зал с ЦФ-18. Есть также ЦФ-9. Так мы зовём центрифуги.
- Спасибо, - с улыбкой поблагодарил Тимофей. - Но скажи. Почему нас в первый же день отправляют на тренировку?
Анатолий усмехнулся:
- Седлецкий решил проверить, на что вы вообще годитесь.
Когда он попрощался и удалился, Тимофей переоделся в облегающий эластичный чёрный костюм с нашивкой на груди в виде алого сокола - символа египетского бога Хора. Чуть ниже было вышито имя Тимофея. Молодой человек оглядел себя в зеркало на внутренней стороне дверцы шкафчика и глубоко вздохнул.
- Ну... с Богом... - прошептал он и вошёл в тренажёрный зал.
Там в одинаковых, как и у него, костюмах стояли невысокая миловидная японка с волосами до плеч, мускулистый афроамериканец лет около двадцати пяти родом из Парижа и средних лет тренер и переговаривались между собой по-русски, ведь этот язык стал основным для миссии, потому членам экспедиции и большинству иностранных учёных, принимающих участие в программе "Хор Джесер - 1", пришлось его учить, несмотря на то, что международным наречием год назад стал китайский.
- Здравствуйте, - Тимофей приблизился.
- Здравствуйте, - с акцентом откликнулась японка. - Я Сора Мори.
- Люк Жонсьер, - очень хорошо говоривший по-русски француз протянул Тимофею руку.
- Тим, - молодой человек пожал ему и тренеру руки. - Тимофей Степанов.
- Ну, а я в свою очередь Лев Иванович Лаптев, - представился тренер. - Ближайшие полгода я буду делать из вас настоящих космонавтов.
Он оказался очень позитивным, заражающим энергией мужчиной тридцати шести лет. В голубых глазах плясали озорные искорки.
- Нас же вроде четверо должно быть, - сказал Люк.
- Я тут! - дверь распахнулась, и в зал вбежала Рэйчел.
У американки была чуть необычная, какая-то кошачья внешность: большие глаза, красивое треугольное лицо, слегка пухлые губы. Длинные светлые волосы были собраны в хвост прямо на затылке.
Члены экипажа и Лаптев обернулись. У Тимофея перехватило дыхание - облегающий костюм подчёркивал стройное, почти худое тело девушки и визуально делал её ноги ещё длиннее. "Кажется, я видел её вчера в конференц-зале", - мелькнула мысль в голове. Рэйчел с первого взгляда понравилась Тимофею. Люк заметил это и добродушно усмехнулся.
- Простите, что опаздала, - извинилась Рэйчел. - Мы попали в пробку.
- В Москве такое случается даже рано утром, - улыбнулся Лев Иванович. - Так что ничего удивительного.
- Я, кстати, Тимофей, - подскочил к американке Степанов.
- Тимотей? - не поняла Рэйчел.
Молодой человек так и прыснул от смеха:
- Ага. Шампунь.
- Что? - ещё сильнее запуталась Рэйчел.
- Зови меня Тим, - улыбнулся Тимофей.
Когда Рэйчел познакомилась со всеми, началась тренировка. Первым в центрифугу вошёл Тимофей, решивший показать симпатичной блондинке, какой он смелый и сильный.
- Я поставлю тебе таймер на пять минут, - сказал ему Лев Иванович.
- Можете и на десять, - самоуверенно откликнулся Тимофей.
Люк засмеялся.
- Ты для начала хоть пару минут продержись, не то что десять, - хмыкнул Лев Иванович.
Тимофей сел в центрифугу, пристегнулся ремнями безопасности и перекрестился.
- Не поминайте лихом, если что, - не то в шутку, не то всерьёз сказал он.
Сначала центрифуга двигалась достаточно медленно, и Тимофей даже успел подумать, что ничего страшного и трудного нет. Затем скорость начала быстро увеличиваться. Лица и стены слились в расплывчатое пятно. К горлу подступала тошнота, голова сильно кружилась. Мысленно Тимофей молился прекратить это безумие.
Казалось, прошла вечность, прежде чем центрифуга остановилась. К ней подбежали взволнованные девушки и Люк.
- Ну, как ты? - спросил последний.
Лев Иванович отстегнул ремни, и Тимофей едва не вывалился из центрифуги. Держать равновесие было очень сложно. Зал по-прежнему плясал бешеный хоровод.
- Где... туалет?.. - сдавленно спросил молодой человек.
- Рядом с раздевалкой, - ответил тренер.
- Спасибо... - пробормотал Тимофей, зажал рот ладонью и по мере возможности поспешил в указанном направлении.
Лев Иванович повернулся к остальным:
- Кто следующий?
Люк и девушки переглянулись.

*Гхем - dhghem- gemo. Русское "земля" (по Этимологическим словарям Покорного, Старостина, Коблера и Уоткинса).
**Люди - от слова leudh (расти, подниматься). Русское "люди", этрусское lautun "народ" (по Этимологическим словарям Покорного, Старостина, Коблера и Уоткинса).
*** Кидония - регион в северном полушарии Марса, где были обнаружены пирамиды и "лицо". Назван в честь древнегреческого полиса Кидония, располагавшегося на северо-западном побережье Крита.
**** Сепет - название административной единицы в Древнем Египте.



Глава II
Тренировки

Вечером того же дня Тимофей не спеша прогуливался по одной из тропинок городка. Теперь он жил в общежитии вместе с сотрудниками и другими членами экспедиции, действительно ничем не отличающимся от какой-нибудь фешенебельной квартиры, где было абсолютно всё, начиная от утюга и кончая спутниковым телевидением и плазмами в каждой комнате - Правительство не жалело денег на развитие космических исследований и программ.
Погода стояла тёплая. Ветерок шелестел листьями и аккуратно подстриженной на газонах травой. Закат был в самом разгаре. Сквозь пушистые облака пробивались золотистые лучи.
- Красиво, не правда ли? - раздался голос позади.
Тимофей обернулся и увидел Рэйчел:
- Очень.
Они вместе направились дальше.
- Откуда ты? - поинтересовался Тимофей.
Сегодня четверым участникам "Хор Джесера" некогда было толком пообщаться.
- Из Вашингтона, - ответила девушка.
- Ого! - присвистнул Тимофей. - Ты, наверное, и Трампа видела?
Рэйчел засмеялась:
- Не раз. Он часто появляется на публике.
"Кто бы сомневался... - подумал Тимофей - Он, наверное, десяток постов в день публикует в своём Твиттере". Ему никогда особо не нравился Президент Штатов, из-за которого, как он считал, в Сирии было много проблем. Однако вслух он произнёс совсем иное:
- Не будем о политике и наших правителях. Расскажи лучше о себе.
Из живого весёлого общения с Рэйчел Тимофей узнал, что она родом из солнечной Флориды, в возрасте семи лет переехала с родителями и двумя старшими сёстрами в Вашингтон, где отцу юристу предложили хорошую работу, и она большая любительница всевозможных пироженых.
- Парень у тебя есть? - осмелился спроситьТимофей.
- А что? - хитро сощурилась Рэйчел.
- Ну... - замялся молодой человек.
- Я видела, как ты смотрел на меня в тренажёрном зале, - сказала Рэйчел.
- Значит, у меня есть шанс? - с надеждой спросил Тимофей.
Американка улыбнулась:
- Может быть.
Тимофей улыбнулся в ответ. Эта девушка понравилась ему искренее и сильно.

- Сбавить скорость! - велел исполнявший роль командира Тимофей.
- Есть сбавить скорость! - эхом отозвался Люк, быстро нажимая на нужные кнопки на панеле управления.
Члены экспедиции отрабатывали посадку на поверхность Марса в неблагоприятных условиях во время пылевых бурь, порой длящихся аж до трёх месяцев из-за резких перепадов температуры на поверхности планеты, на одном из авиасимуляторов, внутри полностью повторяющего обстановку "Хор Джесера", который должен был уже вот-вот сойти с конвейера Ракетно-космической корпорации "Энергия". За "иллюминатором", обычным большим экраном, бушевали бурые вихри, видимость была плохая. Однако Тимофей относился к числу людей, доводящих всё до конца. Очередное задание, пусть и невероятно сложное, он воспринял с полной ответственностью. Взгляд голубых глаз был прикован к монитору.
За полгода нахождения в ЦПК Тимофей, Люк и девушки отлично сработались вместе, понимали друг друга буквально с полуслова, и сейчас у них не возникло проблем.
"Корабль" неожиданно затрясло.
- Командир... - с тревогой повернулся к Тимофею сидевший рядом Люк.
Тимофей ответил не сразу. Напряжённо глядя на "бурю", он лихорадочно соображал, как быть.
- Включить двигатели мягкой посадки, - наконец, последовал ответ.
- Тим? - карие глаза Люка округлились.
Сидевшие чуть позади в таких же удобных и белых, как в салоне первого класса боинга, креслах девушки обеспокоенно переглянулись.
- Выполнять, - приказал Тимофей.
Люк нажал на ещё одну кнопку:
- Двигатели включены.
"Космолёт" пару раз встряхнуло - и всё стихло. Посадка закончилась вполне успешно.
Экран погас. Металлическая дверь открылась. Члены экипажа отстегнули ремни безопасности и вышли из авиасимулятора, возле которого стояли начальник ЦПК и инструктор Семён Никитич Герасимов, ещё полминуты назад наблюдавшие за происходящим в специальном кабинете. Рэйчел слегка дрожала. То был первый их полёт на авиасимуляторе в таких плохих погодных условиях.
- Ну? - нетерпеливо спросил Тимофей у мужчин.
Седлецкий вздохнул.
- Если бы это был реальный полёт, всё могло завершиться совсем иначе... намного хуже, - сказал он. - У нас, к сожалению, нет права на ошибку. Вы не обычные люди, а экипаж первой пилотируемой экспедиции на Марс. И неизвестно, как вас встретит красная планета.
- Но ведь всё прошло хорошо! - сказал Тимофей. - Я справился.
Бывший лётчик-испытатель строго нахмурился:
- Не ты, а вы справились. Ты, Степанов, командир "Хор Джесера". В первую очередь на тебе лежит ответственность за ребят и корабль, и уж потом ты должен думать о себе. - Он оглядел молодых добровольцев. - Встретимся через час в моём кабинете для разбора полётов. А пока можете быть свободны.
Он зашагал прочь. Люк смотрел ему вслед.
- Что скажете вы? - обратился к Герасимову Тимофей.
- Вы посадили корабль... и без жертв и поломок, - ответил мужчина. - Но раз на раз, увы, не всегда приходится. И вам следует быть внимательным к любым мелочам, чтобы не погибнуть на чужой планете.
- Чужой? - с улыбкой повторил Люк. - Разве вы не верите, что люди... в смысле предки европейцев жили на Марсе?
Семён Никитич усмехнулся:
- Ещё ничего не доказано. А я реалист.
Он тоже ушёл.
Люк хлопнул Тимофея по плечу:
- Не кисни. Мы выполнили задание, несмотря на все трудности. Это главное.
Тимофей взглянул на Рэйчел, словно искал поддержки. Девушка улыбнулась ему.
- Идёмте лучше в столовую, - предложил Люк. - Я проголодался.
Никто не возражал, и друзья направились к двери, хотя Тимофей совсем не желал есть. Мысли были заняты пройденным заданием.


Когда джесеровцы, как их уже успели окрестить СМИ, покинули кабинет Седлецкого после разбора полётов, начальник повернулся к присутствующему при разговоре Герасимову:
- Никитич, твоё мнение?
- Что я могу сказать? - пожал плечами тот. - Мальчик явно лидер. Мы не прогадали, что взяли его. Пусть по своему, не всегда досконально подчиняясь всем нашим приказам, но Тимофей справляется. Он посадит "Хор Джесер" на Марс, я не сомневаюсь.
- Значит, завтра официально объявим его командиром, - сказал Ярослав Валерьевич. - На следующей неделе уже будет готов корабль. Ещё пара месяцев тренировок - и наши ребята отправятся в путь. - Он вздохнул. - Да хранит их Господь.
- Да... - согласился Семён Никитич. - Но зато какой прорыв в технологии. На дворе только две тысячи двадцатый, а люди уже строят первую колонию на Марсе. Всё как описывали в своих книгах фантасты прошлого века.
- Да уж, - усмехнулся Ярослав Валерьевич. - Мир не стоит на месте. Иногда мне кажется, скоро людей окончательно заменят роботы. Особенно в Японии, где так популярны жёны-киборги.
Герасимов согласно кивнул головой. Он много лет трудился в Центре, обучая будущих космонавтов, и был "за" инновации, но не до такой степени. Семья была для него священна, и подобные новшевства он, как и все здравомыслящие люди, не признавал.
Оба мужчины одинаково сильно волновались за исход экспедиции. Одно дело фантастические фильмы и книги про межпланетные и даже межгалактические перелёты и дружбу с внеземными цивилизациями, совсем иное - реальность, когда четверо ребят, которым нет и тридцати, фактически переселяются на другую планету, якобы прародину кроманьонцев. И хоть ни Седлецкий, ни Семён Никитич не верили в существование зелёных, серых или ещё каких-то человечков на Марсе, они трезво оценивали ситуацию, что на планете может быть опасно из-за непригодных для полноценной жизни природных условий, и надеялись только на лучшее.

Из-за огромных нагрузок свободного времени почти не было, и Тимофей и Рэйчел общались не более, чем коллеги и друзья. Чувства Тимофея были взаимны, однако американка не показывала симпатии, считая, что пока это не уместно, несмотря на то, что Люк и Сора обо всём уже догадались без каких-либо объяснений.
Вечером после "полёта" на авиасимуляторе они вдвоём сидели в комнате отдыха.
- Ты слышала, что мы, скорее всего, улетим в феврале? - обратился к девушке Тимофей. - Боишься?
- Наверное... немного, - призналась Рэйчел. - А ты?
- Нет, конечно! - с напускной уверенностью ответил Тимофей, однако понимал, что обратного пути уже нет.
- Да ладно! - засмеялась Рэйчел.
Тимофей вздохнул:
- Мы можем больше никогда не увидеть родных и друзей.
- Скоро Рождество и Новый Год, - улыбнулась Рэйчел. - Мы две недели проведём с дома.
"Но потом... - Тимофей вздохнул. - Да, мне страшно. А как иначе? Мы скоро окажемся на далёкой планете..."
- Эй... - Рэйчел положила свою ладонь на его. - Всё будет хорошо. Веришь?
- Да... - прошептал Тимофей и впервые поцеловал девушку.
Рэйчел улыбнулась.
- Не бойся, - пошутила она. - Я тебя в обиду инопланетянам не дам.
- Их на Марсе не существует, - засмеялся Тимофей. - Все инопланетяне давно переселились на Землю.
- Ты реально веришь в это? - удивилась Рэйчел.
- А ты нет? - вопросом на вопрос откликнулся Тимофей.
- Ну... не знаю, - пожала плечами Рэйчел. - Странно это. Хотя... кто знает? Мир полон загадок.
Тимофея всегда интересовал вопрос происхождения человека, только ответы дать пока не могли даже самые великие умы современности. Но молодой человек понимал, что разные расы не могли произойти от одного предка, ведь учёные уже доказали, что теория Дарвина не так уж и идеальна, как считали ещё пятьдесят лет назад. Недостающее звено в эволюции между неандертальцем и кроманьонцем так и не обнаружили. Основатели проекта "Хор Джесер-1" и особенно Лаамерс надеялись найти следы этого звена на Марсе.
- Надеюсь, скоро мы всё узнаем... - пробормотал Тимофей вслух.
- Что? - не поняла американка.
Тимофей покачал головой:
- Не обращай внимания.
- Я тобой горжусь, - Рэйчел взяла его за руку. - Ты стал командиром. Рад?
- Конечно! - улыбнулся Тимофей. - Я не подведу.
- Не сомневаюсь, - Рэйчел поцеловала его в щёку.
Сама она считала огромной честью для себя быть частью столь великого дела, как строительство поселения на Марсе.
Когда-то люди лишь мечтали о подобном, а уже теперь на алой планете возвышались первые постройки: жилое помещение и "теплица" с земным грунтом для выращивания некоторых овощей. С помощью роботизированной американской техники строительство началось ровно за год до запуска спутника, потому что нетерпеливый Ханнес Лаамерс хотел как можно скорее отправить "Хор Джесер-1", чтобы спустя два года на Марс полетели ещё четыре добровольца. Планы у него действительно были наполеоновские, и денег он не жалел.
Но за последние шестьдесят лет, прошедшие с тех пор, как человечество впервые открыло для себя космос в глобальном смысле слова, цивилизация шагнула далеко вперёд. И это было только начало.

Время летело быстро. Наступил конец декабря. Члены экспедиции, как и обещал Седлецкий, разъехались по домам. Отмечавшие католическое Рождество Люк и Рэйчел улетели первыми. Тимофей скучал по американке, с которой у него, наконец, начались серьёзные отношения.
Однако не успел он переступить порог родного дома, как его тут же засыпал вопросами брат:
- А сколько до Марса лететь? А ты привезёшь мне оттуда камушек? А там правда сиреневый рассвет? И серебристый снег? И что НАСА нарочно ретушируют фотки с Марса?
Неугомонному Михаилу было четырнадцать, и знать он хотел абсолютно всё.
Вышедшая к ним в прихожую мать Людмила Аркадьевна, ухоженная женщина пятидесяти лет, ласково пожурила младшего сына:
- Ну что ты набросился на него? Дай отдохнуть.
- Да я в норме, мам, - улыбнулся Тимофей. - Кстати, где отец? На работе?
- Обещал пораньше прийти сегодня, - ответила женщина. - Идите мойте руки. Скоро обед.
Тимофей взял свой рюкзак и направился в их с братом спальню. Миша в ожидании увлекательнейших рассказов последовал за ним.
- Ты почему сегодня не в школе? - подмигнул Тимофей.
- У нас воду прорвало, вот и сделали внеплановый выходной, - ответил восьмиклассник и потёр руки. - Ну так что? Выкладывай.
- Мишель! - засмеялся Тимофей, сел на свой диван и жестом подозвал Мишу. - Иди сюда. Покажу кое-что.
Он достал из кармана смартфон. Сгоравший от нетерпения Миша плюхнулся рядом:
- Секретные файлы сфоткал?
- Круче, - в тон ему отозвался Тимофей. - Корабль пришельцев засекли на прошлой неделе в небе над Центром.
- Да ладно? - округлил глаза Миша.
Тимофей захохотал и в шутку толкнул его в плечо. Он очень любил младшего брата, несмотря на то, что у школьника порой часами не закрывался рот, и уже сейчас понимал, что будет сильно скучать по нему. Пока мать сервировала стол, он показывал Мише сделанные в Центре фотографии.
- Кто это? - указал на Рэйчел Миша.
- Никто... - чуть смущённо откликнулся Тимофей.
Подросток широко улыбнулся:
- Твоя подружка? Как зовут?
- Рэйчел, - ответил Тимофей.
Миша собирался задать следующий вопрос, как в спальню заглянула Людмила Аркадьевна.
- Вы обедать собираетесь, болтуны? - улыбнулась она.
- Идём, - кивнул головой Тимофей и похлопал брата по плечу. - Потом продолжим, Мишель.
- Но ты не ответил, - надул пухлые губы Миша. - Долго ли лететь до Марса?
- Долго, - вздохнул Тимофей. - Целых полгода.
Начитавшись в детстве исторических романов Дюма, он всегда называл Мишу на французский манер, и тому это нравилось. Школьник порой представлял себя каким-нибудь мушкетёром, старший брат которого - настоящий герой, пример для подражания. Именно так считал Миша, смотрящий на Тимофея восторженными голубыми глазами.
На кухне был включён небольшой плазменный телевизор. Шли новости. Симпатичная журналистка рассказывала:
- ...Пекин снова погрузился в непроглядную тьму. Смок настолько плотный, что не видно даже небоскрёбов за моей спиной. Учёные предрекают Китаю в ближайшие пару лет настоящую экологическую катастрофу.
- Ого! - Миша сел за уже накрытый на обед стол. - Прям как в фильме "Бегущий по лезвию 2049". Тим, помнишь?
- Да... - поражённый Тимофей глядел на экран. - Верно...
Он сел рядом с братом.
- А что удивляться? - пожала плечами Людмила Аркадьевна. - Китай - самая густонаселённая страна. К тому же промышленная. У них заводов, наверное, больше, чем в России и Америке вместе взятых. С такими темпами в мире скоро останутся одни китайцы, вытеснив все иные нации.
- И будут Землёй править синантропы,* - проговорил Тимофей себе под нос.
- Кто? - не понял Миша.
- Предки монголоидной расы, - Тимофей принялся за суп.
- Ты просто ходячая энциклопедия! - удивился мальчик.
- В Центре много чего интересного рассказывали, - улыбнулся Тимофей. - И про космос, и про эволюцию. Мы прям словно академики.
Он засмеялся.
- ...А теперь к новостям о продолжающейся в России пенсионной реформе, - говорила тем временем ведущая.
- За столом не болтайте, - сказала Людмила Аркадьевна. - Потом пообщаетесь.
Миша и Тимофей переглянулись, и последний подмигнул Мише. Дальше они ели молча.
Тимофей задумчиво посмотрел в окно. Он так давно не был дома, что считал происходящее сном и чувствовал себя самым счастливым.

*Синантроп - подвид рода люди, близкий к питекантропу, однако более поздний и развитый. Был обнаружен в Китае, жил около 600-400 тысяч лет назад, в период оледенения.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).