Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 27 мая 2018.:
Владимир Конев

Корсары из Логова Демона

Адмирал.

Адмиральская форма сверкала золотыми шевронами и нашивками в свете искусственного освещения. Значок четвертого Флота, блестел на груди белоснежного скафандра. Выграви-рованный на золоте он изображал систему Лира и четырех львов держащих ее в когтистых лапах. Осанка и уверенный в себе взгляд, не оставляли сомнений, что этому человеку подчи-нялись многие тысячи космических десантников. Но сегодня, не смотря на свой парадный вид, подчинялся он. Его завели в трюм десантного корабля и усадили на обычное место ря-дового штурмовика. С двух сторон, сидели представители самого не признанного, по его мнению, государства. Радовало только то, что эти пираты именовали себя корсарами и вели дела с множественными мирами в галактике. Их можно было нанять, или подписать юриди-ческий договор, исполнение которого с их стороны, гарантировалось на сто процентов. Во-прос его освобождения мог решиться одними лишь переговорами, за назначенную сумму к примеру. Но не в случае с системой Лира. Королевская семья, не признавала корсаров, отка-зываясь иметь с ними дело, и вообще считали их просто пиратами, подлежащими пожизнен-ному заточению или казни.
Антон Ридли не считал постыдным свое пленение. Он не нарушил ни устава, ни канонов военных учебников, ведя войска на штурм колонии, не обладающей ни серьезным флотом, ни даже сухопутной армией. То, как к его крейсеру пристыковался абордажный челнок, го-ворило о хорошо продуманной операции, в которой полностью учли всю стратегию, на которую был способен адмирал. Он расценивал это, как поражение перед превосходящими силами противника, и не важно, что сила эта была не в количестве тяжелых крейсеров или тяжелой пехоты. В данном случае, разведка и стратегическое планирование, сыграли главную роль, оставив флагман без надежной защиты, в самый неподходящий момент.
В открытые створки шатла зашел пират, без штурмового доспеха и оружия. Кобура на его боку была пуста, как и кольцо для ножен. Черные одежды были флотского покроя, какие носят в десятках флотов, но на ней выделялась фибула в виде серебряной стрелы. Створки закрылись, и запустились двигатели. Корабль готовился стартовать. Ему предстоял сложный маршрут через сектора, поглощенные космической войной.
- Куда мы летим?
Ридли заговорил не из-за волнения, а скорее из чувства своей значимости. Сама мысль, что его везут, как безвольный груз, вызывала у него гримасы и отвращение. Ему ответил корсар, зашедший в шатл последним.
- Вас обменяют на мирный договор. Лира враждует с Братством корсаров, что мешает нашим делам. Если вы им нужны, то вам ничего больше не угрожает.
- Что значит вашим делам? Вашей пиратской шайке? Ты капитан?
- Раз вы в курсе, что у нас есть капитаны, которые могут говорить от имени Братства, значит вы в курсе, что мы не пираты. Мы не атакуем колонии, не представляющие для нас опасно-сти, более того, мы не ведем экспансии и признаем государственный суверенитет, каким бы он не был.
- Да ты щенок зазнавшийся! Ты на что намекаешь?
- На то, что вы были взяты в плен как пират, при попытке атаковать планету с мирным насе-лением, а мы выполнили контракт по защите ее суверенитета от головорезов, пришедших их пограбить.
- Да ты просто висельник, таких как ты, я в космос выбрасываю без суда!
- Я и не сомневался, что представитель монархического общества, не станет отягощать себя юридическими проволочками, вроде суда или обвинений. Поэтому передача будет происхо-дить на пустующей торговой станции.
- Я назначу за твою голову такую цену, что ты больше не появишься в открытом космосе.- Не унимался пленный.
Один из конвоиров, положил закованную в тяжелую броню руку на плечо адмирала.
- Капитан Сильвер, его заткнуть?
- Не надо, пусть побуянит, чуть выдохнется к моменту прибытия, нам же с ним проще будет.
- Сильвер? Что это за прозвище такое? Имен нет что ли?
- Капитаны получают те имена, которые заслужили. Решает Братство, кого как назвать.
- Шайка бандитов.
- Это имя регистрируется в реестрах двух Федераций, Земли и Объединенных Миров. Так же у ряда корпораций и Империи Омега.
Капитан растянулся на двух местах. Он отдыхал и его безмятежный голос звучал лениво и скучно. Адмирал замолчал, упоминание Федераций, и Империи Омега, заставили принять всерьез капитана. Лира могла быть уничтожена любой из этих трех сторон, не находись она на достаточном отдалении от них и не имей ограничений для межзвездных прыжков. Он не хотел демонстрировать свое поражение перед корсарами, но желание отомстить за минуты слабости вызывало мелкую дрожь в теле. Он был готов уже начать новую речь, в которой взбесил бы пиратов, а затем нашел бы слабое место у этого капитана, что бы тот навсегда запомнил оскорбление от адмирала Лиры, но пилот позвал капитана в кабину, принять срочное донесение.
Сильвер покинул десантный отсек. Закрыв за собой внутренние створки, он внимательно посмотрел на сферу проектора. С небольшими помехами в ней отобразилась голограмма с пейзажем какой-то планеты и зданием космопорта вдали. Ярко синее небо, невысокие дере-вья, густая фиолетовая трава и рыжие облака. Все это рассматривал не только капитан. Мо-лодой худощавый человек в проекции, стоял в скафандре техника орбитальной станции, подняв подбородок и с закрытыми глазами, вслушивался в шум природы. Для тех, кто вырос в космосе, стоять вот так на планете заполненной жизнью, было величайшим эмоциональ-ным наркотиком, способным вогнать в ступор на пару часов.
- Капитан Сильвер, кто меня вызывает? И почему такая срочность?
Человек вздохнул и, пошатнувшись, открыл глаза. Сильвер не торопил его, зная это состоя-ние, и с каким трудом тот держится на ногах.
- Я оракул, мой позывной Скиталец, сейчас я на планете Мира восемь, система Мира Крас-ная. Есть информация, которая требует моей личной проверки. Я бы хотел благополучно покинуть эту планету. Мне рекомендовали вас и ваш корабль. К тому же по вашему нынеш-нему заданию есть корректировки. Вы должны минимизировать потери Лиры и обеспечить оккупацию ими колонии Эра семь, которую защищали по действующему контракту. В дан-ном случае вы действуете без нашей поддержки на свой страх и риск.
- Для оккупации достаточно отпустить адмирала, его флот все еще там. Но я бы этого не делал. В любом случае еще будут переговоры. Есть ли по поводу адмирала рекомендации?
- Мне не давали указаний вмешиваться в эту операцию, но поскольку ваше прибытие необ-ходимо как можно быстрее, советую не заботиться о жизни адмирала. В начале переговоров активируйте кристалл и проведите эвакуацию вашего экипажа. В систему Мира вы можете долететь и на шатле, туда же направив корабль, это будет лучший вариант для меня.
Связь прервалась и в кабине наступила тишина.
- Френки, свяжи меня со Стрелой.
- Да капитан.
Пилот провел несколько манипуляций, совсем не обязательных при нейросистеме управле-ния кораблем, но тяжелый взгляд капитана заставлял нервничать и пилот действовал рефлекторно. Проектор высветил капитанский мостик Стрелы.
- Боцман, у вас есть новости?
- Нет, капитан! Флот Лиры бездействует.
- В таком случае для тебя есть задание. Свяжись с губернатором колонии. Скажи ему, пусть хорошо подумает, принимать капитуляцию перед Лирой или нет. Если его устраивает капи-туляция, мы не воспримем это как нарушение контракта.
- Этот губернатор каждые два часа связывается со мной и намекает на переговоры с Лирой. Ему, видите ли, сделали выгодное предложение. Сниму с него плату, за ущерб и за наши расходы, пусть капитулирует.
- Так и сделай. Как только он даст согласие, покиньте сектор и направляйтесь в систему Ми-ра Красная. Ждите нас там.
- Есть капитан!- Ответил боцман и голограмма исчезла. На эту должность Сильвер выбирал человека решительного и лучше всего, подошел командир абордажной группы Андерсен. Он великолепно знал все типы кораблей, слабые и сильные места экипажа, цену порядку и дис-циплине на борту. А как опытный абордажник он действовал без промедлений и наверняка.
Капитан вернулся в десантный отсек. Адмирал собрался начать хорошо продуманную речь, но повинуясь незаметному жесту, отданному одними пальцами, тяжелая закованная в броню рука упала на плечо адмирала, выбив из легких воздух и отбив любое желание беспокоить капитана.
Шатл начал стыковку со станцией Циркон 1392. Эта была частная станция заправки и отды-ха, на маршруте между системами корпорации Альбин и первыми мирами Федерации Объе-денных Миров. Дальние прыжки могли производиться только между звездами или между объектами с массой не менее трети Земной. Это было обусловлено работой двигателя на основе кристалла, использующего гравитацию крупных объектов для разгона. Станция висела на орбите светила очень малого размера, имеющего всего две планеты с которых добывали в мирное время всевозможные ресурсы. Челнок с борта Стрелы мог совершить достаточно дальний прыжок и даже их серию, но вот для пассажиров на нем не было размещено, ни каких условий или припасов, поэтому он использовался только для небольших путешествий. Это было дешевле, чем гнать корабль или выгоднее при тайном посещении мест, куда корсаров не пускали.
Станция, была законсервирована и покинута обслуживающим персоналом. Она могла в ав-томатическом режиме принять корабль, имеющий коды доступа, а у Лиры доступ был. Пока две корпорации, контролирующие прыжковые маршруты в этой части космоса, выясняли отношения друг с другом, Лира использовала все возможности для увеличения своего влия-ния, скупая упавшие в цене станции или становясь их учредителем. Корпорации Альбина и Джоин Электрик Группс, смотрели на ее проделки сквозь пальцы, прекрасно понимая, что тягаться с Лирой при противостоянии с сильным противником, им не выгодно. За это Лира открыто не вмешивалась в конфликт между ними, используя ситуацию для своего обогаще-ния.
Открылся стыковочный люк и абордажники повели пленного по коридору станции. Замы-кающий нес контейнер с личными вещами адмирала. Впереди шел капитан. Дойдя до отсека, где должны были проходить переговоры, капитан дал сигнал рукой означающий всего одно слово – кристалл. Теперь вся группа знала наверняка, будет бой. В отсеке их ждала делегация из шести штурмовиков Лиры, двух штурмовых роботов и женкой фигуры в роскошном скафандре. Мода одеваться в кружева всех цветов радуги, крепко засела в культуре аристократов Лиры, чем не могла не блеснуть представитель высшего общества.
- Графиня фон Ридхер,– представил даму один из штурмовиков, имеющий нашивки полков-ника.
Капитан Сильвер,- представился капитан.
- И так, что вы хотите за этого неудачника?- Графиня говорила надменно и нагло, давая по-нять, что она хозяйка положения.
- Совсем немного. Вы приравниваете нас к пиратам, а это мешает вести торговые отношения в этом секторе. Я уполномочен сделать вам предложение, о торговом договоре, а в качестве наших честных намерений мы уже обеспечили оккупацию Эры семь вашим флотом. Адми-рал в данный момент обеспечивает безопасность переговоров, и ничего более. Он и его лич-ные вещи будут переданы вам, как только вы дадите свой ответ.
Говоря спокойным тоном, капитан подошел к контейнеру с вещами адмирала, и приоткрыл его так, чтобы крышка скрывала все содержимое. Он внимательно следил за всеми дейст-виями графини, не показывая своего напряжения.
Графиня достала из ножен тонкую, украшенную камнями, шпагу. Острый кончик направился в грудь адмирала, выбив из него капли холодного пота потекшие по лицу.
- В таком случае переговоры завешены.
На конце лезвия родилась красная искра, сопровождаемая негромким шипением горящего воздуха. Тонкий луч красного цвета на острие шпаги, всего тысячную секунды освещал грудь адмирала, затем так и не успевший ничего сказать покоритель колоний, упал на пол, с огромной раной, выжженной на груди.
Капитан опустил руку в контейнер и что-то повернул. Освещение станции тут же перешло на автономный режим, не требующий питания, а на потолке открылись небольшие механические люки, более не запертые электронными замками, выпустив таблички с предупреждением: «Внимание! Активирован кристалл! Станция переходит в механический режим!». Одной рукой Сильвер достал шпагу, с навершием на рукояти в форме шара, а второй пистолет, выполненный в стиле древних кремневых пистолей. Графиня замерла с поднятой шпагой, два ее робота способные в момент испепелить всех корсаров, застыли, бесполезными кусками метала и пластика. Теперь они были на равных, но капитан имел легендарный пистолет, одни только слухи о котором, отбивали любое желание начинать драку.
Графина отшагнула за спину полковника, драться она явно передумала. Сильвер отошел от ящика с вещами мертвеца, и начал брать инициативу в свои руки.
- И так, первая часть переговоров завершена. Личные вещи и сам адмирал переданы вам. Вот только ваш ответ нам не нравится. Сила не на вашей стороне, моя команда с легкостью справилась с вашими штурмовиками при захвате адмирала. А сейчас это будет еще проще сделать. У вас есть желание продолжать переговоры?
Графиня сделала уверенный шаг вперед, спрятав резким движением шпагу в ножны.
- Капитан Сильвер, я вас запомню. Вас повесят на Лире, или скормят насекомым, или выбросят через шлюз. Это единственный ответ, который я могу вам дать. Убирайтесь с моей станции, Лира не ведет переговоров со шпионами Земли.
Она выплеснула эти слова, как змея пускает яд в лицо жертве. Ее глаза горели ненавистью и призрением, готовые броситься на пистолет капитана, чтобы узнать смертоносную тайну этого оружия. Но факт бесславной смерти от рук пирата ее останавливал. Она никогда не забудет капитана Сильвера, и всю жизнь будет искать его по галактике. Пусть погибнут все штурмовики вместе с полковником служащим ей верой и правдой. Но пистолет мог достать именно ее, и это предотвратило бойню. Тайна, заключенная в этом оружии, не открывалась ни за какие деньги и была на службе только у корсаров, давая им преимущество в сражениях при активированном кристалле.
Сильвер начал отступать к коридору. Его команда без лишних указаний сопровождала его, держа строй в готовности защитить своего капитана. Графиня и ее свита остались в отсеке. Дойдя до шлюза, Сильвер подождал, пока его откроют вручную и только после закрытия тяжелого люка шатла за его спиной, повернул навершие на шпаге, отключая кристалл. Сис-темы корабля ожили, и запустился двигатель. Пилот включил систему радиоэлектронной борьбы. Какую еще пакость могла устроить Лира, выяснять у корсаров желания не было. Попав на борт своего шатла раньше, чем графиня успеет дойти до ее фрегата, и отдать при-каз открыть огонь, корсары бежали, избегая неравного теперь для них боя. Даже, если она отдала приказ заранее, атаковать их при отбытии, фрегату Лиры нужно больше времени для активации его двигателей и систем, после выключения кристалла, чем маленькому шатлу. Эти секунды дали возможность корсарам улизнуть от врага, не оставляющего ни малейшего шанса выжить.
Оракул.
В систему Мира Красная, челнок дошел за трое суток. Спать пассажирам приходилось на десантных сиденьях, есть военные пайки и консервы, а из удобств был только гальюн, вы-брасывающий в космос все отходы жизнедеятельности. Экипажу Серебряной Стрелы не впервой были подобные путешествия, но всем хотелось попасть в каюту и снять наконец боевые доспехи. Тем более что позади, осталась битва с флагманом четвертого флота Лиры и неприятная встреча с графиней. Войдя в систему, капитан дал команду стыковки со Стрелой, но сам не покинул челнока. Он набрал свежих бойцов и взял сменного пилота, направившись к планете Мира восемь.
Оракул для корсаров был не простым человеком. По космосу про них ходили самые на-стоящие легенды, сопровождаемые мистическими подробностями и всевозможными байка-ми. Сами корсары знали о них только то, что оракулы живут на тайных базах Братства, слу-жат только корсарам, и что это одни из лучших аналитиков в мирах человечества. Сам факт присутствия его на обитаемой планете, да еще и не входящей в границы безопасных миров, таких как Империя или ФОМ с Земной Федерацией, говорили о серьезности мероприятия, на которое отправился Скиталец. Мира располагалась у границы ФОМ, и здесь было свое правительство и свои законы. Наличие там оракула говорило о возможных неприятностях, как для корсаров так и для всей системы.
Челнок приземлился, и экипаж ступил на планету, с настоящим воздухом и настоящим не-бом. Первым дело была таможня. Преимущество челнока было в возможности, пройти эту процедуру используя гражданство, не представляясь корсарами, только пистолет пришлось оставить. Получив отметку на голограмме временной визы, Сильвер как гражданин Империи Омега беспрепятственно покинул порт, ведя за собой двух лучших членов абордажной команды. На вызов имплантата, оракул отозвался почти сразу.
- Добрый день капитан. Я уже третьи сутки дышу настоящим планетарным воздухом и у меня даже начался насморк.– В подтверждение оракул громко чихнул.- У меня возникли небольшие проблемы. Сейчас я нахожусь в местной тюрьме временного содержания. По местным законам я должен отбывать наказание еще семнадцать дней. Не могли бы вы мне помочь выбраться из нее?
Сильвер даже остановился от удивления. Оракул попал в тюрьму за административное на-рушение? Что за бред? В возможностях этого человека отсудить у этой планеты все тюрем-ное здание в свою собственность, захоти он этого.
- Ваши координаты Скиталец?
По связи пришла информация о месте заключения и обвинение в организации беспорядков повлекших уличную драку.
- Ждите я в пути.
Коротко ответил Сильвер и ускорил шаг. Здание тюрьмы было не далеко. Оно примыкало к порту и служило для его нужд. Внутри все было просто, как и на десятке других планет, ро-боты информаторы и куча всякой электроники для обеспечения безопасности. Обратившись к железному слуге, и представившись нанимателем Скитальца, Сильвер дал запрос на оплату штрафа и получил согласие с точной суммой. Для оплаты робот проверил достоверность счета, снял галактические кредиты и попросил ожидать заключенного. Оракул выходил не один. Его сопровождали целых пятеро полицейских, очень вежливо с ним прощаясь и высказывая дружеские пожелания. Подхватив Скитальца под локти, команда Стрелы направилась подальше от тюрьмы, стараясь держать максимальный для оракула темп.
- Даже спрашивать не стану что тут происходит. Предлагаю просто покинуть планету как можно быстрее.
- Капитан, я могу только сказать, что как можно быстрее - это все чего я хочу. Тем более для этого есть причины.
- Тогда сразу на челнок. – Отдал приказ капитан.
Таможню проскочили без задержек. Уже начали взлетать, когда пришло сообщение со Стрелы о зафиксированном мощном взрыве в доках на орбите планеты. Крупные торговые корабли разгружались именно там, спуская товары на планету гравитационным лифтом. Там же товары перегружались на другие суда или на склады станций в системе. Взрыв в таких доках это серьезный ущерб всей системе и если не успеть улететь сейчас, задержка может оказаться долгой и не приятной, но Стрела подхватила шатл в трюм и ушла в прыжок раньше, чем к ней обратились местные пограничные службы.
Пасть Демона.
Обед повар подал сразу в каюту капитана, не забыв про вино Сильверу и крепкий кофе Ски-тальцу. Отдыхая после еды, капитан потягивал из бокала дурманящий напиток и решил по-расспрашивать пассажира.
- Надеюсь, взрыв на станции не связан с вами? Уважаемый оракул?
- Капитан, давай перейдем на ты, мне с головой хватит сплетен экипажа, как и их взглядов в спину, поэтому отвечаю только тебе. Да связан. Но это не моя работа, я предотвращал его как мог. Но, увы, пришлось сесть в тюрьму, чтобы выжить и не быть раскрытым.
- Очень интересно, это почему же оракулы лично летают на окраинную планету, предотвра-щать какие-то там теракты, когда могут отправить туда целый флот?
- А вот на этот вопрос, я отвечать тебе не стану. Если примешь контракт от Братства, разго-вор будет. А так, это не должно тебя не только беспокоить, сам факт, что я вообще был у тебя на корабле должен остаться секретом, о чем прошу предупредить экипаж.
- Если ты просишь, разумеется, я это сделаю. А вот про контракт я бы хотел узнать попод-робнее.
- Не сейчас, сперва тебе нужно на нашу базу. Я ведь не ошибся?
- Не ошибся, я туда и направляюсь.
- Нам по пути. А на базе, после решения всех твоих и моих вопросов, я дам тебе ответ. Но при условии, что ты сможешь решить все свои проблемы, до момента, когда я решу отпра-виться в следующее путешествие.
- Сложно будет торговаться с тем, кто знает о твоих проблемах больше тебя. Это интригует. Посмотрим во время твоего отбытия в таком случае.
И они пожали руки, совершая сделку.
Система Пасть Демона, когда то отбитая у пиратов корсарами, вот уже более ста лет служи-ла Братству домом. Солнечный гигант в десятки раз превышающий размер Солнца, был яр-ким, молодым, и постоянно активным, испуская за земные сутки более десятка протуберан-цев, которые слепили аппаратуру кораблей и превращали все четыре, необитаемые планеты в радиоактивные куски скальных пород. Устанавливать какое либо оборудование или станции на спутниках столь агрессивного светила, было бесполезно и опасно. Но в системе был пояс астероидов, находящийся за чертой самого агрессивного поведения звезды, и столь обильный, что в нем можно было без проблем разместить все объекты Солнечной системы, и для их поиска понадобились бы десятилетия. На одном из астероидов этого пояса Демонической Дюжины, как его прозвали еще пираты, и располагалась база корсаров с нелюбимым самими корсарами названием – Логово Демона, оставшееся в наследство от тех же пиратов. База была огромна. Как и планетоид, превышающий размер Земли в десять раз. Проблем с добычей ресурсов у базы не было, и один развернутый завод по переработки руды, мог обеспечить постройку города любого размера. Корсары строили с размахом. Гигантский купол накрывал верфи, доки и посадочные площадки. Под ними, под поверхностью планетоида, располагался торговый центр, диаметром в целых пять километров. Ниже находились жилые районы, парки, сады и вообще все, что требовалось для жизни местного населения. Целое государство было спрятано здесь, и самое главное оно успешно скрывалось от внешнего мира.
Попасть в систему было не просто. Всего две звезды позволяли совершить прыжок в Пасть Демона. У корсаров были свои тайные промежуточные маяки, позволяющие совершить прыжок с других звезд, но они были доступны только капитанам Барства. Еще сложнее было найти в Демонической Дюжине планетоид с базой. Для поиска понадобилось бы годами патрулировать систему, выслеживая неосторожных корсаров. Планетоид все время двигался по орбите звезды, но вокруг него было скопление астероидов, что не давало его обнаружить снаружи кольца и требовало как минимум один раз зафиксировать его точные координаты, что бы просчитать орбиту.
Стрела шла к базе по проложенному маршруту через кольцо астероидов. Приходилось ма-неврировать среди потока планетоидов и скоплений астероидной пыли, но приближаться к базе напрямую, было запрещено уставом Братства. Количество врагов у Братства росло с каждым годом, пропорционально развитию корсаров. Этот маршрут сами корсары называли крысиными бегами. Здесь устраивались гонки на парусах, встречи и здесь же учили молодых пилотов. За время пока корабль достигнет базы, экипажи успевали привести себя в порядок, что бы предстать перед побратимами свежими и достойными теплого приема.
Стрела шла быстро. Капитан спешил по многим причинам, и пассажир была одной из глав-ных. Оракул на корабле очень плохая примета, а корсары народ суеверный. Сильвер не толь-ко не стал пренебрегать мерами предосторожности, он заставил всех офицеров вести посто-янное наблюдение за обстановкой, не упускать мелочей и использовать все средства на ко-рабле для обнаружения возможных сюрпризов. Пройдя треть пути, с капитаном связались по дальней связи.
- Стрела?
- Да, я капитан Сильвер.
- Это сторожевая башня, вы прошли мимо нас около часа назад. За вами был хвост. Я выну-жден доложить об этом на базу. Отклонитесь на запасной маршрут, и выключите аппаратуру слежения.
- Хвост уже «был»? И какого рода?
- Бот. Носителя мы не обнаружили. Разберем его под полем кристалла. Если будет разреше-ние, вам отправят отчет после разборки.
Связь прервалась, и Сильвер отправился в свою каюту, задать пару вопросов оракулу.
Скиталец спал. Включившееся освещение его не разбудило, и Сильверу пришлось будить оракула за плечо.
- Что, уже прилетели?
- Нет. Но за нами кто-то идет. Ничего не хочешь мне сообщить?
- Дай проснуться.
Скиталец встал, взял из автомата стакан с горячим кофе, и направился к дверям из каюты.
- Пойдем на мостик разбираться.
Дойдя до капитанского мостика, где Андерсен вел корабль по новому курсу, капитан тут же ответил на новый вызов по дальней связи.
- Стрела, нейтрализованный бот оказался нам ранее не знакомой конструкции. Объявлена охота на лис. Ваше участие исключается, и вас будут сопровождать. Больше дальней не пользуйтесь. Удачи капитан.
Связь прервалась и Сильвер, вопросительно посмотрел на оракула, присевшего на место по-мощника капитана и пьющего свой кофе.
- Не надо на меня так смотреть, мы еще не на базе и контракта с вами нет. Но могу подска-зать кое-что. Хвост, идущий за нами, будет активно маскироваться, и скорее всего нас уже опередил. То, как он засветил своего автоматического бота, говорит о его желании заставить нас свернуть с прежнего, заполненного охранными системами маршрута.
- Визуальное наблюдение его обнаружит?- Спросил Сильвер.
- Думаю да. Включив наши радары, мы будем обнаружены им на все сто процентов. Ну а кто кого первым найдет, тот и победит.
- Андерсен, нужны, пять добровольцев. Что делать ты знаешь.
Андерсен только кивнул в ответ и покинул мостик. Сильвер протянул руку к панели управ-ления, и вручную активировал режим тишины. Теперь корабль стал невидимкой, выключив все наружные системы слежения, и ограничив действие даже имплантатов экипажа. О чем весь экипаж узнал, получив сообщение, а освещение на борту Стрелы сменилось на синий цвет. Для переговоров оставалась только внутрикорабельная связь, работающая на столь слабых частотах, что не один прибор снаружи не мог их фиксировать. Двигатели тоже пере-шли в импульсный режим работы, перестав поддерживать постоянную скорость, они немно-го разогнали судно, а затем дали ему идти по инерции, только подруливая при необходимо-сти.
Продолжать разговор с оракулом капитан не стал. Расспрашивать этого наглого пассажира, о чем либо, было бесполезно. Оракулы занимались сбором и обработкой разведывательных данных. Их стихия были не абордажи с космическими боями и дуэлями на клинках, а стратегическое планирование, шпионаж и торговля информацией. Они знали все и обо всех, могли спрогнозировать войну или предотвратить ее, но при этом их жизнь напоминала золотую клетку. Оказавшись снаружи, они вели себя как глупые птенцы, оставаясь при этом одними из самых хищных обитателей человеческих миров. Добиться от Скитальца хоть одного слова против его желания, было невозможно, а такие понятия как дружба или личная выгода были ему незнакомы.
Ожидание затянулось. Оракул все так же сидел в кресле помощника капитана и пил очеред-ную чашку кофе, а Сильвер придерживая одной рукой штурвал, придремал в капитанском. Тишину нарушил вызов боцмана. Команда, что-то обнаружила и передала отчет капитану.
- Размер около двухсот метров. Судно, под всеми видами маскировки включая оптическую. По форме напоминает конус или наконечник копья, неизвестный тип корабля. Три года назад мы от такого же убегали.
- А ты Сильвер, уже имел с ними дело.- Негромко протянул оракул.
- Имел. Не знаю, кто они, но встреча была.
- В таком случае у тебя на один шанс больше, получить контракт.– Улыбнулся ему Скиталец.
Оптическая маскировка была не сложной технологией и ею обладали все корабли, которые ее требовали. Но она имела одно слабое место. Настроенная на мощные приборы, она выда-вала помехи, видимые для человеческого глаза. Поскольку принципы работы у зрения и у оптики разные, соответственно и маскировка выбирала режимы работы адаптированные для оптики.
- Кто они, я разумеется не узнаю, пока не получу контракт. Верно?
- Контракт приблизит это событие, но не откроет все тайны.
- В таком случае я буду охотиться за этим контрактом. Похоже, это будет очень выгодная сделка.
Капитан отдал приказ по внутренней связи, и Стрела выбросила в космос маленький маяк. Его работа заключалась в передаче сигнала, найти и получить который могли только кораб-ли, о нем знающие. Оставалось ждать, пока Стрела не пройдет мимо этого странного судна. Надеясь, что не будет замечена или другие корсары вовремя примут сообщение о противни-ке. Обе руки капитана лежали на штурвале. Двигатели были выключены, а корабль шел на остатке хода, избегая маневров и любых других действий. Оптическая маскировка была включена, но на пассивном режиме, в котором она могла обманывать противника, но не га-рантировала невидимости.
Пришло сообщение от боцмана,- противник начал движение.- Капитан положил руку на пульт управления и, передав забортной команде, приказ вернуться, сосредоточился на ин-формации от пассивных радаров судна, выводимую на его имплантат. Как только неизвест-ный активировал свои системы достаточно, что бы его обнаружили приборы, Стрела тут же включила РЭБ и выстрелила во все стороны заряды с помехами и термические ловушки для систем наведения. Яркий фейерверк заполнил космос за лобовым остеклением рубки. При этом сам фрегат, скрытый огненной стеной, не включая основных двигателей, повернул в щель между астероидами, стараясь скрыться от радаров противника.
Сильвер получил сигнал о входящем сообщении дальней связи и сразу вывел его на голо-грамму.
- Стрела, это Москиты, стыкуемся с нарушителем. Включаем кристалл.
Связь оборвалась, а вместе с ней погасли все системы корабля, переходя в режим кристалла. Освещение переключилось на аварийное не требующее питания, и капитан сжал штурвал в руках, отводя судно от астероидов. Поле кристалла имело свою границу, и Стрелу стоило вывести как можно быстрее за него, поскольку полет в астероидном скоплении был очень опасным мероприятием, а солнечный парус не только увеличивал габариты фрегата, но и был малоэффективен там, куда прямые солнечные лучи проникали редко и рассеивались пылевыми скоплениями. К тому же вести судно по такому маршруту визуально было очень сложно, а выпускать экипаж наружу не хотелось.
Преодолев поле кристалла, Стрела набрала скорость и взяла курс на базу корсаров. Через сутки похода среди астероидов и планетоидов, встретились первые патрули и корабли со-провождения. Нередко корсары возвращались в поврежденном состоянии и не всегда могли проделать весь путь самостоятельно ввиду его опасности. Поэтому у базы были суда, зани-мающиеся ремонтом и буксировкой. Они дежурили невдалеке от нее, готовые отправиться на помощь побратимам.
Док у Стрелы был именной. Стыковка всегда сопровождалась приветствиями других капи-танов и пожеланиями от работников порта хорошо отдохнуть. Стыковка, трап, и вот она твердая, каменная почва дома и обитель корсаров. Оракул, не прощаясь, прошел к флаеру, залез внутрь и улетел. Хоть бы кивнул экипажу, но, похоже, этому человеку подобные сен-тиментальности не казались чем-то важным и уж тем более обязательным. Сильвер только махнул на него рукой и отдал команду покинуть корабль. Все кроме троих дежурных, полу-чили заслуженные увольнительные, и в течение недели они могли забыть о фрегате и одно-образных каютах. Через неделю будет сбор экипажа, а затем либо новый поход, либо отдых продолжиться на неопределенный срок, таковы были традиции, оставившие свой отпечаток в уставе Братства.
Сильвер первым делом отправился в свои апартаменты. Небольшой домик на третьем этаже, среди сотен точно таких же домов, где жили корсары и жители базы. Этажи базы считались сверху вниз, и иногда назывались городами, верхний промежуточный и нижний. Ему хотелось прогуляться по твердой почве планетоида, на котором он рос с двенадцати лет и до лифта дошел пешком. Его тревожили многие вопросы, связанные с оракулом и неизвестными кораблями. Но особенно его беспокоила авантюра, которую он готовил. Если экипажу объяснить причину своего будущего поступка он сможет, то, как поступать с боцманом он еще не решил. Кроме Андерсона была еще одна проблема и, подходя к дому, он заметил, что ее придется решать первой. Во дворе дома, за столиком под навесом, сидел корсар. Вместо правой ноги и левой руки у него были протезы, а лицо было в шрамах. Одежда корсара позволяла узнать его с любой дистанции, туманность Магеллана накрывала его скафандр.
- Дядя Макс?- Сильвер потормошил за плечо уснувшего старика.
- Александр! Ну, наконец. Давно ты не заставлял меня нервничать.
- Это как же? Испугался, что продам добычу кому-то другому? Или что приму не твой кон-тракт, на более выгодных условиях?
- Мальчик мой, как ты можешь так говорить?
- Очень легко,- перебил его Сильвер,- после того как дважды выполнив твой контракт и ос-тался без прибыли.
- Давай не будем о таких мелочах как происки кармических сил, у меня есть обоюдовыгод-ное предложения для тебя.
- Обоюдовыгодное, это значит, ты хочешь много денег, а я должен их тебе заработать?
- Давай уж лучше поговорим о кармических силах, а не деньгах, а когда ты перестанешь па-ясничать и отнесешься с уважением к визиту старого капитана, я начну с тобой просто тор-говаться.
- Пойдем в дом, я устал и думаю мне простительно иногда с тобой пререкаться. Я ведь тоже капитан.
- Ох, Сильвер, у нас с тобой будет очень серьезный разговор.- Вставая и кряхтя при этом, произнес старик.
Сильвер открыл двери, и они прошли в гостиную, где роботы уже подали на стол обед с большим кувшином подогретого вина. Пока шла трапеза, Лансер рассказывал о местных событиях, какие суда доставили на продажу, кто из корсаров вернулся с хорошей добычей, а кто отправился в вечное странствие по безграничным просторам вселенной, оставив о себе табличку с именем на скале, где корсары отдавали дань уважения погибшим членам Братст-ва. О том, что ФОМ опять потребовали от корсаров маркировать суда, а Империя предложи-ла открыть у них официальное представительство, чтобы корсары как ЧВК имели резиден-цию на территории Империи Омега, а не требовали вести переговоры на своих перевалочных станциях. Самую важную тему для обсуждения, берегли на потом, когда пища вино и новости не станут отвлекать. Такая минута, разумеется, настала, и два капитана устроились перед декоративным камином.
- Алекс, с того момента как я забрал тебя на борт судна, пятнадцать лет назад, я ни разу не говорил тебе, что делать можно, а чего нельзя. Я всегда считал, что обязан тебя научить все-му сам, раз взял на свои плечи ответственность за ребенка. У меня есть семья, точнее даже две, они далеко и в безопасности, и ты мне тоже как сын. Я бы очень хотел, что бы ты по-слушался старика и не связывался с оракулами. Тебе повезло, что ты вообще вернулся жи-вым. А судя по добыче, которую ты притащил на своем хвосте, у тебя очень большие про-блемы. Впервые, я говорю тебе, мальчик ты в беде.
- Дядя Макс и мой первый капитан Лансер, если бы не твоя наука, я даже до Пасти Демона не дошел бы. А если бы ты, те же пятнадцать лет назад, не направился в Логово Дракона, не сидел бы перед тобой капитан Сильвер. Я не собираюсь геройствовать или переоценивать твою науку или свои способности. Но события, которые сегодня развиваются в галактике, сами ведут Стрелу. Так что давай о деле поговорим. И начнем с неизвестных кораблей.
- Братство запретило распространять информацию. Но эта проблема уже давно беспокоит старейшин. Я еще юнгой бегал, когда впервые увидел обломки такого судна. Потом уже став капитаном, вел с таким же кораблем бой. Я его проиграл тогда, потерял корабль, но мне по-везло спасти часть экипажа, точнее нас спасли другие корсары. С тех пор я отношусь к за-крытому клубу среди Братства. Мы собираем информацию, находим видевших их, и ставим в известность о новых правилах поведения. Так что я тут, еще и официально.
- Капитан Лансер, я тебя внимательно выслушаю, и буду соблюдать правила поведение в клубе молчунов. Тем более учиться у тебя, выполняя твои приказы, я умею, как и терпеть твой харизматический характер.
Они ударились бокалами и пригубили вино. Лансер собирался начать объяснять, куда теперь докладывать всю информацию о неизвестных, как себя вести, кто ответственные лица среди капитанов за своевременные извещения и где получать новые засекреченные задания. Но искусственный огонь в камине, навеял волну воспоминаний о прошлом, и старик поддался ей, погрузившись в грезы минувших лет.
Капитан Лансер.
Эсминец пристыковался к станции и отцепил свой трофей – разукрашенный в стиле Магел-ланова Потока, фрегат корсаров. Империя захватила его без боя. Затребовав сдачи, они тут же получили согласие капитана. Все корабли, оказавшиеся в солнечной системе Драконье Логово, задерживались флотом, в независимости кто они и куда летят. Имея одну необитае-мую планету, она считалась закрытой пограничной зоной, из-за расположенной на планете военной базы для обслуживания кораблей Империи и военных заводов, скрытых глубоко под каменной поверхностью. На орбите планеты висела огромная военная станция, которая кон-тролировала всю систему и на ней располагались жилые модули экипажей, военный городок, и кадетская школа пилотов. В школе учились не только дети восьмитысячного контингента находящегося в системе. Кадетов сюда направляли из разных миров Империи Омега. Семья Корсунь жила на станции уже двенадцать лет, и их двенадцатилетний сын, вместо обычной школы и судьбы отца инженера, пошел в кадеты, с семи лет изучая навигацию, астрофизику и устройство современных космических судов. Его мать, маленькая кареглазая женщина, лабораторная мышка Эли, как любяще называл ее крепкий и высокий муж Станислав, вела исследования на нужды флота и помогала сыну с учебой. А отец, назвавший сына в честь древнего полководца Александра, воспитывал в нем мужчину, проводя свободное время с сыном в космосе, на двухместном солнечном паруснике. Вот и сегодня, маленький бот отошел подальше от станции и стремился угнаться за оборонным спутником, используя раскладывающийся вокруг кораблика шестиметровый парус, созданный специально для движения при активированном кристалле, когда не работает ни одна электронная система, и только газовые баллоны со сжатым воздухом и механические клапаны, упрощали ручное управление космической яхтой.
- Папа смотри, какой красавец! Хороший улов у Синего Дракона!- Безошибочно определил название эсминца Александр.
- Давай назад поворачивать, если этот разукрашенный требует ремонта, могут вызвать мою команду. У меня выходной, но предчувствие нехорошее.
Алекс заложил ровный вираж, удержав суденышко на траектории разворота, чем вызвал одобрительное похлопывание по плечу от отца, и взял курс на станцию, постепенно под-страивая парус под потоки солнечного ветра. Они прошли половину пути, когда от станции отошли стразу три эсминца. Отец перехватил управление, его не покидало чувство тревоги и, увидев уходящие в боевом порядке корабли, он решил - что-то случилось. Эсминцы патрулировали поодиночке, втроем они никогда не ходили. Даже встречая командование, один корабль оставался возле станции. Он не знал предписаний флота по этому вопросу, и увиденное заставляло нервничать. Подойдя к шлюзу, бот сложил парус и включил двигатели. Так он мог зайти в док для малых судов. Скорость от паруса была выше в несколько раз, поэтому двигателями пользовались для стыковки и маневров. Станислав воспользовался имплантатом для открытия дока, в ответ ему пришло сообщение, что включена учебная тревога и все доки закрыты. Войти на станцию теперь можно только в скафандре. Не став пугать сына он направил бот к внешним стыковочным приспособлениям. Но Алекс, уже связался по имплантату с другом из кадетской школы.
- Папа там что-то происходит. Они включили учебную тревогу.
- Слушай внимательно. Я пока не могу вызвать маму, она чем-то занята. Сейчас мы выйдем из бота в скафандрах и пройдем до шлюза. Мы это уже делали когда-то, но я хочу, что бы ты постоянно за меня держался. Делай все, что я скажу.
Алекс кивнул, рассматривая яркие звезды над головой, где только что была крыша открыв-шейся кабины. Он мог еще долго на них смотреть, но отец уже вылез наружу и, закрепив-шись магнитными ботинками на обшивке станции, протянул ему руку. Идти было совсем не далеко. Шлюз располагался возле основных ангаров. Уже заходя в открытые створки, отец с сыном увидели, как мимо них из ангара выходит грузовое судно. Корабль тут же взял курс в открытый космос, постепенно увеличивая ускорение.
Оказавшись, внутри, имплантаты Алекса и Станислава просто разрывались, от количества полученной информации. Будучи военной станцией, вся телеметрия за ее пределами блоки-ровалась, и Алекс мог прочитать только сообщение от своего одноклассника, прошедшее фильтр систем контроля. Тревога оказалась красной, требующей срочную эвакуацию. Пер-вые корабли уже покинули доки, спеша увести ее жителей в открытый космос, максимально быстро уйдя в пространственный прыжок. Всего за час командование станции успело начать этот сложный процесс, благодаря армейской дисциплине и законам по которым жили на военном объекте. Мать Алекса уже находилась на борту выходящего из дока судна. Она не могла связаться с сыном и отцом, но оставила сообщение с просьбой выполнять все указания по эвакуации. Станислав успел передать ей, что они на станции, но более ничего.
- Алекс, снимать скафандры нам некогда. Бежим сразу к посадочной площадке. Главное не отпускай мою руку!
Ответить отцу он не смог из-за бега, на который тут же перешел Станислав. Было жарко и неудобно в скафандре, а имплантат был заполнен сигналами тревоги. Коридор сменился развязкой с кабинами быстрой транспортировки по всем направлениям базы. Нужная кабинка, уже собиралась закрыть двери, но кто-то в ней выставил ногу, задержав отправку. Алекс и Станислав вскочили внутрь и сперва прозвучали их слова благодарности, а затем они рассмотрели тех, кто подарил им пару лишних минут для спасения. В кабинке стояли три корсара и офицер станции. Все они были в штурмовых доспехах, а у одного из корсаров висели на поясном ремне меч и древний пистолет. Его доспех отличался от других красивым рисунком туманности, опоясывающей весь млечный путь.
- На эвакуацию?- Разрядил обстановку офицер.
- Да, опаздываем, катались на паруснике и не знали о тревоге. - Загораживая сына, оправдал-ся Станислав.
- Транспорты отбывают, вам придется либо спускаться на планету в бункер, либо очень по-торопится. В порту я поищу вам что-нибудь.
- Спасибо, – ответил отец.
Кабинка дошла до пункта назначения и двери открылись. В порту почти не оставалось лю-дей. Всего через час, все кто подлежал эвакуации, покинули станцию. Штурмовые группы по десять человек занимали оборонительные позиции, расставляя заграждения и механические орудия. Становилось ясно, что станция готовится к штурму, и противник по-настоящему опасен.
- Капитан Лансер, мы не успеваем к вашему кораблю. Поле кристалла уже перекрыло внеш-ние сооружения станции. Предлагаю направиться к безопасному месту.
Офицер говорил негромко и спокойно, стараясь не пугать гражданских, отец Алекса напрягся, покрепче схватив плечо сына. Капитан громко и весело засмеялся. Казалось, новость его только обрадовала.
- Я буду продвигаться к судну. Отдайте распоряжение мне не препятствовать, пока имплан-таты еще работают.
- А если мы с вами пойдем? Оставаться на станции похоже опаснее.
Станислав вцепился взглядом в капитана, не давая ему отвести глаза. Он плохо понимал что происходит, но кристалл говорил только об одном - станция в любую минуту может превра-титься в поле битвы.
- Я не смогу гарантировать вам безопасности, и у меня нет времени с вами спорить, а тем более убеждать начальника безопасности станции, что мы выживем по пути к кораблю или на его борту.
Офицер тяжело вздохнул.
- Капитан, не нужно меня убеждать, заберите их под мою ответственность, так у них есть шанс. Прощайте. – И протянул руку корсару.
- Прощайте полковник. Я выполню вашу просьбу, они со мной.- Ответил ему крепким руко-пожатием Лансер.
- Бег в треть темпа, не останавливаемся, - скомандовал корсар своим абордажникам и напра-вился в сторону доков. До секции с кораблем было недалеко, каких-то пятьсот метров, но пока они добежали до опущенных створок ангара, успело произойти немало событий. Осве-щение сменилось на аварийное. Раздались сильные удары по обшивке станции. Появились плакаты с предупреждением об активизированном кристалле. Со всех сторон начали разда-ваться звуки боя. Уже подбегая к огромным закрытым створкам отсека ангара, где корабль был герметизирован для выхода в космос, на корсаров выбежали сразу шестеро противни-ков в доспехах. Понять, кто были нападавшие, было невозможно из-за отсутствия распозна-вательных знаков, только простейшие значки отличия выдавали среди них старших по зва-нию. Корсары встретили их на ходу, не сбавляя темпа, слаженно и безжалостно уничтожая по очереди врагов. Они настолько быстро справились с ними, что не пришлось даже оста-навливаться, сказывалось преимущество в вооружении и опыте перед нападающими. Стани-слав подобрал тяжелый топор у одного из павших, он крепко держал второй рукой за плечо сына, что бы тот не отстал. Капитан подбежал к дверцам в отсек и открыл их, сразу же от-прыгивая в сторону, в дверной проем полетели тяжелые дротики из метательных машин. Корабль в отсеке был готов к выходу, оставалось только запустить рычаг открытия внешних створок в космос и закрыть дверцу в отсек. Но попасть на корабль было теперь невозможно. В отсеке находились не менее двух десятков противников со стрелковым оружием. Капитан повернулся к Станиславу.
- Придется пробиваться к штабу. На корабль мы уже не попадем. Команда блокирована, и помочь нам уже не сможет.
- Подождите капитан, у меня есть идея. Присмотрите за Александром.
Хлопнув по плечу сына, он побежал к нагромождениям с обслуживающим оборудованием. Что он там придумал, капитан рассматривать не стал. Он был занят теми, кто пытался про-биться через проем из ангара. Его меч то и дело перерубывал древко или рукоять оружия у противника, доставая иногда руку или ногу. Его оружие имело специальное покрытие на заточке, позволяющее резать сталь, но бой был неравным, тем более что противники все прибывали в отсек с кораблем через проломы в обшивке станции.
- Разойдись!!! – Крик Станислава заставил отпрянуть корсаров от проема, а сам инженер, разогнав насколько это было возможно роклу, толкал огромный баллон для заправки судов газом. Рокла влетела в отсек, разметав противников, прокатилась еще с десяток метров, когда Станислав замахнулся топором. Увидев это, капитан схватил парня и бросился с ним на пол, за толстые створки ангарного отсека. Далее Александр услышал оглушительный взрыв. Баллон, накаченный газом более чем на двадцать тысяч атмосфер, был крайне опасен, и его взрыв одной только, ударной волной, не смотря на защиту створок и лежащего сверху капитана в доспехах, оглушил парня, унеся его сознание в бездонный колодец вечной темноты.
Очнулся Александр на больничной койке, в корабельном медицинском отсеке. За непро-зрачными занавесками, разделяющими помещение, раздавались два голоса. Слух возвращал-ся медленно и болезненно, в особенности больно было моргать или пытаться напрягать зре-ние. Постепенно стали понятны слова говорящих рядом людей.
- Док, он вспрыгнул на роклу и въехал в толпу этих головорезов! Мы думали он безумец, зачем умирать, если это ничего не даст? И тут он с размаху наносит удар топором по клапану этого баллона. Мы как увидели замах, тут же попадали за створки, хорошо, что мы все в закрытых доспехах. А вот парню, не повезло, у него скафандр был открыт. Давлением его приласкало так крепко, что мы думали до корабля, не донесем. Если бы не отец этого мальчика, остался бы корабль без капитана.
В ответ прозвучал тихий спокойный голос корабельного доктора.
- Мы собирались уже выходить из корабля всей командой, сам понимаешь, что бросить ка-питана это перестать быть корсаром и стать просто пиратом. Но нас всего десять человек осталось. После предыдущего боя, шансов у нас не было. Если бы не кристалл мы бы просто взорвали корабль.
Память больно ударила по вискам, и Александр опять потерял сознание. Темнота поглотила весь окружающий мир, но теперь в этой темноте сквозь боль в голове и ушах, его преследо-вали слова - просто взорвать корабль, если бы не отец, больше не корсар, отец этого мальчи-ка.
Пиратский фрегат совершал прыжки от звезды к звезде, все дальше и дальше от погибшей станции и сектора где разворачивалась очередная космическая война. Сначала, они зашли на одну из станций корсаров, где пополнили припасы и набрали десяток членов экипажа, а за-тем направились к мирам Империи Омега, чтобы вернуть им их гражданина, случайно посе-лившегося на борту на целых два месяца.
Идти напрямую к Империи было рискованно, поэтому с самого начала капитан принял ре-шение проложить хоть и длинный, но безопасный маршрут. В результате, к станции Импер-ского пограничного гарнизона, фрегат с громким именем Магеллан, пристыковался только через два месяца пути. За это время Александр сильно изменился. Экипаж принял его юнгой на время полета, обучая всем необходимым навыкам по уходу за кораблем, и всячески его нагружал работой по самым пустяковым причинам. Капитан понимал, что члены экипажа не знают, что сказать парню и как успокоить его после гибели отца. Как с ним обращаться и как не обидеть, поэтому просто относились к нему как к юнге, который попал на стажировку и не давали ему времени на грусть или тяжкие воспоминания о недавних событиях.
Капитан отправился лично провожать парня на станцию. Он не привязывался к этому ре-бенку, но дань уважения к его отцу, спасшему жизнь ему и возможно его экипажу, заставля-ла делать широкие жесты. Лансера и Алекса пропустили через таможенный терминал, а по-сле пригласили на аудиенцию к управляющему станцией. На удивление капитана, в большем и светлом кабинете, уставленном живыми цветами и голограммами пейзажей, их встретила еще молодая и красивая женщина азиатских кровей.
- Капитан Лансер? Я полковник Ки. От имени империи Омега я приветствую вас на борту нашей станции. Вы оказали нам неоценимую услугу, предупредив о нападении на систему Логово Дракона. К тому же с боем спасли нашего кадета. Алекс, хочешь связаться с мамой?
- Да очень хочу!
- За столом есть проектор, можешь воспользоваться им, она уже ждет на канале дальне связи. Использовать имплантат или голограмму решай сам.
- Имплантат,- кивнул парень и поспешил к столу.
- Ну что капитан, вы наш гость и наш герой, ваш экипаж может отдохнуть на станции и по-полнить ваши запасы, чуть позже у вас будет разговор по дальней связи с представителями нашего штаба.
- Благодарю. От припасов я не откажусь, армейский рацион на три месяца для всего экипажа нам нужен, а вот на станцию им не надо, это испортит имидж корсаров. Нас перестанут называть шайкой пиратов, по всей галактике, если узнают, что мы пользуемся удобствами Имперских военных баз.
Полковник поклонилась и пригласила капитана за столик, куда робот тут же подал терпкий ароматный чай. Капитан с удовольствием вел беседу с этой красивой и вежливой женщиной, обсуждая войну, которая внезапно началась и успела закончиться, пока странствовал Магел-лан. Пока их не прервал, медленно и осторожно подошедший Александр.
- Капитан. Мама сказала, что Синий Дракон, вместе с Оранжевым и Красным не сбежали, они были уничтожены флотом вторжения, чтобы мама смогла эвакуироваться, и папа погиб, чтобы я смог спастись. Она говорит, что я должен вернуться в кадетскую школу. А я не хочу в кадеты. Я хочу быть капитаном как вы! Чтобы больше никто не умирал.
Парень выплеснул все это и расплакался, впервые пустив слезу перед капитаном. До этого момента он ревел только у себя в каюте, там, где его никто не слышал и не видел, и то не долго, поскольку на корабле было много работы и времени на рев было совсем немного, пе-ред сном.
- Не плачь, Драконы выполнили свой долг, как и твой отец. Они герои!- Положила на плечо Алекса руку полковник. Она собиралась утешать парня дальше, но ее перебил капитан.
- Каким капитаном? - Без иронии заговорил Лансер. - Тебе двенадцать сейчас, лет шесть еще юнгой бегать, а потом еще лет пять членом экипажа, и только если заслужишь, получишь назначение на корабле и звание, с которого в дальнейшем и будешь доказывать право стать капитаном корсаров. Вся твоя жизнь изменится. Не проси о том, о чем сам не знаешь.
Парень вытер слезы и мягко опустил руку полковника с плеча. Став по-уставному навытяж-ку, он гордо заявил:
- Я два месяца числился юнгой на корабле Магеллан, и требую от корсаров принять меня юнгой на борт! По законам корсаров капитан может не принять меня на борт, но если он и команда не предъявят претензий к моей службе, они обязаны зарекомендовать меня в Брат-ство корсаров!
- Это ты где наш устав нашел? Вот тебе и ребенок на корабле. А мы не знали где нам при-ключений найти, скучно нам было оказывается на Магеллане.
- Честно выиграл в споре у нашего старшего инженера во время инструктажа по развертыва-нию паруса! У меня два свидетеля есть, спор был про правильную калибровку поворотных механизмов, и я ее произвел без погрешностей! – Смело ответил парень.
- Что?- Басом заревел Лансер вставая.
- Успокойтесь капитан. Ваш юнга еще молод и не заслуживает гневных слов.- Одним взгля-дом полковник усадила обратно в кресло Лансера.- Алекс твоя мама не позволит тебе этого сделать. А стать капитаном ты сможешь и в Империи. Не нужно так волновать капитана.
- Мама уже нечего мне не сделает. Я ей показал свое обращение к Братству, которое отпра-вил с вашего терминала. Она все поняла и сказала, что будет меня всегда ждать дома.
Теперь вставать наступила очередь полковника. Ее лицо стало беспристрастным, как будто на него опустилась шелковая вуаль, скрывающая все мысли и эмоции.
- Что ты сделал?- Ее голос был очень тихим и мелодичным, без эмоций, но Лансер попятил-ся, вжавшись в спинку кресла.
- Ну, я, отправил запрос Братству. Известил что я член команды Магеллана и Лансер мой капитан.
- Хорошо, хорошо! Я согласен, ты юнга, все, хватит парень, или мы проведем пару недель в карцере на этой станции!
Было сложно понять, шутит капитан или нет, но он явно изображал спешку. Что именно заставило его принять такую позицию, знал только капитан, и эта причина была настолько существенной, что заставила его идти против самого себя.
Полковник неподвижно стояла, смотря поверх головы Алекса. Она воспользовалась имплан-татом и сейчас выходила на дальнюю связь. Для обычной связи или работы с имплантиро-ванным микро компьютером, не нужно было сосредотачивать зрение и внимание, он полно-стью выполнял все мысленные указания, выдавая информацию в любой удобной форме хоть на сетчатку глаза хоть в аудио режиме.
- Капитан, я получила заявление от военного министерства по Александру. Как несовершен-нолетний и как кадет имперской школы, он не имел права совершать подобные действия. Его полагается задержать на время разбирательства.
Алекс поднял на нее отчаянный взгляд. Ему казалось, что мир остановился, и следующей минуты уже не будет. Что ему придется вечно смотреть на бесстрастное лицо этой красивой женщины, и он никогда не сможет ни пошевелиться, ни сказать даже одного единственного слова – нет! Но стрелка часов дрогнула и продолжила свой бег, ведомая словами полковника.
- Пришло заявление от корсаров. Они подтвердили, что юнга был полезен на фрегате и про-изводил точную калибровку при развертывании паруса в условиях поля кристалла. Команда Магеллана потеряла более семидесяти процентов экипажа, и помощь кадета была необходи-ма в походе. Он может сделать такое заявление, поскольку кадетской школы, где он прохо-дил обучение, больше не существуют. Для вступления в новую школу, он должен прибыть в систему расположения учебного заведения. Она в военном ведомстве и обычной подачи до-кументов не достаточно для оформления его кадетом.
Алекс подошел к капитану, ожидая своей участи. Теперь решал Лансер, быть ему юнгой или нет.
- Что будет дальше, если мы сейчас с юнгой, покинем станцию?
- Имперский суд рассмотрит эту ситуацию, в любом случае он будет препятствовать этому. Тем более что заявление матери уже поступило. Но принятие санкций или мер к вашему кораблю и вам может не последовать, если Братство возьмет на себя ответственность за судьбу гражданина Империи. Включая его образование.
- А Братство уже это сделало, дав подобный ответ. Я не могу игнорировать решения корса-ров и возьму его на борт.
На этом они расстались с полковником, приказа им препятствовать не поступало, а сама Ки приняла решение не задерживать судно, отпустив мальчика.
Взойдя на палубу Магеллана, Лансер вызвал всю команду и построил для объявления.
- Вашими глупыми выходками, и в особенности шутками над пассажиром, наша команда получила еще одного члена экипажа. Представляю вам юнгу Александра Корсунь. Главный инженер Питерсон, выйти из строя!
Темнокожий и невысокий, главный и единственный выживший из инженеров судна, сделал шаг вперед, казалось, что тон капитана сделал его еще ниже в росте, прижимая беднягу к полу.
- Кто тебе разрешил доверять ребенку калибровку паруса?- Прошипел сквозь зубы капитан.
- Капитан, когда мы проходили сектор сквозь поле кристалла, он вызвался помогать, нужно было калибровкой оптимизировать положение паруса. У нас есть усилители и гидравличе-ские системы, не требующие питания, но его детские руки намного чувствительнее и мягче, чем мои.
Инженер вытянул вперед обе ладони, темные от химических реактивов, покрытые шрамами и следами после серьезных травм.
- Ну, значит, тебе за него и отвечать. Мы идем домой. Готовить отбытие.
После всех приключений и тяжелых потерь, капитан Магеллана не мог задерживать судно, стремясь быстрее достичь главной базы Братства. Его экипаж заслужил отдыха, и даже угро-за судебного разбирательства с Империей Омега, не могли изменить этого решения. Ремонт судна и заслуженный отдых экипажу, это главная задача, которую он ставил перед собой, отметая все трудности в сторону и стремясь как можно быстрее ее выполнить. В дальнейшем он дважды присутствовал на судебных заседаниях, где Александр каждый раз отстаивал свою точку зрения перед Империей и своей мамой. Мальчик не поменял своего решения, оставшись юнгой на корабле корсаров.
Капитан Аполлон.
Пока Лансер спал в широком кожаном кресле перед камином, Сильвер поднялся в спальню, снял свой тяжелый, черный доспех. Для него этот цвет был вечным напоминанием, что он учился кадетом имперской школы, и что он остается гражданином Империи. Эта та частичка родины, которую носят всегда с собой, даже найдя другую – Братство корсаров. Приняв душ, он заснул на своей кровати, решив, что если старик не спал пару суток, пусть отдохнет, прежде чем они продолжат разговор. За пятнадцать лет Лансер сильно изменился, он был сильным и волевым, всегда шел впереди отряда на абордаж и не боялся сражений. Но за это время многое произошло, потеря руки и ноги, в том числе сказались на старом капитане. Но на пенсию Лансер не торопился, также покоряя неизвестные миры и также порождая легенды и мифы о корсарах по всей галактике.
Будить Лансера не пришлось. Спускаясь в гостиную, Сильвер застал его возле проектора дальней связи, занятого решением вопросов экипажа и судна. Завтрак, хотя в Логове Демона день был всегда, Сильвер одолел в одиночестве, не отвлекая гостя от решения проблем на-сущных.
- Ну что, будем торговаться?- Дождавшись выключения проектора, обратился Сильвер к Лансеру.
- Как капитан с капитаном, будет тебе еще одна наука.
- Или экзамен,- улыбнулся Алекс.
- Или экзамен,- повторил за ним Макс.- Учти, хотя я и выполнил твой заказ, оплата будет без скидок. Та матрица, которую ты просил, оказалась не только дорогой, новейшая разработка продавалась под строжайшим контролем. Пришлось воспользоваться услугами наших ЧВК. Повезло, что я был не единственный, кто захотел ее приобрести. Брали сразу партией, четыре эсминца было не сложно затребовать, с десяток фрегатов тоже, а вот твой каприз, легкий крейсер, это было сложно и рискованно. Предел ограничений по продажам военных судов частным корпорациям.
- Хорошо, это я понимаю, именно поэтому к тебе и обратился, а не занимался вопросом сам. Без серьезных связей и авторитета у Братства, у меня шансов не было.
- Были, но капитаны берут за услуги услугами. И подобный торговый трюк, тебе обошелся бы намного дороже. Я возьму тоже услугой. Законы Братства - есть законы Братства.
- Теперь к порошку, хватило ли моих средств на него?
- Хватило, тут сыграла роль скидка для ЧВК, при массовой закупке. Корсары брали большую партию под матрицы, и я прилично сэкономил, приобретя на остаток средств то оборудова-ние, что ты просил.
- Это хорошо. А реакторы и двигатели?
- Это доставлено на станцию еще перед твоим прошлым отбытием, не стал тебя тогда отвле-кать. Двигатели хотя и снятые с крейсера, но в приличном состоянии. Реакторы стандартные, поставишь два на монстра, которого пытаешься собрать, вместо одного. Матрица позволит произвести такую модификацию.
- Ну и последний вопрос, я хотел бы подать заявление на испытание капитана для своего боцмана, но он еще не в курсе.
- Ахахахаха,- засмеялся Лансер, - ты собираешься его заставить пройти испытание? Он, ко-нечно, не откажет, но за него должны поручиться еще два капитана. Я помогу с этим и так.
- Что с меня причитается? За все вместе?
- Много, сумму я тебе выставлю прямо сейчас,- Лансер высветил на проекторе счета и под-вел общую сумму, выходило около тридцати миллионов галактических кредитов.- Но опла-тить нужно как можно быстрее.
- Я прилично снял с Эры 7, боцман умеет торговаться. Из него будет отличный капитан. Ос-тальное я отдам кристаллами. Мои запасы позволяют это сделать.
- Тогда мы в расчете. Сегодня же пойдем в Петлю Протуберанца, и рассчитаемся с постав-щиками, заодно объявим об испытании капитана и хорошо погуляем с Братством.
Петлей Протуберанца, называли единственный бар возле порта. Такое название он носил не просто так, напоминая капитанам, что спившийся корсар это сгоревший корсар, не сумевший провести свое судно через огненную петлю. Он был огромен, способный вместить в себя пару тысяч отдыхающих. При этом с живой обслугой и барменами. Никаких роботов на виду, только официанты и повара. Это было не дешевое заведение, но оно было лучшим, и здесь проводили многие мероприятия, будь, то крупные объявления или празднования.
Беспилотный флаер был бесплатным средством передвижения на базе, и самым быстрым. Подобрав Лансера и Сильвера возле дома, он высадил их перед баром, и полетел дальше. В пути Сильвер договорился, что боцман подойдет в бар чуть позже, и теперь предстояло под-готовить все для традиционного посвящения в капитаны. Перешагнув порог, капитаны ока-зались во внутренностях самой настоящей древней шхуны с просто гигантским чревом. Де-ревянные стеллажи и мебель, качающиеся светильники в форме колеса, белые скатерти на столах, макеты оружия на стенах и части оснастки, когда то бороздивших океаны Земли шхун. Только стража снаружи, стояла в современных боевых доспехах, держа на плече тяже-лые алебарды с молекулярной заточкой, способные прорубить любую броню.
Лансера и Сильвера приветствовали с каждого столика, приглашая в компанию или просто выпить, но у них было дело, и Лансер без задержек проследовал к одному из столов, где си-дела пятеро корсаров. Трое из них были пожилого возраста со знаком старейшин, и именно они были ему нужны. Сильвер занял стол и стал ждать, ему предстояло выступить перед Братством и зарекомендовать в капитаны своего боцмана. Старейшины в Петле были всегда, как и отдыхающие капитаны. Оставалось только получить согласие Андерсена провести посвящение, что было задачей не простой. Бар Петля Протуберанца был не просто баром, здесь корсары могли заключать договора и при соблюдении правил, они имели юридическую силу без всяких бланков и подписей. Слово капитана само по себе было регалией, и требовало осторожного отношения к нему, таковы были традиции Братства, выстраивающие авторитет корсаров перед всей галактикой населяемой людьми.
- Можно подсесть?- Андерсен подошел сзади, и стоял рядом со столиком в окружении двух его абордажников. Рик и Рой, два темнокожих брата здоровяка, обладающие страшной силой и очень впечатляющим телосложением.
Подождав пока они сядут, Сильвер сам начал разговор, пользуясь авторитетом среди коман-ды и званием капитана, он мог позволить себе не спрашивать команду как себя вести.
- Я ждал тебя, присаживайтесь. Нам с тобой нужно решить финансовый вопрос,- дождав-шись кивка боцмана, Сильвер продолжил,- два последних задания я реквизировал у команды заработанную сумму с Эры 7, и в предыдущем я лично убил капитана пиратского корабля, забрав твою добычу. То есть я должен вам два с половиной миллиона, и кристалл капитана пиратов. Верно?
- Да капитан. - Андерсен ответил спокойно, сдержав эмоции. Гонорар у команды должен был быть приличным, а кристалл был отобран у капитана пиратов, несмотря на то, что боцман в первом ряду пробился к рубке и имел полное право на него по уставу корсаров и, по мнению команды.
- Так вот Андерсен, я уже потратил деньги и кристалл. Но при этом, я как капитан Стрелы обязан заплатить экипажу их процент с добычи. Сразу предупреждаю, делать я это не стану.
Пока говорил Сильвер, к столику молча, подошли Лансер и трое подвыпивших старейшин. Они, не спрашивая, уселись за столик с кружками в руках. Казалось, такая компания должна подействовать как сдерживающий фактор, на любого корсара, но только не на Андерсена. Он ударил кулаком по столу и перешел на угрожающий тон.
- Твоя выходка с кристаллом, ничто по сравнению с добычей команды! Меня не перестанут уважать если я закрою глаза на твой подлый поступок, авторитет у меня заслуженный в деле, но вот что касается команды, я тебя в покое не оставлю и ты не отвертишься!
Один из старейшин громко ударил кружкой по столу, повернувшись к боцману.
- Андерсен, так тебя зовут? Так вот боцман, напомни мне, чего стоит слово капитана?
Боцман повернулся к старику, он был удивлен и раздражен, но игнорировать старейшину, даже не трезвого, даже если он лезет не в свое дело, да еще и вопросами не к месту, было нельзя.
- Слово капитана это слово Братства. Капитан несет ответственность за все, что он делает и говорит от имени корсаров, и каждый капитан отвечает за всех корсаров.
- А ты, между прочим, назвал его подлым, понимаешь последствия?- Засмеялся старик.
- Да, но я не откажусь от своих слов.
- Тогда ответь мне на вопрос, почему мы Братство?
Андерсен понял, что происходящее поворачивается против него, чувство несправедливости все больше начинало его разогревать, но он был вынужден отвечать старейшине.
- В уставе корсаров сказано, все мы члены государства живущего по законам корсаров, и каждый из нас может принять корсаров как родину, национальность, культуру и семью. Мы создаем новое, являясь частью человечества, и бережем старое, чтобы не забыть, что мы лю-ди и мы часть человечества.
- Ты смотри, как уверенно отвечает, тогда еще один вопрос: кто должен платить экипажу судна за их службу?
- Капитан судна.- Андерсен уже не понимал что происходит, ему казалось, что Сильвер на него ополчился и зачем то натравил еще и старейшину. Он больно сжимал кулаки, сдерживая ярость, но продолжал отвечать, традиции есть традиции.
Сильвер медленно снял с груди серебряную фибулу в форме стрелы, и положил ее на стол.
- Ну что Андерсен. Оскорблять меня как боцман, ты не имел права, даже если, правда и справедливость на твоей стороне. Тем более при трех свидетелях,- он окинул взглядом Лан-сера и братьев,- и трех старейшин. Так вот, что бы исчерпать конфликт, и не портить твою карьеру боцмана, я отдаю тебе Стрелу и объявляю от своего имени рекомендацию в капита-ны корсаров.
Андерсен чуть отстранился и недоверчиво посмотрел на Сильвер, он думал что ответить, но заговорил один из старейшин, до этого молчавший.
- Подтверждаю, что Андерсен прошел испытание капитана, ответив на вопросы старейшин, его имя в данный момент регистрируется в Братстве. Теперь ты капитан Аполлон. Если ты принимаешь судно, то долг перед экипажем так же ложится на твои плечи. Удачи капитан.
Старейшины встали и не спеша пошли за свой столик. Было видно, что они хорошо развлек-лись и теперь собираются праздновать еще один удачно исполненный, коварный план быв-ших капитанов корсаров.
- Теперь ты капитан, и у тебя есть право выдвигать мне претензии. По уставу сам понима-ешь, либо суд либо дуэль.
Андерсен был шокирован. Такого поворота событий он не ожидал даже в фантазиях. Но этот человек был знаменит именно его молниеносной реакцией и здравым смыслом.
- Но при регистрации я должен был заплатить кристалл?
- Не в этом случае. У меня было право назначить одного капитана без взноса. Может это не красиво, что я тебя не спросил, но это честно. Тебя такое решение устраивает?
- Сильвер, я с тобой проходил более трех лет. Ты сделал из меня боцмана, а начинал я штур-мовиком. Ты собрал мне команду. Ты давал нам работу. Но такого я от тебя не ждал. Мог бы и предупредить.
- Мог бы, но знаю, зачем тебе кристалл, а мне он необходим достаточно, что бы поспорить с тобой. К тому же, получи ты кристалл, корабля у тебя все равно нет, и твоя затея с переселе-нием станции 18394, в системе Спрут, откуда ты родом, затянулась бы на пару лет. А так, возьмешь там заказ на наши ЧВК, и исполняй свою мечту сколько тебе угодно. Только рас-считайся с экипажем, теперь он твой, как и Стрела.
- Порукам Сильвер!- Андерсен протянул над столом руку.
- Порукам Аполлон!- Крепко пожал ее Сильвер.
Не отпуская руку, Андерсен широко улыбнулся и спросил,- а ты останешься Сильвером, без фибулы? Или тебя «переименуют»?
- Останусь, все тем же капитаном Сильвером, можете не любить но должны жаловать. - От-ветил Сильвер.
Имплантат Сильвера включился и передал мысли Лансера, - если ты собираешься, сегодня герметизировать док, то вся команда Стрелы уже направляется сюда, на своих ногах ты из Петли уже не выйдешь, если не успеешь сбежать раньше. И передай мне камни.
Лансер стоял за спиной, и незаметно протянуть ему контейнер с кристаллами не составило труда. Старый капитан тут же исчез, а Сильвер попрощался с Аполлоном и его телохраните-лями, направившись к барной стойке.
Барменша, молодая и приветливая девушка улыбнулась капитану.
- Что будем пить?
- Ящик самого хорошего рома от имени, бывшего капитана Стрелы, через полчаса вон к тому столику,- он указал на Андерсена,- и я хочу вывесить табличку о наборе полного экипажа.
- Название и класс судна?
- Черный Дракон. Судно сопровождения крейсерского класса.
Глаза барменши широко открылись, а на щеках заиграл румянец.
- Поздравляю тебя капитан, это редкая акула в наших водах.
- Спасибо, сегодня закладываю его постройку в доке. Так что я спешу.
Он расписался на голограмме с объявлением и, улыбнувшись барменше вместо прощания, поспешил к выходу из Петли. За его спиной автомат выдал деревянную табличку с названи-ем и классом судна, именем капитана, и статусом полного набора. Табличка была вывешена нежными женскими пальчиками на стене с еще десятком подобных объявлений.
Путь к доку был не близкий, и Сильвер одолел его на флаере, всю дорогу ругая себя за бес-тактность в отношении его бывшего экипажа. Вот так вот взял и убежал, даже не попрощав-шись и не выпив с ними за удачу Аполлона. Больше всего его взбесило схожесть с оракулом. Если пострадает репутация капитана после такого побега от дружной пьянки, это поправимо, а вот если его сравнят с этим типом, это будет уже хуже и последствия могут серьезно сказаться на наборе экипажа. Но до экипажа, предстояло построить корабль.
Новый док был огромен, в два раза больше дока Стрелы. Только в длину двести пятьдесят метров, и семьдесят в ширину. Пришлось оставить затеи с пешим обходом и заняться делом. Герметизация и вакуумирование были завершены. Роботы монтажники, запертые внутри, ждали, когда им отдадут приказ начать постройку. Два корабельных кристалла были еще запакованы, как и матрица корабельного компьютера. Сама постройка проводилась из спрессованного порошка с разными веществами. Роботы лазерами придавали необходимую форму, выбирая смеси порошка и материалы в зависимости от того, что они производили. Уникальность матрицы была в том, что она еще и руководила процессом постройки, устанавливая оптимальные параметры для характеристик корабля, оперируя теми комплектующими, что у нее были. Человек здесь был нужен только для нажатия кнопки старт, и та была виртуальной.
Сильвер тяжело вздохнул. Перед ним высветилась прозрачная надпись, в которой заключал-ся весь его труд за семь лет корсарской службы. Именно семь лет он копил на это судно, и он уже протянул руку, когда из-за спины раздался знакомый голос.
- Поздравляю Сильвер, ты превосходно решил все свои проблемы, кроме одной.
Обернувшись, капитан увидел оракула, протягивающего ему деревянную табличку с объяв-лением о наборе экипажа.
- Как это понимать,- взяв ее, он старался рассмотреть, что с ней не так,- это что еще за фоку-сы такие?
- Это условие моего контракта. Я выбираю тебе экипаж, на новый корабль, а ты не задаешь мне никаких вопросов, пока мы не выйдем в открытый космос.
- Интересная сделка. Что я получу за нее?
- Три индивидуальных кристалла. Новые двигатели крейсерского класса. На носовой ору-дийной платформе орудие Г класса. Два новейших абордажных шатла и четыре истребителя имперской постройки. К этому полмиллиона на текущие расходы.
- Хорошая сделка. Если я соглашусь, то когда получу двигатели и орудие?
- Они уже в доке, а твой хлам я запретил выгружать со склада. Мне нужен лучший корабль, а не переделанный пассажирский лайнер как Стрела.
- Стрела очень быстрый корабль, даже переделанный он не многим уступает боевым фрега-там, выигрывая в скорости и маневре.
- Там куда мы отправимся, кроме скорости и маневра понадобятся все качества боевого суд-на. Я ведь тебя остановил именно потому, что ты еще не дал согласия, а в ангаре мои двига-тели.
- Орудие Г класса. Не знаю где ты его достал, но я согласен. Одно оно стоит опасного кон-тракта.
Сильвер уверенно провел рукой по голограмме, поставив подпись, и нажал «пуск». Включи-лось красное освещение, сообщающее, что открывать док и прерывать процесс постройки до ее завершения не рекомендуется.
- Тогда тебе стоит знать, что внутри дока носовой таран с молекулярным напылением. Это мой личный подарок за то, что доставил меня на базу. Нам повезло тогда, и я решил расщед-риться.
Оракул развернулся и пошел к флаеру, не прощаясь и не говоря больше ни слова. После себя он оставил ощущение пустоты и обреченности, будто Скиталец боялся обременить капитана своим присутствием, или впустую потратить его время. Сильвер проводил взглядом уда-ляющийся флаер, и отправился в Петлю пешком. Этот тип испортил ему все настроение. Мало того что корабль теперь только отчасти Сильвера, пока не завершено задание, будет висеть немалый долг перед оракулом, в половину стоимостью корабля. К этому сам оракул просто пропах обреченностью, как будто это ему идти в тяжелом доспехе врукопашную. Откуда она у него? Эта манера, молча уходить, как пират на виселицу, просто бесила. Что-то похожее он встречал в прошлом, но сравнение с детскими воспоминаниями о роковой судьбе родной станции, Сильвер гнал подальше. Впереди его ждала шумная компания и друзья, и показываться им на глаза с таким выражением лица, будто вернулся с кладбища, где вырыл могилу будущему члену экипажа, означало рискнуть испортить себе репутацию и заработать травмы лицевых костей.
В Петле праздновали назначение нового капитана. Подобные мероприятия проходили всегда громко и иногда с разбитой мебелью. Поздравить капитана спешили многие, к тому же, до момента, когда капитан получит меч и пистолет, его могли вызвать на дуэль обычные руба-ки, чем могли воспользоваться как друзья капитана, желавшие развлечься, так и не доброже-латели. Андерсену пришлось туго. Когда Сильвер зашел в таверну, тот жадно пил из кружки, смывая пролитым вином пот с груди и шеи. Белая рубашка Андерсена бела мокрая и тяжело свисала на дрожащих от напряжения и усталости плечах. Стоило Сильверу подойти к столику, как несколько желающих бросить вызов забрали свое оружие со стола.
- Андерсен! Ты еще жив! Как замечательно! Я уже испугался, что выпить будет не с кем!- Шутливый тон Сильвера заставил улыбнуться бывшего боцмана, и он поставил свою кружку на стол.
- Они как с цепи сорвались, все требуют сатисфакций и удовлетворений старым обидам. Я еще ни разу не проиграл, но очередь еще длинная.
Сильвер сел напротив его и сделал длинный глоток из кружки.
- Все капитаны через это прошли. И тут можно мошенничать. Если другой капитан бросит тебе вызов, то поединок пройдет вне очереди. Да еще и секундантов можем вызвать, пока они прибудут, у тебя будет время отдохнуть.
Меч Сильвера осторожно лег на стол. - Я бросаю тебе вызов, хочу получить сатисфакцию за то, что ты лишил меня боцмана и лучшего бойца в моем экипаже.
- Годится,- меч Аполлона лег сверху,- секундант будет часа через три. После его прибытия, я тебе вспомню многое.
Когда прибыли секунданты, никакой речи о поединке уже не шло. Две сотни корсаров со-бравшихся праздновать посвящение в капитаны, создали такую атмосферу, что даже самые горячие головы не решались на дерзость вырвать Аполлона из круга рассказчиков старых баек и просто поздравляющих. Ром и вино лились рекой, иногда вспыхивали мелкие ссоры, но все они заканчивались дружным смехом и корсарскими песнями.
Гуляния продолжались двое суток, но впереди было еще одно важное мероприятие – выдача атрибутов. А на него новоиспеченный капитан должен был явиться трезвым и при параде. Сильвер, как рекомендовавший Аполлона, имел право присутствовать, чем и воспользовался. Для этих целей мемориальная скала была закрыта для посетителей, в этот деть к ней пустили только двух капитанов и тройку старейшин.
- Ты пока еще Андерсен, а вот после общения с теми стариками, это имя будет значить на-много меньше. Я могу поддержать только морально, ни советов, ни напутствий не будет. Иди к ним.
Руки Сильвера тряслись от волнения, как будто он сам сейчас направится к трем фигурам в темных балахонах. Даже пережив это в прошлом, ощущение, что им может быть допущена ошибка, все так же как и много лет назад теребило его. Он хорошо помнил, как старейшины в коротком разговоре вынули из него душу, надавив на самое потаенное и самое больное место в его подсознании. Заставив потерять самоконтроль и нести разную чушь про своего погибшего отца и идеи мести. Что на него подействовало тогда, пожилой размеренный голос или подобранные слова он так и не понял, но Сильвер готов был драться со стариками за право мстить. Тогда он получил пистолет, но взамен под воздействием слов старейшин, он оставил у этой мемориальной скалы свою месть. Это было необъяснимо и унизительно. Но для него это оказался лучший вариант как для капитана. Оставив самое дорогое, он принял в себя самое важное в его судьбе.
Сильвер беспокоился, что горячий Андерсен начнет ругаться и угрожать старикам как и он сам, когда-то. Но через пять минут негромкой беседы, теперь уже Аполлон принял в руки пистолет и молча сел на камни перед длинным списком погибших корсаров. Впав в апатию, он не отреагировал на прощальный жест стариков, застыв статуей.
- С вашим другом все будет в порядке, сейчас он в раздумьях. Его лучше не трогать, он там еще долго просидит. Побеспокоить его не смогут и вам этого делать не совету.
Старейшина, проговорил, все это спокойным тихим голосом. Сильвер даже не знал, как от-реагировать, благодарить, или спросить об Аполлоне, но с языка, вдогонку темным балахо-нам, сорвались совсем уж неожиданные слова.
- А может ли капитан обменять обратно пистолет на свою душу?
Балахоны остановились и о чем-то перешептывались, один из них снял капюшон, обнажив лысую старческую голову покрытую татуировками оборжажников и шрамами. Он медленно вернулся к Сильверу и, подойдя в упор, посмотрел ему в глаза.
- Если вы ее кому-то отдали, это ваши проблемы, никак не касающиеся Братства. Дьявол ее уже прожевал, так что, получив обратно вы молодой человек будете огорчены состоянием и ароматом вашей жалкой душонки. Единственное что мы можем, это дать вам альтернатив-ную цель в вашей никчемной жизни, зачастую построенной на той науке, которую вы полу-чили от самых жестоких представителей рода человеческого и которую испытали на вашей не всегда дорогой шкуре. Если вы хотели просто дерзить пожилому корсару, то ваше имя очень скоро может оказаться на той скале по вашей собственной глупости.
- Я не дерзил. Мы, капитаны, оставляем у той скалы самое для нас дорогое, чтобы когда-нибудь к нему вернуться, уже просто высеченным именем на камне. Это все равно, что ук-расть судьбу.
- В этом что-то есть. Украсть судьбу. Нет, мы не воруем ее. Мы даем альтернативу. Выбор. Мы даже не запрещаем вершить ваши мечты и цели. Это таинство скорее просто наука де-лать выбор сегодня, а не вчера или полвека назад. Это трудно понять и еще труднее усвоить, но сам человек подобные решения принимать может только в самых отчаянных ситуациях, а мы такую, создаем на одну минуту размышлений. Натянутых тебе парусов капитан. Я и так сказал многое.
Капюшон опустился на глаза и фигура утомленная беседой, неспешно, уплыла по каменной дороге.
Телохранитель.
Сильвер не стал дожидаться Аполлона и направился к себе домой. Отойдет от ступора, при-дет сам. Когда то он сам первым делом отправился к Лансеру, а не в бар праздновать утвер-ждение статуса капитана. Хотелось отоспаться после попойки в баре, но на пороге дома его ждал человек в непривычном для Сильвера скафандре. Корсары старались обзавестись луч-шими военными новинками, не обращая внимания на моду или стилистику, а эта броня была выполнена в традиционном японском стиле, с множеством деталей. Вся черного цвета и, не отблескивая не одним лучиком света, она казалось зловещей, напоминая чешую морского чудовища. Обладатель этого доспеха оказался японец, невысокий, с твердыми чертами лица. Он резко поклонился и, не поднимая головы, проговорил твердым мелодичным голосом.
- Меня зовут Томео из клана Токедо. Я буду служить вам, пока вы живы или пока вы не при-кажите мне покончить с собой. Такова воля моего клана и моя.
- Очень интересно. А почему мне?
- Так решил Скиталец. Я должен был служить ему, но он выбрал вас как человека, от которого зависит его судьба и жизнь.
- Пойдем в дом, расскажешь подробней.
Томео разулся на пороге, и прошел в дом следом за Сильвером. Он согласился на бокал теп-лого вина и начал свой рассказ. Полгода назад, Скиталец участвовал в операции по перехва-ту пиратского судна, возле планеты Додзе, на которую более ста лет назад переселилась большая часть населения Японии с Земли. Корсары застигли свою цель, в момент абордажа пиратами, шхуны с членами семей правительства Додзе. Это были родственники не самых высоких постов, но их гибель могла всерьез всколыхнуть японское общество. Корсары отби-ли шхуну, уничтожив пиратов, не допустив гибели пассажиров, за что им предложили круп-ную награду. Но Скиталец руководивший операцией отказался от денег и дал согласие со-хранить в тайне сам факт инцидента. Тамео был на шхуне и принимал участие в том бою. Узнав об отказе принять награду, он предложил своему сюзерену себя в качестве благодар-ности. Сюзерен согласился, лишив Томео фамилии и объявив его погибшим, а семье Томео выплатили компенсацию. Сам же оракул не смог принять этот дар, поскольку не имеет право на сопровождающего и тем более на личную охрану. Поэтому два дня назад, он договорился с Томео о службе капитану Сильверу, от которого будет зависеть жизнь Скитальца и чья миссия по заверениям оракула может быть важнее его собственной жизни.
- Странная история. И как тебя отпустили? Ты ведь герой, спасший пассажиров?
- Я был сопровождающим на шхуне, но после боя я стал убийцей и демоном в глазах пасса-жиров. Япония более семидесяти лет избегает войн и конфликтов, проповедует мир и равно-весие. Служить на том же месте я бы не смог, а это наша семейная традиция. Чтобы не пре-рывать ее, я принял такое решение, тем более я должен был погибнуть, но вместо меня по-гибли корсары, пришедшие нас спасать. На моих глазах они понесли большие потери, и я не забуду их отваги.
- Допустим, я беру тебя в экипаж личным телохранителем, пойдешь ли ты в корсары?
- Этого я не хотел бы. Даже лишившись родовых прав, я не стану вступать в Братство, как и в другие организации. Это табу.
- Тогда давай заключим контракт через наши ЧВК. Будешь моим телохранителем как наем-ник, иначе я не могу принять тебя на борт. К тому же, Скиталец арендовал судно на один поход, по возвращению, служба мне, потеряет какой либо смысл.
- Меня это устроит, но это не означает, что мой долг будет выполнен полностью. Подобное решение я смогу принять только по окончанию похода.
- Где ты сейчас живешь Томео?
- Скиталец предоставил мне свои апартаменты, точнее комнату. Полгода я следил за его са-дом и тренировался. Он редко бывал дома, и очень не разговорчив.
- Могу предложить перебраться ко мне. Гостевая комната у меня свободна. Вещей у тебя много?
- Все мои вещи на мне и в этом походном контейнере,- он указал рукой на наспинный кон-тейнер для скафандра,- больше у меня ничего нет.
- Это поправимо, контракт мы уже обговорили, значит, я назначаю тебе жалование. Для на-чала двести галактических единиц в земной месяц.
Японец поклонился в ответ и, спросив разрешения, отправился в свою комнату, расклады-вать вещи и снимать доспехи. Своим присутствием он не раздражал Сильвера, а манеры и поведение успокаивали капитанскую душу, вселяя уверенность, что с этим дисциплиниро-ванным и вежливым человеком, проблем на корабле не будет никаких. Сильвер поступил так же. Сняв капитанские одежды, он разлегся на своей кровати и уже начал дремать, когда рукоять его меча засветилась на долю секунды. С потолка упала небольшая табличка гласящая «работает кристалл».
Тело само подскочило к мечу и, выхватив его из ножен, прижалось к полу. Над головой на-чали мелькать серебряные молнии, с глухим стуком разносящие в клочья все, во что они попадали. Стрельбу вели шести миллиметровыми стальными ядрами из воздушной винтовки. Баллоны с газом у такого оружия, могли выдать тысячу выстрелов смертоносными снарядами, но боевым доспехам они вреда причинить не смогли бы. Против доспехов у противника могли быть стрелы с молекулярным напылением, способные пробить его, но в данном случае, почти голый капитан, мог не дожить до момента, когда эти стрелы пойдут в ход. Оставался только один шанс выжить. Ножны смахнули со столика на пол пистолет и Сильвер, подтянул его к себе. Меч в правую руку, а пистолет в левую. Пластиковые и металлические осколки мебели больно били по телу, защищенному одними штанами и футболкой, по шее уже текли теплые капли крови из царапины. Нужно было двигаться и он, оттолкнувшись ногами от кровати, проехался спиной по куче мелкого мусора. Убедившись, что на втором этаже, где находилась спальня, никого, нет, он вытянулся в проход и вприсядку босыми ногами, перебежал в дальнюю комнату, служившую кабинетом. Уже там, под менее плотным обстрелом, он решал, как поступить с японцем. Позвать, это выдать свое месторасположение. Если новый телохранитель еще жив, Сильвер осторожно подзовет его к себе, когда Томео выйдет в коридор.
- Прикончите и того японцы, вы двое найдите…
Уже выглядывая наверху лестницы, говоривший прервался, его голова резко сжалась и лоп-нула. Сильвер выстрелил из пистолета настолько быстро, что его позицию никто кроме по-гибшего командира не успел заметить. По коридору застучали серебряные молнии, разрушая стены. Стрелок обработал дверные проходы и прекратил стрельбу, экономя время и боезапас газа. Группа нападающих уже без командира продолжила движение. По следам крови на полу, из многочисленных царапин у Сильвера, они поняли, что капитан прячется в дальней комнате. А значит, еще одной неожиданности не будет. Так думал Сильвер, вжавшись в стену, он благодарил судьбу, что штурмовая команда не может оповестить стрелков, в доме, напротив, о его местонахождении, иначе они бы просто высадили в комнату с ним весь боезапас, рикошетами покончив с капитаном. Но судьба сегодня распорядилась иначе. В коридоре раздавалось негромкое шуршание бронированных ботинок скафандров по осколкам на полу. Это шуршание становилось все ближе, отсчитывая последние секунды жизни Сильвера, когда к ним добавился легкий свист и тупой звук разрезаемой стали, затем короткая очередь из винтовки и хрип. Следом наступила тишина, и Сильвер не стал отдавать ей ни одной лишней секунды из возможно последних мгновений его жизни. Короткий бросок в проход, к стенке, с оружием наизготовку и Сильвер увидел неожиданную картину. Стрелок с винтовкой был разрублен от плеча к поясу, вместе с доспехом. Рядом с ним желал обломок японского длинного меча. Чуть дальше по коридору лежали еще два тела, с короткими серпами Кама в шлемах. А между телами лицом вверх лежал Томео.
Не обращая внимания на множественные осколки на полу, Сильвер прошел к своему тело-хранителю и снял с него маску, служащую забралом шлему. Бледнеющее лицо было иска-женно страшной гримасой с сильно ушедшими уголками рта вниз. Глаза были закрыты, поч-ти не чувствовалось дыхания. В левой части груди у него, почти по рукоять, торчал короткий меч и помочь чем либо, ему было невозможно. Сперва, нужно было убрать стрелков снаружи и главное выключить кристалл. Но тут судьба напомнила, что они находятся на базе корсаров, где подобные проделки пресекаются быстро и жестко. Снаружи раздался сильный взрыв, это внутренние оборонительные орудия, находящиеся за пределами зоны действия кристалла, вычислили местонахождение источника и выстрелили болванками, разнеся на куски дом, всех кто в нем был, и разбили прямым попаданием камень.
Когда осколки соседнего дома перестали проламывать стены, Сильвер сразу же откинул за-щелки на левом предплечье самурая и включил управление доспехом. Пальцы рефлекторно включали системы жизнеобеспечения и запустили медицинские программы. Сердце было не тронутым, и система доспеха ввела все возможные препараты, спасая жизнь Томео. Если бы не японец, Сильвер был бы уже мертв. Для убийц, значение имела только жизнь капитана, они все рассчитали так, что бы убить его и умереть самим. Сложная операция и почти успешная, если бы не странный телохранитель. Один против троих, используя только фактор внезапности, это не простая задача.
Через минуту дроны базы нашли Сильвера и раненого Томео. Они погрузили японца в меди-цинский контейнер и унесли его. Капитан устроился в медицинском кресле и так же покинул дом, вокруг которого уже высадился десант из службы безопасности базы. Под действием инъекций Сильвер заснул, а когда он открыл глаза, то оказался в неизвестной ему комнате. Его личные вещи лежали на столе возле кровати, а доспех висел на магнитных защелках возле дверей. Как только он сел на кровати, имплантат тут же сообщил о входящем вызове от оракула.
- Как самочувствие капитан?
- Как оно может быть? Голова болит, и ссадины чешутся, а так вроде цел. Что с Томео?
- Твой телохранитель сейчас в камере реабилитации после хирургии. Пару суток будет там, если врачи удержат. Стоило ему прийти в себя, начал требовать выдать ему доспехи и про-вести к тебе.
- Мда, ну и подарочек ты мне подсунул, но должен признать, что жизнь он мне спас.
- Поскольку, как ты выразился подарочек, тебе пригодился, до окончания сборки корабля пробудишь здесь. А по всем вопросам о нападавших, будет долгий разговор в капитанской каюте, не раньше.
- И что ты мне предлагаешь делать, эти несколько суток? Сидеть в запертой комнате и напи-ваться от досады, что неизвестные уничтожили мои апартаменты?
- Не только, для тебя есть рекомендованный для изучения материал. Историю кристалла знают все со школьной парты. Вот тебе будет задача уйти в облако и просмотреть основан-ную на мемуарах реставрированную версию тех событий.
- Это шутка? Мне что больше делать нечего? И как ты собираешься успокаивать Лансера и мой бывший экипаж?
- Они заняты. Аполлон срочно отбыл с базы отрабатывать твои бывшие долги перед экипа-жем, а Лансер после разговора со старейшинами тебя не побеспокоит, у него сейчас дел хва-тает. Ты когда заказывал матрицу, через него, свой эсминец, должен был предоставить мо-дель сборщика, но ты этого не сделал и как самый настоящий пират провел закладку легкого крейсера. Вот он как посредник теперь оформляет с Федерацией Земли, задним числом слу-чайное недоразумение. Ему пришлось вылететь к ближайшей их станции, а заодно и сопут-ствующий заработок нашел.
- Орбитальщики не любят облако, и я не исключение, но если ты настаиваешь, то просмот-рю.
- Тогда до встречи капитан, через четверо суток.
- До встречи оракул.
Роковые Облака.
Виртуальный мир появился еще в двадцать первом веке на Земле. На примитивных серверах создавались социальные сети, сайты и сообщества, постепенно поглощавшие жизненный простор человечества, жадно выпивающие время и саму жизнь у людей. Первыми жертвами великого блага стала молодежь, легко поддающаяся влиянию радикальных течений и игро-вой индустрии, пропагандирующих насилие, насилие и еще раз насилие. Контролировать своего ребенка, имеющего неограниченный доступ к любой информации, для родителей было невозможно физически. Сеть не имела эффективных средств защиты для молодежи, соответственно она все больше становилась смертельно опасной паутиной, с целым выводком гигантских ядовитых пауков, ждущих свою еще не окрепшую разумом и духом жертву. Нарастающее противостояние между сверхдержавами в начале двадцать первого века, ввело хоть какую-то цензуру и позволило внести законы блокирующие нежелательные интернет ресурсы, тогда сеть еще называлась интернет. Ненамного позже, компьютеры перешли на квантовый принцип работы. После этого физические блага, стали не конкурентно способными перед виртуальным выдуманным и воссозданным, идеальным миром. Сам термин облако появился после первой прямой связи между настольным компьютером и нейроустройством, роль которого сначала играл шлем. Получать физические ощущения в виртуальной реальности человек не смог, но качество виртуального мира смогло обмануть мозг человека, вызывая подобия физических ощущений, влиянием через зрение слух и рецепторы кожи. Виртуальный мир стал отблеском физического, как сон с отражением модели настоящего, который тут же стал Облаком Грез, всех человеческих желаний. Человечество ждала настоящая война за его существование с этим новым, необузданным и безграничным, полностью отражающим все мечты и стремления людей миром. И неизвестно кто вышел бы победителем из войны между жизнью и мечтой, если бы на человечество не упал новый рок, кристалл. В дальнейшем облако сыграло свою роль в человеческой судьбе. На земле, а следом и за ее пределами появились общества ушедших, людей навсегда поселившихся в виртуальном мире и отказавшихся от физической оболочки. Их тела, по разным причинам запертые в капсулах жизнеобеспечения, навсегда стали пленниками машин их обслуживающих. А разум, путешествуя по безграничному облаку, и зарабатывая на существование физической оболочки в виртуальном мире, продолжал существовать, живя уже в новом измерении. Для жителей космоса облако не играло такой важной роли как для обитателей планет. Живя на станциях и кораблях, у обитателей космоса был выработан синдром орбитальщика, некий параноидальный психоз, вызванный самим космосом и всеми опасностями который он нес. Каждый ребенок любой станции, впервые выйдя в скафандре за пределы защитных стен, оказывался наедине с безграничной опасностью, пустотой и холодом, которые окружали его со всех сторон, и в дальнейшем подсознание человека не на секунду в его жизни уже не забывало, что его суще-ствование обеспечивается исключительно стенами его станции. Страх что эти хрупкие стены могут не выдержать всей мощи космического пространства, так сильно давящего со всех сторон, навсегда поселялся в душе, давая вечную прививку перед виртуальным наркотиком, жалкой пародией на безжалостную космическую холодную бездну. Это не настоящий космос, твердило сознание орбитальщика оказавшегося в облаке, эта подделка, тут нет страха, тут нет смерти, это просто издевательство, не с кем теперь бороться за каждый вздох и за каждый удар сердца. Жалкая подделка и издевательство! Но в облаке хранилась вся информация человечества, и что бы получить к ней доступ, нужно было, в него погрузится. При наличии имланттанта, достаточно было активизировать функцию погружения, и начинался сон, похожий на реальность, полностью подконтрольный любому кто его активировал.
Сильвер погружался без подготовки, просто отдал мысленные указание его имплантату и закрыл глаза. Перед ним тут же появилась модель станции корсаров, и сквозь ее прозрачные стены он видел себя лежащего на кровати. Обратившись к библиотеке, он затребовал мате-риалы по истории кристалла и, выбрав «полный фильм, основанный на мемуарах» запустил его.
Розовое небо.
Утром небо стало розовым. Оно и раньше любило этот цвет после грозы или на закате. Но сегодня, оно им стало все, полностью и везде. И если, на третьей параллели, его таким увидели с рассветом, то на другом конце земного шара оно розовело постепенно. Как будто, тонкое прозрачное покрывало накрыло за час весь мир. Изменился цвет неба став розовым и все что под ним, тоже стало розовым.
В СМИ, по этому поводу, устроили настоящую акцию дня любви и шуток. Социальные сети просто разрывались от видео розовых авто, собак, кошек, небоскребов и деревьев. Все спе-шили на улицу, чтобы насладиться явлением впервые проявившим себя. Чтобы не упустить такого яркого момента среди повседневной рутины. Ученые несли всякую чушь, но еще больше ее несли политики, устраивая шоу на пресс-конференциях. И никто, не хотел пуб-лично обосновывать это явление, кроме всего одного физика, случайно попавшегося журна-листам российского телеканала.
- Вы говорите, это не природное явление, Лев Федорович?
Журналист, был крепким молодым человеком, с рельефной мускулатурой. Сейчас, он дол-жен был вести репортаж где-нибудь в спортивном комплексе или на мотто гонках, но он опрашивал уже полностью седого специалиста по проектированию РЛС, о каких-то научных теориях и делал все, чтобы не смущать ученого, давая тому выговориться и возможно, приоткрыть тайну происходящего.
- Разумеется. Дело в том, что эффект розового неба в природе, появляется благодаря искаже-нию солнечных лучей, на закате или восходе. Большую роль играет облачность, способст-вующая рассеиванию солнечных лучей, преобладанию розовых оттенков в атмосфере. В данном случае, мы не наблюдаем ни одного из условий для подобного природного явления. Более того, своей структурой и спектром, этот эффект похож на северное сеяние имеющее электромагнитное происхождение. Но причин для такого проявления в природе, мы не обна-ружили. Речь идет о физическом вмешательстве в глобальных масштабах. Воздействие на верхние слои атмосферы всей планеты требует колоссальных затрат энергии, тем более, что явление уже существует больше шести часов. На Земле нет таких технологий ни у одной из держав. Даже мощности катамаков не хватило бы на это. И уж тем более нет ни одного радара, который смог бы генерировать поле для преломления световых лучей, над всей нашей планетой. Мы имеем дело либо с глобальным космическим явлением, либо с физическим вмешательством извне, с использованием ранее незнакомых нам технологий.
Интервью заняло десять минут эфирного времени. После чего, канал заполнился репортажа-ми замечательных видов розового Санкт-Петербурга, с его мостами и барельефами, Сибир-скими лесами с розовыми кронами деревьев и другими красотами России. Примерно тоже транслировалось всеми СМИ, по всем каналам и только в социальных сетях пробиваясь че-рез модерацию, начали поступать странные сообщения.
- ООН собирает экстренное заседание, ни одного журналиста в здание не пустили. Первые итоги, это ограничение авиарейсов и скоростных поездов. Какая-то шумиха вокруг АЭС, большую часть останавливают на плановые работы.
Сообщение провисело ровно четыре минуты, после чего было удалено администрацией сай-та, с блокировкой аккаунта пользователя за какие-то старые грехи.
- Ворота авиабазы закрыты, журналистов не пускают, наша съемочная группа уже два часа топчется у КПП. Мы видим, как прибывают служебные машины. Никого не выпускают, свя-зи со служащими базы нет.
Это сообщение удалили через две минуты, с перманентной блокировкой пользователя.
Дольше всех держались форумы, там модерация физически или не могла или не хотела, фильтровать все, что туда попадает, в результате они просто начали падать. «Извините, по техническим причинам данный домен не доступен». Казалось, что есть еще канал, перекрыть который не возможно, такие интернет продукты как Скайп собирали по несколько десятков участников в одну конференцию, но тут свою роль сыграли СМИ с прекраснейшими пейзажами розовых айсбергов и небоскребов, розовыми песками вокруг пятизвездочных отелей и розовыми морями. В результате, туристические операторы дали скидки и теперь тысячи и тысячи людей бросились брать выходные или отпуска, чтобы сполна насладиться всеми красотами розового неба, розовых курортов и розовых скидок. Это был меткий удар по сознанию всего дееспособного и более или менее обеспеченного населения, достигший своей цели и сокрушивший прагматизм и скептицизм. Ничто не должно было нарушать розового настроения граждан всех стран, и невидимые силы боролись за это право всеми доступными в техническом плане средствами.
Официальное заявление ООН транслировалось по всему миру в прямом эфире. Миллиарды зрителей с нетерпением и любопытством ждали объяснений происходящему. И его дали. Коротко и четко, поставив точку на всех суждениях и теориях, жестко приковав СМИ к но-вой информационной политике.
« В полночь по Гринвичу 15 мая 2025 года, человечество столкнулось с новым ранее не встречавшимся явлением. Совместными усилиями ученые со всего мира выяснили его при-чину. Розовый оттенок верхних слоев атмосферы был вызван сильнейшей солнечной актив-ностью. На сейчас мы можем с уверенностью сказать, что оно не несет прямой угрозы чело-вечеству. Возможно снижение температуры на один-два градуса Цельсия на всем земном шаре, что не является прямой угрозой здоровью людей. Сколько продлится этот феномен, сейчас выясняют ведущие обсерватории и физики мира. Как только они смогут дать подроб-ную информацию, она будет объявлена через СМИ».
Избранные.
Жара и зной изрядно потрепали всех пассажиров собравшихся на посадку. Тридцать четыре человека, не спеша занимали свои места в салоне. Каждый из них проделал не близкий путь, добираясь несколько суток разными видами транспорта до этой автобусной остановки. По-сле чего, им пришлось ждать пять часов под небольшим навесом, этот старый прогнивший и воняющий соляркой автобус. Все они были из разных уголков России. Даже не зная толком, куда и зачем их направят, все тридцать четыре пассажира поставили подписи, соглашаясь на участие в создании экспериментальной группы. Кто то, согласившись на вознаграждение указанное в контракте, кто то, увидел перспективы для дальнейшей карьеры, а кто то, только потому, что под документами стоял штамп «особой важности». Старенький Икарус принял в тело своего салона последнего из пассажиров, но трогаться не спешил. Половина пустых мест была занята ногами. В самом конце, раскинувшись сразу на четыре последних места, лежал парень лет двадцати пяти. Его тонкая косичка просто болталась, чуть цепляя кончиком пол, что нисколечко не смущало хозяина. После десяти минут ожидания, парень встал, стараясь не цеплять в этой жаркой и душной жестянке ног и плеч, побрел к водительскому месту. Водитель стоял снаружи, в тени автобуса.
- Эй, водила, кого ждем?
Водитель, в шортах и рубашке без рукавов, седоватый и жилистый, растекся в улыбке. Не извиняющейся или дружелюбной, а скорее злорадной.
- У кого билеты брал, к тому и обращайся.
Стоя возле передних дверей, он демонстративно сплюнул песчинки с пересохших губ на розовый песок.
Из салона автобуса раздался новый голос, говорившему было лет сорок, высокий, выше мет-ра девяносто, худощавый, с тонкими чертами лица, он высунул наружу голову и теперь сверху рассматривал спину водителя.
- Ты то, вечно торчать тут, точно не станешь?
- Я, не стану. Но вот у Крысеныша точно не спрошу, ни когда, ни куда мне отправляться.
- Давай молодой, мы тут сами разберемся.
Длинная рука аккуратно затолкала паренька вглубь салона.
Из автобуса раздался шутливый голос.
- Вот у нас Батяня и нарисовался. Заодно и Крысеныш есть, хвост не уставной, так что либо срежь, либо быть тебе Крысенышем.
По автобусу пронесся дружный смех в тридцать две глотки.
- Хвост срезать, точно не стану.
Крысеныш пожал плечами и пошел обратно в конец автобуса.
Водила повернулся к Батяне. Его лицо стало суровым и серьезным.
- Слушайте приказ, в особенности умник, что кличками кидается. У вас два часа на сон. Ждем еще пассажира. Оставить ему два вторых места в правом ряду.
Голоса и шум, нарастающие в автобусе после короткого разговора, сразу прекратились. Два часа пробежали быстро. Водитель в это время, дремал за рулем. Пассажирам подпортил и так не радужное настроение тон старика, тем более что жара стояла сорок градусов Цельсия, поэтому весь автобус отдыхал, и разговоров в салоне не было. Через два часа, подъехал джип на электроприводе. Он высадил пассажира в черных выглаженных брюках, белой рубашке с коротким рукавом, черных очках и черных начищенных туфлях. Мягкие черты лица выдава-ли образованного человека лет тридцати. При себе он имел только черный кейс. Водитель, встретив его у входа в автобус, кивнул на одежду и задал вопрос.
- Вы в курсе нашего маршрута?
Новоприбывший снял очки и с улыбкой ответил.
- Да конечно, я внимательно изучил программу.
- Ваши места вторые в правом ряду.
Старик, полез за руль и наконец, завел эту груду металлолома.
Грунтовая дорога пролегала через барханы и пустоши. Пару раз на пути, попадались зане-сенные песком автобусные остановки и редкие, проржавевшие и накренившиеся, уже не читаемые дорожные указатели. Скорость водитель старался держать как можно выше, толи спешил, толи жалел пассажиров, давая возможность потокам воздуха раскаленным на розо-вом песке, обдувать салон.
Остановились они возле бетонного столба, когда-то несшего свет видневшимся невдалеке развалинам поселка, из двух и трех этажных зданий.
- Покинуть салон! Стройся!
Команда от водителя взбодрила всех пассажиров и тут же была принята к исполнению. Три-дцать пять человек стали в одну шеренгу, сложив немногочисленные вещи перед собой.
- Нужен доброволец! Предлагаю кандидатуру самого веселого и громкого!
По интонациям в голосе было невозможно понять, шутит водитель или нет.
Светловолосый парень, примерно ровесник Крысеныша, сделал резкий шаг вперед.
- Так точно! Есть добровольцем!
- Вот и молодец. Открывай багажник.
Шутник подошел к багажнику, нащупал прогнившие дырки от некогда ручек и со скрипом открыл крышку.
- Доставай, не смущайся, все что видишь.
На розовый песок аккуратно легли факела, две канистры с бензином и не большой армей-ский рюкзак.
- Слушай мою команду. Полить автобус бензином из канистр. После чего уничтожить транспортное средство с помощью факела.
Спокойный и не громкий голос старика был единственным, что звучало на фоне шуршания песка под ногами и ветра на барханах в округе.
- Давай Светлячок, я в этой консерве уже накатался.
Крысеныш отыгрался, отплатив той же монетой новому товарищу, и теперь довольно улы-бался, наслаждаясь секундами сладкой мести.
По строю пронеслись усмешки.
- Отставить разговоры. Светлячок выполняй приказ.
Голос старика прозвучал коротко и громко.
Одну канистру, корча гримасы, Светлячок разлил по салону, вторую потратил на двигатель и колеса. Когда он зажег факел, розовое солнце уже почти скрылось за барханом, и мир при-нимал бледные цвета и оттенки. Зажженный факел полетел точно в открытые двери автобу-са. Вспыхнуло резко и сразу. Огромное пламя вырвалось из открытых окон Икаруса и начало лизать крышу. Когда огонь обхватил колеса, мир переменился, создав круг света без розовых тонов. Желтый песок, песочная камуфляжная форма, красный горящий автобус, и черные брюки с белой рубашкой.
- Вот и славненько, лично мне этот розовый надоел, а вам бойцы? Отвечать!
- Так точно!
Прокричали хором тридцать четыре глотки.
- Время к ночи и все мы голодные, поэтому сейчас вкратце. Инструктаж будет производиться каждый этап испытаний. Условия испытаний просты. Выполнение моих приказов и всего, что от вас будет требовать наш гость. В ближайшем здании, в подвале, есть припасы и медикаменты, они рассчитаны на месяц пребывания в лагере. Мы будем полностью ограничены от всех благ цивилизации. В особенности это касается электричества и топлива. В течение месяца из вас будет отобран отряд, который в дальнейшем продолжит службу в новом подразделении. Остальные, не прошедшие испытания, или не пожелавшие в нем участвовать, будут отправлены на места их прежнего прохождения службы. Покинуть испытание, можно в любой день и вас заберут вертолетом. Не рекомендуется, использовать ваши настоящие имена и фамилии, как и распространение личной информации. Запрещаются, любые попытки использования электроприборов. Запрещается, использование зажигалок и спичек. Запрещается, задавать лишние вопросы. Запрещается, нарушение или обсуждение моих приказов. Ну а наш гость под моей опекой, и его, ваши проблемы и трудности не касаются. Разойдись!
Из вещмешков, найденных в развалинах, были добыты сухпайки и палатки с походными принадлежностями. Костер, бывший водитель автобуса, разводил сам, используя кресало. Поленья для топки были сложены, в одном из дворов и их было с запасом. Поужинав без лишних слов и поставив палатки в заброшенных дворах, была отдана команда отбой. А на рассвете, стоя на плацу, все ожидали услышать, ради чего такие лишения. Солнце еще не успело полностью окрасить некогда поселок из десятка зданий, в уже привычный розовый цвет, постепенно поглощая тени и искажая оттенки. Даже обугленный каркас автобуса, ста-новился по-детски забавным и несуразным в лучах восходящего светила, из ржавой и скрю-ченной кучи металлолома.
- Равняйсь!
Прозвучал приказ от старика. Судя по отсутствию продолжения, он же заменял пожелание доброго утра.
- Испытание началось вчера, при посадке в автобус. Первая его часть, касается физических качеств и адаптации к условиям, в которых будут выполняться поставленные задачи, на бла-го нашей родины и человечества в целом. Это не простое задание на выживание. Прежде всего, вы должны освоиться с трудностями, при которых у вас будут отсутствовать, любая электроника и современное топливо. Это касается всех видов батареек, спичек, бензина или аккумуляторов. Точного списка нет, поэтому все спорные вопросы, будут решаться в сторо-ну запрета. Срок испытания один месяц.
Он окинул долгим, изучающим взглядом строй. Еще сонные, и не освоившиеся с климатом и часовым поясом бойцы, внимательно его слушали.
- Сегодня второй день испытания. Нарушения правил его прохождения, за прошлые сутки учитываться не будут. Но с этого построения, ваши действия будут фиксироваться мной, и после принятия решения, кандидат либо отправится, на вертолете куда пожелает, либо полу-чит штрафные работы. А сейчас, чтобы не тратить время впустую, с правого края, по очере-ди, каждый делает шаг вперед и либо соглашается на пребывание в лагере, либо отправляет-ся ждать вертолет. Приступить!
Первым в строю, по росту, стоял Батяня. Сделав шаг по-уставному с отмашкой, он коротко сказал - остаюсь - и стал обратно в строй. Следующий, сделав шаг вперед, решил остаться. Третий в строю, колебался несколько секунд, после чего коротко сказал - вертолет - и резко вернулся в строй. Всего, пожелали покинуть лагерь, одиннадцать человек, из тридцати четы-рех. Крысеныш и Светлячок остались, а последним в строю, не смотря на метр девяносто ростом, стоял человек в черных брюках и белой рубашке. Он демонстративно снял очки и повесил их на нагрудный карман, после чего, так же как и все тридцать четыре бойца перед ним, сделал длинный шаг из строя.
- Я остаюсь до конца испытаний, в перекличке участвовать больше не стану.
И неспешным движением вернулся, надев темные очки.
Старик с огорчением окинул взглядом крепких парней, не пожелавших участвовать в этом испытании, и продолжил.
- Решившие покинуть лагерь, у вас тридцать минут на сбор ваших вещей и следуйте к остан-кам автобуса. Возле него на дорогу, через один час, сядет вертолет. Остальные приступят к созданию всех необходимых для выживания условий. Это касается чистки колодца, постройки печи и полевой кухни, созданию навесов и ремонт еще пригодных зданий, под медицинские и штабные цели. Старшим назначаю Батяню. В двенадцать ровно построение, с отчетом о выполненных работах. Разойтись!
Батяня дал указание двум самым молодым, Крысенышу и Светлячку, сложить мангал для приготовления завтрака. А всех остальных, повел за собой изучать развалины, искать упомя-нутый колодец и строить планы по благоустройству.
Старик и человек в брюках, выбрали более менее сохранившееся двухэтажное здание из ра-кушника. Занесли туда немногочисленные вещи и собрали импровизированный стол. После чего, на глазах почти всех участников испытаний, занимающихся выносом мусора и уборкой этого двора, на столе был открыт черный кейс. Из кейса, медленно и аккуратно, появились механические часы с маятником, в деревянном оформлении под хижину. Следом, на стол легли наручные часы прошлого века и рулетка с сантиметровой разметкой. Свидетели такого явления, уставились на эти сокровища, не зная как реагировать.
Старик громко засмеялся. Он уважительно похлопал хозяина этих вещей по плечу и показал большей палец, подняв его высоко вверх.
- А ты не промах. Кроме меня, тут механических часов больше не у кого нет, это решит уйму наших проблем.
- Без них мне было бы очень затруднительно выполнять мою работу. Нужно будет приду-мать, как их повесить перед площадкой за двором и соорудить укрытие. Боюсь, что они не очень хорошо относятся к песку и ветру.
- Слышали?
Довольный старик повернулся к зрителям.
- Наш гость, весьма облегчил вам всем жизнь, так что, с вас соорудить укрытие для этих ча-сов, там где покажет их хозяин.
- Пусть показывает где ставить, тут недалеко старый почтовый ящик валяется, из него можно придумать что угодно.
Голос Светлячка был звонок и весел, на что человек в брюках и белой рубашке отреагировал смехом. Маятник так Маятник. Старик одобрительно кивнул и Маятник, надев наручные часы на левую руку, вышел во двор.
В полдень было построение. Обсудили, как будет чиститься колодец, какие мероприятия необходимы для благоустройства быта и распределились по обязанностям. До вечера все были заняты, а спать ложились утомленные трудом. Весь следующий день тоже прошел в хлопотах, а на вечерней перекличке из строя вышли пятеро. Утром их забрал вертолет, на который старались не смотреть оставшиеся. Еще день был потрачен на мозаику, по указанию Маятника выложенную на площадке перед часами. Маятник, все в тех же брюках и рубашке, ходил со своей ленточной линейкой и мерил сантиметры между кирпичами. Ширина площадки, получилась десять на двадцать метров. С одной стороны она заканчивалась стеной дома, с другой бывшим почтовым ящиком, переделанным под надежное укрытие для часов.
На следующем утреннем построении, Старик, как его начали называть и без острот Светляч-ка, успевшего за эти дни дать прозвища большей части присутствующих, уступил место пе-ред отрядом Маятнику.
- Я бы хотел рассказать о себе и о том, зачем я здесь. Первоначально планировалось, что я буду работать с вами, уже после испытания. Но поскольку речь шла о срочности, я вызвался пройти это препятствие вместе с вами. Моя задача, научить вас фехтованию. Наши занятия, будут проходить все свободное время. Обязанности и все работы по лагерю, будут вестись так, что бы тренировки, не пропускал никто, до самого конца испытательного срока. К заня-тиям преступим после завтрака, я буду ждать всех на площадке перед штабом.
Маятник надел очки и кивнув Старику, не спеша пошел к штабу.
Из толпы, сделал шаг вперед один из бойцов. Его успели прозвать Молчун за скромный ха-рактер. Его армейская выдержка, была безупречной во всех отношениях, и вытянуть из него лишнего слова, не удавалось даже Батяне, заработанным авторитетом, или Светлячку шут-ливым нравом.
- Я на вертолет. Разрешите идти, собрать вещи.
Старик, бесстрастно посмотрел на него и спросил присутствующих.
- Еще есть желающие?
- Так точно.
Прозвучало по очереди, несколько голосов. Вперед вышли еще шестеро.
По старику было видно, что он огорчен таким результатом.
- Здесь собрали профессионалов, разных специальностей и родов войск. Если вы такое реше-ние приняли, значит, оно не подлежит обсуждению. Вертолет, менее чем через час. Все дальнейшие инструкции, вы получите по прибытию на военную базу. Всем разойтись.
Отряд разделился на две группы. Семеро не оглядывались на своих новых товарищей. Они не знали, что предстоит в будущем тем, кто решил продолжать испытание, и какой дружест-венный совет им дать на прощание. Их профессиональный опыт говорил, что им тут не ме-сто. Учится новым трюкам, став специалистами в других сферах, им не хотелось. Для них это была бы потеря уже приобретенной высокой ценой квалификации. Личные чувства и любопытство, когда на кону судьба и карьера, отходили на второй план. А дух энтузиазма и авантюризма у профессионалов, атрофируется с годами, заменяясь строгой оценкой своих качеств и прагматизмом. Это понимали все приехавшие на автобусе, и вопросы на эту тему не задавались даже в личных беседах. Оставшиеся в пустыни были в такой же ситуации, но их жизненный опыт говорил им, что они могут его применить в новой сфере. Двое самых молодых, Крысеныш и Светлячок, были так же профессионалами, и принять решение для них было ничуть не легче чем матерым волкам. Но они решили остаться, а значит, сделали свой выбор.
Вдалеке, рассекая тонкой полоской несущих лопастей воздух, разгонялся неуклюжий силуэт вертолета, а перед импровизированным штабом, вокруг площадки выложенной из кирпича шахматным узором, стояли одиннадцать бойцов, решивших идти до конца в этом испытании и готовые ко всему. Вот только эта готовность, почему-то вызывала у Старика, грустную улыбку, а у Маятника, каменное выражение лица с тяжелыми мыслями.
На середину площадки вышел Старик, его плечи выдавали офицера далеко не кабинетных служб. Голос Старика разнесся вокруг, резкими, не терпящими возражений интонациями, как будто приказ на поле боя, четко и безжалостно.
- Вам предстоит стать отрядом, особого назначения. Задачи отряда, будут носить самый сек-ретный характер. Условия их выполнения, будут не только в полной автономности, без под-держки со стороны наших войск, они не знакомы еще не одной армии мира. Нам известно, что все ведущие державы, начали создавать подобные подразделения. Для того чтобы вы, имели шанс на успех, и при этом в кротчайшие сроки прошли необходимую подготовку, командованием было принято решение, привлечь штатского специалиста. Маятник был ото-бран не только мной, его доводы по интересующим нас дисциплинам, оказались более чем весомыми. Поэтому выполняйте все его указания, как старшего по званию.
Вокруг площадки стояла тишина, казалось, бойцы даже не дышали, внимательно впитывая в себя каждое слово. До этого момента все, что происходило в этой пустыне, не имело какой либо логики и значения. А теперь началась служба. И судя по тому, что уже прозвучало, служба будет непростая и опасная.
- Ответы на все вопросы вы получите со временем.
Место Старика занял Маятник. Его розовеющая в лучах солнца рубашка и черные брюки были чистыми и выглаженными, а туфли поблескивали черной кожей. Очки медленно и ак-куратно повисли на нагрудном кармане. Неважно, что он штатский, если он профессионал, его будут внимательно слушать и выполнять команды.
- Моя задача, научить вас владеть холодным оружием. И не просто научить, а добиться от вас результатов, которые позволят вам применить его в бою. Времени у нас очень мало, все-го месяц. Поэтому общей физической подготовкой, заниматься нам некогда, да вы и так в отличной форме. Начнем с основ.
Маятник чуть присел, приняв стойку. Носок правой ноги, смотрел вперед, а левой влево. Руки обвисли по бокам, как не живые, на широко расправленных плечах. Туфли, стояли каждый на своем квадрате ракушечника.
- Займемся мы европейским фехтованием, подходящим для прямых клинков. Квадраты, за-имствованы у итальянской школы фехтования. Все упражнения, выполняются именно по ним. Эти квадраты для вас должны стать единственной вашей почвой под ногами. С самого первого шага, вы должны привыкнуть к тому, что каждый квадрат это ваш шаг.
Маятник сделал быстрый шаг на следующий квадрат, при этом его руки даже не всколыхну-лись, а голова и плечи остались на одной высоте. Движение было настолько легким, что бойцы просто не поняли что произошло.
- Подобное передвижение основа фехтования. Весь сегодняшний день мы будем его осваи-вать. К вечеру я надеюсь, что вы сможете его выполнить.
Дальше, пошли объяснения всех тонкостей стойки. К обеду, когда ее смогли сносно принять все десять учеников, началась целая лекция. Могло показаться, какая тут физическая нагруз-ка? Стой себе в удобной стойке, и не спеша делай шаги. Но после обеда отряд просто валил-ся с ног от усталости, и Маятник не стал продолжать тренировку, обещая, что в дальнейшем, проходить они будут, до самого розового заката.
На следующий день он сдержал слово, загнав до предела весь отряд. Эта тренировка показа-ла, что увеличения темпа и нагрузок, при такой жаре, никто выдержать не в состоянии. По-этому следующее утро, началось с сооружения навеса над всей площадкой. Найти в припасах необходимые тенты и веревки было не сложно. А вот крепить их решили на вкопанных столбах, и процесс поиска и выкапывания, а затем установки, продолжался до самого обеда. Тент сделали съемным по рекомендации Старика, на случай сильного ветра.
После обеда, к шагу, добавились передвижения назад, и повороты. Пока что все упражнения выполнялись на два-три квадрата вперед или назад, влево или вправо. Особых трудностей у отряда с этим не возникало. Батяня, все делал размеренно и осторожно, демонстративно выводя каждое движение. Крысеныш и Светлячок, держались рядом, поправляя друг друга и помогая освоить материал. Так же на пары, разбились и все остальные, выделив Батяню в одиночки, но тот не страдал, став для Маятника демонстратором и помощником.
Кувалда, лишь чуть ниже Батяни, получил прозвище, когда он метровой стальной трубой, разбивал ракушечник на одинаковые кирпичи для тренировочной площадки. С ним стал в пару Бодрый. Тоже крепкого телосложения и почти метр девяносто ростом. Свое прозвище он заработал за самую быструю адаптацию к местному климату и часовому поясу. В сле-дующей паре были Леший и Горец. Горца назвали, за характерные для Кавказского населе-ния акцент и черты лица. Собственно он и был с Кавказа. А вот Леший, удивил всех точно-стью ориентирования. Еще только прибыв, он уже прекрасно знал, где географически нахо-дится лагерь, в каком направлении море и сколько до него десятков километров, где взойдет и сядет солнце. Следующие двое, Удав и Волк. Удав был худощавого телосложения, про-звище он получил за неожиданно крепкую хватку. Тот самый случай, когда внешний вид бывает обманчив. У Волка был тихий и скромный характер, но он обладал хорошей вынос-ливостью и внимательностью, свой позывной он заработал, пробежав после жаркого и труд-ного дня, весь поселок в одну сторону, а затем другую, при этом, не запыхавшись, вот и вспомнилась поговорка, что волка ноги кормят. В последнюю пару входили Профессор и Барыга. Профессор, оказался с высшим гуманитарным образованием и легко цитировал как художественные произведения, так и историческую литературу. А Барыга, умудрялся с лег-костью подсчитать, сколько банок тушенки израсходовано за все время, или сколько ведер воды было принесено на кухню, а сколько в импровизированный умывальник. При этом он обладал мягким характером и легко сошелся с Профессором.
Ужин был уже на закате. Вся группа собралась перед штабом, и не спеша ела кашу приго-товленную Стариком. Печка, сложенная из найденных кирпичей и кусков метала, еще сохраняла угли, на которых сейчас стоял котелок с водой для чая. Шли обыденные беседы с обсуждением тренировок, возможности улучшений условий быта и просто разговоры. Вынеся несколько факелов из штаба, Старик обратил на себя внимание, негромко постучав ложкой по пустому котелку.
- Вы доедайте не спеша. Сегодня, уже несколько дней как вы находитесь без связи с внеш-ним миром. Пора бы отправить весточку домашним. Тут у меня факелы, конверты и все что нужно для написания писем. Обратный адрес на листике с объяснениями, где вы проходите, повышение квалификации, и почему ограничена связь. Письма, я отнесу на вертолет и в течение двух суток, их доставят по любому адресату. Вертолет, будет прилетать каждые три дня.
Настроение заметно поднялось. Спеша закончить с едой, отряд возбужденно обсуждал, что писать в письмах.
- Давайте по порядку. Письмо следуют начать с просто приветствия, без лишних сентимен-тальностей, иначе сложится впечатление, что вас не было год и еще столько же не будет. Далее, у вас есть текст официальной версии, где вы служите и что делаете, тоже без подроб-ностей. Далее быт. Кормят хорошо, насекомых мало. Занимаемся теорией, много свободного времени, это что бы, не беспокоились о вашем здоровье. В конце, можно спросить как у них дела и интересующую вас информацию.
Стоило Старику договорить, как все тут же принялись писать. Несколько минут никто не произносил, ни слова. Первым, от листка бумаги и ручки, оторвался Крысеныш.
- Учения учениями, но как описать где мы? Не стану же я писать, что живем в палатке по-среди пустыни?
Наступила тишина, взгляды медленно поднялись на Старика, но тут, негромким романтиче-ским голосом, заговорил Профессор.
- Вокруг нас розовые барханы, насколько хватает взгляда. Где море мы знаем и до него, можно пройтись пешком. Живем в двух и трех этажных коттеджах. В нашем распоряжении замечательная кухня, с кафе под навесом.
Профессор задумчиво смотрел в небо, на котором уже проявились первые звезды, и продол-жал, неспешно диктовать.
- Есть оборудованный спортивный клуб, с площадками для игр. Нам создали все условия для занятий атлетикой. Почти курорт.
Горец поднял ручку, что бы задать вопрос.
- А можно не атлетикой? Меня на ослике катать будут, если такое прочитают.
- Тогда, борьбой.
Пожал плечами Профессор.
Когда отряд закончил писать, небо было усеяно тысячами розовых искр, словно неизвестные насекомые, несметным роем заполнили небо. Разобрав факела и отдав письма Батяне, бойцы стали расходится по палаткам. Ну а Батяня, спросив разрешения и дождавшись одобритель-ного ответа, зашел в штаб. Старик, сидел на ящиках за импровизированным столом, на кото-ром горела свеча. Напротив, в камуфляже из местных запасов, расположился Маятник. При-чина такого переодевания, висела за спиной Маятника, на скрученных из проволоки плечи-ках. Брюки и рубашка были выстираны и аккуратно расправлены, поскольку без утюга, до-биться от них приемлемого внешнего вида, можно было только так, аккуратной сушкой.
- Вот все письма.
- Да, давай их сюда.
Старик, протянул обе руки и бережно взял пачку конвертов, положив ее на столе. На его лице читалась усталость, и какие-то переживания. Как будто вокруг, кружили невидимые тени, заставляя напрягать его глубокие морщины. Глаза смотрели на письма, не желая подниматься на присутствующих, возможно боясь упустить течение хоровода, этих самых неосязаемых теней из прошлого и настоящего.
- Присядь, разговор есть.
Батяня, не спеша, опустился на ящик возле стола. Перед ним, стала кружка с крепким кофе. Свою кружку, Маятник, отнес к ящикам у стены и присел на один из них. Видно было, что он знает, о чем будет разговор, и свою роль в нем. И сознательно уходил на второй план, пока к нему не обратятся.
Старик заговорил, спокойно и не поднимая взгляда с писем.
- Как думаешь, из отряда задний ход, никто не даст?
- Мы обсуждали это. Все кто остался, на вертушку не собираются. Нам еще неизвестно, за-чем нас собрали, но все с боевым опытом. Так просто не испугать.
Батяня, отвечал старику, чуть отстраненно и без пафоса, или каких либо, утверждающих ноток. Сейчас он говорил от имени всех членов отряда. Есть моменты, когда нужно нести ответственность за тех, кто выбрал тебя старшим, а есть ситуации, когда нужно уметь ответить от имени бойцов, передовая именно их мнения и настроения.
- Пугать, есть чем. Пока что до бойцов, стоит донести, что предстоит разведывательная опе-рация на вражескую территорию. При этом, условия наших полевых испытаний, максималь-но приближенные к обстановке с которой предстоит столкнуться. Где будет проходить опе-рация, сообщат только перед отправкой. Возможность контактировать с вооруженными си-лами, будет полностью отсутствовать. Более того, кроме противника, оккупировавшего оп-ределенные районы, в конкурентах оказываются все действующие спецслужбы нашего Зем-ного шара. Поэтому прежде чем проводить первый инструктаж, нужно узнать мнение отряда. Готовы ли они, участвовать в боевых действиях, без поддержки наших войск?
Батяня отвечал сразу и спокойно, уверенно и коротко.
- Сегодня перед отбоем, могу опросить. Если у кого-то есть сомнения, то он отбудет на сле-дующем вертолете.
- Тогда так и сделаем. Маятник, расскажи то, что тебе разрешено говорить, на инструктаже потом повторишь.
Маятник сидел в тени и по чуть-чуть пил свой кофе, пока к нему не обратились.
- Да конечно. Пока что без подробностей. С места событий у штаба есть фотоматериал. Ви-део, по техническим причинам, добыть не смогли. Меня с ним ознакомили, когда приглаша-ли участвовать. Моя роль, консультант и инструктор по ведению боя холодным оружием. Зачем я им понадобился? Все просто, из того что описали мне, некая территория, не только захвачена какой-то армией вооруженной в стиле позднего средневековья, там еще и не рабо-тает электричество и бесполезны все виды современного топлива. То есть уголь горит, но толку от него намного меньше. Такое впечатление, что там физика сошла с ума. Ну и про-тивники на фото меня поразили, вроде люди, но таких доспехов я не видел, явно технологии не средневековые. Оружие тоже странное, в основном копья и другие древковые. Я таких образцов еще не встречал ни в одном музее. Кто они и что они я не знаю, это не мое дело. От меня требовалось выслушать записи свидетелей и проконсультировать. А затем предложили помочь при организации отряда, способного противостоять им. Чем и занимаюсь.
Старик прервал Маятника, давая понять, что на сегодня выдачи информации хватит.
- Инструктаж в любом случае завтра, после обеда. Можешь идти.
Батяня вышел из штаба и направился к палаткам, где собрались все участники испытаний, уже догадавшиеся, что если Старик задержал старшего, значит, будут новости.
Посвященные.
Утренняя тренировка прошла с новым материалом. Нарисовав на квадратах фехтовальной площадки цифры, Маятник показал последовательность передвижения по ним, со строгим соблюдением нумерации. А затем, когда все смогли выполнить комбинацию без ошибок, продемонстрировал, как она же выполняется синхронно, с ходом секундной стрелки часов. Несколько раз он выполнил все движения, делая шаг в секунду, а затем ускорился, до двух шагов в секунду. Одновременно на площадке, выполнять это задание, могли только четверо, из-за небольших размеров самой площадки. Все по очереди прошли через это, и к обеду два шага в секунду делали легко, слитно с тремя партнерами, начиная комбинацию лицом к лицу и так же заканчивая, выстраиваясь в квадрат на исходных позициях. После обеда, вместо продолжения тренировки, Маятник повел всех в штаб.
У стола сидел Старик и ждал, пока все рассядутся на ящиках, что бы начать инструктаж.
- В лагере, мы более недели. Это крайний срок принятия решения, будете ли вы дальше при-нимать участие, или же пожелаете нас покинуть. Вчера, кое-что вам рассказал Батяня. Это будет военная операция на территории противника. На этом утреннем построении, никто не вышел из строя и сейчас я спрашиваю у всех вас, какое решение вы приняли. Решившие от-казаться, просто покиньте помещение, и до прилета вертушки вы освобождаетесь от всех тренировок.
Старик обвел взглядом неподвижные фигуры, внимательно его слушавшие. Выждав паузу, он продолжил.
- Хорошо. В таком случае, проведем первый инструктаж. Информация, которую я могу вам изложить, не полная, и с этого момента, все присутствующие, автоматически попадают под гриф совершенно секретно. Это всем понятно?
- Так точно!
Тут же отозвались одиннадцать голосов.
- Тогда по порядку. Начало нашего века, ознаменовалось тем, что больше половины мирово-го капитала, оказалось в распоряжении частных лиц. Это не просто магнаты или миллиарде-ры. Многие из них, члены монархических семей или родовых кланов, уже не один век кон-тролирующих человечество. Управляя большей частью добычи нефти и других ресурсов, они предприняли попытку, упразднения государственности и ведение монархических и ре-лигиозных порядков на всей планете. Это вызвало серию государственных переворотов, конфликтов между странами, и поставило НАТО и Россию на грань ядерной войны, спрово-цировав новую гонку вооружений. Остановить данный процесс, смогли, благодаря совмест-ным действиям всего ООН. Прогресс однажды спас человечество. После поражения Герма-нии, а затем и Японии, во Второй Мировой Войне, у ведущих держав появилось атомное оружие, с безусловной монополией на производство и контроль. Это касается вашей новой службы, поскольку прогресс так же может и ра зрушить наш мир. Теперь к тому, что вам предстоит. Всем вам известно, что два месяца назад, наша планета, познакомилась с таким феноменом, как Розовое Небо. Общими усилиями удалось скрыть от общественности его природу. На сегодня, могу сказать лишь, что это внешнее вмешательство в электромагнитное поле земли. Последствия этого феномена, следующие. Некие территории были изолированы неизвестным энергетическим полем. Термин «Купол», условный. Все что оказалось под куполом, подверглось изменению физических свойств. Это означает что, электронные приборы и современные двигатели внутреннего сгорания, там не работают. С большим трудом, удалось провести частичные исследования. Все материалы, которые имеют свойства топлива, теряют там свои характеристики, кроме обычного возгорания. В том числе порох или любая химическая взрывчатка. Средств, противодействия, найдено не было. Как и не смогли точно определить источник этого явления.
Теперь о задачах и противнике. Вам предстоит проникнуть под один из таких Куполов, с целью проведения разведывательной миссии. Будет несколько наших групп с разными зада-чами, возможно, вы сможете с ними координироваться, но рассчитывать придется только на свои силы. Сбор любой информации, как и разведка деятельности противника, которым мо-гут оказаться представители иностранных структур или частных компаний. Главным врагом, у вас будут, оккупировавшие эти территории, неизвестные нам войска. По вооружению и их возможностям, вопросы к Маятнику, он ваш консультант и знает больше меня.
Старик встал с ящика, приглашая Маятника занять его место в центре комнаты. Дальше, настало время вопросов и ответов непосредственно по условиям, в которых предстоит выполнять боевые задачи.
- Давайте по порядку. Я опишу общую картину, ну а вы потом, будете задавать вопросы. Мне дали доступ к некоторой информации, что бы я имел представление к чему вас гото-вить. У противника армия, представляющая неизвестное нам государство. Где оно находится и что собой представляет, я не знаю, доступа к этой информации у меня нет. Их общество, имеет структуру феодального строя. Это, титулованные особы, их слуги, рабы и низшее сословия. Соответствующая структура командования. Вооружение, в стиле позднего средневековья, доспехи самых разных типов, и оружие как древковое, так и клинковое разных форм и назначений. Есть стрелковое. Как луки, так и арбалеты и самострелы. Причем арбалеты многозарядные, стреляющие и дротиками и стальными шарами. Чем выше статус война, тем серьезней у него доспех и оружие. Есть религия и структура похожая на инквизицию, поклоняются предположительно Императору, или кто там у них вместо него.
Маятник замолчал. Вопросы задавать начал Батяня, он ждал этого момента и теперь соби-рался вывалить все, что накопилось.
- Армия и государство, подразумевают стратегию и тактику, что известно о них, и какое отношение к населению на оккупированных территориях?
- Стратегия у них еще не изучена, я ее не знаю. Создан укреп район, созданы коммуникации вокруг него. В пределах визуальной дальности, сигнальные вышки и засады. Регулярные патрули и отдельные мобильные группы. С местным населением, все очень печально. Боль-шую часть уничтожают. Отбирают только работоспособных и сильных для использования как рабов. Больше по этим вопросам, я сказать ничего не могу.
Леший поднял руку желая задать вопрос, и Батяня согласно кивнул.
-Если есть мобильные отряды, значит, есть и средства передвижения, вьючные или механи-ческие?
- Вот этого, я вам сказать не могу по двум причинам. Первая это то, что мне самому ничего не показывали на эту тему. А вторая, что я заметил на случайном фото, мне разглашать за-претили. Могу лишь добавить, что средства есть не механические.
Батяня окинул взглядом всех присутствующих, встретив их молчаливое согласие, он про-должил.
- По экипировке и оружию. Основы основами, но с чем мы туда пойдем? Нам ведь нужно тренироваться?
- Этот вопрос решается, обещали доставить оружие еще пару дней назад, привезут завтра утром. Пришлось многое заново разрабатывать, поэтому и время теряем. Оружия будет.
Следующим, поднял руку Крысеныш.
- Оружие нам привезут, а как насчет экипировки? Когда она, будет? В таких условиях, не пойдем же мы в обычных «камо», или латах из музея?
-Завтра и экипировку привезут, точнее часть ее. Кое-что, будут доделывать уже индивиду-ально, под каждого из вас.
Профессор поднял руку.
- Завтра, мы начнем тренировки с оружием и экипировке? И второй вопрос, каковы наши шансы по твоей оценке, к чему готовится? Может, не ко времени задаю, обучение еще не окончено, но ты видел противника, хотя бы на фото?
- Сложно ответить. В открытом бою, на клинковом оружии против них, будь у нас год на обучение, я бы мог прогнозировать. По фотографиям, противники из позднего средневеко-вья, а по описанию их действий, это современная грамотная армия. Слаженная и особенно жестокая. Так что свою задачу, я вижу как подготовку вас к бою, где вы сможете заранее получить преимущество, как в количестве, так и выбрать более выгодную тактическую по-зицию. Моя задача это фехтование и некоторые специфические навыки, с ним связанные. Я этим занимаюсь, поскольку в современной армии, элементы фехтования, сохранились только в парадном приветствии. Есть в Европе и в России те, кто занимался в качестве хобби этим ремеслом. Создана федерация исторического фехтования. Я, например, собирал журналы и историческую литературу. Все чему я научился, это либо кто то, за последние тридцать лет, нашел в мемуарах и учебниках еще со времен Европейских монархов, либо это тот материал, который я нашел сам, в тех же источниках. А спортивное фехтование, хотя и дает многие ключи, но оно слишком изменено под нужды спорта и не применимо для оружия. Исключение Японская школа фехтования. Ее спортивный вариант, позволяет относительно быстро перейти на клинок. Но я с ней не сильно знаком и у Японского меча есть свои минусы, перед европейской шпагой.
Стоило Маятнику договорить, как от дальней стены раздался голос Старика.
- Парадные выбросы сабель, далеко не все что осталось. Где то тут был мой сверток.
Старик полез в угол комнаты за ящики и вытащил из рюкзака бордовый бархатный сверток, из которого, появилась потемневшая от времени сабля. В падающих из окна солнечных лу-чах, ее лезвие светилось розовым отливом, будто тонкая змейка висела в воздухе, готовая укусить неосторожного хозяина. Он поднял небольшой деревянный ящик и перенес его на середину комнаты. Затем выпрямился, сомкнув пятки, а носки расставив врознь, и резко присев, опустил руку с саблей. Легкий свист пронесся по комнате, обдав всех присутствую-щих потоком теплого воздуха. При этом звук удара по ящику был глухим и без хруста. Сабля просто прошла сквозь ящик, и продолжила движение по окружности, вернувшись в исходную позицию. Старик ударил ботинком ящик, и тот развалился на две части.
- Вот вам тоже урок, учитесь, пока я жив.
- Неплохо, покажите поподробнее сегодня?
В голосе Маятника, прозвучало уважение. Не ожидал он такого сюрприза.
- Покажу, и не только это. Одолжу, у тебя бойцов пару раз, погоняю по барханам, да ратно-му делу поучу.
С улыбкой, ответил Старик.
На этом инструктаж закончился, и группа перешла на тренировочную площадку. Тренировку начал Старик, показывая основы стоек и ударов. Как правильно работать плечом и выводить лезвие на нужную траекторию. Вся группа попробовала нанести простейшие удары, после чего Маятник продемонстрировал, как к сабле применяется уже освоенный материал. Тренировка затянулась до самого заката, и в конце ее Старик, на ближайшем бархане, показал кувырки и резкие уходы в сторону с саблей в руках. В результате ужин был при факелах, с уставшими, но довольными выражениями лиц у всего отряда. Первый раз они держали в руках оружие, с которым придется идти в бой, и теперь, переваривали информацию.
После утреннего построения, все отправились к месту посадки вертолета. Для приземления использовался участок дороги чуть дальше, ржавых после огня, останков Икаруса. Стоило обойти груду металлолома, и весь отряд увидел перед собой, уходящую за горизонт розовую дорогу. Она петляла вдаль, словно река, а над ней медленно приближалась темная точка. Вертолет сел и, не выключая двигателей, открыл грузовые створки. Двое солдат, торопились разгрузить машину, явно не собираясь задерживаться ни на минуту. Ящиков оказалось шесть. К ним в довесок, были четыре армейских рюкзака и две связки шестов длиной по три метра. Быстро разгрузив трюм и только, успев отбежать от тучи песка, поднятой винтом взлетающей машины, бойцы подхватили ящики, по двое на каждый, и отправились в лагерь. Весь груз складывали перед штабом, а после второго захода, забрав все, занялись завтраком.
Тренировка началась, с распаковки и инвентаризации полученного снаряжения. Содержимое каждого ящиков и рюкзаков, разложили на фехтовальной площадке. Старик, закончив сверку груза, построил всех и велел Маятнику начинать выдачу экипировки. Маятник подзывал по очереди и, обходя площадку, собирал комплекты. Один бронежилет с плечами, состоящий из десятисантиметровых пластин легкого сплава, сверху обшитых камуфляжной тканью. Пластины крепились сцепками, которые можно было разобрать. Далее шла пара наручей. Они состояли из одной изогнутой по форме предплечья пластины, и двух пластин огибающих предплечье изнутри. Внешняя пластина была заметно массивнее. Фиксировались на руке наручи, на выбор, либо шнуровкой, либо на ремешки. Набедренники, наколенники и поножи, были настоящим инженерным чудом. Хотя они и шли комплектом, их можно было рассоединить, оставив только необходимое, при этом поножи на голень, имели крепления для ножей, а набедренники крепления и ремешки, для оружия или снаряжения. Все это было идеально подогнано под личные данные бойцов. Завершалось снаряжение, небольшим шлемом, к которому по желанию пристегивалось забрало, а на него крепилась защитная прозрачная пластина вместо очков. К шлему, можно было подвесить бармицу из таких же пластин, как и бронежилет, закрывающую шею до самых плеч. Все элементы доспеха были обтянуты, снимающейся камуфляжной тканью. Закончив с экипировкой, настало время и вооружения. По очереди каждый из бойцов, получил в руки мечи и кинжалы. Сложив в стороне оружие, до самого обеда занимались именно экипировкой, разбором всех застежек и складок, дополнительными функциями и особенностями ношения. Полный комплект весил до восьми килограмм, что было не много на самом деле для такой защиты, а благодаря продуманной конструкции, движения не стеснялись, а вес распределялся по телу и почти не чувствовался. На обед, доспехи пришлось снять, и прием пищи сопровождался большим количеством разговоров. А после обеда, построившись на тренировочной площадке, Маятник начал лекцию о холодном оружии.
- Начнем с каменного века. Первобытный человек, начал использовать орудия труда и ору-жие, одновременно. Большой вопрос, что раньше появилось, копье для охоты, или топор для рубки и разделывания шкур. Именно благодаря примитивности, технологий и материалов, оружие и орудия труда, могли сочетаться в одном предмете. Копье, к примеру, было и посо-хом и использовалось при переноске грузов. В средних веках, коса, насаженная на древко, становилась оружием, молоту или топору удлиняли рукоять. С развитием технологий, и во-инского искусства, появлялись виды оружия, которые могли применяться только для войны. К примеру, меч. Далее, мы имеем управляемую авиабомбу, которую иначе как по назначе-нию, не применить. Но есть и исключения. Например, беспилотные машины. Они могут использоваться и как разведчики и как поисковики в гражданских целях.
Мы с вами осваиваем шпагу. Появилась она благодаря огнестрельному оружию, сведшему на нет преимущество доспехов, а значит, клинки стали легче и более сбалансированные, для более маневренного боя, против незащищенного противника. Против шпаги, тоже нашелся аргумент и это сабля. Благодаря изгибу, сабля имеет преимущество в фехтовании, перед прямыми клинками. Ваш противник будет обладать доспехами, а значит, классическая шпага нам не подходит. Поэтому мой выбор для вас, был сделан в пользу прямого клинка, с фехтовальной центровкой массы. Он массивнее шпаги, но при этом обладает фехтовальными характеристиками шпаг, а за счет прочности, им можно работать на излом, против сабли, или другого оружия. Какой материал использовался, я не знаю. Уверен, что хороший. Ножны обещали другие, прочные и легкие. У каждого из вас, в комплекте есть такой клинок и его затупленная копия, и именно ею, мы в дальнейшем будем тренироваться. Кроме основного клинка, у вас два кинжала разной длины, наконечник для копья. На сегодня, это ваш арсенал. Ну а сейчас, возьмите в руки тренировочный клинок. Его ножны, с белой лентой. Обнажите его.
Двенадцать клинков, сверкая розовыми молниями, залили блеском площадку. Маятник, дер-жал свой меч, кончиком лезвия над носком правого туфля. Его взгляд, был прикован к нему, чем-то первобытным и древним. Не отрывая взгляда, он продолжил говорить, но теперь его голос стал тверже, как будто говорил не он, а оружие в его руке.
- Сегодня мы начнем осваивать эти клинки, и я сделаю все, что бы вы смогли в полной мере, использовать их по назначению.
До самого вечера, бойцы повторяли уже заученные движения и комбинации, но теперь с оружием в руках. Ближе к концу тренировки, стали в пары и начали повторную отработку всего материала в контакте. Ужинали, при факелах и без разговоров. На обсуждение обновки у бойцов не оставалось сил.
Следующая неделя, пролетела быстро. Войдя в режим тренировок, бойцы не замечали тече-ния времени, поглощенные фехтованием и новыми приемами. К концу недели Старик вынес конверты для писем, и весь отряд дружно сочинял свой отдых на отдаленном курорте, «где проходили повышение квалификации». Ответы на предыдущие письма, всем раздавались на утреннем построении, во время завтрака их читали, не обсуждая с товарищами, помня, что разглашение личной информации пока что не приветствуется.
К концу уже этой недели, на клинках, появились, мелкие зазубрены, а доспехи покрылись рваными лоскутами. Иголка и нитки в руках отряда, кое-как латали камуфляж на доспехах, но с каждым днем он становился все изношенней. На заплатки пустили запасную форму, оставленную вместе с припасами бойцам. А вот с клинками, пришлось туго. Их пытались ровнять лезвием другого клинка, стачивая сколы. Ситуацию спас Старик. Он нашел диск от колеса, с какого-то старого грузовика, насадил его на жердь, получилось вроде точильного станка, а вращала его приделанная ручка. Это было и быстрее и удобней чем стачивать ско-лы о другие клинки. В результате, от бывшего блеска и сверкания мечей, не осталось и следа. Клинки потускнели, покрылись множественными царапинами и полированными сколами.
Следующая неделя, была наполнена усердными тренировками. Времени было слишком ма-ло, чтобы тратить его впустую. Жара, больше тридцати градусов в тени, песок и пыль, запах горелой стали, рожденный в искрах, высеченных клинками. На площадке, шел очередной поединок. Крысеныш, резкий и любящий обманные финты, стоял против Кувалды. Кувалда, успешно использовал преимущество в росте и массе, давил Крысеныша к стенке развалин. Отступая назад и с каждым шагом принимая все новые и новые удары, Крысеныш искал ла-зейку в обороне своего противника. Клинок Кувалды уже опускался на открывшееся плечо, когда Крысеныш сделал маленький шаг вперед, вскинув наруч левой руки, навстречу па-дающему лезвию, и приняв его вскользь, вонзил свой меч в грудь Кувалде. Кувалда остано-вился. Отшагнув назад, он спросил.
- Это что было?
- Инстинктивно вышло.
Оправдывался Крысеныш.
Между ними стал Маятник.
- Крысеныш, отдохни пока. А все слушайте. Крысеныш легче по весу, а по заданию, нужно было ставить верхние защиты, нанося контратаки так же, в верхний уровень противника. Не имея преимущества в массе, он проиграл в выносливости. Кувалда, нанеси мне шесть ударов в верхние уровни.
Кувалда, стал в стойку и начал упражнение, первый же был отбит на середине траектории, точнее просто сбит с траектории, вовремя выставленной защитой, второй так же, после третьего удара, защита опередила атаку настолько, что Маятник легким и демонстративным движением, опустил клинок на шлем Кувалде.
- Вот вам пример, как небольшое преимущество в скорости, с каждым ударом, дает мне вы-игрыш. Так же как в бою, Крысеныша и Кувалды, с каждым следующим ударом побеждала масса. Ваша задача, не просто изучить и отработать приемы, а разработать свою тактику, подходящую для вас индивидуально, и дающую вам преимущество перед любым противни-ком.
Тренировка продолжилась. Задания сменялись, одни пары выходили на площадку и вели бой, а другие отходили в тень на отдых, заодно привести снаряжение в порядок, если ему требовался ремонт. Светлячок, как раз зашивал плечо своего доспеха, когда к нему подсел Профессор и попросил вставить в иголку нитку. Руки у профессора слегка подрагивали, а глаза были залиты потом, поэтому он не хотел тратить время, на не простую для него задачу. Рядом с Профессором присел Горец. Эта пара, только что, выложилась на полную катушку, а заодно изрядно потрепали друг другу доспехи. Вид у Горца был чуть лучше. И у него была такая же просьба к Светлячку, который с пониманием и без лишних шуток, на нее отозвался. Но перевести дух, бойцам было не суждено. Маятник демонстративно вышел на середину площадки, остановив все поединки и дав команду построения. Вид у Маятника был довольный, а улыбка на лице, обещала что-то новенькое, что явно его веселило. Строй стоял ровно и был готов ко всему, начиная от новых комбинаций из десятка шагов и движений, заканчивая боем против нескольких противников. Но то, что они услышали, заставило их обреченно опустить плечи. Слова Маятника, прозвучали как сарказм в неподходящий момент, или неудачная шутка.
- Постройтесь в шахматном порядке на площадке. Я буду ведущим, а вы повторяйте за мной. Представите, что мы танцуем. Я задаю ритм и движение, а вы составите мне пару. Только учтите, что отстающие или сбившиеся, будут наступать на ногу соседу. А значит, будет по-вод для дуэли. Начну я с простого, мне нужна ваша синхронность, и ваше понимание того, что я делаю и как я это делаю.
Маятник сделал первый шаг, за которым последовал удар клинка, а все одиннадцать повто-рили за ним. Он поднял руку, в сигнале стоп.
- Так нечего не получится. Вы пытаетесь за мной угнаться, а должны меня слушаться, как будто я с вами в паре танцую. Положите левую руку, на плечо товарища слева. Я буду зада-вать танец, темп будет один шаг на три секунды.
Теперь, танец пошел без задержек. Шаг за шагом, движение за движением. Партнер, ведет одиннадцать партнеров. Смысла всего этого, бойцы не понимали, но выполняли задание. Весь материал повторяли уже в третий раз, но по-новому. Каждый шаг, каждое движение мечем, разворот на каблуке, толчок с носка, тройной шаг и так далее. К концу дня, Маятник вызвал Батяню на середину площадки, поставив всех зрителями. Они стали в паре, готовые к поединку, но вместо привычного боя, после разъяснений, Маятник задавал движение, а Ба-тяня отвечал на них выученными комбинациями. Следом к Батяне, Маятник подозвал Про-фессора, и уже двое отвечали на действия Маятника. Затем, на площадку вышел Горец и стал на сторону Маятника. Так постепенно поделились на две команды, и вели размеренный бой, полностью подконтрольный одному человеку. Уже почти на закате, Маятник вывел на площадку пару Профессора и Горца, а сам стал против них.
- Нападайте на меня, вдвоем.
Горец, начал энергичную атаку, а Профессор, держа дистанцию, искал слабые места в защи-те Маятника. Бой продолжался пару минут, без какого либо результата, пока не был остановлен.
- Ну а теперь, Горец, как более активный, будет ведущим, а Профессор, ведомым. Попробуй-те меня атаковать так.
Слова Маятника, вызвали секундное замешательство у пары. Профессор пожал плечами и кивнул Горцу, начинать бой. Горец принял стойку, и не спеша, давая сориентироваться на-парнику, начал атаку. Действия пары, были чуть медлительнее, но после нескольких выпадов Горца, Профессор смог выбрать момент и нанести удар, который хоть и был отбит Маятником, тем не менее, являлся откровенным успехом. Горец, еще более снизил темп боя, давая Профессору чаще принимать активное участие и в результате, два клинка уже постоянно атаковали Маятника, не давая ему переходить в контратаки, открывая его и заставляя защищаться маневром. Это была командная работа, и она приносила свои плоды, позволяя противостоять более опытному противнику, оказавшемуся в меньшинстве.
- На сегодня хватит. Завтра, продолжим командный бой. Я вами доволен. Идемте, посмот-рим, что там Старик сегодня на ужин приготовил.
Маятник, широко и удовлетворенно улыбался. Его наука, была усвоена бойцами в той мере, на которую он рассчитывал. Это был его личный успех, наравне с успехами, всех одиннадцати человек.
Все сроки, отведенные на испытание, подходили к концу. Уже завтра, военный грузовой вертолет, должен будет забрать всю группу. По этой причине, все сегодняшнее утро, было потрачено на групповой бой и поединки с Маятником, который не жалел в этой карусели никого и ничего. Сильные и быстрые удары его клинка, с легкостью, выбивали оружие из рук, рвали доспехи до состояния, когда пластины просто отлетали от нагрудной брони, а сами бойцы, то и дело оказывали на земле, с подбитым коленом, вывихнутой рукой, или вмятиной в шлеме. Под конец, Маятник окончательно перестал себя сдерживать, и сломал первый клинок. Тяжело дыша, и смотря на обломок в руке Кувалды, он не мог успокоиться, полностью поглощенный азартом боя.
- Значит так, сегодня у нас последняя тренировка. Победить вы меня, в поединках, не може-те. Но я даю вам шанс измотать меня. Пока я стою на ногах, тренировка будет продолжаться. Либо я окажусь на земле, пусть даже от усталости, либо обед вы сегодня пропустите. Пощады не ждите!
Такой подход к делу, поднял настроение у отряда. В конце концов, последний бой, и всем очень хотелось узнать, на что они способны и что может Маятник. На площадку, вежливо отодвинув Кувалду, вышел Бодрый. Месть за напарника, обещала быть жестокой. Бой начал-ся внезапно, первым атаковал Маятник. Его длинный выпад в колющем ударе, закончился клинчем, с клинком противника. После чего, Маятник, сделал короткий шаг назад, завершив его, резким разворотом на каблуке, и нанес безумно быстрый удар сверху, сломав еще один тренировочный меч.
- Следующий.
Вытирая пот и поправляя доспехи, спокойно позвал Маятник. Следующим был Удав. Этот бой, длился целых десять минут. Настоящая вонь, горелой сталью, от высекающих искры мечей, заполнила всю площадку. Звук от ударов, оглушал всех присутствующих. Звон еще долго стоял в ушах, после того как клинок, опустился на плечо Удаву, разворачивая его на девяносто градусов, а затем короткий укол в шлем, повалил его на землю. Маятник вытер пот с грязью заливающие глаза и пригласил следующего. Вперед вышел Батяня. Будучи на-много выше и крепче физически, он собирался закончить эту тренировку. Маятник чуть присел, удлиняя стойку. Батяня, удерживая максимальную дистанцию, ударил в шлем. То, что последовало за этим, заставило всех зрителей, замереть. Маятник, сохраняя низкую стойку, сделал сразу четыре, очень коротких, но быстрых шага, нанеся при этом, четыре удара клинком, каждым последующим, все больше подбивая меч Батяни вверх. Закончилась эта комбинация, режущим ударом снизу, прошедшим по груди Батяни, а кончик клинка Маятника на возвратном движении, нанес сокрушительный удар в висок шлема, опрокинув гиганта Батяню на землю. После такого зрелища, присутствующие сделали невольный шаг назад. Казалось, у Маятника сорвало крышу, и либо он, упадет сам, от обезвоживания, либо переломает все снаряжение и оружие, а заодно перекалечит весь отряд. Вперед, быстрым и уверенным шагом, вышел Крысеныш. Став в стойку, с бесстрастным выражением лица, он ждал знака от Маятника о начале поединка. Маятник улыбнулся и, не тратя время на отдых, принял стойку, начиная бой. Крысеныш держал дистанцию, аккуратно атакуя и резко разрывая дистанцию. Казалось, он решил взять на измор, уже изрядно потрепанного Маятника. Но это была обманка. Выбрав момент, когда Маятник сделает длинный выпад, с сильным, рубящим ударом сверху, Крысеныш, вместо отхода назад, схватился второй рукой за середину своего клинка, и ударил участком лезвия, на ладонь от гарды, в то же самое место, летящему на него клинку противника. Раздался звон и два лезвия, двумя розовыми молниями, упали на один квадрат мозаики, подняв тучку пыли и осколков песчаника, закончив этот поединок. Крысеныш, упал на спину, раскинул руки, на его лице играла довольная улыбка. Его задумка удалась в полной мере. Маятник, снял шлем, а затем, поднес остатки раскаленного от рубки меча, к потрескавшимся на солнце губам и обжигаясь, поцеловал его, после чего, вскинул вверх руку, в приветственном параде. Последняя тренировка, была завершена.
Боевые задачи.
Последнее утреннее построение, началось с переклички, после чего, всем была дана команда вольно. На лице Старика, читались множественные заботы, он все время, ходил вокруг упакованных остатков припасов и снаряжения, проверяя по которому уже разу, не забыто ли что-нибудь. Маятник, сидел спиной к остаткам автобуса, на своем кейсе. Периодически, он отвечал на вопросы Старика, по поводу собранных вещей, но Барыга вызвавшийся помогать со сборами, каждый раз встревал, в подробностях расписывая Старику, все, что его интересовало.
- Летят.
Профессор был первым, кто заметил две темные точки над барханами. Тут же, была отдана команда готовности. Разбившись на пары, отряд стал возле вещмешков и ящиков, готовый в быстром темпе загрузить машины. Приземлились вертолеты, одновременно. К ближайшей машине, тут же побежала первая пара с вещмешками. Затем вторая и третья. Так, было за-гружено все снаряжение лагеря. После чего, держа на руках личные вещи, отряд погрузился во вторую машину. Отрыв от земли, набор высоты и скорости, и внизу начали уменьшаться десяток полу развалившихся строений, с площадкой, выложенной в шахматном порядке кирпичом из песчаника, и ржавым почтовым ящиком, который навсегда лишили времени.
После нескольких часов полета, обе машины, зависли над вертолетной площадкой, среди лесного массива. Военную базу, с неба, выдавали только несколько антенн и военные грузо-вики, стоящие в ряд, под кронами деревьев. Шасси, коснулись земли и тут же, открылись грузовые створки. Два десятка солдат, начали перегружать весь груз, на грузовики. Отряд, покинув вертолет, был направлен к «Тайфуну». Загрузка прошла в быстром темпе и колона из трех грузовых и двух десантных броневиков «Тайфун», направилась к выезду с базы. До-рога заняла не более часа, после чего, десантная дверь открылась, и отряд оказался посреди пансионата, состоящего из пятиэтажных зданий и обильной парковой зоны. Их провели по вымощенным лужайкам, среди кипарисов и цветов, к одному из корпусов. Пройдя через зад-ний вход и минуя светлый, красиво отделанный коридор, отряд оказался в зале для конфе-ренций, с большим экраном на всю стену. Всех рассадили, по четыре человека, за круглые столики и принесли обед. Бойцам дали полчаса, на прием пищи и отдых, после чего в зал, зашла делегация из пяти человек в штатском. Все они были одеты, в обычные летние шорты и футболки, ничем не отличаясь от любых отдыхающих, в любом пансионате или курортном отеле. Старик скомандовал «встать», отдавая честь прибывшим.
- Здравия желаю! Можете присесть.
Отдав команду, глава делегации, прошел к столику в конце зала, под самым экраном и при-сел на стул. Сопровождающие, расселись по бокам от него. Будучи либо ровесником, а воз-можно и старше Старика, он вел себя очень уверенно и непринужденно. В нем чувствовалась властность и легкое пренебрежение к его роли.
- Добро пожаловать, в пансионат, «Горные Тропы». С сегодняшнего дня для вас, я выполняю обязанности старшего по звания, обращаться ко мне, можете, полковник Сиракуз Виктор Сергеевич. Дальнейшую подготовку, вы будете проходить у нас. Полный инструктаж, по поведению в зоне отдыха, на территории пансионата, вы пройдете сегодня, после ужина, в девятнадцать часов в этом зале. До этого времени, вас проводят в ваши номера. Вы получите одежду отдыхающих и сдадите вашу форму, как и все личные вещи на хранение. По этому вопросу, обратитесь к вахтеру, его кабинет, возле парадного входа. Из здания не выходить, связь с внешним миром не использовать. Пока что все свободны, можете отдыхать.
Полковник не торопясь прошел к дверям, и покинул зал, не обронив больше не слова. Один из сопровождающих, остановился в коридоре. В руках, он держал гибкий планшет, и что-то в нем пролистывал.
- Подходите по одному, я выдам вам браслеты отдыхающих, они же цифровые ключи от комнат.
На груди у него была карточка, вахтер Сергей Петрович Киров. Первым к вахтеру направил-ся Старик. Получив, тонкий резиновый браслет, он прочел на нем номер комнаты и вопросительно посмотрел на вахтера.
- Третий этаж. Всю группу, решили разместить там, номера все рядом.
С улыбкой, ответил он Старику.
Получая браслеты, отряд поднимался по лестнице безлюдного здания, и занимал свои номе-ра. У каждого бойца была отдельная комната со всеми удобствами. На кроватях, лежали шорты и футболки, а в шкафчике, было достаточно разнообразной одежды. Переодевшись, по очереди, бойцы несли форму и личные вещи на первый этаж. То же самое, сделал и Кры-сеныш. Сдав вещи, он поднялся по лестнице и направился в свой номер. Но одной из первых по коридору, была комната Батяни и у нее были отрыты двери. Остановившись возле них, Крысеныш, заглянул в комнату и увидел раскинувшихся перед экраном телевизора Батяню, Старика, Маятника и Профессора. Они смотрели, какие-то новости, периодически проматывая то назад, то вперед репортаж, коротко комментируя его и споря.
- К вам можно присоединиться?
- Крысеныш? Конечно, заходи.
Старик, махнул рукой, приглашая войти. Крысеныш устроился на диване и стал вникать, о чем спор.
- Климат меняется нам на пользу. После глобального потепления, уровень воды поднялся, вспомни серию извержений вулканов по всему миру и землетрясений. Если шарик остынет чуть, то плохо от этого не будет.
На слова Батяни, Старик даже не обернулся. Продолжая листать новости, стараясь выбрать из них, касающиеся стихийных бедствий и метеорологических изменений.
- А я и не говорю, что это плохо или хорошо. Вот смотри, в Австралии, крупная авария на предприятии по производству удобрений и химикатов. Причем нет ни одного видео с места событий. Такая же картина на одном из островов Индонезии. То же самое в районе Мадага-скара. В Сенегале вообще, все объяснили авиакатастрофой с небезопасным грузом. И так же эвакуация населения, граница с оцеплением контролируемая армией дронов ООН. Причем все происшествия, имеют не большой разброс по дате. Вот ищу, что еще нового появилось.
- А толку искать? Нам какая от этого разница?
Крысеныш задал вопрос, не рассчитывая на ответ, но если Старик что-то знает, то было бы, не плохо его расспросить.
- А вот как раз нам, она большая. Маятник завтра улетает. В обед его проводим. А вы, скорее всего, отправитесь через пару недель, в одну из таких зон. Я как минимум, хочу знать размах этой аномалии и официальные меры.
Маятник, сидевший традиционно у стены, закинул руки за голову и не громким тоном про-изнес.
- Никуда, я не улетаю. Мои документы были приняты в вооруженные силы еще задолго до лагеря. А теперь, мне засчитали месяц лагеря как курс молодого бойца, и я могу претендо-вать, на звание рядового.
В комнате, наступила тишина. Все присутствующие внимательно рассматривали Маятника, как будто перед ними, был абсолютно незнакомый человек. Старик выключил телевизор и присел на тумбу, положив руки на колени. Его взгляд, вцепился в лицо Маятника, и казалось, сейчас будет допрос с пристрастием.
- И что, дальше? Зачем тебе служба? И как ты это сделал?
- Все просто. Когда я подписывал контракт, как консультант, одновременно отправил запрос на поступление на службу в национальную гвардию, по месту жительства. Там, разумеется, отказали. Сославшись, на весенний и осенний наборы. Мне оставалось всего лишь написать письмо с просьбой, перенаправить меня на прохождение службы, по месту моей работы по контракту. Штаб принял его на рассмотрение и после возвращения из лагеря, меня зачислили в отряд, вместе со всеми.
- Балаган какой-то. Я еще разберусь с этим. Учти Маятник, это военная операция и я, буду против твоей кандидатуры в отряде.
- Я знаю. Более того, почти все, с кем я сталкивался, были против и любой в отряде, тоже будет против меня. Но я принял решение, и собираюсь его осуществить.
- Ну почему же против?
Говоря, Профессор смотрел на Старика, вопросительно подняв подбородок.
Батяня встал, пресекая дальнейшие рассуждения на эту тему.
- У нас есть штаб и командование. Они принимают решения и демократия нам не нужна. Если Маятника добавят в отряд, я и слова не скажу против него.
Старик поднял руку давая понять Батяне, что дальше продолжать не нужно.
- Будем ждать решение штаба. Я не стану откровенно препятствовать. Через неделю, будет ясно, с вами он или нет. А на сейчас, все обсуждения прекратить.
Батяня уселся обратно в кресло. К нему, подсел Барыга и поделился холодной баночкой на-питка. Батяня сделал глоток и осмотрелся, в комнате оказались все члены отряда. Пока Батя-ня не заговорил, кто-то, еще оставался в коридоре, но после первых его слов, они незаметно зашли вовнутрь. Кондиционер начинал не справляться с духотой заполнившей номер. Ста-рик встал и начал продвигаться к дверям.
- У вас выходной сегодня, до девятнадцати ноль-ноль. Предлагаю посетить сауну на первом этаже, там и бассейн есть.
- Так точно! Сауну с бассейном!
Демонстративно отрапортовал Светлячок, и отряд покинул комнату.
После сауны, отряд разошелся по номерам, чтобы поспать несколько часов. После отдыха, собрались вновь в столовой на первом этаже, где выпили по чашечке кофе. В назначенное время, они заняли свои места за столиками в конференц-зале. Кроме отряда, присутствовал полковник и еще восемь человек. Когда все расселись, полковник начал речь.
- Поздравляю всех присутствующих, с созданием группы специального назначения, «ГСНИ-КА». «Группа Специального Назначения Изучения Климатических Аномалий». В составе группы, на сегодня, двенадцать человек разведчиков и восемь технических специалистов. Обязанности командования в группе, выполняю я. Создание ГСНИКА, связано с новыми вызовами человечеству, со стороны, как природных явлений, так и вследствие физических воздействий. Нам поставлена задача, по проведению разведывательной операции, на терри-ториях подверженных аномальным воздействиям. Это была официальная часть. Теперь пе-рейдем к делу. У отряда трое суток на освоение новой амуниции и изучения материала по заданию. Секретность теперь, не касается ваших личностей, хотя остается ограничение на контакт с внешним миром. Начиная с завтрашнего утра, получите расписание, где будут проводиться все мероприятия, включая инструктаж. Покидать здание запрещено. Если есть вопросы, задавайте сейчас.
Вопрос тут же задал Старик.
- В отряде состоит, частное лицо, Игорь Козырев. Его включили в оперативную группу?
- Да, хотя я и был против его кандидатуры. Так что, Виктор Петрович, придется нам с вами это учесть, при дальнейшем планировании операции.
Батяня поднял руку, желая задать вопрос.
- На сегодня, у нас есть расписание? Группа после месячного лагеря, хотелось бы отдохнуть.
- На сегодня, у всей группы посещение нашего медика. Валерий Валериевич всех примет, даже если придется работать допоздна.
Врач оказался почти пенсионного возраста. Невысокого роста, в очках, он кивнул всем при-сутствующим, когда его представляли. Бойцы нервно закрутились на стульях. Месяц в тяже-лых условиях, не прошел бесследно. Полковник, объявил конец сбора и покинул залу. Вслед за ним, вышли все остальные. В коридоре, Валерий Валериевич Стеркин, предложил отряду, направится в его кабинет и они последовали за ним. В кабинет, заходили по очереди. На полный медосмотр, благодаря передовому оборудованию, уходило до десяти минут. Выхо-дили члены отряда, весьма озадаченные, с пакетом медикаментов и листочками предписа-ний. Последним был Старик. Его, врач продержал, больше часа. Батяня, ждал все это время в коридоре, не только из-за беспокойства за Старика. Узнать о физическом состоянии всего отряда, было для него важно, как для командира отряда. Результат, был не утешительным. Все прошедшие лагерь, имели гематомы, ушибы, воспаленные ссадины. Две трещины в кос-тях, у четверых, растертые мозоли и воспаления на коже. Почти у всех, грибок на ногах, и самое не хорошее, всем членам отряда, требовалась профилактика глаз, пострадавших от пыли, пота и жары. Врач, не гарантировал, удовлетворительного состояния членов отряда, через трое суток. Более того, рекомендовал отложить задание, или отстранить от него четверых бойцов. Для Батяни, это было невозможным. Он обещал врачу выполнение всех указаний, которые потребует доктор, только бы тот, не препятствовал. Разумеется, что следом весь отряд, был собран в номере Старика, где был предупрежден о проблеме. Было не до шуток или пререканий. Мрачный Старик, каждого допросил о диагнозах и обещал лично контролировать процесс лечения. Спать все отправились, только после совместного закапывания глаз лекарством. Тем более что эта процедура, с помощником, проделывается намного легче.
Утро началось, с посещения тира. Помещение под него, было расположено в подвале зда-ния, на минус первом этаже. Перед отрядом разложили три варианта стрелкового оружия. Три разных арбалета. Первый, под болты пятнадцати сантиметров длиной, с рычагом для заряжания в прикладе и довольно массивный. Каждое ручное заряжание, обеспечивало три выстрела, вмещая шесть болтов в обойме. Второй, самым легкий, под стальные шарики ка-либром восемь миллиметров, с раскладным воротом в прикладе и десятью зарядами, мог выстрелять всю обойму. Последний, имел средние габариты и массу, рычаг под цевьем для заряжания и десять игл в обойме, но каждая перезарядка, обеспечивала только пять выстрелов. Инструктаж, проводил Андрей Степанович Хмурый. Он следил за тиром, обучал бойцов владению оружием и уходом за ним. Бойцам выдали новые доспехи, новое оружие и амуницию. Как и обещалось, все было подогнано под бойцов, и отряд чувствовал себя готовым выступать, даже не зная того, что может их встретить в будущем. Второй день частично посвятили тренировкам, частично отдыху, а на третий, с утра, полковник собрал отряд в зале для конференций, готовясь провести инструктаж, но все пошло не по плану.
- У меня для отряда есть две новости, плохая и плохая. Первая плохая новость, касается со-става отряда. Все вы имеете недочеты в личных делах, не рекомендующие выдвигать вас на это задание, но я уповал на вашу выслугу и профессиональный уровень, заслуживающий уважения. Что касается нашего консультанта, я могу предположить только одну причину, по которой его допустили в отряд, это факт что на задание вы никогда не смогли бы выдвинуть-ся. И вторая новость касается приказа о начале операции «взломщик». После месяца прове-денного в пустыни, вы физически не готовы, а климатические условия у вас будут другие. Складывается впечатление, что весь этот эксперимент не более чем фарс. Я докладывал об этом вышестоящему начальству, но ввиду нехватки времени и важности операции, решено было провести ее даже при таких просчетах. У меня на столе два приказа, и оба подписаны, но без точного указания времени выдачи. В первом вы завтра утром загружаетесь в вертоле-ты и начинаете выполнять боевую задачу. Второй приказ отменяет операцию, ввиду недоче-тов при подготовке и фактах несоответствия в личном составе отряде, как по физическому состоянию, так и по характеристике. Выбор я оставляю вам, либо подписываете документ об отправке, либо отправляетесь на места прежнего прохождения службы.
Старик попытался встать и что-то сказать, но его остановила поднятая рука полковника.
- Нет, Виктор Петрович, ваших речей не будет, у членов отряда есть выбор, они могут его сделать. Моя бы воля, и я отменил бы задание, но еще не известна цена промедления, кото-рую мы заплатим, если будем бездействовать.
Полковник положил на столе две бумаги, дав понять бойцам, они могут подписать одну из них, или просто остаться на своем месте, решив, что провал может стоить им жизни. Первым встал, и подошел к столу Батяня, он несколько секунд смотрел в глаза полковнику, после чего молча, подписал документ. Следом, печально улыбнувшись, к столу подошел Маятник. У него тряслись руки, когда он брал в руки ручку, но подписал он резким уверенным движением, и чуть шатаясь, вернулся за столик. Далее к столу без задержки, по очереди, прошли все члены отряда, поставив свою подпись и дав свое согласие на участие в операции «взломщик».
Полковник аккуратно взял бумагу в руки. Он положил ее в папку с государственным гербом России и передал секретарю. Официально, заданию было положено начало. Далее свет в зале погас, и на экране появилось изображение острова с километровой разметкой и координатами. В длину двести семьдесят километров и восемьдесят в ширину, курортный рай посреди океана. Далее последовали фотографии со спутника и материалы, добытые диверсионными группами посетившими его. Разрушенные и сожженные бунгало, и отели расположенные на пляжах, сожженные поселки и множество убитых жителей острова. Неизвестный противник был жесток. На отдельных кадрах численность чужаков превышала три сотни человек. Это были люди, среднего роста и телосложения с зеленоватым оттенком кожи. В качестве вьючных животных и ездовых они использовали гигантских насекомых, похожих на тараканов, обычных земных тараканов, только размеры у них были до пяти метров в длину. Офицеры описывали противника и давали разъяснения фотоматериалам, но сведений было крайне мало. Отряд направлялся для прояснения ситуации и главной его задачей, было обнаружение прибора создающего купол и по возможности отключение его. Уже к концу инструктажа были показаны четыре фотографии сооружения, служащего крепостью противнику. Возвели его из местного строительного материала, разобранных зданий, леса и даже бордюров и столбов. Предположительно именно там охранялось то самое устройство, поскольку крепость была расположена как раз посредине купола, имеющего радиус двести километров и отключающего любые источники энергии. Кроме неизвестных, были еще проблемы и их озвучили в конце. Остров принадлежал одной из стран НАТО, следовательно, вся операция становилась незаконной. Кроме отряда на острове работали спецподразделения альянса, и встреча с ними была нежелательна.
После инструктажа, отряд отправился на отдых, но перед сном все собрались у Старика в номере.
- Виктор Петрович, в последний момент я заколебался, стоит ли мне принимать участие в этом задании. Я все еще остаюсь гражданским лицом, без боевого опыта как такового. Но я хочу в нем участвовать!
- Маятник, Игорь. Командование приняло решение тебя привлечь, а значит, ты можешь идти с отрядом. Но помни главное, в пустыне ты был инструктором, а там ты будешь только кон-сультантом. Твоя задача не стать обузой отряду и не лезть в драку с противником. Одно дело уметь фехтовать или стрелять, другое уметь воевать и убивать противника. Я уверен в Батя-не, в Антоне. Он офицер разведки и задание на территории противника ему не вновь.
- Да Виктор Петрович, мне не вновь, и с ополчением я работал, и сражались мы бок обок. Поэтому против Маятника не высказывался. Я остаюсь командиром отряда и смогу органи-зовать ему прикрытие так, что бы Игорь, не задерживал группу.
Спасибо Антон,- Маятник крепко пожал руку Батяне.
- Хорошо, что с этим разобрались, но есть еще один важный вопрос,- Крысеныш сидел возле окна и говорил, всматриваясь в ночью мглу, выражения его глаз не было видно, а тон был спокойным и негромким. - Служебное несоответствие у нас у всех в отряде? Будут ли у нас проблемы с этим?
- Александр Гайтский, - Старик проговорил имя Крысеныша, намеренно его растянув. – Почти бунтаря на судне береговой охраны. Во время разбирательства, действия Крысеныша были названы самовольными, но не повлекшими тяжелых последствий. В одиночку, исполь-зуя акваланг, захватил контрабандное судно, взяв в заложники, капитана. Так вот, есть слу-чаи, когда именно такая самоволка спасает жизни всему отряду, и будьте готовы, что меда-лей за это не будет, как и нет медали у Крысеныша.
- Да какая там самоволка, катер береговой охраны дергануло, и я с экипировкой выпал за борт. Оплыл я лодку нарушителя и аккуратно залез. Тут моя халатность и я ее признаю, тем более что вину капитана доказать не удалась, хотя пассажиры были вооружены, а будь все иначе в суде капитан предстал бы как организатор попытки пересечения территориальных вод РФ с контрабандным грузом.
- Интересно за что сюда Батяня загудел? – Попивая сок, спросил профессор. Взгляды всех присутствующих перевелись сначала на Старика, потом на Батяню.
- Антон Иванович Середняков,- начал Старик, но его перебил Батяня, подняв вверх руку.
- Это не приятная история. Если коротко, не подписал наградной лист. Точнее применил рукоприкладство к старшему по званию, во время вручения извещения о наличии моего имени в списках награждаемых. Потом уже я остыл, на гауптвахте, и очень хорошо, что не остыл навсегда старший по званию, находясь в больнице. Не люблю, когда обсуждаются, чьи либо заслуги перед Отечеством. Мог ведь молча вручить, захотелось умнику рассказать о нехватке денег в бюджете на больницы и пенсии. Если бы он, про откат заикнулся, его и до больницы не довезли, ну а я тогда не сидел бы с вами в этой комнате.
- Мощно, - опустив глаза, прокомментировал Светлячок. Больше, никто на эту тему говорить не захотел.
Подъем у группы был ранний, в пять утра они уже грузились с новым снаряжением в «Тай-фуны». Далее пересадка на грузовой самолет, долгий перелет и пересадка на вертолет, кото-рый доставил всю группу на фрегат в открытом море. Их заперли вместе со снаряжением в трех каютах и до наступления темноты не выпускали, приказав, облачится по-походному и ждать десантирования. А с наступлением темноты, выйдя на палубу, отряд погрузился в два надувных катера с указанием в какой стороне остров и что до него пару часов ходу на вес-лах. Пользоваться навигатором, было строго запрещено, как и любой связью, поэтому к ост-рову пришлось идти по компасу, надеясь, что течение сильно не снесет их в сторону. Крысе-ныш, с одобрительного кивка Батяни, тут же взял командование на себя, поведя отряд по черным, ночным водам к враждебным берегам. Эти два часа молчания, на скачущих по вол-нам лодках, вымотали сильнее, чем весь проделанный перед этим путь. Поэтому после того как лодки были спущены и закопаны в песок возле первых деревьев, отряд устроил неболь-шой привал, не спеша обсудить дальнейшие действия. Группа разбилась по парам и образо-вала что-то вроде большого круга. Во время этого короткого досуга, с тихими ухмылками на лице, каждый попробовал включить маленький фонарик, входящий в экипировку. Ни один лучик света не прорезал окружающей тьмы, и отряд охватило странное ощущение нереаль-ности происходящего, как будто нажимая на кнопку фонаря, они заснули и оказались в эфе-мерном и опасном сне, от которого веяло холодом стальных лат и остротой клинков.
Выдвинулся отряд, так же молча. Было необходимо продвинуться вглубь острова, и найти подходящее укрытие, где можно оставить лишнее снаряжение и припасы, организовать вре-менный лагерь. На это затратили почти всю ночь, выбрав убежищем один из брошенных домов в разрушенной деревне. Он не выделялся среди десятка таких же построек поселка, и имел скрытое преимущество, возможность незаметно его покинуть через соседние дворы, не пересекая больших улиц и не выходя на хорошо просматриваемые участки. Обосновались быстро, выставив двух часовых на остатках соседних крыш, и сложив припасы в сооружен-ный тайник. Тяжелее всего пришлось Маятнику, несмотря на темноту, группа встречала кровавые следы людей, и бледность на лице Игоря угадывалась даже в полной темноте. Пытаться его успокаивать или подбодрить никто не стал, поэтому просто заняли делом, давая всяческие поручения. Утро заявило о себе бледно-розовым заревом, и Батяня приказал сменить часовых и устроиться спать. Он разрешил снять доспехи, но, ни каких импровизированных лежанок из хлама делать не стали. В случае осмотра здания противником, выдавать место стоянки было не разумно.
Подъем, Батяня скомандовал через два часа, а причиной этому был патруль из пятерки неизвестных, обходивших поселок по его окраине. Вот она первая встреча с врагом. Отряд, поднятый часовыми, не создавая шума, экипировался и ждал приказов. Командир не спешил раздавать указания, прежде всего изучая обстановку. Для него началась привычная игра раз-ведчика, в которой в отличие от покера паснуть карты или выложить меньший результат, означало провал операции и возможная гибель подразделения. И само слово игра, Батяня никогда не применял к разведке, боясь даже брать в руки игровую колоду, зная, что никакая удача не спасет от просчетов и ошибок. Только полная отдача себя и применение всех своих навыков и опыта, позволит, выжить и рассчитывать на выполнение задания. Первым делом он отправил Волка следить за передвижением группы противника, приказав отряду, затаится. Нельзя было выдавать присутствие отряда, а сбором информации можно будет заняться при более благоприятных обстоятельствах. Затаились не зря, по одной из улиц через несколько минут после первой группы, шла вторая, состоящая уже из двух десятков бойцов. Самое странное они шли пешком, неся все снаряжение на себе, не используя тараканов. Тем лучше для отряда разведки, какой нюх у этих насекомых и что они могут, пока что было не известно.
Второй отряд противника выборочно проверял брошенные дома и развалины магазинов. Они прошли поселок насквозь и исчезли из виду. Эта встреча говорила о том, что разведчики находятся в зоне патрулирования противника, и дальнейшее продвижение к центру острова должно проходить максимально скрытно. Необходимо было отправить разведку, и Батяня выбрав Волка, Барыгу, Кувалду и Профессора, выдал им задачу, продвинуться максимально далеко, найти схроны для группы и разведать безопасный маршрут. Оставшиеся члены отряда занялись изучением развалин. Разведка местности, в течение часа, дала свои результаты, Светлячок с Крысенышем нашли остатки армейских сухпайков производства США. Остров располагался в зоне ответственности стран НАТО, и такая находка была закономерной, но настораживал факт, что пищу принимали в одном из брошенных ресторанов, не заметая следов. Так же настораживало отсутствие тел жителей, при большом количестве следов прошедшей здесь резни. Остатки баррикад и следы крови на них, разграбленные дома и строения, и ни одного тела. Даже кошек и собак, любых живых домашних питомцев. Собаки и кошки, разбежавшиеся при страшных событиях в поселке, должны были наведываться домой, но их не было. Попадались пустые будки, и даже курятники. Но ничего живого или мертвого.
Батяня собрал всех оставшихся и провел брифинг, с предположениями, что тут произошло. Благодаря следам пришли к выводам, что орудовала стая гигантских насекомых, их отпечат-ки конечностей были на земле и на мебели во всех домах. Если эти твари переели тут всех, то было опасно отправлять в разведку четверых бойцов. Продвигаться следовало только всем сразу, поскольку если ни одна кошка не смогла сбежать или спрятаться, то человек скрыться просто не сможет, а всем отрядом оставался шанс отбиться от насекомого. На закате опасе-ния развеялись, когда вернулись четверо разведчиков. Они углубились почти на пятнадцать километров, проложив маршрут, и не встретили ни одного насекомого или противника.
После ужина, весь отряд выдвинулся на новое место дислокации. Еще до рассвета была раз-бита новая стоянка, в брошенном доме в стороне от дорог. Маятник был молчалив и напря-жен, а после ночного перехода ему очень захотелось нарушить молчанку и поговорить с Ба-тяней. Подойдя к уже устроившемуся на спальнике командиру, он присел рядом с ним.
- Командир, можно обратиться?
- Обращайся, но вкратце, нам нужно выспаться.
- Чем наше задание должно закончиться? Мы должны привести пленного или отбить то уст-ройство? Зачем мы тут вообще?
Батяня посмотрел на него сонным и раздраженным взглядом.
- Маятник, у тебя ломка от усталости и недосыпа. Если начинаешь задавать себе вопросы и тянет поговорить, значит, ты, либо не знаешь что тебе делать и это нормально после нагру-зок, либо ты начинаешь испытывать панику и ищешь повод отступить. Как командир я тебе приказываю выспаться, и не забивать голову выдуманными решениями. Кроме отряда твоя жизнь сейчас больше никому не нужна на многие километры вокруг. Знаешь, почему в отря-де нет лишних разговоров, и даже Светлячок, ни разу не шутил?
- Дисциплина и страх?
- Нет, Игорь. Они профессионалы и им есть чем заняться, не тратя время, на что-то лишнее. Да все боятся, все устают, все понимают, что нужно выполнять приказы. А ты в этом деле еще совсем зеленый, обуза так сказать. И если мы тебя взяли с собой, то только потому, что ты можешь быть полезен твоими знаниями. Даже если польза от тебя, всего раз сыграет ка-кую либо роль, это оправдает твое присутствие в отряде. Так что ложись спать и жди своего момента, когда я тебе задам конкретные вопросы.
- Ты как талисман, - раздался негромкий голос Профессора из темного угла,- для нас идти в неизвестность с мечом в руке, это дикость. Ну а ты в этом что-то понимаешь или хотя бы относишься к этому уверенней. Если мы решили что ты себя оправдаешь, так и будет. Тем более если так решил Батяня.
- Спасибо, - зачем-то поблагодарил Маятник, ни к кому конкретно не обращаясь,- пойду спать.
Игорь хотел выйти наружу и посмотреть на звезды, красивые и вечные. Хотелось чего-то прекрасного и настолько сильного, что оно развеяло или хотя бы отвлекло его от грустных мыслей и увиденного за день. Уже стоя в дверях дома, он вспомнил слова Батяни: «Они про-фессионалы и им есть чем заняться, не тратя время, на что-то лишнее». И Маятник вернулся к своей лежанке на твердом деревянном полу. Либо он будет доверять отряду свою жизнь, либо просто сойдет с ума через пару дней. Такое решение он принял для себя, протестуя в подсознании, что это глупость и просто попытка убедить себя в качествах и опыте членов отряда. Но сон прервал протесты, нахлынув на него со всех углов погруженного в ночную тьму дома.
На следующий день был опять отправлен отряд разведки, а к вечеру выдвинулись на новую позицию, все ближе приближаясь к цели задания. Такие челночные переходы замедляли продвижение к цели, но позволили избежать встреч с неприятелем и остаться незамеченны-ми на протяжении всего пути, пока отряд не наткнулся на дозорную вышку, всего в двадцать километрах от их цели. Далее следовало провести разведку подходов к самой цели и спланировать операцию по нейтрализации источника купола. Но Светлячок с Крысенышем принесли новости, из-за которых будущая операция меняла свои приоритеты и возможно вообще суть поставленной задачи.
- Мы подошли почти к крепости, нашли точку, откуда смогли рассмотреть, что происходит за стенами, и обнаружили там не менее двух десятков солдат в форме США.
Докладывая Батяне, Светлячок начал именно с этой новости. Планировка крепости соору-женной местными жителями, которых превратили в рабов, уходила на второе место, как и все, что могли узнать разведчики. Батяня развернул карту, и подозвал весь отряд к импрови-зированному столу. Предстояло заново переосмыслить все здесь происходящее и главное, определиться, могут ли они не нарушить приказ, избегать любых встреч с силами НАТО.
- Какие у них нашивки были? Или знаки отличия? Может жетоны рассмотрели? – Вопрос задал Кувалда, смотря в глаза Крысенышу.
- Форма морских котиков, без излишек вроде бандан с черепами. Командовал офицер, тоже в форме, штатских с ними не было.
- Прямого приказа вступать в конфликт с НАТО у нас не было. Но нужен язык. Волк и Ку-валда, наблюдайте за крепостью, и не вздумайте засветиться. Профессор и Барыга, органи-зуйте место для допроса и содержания пленного. Бодрый и Леший, нам нужна разведка ме-стности, с подробностями, Удав займись маскировкой лагеря, Маятник тебе поможет.
Пленный.
На этом все разошлись, а сам Батяня отправился с Крысенышем и Светлячком в джунгли. Через несколько часов был готов план по захвату пленного. Брать решили американца, хотя факт что это не ЧВК, а именно котики, усложнял задачу. У этих подразделений была желез-ная дисциплина, и они не делали ставок на модные игрушки, держа в своих рядах только закаленных и опытных бойцов, не страдающих манией величия или «понтами». Самое сложное было выманить американца, тем боле котика. Этот не пойдет гулять по ближайшим развалинам в поисках пива, или бассейна для купания. А значит либо придется постоянно следить, ожидая ошибки, или создать ситуацию, когда солдат противника окажется за пределами крепости. Отряду повезло. Штатских было сразу трое. Они долго не выходили из построек в нутрии крепости, и только к вечеру устроили что-то вроде отдыха у костра с пивом. Разумеется, им захотелось погулять в сумерках, именно по развалинам и четверо котиков выдвинулись с ними, в сопровождение. Брать штатского было рискованно, с них не сводили взгляда. К тому же сразу начнутся поиски. Выбор пал на одного из солдат, время от времени осматривающего темные углы и джунгли. По его поведению было понятно, что он действует не столько из опасений за подопечных, сколько из скуки и плохого настроения. А эмоции у профессионала, главный признак возможных ошибок. Задача отряда была организовать такую ошибку, и они ее выполняли с энтузиазмом. Американцы шли дорогой к вилле с бассейном, что не могло не радовать, значит, будет время на подготовку. Пока двое котиков вылавливали пальмовые ветки из воды, а троица готовилась к купаниям, Леший и Волк пробрались к полуразрушенному трехэтажному дому в прямой видимости от цели. Деревянные опоры с перекрытиями облегчали задачу, а множественные повреждения стен давали возможность сымитировать его обвал. Подбить опоры задача сложная, тем более, если менее чем в ста метрах находится противник. Даже выбив их, нужна была гарантия, что стены не выдержат веса перекрытий. После короткого совещания, Кувалда и Бодрый отправились к строению, а Волк, скрываясь от возможных часовых из крепости, пробирался к лагерю за лебедкой. Прикрывал волка Леший.
Теперь в игру вступали Крысеныш и Светлячок. Им нужно было привлечь внимание котика и увести его к дому. Для этого Светлячок залез на третий этаж и устроился возле окна рас-положенного со стороны бассейна. Крысеныш занял позицию наблюдателя этажом ниже, следя за морским котиком. Приманка была надежно закреплена Светлячком на створке окна. Как не странно, но ловить американского солдата из спецподразделения, решили на плакат со страниц порно журнала. И дело тут было не в соблазне посмотреть на шедевры американского шоу бизнеса, а предоставить раздраженному солдату мотив для отлучки, от фактора раздражения, другим фактором раздражения. Крысеныш следил за мишенью, Светлячок держал наготове плакат, а Кувалда и Бодрый аккуратно отжимали распорки деревянных опор. Волк принес лебедку и накинул ее на верхние края опор, другой конец проходил через окно так, чтобы при рывке обе несущие опоры завалились набок под одним углом. Для этого нужно было рассчитать угол для рывка, при котором давление сверху упрощало бы задачу и главное опоры должны были падать строго в одном направлении, иначе могло бы не хватить сил для их завала. Падения двух опор должно было хватить, что бы все здание рухнуло набок. Когда все было готово Крысенышу дали сигнал, и он стал напряженно следить за нужным котиком. Прошло, какое-то время, прежде чем он дал отмашку Светлячку, и створка ставень с закрепленным из нутрии плакатом, медленно открылась, как бы покачиваясь на ветру. Затем «ветер» так же медленно закрыл створку. Крысеныш покачал головой, давая понять, что котик не клюнул. Пришлось ждать момента для попытки номер два. Сумерки, наступающие с каждой минутой, ставили всю операцию под угрозу, с другой стороны именно они могли обеспечить ее успех. В запасе оставались не более десяти минут, пока плакат будет еще различим с такой дистанции, когда Светлячок по сигналу еще раз медленно открыл и закрыл створки. Крысеныш кивнул напарнику, тут же скрывшись из дыры в полу, а Светлячок стал неспешно продвигаться к противоположному окну. Внизу на земле его ждал Горец, держащий шест, по которому Крысеныш беззвучно спустился на землю. Далее работали Леший и Волк, оба ранее служили в разведке и имели хороший опыт в диверсионной деятельности. Котика они брали снаружи, зная, что в помещении напасть незаметно намного сложней, даже колебания воздуха среди стен ощущаются намного лучше. Брали жестко, ударом по затылку. Затем подхватили жертву на руки, как будто раненого, и последовали за Удавом, разведывающего дорогу. У строения оставались Кувалда и Батяня, остальные члены отряда уходили, заметая следы. Выждав несколько минут после отхода группы захвата, стена как бы сама накренилась и с громким скрипом завалилась, обрушив здание. Теперь, чтобы найти потерянного бойца в развалинах, американцам придется разгребать весь этот завал, а для этого нужны свет и рабочие руки. Это даст отряду скрыться.
Последним в лагерь пришел Кувалда. Он сообщил хорошую новость, что штатские долго ругаясь, приказали утром заняться раскопками и ушли в крепость. Это давало простор дня тактического маневра, и главное было время провести допрос. А вот с допросом все было сложно. Выдать присутствие ДРГ РФ, было равнозначно провалу, а значит, придется либо импровизировать, либо устранять котика. И вот тут свою роль сыграл Маятник, сболтнув-ший, что со штатским американец будет охотнее общаться, чем с офицером. После общего обсуждения этой затеи, в помещении, подготовленном для допроса, остались Маятник и Профессор. Именно они будут налаживать контакт с пленным. Комната была крохотным подвальным помещением без окон. В ней поставили пляжный шезлонг для американца и два барных стула. Свечу зажгли на столике подальше от пленного. В чувства американца приво-дил Профессор, осторожно вытирая лицо влажной тряпкой. Когда веки котика, наконец, за-дрожали, Профессор заговорил на чистейшем английском.
- Сэр вы меня слышите? Не спешите отвечать. Вы получили ушиб затылка, и вам лучше не делать резких движений. Сэр? – Американец открыл глаза. Это был еще молодой темноко-жий солдат, с твердым и уверенным в себе взглядом. Его зрачки не стали в панике бегать по комнате, показывая выдержку и крепкую волю профессионального военного.
- Воды? Я помогу вам.
Профессор, не дожидаясь ответа, взял флягу с пояса и аккуратно поднес ее к губам пленного. Голова котика лежала на шезлонге так, что ему не пришлось ее приподнимать. Он сделал несколько глотков и перевел взгляд обратно вверх.
- Вы доктор?- Первое что спросил американец.
- Нет, но доктор вас осматривал и дал рекомендации не двигаться, пока не перестанет кру-житься голова или тошнить.
- Окей.
- С вами случился несчастный случай. Мы сразу признаем, что это наша вина и что мы вы-нуждены были вас похитить. На этом острове отдыхал один очень важный работник нашей фирмы, и совету директоров пришлось прибегнуть к услугам наемников, что бы узнать о его судьбе. Мы нашли его бунгало и следы его возможной гибели. Этого вполне достаточно, что бы вернуться, но с нас потребуют разъяснений, что тут произошло. Вы же понимаете, что бизнес строится на информации. Если вы сможете нам помочь, то очень скоро мы проведем вас к рухнувшему дому, под обломками которого вас утром будут искать ваши товарищи. Разумеется, мы вас отблагодарим, за моральный ущерб. У нас есть десять тысяч долларов США.
Профессор говорил не спеша, и спокойно. Деньги действительно были, и он положил пачку на столик рядом со свечой. Пока отряд продвигался через остров, они натыкались на деньги, иногда просто разбросанные по комнатам. Всего нашли чуть больше двенадцати тысяч дол-ларов, но сумма для взятки должна была быть круглой, а забирать с собой с задания это на-рушение устава, да еще и подозрение в мародерстве.
- Тим, меня зовут Тим. – Морща от напряжения лоб и сжав кулаки, проговорил котик. По уставу он должен был хранить молчание, но эти белые, частные лица и на устав они плевали. Значит, придется выкручиваться самому. К тому же если его не кинут, то он сможет избежать проблем для себя. Бизнес? Деловое предложение? Что же, посмотрим, кто кого обдурит в этой партии покера. Если их потом поймают, то у него будут проблемы, но с другой стороны, если он откажет им, проблемы будут у него.
- Что вас интересует?
Перед допросом Маятника долго инструктировали как себя вести и что спрашивать, по-скольку по поведению и манере говорить он лицо штатское и сможет найти общий лад с пленным. Проводи допрос Профессор или Батяня и у котика отработают уставные рефлексы. А значит, сам допрос может закончиться ничем, даже после пыток.
- Тим я Грегор, - улыбнулся Маятник, улыбаться ему рекомендовали все члены отряда, ранее общавшиеся с американцами.
- У меня много вопросов. Я даже не знаю, с которого из них начать. Мой английский не идеален, и я буду просить мне помочь с переводом моего работника. Прошу простить за это.
Волк во время инструктажа особо настоял, что бы Маятник извинился за плохой английский. Как он объяснял, для американцев хорошее знание языка это вроде распознавания свой чужой. В стране эмигрантов знание языка обязательно для получения гражданства, и даже если ты прожил в штатах пять лет и уже получаешь вид на жительство, при плохом разговоре тебя всегда будут считать человеком низшего класса, эмигрантом недогражданином, без прав и защиты общества.
- Расскажи мне Тим, что тут произошло.
- Информация очень секретная. И она доставит больше неприятностей, чем вы думаете. Я расскажу, но предупреждаю, что этого разговора не было.
- Окей Тим, - кивнул Маятник.
- В крепости под завалами и постройками, спрятан корабль. Это шестой из двенадцати ко-раблей, которые смогли приземлиться на планете. На борту беженцы, а точнее дезертиры. По их утверждению, совершить прыжок в Солнечную систему крупным судном нельзя из-за какого-то древнего устройства. Оно направляет корабли во время входа в систему, в Сатурн или в Марс. Пришельцы бежали от своих хозяев к нам именно поэтому. Их корабли не большие и они должны были проскочить сразу к Земле. Но флот насчитывал тридцать судов и в скоплении они образовали одну целую мишень для устройства. Как они объясняли, толь-ко у флагмана были координаты прыжка, и он разбился с другими судами на Марсе не успев отвернуть от планеты. Их судно десантное, экипаж был более двух тысяч. Но от Марса, им пришлось идти, на солнечных парусах притом, что корабли не рассчитаны на самостоятель-ный полет, а только на маневрирование и высадку десанта. Этот путь занял более трех меся-цев.
Тим замолчал, собираясь с мыслями и давая улечься эмоциям. Он кивнул на флягу с водой и Профессор тут же дал ему отпить. Больше всего темнокожего парня беспокоило не то, что он выдает секретную информацию противнику, а сама Земля. В его голове крутились мысли и воспоминания первых контактов с пришельцами, удивление от увиденного и сам масштаб событий, который навсегда перевернет судьбу человечества. И он Тим участник этого гран-диозного шоу, способного сделать его большим человеком, и подняться у себя в стране на такие ступеньки, куда даже его внуки не могли бы заглянуть. Поэтому он, не таясь, продол-жал говорить. Испытывая трепет перед собственными словами и сладким предвкушением счастливого будущего.
- Тим, скажи, а это ты как узнал?
- Все просто, мы смогли наладить с ними контакт, у них устройство легко переводящие с любых языков, для этого выключали на пару часов блокирующее поле, и мы заключили хо-рошую сделку. После этого они начали нам отвечать на вопросы. А поскольку писать на па-тефонные пластинки неудобно, мы по очереди записываем все, что они говорят. У меня хо-рошее образование, поэтому пишу в основном я.
- Окей Тим. Спасибо тебе. Продолжи, пожалуйста.
- Хорошо, - кивнул Тим, - от Марса они шли более трех наших месяцев. А их судно, корабль рабов, и провиант им отгружали только на короткие отрезки времени. Они везли ездовых насекомых, гигантских тараканов. Эти тараканы, из-за голода за эти месяцы, начали, есть друг друга. Когда корабль приземлился, они вырвались наружу и несколько тысяч сошедших с ума тварей, просто зачистили все живое на острове. Что бы их остановить, экипажу, при-шлось вырастить их самку королеву. На это ушло более недели. Когда самка начала испус-кать феромоны, собирая всех самцов, остров был уже вычищен. Выжили только те люди, кого успели вывести из ближайших поселков и спрятать на корабле, сами пришельцы. Тара-каны боятся хозяев, доспехи пришельцев покрыты специальным веществом, не дающим на них нападать. Всех насекомых пришлось отравить и свалить в одну яму. Они слишком оди-чали от голода, а потом от охоты.
- Тим, ответь, а что это за устройство? И можем ли мы заключить сделку с твоими команди-рами, чтобы получить это устройство или его секрет? – Маятник задал вопрос на свой страх и риск. Он понимал что переигрывает, но любопытство брало верх над ним.
Тим таинственно улыбнулся.
- Вы плохо себе представляете, что тут происходит. Я не знаю, как вы попали на остров, но вам очень повезет, если ваша лодка проплывет, хотя бы милю от купола. Вас утопят. Никто живым с этого острова не уйдет. Мы ждем инженерные части, и десант, которые будут воз-водить бараки и военную базу на острове. Все кто находятся на острове, навсегда останутся тут. Возможно, это касается и меня. Если повезет, то будут отпуска, конечно же, но следую-щие пять-семь лет я буду проходить службу здесь. А устройство это черный камень. У Рус-ских он уже есть, как и у еще пяти стран. Так что ничего нового я вам не сообщу. Ровно че-рез две недели все устройства будут отключены, об этом договорились между собой страны получившие камни.
- Спасибо Тим. Отдохни несколько минут, и мы проводим тебя к развалинам коттеджа. Тебе что-то нужно от нас?
- Да, развяжите меня. Я не хочу, терять времени и чем быстрее отправлюсь к развалинам, тем лучше для меня.
Профессор развязал ему руки и помог подняться на ноги, а затем вывел наружу. Волк выдал американцу его вещи и повел к развалинам. Больше отряду на этом острове делать было не-чего.
Батяня собрал отряд и, окинув всех взглядом, заявил.
- Обстановка изучена, прибор под защитой вооруженных сил США, информация собрана. Считаю, все задачи выполненными и объявляю эвакуацию. Есть возражения?
- Если учесть что мы нарушили приказ, установив контакт с американцем, нарушать его еще раз, сгинув в развалинах корабля, при попытке добыть устройство, считаю бессмысленным. – Барыга говорил раздраженно, просто озвучивая мнение всех присутствующих.
- Тогда ждем Волка и выдвигаемся к берегу. Места дневного отдыха у нас уже заготовлены, так что идти будем быстрее.
Волк не запоздал, и, кинув короткое - окей, - занял свое место в отряде. Отряд двинулся по своим следам, в два раза быстрее, чем при поиске крепости. Происшествий по пути не было, даже патрули почти не попадались. Выйдя к берегу и найдя закопанные лодки с веслами, отряд уже всматривался в морские волны, гадая, сколько придется на них качаться, пока их подберут. Совсем не хотелось думать о словах котика, предупреждавшего, что могут и уто-пить. Но реальные неприятности, шли по суше, вдоль кромки воды. Десяток пришельцев ровным шагом двигались к отряду, не оставляя им вариантов кроме как залечь в кустах. Пришельцы остановились напротив затихших разведчиков, и их командир вышел вперед.
- Эй, Русские, кто у вас лучший воин? – Фраза прозвучала на жутком английском и не оста-вила сомнений что отряд раскрыт. Батяня хотел уже выйти на встречу, но его опередил Ма-ятник. Возможно, Игорь решил, будто он был обузой и бесполезным в отряде, и вообще лишним среди этих профессионалов, и если кому и погибать то ему. Эта догадка промельк-нула не только у Батяни. Чем бы теперь все не закончилось, Маятник для них навсегда оста-нется членом отряда, солдатом и разведчиком, умеющим принимать решения. Останавливать его было поздно, поэтому с кивка Батяни, отряд вышел на пляж, и стал напротив пришельцев.
Маятник стоял в пяти шагах от командира противника. У обоих мечи были извлечены из ножен. Оба были в доспехах и заняли позицию готовности. Без лишних слов противник сде-лал первый выпад, заставив Маятника уйти в сторону и парировать удар. Удар еще удар, Маятник отвел лезвие клинка, летящее ему в грудь, и нанес укол. Пришелец отбил укол, почему то ударом плашмя. Маятник заметил эту особенность, и попробовал атаковать несколькими быстрыми атаками, все они были отбиты так же плашмя, как будто противник берег лезвие. Еще выпад и еще удар. Перестав соревноваться в финтах, оба перешли на более жесткую работу. При этом любая ошибка могла повернуться против как атакующего, так и нападающего. Чем сильней удар, тем он менее управляем, но при этом любая оплошность оппонента будет стоить ему жизни. Пришелец все так же продолжал отбиваться плашмя и атаковать коротко, не давая клинкам взаимодействовать лезвием. Заняв жесткую стойку, пришелец сделал короткий шаг и нанес резкий удар сверху. Маятнику пришлось резко уходить в сторону, уронив кончик меча к земле, он сделал полуоборот вокруг спины, проведя лезвием вокруг бёдер, и неожиданно нанес резкий укол в шею, закончив свой финт глубоким шагом вправо. Скорость укола была таковой, что пришелец был вынужден так же уходить в сторону. Вынеся рукоять вверх, он ударил по клинку Маятника лезвием клинка. Оба противника замерли. Меч Маятника был отрублен почти по рукоять, и смотрел все так же в шею противника, давая понять, что маневр ухода был бесполезен. В розовом песке, лежало лезвие, с ровным, полированным срезом там, где должно было быть его продолжение. Пришелец убрал меч в ножны, снял их с пояса и протянул Маятнику.
- Спасибо что не убили Тими. На войне такие поступки не забываются.
Маятник принял ножны и закрепил их на поясе. Защелка у ножен была не обычной, она пол-ностью обжимала пояс и имела приспособление для дополнительной фиксации, так же фик-сируя и рукоять меча. Не зная, что ответить, он достал из нагрудного кармана разгрузки, механические часы, те самые которые были с ним в лагере посреди пустыни и теперь прошли весь остров. Он вежливо протянул их командиру пришельцев.
- Добро пожаловать на Землю. – Ответил Маятник.
Пришельцы строем направились дальше, вдоль кромки воды, рассматривая джунгли и море, а отряд разведчиков быстро загрузился в лодки. Барыга поднял отрубленное лезвие меча и вставил его в ножны Маятнику. Мол, пригодится. Батяня положив руку на плечо Игоря, за-глянув ему в глаза. Он много чего хотел сказать, в особенности про дисциплину и инициати-ву. Но вместо слов кивнул в сторону лодки. В уставе нет пунктов о поведении с пришельца-ми из других миров. Поэтому интуиция и смекалка оказались надежней военной науки.
Как и сказал Тим, далеко они бы не ушли, хоть днем, хоть ночью. Беспилотники США по-стоянно патрулировали вокруг острова, и лодки были бы просто расстреляны ими через час или два после выхода в море. Но, Российская армия тоже не отставала в технологиях. Прямо между лодок всплыл беспилотный аппарат несший акваланги в грузовом отсеке. Потратив пять минут на экипировку, и загрузив амуницию, разведчики закрепились на аппарате, и тот погрузился в пучину морскую.
Через две недели розовое покрывало рассеялось, вернув на Землю украденные цвета и радугу. Официально ООН заявило, что аномальная солнечная активность закончилась, и это редчайше природное явление, позволило ведущим странам мира совершить глобальные технические прорывы в науке. Первыми достижениями прогресса стали новые материалы, способы обработки руды и аккумулирующие технологии. Это дало серьезный толчок прогрессу, обвалив рынок производства. Но все убытки производителям, были компенсированы государствами, которые уже в свою очередь смогли получить колоссальную прибыль на новшествах. Но самое главное, станция МКС в ходе экспериментов с лазером и кристаллическими породами, случайно добыли черный кристалл. Этот камень навсегда перевернул судьбу человечества. Мало того что он взаимодействуя с ртутью, начинал поглощать все виды электроэнергии, к тому же, в ограниченном радиусе он блокировал процессы при которых она могла исходить, как например взрыв. Но самое главное, у кристалла было свойство, связанное с гравитационными волнами. Кристалл мог настраиваться на магнитные колебания крупных объектов и совершать к ним перенос себя и окружающих его объемов. Такое важное открытие, тут же обеспечило перспективность программ по изучению Луны и Марса, с последующими их колонизацией и разработками. Были и трудности. Несмотря на создание гравитационного колодца, с помощью того же кристалла, и очень дешевого вывода на орби-ту судов любой массы, прыжки дальше Марса не получались. Эту проблему изучали еще несколько десятилетий, прежде чем смогли решить, освоив за этот период Луну и Марс. Ну а пришельцы были тайно ассимилированы в обществе, тем более что они почти не отличались генетически от людей. Их прилет был открыт уже после постройки первой оборонительной платформы на орбите Земли, через тридцать лет после открытия кристалла, с объяснениями, что цивилизация, от которой они бежали, распложена слишком далеко и флотом никогда не придет в Солнечную систему.

Черный Дракон.
Сильвер рассматривал свой новый дом. Роботы строители не знали усталости и не умели совершать просчетов. Руководил ими все равно человек, он вводил программы и выбирал проект, он же решал, как машинам выполнять их задачу. И хотя руками человеку не было нужды даже касаться объекта постройки, все равно какая-то частичка души или даже вдох-новения, откладывала свой отпечаток на строении. Точно такие же коттеджи стояли вокруг дома Сильвера, одинаковые до мелочей, но каждый из них имел свою изюминку, выделяв-шую их среди остальных. Вот именно такую изюминку и искал Сильвер, любуясь новой ве-рандой с плетеными креслами и новыми резными узорами над окнами и дверями.
- Боюсь капитан, что праздновать новоселье некогда.
Голос, раздавшийся позади, Сильвер узнал сразу.
- Ты же тыловая крыса, оракул. Как тебе удается подкрадываться сзади? – Раздраженно спросил он, сама мысль, что им командуют даже на пороге его дома, возмущала, а гордость требовала как минимум объяснений такому хамству.
- Нас тоже кое-чему учат. Толку в строю от меня мало, но выживать я должен уметь в любых ситуациях. – Оракул улыбался. Эта улыбка не была актом вежливости и вообще к капитану не имела никакого отношения, он просто наслаждался возможностью побыть несколько ми-нут на открытом пространстве и получить удовольствие от легкого ветерка, гуляющего по переулкам поселка.
- И что теперь, сразу в поход?
- Не сразу, но на корабль и сейчас. Все твои личные вещи уже на борту, так что тратить вре-мени нет нужды.
Сильвер вздохнул, ему не хотелось спорить. Поэтому он, молча, развернулся и пошел за оракулом. Флаер бесшумно взлетел и, повинуясь автопилоту, полетел к порту. Двери дока были открыты и в них, сиял новенький, еще только прошедший доковые тесты, эсминец. Черный матовый цвет, сглаживал все выступы, создавая иллюзию, что среди стальных стен, дремлет гигантское чудовище. Сильвер подошел к стойкам шасси и провел по ним ладонью. Рука ожидала встретить безразличный холод стали, но до плеча прокатилась легкая волна тепла и страха. Сталь действительно была холодной, но эмоции, вызванные первым касани-ем, просто кричали, что корабль как живой. Что этот спящий монстр может натворить тако-го, что даже Сильверу станет по-настоящему страшно. Это предчувствие или просто волне-ние перед первым заходом на палубу? Этого Сильвер не знал, но страх прошедший по руке пробрался в дальний уголок сердца и там поселился, вечным напоминанием, что его нельзя спускать с цепи.
- Томео уже на борту. Он отказался проходить реабилитацию в медцентре. Сказал, что про-ведет ее сам, в кубрике для физической подготовки экипажа. Я пока что подготовлюсь для ввода тебя в курс некоторых дел, буду ждать в моей каюте, первая гостевая.
Ответить Скитальцу, Сильвер не успел, тот скрылся в шлюзе, и капитан не спеша, направил-ся на свой корабль. Как только он перешагнул порог судна, раздался негромкий и мелодич-ный, но строгий, женский голос.
- Капитан на борту. Добро пожаловать. Управление кораблем переходит капитану Сильверу. Я ИИ КАСКа, корабельная автономная система контроля.
- КАСКа, добавь себе идентификацию на отзыв, Аска. Так тебя будут называть члены эки-пажа. И проведи калибровку настроек, управления системами корабля, с моим имплантатом.
- Выполнено капитан.
Теперь Сильвер всего лишь мыслью мог вызвать образ карты судна. Управлять им мыслен-но тоже можно, но контроль судна достаточно сложная штука, поэтому с помощью имплан-тата задавались одиночные простейшие задачи, или, указывалась программа, по которой кораблю действовать. Полный контроль осуществлялся в рубке, с помощью нейро устройства. Это позволяло так же мысленно получать любые данные, и задавать сложные алгоритмы Аске. Хотя капитан и мог в одиночку вести корабль и даже участвовать при этом в бою, все же экипаж справлялся с этим намного лучше, помогая там, где его внимания могло не хватить. ИИ корабля могли и сами вести бой, более того в крупных корабельных соединениях, именно так и было. Но если человек проигрывал ИИ в скорости принятия решений и просчете тактики, то участие и контроль человека давали ИИ возможность действовать нестандартно, менять тактику для обмана противника. При этом, капитан и его экипаж никогда не чувствовали себя просто придатком системы. Без экипажа система могла действовать только по линейному алгоритму, а в любом сражении, кроме тактики, существует еще и стратегия, требующая вовремя реагировать на смену обстановки и самое главное принимать решения ставя новые задачи.
Центральных коридоров, проходящих через все судно, было два. При абордаже, одним мож-но было пожертвовать, при этом сохранив функциональность всего корабля. Кубрик для фи-зической подготовки был в кормовой части, сразу за ангаром с челноками и истребителями. Сильвер встал на магнитный диск, отдал мысленно короткую команду, и его понесло по ко-ридору на встречу с телохранителем. Двери качалки, как это помещение называл экипаж, были закрыты. Сильвер открыл их мысленным приказом и зашел внутрь. Томео был одет в свой доспех и, приняв стойку всадника, делал вид, что держит огромный шар над головой. На его лице не было ни эмоций, ни какой либо реакции на появление Сильвера. Японец сде-лал несколько глубоких вдохов-выдохов, и присев почти на корточки завершил упражнение, резко опустошив легкие.
- Здравствуй Томео, как твоя рана?
- Капитан, - Томео неспешно подошел к Сильверу, - медики творят чудеса, когда их подго-няют. Скиталец позаботился обо мне. Через четыре пять дней, я смогу выполнять любые обязанности на борту корабля.
- Хочу тебя поблагодарить, что спас мне жизнь.– Сильвер снял со спины контейнер и протя-нул его Томео.
Верный телохранитель опустился на колени и, положив на пол контейнер, медленно его открыл. Два японских меча были выполнены в одном стиле и Томео, только взглянув на них, вежливо поклонился Сильверу. Он закрыл контейнер и встал на ноги.
- Хороший подарок, и он сможет мне послужить, как и данному мною обету. Но он бесполе-зен, если ты капитан не очистишь свое сердце от агрессии и жесткости. Тебя застала врас-плох шайка наемных убийц. При этом твое капитанское чутье не смогло, даже предупредить об опасности. Капитан без чутья, плохой капитан. Единственное что я могу сделать для тебя, быть твоим духовным наставником, пока твое тело разум и дух не обретут гармонию.
Закончив говорить, Томео низко поклонился. Почему то Сильвер не испытывал неудобства от слов своего телохранителя, как и чувства нелепости. Непонимание всего смысла сказанного, давило на грудь, как будто Томео затронул тему так же волнующую и капитана.
- Надеюсь что со мной не все потеряно. – Сильвер старался не показывать иронии, но улыбка все равно играла на его лице. – Когда я коснулся шасси Дракона, я испытал страх, как будто корабль, это дикий зверь которого мне предстоит укрощать. Так что, ты можешь преувеличивать.
- Нет, капитан, я не преувеличиваю. То, что ты испытал, это твое смятение и ненависть к окружающему тебя миру. Это то, что ты сам можешь сотворить, если потеряешь контроль над своим разумом. Спасибо что сказал об этом, как твой телохранитель я буду на стороже и смогу тебя предупредить, если твоя воля будет колебаться.
- Как хочешь Томео, я всегда тебя выслушаю. Твоя должность на корабле, начальник внут-ренней безопасности и разведывательные операции. Все полномочия у тебя уже есть, как и доступ к корабельным системам. Для тебя я всегда буду доступен, в любое время суток, и все корабельные системы в любую минуту нас свяжут, где бы я ни находился.
- Я принимаю этот пост капитан. – Томео поклонился еще раз.
- И доля у тебя соответствующая. – Кивнул Сильвер. – Мне надо идти, Скиталец ждет. Если понадоблюсь, вызывай.
- Да капитан, – коротко ответил японец и направился к середине тренировочной комнаты, продолжать реабилитационный комплекс упражнений.
Оракул сидел в огромном кресле для работы с нейро устройством и пил кофе. Указав Силь-веру на диван, он вызвал голограмму Земли.
- И так начнем по порядку. Сначала, разберемся с инцидентом в твоих апартаментах. Смерт-ники, напавшие на тебя, были не последними корсарами. Конечно, за ними числились греш-ки в прошлом, но вот так продаться это вопрос серьезных как финансовых вливаний, так и работы разведки нашего вероятного противника. Все что смогла накопать наша служба безо-пасности, сводится к найму со стороны Лиры. Но, разумеется, использовался не только наем. Шантаж и вербовка тут играли более важные роли, а значит, твои убийцы были давно подготовленной диверсионной группой, внедренной на нашу базу. И ими решили пожертвовать ради твоей головы. Как тебе такие выводы?
- Сложно сказать, я, конечно, доставил неприятностей Лире, но если откровенно, они не стоят, ни одной кредитной галактической единицы. Графиня обещала меня насекомым скормить, но думаю это ее привычная форма речи. Разве что заплатить могла, но она убрала адмирала, поставив на его место более лояльного для нее человека. И это благодаря мне. Скорее всего, она же получит контроль над колонией, которую мы защищали. Так что кроме ее личных моральных причин для моего убийства я ничего не вижу.
- Я тоже. Поэтому расследование зашло дальше. И то во что оно уперлось, заставляет ввести тебя в курс нашего задания намного быстрее, чем я хотел. Ты в госпитале просмотрел видео о появлении кристаллов. Официальную версию. К неофициальной версии, нужны пояснения. Дело в том, что нашу планету часто посещали другие расы. Но мы действительно находимся на задворках вселенной. Возле нас низкая концентрация звездных систем, чем, если смотреть ближе к центру спирального рукава. К тому же до сих пор работает непонятно кем построенная защита от вторжения. Точнее наши археологи смогли кое-что найти, и возможно понять принцип ее действия. В конце концов, поставили специальные маяки, заключив их в орбитальные крепости и прыжки с помощью кристалла по нашей родной солнечной системе стали доступными. Что касается нашей материнской планеты, до создания этой защиты, в древние времена, планета была порабощена сразу несколькими пантеонами богов. Разумеется, каждые из них контролировал свой регион планеты, и они периодически воевали друг с другом. Но после включения системы защиты, полеты к нам стали просто не выгодными. Много ресурсов не увезешь, а значит и базы строить нет смысла. Остается вопрос с экспансией, почему нашей цивилизации удалось так далеко уйти в космос и освоить множество миров в радиусе трех сотен световых лет? Тут все просто. Как и в нашей истории распространения империй, логистика решает все. Например, нашим кораблям, чтобы добраться из центра до самых отдаленных миров, нужно провести в пути не менее двух месяцев. Ну а за два месяца любая колония, окажись она под ударом, просто падет. Примерно такая позиция должна быть и у наших конкурентов в космосе. Обладая тем же кристаллом, или подобными технологиями, распространение цивилизации ограничится примерно теми же границами. Ну, пусть это будет даже две тысячи световых лет. В любом случае будут границы обусловленные целесообразностью.
Оракул дал мысленный приказ и голограмма начала показывать модель солнечной системы, фрески и картинки из истории с видео роликами, далее весь его рассказ сопровождался тематическими изображениями.
- Как нам удалось выяснить, защита нашей Солнечной системы первоначально работала об-ратным образом, позволяя совершать прыжки напрямую, через сотни световых лет. Но после войны прошедшей более чем две тысячи лет назад, она стала выполнять блокирующую функцию. В таких условиях, удерживать планету одной или даже тремя, но постоянными формами правления, стало намного проще. Те же религии с верой в единого бога. А сама планета Земля оказавшись изолированной от интересов других жителей галактики, превра-тившись в убежище для беглецов с очень дальних уголков нашей галактики. Кто только тут не находил себе новый дом. Начиная от павших правительств и опальных генералов армий, заканчивая переселенцами с гибнущих миров, которых по какой-то причине преследовали недоброжелатели. Но самое страшное, что именно такое место стало идеальным пристани-щем для преступников. Кто только не прилетал на Землю. В каждом веке были факты вспы-шек культов пропагандирующих насилие каннибализм или войну. Вплоть до двадцать пер-вого века и выхода в космос, земля все еще сильно страдала от целой религиозной секты воров и разжигателей войн. Во всех тюрьмах земли создавались целые государства, влияющие на внешний мир, причем адепты этих культов не понимали, зачем нужно воровать, но их религия говорила, что, только так они люди, а все остальные просто скот для них. Что касается культа войны, он не прятался в темницах, а наоборот всегда стремился к массовым демонстрациям на площадях.
- Хочешь сказать, что все беды от пришельцев? Чем дальше я тебя слушаю, тем больше в это верю.
- А вот сам и ответь мне на этот вопрос. Именно ты зачищал пиратское судно Зяблик, более десяти земных лет уничтожавшее грузовые и пассажирские корабли. Экипажи они просто съедали, а корабли бросали в космосе, странствующими могилами.
- Зачищал. – Сильвер положил руку на рукоять меча. – Даже не помню как рубил, только то, что не мог остановиться. Как мы узнали из бортового журнала, судно после столкновения с метеоритом почти год дрейфовало в космосе. Экипаж от голода стал, есть друг друга и в живых остались только два десятка человек. Когда их случайно нашли, грузовое судно, при-швартовавшись, собиралось провести спасательную операцию, а в итоге весь экипаж был убит и съеден. Они просто не смогли уже жить иначе. Озверели.
- При этом экипаж Зяблика вырос на пятерых. Не стоит, наверное, упоминать какими мето-дами. А потом разросся до семи десятков каннибалов. Сколько детей и женщин вы сняли с борта судна?
- Десять детей от трех до семи лет. Женщин не было. Их передали в реабилитационные цен-тры на перевоспитание. Жить они будут под пристальным контролем всю их сознательную жизнь. Но это нормальная полноценная жизнь.
- А теперь представь что такое вот судно как Зяблик, приземлилось на Земле где то в девят-надцатом веке. Имея технологии, они сразу же станут доминировать в любом регионе планеты. И сдержать их смогут только такие же гости из вселенной, составляющие им конкуренцию. Это, наверное, самый тяжелый вариант для населения планеты, когда такие монстры рвут друг друга за право обгладывать кости Землян. Но как показала история, это вариант дающий шанс на существование и развитие цивилизации. Та же вспышка мировых войн в начале двадцатого века толкнула технологии далеко вперед. Хотя в средневековье при отсутствии столь сильного противостояния между пришельцами, за любое распространение технологий жгли на кострах по всей планете без исключения. Кого ты тут винишь, кто, по-твоему, источник всех бед Земи?
- Вселенная! Вся окружающая нас бесконечность с бесчисленными звездными системами, в которых зарождаются эти враги человечества!
- И что ты, капитан корсарского судна, собираешься с ней делать?
- Любить как мать и отца, как каждый глоток свежего воздуха. На самом деле привыкнуть дышать воздухом, который кроме тебя через легкие пропускает еще пять десятков человек каждые сутки, очень просто. Даже самые совершенные фильтры очистители и кислородные системы, не уберут этого ощущения, что каждый вдох наполнивший легкие, уже не раз пе-режеван всем экипажем.
Оракул громко засмеялся.
- Теперь я уверен, что не ошибся в своем выборе. С личными качествами для наших целей у тебя капитан, все в полном порядке. Разумеется, напоминаю тебе, что у коммерческих рей-сов, для пассажиров обязательно есть как индивидуальный запас воздуха в каютах, так и дыхательные маски. Эти средства помогают бороться пассажирам с синдромом удушья на кораблях. Случаи с психологическими срывами пассажиров именно по причине общего воздуха, хоть и редкие, но могут быть опасными. Поэтому неразглашение с твоей стороны всей пересказанной мною информации должно быть абсолютным, без намеков и шуток.
Сильвер кивнул в ответ.
- Это я понимаю, тем более что это игра по крупному, и глупость может убить быстрее, чем вакуум за бортом. Но у меня есть вопросы. К примеру, на кого мы работаем? На одного из пришельцев?
- Капитан, смотри на вещи шире. Какие же могут быть пришельцы, если те, кто селился на Земле даже с двадцатого века, давно ассимилировались с населением. Теперь это такие же земляне, как и я с тобой. А вот пришлые после начала экспансии к звездам, совсем другой вопрос, и это уже разведка, как потенциальных противников, так и союзников.
- И мы имеем дело с этими пришлыми?
- А тут начинается самое интересное. Вспомни официальную версию о кораблях пришель-цев, подаривших нам кристалл. Всем известно, что они беглецы. Вот только от кого и что они делали у нас? Их цивилизацию в свое время обезвредили как конкурентов в космосе, гуманоиды не человеческого облика. Некая раса, обнаруживая, доступные для ее атак колони и обжитые миры других видов, атакует их, уничтожая население и превращая в рабов некоторое количество выживших. Такая себе политика агрессивного сдерживания. Тех, кому повезло выжить, они превращают в рабов и пускают на зачистку следующего мира. Так получилось и с нашими гостями. Их флот, оказавшись на орбите, имел достаточную мощность кристаллов для покрытия всей планеты. После такой блокады с нашей цивилизацией произошел бы целый ряд катастроф, как техногенного характера, так и климатического. Планеты реагируют на кристаллы, и земная кора устроила бы землянам настоящую игру на выживание. За пару лет голод болезни и климат оттолкнул бы нас в развитии на пятьдесят лет назад. А потери среди населения исчислялись бы сотнями миллионов. А после длительной блокады, они собирались разобраться с защитой Солнечной системы и дождаться флота вторжения, который уже добил бы всю цивилизацию. Пересиди в бункере все это, Земля вышла бы в космос только лет через пятьсот, при условии, что океаны не будут отравлены, а грунт останется плодородным. Но небольшая навигационная ошибка, сорвала эти планы. Так что наши пришельцы не только спасли нас, но и дали шанс встретить врага в открытом бою.
- Это все дела прошлые, важные и интересные конечно, но меня больше интересует вопрос сегодня и завтра. Ближе к делу оракул, историю ты мне потом почитаешь.
- Так уже подошел к сути вопроса и даже тебя подготовил. Та самая неизвестная раса объя-вилась в наших мирах боле пятидесяти лет назад. Проведя ряд внедрений и вербовок, они создали самый настоящий пиратский флот, разбросанный по всей обжитой нами части галактики. Примерно тысяча кораблей разных классов, и полумиллионная армия, подчиняющаяся одному командованию. Они и сегодня головная боль для всех без исключения. А что будет, если начнется вторжение противника извне? К тому же идет серьезная диверсионная игра, направленная на сталкивание лбами колоний и вообще всех кого можно спровоцировать на боевые действия. Цель проста, максимально ослабить экономические и политические позиции колоний, нанеся урон везде, где это возможно. Благодаря этому хаосу, мы корсары, прекрасно себя чувствуем. Если до начала активных действий вероятного противника, корсарам хватало работы из-за экспансии миров и транспортных путей, то, как раз пятьдесят лет назад основной дележ закончился, и начались пираты с междоусобицами.
- Следя за обстановкой мы можем не плохо заработать на этом. Как думаешь?
- Конечно, заработаем, поскольку работы нам хватает. Но вспомни устав Братства. Три глав-ных правила. Не убивать за деньги. Не брать чужого. Соблюдать законы. Но самое главное, юридически мы ЧВК, солдаты удачи, признанные в ведущих человеческих государственных образованиях. И все мы приносили присягу именно человечеству, хранить границы наших миров и защищать род людской. Поэтому зарабатывать мы будем, оберегая весь человече-ский род, не пользуясь его бедами для наживы. Грань между корсаром и пиратом очень тон-кая. И обозначается она всего лишь совестью и честью. А вот перспективы и конец у корса-ров и пиратов совсем разные.
- Хватит мне читать морали. Я это все очень часто произношу при экипаже. Должность обя-зывает. К сути. Что корсары будут иметь за участие в войне? Деньги мы и так заработаем. Что такого предложили Братству, что мы становимся наемным СМЕРШем, как говорят в Империи? Возможность получать заказы из корзины военных?
- Нет, этого не будет никогда. Таков устав флотов. Мы наемники и нас нанимают, а не отда-ют нам приказы. И ни одна военная казна нас никогда не станет кормить. Но есть один кусочек пирога, который мы можем себе позволить. Правда брать придется самим и за свой счет. Нам его всего лишь не будут мешать получить. Точнее те с кем мы договоримся, не будут. Но об этом потом.
- Тогда переходим к делам, что с экипажем и куда летим первым делом.
- Экипаж ждет моего приглашения. В течение завтрашних суток на борт поднимутся все. А летим к Лире. Точнее ты летишь, на шатле.
- Обрадовал. И что я там буду делать?
- На Лире есть барон, который оказался в опале у правящей семьи Ноттингем. Наша задача либо вывести его груз, либо эвакуировать его семью. Задача упрощается тем, что у барона своя станция на Гелиосе. Эта безжизненная планета удалена от столицы Эрмитаж и звезды. На ней кроме автономных станций добычи руды и тюремных крепостей, ничего больше нет. Там проходит минимум кораблей, и на нее обращают минимум внимания тамошние войска. Приземлиться, взять на борт и улететь.
- Тогда я займусь приготовлениями корабля. Инженерная команда надеюсь, завтра будет?
- Ремонтников и инженеров я отбирал лучших. Надеюсь, ты найдешь с ними общий язык. И главное по экипажу. Это не мои люди. Только Томео знаком со мной лично. Набирал я стро-го по критериям безопасности и профессиональных качеств. Так что делать из них экипаж придется тебе.
- Это я уже понял. – Сильвер встал и направился к дверям каюты. – Но если из них, хоть кто-то окажется пришельцем, я хочу об этом знать.
- В этом вопросе я всех проверял многократно. Все они с одинаковым результатом прошли проверку.
Когда капитан вышел, оракул достал бутылку рома и громко выдохнув, сделал длинный глоток из горлышка. Он многого не договорил Сильверу, и был ему благодарен, что не при-шлось придумывать отговорки или отказывать в ответах. Руки чуть тряслись, поэтому вто-рой глоток он делал, держа бутылку двумя руками. Оракул первый раз соврал капитану. Возможно, в будущем получится выкрутиться, что просто недоговорил, или скрыл информа-цию, которую было рано выдавать. Но когда все вскроется, отвечать придется ему Скиталь-цу. И дело даже не в гневе капитана, оракула беспокоил кодекс корсаров, писаный и не писаный, по которому подобная ложь могла закончиться разрывом контракта с Сильвером.
Сильвер занял место капитана в рубке и приступил к тесту корабельных систем. Все что можно было запустить в холостом тестовом режиме, по очереди запускалось и калиброва-лось бортовым ИИ. После подтверждения от Аски, об отсутствии серьезных проблем, капи-тан направился в свою каюту, отдав распоряжение ИИ продолжать предполетную подготов-ку. Первый выход в космос должен был пройти без аварийных ситуаций. От этого зависели сроки выхода Дракона на новое задание. У него было немного свободного времени и как капитан, он решил потратить его с пользой. Предстояло просмотреть доступные заказы от ЧВК с новостными сводками корсаров, и сориентироваться, что происходит в большом космосе. Прежде всего, интересовала система подконтрольная Лире и прилегающие миры. Предстояло прокладывать маршрут из прыжков, избегая зон боевых действий и активного патруля Лиры. Голограмма отображала необычную картину. Все конфликты между корпорациями на данный момент были заморожены, велись переговоры. А границы внимания Лиры, почему то сжались в размерах. Большая часть флотилии была направлена к столице. При этом все это было в официальных новостях с пояснением, что Лира готовится к массовому переоснащению флота. Это и упрощало и усложняло задачу. Приблизится к системе, будет проще, а вот войти в нее и в случае непредвиденных обстоятельств покинуть, теперь задача не простая, если вообще осуществимая. Сильвер даже усмехнулся, подумав, что Скиталец сговорился с Лирой, как будто обменялись планами, усложнив ему жизнь. Но холодная логика бывалого космического волка, подсказала, что задание оракула напрямую связано с этими маневрами. И предстоящая операция имеет куда более серьезные задачи, чем эвакуация опального барона. Дав задачу ИИ сортировать новости по Лире и обстановке вокруг нее, капитан решил хорошо отдохнуть. Завтра предстоял очень важный день, сбор экипажа. Одно дело принять на борт наемных космонавтов, на два три задания, а затем распустить, рассчитавшись, даже не вспоминая в будущем их имен. И совсем другой случай, собирать экипаж, с которым возможно придется провести в космосе год или более. Тут от первой встречи может зависеть очень многое. В любом случае формировать экипаж как единую команду предстоит ему, он капитан и ему ими командовать. На корабле никто не должен ставить под сомнение его приказы, и главное все члены экипажа должны действовать слаженно, вместе с ним. Просто приказ это сотрясание воздуха, которое могут проигнорировать и нарушить, поставив под угрозу весь корабль. А вот приказы, согласованные с экипажем, когда каждый член корабельной команды выполняет свои функции и помогает капитану принять верное решение, это и есть то, зачем капитаны нужны на кораблях.
Первыми на борт корабля поднялись старшие офицеры. Трое, одетые в одинаковые импер-ские штурмовые скафандры, казалось, двигались они одинаково и говорили на галактиче-ском, общем языке с одинаковым акцентом. Услышав их имена, Чжиган Чжимин и Чжицзян, Сильвер решил, что они братья. Но это было не совсем так. Воспитанные в интернате Империи три друга вместе поступили в космическое училище на специальности по своим способностям. По окончанию они вместе же устроились на первый корабль юнгами, вместе сделали карьеру и создали великолепное трио. Сильвер знал, что Чжи у всех троих в именах переводится как стремление, и когда помощники предложили их называть просто Ган Мин и Цзян, капитан сразу согласился. Далее прибыли инженеры ремонтники и обслуживающий персонал. Оказалось, что все двадцать человек ранее служили на двух кораблях и, имея опыт дальних полетов не менее семи лет, оказались хорошими специалистами к тому же уже слаженной командой. Это тоже порадовало капитана. Не нужно назначать среди них старших и главное дисциплинарные порядки будет навести очень просто. Томео помог устроиться на борту всем новоприбывшим и уже через два часа первый экипаж начал подготавливать корабль к первому выходу в космос.
Сильвер уже было расслабился, поверив, что выбор Скитальца безупречен, когда к подъем-нику подлетел флайер и из него просто вывались четверо абсолютно пьяных офицеров. На счастье, они не направились к трапу, а начали выгружать вещи с флаера, роняя грузовые контейнеры и периодически падая на них и на своих товарищей. Брани или пьяных речей не было, только короткие комментарии, что куда лучше поставить. При этом на то, что бы про-сто сложить все свои вещи перед погрузочным пандусом, они потратили десять минут, бес-толково переставляя контейнеры с места на место.
Перед лицом Сильвера висела голограмма, видимая только ему. Это была проекция, воспро-изведенная на зрительный нерв капитана, его имплантатом. Список экипажа, подтвердил, что это четыре пилота шатлов и истребителей. Причем по истребителям у всех четверых стоял высший класс пилотирования, звания пилотов снайперов. Вот и первая задача, которую должен решать капитан сам, и от этого решения зависит, как в дальнейшем будет вести себя весь экипаж. Капитан прочел их имена, Адам Бернар, Рик Грейси, Джонатан Верден и Иннис Маккрей. Простейшее решение возникшей проблемы с ними, было не пускать на борт, вызвав другой грузовой флаер. Но возникнет причина для выяснения отношений с оракулом, чего делать не хотелось. Придется доверять ему и навести необходимый порядок. На борту любого корсарского судна, без выходных, действует сухой закон. Никто из членов экипажа, включая капитана, не имел права покидать свою каюту в нетрезвом виде. Не имела значения причина, по которой выпил корсар, как и не имело никакого значения, что он употреблял, нюхал, или колол. Только в своей каюте в свободное от дежурства время или в медотсеке. Как капитан, Сильвер очень хорошо знал пилотов истребителей, что эти люди отличаются от и так необычных обитателей космоса. Поэтому выбрал тактику дисциплины и дистанции. Либо эта четверка начнет сходу выполнять все его указания, и делать это будет безукоризненно, либо от них придется избавляться и плевать тогда на мнение оракула. Потерять уважение у пилота истребителя можно только один раз, а заслужить его можно только будучи профессионалом в своем деле. Поэтому команда прозвучала без имен, а сразу с позывными пилотов.
- Зоркий, Перо, Таймер, Пик!
Услышав свои позывные, все четверо попытались стать смирно, насколько это позволяли подгибающиеся ноги. Не дожидаясь пока они, наконец, выровняются, капитан продолжил.
- Я капитан Черно Дракона, Сильвер. Вас проводит Томео, на борту он отвечает за безопас-ность, каюты по левому борту, от22 по 26тую ваши. Все вещи погрузят в грузовой отсек, разбирать их будете позже. Приведите себя в порядок, через восемь часов, в 22-00 по Земно-му времени, весь экипаж соберется на церемонию торжественного спуска судна. Выполнять!
Все четверо кивнули и молча, направились за Томео. Они понимали, что капитан с ними общаться, сейчас не станет. Лишних вопросов нет, значит, этого человека интересует, преж-де всего, дисциплина. Томео пришедший по вызову через имп, сходу понял ситуацию, и по-вел пилотов так, чтобы их не увидели. Этому экипажу еще вместе путешествовать, и потеря, чьей либо репутации без веской на то причины, может плохо сказаться на работе всего эки-пажа.
- Скиталец? – Сильвер сделал мысленный запрос, используя внутреннюю связь корабля.
- Капитан? Слушаю тебя.
- Пилоты поднялись на борт, но они еле на ногах стоят. Как будто из бара сразу.
- Так и есть капитан. Заливали горе из-за их увольнения из истребительного полка Зефа, Земной Федерации. Их полк обвинили в сокрытии пиратства и контрабанды. Эти четверо чисты, проверял через все возможные источники, но сам полк расформирован. Я первый сделал им хорошее предложение, от которого не отказываются. Пилот не может жить без штурвала, и они искали работу у нас. Никто из ЧВК не хотел нанимать их из-за скандала в Зефе, а идти в пираты или к сомнительным частникам не позволила честь мундира. То, что нам нужно.
- Я уже отправил их по каютам, по-тихому. Будь добр предупреждать о таких сюрпризах.
- Хорошо капитан. Тогда тебе стоит знать, что среди направляющихся к нам штурмовиков, есть десять модифицированных и восемь геномов. Экипаж сразу поймет, что к чему, лучше бы они представились на церемонии.
- Так и сделаем. Должен тебе сказать, такого сложного экипажа у меня еще не было. Но по-рядок я наведу.
- Тогда до связи капитан.
Среди инженеров и обслуги на судне уже было двенадцать женщин. Многовато для Драко-на. Это не гражданское судно и женский контингент был нежелателен. Но личные дела всех прибывших были безупречны, без криминала в прошлом и с хорошими аккредитациями. А вот добавление к ним модифицированных и геномов, могло расшатать дисциплину. В космосе даже самые спокойные минуты таят в себе смертельную опасность для корабля. Причем именно этим самым спокойствием. Пока экипаж занят ему есть куда выплескивать напряжение, но когда тянутся долгие недели прыжков, желание убить время играет очень злые игры с психикой и даже самый невинный повод может стать причиной для конфликта или скрытой вражды. Не доверяющий друг другу экипаж не способен действовать совместно, а значит это уже не экипаж, а разрозненные одиночки, противостоящие всем, кто находится на борту, включая себя. Модифицированные и геномы сами по себе проблема. Любой капитан корсаров рассматривал их кандидатуры в последнюю очередь. Модификанты использовали био протезы, заменявшие им большую часть тела. Они не выходили из строя при рабочем кристалле, были защищены если не на уровне боевых скафандров, то в дополнении с ними становились опасными противниками. Идеальные войны, приспособленные к тяжелым условиям, как на военных театрах, так и в космосе и на небезопасных планетах. Первые массовые операции по модификации тела производились для колонистов новых миров. В том числе для заключенных выбравших работу на космических станциях и неосвоенных планетах, вместо срока пребывания в колониях строго режима. Чаще всего попадались именно заключенные. Крупные армии не стали злоупотреблять этими технологиями, даже при доступных ценах на операции. Боевые скафандры отвечали всем необходимым требованиям флотов, а воевать без скафандров никто не собирался. Но еще большую проблему представляли геномы. Более ста лет назад, невинный эксперимент по выращиванию эмбрионов на инкубаторных станциях, стал спасением для бездетных молодых пар. Суррогатный бизнес перешел в нерентабельный, а размах и экономическая выгода инкубатора, позволили проводить дополнительные генные модификации плода. Существовали строгие ограничения на вмешательство в генотип, и этот контроль не обходился ни за какие деньги. Но даже в строгих рамках изменения были достаточно серьезными, что бы выделять геномов среди людей. Идеальные стройные фигуры, немалая физическая сила, иммунитет к большинству заболеваний и великолепное здоровье, вызывали зависть и скептицизм у окружающих. Но кроме зависти были и другие проблемы. Часть геномов считали себя улучшенными людьми, из-за чего нередко их группы оказывались, втянуты в военные конфликты. Или же они становились целью охоты для религиозных фанатиков. Геномы заводили семьи с обычными людьми, и их потомство было не столь совершенно, что порождало среди них неких расовый культ. Сильвер об этом знал по своим приключениям в открытом космосе, и лично наблюдал последствия таких взглядов на жизнь. Как правило, жизнь генома, уверенного в своем превосходстве над человечеством, заканчивалась на острие меча. Но вот что не заботило капитана, так это их популярность у противоположного пола. Если уметь общаться с экипажем, то проблем это не доставит, при условии что геномы будут сотрудничать с капитаном. Иначе их придется просто высадить на ближайшей станции.
Томео блестяще справился с поставленными задачами. Он не только смог незаметно разместить восемнадцать членов команды. Кроме них на борт поднялись два медика, двенадцать специалистов по орудийным системам, тридцать человек абордажной команды и десять штурмовых инженеров. Эсминец позволял поселить, весь экипаж в отдельных каютах, но при желании их разместили по двое или по трое. С первых минут пребывания на борту, самая большая нагрузка упала на плечи инженеров - борт механиков, и кока. Если у восьми инженеров, были в помощницах шесть младших специалистов, а так же три дамы отвечающих за системы жизнеобеспечения судна, то коку, уже не молодой даме, помогали две ее дочери поварешки. Инженеры тут же приняли корабль и начали выполнять свои функции, знакомясь с судном и готовя его к первому выходу из дока. А вот у поварешек работы оказалось непомерно много, из-за предстоящего спуска судна. Узнав, что корабль через несколько часов пройдет церемонию спуска, главный повар на корабле, отказалась заказывать угощения, взявшись готовить праздничный стол втроем. Сильвер сперва, хотел оспаривать такое решение, ведь ей, предстояло накормить девяносто девять членов экипажа, притом, что он сотый член команды. Скитальца при обсуждении с Еленой, как звали старшего кока, считать не стал, личность он мистическая и вообще гость на борту. При этом из друзей и знакомых Сильвера, обязательно будут все, кто находился сейчас в Логове Демона. А это еще больше сотни человек. Но капитан на это согласился. Если пиршество удастся то команда, будет знать, что с новым коком от однообразия питания они не пропадут.
Церемония состояла из дружной попойки на самом корабле. Собственно это была первая и последняя прогулка, без скафандров и доспехов по его обшивке. Любой корабль после выхо-да в открытый космос покрывался таким количеством радиоактивной пыли, что последую-щее приземление на планету проходило не дешевую процедуру отчистки. Даже заход в док требовал продувки корабля под высоким давлением. Очень скоро обшивка начинала фонить сама по себе, сколько бы ее не чистили. Даже новое напыление, процедура дорогая и являю-щаяся капитальным ремонтом судна, не сильно снижала уровень радиационного излучения. Поэтому погулять на его верхней палубе без защиты можно было всего один раз, до первого выхода в космос.
Церемония началась с подъема на палубу экипажа и гостей. Сильвер был очень рад, что Аполлон и Лансер смогли присутствовать. Оба прибыли на шатлах, оставив свои корабли и экипажи на звездных просторах. Кроме них собралась почти сотня гостей, и все они смогли разместиться вокруг внешней открытой рубки, предназначенной для управления кораблем снаружи, в условиях, когда поле кристалла делает корабль слепым. Почти две сотни празд-ничных мундиров сверкали в лучах искусственного освещения базы, наградами всех сущест-вующих флотилий человеческих миров. Команда знакомилась друг с другом и гостями, зате-вая разговоры и ожидая угощений. А угощения были уже готовы и сама подача их на стол, оказалась хорошо продуманной операцией оракула, капитана, кока и Томео. Сначала на па-лубу из трюма, поднялись модификанты. Они несли самые большие блюда с угощениями. На минуту умолкли все разговоры, когда одетые в парадную форму, крепкие и бывалые бойцы с внушительными синтетическими телами, прошли строем вдоль столов расставляя еду. Следом, неся салаты и деликатесы, так же строем, в идеально сидящей на них парадной форме, подошли геномы. План капитана удался, эффектное появление необычных членов команды, вызвало бурю положительных эмоций, произведя впечатление на всех присутствующих. Геномы и модификанты расселись, как им было удобно и тут же смешались с окружающими, заводя знакомства и вливаясь в разговоры. Сильвер аккуратно сунул руку под стол, взяв ладонь Скитальца, и крепко ее сжал в рукопожатии. План удался. Команда занята и им явно не до нежелательных тем при обсуждении ее состава, тем более что со всеми приходится лично знакомиться и общаться в праздничной обстановке. Праздник начался и длился еще долго. Чередовались тосты и высказывались все наилучшие пожелания кораблю и его капитану. Завершилось празднование извлечением фибулы из капитанской надстройки, на палубе. Фибула в форме черного дракона, была и символом корабля и украшением капитану и ключом к механическим системам управления судном. После того как Сильвер надел фибулу, док отсоединил крепежи и судно стало на собственное шасси, готовое взлететь по первой команде капитана.
Гости разошлись, а экипаж разместился по каютам, оставив Сильвера, Аполлона, Лансера и Скитальца на верхней палубе.
- Поздравлю Александр. Ты построил свой эсминец. Как и мечтал. А еще нашел на твой зад самые крупные неприятности в галактике. И где ты собираешься гробить столь дорогое и замечательное судно?
Сильвер громко засмеялся на нетрезвую тираду Андерсена.
- Со Скитальцем ты уже знаком. Ну а куда я отправлюсь, зависит от него. Он сейчас мой наниматель.
- Не я, - скромно ответил оракул,- твой наниматель Братство. Прошу сразу запомнить, что не ЧВК или корсары, а все Братство. Это имеет большое значение.
- В корсарах часто бывают наемники, и наши семьи живут на наших станциях, не являясь корсарами. Это означает что наниматель стразу все ответвления нашей организации, кон-тракт от несуществующего государства?
- Верно Сильвер. Именно так и получается.
- В таком случае у меня есть еще два корабля с экипажами, готовые поддержать нас, разу-меться за хорошую плату. – Сильвер, пристально посмотрел на Аполлона и Лансера, изобра-жавших на своих лицах, крайнюю задумчивость.
- Не только они. Если будет необходимость, Братство выделит нам любую подмогу. На сей-час могу сказать только одно. Государством мы никогда не станем. Не для этого создавались корсары. Мы можем сотрудничать с ФОМом или Зефом или Омегой, но в них состоять, тоже не станем. Наши доходы, это исполнение полицейских функций там, где их не могут выполнить, и не имеет значения, почему складываются такие ситуации. Молодые колонии не могут позволить себе построить флот, что бы отбиться от пиратов. Корпорациям не всегда хватает кораблей для охраны грузов, и даже Империя вынуждена прибегать к нашим услугам как в борьбе с пиратами, так и в разведке. Уже молчу про ФОМ, заваливающий нас заказами, в особенности, когда им нужно кого-то поймать на просторах космоса. Вот и получается, что Братство работает сразу на все человечество. И врагов у нас все больше и больше. Например, Лира. Они уже даже флот приготовили для сражения с нами. Только вот к Логову Демона подходов они не знают. Значит, пора нам менять дислокацию на более безопасную. К тому же на этом планетоиде выросло уже несколько поколений. Те, кто родился в космосе, не обладают выдающимся здоровьем. Вот Братство и решило, что планетоид стоит покинуть. Ну а мы с тобой будем осуществлять подготовку к переселению. Больше даже не спрашивай. Сказать ничего не могу. Даже уже сказанное мною, на мой страх и риск. И только потому, что подготовка уже идет и почти не скрывается.
- Стрела сейчас готовится к дальнему походу, контракт на разведку приграничных систем. Как один из самых быстрых кораблей, мне взять это задание было не сложно. Вот только платит Братство лучше, чем за обычную разведку. Чего-то ты недоговариваешь. – Аполлон говорил негромко, смотря, в сторону соседнего дока. Ответил ему Сильвер, опережая ораку-ла.
- Андерсен, ты уже не командир абордажной команды, что бы идти впереди строя. Как капи-тану тебе придется научиться держать указанные позиции. Полезешь вперед, и тебя никто уже не прикроет. Как только появится информация для тебя, я буду первым, кто ее сообщит.
- Скоро клуба молчунов просто не станет. - Усмехаясь, вмешался Лансер. – Так что послу-шай своего бывшего капитана. А ты Сильвер, прежде чем заниматься наставничеством, не забывай обо мне. И не спеши браться за все подряд, что предложит Скиталец.
- Сильвера я не отдам. Он должен отработать мне долг, и другую кандидатуру я найти не успею. Так что капитан Лансер, не портите мне игру.
- А я и не порчу.
- Тогда перестань во мне сомневаться. – Негромко произнес Сильвер.
Лансер опустил взгляд, он хотел что-то ответить, но на палубу поднялся Томео и доложил.
- Капитан, экипаж размещен по каютам и отдыхает.
- Хорошо Томео, тебе тоже стоит отдохнуть.
Японец коротко поклонился и исчез в трюме.
- Они всего один день члены твоей команды, а уже за тебя заступаются. Эх, Сильвер. Будь осторожен. Я, может быть, перегибаю с оракулом, но впереди тебе будет очень не просто.
- Спасибо капитан Лансер. - Сильвер протянул ему руку и получил крепкое рукопожатие в ответ.
Лира.
На этом праздник закончился и Лансер с Аполлоном покинули базу, догонять свои корабли. А экипажу Черного Дракона предстоял первый выход в космос. Сама процедура была дол-гой, не менее двух суток, и требовала от экипажа постоянного внимания. Проверить все сис-темы, скорректировать их работу, откалибровать работу механики и автоматики, эти задачи решали на ходу. Аварий или крупных сбоев оборудования не было. Судно было построено по уже хорошо испытанным технологиям, и уже при сборке, вероятность брака снижалась к миллионному шансу. Все мелкие неполадки, возникающие на борту, тут же решались, не прерывая похода. После завершения цикла испытаний, судно зашло в док, пополнило все необходимые запасы, и покинуло станцию, двигаясь к системе Лира.
Следуя проложенному курсу, Дракон покинул поле астероидов, и совершил первый прыжок. За то время пока корабль шел между планетоидами и их осколками, экипаж на деле успел протестировать весь корабль. Инженеры распределили обязанности и, падая от усталости, делали все, что бы корабль продолжал свой поход без остановок. Для них новейшее судно было в радость для службы. Все системы новые и не нужно искать микротрещин на корпусе или повреждений от метеоритов и радиации. Но при этом первые несколько недель были настоящим адом. Сомневаться в надежности судна не приходилось, а вот настройка его систем и отладка механизма слаженного управления судном, требовали полной выкладки в кротчайшие сроки. Не скучала и орудийная команда, ведя тренировки в виртуальном режиме. Освоить орудия на новом месте службы задача не такая сложная, как проработка тактики и согласование общих действий. Конечно, на борту был мощный ИИ способный самостоятельно вести бой, но были задачи, которые ИИ исполнять не мог. Как показывала практика космических сражений, Аской необходимо руководство человека, иначе корабль будет действовать линейно, просто не обращая внимания на мелкие тактические изменения в бою. Абордажникам тоже хватало забот. Новый состав требовал совместной отработки, распределения командования и совместных тренировок. Слаженная работа залог успеха в сражении, и тут никакой ИИ не подскажет и не поможет. Только отработанные рефлексы и навыки. При всей мощности вентиляционной системы, качалка была заполнена запахом пота, а воздух был тяжелым и теплым. Сильвер провел командирские сборы для штурмовиков, прямо в зале для тренировок, а затем, распределив очереди, начались занятия и тренировочные бои. Зал не был маленьким, но бойцам пришлось составлять график тренировок, чтобы все могли полноценно провести физическую подготовку и тут без капитана могли возникнуть споры. Сильверу приходилось присутствовать не только в качалке, его внимание требовалось везде. В результате после трех суток полета вид капитана был выжатым и высушенным. Томео помогал, как мог, и его лицо постепенно перестало носить вечную маску вежливости. Стоило обстановке на корабле успокоиться, как он закрылся в своей каюте для отдыха. Сильвер приказал его не беспокоить, а медикам обязательно проверить состояние здоровья Томео, лично приказав телохранителю впустить медиков. Диагноз был прост, переутомление. Но после недавнего ранения это могло быть опасно для Томео, и он получил сутки для отдыха.
В таком режиме поход продолжался еще неделю, до прыжка к одной из станций принадле-жащей Лире. С этого момента команда начала действовать по штатному расписанию, в по-ходном режиме. На снаряженный челнок зашли Сильвер, Скиталец и два модификанта. Для предстоящего задания могли понадобиться истребители и два из них были готовы в любую минуту покинуть трюм. Но оказать поддержку эти небольшие, но грозные машины, смогут только в пределах системы, в которой находился Дракон. Челнок стартовал с корабля и стал готовиться к прыжку, когда от Скитальца поступили первые подробности предстоящей опе-рации.
- В систему мы пройдем под видом торгового судна. Шатлы новые и их серийные номера еще не известны Лире. Главная задача пройти к Гелиосу. Официально мы берем пробы про-изводимого ими порошка для станков. Хороший порошок должен сказать, но нам его не ку-пить. Выходим на дальнюю орбиту, и я вызову барона по дальней связи. Если он ответит, в течение трех часов покидаем систему со всем что он скажет на борту.
- Что-то слишком просто для Лиры. После покушения на меня на нашей станции, попахивает ловушкой.
- Это зависит от барона. Мы его не бесплатно вывозим. И эта плата стоит риска. А вот сдаст он нас или нет вопрос к нему.
Сильвер обратился к пилотам шатла.
- Перо, Таймер, располагайте нас, так что бы проще было удирать из системы. Кажется, мне, что наша затея может провалиться.
Оракул сделал несколько запросов дальней связи, используя имп. Он молчал десять минут, прежде чем сообщил новости.
- Мы опоздали с бароном. Его уже ликвидировали. Как и всю его семью и всех его слуг. Ока-зывается у Лиры небольшая смена должностей в среде высоких чиновников. Кого-то обви-нили в предательстве, кого-то в коррупции, и перевешали. Наш барон попал в расстрельные списки. Но от него есть странное сообщение. Будем ждать несколько часом. Возможно, нам повезет, и будет что вывозить.
Минуты текли медленно и тяжело. Ожидание заставляло нервничать капитана, и он вклю-чил местные новости. Несколько королевских каналов вещания транслировали кадры аре-стов и казней предателей короны. Имплантат позволял погрузиться в изображение, наблюдая за происходящим с любой точки, но Сильвер предпочел смотреть с максимальной дистанции. Сцены насаживания на пики слуг барона ему удовольствия не доставляли. Скиталец занимался тем же самым, как вдруг выразительно посмотрел на капитана. Сильвер получил ссылку на прямую трансляцию гонки, где одинокая яхта бежала от своих преследо-вателей, подальше от столицы. На борту яхты была надпись «Айсберг».
- Это наш клиент. Айсберг, пароль при контакте с людьми барона. Скорее всего, яхта и есть груз.
- Перо? Мы можем состыковать яхту с шатлом как истребитель.
- Да капитан. Но она намного быстрее нас, мы не сможем ее догнать.
- Двигайся к ней на перехват. Будем рисковать.
Скиталец развел руками. Если капитан и так уже понял, что от него требуется, дальше он вмешиваться не собирался.
- Какой ответ на пароль?
- Экватор.
Сильвер погрузился в новости Лиры. Была объявлена королевская охота, участие в которой могли принять все вельможи при дворе. Догнав и уничтожив дичь, они получали балы перед короной. Яхту гнали два десятка истребителей и два крейсера отсекали ее от столицы. Беглеца спасла только скорость и соперничество между охотниками, всячески мешающих друг другу. Беглец оказался дочкой барона, Натали Швальбе. Девятнадцатилетняя невысокая красавица ранее проводила свой досуг в любительских гонках по системе и, похоже, до яхты она добралась раньше, чем палачи дотянулись до ее хрупкой шеи. Рассматривать ее вирту-альный мирок, теперь заполоненный кадрами казни ее родных и близких, у капитана жела-ния не было. Его интересовал только канал для связи с яхтой или ее индивидуальный код связи. Найти он их нашел, на ресурсе посвященному гонкам было ее подробное резюме, но вот связаться не смог. К ней пробивались сотни вызовов, одновременно засыпая несчастную и отчаявшуюся девушку угрозами личной расправы. Травля была страшной и бесчеловечной, странно, что она еще сопротивлялась, продолжая бессмысленный бег по системе на скорост-ном, но обреченном судне.
- Перо, как у тебя с выходом на траекторию перехвата?
- Проблема капитан. Есть возможность подойти к ней на дистанцию выстрела, при условии, что она не сменит траекторию движения. Если она хочет потянуть время, то либо направится к газовому гиганту и в итоге убьется, в его атмосфере, либо пойдет к Гелиосу потянуть время, маневрируя между его орбитальными спутниками и станциями.
- Можешь ее перехватить, если пойдет к нам?
- Если она не отвернет от нас. Я могу разогнать шатл и включить маскировку на пути ее движения. Она пройдет достаточно близко к нам, вот только что дальше делать?
- Выполняй Перо. Таймер, ты раньше стрелял гарпуном?
- Пиратствовать не приходилось. Только расчленение посудин в космосе.
- Мне не до шуток сейчас. У нас два гарпуна. Твоя задача всадить один из них в яхту, не по-вредив жизнеобеспечение корабля. Справишься?
- Перо не подведет, на траекторию выведет. Если дальность пуска позволит, и она нас не заметит для уклонения, то я не промахнусь.
- Делайте. А я наружу.
- Есть. – Ответили пилоты и занялись манипуляциями с шатлом.
Шатл начал разгон, готовясь к перехвату беглянки.
- Капитан? – Голос Перо заметно дрожал. – Нас вызывает крейсер Лиры, требует сменить курс и уйти от погони. Мы почти в радиусе действия его орудий. Что отвечать?
- Попробуй тянуть время, соври, что готовимся к прыжку.
- Пробую, если не будем мешать охоте, можем пройти, но мы на прицеле.
- Отлично! Продолжаем!
Шатл вышел в нужную точку и включил маскировку, исчезнув с экранов радара у яхты. Крейсер через минуту начал поиск шатла и засек его, но яхта уже почти догнала корсаров и Перо, погасив разгонные двигатели, развернул шатл, продолжая все также двигаться в одном направлении. Его напарник пилот сработал на отлично, и выпущенные таймеров гарпуны впились в бока яхты.
- Цель поймана.
- Подтягивайте ее. – Сильвер отвечал, находясь уже с наружи шатла. Яхта все также быстро приближалась к корсарам, явно не собиралась сдаваться и взять себя на абордаж. Но Косары имели дело с самыми жестокими пиратами космоса, и у них было, у кого учится захвату добычи. Увидев, что в ней гарпуны, беглянка не стала проходить мимо, прекрасно зная, что при попытке порвать тросы, гарпуны вырвут половину содержимого ее маленького корабли-ка. Единственное что ей оставалось делать, чтобы не оказаться на ее виртуальной страничке в облике освежеванной жертвы охоты, это идти на таран. Натали не мешкала. Она вела свою яхту уже больше трех часов. Уклоняясь от метких выстрелов преследователей и удерживая максимальный темп погони. Ей не с кем было прощаться, поэтому рассмотрев точку не-большого десантного судна впереди, она, просто закрыла глаза, вцепившись от отчаяния в штурвал уже ослабевшими руками. Но вместо удара при столкновении, она почувствовала толчок, в ее корабль чем-то попали. Включилось аварийная система яхты, заглушив двигате-ли и сбросив баллоны с газом. Яхта продолжала нестись с огромной скоростью, но теперь хаотически вращалась, наматывая вокруг себя лебедку, а траектория ее движения пошла по окружности, в центре которой находился шатл.
- Рыбка поймана. Тяните ее к нам быстрее.
- Да капитан. Начинаю разгон, крейсера наводятся на нас.
- Как только зафиксируем яхту, стразу уходите в прыжок.
- Да капитан.
Яхта приблизилась к шатлу, удерживаемая двумя тросами. Сработали магнитные захваты, и она надежно закрепилась на стыковочных лафетах. Сильвер не тратя ни секунды, стал рабо-тать, мечем, обрубая тросы гарпунов. Добравшись до остекления кабины, он двумя ударами крест-накрест разрубил ее, а затем еще один проделал отверстие достаточное, чтобы схва-тить за скафандр беглянку и вытащить ее на просторы открытого космоса. Не давая ей даже дернуться, капитан включил лебедку страховочного троса и втянул обоих в проем люка на шатле, где два штурмовика тут же взяли жертву в мертвый захват их боевых скафандров.
- Капитан, крейсера открыли огонь!
- Прыгаем, срочно!
- Выполняю.
Прежде чем первые заряды дальнобойных орудий достигли шатла, он исчез из системы Ли-ра, увозя на своем борту цель королевской охоты. Сильвер хорошо понимал, теперь эта охота станет вестись без светских правил, всеми силами Лиры. Следующую систему они проскочат, а вот далее их могут уже поджидать неприятности от королевского флота. Придется Черному Дракону принять свой первый бой, и противник будет определенно неравным.
Как только беглянка оказалась на борту шатла, ей сразу вкололи успокоительный препарат. В состоянии шока она не только могла попытаться навредить окружающим или себе, во вре-мя сильного стресса организм испытывает убийственные для него нагрузки. Девушка она молодая, и судя по гонке крепкая, но гонка могла в итоге пошатнуть ее здоровье. Ее тело обмякло, но отпускать ее никто не собирался. Аккуратно сняв с нее шлем, Сильвер опустил свое забрало и посмотрел в глаза своего клиента.
- Натали, вы слышите меня?
Вопрос был задан с конкретной целью, определить ее состояние как физическое, так и эмо-циональное. Она еле заметно кивнула.
- Я капитан эсминца корсаров Черный Дракон, мое имя в Братстве Сильвер. Ваш отец нанял нас, для транспортировки до одной из торговых станций Братства. На борту вашей яхты на-писан пароль для встречи, «Айсберг», ответ «Экватор». Вы все поняли из того что я вам ска-зал?
Натали попробовала кивнуть, потом замотала из стороны в сторону головой. Сильвер мед-ленно, повторил все сказанное. Пока он повторял, повинуясь его приказу, штурмовики уса-дили девушку на сиденье пассажира, предварительно изъяв у нее пояс с оружием и контей-нерами для снаряжения. Ей дали герметичный стакан с теплым кофе, и дождавшись пока она напьется, капитан еще раз повторил все сказанное.
- Я Натали Швальбе. Мой отец убит. Я не знала, что он нанимал корсаров.
- По контракту с ним, мы должны доставить на безопасную станцию, все, что будет с ним. Доставка произойдет при любых обстоятельствах. Но нам необходимо знать, успел ли он передать вам что либо?
- Ничего. Он знал, что я успела сбежать на его яхте, но когда начались аресты и казни, воз-можности связаться со мной у него не было.
Из-за спины капитана раздался голос Скитальца.
- Значит, Это его корабль. Он на нем путешествовал двадцать лет назад, состоя в исследова-тельском корпусе?
- Да, это судно раньше оборудовалось разведывательной аппаратурой. Еще пять лет назад Айсберг был самой быстрой яхтой в Лире.
- Сильвер, как только выйдем из прыжка сразу изыми навигационный ИИ. Натали на яхте есть, что либо, ценное?
- В грузовом отсеке мои личные вещи. Больше на ней нет ничего.
- Тогда отдыхайте.
Штурмовики разложили несколько кресел, в спальную койку, и могли Натали на ней устро-иться. Она не возражала от укола снотворного, после заверений капитана, что проснется к моменту выхода из прыжка, и тут же заснула.
- Капитан? - Голос пилота звучал смущенно.
- Да Перо.
- А чем вы отстрелили у яхты правую гондолу с двигателем? Вы подключались к системам наведения корабля, с помощью импа, но орудия шатла молчали?
- Вот этим. – Сильвер достал из кобуры свой пистолет. – Даже не спрашивай, чем он стреля-ет.
- Хорошо капитан, не спрошу, а как это узнать?
- Станешь капитаном, узнаешь. Когда сам выстрелишь.
- Попробую капитан! – Отшутился пилот и отключил связь.
Челнок вышел из прыжка и сразу перешел в режим маскировки, выключив все двигатели и внешние системы. Не тратя времени, Сильвер с абордажниками, вышли к яхте. Они разреза-ли остатки тросов, высвободили два гарпуна из корпуса Айсберга и перенесли все содержи-мое трюмов на борт шатла. Гарпуны стоили возни с ними не только из-за их цены, найти их на рынке было очень сложно, приходилось заказывать и подолгу ждать доставки. Произвести напыление на уже готовый меч, изготовленный из металла, не крошащегося при космических температурах ниже двух сотен градусов по Цельсию, можно было и на борту эсминца. А вот с гарпунами, из-за размера режущей кромки, такое производство было не выгодно из перерасхода напыления. Тем более что найти парашек для их сверх прочного сплава было тоже не просто. Захваты отцепили яхту и она начала свое неуправляемое путешествие. В системе уже вовсю работали радары дальнего обнаружения, а местный флот рассредоточился, пытаясь обнаружить беглецов. Если бы хоть один боевой корабль, подошел на дистанцию работы радара и датчиков, к шатлу, они могли бы и пропустить маскирующееся судно. Но яхту маскировать было нечем, и пока с ней разбирались, она не была обнаружена только благодаря легкому корпусу.
Следующий прыжок произвели с короткого старта, не набирая максимальной скорости, стараясь остаться незамеченными. До встречи с Драконом нужно было совершить еще два, при этом избежать обнаружения. Но Сильвер знал, что их ведут, не пытаясь перехватить. Шатл в любом случае успеет раньше уйти в прыжок, чем крейсера Лиры выйдут на дистанцию ведения огня. А вот стыковка с судном носителем, занимала время, и тут нужно было проявить осторожность.
Совершая крайний прыжок, Сильвер передал короткую команду на Дракона, принимать гостей. Сообщение было наверняка перехвачено и прочитано флотом Лиры. На эсминце уже должны были разобраться в обстановке, и им нужны были указания. А флот Лиры готовил планы по перехвату беглецов, и если их не пытались сбить ранее, значит, прежде всего, охо-та идет за Драконом. Можно было на шатле попытаться уйти в сторону безопасных миров. Но никто не гарантировал, что скоростные фрегаты не поймают их при входе в одну из сис-тем. Если не пытались раньше этого сделать, значит, хотят рыбку побольше.
Шатл выскочил в космическое пространство и в режиме маскировки изучал систему. Не-сколько фрегатов, пара эсминцев и крейсер, были готовы в любую секунду уничтожить кор-саров, обнаружь они себя. Капитан осторожно вызвал свой корабль.
- Черный Дракон? Это Сильвер. Забирайте нас.
Эсминец корсаров включил двигатели, и тут же был замечен флотом противника. Но на его перехват крейсера и эсминцы не успевали. Маленький шатл несся со всей возможной скоро-стью навстречу своему спасению, когда пилот доложил, что на них наводятся.
- Капитан мы в захвате.
- Кто?
- Пока не вижу, только координаты, далековато для стрельбы из орудий или ракетами.
- Разгоните нас насколько это возможно.
- Выполняю капитан.
Перо выжимал из шатла все возможное, следя за состоянием корабля и безошибочно опреде-ляя критические параметры двигателей. Преследователи нагоняли, все так же оставаясь не-замеченными. Они уже почти вышли на дистанцию пуска ракет, и экипаж готовился оборо-няться. Это не могли быть крупные корабли. Далеко не все из фрегатов могли догнать шатл, а при разгоне работа их двигателей была хорошо заметна всеми сенсорами. Значит это что-то поменьше.
- Кто у нас на хвосте Перо?
- По характеристикам радара это модифицированные истребители и скоростные шатлы. Шатлов два, они выходили на дальнюю связь и обнаружили себя. А вот истребителей не знаю. Не менее тройки.
- Где Дракон, мы успеваем под его защиту?
- Нет, нас успеют перехватить.
- Надежда на вас. Делайте все что необходимо.
Связываться с кораблем не было смысла. Там видели обстановку и принимали решения, на-сколько это было возможно. Но до эсминца и его орудий еще предстояло дойти.
- Капитан, по нам открыли огонь!
Сильвер запросил данные на свой имп и увидел сразу четыре маленькие точки очень быстро приближающиеся сзади. По ним запустили ракеты. Перо и Таймер выпустили ложные цели, затем заложили широкую спираль, выбрасывая противоракетные ловушки. Ракет были за-пущены с максимально дистанции, и имели минимальный шанс для поражения цели. Но окажись шатл беззащитным и ему хватило бы даже одной из них. Теперь противник знал об их возможностях и далее, будет бить наверняка. Пилоты продолжали выполнять спираль маневровыми двигателями, удерживая максимальную скорость хода. Системы РЭБ ставили помехи, на всю свою мощность и вместе с ловушками им удалось перехватить все четыре цели, но если ракеты будут пущены с близкой дистанции, при поддержке бортового наведе-ния преследователей, защита просто не справится и шатл будет уничтожен.
- Перо! Дракон может нам помочь?
- Нет, капитан. Это засада, они перекрыли мелкими группами весь колодец, и нам повезло, что дистанция оказалось большой. Иначе сбили бы сразу.
- Где сейчас противники?
- Мы входим в зону поражения их орудий. Еще минута и мы получим первый залп или пару ракет в двигатели.
- Всем проверить скафандры и доспехи! Провести герметизацию.
Капитан приготовился к худшему, но вместо первых выстрелов вражеской эскадрильи, на радаре появились сразу восемь отметок ракет, идущих к противнику. Это случилось настолько внезапно и близко к преследователям, что шатлы противника не смогли защитить себя и, получив по ракете, разлетелись на куски. Один из вражеских истребителей тоже получил попадание, завернув в обратную сторону, а оставшиеся три разлетелись в разные стороны, разбрасывая ловушки и выполняя маневры уклонения. Теперь противник защищался, активно используя РЭБ, а значит, вести прицельный огонь они не могли. Два истребителя преследователей решили, что ракетная атака завершилась, и попытались снова лечь на прежний курс, но на радаре, между шатлом и ими засветились своими двигателями две точки, пустившие еще четыре ракеты, вынудив прекратить атаку и перейти в защиту. Две новые точки на радаре оказались истребительным крылом Черного Дракона, занявшим засадную позицию и спасшим шатл. Не ввязываясь в бой, группа прикрытия, села на хвост шатла, быстро его, догоняя, а противники, потеряв еще истребитель, завернули назад.
- Зоркий? Пик? Это вы у нас на хвосте?
- Так точно капитан!
- Потом расскажите, как вы подкрались к нам незамеченными, от меня благодарность.
- Есть благодарность капитан!
Черный Дракон подобрал на борт авиакрыло и ушел в дальний прыжок, не дожидаясь под-хода крейсеров противника. Бой с Лирой был выигран, к тому же экипаж показал себя с лучшей стороны. Для Сильвера это был хороший повод для праздника, ведь заново собран-ные экипажи требуют немало времени, прежде чем они могут эффектно выполнять боевые задачи. Если все будет продолжаться также, то Дракон выполнит любой контракт оракула, что бы он ни загадал.
Контракт.
Пока корабль был в фазе прыжка, его скорость не могла измеряться обычными цифрами. Влекомый гравитационными силами звезд, Дракон не мог точно определить, сколько време-ни у него уйдет на каждый прыжок. Погрешности были не критичны, не более двадцати про-центов затраченного времени. Достаточно было учитывать этот фактор, и все космонавты его учитывали, составляя межзвездные маршруты. На разбор полетов и подготовку к даль-нейшим приключениям у экипажа Черного Дракона было не менее суток, и это время ис-пользовалось с максимальной пользой.
В каюте капитана были четверо, сам капитан, его верный телохранитель, оракул и пойман-ная беглянка.
- Начнем с вас Натали. У нас на борту строго с дисциплиной, при этом я бы не хотел назы-вать вас на Вы, надеюсь, этот пункт вашего воспитания не слишком строг?
- Нет, капитан, мой род не относится к королевской семье. Я согласна перейти на ты.
- Благодарю тебя. К тебе есть несколько вопросов у меня и у оракула. Меня интересует, куда ты собираешься направиться и каковы твои планы. Я выполнил свою часть работы не полно-стью, пока ты остаешься на борту моего эсминца.
- Это эсминец крейсерского класса?
- Да, а ты хорошо разбираешься в судах.
- Мой отец содержал транспортную корпорацию. А до этого он был исследователем дальнего космоса. Первооткрывателем. Работая у него, я научилась разбираться в судах и звездных маршрутах.
- Я не стану тебя спрашивать, почему твой отец оказался в немилости у короны. Мы не были оповещены о таком варианте развития событий. И я искренне сочувствую тебе. Но мне нуж-но знать, куда тебя везти, что бы выполнить контракт с покойным бароном. Этого требует устав Братства корсаров и наш контракт.
- Вы можете высадить меня на любой приграничной, станции ФОМ. Если там можно купить яхту или шатл.
- Есть ли какие либо пожелания пока ты на борту?
- Нет, хочу просто отдохнуть.
- Тогда после осмотра нашим медиком, Томео проводит тебя в твою каюту.
Сильвер кивнул оракулу давая понять, что он закончил.
- Меня зовут Скиталец. Я заключал контракт с бароном Швальбе и капитаном Сильвером. Мне важно знать, историю Айсберга. Твой отец использовал яхту при его дальних путешествиях?
- Да, это исследовательское судно. Но последние десять лет он служил гоночной или прогу-лочной яхтой и систему Лира не покидал.
- Спасибо Натали. Томео, проводи ее в медицинский отсек.
Девушка послушно встала и направилась за молчаливым японцем, указывающим ей дорогу.
- Сильвер, пока она на борту ей нужна сиделка, ты бы не мог назначить кого-нибудь из ме-диков к ней в сопровождение? У Томео и так дел хватает, а после случившегося она может наделать глупостей.
- Так и сделаю. Лично поговорю с медперсоналом. Но чуть позже. У нас с тобой есть не-сколько нерешенных вопросов.
- Для начала обсудим оплату за спасение Натали. За всю операцию я спишу с тебя весь долг за оборудование корабля. Если продашь то, что осталось на базе, расплатишься со всеми долгами. Тебя такое решение устроит?
- Безусловно. Если бы знал, с чем столкнемся, не знаю, решился бы я на это, даже с учетом нового, еще не знакомого Лире корабля. Теперь нет смысла рассуждать на эту тему. Но как я понимаю, есть и дополнительные условия?
- Есть. – Кивнул оракул. – Мне нужно расшифровать все данные с Айсберга и передать их Братству. При этом передать нужно лично, а не переслать сообщением. Затем у нас будет еще одно задание, связанное с торговыми делами наших ЧВК. После этого ты сам будешь выбирать, продолжать со мной сотрудничать или искать себе новый контракт.
- Я могу узнать, что такого нашел барон? Великовата плата, с учетом отсутствия потерь.
- Именно этим мы и займемся, будем это узнавать. Поэтому идем на ближайшую нашу базу, а оттуда, куда Братство укажет.
Черный Дракон шел на всех парах, совершая прыжок за прыжком. Маршрут был обходным, избегая системы, где его могли поджидать шпионы Лиры. За это время экипаж успел войти в походный ритм и обвыкнуться с кораблем. На Натали внимания никто не обращал, пассажир есть пассажир. Медик, приставленный к ней, Мария Синельникова, легко нашла с ней общий язык, и помогла девушке преодолеть психологический кризис. Уже на третий день похода капитан получил короткий доклад, что у Натали больше нет истерик и девушка принимает успокоительное, только для сна. К моменту, когда достигли станции, на борту Дракона стояла рабочая тишина, не нарушаемая ничем, кроме редких уставных переговоров членов экипажа. Но было одно место, где громкие голоса и эмоции всегда сотрясали перегородки эсминца. Качалка не знала покоя, и дисциплина в ней имела свои границы.
- Капитан, Натали направилась в тренировочный отсек. Мне идти с ней?
- Спасибо Мария, там Томео, будет лучше, если он за ней присмотрит. На сегодня можешь отдыхать, думаю нужно дать нашему пассажиру немножко свободы.
- Через несколько часов я навещу ее. Данные ее физического состояния я получаю с ее ска-фандра. Но нужно будет проверить последствия стресса.
Натали не удивилась, отказу ее новой подруги, сопроводить ее в тренировочную. Она дога-далась, что Мария уже доложила капитану, и если не идет с ней, значит, капитан уверен в своем экипаже.
В отсеке было больше десяти человек, включая японца. Два синтетика, бионик, два пилота и другие штурмовики. Стоило ей перешагнуть порог герметичных створок, как бионик повернулся к ней и наигранно надменным голосом проговорил.
- Придется занимать очередь, если хочешь спарринга. Можно за мной. – Он игриво поиграл мускулатурой на его широкой груди и располагающе подмигнул. Натали ждала, что ее будут жалеть и сторонится, или же просто отстранять, все-таки, она на борту корсарского судна. Но если с ней общаются, почему бы не поддержать разговор.
- Хорошо. Я хотела именно спарринга, на мечах. Вот только партнера у меня нет. – При этом она вопросительно посмотрела на Томео, но тот отвернулся, игнорируя ее. Это было странно, как правило, этот японец умудрялся решать любые проблемы и для всех. А тут он явно чем-то был недоволен. Выждав несколько секунд и убедившись, что гостя все так же смотрит на него, Томео повернулся ко всем присутствующим и негромко спросил.
- Есть доброволец в напарники нашему пассажиру? – Бионик наиграно пожал широкими плечами и ответил, - Я не против, меня зовут Игорь, абордажная команда. – Он протянул ей широкую ладонь и Натали ее аккуратно пожала.
Они не общались пока в центре зала шли поединки. Пилоты отрабатывали приемы руко-пашного боя, штурмовики бились в скафандрах и вместо слов, говорило их оружие. Иногда бой останавливался, и шло короткое обсуждение задачи поединка или ошибок. Посторонних разговоров не было, скорее всего, из-за посетителя. Когда настало время Натали выходить в центр круга, она взяла тренировочную шпагу и заняла фехтовальную позицию напротив все так же полураздетого гиганта. Бой начал Игорь коротким выпадом его длинного меча, от которого легко увернулась девушка, а затем он нанес сильный удар, по ее клинку при этом сбив Натали с ног.
- Хороший хват, приемы по выбиванию оружия ты знаешь, если удержала свою шпагу.
- Знаю, но ты очень сильно бьешь.
- Это еще не сильно, я пробовал выбить твое оружие. Сильно, сейчас будет.
Лицо Игоря стало беспристрастным, и он коротко нанес удар сверху, опять опрокинув де-вушку на пол. Ей не было стыдно своего падения. Она, молча, поднялась и приняла стойку. Следующий удар по ней, был с финтом, заставившим ее открыться, а затем опять оказаться на полу, вот только тонкая и нежная рука не смогла удержать шпагу и та улетела к перебор-ке. Натали привстала, не решаясь подниматься на ноги. Хотелось убежать со слезами в свою каюту, рыдая от бессилия и беспомощности. Но прозвучавшие как гром с небес, слова То-мео, не дали ей этого сделать.
- Зачем ты вышла в круг? Страх? Жалость к себе? Одиночество? Меч не знает всего этого. Ты глупо пыталась бороться с силой, не обладая даже десятой ее части. Здесь учатся выжи-вать и побеждать противника, если ты не хочешь учиться, не занимай очереди.
Натали встала на ноги, подняла шпагу и вернулась в круг. Ее не беспокоило, что Томео на-звал ее бездарностью. Она даже не думала о стыде при проигрыше этому войну. Непонятное чувство безразличия поселилось в ее груди, борясь со слезами отчаяния и пережитого горя, и это безразличие показалось ей так дорого, что она готова была и дальше терпеть любые уни-жения и даже побои. Просто слабый интерес, а сможет ли она что-либо противопоставить этой огромной силе, напротив нее, заставил поднять шпагу и принять стойку. Игорь не стал ждать, пока она соберется с мыслями и атаковал. Два коротких удара прошли вскользь по шпаге, работа кистью не позволила им передать всю энергию, вложенную в тяжелый клинок. Ноги плохо слушались, но Натали смогла, заставить себя маневрировать. Уходя с прямых траекторий удара двухметрового гиганта, она попыталась атаковать руку колющим, потом бедро. Попытки бели тщетны, но все ее мысли, исчезли, вытесненные напряжением в мышцах и боли в кисти, поселившейся там после полученных ударов в шпагу.
- Стоп! – Томео громко остановил бой. - На сегодня хватит, я добавлю тебя в график трени-ровок. Час в сутки тренажеры и час в сутки поединки. Напарника у тебя не будет, только добровольцы.
- Спасибо, - негромко ответила Натали, пожав на прощание руку Игоря, и покинула зал. Оказавшись в коридоре, она поняла, что ее сильно шатает, будто судно начало раскачиваться из стороны в сторону. Усталость это или эмоции требуют от нее отдыха, или все сразу и она просто пошла к своей каюте. Кисть болела, болели и потянутые при падении лодыжки. Даже колени отзывались болью при каждом шаге. Но единственное что ее беспокоило это влажные от пота ладони, и запах от них. Первым делом она захотела в душ, а тренировка показалась ей отвратительным занятием, из-за которого ей приходится испытывать ощущение грязного тела. Значит, необходимо победить эту грязь в душевой, и только после этого она сможет насладиться отдыхом.
Эсминец стоял во внешнем доке большой торговой станции, вращающейся по орбите без-жизненного гиганта системы Магнум. На планете было несколько купольных городов, с на-селением в шесть миллионов, что делало систему колонией с соответствующими торговыми привилегиями перед ФОМ и Империей. Через эту систему проходили самые короткие прыжковые маршруты, охраняемые флотами двух сильнейших держав человечества, поэтому колония носящая название системы, развивалась и богатела, с каждым годом увеличивая свое население. На этой же станции располагалось представительство одной из ЧВК корсаров, Авангард. На борт Дракона поднялась делегация из старейшины, отказавшегося называть свое имя, и десяти штурмовиков. Они заперлись с оракулом в его каюте и после двух часов переговоров покинули судно, забрав оборудование с Айсберга.
- Как теперь наши дела? – Сильвер спрашивал чуть с иронией, ведь дела могли быть и не очень хорошо.
- Дела в порядке. Но придется спешить. Максимум сутки на отдых и дальше в поход.
- Я извещу экипаж. – Сильвер тут же отдал команду через имп. – Осталось попрощаться с нашим пассажиром, давай, вместе ее проводим.
- Пойдем. – Кивнул оракул, и они направились к грузовому шлюзу, открытому для выхода на станцию. Натали стояла посреди ангара и обсуждала с Перо истребитель. Они негромко смеялись над чем то и что-то друг другу доказывали. Подойдя ближе, капитан услышал, как Натали спорит, причем с уверенностью в ее словах.
- Отец эти модели транспортировал в разобранном виде, так дешевле с пошлинами, и я знаю всю бортовую начинку этого экспортного варианта. Наши техники разбирали их еще на пути к Лире, а по доставке мы часть оборудования оставляли себе, за доплату проводя модификации. Метеоры хорошо модернизируются, не конфликтуя с новым оборудованием. Лично опробовала их после поставки, уже с новыми двигателями и системами наведения.
- А смысл покупать метеора, если менять двигатели? Не проще брать модели с нужной ком-плектацией?
- Можно, если покупка производится для армейских нужд. Те, кто не экономит средств, предпочитают сборные варианты. Например, у метеора удачное расположение двигателей, поэтому его любят на атмосферных базах. Надежная конструкция фюзеляжа, и главное объ-емный ракетный отсек. На заказ мы устанавливали даже крепления для противокорабельных ракет.
- Здравствуй Натали, уже готова нас покинуть?
- Здравствуйте капитан, - улыбнулась девушка, - да, вещи уже со мной.
- Если тебе понадобятся услуги Братства, на станции есть наше представительство, я попро-шу их, относится к тебе как к постоянному клиенту.
- Спасибо капитан. Я тут долго не задержусь. Куплю себе яхту и покину станцию, как только отдохну.
- Тогда удачи.
- Прощайте капитан.
Сильвер и оракул направились в трюм эсминца, их ждали планы на будущее и экипаж. Натали какое-то время беседовала с Перо, а затем, попрощавшись, покинула корабль. Она сняла номер в местной гостинице, готовясь к отдыху, когда на ее имп поступил вызов дальней связи. Старшая сестра ее покойного отца, Элеонора Майер, жила на планете Прага, в системе Прага входящей в ФОМ. Семья Майер содержала свой банк и несколько торговых компаний, с которыми в прошлом, активно сотрудничал барон Швальбе.
- Натали, девочка моя, ты в порядке?
- Да тетя. – У нее выступили слезы на глазах, а в горле стал горький ком. – Они казнили отца по выдуманным обвинениям. Я еле сбежала.
-Не плачь девочка, счета твоего отца в нашем банке активны, и ты имеешь полное право на наследство. Прилетай к нам, и ты будешь в полной безопасности. Лира аннулировала и уничтожила завещание несчастного Генриха Швальбе. Но ты единственная прямая наслед-ница. Пока ты не подпишешь все документы, мы заморозили счета. Сейчас ты можешь снять с них ограничения, но использовать все суммы у тебя получится только после личного посе-щения отделения банка. Нам необходимо подтвердить твои биометрические данные.
- А как же Лира, ФОМ меня им не выдаст?
- Нет, наши юристы уже сделали все необходимые запросы в посольство Лиры и наш мест-ный суд. Не существует договора, по которому власти ФОМ могут тебя выдать. Против тебя нет обвинений в предательстве короны, ты только дочка барона, и хотя тебе грозит смертная казнь, это не является поводом для выдачи.
- Вы связывались с Лирой?
- Конечно! Сумма на счетах нашего банка очень крупная, мы хотели удостовериться, что королевская семья не имеет претензий на них. Пришлось поторговаться, выплатив некоторые пошлины и взятки, но они больше не могут претендовать на сбережения твоего отца. Тем более, конфисковав имущество барона, они закрыли все его долги.
Натали уже обдумывала, как быстрее всего добраться до Праги, общим рейсом или купить яхту, когда вспомнила шутку отца: мои биометрические данные, подтвердят либо в морге, либо в суде при отправке на рудники неразвитых колоний.
- Тетя Элеонора, а я могу сейчас снять часть денег? Мне бы хотелось прилететь на своей яхте. Я очень устала от маленькой каюты и грубого экипажа.
Элеонора Майер задумалась, изображая на лице явное недовольство.
- Это будет очень крупная сумма, наш банк не станет заниматься ее причислением. Но я могу выделить тебе на счет из личных сбережений, при условии, что ты дашь расписку об оплате с заблокированных счетов.
- Да тетя! Сделайте это быстро, я предоставлю личный счет. Не хочу оставаться на этой станции лишней минуты.
- Уже. Жду тебя у нас в особняке, надеюсь, за пару недель ты доберешься.
- Даже раньше!
- Вот и замечательно! – Вместо прощания выдавила из себя Элеонора Майер, прикрываясь тонкой улыбкой, и выключила связь.
Натали зарыдала и упала на кровать. Дикая боль в груди безжалостно доказывала девушке, что счета не могут быть заблокированы, и ее личный банковский ключ может за доли секун-ды вывести всю сумму на новый ресурс. Значит, тетя ее обманывает и на Праге в лучшем случае ждет несчастный случай или арест охранными подразделениями банка с последую-щей выдачей Лире. Тогда все счета на законных основаниях останутся банку, то есть семье Майер. Главным доказательством тому была сумма, которую потребовала себе Натали. Ее тетка не хотела засвечивать передачу денег своей племяннице перед Лирой, что бы сохра-нить торговые соглашения. А значит союзников у нее, в этом мире нет. Раньше отец всегда был рядом и любая проблема, решалась одним наставлением, а что делать теперь? Кого про-сить о помощи? Прежде всего, ей нужно обезопасить себя, найти себе новый дом, где голо-ворезы Лиры до нее не дотянутся. Не менее важно было перевести деньги на новый счет, который не сможет контролировать семья Майер. Хотелось мести за предательство, но страх и отчаяние, были сильней, требуя от нее осторожности в действиях. Осторожность, это слово успокаивало, заставляя мысли течь ровно и уверенно. Именно так всегда действовал ее отец, не спеша и размеренно. Возможно, именно его неторопливость и погубила его, а значит ей медлить нельзя.
Сильвер находился на капитанском мостике, когда на его имп поступил вызов от местного отделения ЧВК.
- Капитан Сильвер?
- Да, я слушаю. Ваш недавний клиент обратился к нам с просьбой о размещении на наших счетах очень крупной суммы. Она хочет произвести вклад в Братство под проценты, без пра-ва изъятия суммы сроком на два года. Нам необходима ее характеристика от вас.
- Я так понимаю речь о нашем пассажире?
- Да, просьба к вам, без подробностей используя местные коммуникации.
- Характеристика положительная. Не препятствовала выполнению наших обязанностей по контракту, и оказал содействие при поиске груза.
- В таком случае мы информируем вас, что она получает статус ВИП персоны. Наш банк выдает ей индивидуальный счет, а она становится приоритетным клиентом.
- Принял. Еще что-нибудь?
- Да, есть одно условие нашей сделки, клиент собирается посетить ваше судно. В данный момент ее флаттер приземлился у верфи, обеспечьте ей встречу.
- Выполняю.
Связь оборвалась и Сильвер, тут же вызвал Томео с еще четырьмя штурмовиками. Не тратя времени, они быстрым шагом покинули судно и пересекли ангар, выйдя в космопорт. Стара-ясь не задерживаться на таможне, группа вышла на стоянку флаеров. Нужный транспорт стоял у самого края площадки закрытый, а возле него делая вид, что просто отдыхают, кру-жились трое крепкого вида наемников. Что это именно наемники, капитан понял не по их одежде, эта тройка рефлекторно поделила площадку на сектора и внимательно следили за обстановкой, причем один из них стоял возле дверей пассажира и что-то пытался объяснять Натали. Бойня перед космопортом, это последнее чего хотелось Сильверу, но статус ВИПа означал, что Братство в данном случае пустит все ресурсы на решение любых вопросов.
- Натали? Эти люди тебе угрожали, или от них можно просто избавиться?
- Капитан! Они из службы безопасности космопорта, точнее частного агентства. Им, зачем то понадобилось меня задержать для выяснения личности.
- Я собираюсь представить тебя нашим пассажиром, таким образом, сопроводив сразу на судно.
- Не надо капитан. Покинуть станцию я могла и сама. У меня есть к вам деловое предложе-ние. Возьмите меня в команду пилотом истребителя.
- Я не могу этого сделать, у тебя нет боевого опыта. В Братстве не принято играть с наймом.
- Они не могут открыть флаер, пока я внутри мне ничего не угрожает. Подумайте капитан.
- Но для тебя нет истребителя!
- Это не проблема, я куплю себе сама боевую машину, про условия эксплуатации договоримся в контракте.
Сильвер замешкался, спорить далее с девушкой он не хотел, тем более у него был способ свалить с себя ответственность за это решение.
- Оракул! Наш пассажир требует от меня взять ее в команду, пилотом истребителем.
- Меня уже оповестили. Визуально видишь ее?
- Мы направляемся к ней, можем перехватить через пару минут или чуть позже.
- Забирай ее на корабль. Сегодня она очень помогла Братству. Хочет быть членом экипажа? Я не против. Тем более что она неплохой пилот.
Сильвер ограничил связь, через имплантат, оставив активными только каналы с его группой и оракула, и дал команду окружить транспорт. Прежде чем капитан подошел к тройке осаж-дающих Натали, Скиталец сбросил уже подписанный контракт ею, требуя заверения Сильвера. В конце концов, еще один пилот на борту увеличит потенциал авиакрыла, решил он и поставил подпись.
- Что вам нужно от моего члена экипажа? – Сильвер спрашивал спокойным голосом, как будто общается с обычными жителями станции, которым зачем то понадобился именно этот флаер.
- Служба безопасности станции. Мы не знали, что она состоит в экипаже. Просто проверка личности.
- По всем вопросам обращайтесь ко мне, капитану Черного Дракона. А сейчас отойдите от транспорта.
Безопасникам пришлось отойти в сторону, они произвели несколько манипуляций с их им-пами, после чего без каких либо объяснений удалились в сторону космопорта.
Не спеша, открыв двери флаера, Сильвер протянул девушке руку, помогая ей покинуть транспорт. Натали вежливо улыбнулась и, указав на багажное отделение, вопросительно посмотрела ему в глаза.
- Возьмите вещи нашего нового пилота. Мы возвращаемся на корабль, не расслабляться пока не поднимемся на борт.
Штурмовикам не нужно было повторять дважды или что-либо объяснять. Они провели капи-тана и нового пилота через таможню, при этом Томео вежливо оттеснил работников погра-ничного контроля, слишком уж интересовавшихся личными вещали Натали, и все вместе поднялись на борт эсминца. Уже в коридоре корабля их встретил Скиталец в очень припод-нятом настроении.
- Натали, рад тебя снова видеть, давайте пройдем к капитану и кое-что все вместе обсудим.
Девушка кивнула, соглашаясь на приглашение, и проследовав за оракулом. Капитан сделал в автомате каюты три кофе, а кок принесла немного печенья, после чего оракул начал разго-вор.
- Я не собираюсь тебя, о чем либо, допрашивать. Просто хочу перечислить то, что мне из-вестно о твоих делах. Но хочу стразу предупредить, Дракон нанят Братством для очень и очень серьезного задания. Если ты действительно хочешь стать членом нашего экипажа, то должна знать, что твои неприятности это ничто по сравнению с предстоящими трудностями Черного Дракона. Поэтому ты должна ответить на все мои вопросы без утайки и прямо. Это главные условия твоего пребывания на борту. Ты согласна с ними?
Натали молчала несколько секунд, рассматривая огромный гарпун на стене каюты. Все три кромки двухметрового лезвия были со сколами и следами деформации. Она даже предста-вить себе не могла, как можно нанести такие повреждения крепчайшему в галактике сплаву.
- Да я согласна. Так же я могу частично спонсировать вашу компанию, разумеется, за неко-торые дивиденды по ее завершению.
- Замечательно. Тогда по порядку. Ты связалась с твоими родственниками на Праге, и они отказали тебе в выдаче вложений отца. При этом ты заподозрила их в сговор с Лирой и пере-вела всю сумму на свой новый счет, открытый в банках Братства. Такая себе месть за преда-тельство твоей тетки. У меня только один вопрос. Как ты смогла перевести всю сумму, не указав точного счета? Банки на Праге получили отчет о том, что все сбережения были вло-жены в Братство, без точного адресата перечислений, при этом сумма была снята автомати-чески через межгалактическую платежную кредитную систему? Ты договорилась с кем из родственников, и они помогли тебе провести тетку?
- Я хорошо знаю свою тетку. Ее сын уже дважды был задержан за пиратство, и на свободе только благодаря ее связям. У меня нет друзей среди них. А помог мне мой старый партнер по гонкам. Михаил Эрст вместе со мной учувствовал в гонках по системе Лира. У двух ко-раблей больше шансов выиграть, если они сотрудничают и помогают друг другу. Он давно покинул Лиру и на сейчас содержит отделение банка на станции Галлея. По моей просьбе и за небольшой процент от перечисляемой суммы, он принял меня на работу сроком на один час как операциониста. Я всего лишь использовала счета банка для внутренней переброски суммы. Получить доступ к внутренним системам банка без решения его главы невозможно, а после прошедших на Лире казней и чисток, Михаил скорее переведет все свои деньги пиратам, для атак на Лиру, чем предоставит хоть какую либо информацию. Единственное что я прятать не хотела, это факт что сумма переведена именно Братству. Как ты уже и сказал, месть моей тетке, которая хотела сдать меня Лире и присвоить все счета.
- Вот и замечательно! Теперь у нас есть еще один пилот и криминальный гений для проведе-ния финансовых махинаций! Надеюсь, у тебя Сильвер нет возражений?
- У меня их нет. Тем более свои счета я не кому не доверяю кроме банков Братства. А лучше вообще кристаллами при себе хранить. Вот только не забывай Натали, пилоты истребителя, это убийцы. Причем самые безжалостные и беспощадные. Есть приказ, ты стреляешь, а стрелять придется не в тире, а на поле боя. Надеюсь это тебе хорошо понятно?
- Я не боюсь поля боя. Я уже сражалась, защищая транспорты отца от пиратов, и вы меня подобрали тоже в битве.
- Тогда добро пожаловать на борт Черного Дракона, где твоя каюта ты знаешь. Думаю там, даже подушка еще не остыла.
- Спасибо капитан, - искренне улыбнулась на слова Сильвера, Натали.
Потерянный документ.
Черный Дракон не стал задерживаться на станции и вскоре покинул ее, взяв курс на один из секторов нейтральных миров. Таких секторов, условно нейтральных, непопадающих под прямые юрисдикции тройки ведущих держав, было восемь. Каждый из них отличался неко-торыми свободами в форме правления и законов. Два сектора были откровенными религиоз-ными сектами, фанатиками галактического культа, удерживающих две системы и пророки истинной общей веры, имеющие целых три звезды. Еще три сектора принадлежали корпора-циям, и они меньше всех других конфликтовали с ведущей тройкой. Один сектор принадле-жал Лире, а два оставшиеся были заселены Красной Коммуной и либерально прогрессирую-щей партией. Все они отличались друг от друга настолько, что войны между ними не пре-кращались никогда. Каждый из них не мог начать крупномасштабное вторжение в сектора противников, опасаясь мести от ведущей тройки. Тем более что каждый такой «независи-мый» сектор, на самом деле подчинялся одной, а то и сразу двум главенствующим в космосе сторонам. Также они имели и кое-что общее, и это доминирование криминальных группировок у власти. Выглядела или называлась такая форма власти, правящая огнем мечем и ядом, по разному, в итоге все сводилось к грабежу слабых, и подсчету украденной добычи.
Вид открытого космоса с капитанского мостика, был прекрасен. С нынешнего ракурса чуть светился соседний рукав галактики, а родное скопление пролегало напротив него, сияя мил-лионами миров. Капитан мог долго наслаждаться этим зрелищем. Как опытному астронавту ему часто приходилось любоваться великолепием галактических просторов, при отсутствии каких либо дел на борту. В этом он стал профессионалом уже давно, и у него не было жела-ния в дальнейшем оттачивать это мастерство.
- Скиталец! Я жду от тебя координат.
- Система Дакота. А с нее в Красный Квадрат.
- Куда?
- В Красный Квадрат.
- А может, просто, в гости к Лире слетаем? Не обязательно к столице, можно и станцию ка-кую покошмарить?
- Нет Сильвер. Нам нужен Красный Квадрат.
- Мин, проложи курс к Дакоте.
- Да капитан, - невозмутимо ответил старший офицер, тут же приступив к расчетам.
Сильвер не стал звать Скитальца на обсуждение новой задачи, к себе в каюту, это могло взволновать экипаж. Как капитан и так допустил ошибку, позволив себе лишние реплики. Офицеры должны быть уверены в своем капитане и в том, что он делает, иначе будут про-блемы. Имплантат связал его с оракулом, а тот перевел разговор в виртуальную комнату с гало экранами вместо стен.
- Внимательно слушаю, чем и главное с кем, Братство собралось торговать в самой забытой и самой опасной дыре человеческих миров?
- Самая забытая это почти верно, любой флот из любой цивилизованной колонии, с радостью зачистил бы эту систему, но, увы, пока что на поход никто не стал тратиться. А вот самая опасная дыра, определение неверное. Чем могут быть опасны шайки пиратов для такого эсминца как Дракон? Или у тебя абордажная команда слабая? У нас есть цель, достичь Дакоты, получить от фанатиков истинной веры координаты судна пиратов, и взять его на абордаж. Выполняй, как тебе будет удобно, любыми методами.
- Кто-то говорил про торговлю, а не охоту на пиратов и беглых каторжников, в их логове.
- Это и есть торговля. Братство собирается купить просроченную лицензию на ведение определенного рода деятельности. А документальный оригинал находится на захваченном двадцать лет назад пиратами судне. Твоей команде будет необходимо зайти на борт и открыть тайник, изъяв документ. Обязательно положив его в защитный контейнер, поскольку этот документ распечатан на настоящей бумаге, и он не выдержит космических температур ниже двух сотен градусов.
- Очень интересно. Оплата надеюсь высокая?
- Очень. Твой корабль в течение пяти лет не будет платить взносы Братству, а твой статус капитана получит несколько привилегий в ЧВК и у старейшин.
- Первый раз слышу о таких льготах, плата получается высокая, но почему именно так, а не деньгами?
- На данный момент все ресурсы Братства пущены на подготовку переселения. Нам необхо-димо скупить несколько станций, как новой постройки, так и уже старых. Один только транспортный флот требует колоссальных затрат. Поэтому расчет идет без денег. Именно так Натали получила ВИП клиента, она вложила очень крупную сумму на наши счета под проценты, без права изъятия на длительный срок. Нам это намного выгоднее, чем брать кредиты.
- Мне все меньше нравится идея с переселением, почему так срочно. Когда оно начнется?
- Как только мы вернемся с задания. Больше не спрашивай, всему свое время.
- Не буду спрашивать, но все текущие расходы возложу на тебя.
- Это даже не обговаривается. Разумеется, Братство возместит все.
- Есть еще один вопрос по нашему маршруту. Натали просила указать перевалочную базу, где она может забрать свой истребитель.
- На твое усмотрение капитан. Пока мы идем к Дакоте, можем посетить любую попутную станцию, но без задержек.
- Плюс еще один истребитель на борту. При таких играх мне понадобятся все возможные ресурсы.
Сильвер оборвал связь и скинул Натали маршрут Черного Дракона, с просьбой рассчитать получение ее заказа без потери времени. Через несколько минут она ответила, передав коор-динаты торговой станции, где ее будет ждать посылка. Указаний спешить не было, но что-то подсказывало опытному капитану, что терять время сейчас, это очень большой ценой навер-стывать его в будущем. На кону крупнейшая транспортная операция корсаров, и чем бы она ни была спровоцирована, стоит быть максимально предусмотрительным.
Станции заправки были необходимостью и хорошим бизнесом, их можно было встретить на любом маршруте между звездными системами. Их маяки позволяли совершать промежуточные прыжки между звездами на двадцать световых лет, если дистанция между светилами была недосягаемой. Путешествие в космосе было опасным мероприятием для любого класса судов. Малейшая авария или потеря провианта или топлива, могли закончиться трагически, поэтому такие станции были всегда востребованы и всегда имели коммерческий успех. Черный Дракон достиг станции заправки и отдыха через шесть дней. Погрузку произвели без стыковки, загрузив контейнер в грузовой трюм, и эсминец продолжил свое путешествие. Стоило Натали открыть герметичные створки грузового контейнера, как все четыре пилота не спрашивая, полезли рассматривать ее покупку. Сперва, хозяйка думала на них обидеться, но нужно знать пилотов и их фанатичное отношение к технике. Ей легко удалось воспользоваться их любопытством для помощи в распаковки и начала сборки ее собственного истребителя. Новый фюзеляж от такого же серийного метеора Империи, как и авиакрыло Дракона, но двигатели и авионика были от других машин. Пилоты активно помогали, хотя и ругались что это работа для техников. Но новый опыт и возможность познакомится с потенциалом модернизации их истребителей, значили для них куда больше чем любые уставы и привычные для пилотов нормы поведения. Совместными усилиями, новый метеор собрали за один прыжок эсминца, потратив четверо суток. Пару раз капитан проверял их, не нужна ли помощь и узнавал, как идут дела. Почти не спавшие пилоты впятером отсылали капитана по его капитанским делам, с просьбой не мешать и требуя доставку их пайка прямо в ангар. Помощь им, конечно же, понадобилась, одно дело установить сложное оборудование и совсем другое заставить его работать. Техники возились с настройками бортовых систем еще сутки, прежде чем дали добро на вылет. И вылет был. Перед прыжком в систему Дакота, Сильвер решил пополнить все возможные запасы на промежуточной станции. Далее по маршруту корабля, могли быть и сражения, и погони, и бегство, заправляться будет просто некогда. Пока осуществлялся заход на станцию, пятерка истребителей смогла совершить совместный выход в космос. Осуществляя прикрытия эсминца и ведя разведку, они провели учебные маневры, успели отработать согласованность действий и тактику. Командиром истреби-тельной группы был Пик. Он же был ведущим в паре с Зорким, а Таймер ведущим у Перо. Натали определили наподхват, в случае необходимости она создавала своим истребителем тройку, и работал на прикрытие одной из пар.
Для заправки Сильверу пришлось лично посетить станцию, ее начальство требовало пред-ставиться при стыковке и указать цель визита. На границе с фанатиками это был естествен-ный процесс, поскольку фанатики совершали набеги и пиратские вылазки. Всех контакти-рующих с ними проверяли по мере возможности. В данном случае отчитываться пришлось перед службами ФОМ, что не радовало капитана. Будучи весьма либеральной, ФОМ контак-тировала с Лирой и все ее структуры были достаточно криминализированы, что бы доста-вить неприятности капитану. Разумеется, пришлось давать взятки. Кое-что потребовали за стыковочный ангар, кое-что службы таможни, дабы избежать долгой проверки личностей экипажа. Сильвер даже не представлял себе, какими методами оракулу удалось скрыть факт наличия на борту Натали, и как он подсунул сфабрикованный контракт, но служба безопас-ности в него поверила после проверки экипажа, ведь из представителей Братства на борту Дракона были только Сильвер и Скиталец. Все остальные члены экипажа являлись, наемны-ми и миссия сразу же становилась не актуальной для спецслужб. Липовый контракт свиде-тельствовал о вывозе из Дакоты, какой-то богатой семьи, без длительного нахождения в сис-теме, что было достаточно убедительной версией. Заправив топливо для реакторов и газ, Дракон сразу покинул станцию, спеша уйти в прыжок из этой системы. Капитана не смуща-ло, что о них уже будут знать в Дакоте. Подходить к планете эсминец не собирался, но само задание теперь требовало спешки, пока наемники Лиры или ее агенты среди фанатиков, не начнут реагировать.
Войти в систему Дакота, Дракону удалось незамеченным, что было очень даже хорошо. Оракул хотел лично лететь на встречу с информатором и Сильвер выбрал двоих штурмови-ков ему в сопровождение. Сам капитан остался на эсминце. Необходимости в его шпаге не было, а оставлять командование на Драконе, без нужды, ему не хотелось. Как только шатл покинул трюм, капитан приказал Пику выводить в космос все истребительное авиакрыло. В качестве пилота со Скитальцем отправился Перо, поэтому в космос вышли четыре машины.
- Пик, ты понимаешь, что это за система?
- Да капитан.
- Какие есть предложения по защите шатла?
- За ним мы идти не можем, но можно повторить прием, что был в Лире. Мы зависнем на маршруте следования парами, на разных дистанциях. Так у нас будет две возможности вме-шаться в ситуацию.
- Действуй.
Истребители дали короткий форсаж своим двигателям и ушли в сторону шатла, готовясь к любым неожиданностям. Пилоты ждали погони или нежелательного конвоя, но приказ капитана, после двух часового ожидания, был действительно странным.
- Перо, шатл сейчас войдет в зону вашего перехвата. Проверь его обшивку, но не засветись.
- Принято, выполняю.
Истребитель включил малую тягу и незаметно вышел на траекторию движения шатла. Он оставался все так же невидимым, а системы обнаружения внимательно изучали приближаю-щиеся цель.
- Капитан. Шатл цел, но на его обшивке десяток посторонних предметов.
- Без приключений не обошлось. Как они там поместились все?
- Не знаю, чем они закрепились, но очень плотно сидят.
- Наверное, оракул был слишком убедителен, когда рассказывал сказки о бедном транспорте, который его сюда притащил.
- Вы можете, что либо, с ними сделать?
- Можно пугануть, останутся болтаться в космосе, пока их не заберут. Могу и расстрелять.
Капитан кинул вызов Скитальцу, надеясь получить объяснение этому.
- Да Сильвер, я узнал все, что было необходимо.
- Узнать то ты узнал, а зачем тебе два десятка фанатиков на обшивке шатла?
- Я подумал, что пилотам нужна практика стрельбы по малоразмерным целям. За проезд они не платили, так что делай с ними что хочешь.
- Пик?
- Да капитан.
- Это безбилетники. Пугани разок, если не поймут, аккуратно снимите их турелями.
- Выполняю.
Пик сделал заход на шатл, пустив два трассера вдоль бортов из выдвижной пушечной туре-ли. Прицепившиеся пираты намек поняли моментально. Они схватились за руки и все вместе покинули шатл.
- Все капитан. Безбилетников больше нет.
- Отлично. Всем подняться на борт. По прибытию авиакрыла уходим в прыжок.
Первым в ангар зашел шатл, после него по очереди приземлились истребитель. После герме-тизации и продувки отсека, экипаж покинул машины. Сильвер сразу позвал Скитальца на капитанский мостик, ему хотелось услышать от оракула ответы вживую, а не по импу.
- Для начала хочу узнать от тебя, почему вы не предупредили о безбилетниках?
- Все по порядку капитан. Стоило нам пристыковаться к станции, местные портовые крысы нас осадили, требуя дани и принятия веры истинному общему богу. Поэтому мы даже не отходили от судна, ожидая информатора. Повезло, что нужный нам человек очень нуждался в деньгах, и ждать пришлось не долго. Но местная нетрезвая компания успела меня изрядно достать своей болтовней. Вот и решил, что пускай их Перо подальше завезет, а они подоль-ше в космосе проболтаются.
- Скиталец, как капитан судна я запрещаю тебе рисковать кораблем и экипажем без моего извещения. Это не обсуждается, иначе в будущем я буду принимать меры.
- Хорошо капитан, этого не повторится.
- Тогда рассказывай, что нам делать дальше.
- Нам пока что везет. Нужное нам судно старое, поэтому никуда не ходит и весит в системе, ожидая очередного ремонта. Задача проста. Зайти на борт и добраться до каюты капитана.
- Где оно весит известно? Надеюсь не у самой базы?
- Нет, для подобных судов отдельная верфь и ремонтные доки. База там тоже есть, но она не основная в системе.
- Что-нибудь еще известно? Сможем незаметно подойти к верфям?
- Не знаю. Будем определяться на месте.
- Тогда и планирование проведем на месте.
Незаметно войти почти в любую систему, проблемой для Сильвера никогда не было. Ис-ключение составляли гравитационные колодцы с развернутой системой защит, состоящей из сотен маяков, спутников и беспилотников. Обнаружить одиночную цель, вошедшую в лю-бую солнечную систему, одними радарами и системами наблюдения орбитальных баз, было невозможно из-за слишком больших дистанций для поиска и непредсказуемости точки вы-хода из прыжка, кроме случаев, когда точка согласовывалась непосредственно с кораблем. Оказавшись в системе Красный Квадрат, капитана беспокоила только вероятность отследить точку выхода. Для этого нужны были специальные станции слежения, работающие на целой цепочке кристаллов. Но тогда бортовые кристаллы Дракона дали бы знать, что их работу запеленговали, а поскольку системы корабля молчали, значит, его не заметили и судно мо-жет продолжать выполнять свою миссию тайно.
- Перо и Таймер, на вылет, провести разведку обстановки, по возможности сделайте карту местных систем обнаружения и защитных систем.
- Принято капитан!
Два истребителя вышли из дока и исчезли в тьме космоса. Их системы маскировки позволя-ли довольно близко приближаться даже к оборонительным станциям, а по тому, что Сильвер знал об этом секторе, станции тут были. Красный Квадрат был самым настоящим логовом пиратов и наемников, собранных здесь со всех человеческих миров. Они были главным пу-шечным мясом при конфликтах между нейтралами или корпорациями. Они же тайно ре-шали личные проблемы богатейших представителей человеческих миров. Наниматели заботились о системе, делая все, чтобы она была зачищена от звездных флотов, и кроме политики с подкупом, оборонительные системы пиратов являлись очень серьезным аргументом. Даже Империя не могла добраться до этой помойки, чтобы выжечь ее, не позволяли границы ФОМ и их политика, запрещающая проход флотилии Империи. Истребители вернулись через шесть часов и данные собранные ими не радовали. Единственная планета в системе, носила соответствующее своему внешнему виду название, Кровавая Мери. Красный карлик имел кислородную атмосферу, при этом он был покрыт пустыней почти полностью, а по его поверхности прокатывались гигантские песчаные бури, проводя неприятные ассоциации с названием планеты. Все станции пиратов располагались на орбите их логова, создавая мощную оборонительную сеть. Пройти между ними незамеченным было невозможно, а приблизится к ним, было крайне тяжело, тем более что их системы обнаружения работали нестабильно. Собранные, из разных трофейных кораблей и угнанных станций, радары и оптические системы, создавали хаос вокруг оборонительного рубежа. Из-за этого даже осмотр планеты требовал длительной подготовки с изучением всех подходов. Найти слабое место и воспользоваться им казалось простой задачей, но не когда искать приходится в хаосе.
Сильвер собрал брифинг прямо на капитанском мостике, пригласив всех офицеров и стар-ших техников. Задача ставилась сложная, и права на ошибку у них не было. Изображение планеты висело голограммой посредине помещения, показывая все обнаруженные станции и работу их систем.
- Это Кровавая Мери. Именно тут поселились отбросы со всей галактики, позоря весь род человеческий одним своим существованием. К сожалению, у нас нет контракта на уничто-жение этого логова, как нет и ресурсов для такой благородной цели. Но нам от них кое-что нужно. К одной из станций пристыковано старое транспортное судно. Из-за его ветхого со-стояния, пираты удалили с него двигатели и вообще все, что можно снять, превратив эту пятисотметровую посудину в отсек станции. Мы не знаем назначение этого отсека, так же неизвестно как на него попасть. Но кроме проникновения, еще необходимо незаметно поки-нуть эту станцию и затем систему. Теперь слушаю ваши предложения по заданию.
Не дожидаясь вопросительных взглядов капитана, первым заговорил Томео.
- Для диверсионной группы мне понадобиться два бойца. Я бы хотел взять синтетика и пого-ворить со штурмовиками, кто лучше всех разбирается в маскировочных системах. Брать больше смысла не вижу, крупной бойни нам устраивать не нужно. Как нас туда доставить и как вывезти вопрос к пилотам и техникам.
- Хорошо Томео, выбирай сам кого брать. Техники обеспечат вам все доступные средства, которые у нас есть. Пилоты, что скажите?
- Капитан, - Перо говорил чуть смущенно, стараясь не оправдываться, - мы не смогли доста-точно приблизится к орбите из-за множества разведывательных дронов. Есть небольшая ве-роятность, что более тщательную разведку проведет Натали, у нее сенсоры мощнее наших и есть дополнительные системы обнаружения. Но план доставки мы сможем предоставить только после еще двух вылетов, при условии, что мы не будем замечены. Не менее суток у нас уйдет на внешнее изучение базы.
- Техники?
После не длинного обсуждения, за техников ответили Цзян.
- В наших силах установить на истребителе крепления для группы штурмовиков. Его можно доработать, сняв все лишнее для повышения незаметности. В том числе изменение конфигу-рации сопел с их фиксацией позволит передвигаться возле станции скрытно в визуальном режиме. Нам нужна одна машина, требования к ней и мы сделаем все что нужно.
Пилоты несколько минут обсуждали свои вопросы, после чего Перо обратился к техникам.
- Возьмите мой метеор, и делайте с ним все что захотите. Только есть одна просьба. Системы вооружения переставите на шатл, чтобы не терять огневую мощь авиакрыла.
- Сделаем, - ответил Цзян, - но есть предложение к Томео, вашу группу будет целесообраз-ней разместить в бомбовом отсеке. Мы извлечем все постороннее, и три человека в скафанд-рах там смогут поместиться. Если вы захотите лететь на внешней обшивке, мы не гарантируем вам незаметного подхода к базе.
- Хорошо, - коротко ответил Томео, поклонившись присутствующим, - так намного лучше.
На этом обсуждения закончились, и экипаж занялся подготовкой к операции. Сильвер не дождавшись, каких либо комментариев от Скитальца, приказал выпустить в космос четыре разведывательных спутника. В их задачу входило следить за маршрутами судов входящих и покидающих систему. Анализом всех полученных данных он занял оракула, странно про-молчавшего на брифинге. Далее оставалось ждать, и Сильвер решил потратить это время в спортзале, частично отдыхая в каюте. Через двадцать часов брифинг собрался снова, и в этот раз первым выступил оракул.
- Наши разведывательные спутники, смогли засечь несколько основных маршрутов к плане-те. Каждые четыре часа, со стороны ФОМ приходит грузовое судно. Оно разгружается на орбитальных станциях, затем тем же маршрутом покидает систему. Предположительно, эти суда поставляют продукты питания и другие товары пиратам. Рекомендую произвести разведывательный вылет и изучить охрану судов. Если у транспорта нет сопровождения, стоит попробовать закрепиться истребителем на его обшивке или в его структурах и так пройти к базе незамеченными.
- Истребитель для операции уже готов. Три человека как раз помещаются в бывшем бомбо-вом отсеке, но нам пришлось многое демонтировать. В том числе паруса и баллоны с газом. Так что в поле кристалла лучше не попадать.
- Спасибо Цзян. – Капитан вопросительно посмотрел на Пика. – Авиакрыло готово провести разведку маршрута?
- Да капитан. Могу вылететь немедленно.
- Летите вдвоем с Натали, а мы пока подготовим абордажную команду.
Пилоты покинули брифинг, а оракул предоставил для всеобщего изучения чертежи нужного судна и всю информацию по нему. Томео и его группа долго обсуждали с техниками все варианты проникновения, перечисляя необходимые средства и методы. До возвращения раз-ведчиков брифинг успел закончиться, а команда разойтись. Собирать всех заново капитан не стал, объявив отдых пилотам. В третий раз сборы были самыми долгими. Грузовые суда, шли к планете в сопровождении фрегата, но пилоты заверили, что смогут подойти к транс-порту незамеченными, прячась за его корпусом от радаров и сенсоров охранного корабля. Дальше истребитель должен был закрепиться на обшивке грузовика и, оказавшись возле станций перелететь к цели задания. Не услышав от экипажа возражений и получив одобре-ние Скитальца, Сильвер объявил о начале операции.
Авиакрыло в полном составе покинуло трюм Черного Дракона, сопровождая истребитель с диверсионной группой. Зависнув на маршруте транспорта, группа рассредоточилась. На случай если диверсанты будут обнаружены, был шанс одним залпом уничтожить или сильно повредить фрегат сопровождения, и дать шанс спастись беззащитному метеору. Транспорт появился с опозданием, но при этом идущий сзади фрегат вел себя абсолютно спокойно, даже не используя дальний радар. Перо умело подвел машину к надстройкам транспорта и бесшумно пристыковался, используя магнитные сцепки. Далее успех операции зависел от Томео.
Транспорт пронес на себе маленький истребитель мимо всех защитных систем пиратов, после чего Перо мастерски повел машину к необходимой станции. Вариантов проникновения было два. Через шлюзы станции, или через старые стыковочные модули транспорта. Томео выбрал второй, дав Перо, спрятать истребитель между постройками пиратского логова. К шлюзу транспорта диверсанты прошли пешком и, оказавшись возле него, аккуратно проверили герметичность и функционал створок. Им повезло, шлюзом все еще пользовались. Попав вовнутрь, группа оказалась в самой настоящей тюрьме. Все отсеки судна были перестроены в небольшие камеры для заключенных, и большая часть из них пустовала. Охрана здесь была, но Томео используя оптическую маскировку смог пройти по коридорам и добраться до бывшей каюты капитана. Теперь в ней был комната надсмотрщиков, где в нетрезвом виде сидели четверо пиратов и допрашивали подвешенного за ноги заключенного. Томео затаился и решил послушать, что пиратам нужно от бедолаги, и был шокирован услышанным. Все содержащиеся на судне оказались добровольцами, прибывшими сюда из всех уголков человеческих миров, спасаясь от правосудия и в поисках богатств. В этой тюрьме они проходили месячную профилактику с допросами и вербовку, после чего их продавали кому то из пиратов. Услышав все, что ему было интересно, японец подкрался сзади к сидящим пиратам, и несколькими ударами прикончил всех, включая болтающуюся вниз головой жертву. Он сделал все так быстро, что никто из убитых не успел мысленно обратиться к имплантату для поднятия тревоги. Больше проблем возникло с тайником, замурованным в стене каюты. Пришлось, рубить мечем стену, а только потом открывать тайник. Но главное было сделано, и Томео аккуратно сложил несколько листков бумаги в защитный контейнер. Из транспорта он легко выбрался, оставаясь все также невидимым для глаз. На борту не оказалось даже систем безопасности и контроля воздушных масс, либо они все были сняты, либо вышли из строя еще несколько лет назад. Группа прикрытия встретила его возле шлюза и помогла выйти наружу, а затем диверсанты пробрались к истребителю и устроились в бомбовом отсеке. Перо подлетел к транспорту и, используя оптическую маскировку, незаметно пристроился между внешними надстройками судна. Выждав пока транспорт, разгрузится и выйдет в космос, Перо отослал короткое закодированное сообщение на эсминец. Во время отцепки от судна, три истребителя уже находились рядом. Скрывая свое присутствие, они были готовы обеспечить безопасность диверсионной группы, всей своей огневой мощью. Четыре машины шли клином, направляясь к доку эсминца, готовые подняться на его борт и покинуть эту систему, но от капитана пришло короткое сообщение, - нас обнаружили, начинаем абордаж, - и связь оборвалась. Теперь вокруг корабля работало поле кристалла, и связаться с кораблем можно будет только после его выключения. Подходить близко к эсминцу тоже нельзя, иначе можно и самому оказаться в гигантской сфере активированного корабельного кристалла.
-Запустить гарпуны! После фиксации активировать кристалл! Абордажная группа распреде-лится по шлюзам, и начать штурм! – Сильвер отдавал привычные приказы, используя по-следние секунды пока имплантаты экипажа еще функционировали. Боевая тревога была объявлена штурманом Мином, еще полчаса назад, когда бортовые системы обнаружили поисковый спутник, прошедший на самом пределе видимости Дракона. В режиме маскировки Черный Дракон и сам терял возможность дальнего поиска и обнаружения, поэтому приблизившийся спутник мог засечь корабль. Приготовления были не лишними. Не открывая огня с дальней дистанции, прямо к эсминцу совершил прыжок пиратский фрегат. Его поисковые системы засекли Черного Дракона по наводке прошедшего спутника, но из-за маскировки, им не удалось точно определить тип корабля. Дракон был новым судном, еще не успевшим набрать достаточно радиоактивной пыли, на свою обшивку, а пираты привыкшие иметь дело со старыми посудинами решили, что столь слабое излучение может быть только у некрупного корабля. Пиратский фрегат, предвидя легкую жертву, тут же совершил короткий прыжок к эсминцу, но оказавшись возле него, понял, что жертва теперь он. Разумеется, отпускать пиратов Сильвер не стал. Жадность не позволила им вовремя передать сообщение о серьезном противнике в системе, и теперь активировав кристалл, капитан собирался взять на абордаж пиратский фрегат.
Капитан шел бой, и дело было не в излюбленной добыче, личном кристалле капитана пира-тов. Первый абордаж своей новой команды он хотел видеть, чтобы знать наверняка, на что способны его штурмовики.
- Ган! Веди ударную группу. Заходим через стыковочный шлюз.
Ган только кивнул в ответ, закрывая шлем боевого скафандра. Он знаками указал абордаж-никам следовать за ним и направился к выходу в открытый космос. Группа синтетиков уже была на корпусе противника. Они вышли в космос сразу после появления противника, сле-дуя боевым предписаниям. Убедившись, что снаружи нет штурмовых команд, они, исполь-зуя гарпун как консервный нож, вскрыли центральный стыковочный шлюз. Пираты сдавать-ся явно не собирались, не выпустив наружу стрелков, фрегат начал активно маневрировать с помощью газовых сопел. Огромное давление должно было сдувать всех кто рискнет прибли-зиться к судно, но техники с эсминца предвидели такой вариант. Шесть тяжелых гарпунов, равномерно вошедших в борт фрегата, не давали ему оторваться от эсминца, а орудийная команда по очереди всаживала тяжелые дротики вокруг газовых сопел, повреждая их клапа-ны. Эсминец приблизился вплотную, к фрегату и начался абордаж. В проделанный проем первыми прошли щитовики, но их встретил шквальный огонь из станковых газовых орудий, и они были вынуждены отступить. Пока противник уродовал тяжелые абордажные щиты, десяток стрелков корсаров, по очереди били бронебойными болтами с напылением. Громкий взрыв газа дал понять, что оборонительного орудия больше нет, а вместе с ним и нескольких обороняющихся. В отсек тут же зашли штурмовики с Черного Дракона и в коридоре фрегата начался бой. Пики корсаров по очереди насаживали пиратов, не пуская их в ближний бой, а стрелки били через головы, раня и убивая всех, кто им попадался в прицел. У экипажа Черного Дракона появились первые раненые и убитый. Пираты знали свое дело и бились до конца, но корсары, имея численное преимущество и жесткую дисциплину, выбивали пытавшихся геройствовать противников по одному. Бой шел в двух направлениях по коридору, с зачисткой всех кают и помещений, которые проходили наступающие. Оставлять в тылу даже одного пирата было опасно, атаковав со спины, он мог прихватить за собой сразу нескольких корсаров, даже будучи неважным бойцом.
- Капитан, у нас шестеро раненых. – Доспех Гана был забрызган чужой кровью, хотя коман-диру абордажной команды не полагалось идти в первых рядах.
- Бионики у нас в резерве?
- Да.
- Прикажи им заняться переноской раненых. Они парни крепкие и справятся быстрее всех.
- Да капитан. – Ган отослал посыльного, и вернулся на свою сторону коридора, ведущую в инженерный отсек, оставив Сильверу штурмовку капитанского мостика. Экипаж фрегата оказался всего тридцать два человека, хотя могло быть и более пятидесяти. Но на погранич-ном судне, не знающем грабежа и добычи, пираты служить не хотели, предпочитая дальние походы по слабо защищенным системам. Контингент тут был тоже не самый лучший, поэто-му весь штурм занял не более двадцати минут и увенчался бы полным успехом, не успей команда фрегата, вручную открыть док судна и выпустить в космос единственный шатл. Развернув паруса, теперь уже спасательное судно, быстро удалялось от поля битвы, унося на своем борту семерых беглецов. Это сыграло на руку экипажу Дракона, уменьшив количество противников и ускорив захват фрегата.
- Инженерный отсек захвачен. Выживших пиратов нет, кроме ушедшего шатла, общие поте-ри восемь раненых и два убитых. – Ган стоял посреди командного мостика и докладывал Сильверу, при этом изучая тела погибших.
- Хороший результат. Капитан остался с его кораблем, вон он лежит, - Сильвер указал на капитанское кресло с пригвожденным двумя болтами телом пирата. – Забери его меч, и все что можно собрать. Добыча общая. Распорядись техникам изъять корабельный кристалл, и пусть поторопятся. Скоро сюда пол системы слетятся.
- Я распорядился покинуть судно. Экипаж уже переходит на Дракона.
Сильвер одобрительно кивнул и вышел из рубки. Покинуть фрегат стоило как можно быст-рее, но оставлять главную добычу, корабельный кристалл, не хотелось. Жаль, что упустили шатл, но перехватывать его было рискованно. Оставались считанные минуты, когда беглецы выйдут из поля кристалла и вызовут подмогу, а значит, стоило поторопиться.
Последним штрихом с фрегатом пиратов, была закладка мощного фугаса. Сильверу не хоте-лось, что бы в Красном Квадрате хоть кто-то узнал, какое именно судно было в их системе и уничтожило фрегат. Пираты враги Братству, но если на Черного Дракона начнется охота, это может повредить бизнесу в будущем. Тем более что ненужные схватки в космосе всегда влекли потери в экипаже и расходы, не исключая риск для судна. Кристалл перестал функ-ционировать, подчиняясь манипуляциям инженерной команды, и эсминец запустил все свои системы. Первым дело Сильвер вышел на связь с отсутствующим на борту авиакрылом.
- Перо? Дракон готовится к срочному прыжку. Ждем вас.
- Мы на подходе капитан. Нам удалось засечь одинокий парус, идущий от вас, Таймер и Зоркий нырнули в сферу кристалла для его идентификации. Это оказался шалт пиратов и семь его пассажиров. Он был перехвачен еще в сфере. Потеряли четыре гарпуна, но сбили, выживших не должно быть.
- Это очень хорошая новость. Ждем вас на борту.
Как только створки ангарного отсека закрылись за пятеркой истребителей, черный дракон тут же совершил прыжок из системы. Если на шатле действительно нет выживших, пираты потратят на поиски своего фрегата какое то время, так и не узнав, кто его уничтожил. Силь-веру не хотелось думать о том, что авиакрыло могло просто не успеть вернуться на борт Черного Дракона, если бы истребители не сделали свое дело. Эсминец при необходимости может оторваться от погони на парусах, при активном кристалле, но при этом возможности поднять на борт диверсионную группу с грузом, ради которого они сюда пришли, могло уже и не быть.
Во время длительного прыжка, экипаж перевязывал раны и чинил амуницию. Капитан дал экипажу трое суток на отдых, после чего был разбор полетов. Первую часть обсуждений он провел при всех офицерах, очень тщательно восстановив хронологию событий, обсудив все детали и какие варианты еще могли быть при решении поставленных задач. Затем, отдельно прошли разборы действий авиакрыла, штурмовой группы и инженеров, с целью выявления всех тактических ошибок и вариантов тактики в будущем. Вносились корректировки в управление штурмовиками и распределялись обязанности инженеров приставленных к взво-дам абордажных команд. Орудийные команды распределяли дежурных на каждый вид воо-ружения на борту эсминца. Ремонтники составляли список необходимого для корабля обо-рудования, и какие изменения следует внести в системы эсминца, с учетом полученного опыта ведения боя на нем. Работы хватало всем, и снова начались тренировки для всех чле-нов экипажа, для отработки слаженности и повышения эффективности действий всей команды. Главное, не было выявлено ни одного виновного в неудачах или же просто не справившегося со своей задачей члена команды. Все действовали в рамках своих обязанностей в пределах возможного, и Сильвер мысленно благодарил оракула за такой экипаж. После всей проделанной, организаторской работы Сильвер решил, наконец, поговорить со Скитальцем, пригласив его в свою каюту.
- Как у капитана, у меня к тебе есть вопросы. И я надеюсь получить на них ответы.
Оракул сидел в кресле напротив Сильвера и пил кофе, он почти не учувствовал в жизни эки-пажа, пропадая в своей каюте на сутки или более. Но было видно, что он тоже занят, и де-литься своими заботами не намерен.
- Для этого я и пришел. Помочь тебе с командой мне просто нечем, я никогда не занимал офицерских должностей на борту корсарских кораблей. Поэтому я занялся своими прямыми обязанностями в Братстве, а они съедают все мое время.
- Тогда отвечай, не увиливая, и сможешь качественно сэкономить время и себе и мне. А пер-вый вопрос такой, как ты собрал такую команду? Нет проблем с дисциплиной, у всех высо-кая квалификация, хорошая адаптация среди нового экипажа, отсутствие личных психологи-ческих проблем и главное они работают, как будто не за деньги, а служат родному флоту.
- Капитан, ты многого хочешь. Так просто я тебе своих личных секретов не открою. Разуме-ется, я искал для ответственного задания лучший экипаж и потратил на это не менее года. Если хочешь, можешь попробовать уговорить их работать на тебя, после того как мы закон-чим наше путешествие. Но предупреждаю сразу, никто из них никогда не примет присягу Братству, как минимум потому, что однажды ее давали, проходя службу на разных флотах. Даже бионики придерживаются клятвы верности своей родной системе.
- Экипаж без членов Братства не в моих правилах. Но это не окончательное решение. По-смотрим, что они скажут по окончанию похода, а там буду определяться. В качестве экспе-римента я с ними работать не стану, только полноценная служба, как капитан я ими всеми доволен.
- Вот и отлично, значит на этом вопрос можно закрыть?
- Да вполне.
- Тогда вот тебе пара подсказок. На следующий день после боя с пиратами, в кубрике, абор-дажники устроили пирушку бионикам. Угадай почему?
- Я понимаю почему, в бою они почти не участвовали, но раненых они доставили всех во-время. Легкое ранение в космосе смертельно опасно, если промедлить, тем более при рабо-тающем кристалле, а тут мы обошлись без потерь от обморожения и других сопутствующих причин.
- Именно, теперь стоит внимательней ставить им задачи. В рубке они хороши, но их слажен-ность и исполнительность дают простор для маневра.
- Согласен с тобой. Вопросы экипажа мы еще обсудим, твое мнение меня, безусловно, инте-ресует. Но сначала ответь, есть ли работа для меня после доставки документа?
- Спешишь Сильвер. Работы больше чем хотелось бы, но обсуждать ее мы будем только по-сле передачи груза. Секреты Братства имеют свои сроки действия, и я их нарушать не стану.
Как всегда оракул хранил молчание, и требовать от него ответов было бесполезно. Сильвер отпустил его, тем более что вид у Скитальца был уставшим. Единственное что оставалось теперь капитану, кроме ожидания, это заняться командой. Как сказал оракул, в Братство они не пойдут, если он собирал их, специально выбирая такой критерий, значит, тому есть при-чины. Вести диалог с членами экипажа в качалке капитан не стал. Он прошел к столовому кубрику и, заказав обед, стал изучать присутствующих. С кого ему начать? Инженеры, си-дящие через столик, почти не разговаривая ели свою пищу, лишь коротко поздоровавшись с капитаном. Их безразличие к происходящему вокруг не располагало к откровенному разго-вору. Попробовать расспросить двух синтетиков напротив него? Но с чего начинать разговор с ними? Сильвер уже начал придумывать, о чем бы с ними поговорить, когда в кубрик зашла Натали и Томео. Вот с них и решил начать капитан.
- Томео, Натали? – Сильвер кивнул, приглашая подсесть к себе.
- Здравствуйте капитан. Как ваше настроение?
- Я вижу, вы вдвоем на обед ходите? – Располагающе улыбнулся Сильвер.
- У нас совпало время тренировки в качалке, вот после нее решили вместе подкрепиться. – Ответила на улыбку капитана Натали.
- А я только что говорил со Скитальцем. Полчаса разговора не о чем, истощают сильнее, чем абордаж пиратского фрегата.
Томео очень внимательно посмотрел на капитана, услышанная шутка его взволновала.
- Я думал у вас с ним все давно обговорено и решено. Что с ним можно такого обсуждать, если он наниматель, а ты капитан, просто отрабатываешь заказ?
- В том и все дело, что он наниматель. Но по ходу наших приключений, у меня появляется все больше вопросов к нему. И больше всего меня волнует мой экипаж. Точнее сказать, а мой ли это экипаж?
- А что не так с экипажем? – Натали искренне удивилась словам Сильвера, - Его только на-брали, и команда пока что довольна и оплатой, и условиями работы. Среди них нет корсаров, но разве это важно для тебя?
- Важно! Точнее было важно. Насколько я знаю, никто из них не захочет вступать в Братст-во. Я даже предлагать им не стану, чтобы не выслушивать отказы. Но наш контракт со Ски-тальцем может завершиться через десять дней, когда мы доставим наш груз, тогда станет вопрос об экипаже. Всех кроме тебя Натали нанимал оракул. Даже тебя Томео. Я соберу новых членов команды, если понадобиться, но эту команду я просто так оракулу не отдам.
- И что ты будешь делать? Вызовешь оракула на дуэль? – Натали откровенно издевалась над Сильвером. Ей этот вопрос казался очень простым, хотят, остаются на Драконе, не хотят, уходят.
- И такое в Братстве бывает. Но в нашем случае, разумеется, все решать будут члены экипа-жа. Как капитан судна, я могу предложить условия для работы на меня. Корабль у меня хо-роший, думаю и плату смогу назначить тоже не плохую.
- Не думаю, что получится купить на корабль. Меня так точно не купишь.
- Натали, тебе я предложение могу сделать прямо сейчас, не стану становиться на колени и дарить перстня, просто сообщаю, что мне нужен хороший пилот, и ты отвечаешь моим тре-бованиям. Желательно на твоем истребителе. Это ведь ты засекла оптикой убегающий па-рус?
- Я, - коротко ответила девушка, она поколебалась, прежде чем продолжить и, опустив взгляд, сказала, - Я выросла на планете и мне неуютно находиться на корабле больше неде-ли. Но я подумаю, все равно лететь мне некуда. А про оптику, всего лишь модернизирован-ные оптические матрицы. Не дорого, но эффективней раза в полтора от базовой модели.
- Я буду рад тебя видеть в авиакрыле, но как капитану мне нужно знать, как ты себя чувству-ешь сейчас, имею в виду твою потерю и пережитое на родине.
- Спасибо капитан, я стараюсь больше тренироваться и не забивать себе голову грустными мыслями. Томео мне помогает и с авиагруппой тоже много работы.
- После передачи груза и завершения текущего контракта, при любых обстоятельствах, возь-ми отпуск. Тебе стоит осмыслить твою нынешнюю ситуацию и решить, что делать дальше. Пилот ты хороший, но у тебя есть много других перспектив в жизни.
- Хорошо капитан, так и сделаю. У корсаров ведь есть свои курорты, вот на один из них и слетаю.
- Отлично. А что ты мне скажешь, Томео? После твоей вылазки на пиратскую базу, любые долги списаны. Есть желание далее служить на моем корабле?
- Завершим задание, отвечу. Я больше ничего не должен Скитальцу, так мы с ним решили, но служить на Черном Драконе я не готов.
- Значит и экипаж, я буду опрашивать после завершения нашего похода. Неопределенность меня раздражает больше всего, проще распустить и набрать новый состав, чем расспраши-вать по одному, что они себе думают.
Сильвер направился на капитанский мостик, демонстрируя свое раздражение каждым ша-гом. Заново набирать экипаж это терять время, а впереди назревали крупные события, и ра-боты будет много.
Крайний прыжок Черного Дракона закончился в системе Эльдорадо, входящей в ФОМ и являющейся одной и крупнейших торговых систем человечества. Шесть планет, из которых одна пригодна для жизни, а вторая подлежала терраформированию, позволили заселить ее сотнями тысяч поселенцев. Тысячи судов каждые земные сутки посещали множество распо-ложенных в системе торговых станций, ведя торговлю всеми известными товарами. Каждая крупная корпорация, имеющая лицензию ФОМ, Земной Федерации и Империи, содержали здесь свои представительство, отправляя грузы во все доступные уголки космоса. Несмотря на крупнейший внутренний флот, обеспечивавший безопасность в системе, Черного Дракона встретили два фрегата корсаров, сопроводивших его к станции Сирена, где располагался местный штаб Братства и ЧВК. Целое крыло огромной станции принадлежало корсарам и, принимая эсминец, они перекрыли все доки, ограничив движение по станции. Чем вызваны такие меры предосторожности Сильвер не знал, разъяснения он ждал получить позже. К удивлению капитана его экипаж не выпустили с корабля, а на борт поднялась длинная делегация, забравшая с собой оракула, и про Черного Дракона забыли. Пока не было Скитальца, корабль был заправлен, а погибшие в бою с пиратами штурмовики отправились в последнее путешествие на родину. Капитану пришлось ругаться с обслуживающим персоналом станции, что бы товарищам погибших бойцов, традиционно, разрешили погрузить их тела в транспорт. Но затем корабль опять оказался обложен службами безопасности, не разрешающими даже выйти в док.
- Сильвер? Готовь экипаж к отбытию. – Сообщение на имп от оракула не было неожидан-ным, капитан ждал его уж несколько часов.
- Отбитию? Сначала вернись на борт, а там обсудим, когда и куда мы полетим. Для меня твои контракты крайне выгодны, но есть вопросы, которые нужно решить на этой станции.
- Капитан? Я скоро буду. Если тебя волнуют новые условия оплаты… - Сильвер прервал оракула давая понять, что прежде чем он станет обсуждать условия, каких, либо контрактов, он решит свои вопросы.
- Нет, оракул. Сначала экипаж и судно. Только потом контракты. И даже если десяток ста-рейшин придут ко мне на борт и потребуют срочно лететь за несметными сокровищами, потерянными в космосе, я не позволю Черному Дракону покинуть док, до того как определюсь с экипажем.
- Хорошо капитан. Ты хочешь экипаж себе? Верно?
- Да оракул! У них контракт с тобой, и я требую передать их Черному Дракону. Можешь считать это жадностью или предвзятостью, но на судне не должно быть случайных людей. Либо мы экипаж, либо я наберу новых членов команды.
- Недооценил я тебя. Надеялся, что ты будешь бороться за них другими методами. Тебе не стыдно капитан?
- Нет не стыдно. Не ты записывал речь капитана для членов семей погибших бойцов. Не тебе вытирать сопли Натали, не тебе присматривать за Томео, которого изнутри ест совесть за старые ошибки, не тебе Скиталец посылать их в бой. Я не просто наемник и не пират, мне нужен слаженный экипаж, уверенный с воем капитане и своих товарищах.
- Хорошо, разошелся ты Сильвер не на шутку. Поднимусь на борт, и пересмотрим их кон-тракты. Но есть условия. Ты не требуешь их вступить в Братство, и скрытые пункты моего с ними контракта тебя не беспокоят.
- Меня устраивает. Жду тебя.
Ждать пришлось долго. Скиталец поднялся на борт только через два часа и вид у него был как у выжатого лимона. Капитан пригласил его на мостик, где оракул сделал объявление экипажу.
- Внимание всему экипажу Черного Дракона. Контракт ваш был полностью завершен и у вас есть выбор, продолжить его или заключить новый с капитаном Александром Сильвером. Если вас не устраивает служба на борту Черного Дракона, вы можете покинуть эсминец, получив лучшие рекомендации от Братства. Полный расчет с вами был произведен час назад, на ваших счетах вся заработанная вами сумма. Текст контракта с капитаном, доступен каждому на имплантате. Капитан сейчас на мостике. Все условия можно обговорить с ним.
Долго экипаж ждать не пришлось. Через десять минут собрались все офицеры и командиры отрядов, представляющие подопечных. Первый вопрос задали члены абордажной команды.
- Я Стивен Крайт, командир отряда синтетиков. Нас устраивает жалование как уже получен-ное, так и предложенное капитаном. Но мы хотели бы знать, как будут делиться трофеи, добытые на пиратском фрегате.
Сильвер отвечал не громко и не спеша, стоя в окружении офицеров.
- В нашей команде никто еще не служил у корсаров, и это мое упущение, что я не предоста-вил, подробный отчет по финансам. Личное оружие пиратов вы забираете себе, делите через вашего командира отряда или офицера. Он же может продать трофеи Братству. На этом еще никто не разбогател, но для бойцов это заслуженное поощрение. Что касается самого ценно-го, а это кристалл судна, его мы сдаем Братству, где по серийному номеру будет определено уничтоженное судно, было ли оно похищено. Если у судна был хозяин и оно в розыске, весь экипаж разделит премию за его поиск и нейтрализацию, как пиратского судно. Если хозяина нет или судно было приобретено пиратами, кристалл будет продан и весь экипаж поровну получит с него свою долю. Есть важное исключение, касающееся личных кристаллов капитанов и других пиратов. Я как капитан имею право забрать себе один кристалл, далее все офицеры командиры отрядов абордажной команды, по очереди так же имею на них право. Но при условии, что вся команда на это согласна, иначе кристаллы будут сданы, а выручка поделена. Кристалл с пиратского фрегата уже передан и идентифицирован, мы уничтожили угнанное судно, переделанное во фрегат, и вся команда получит премию, как только Братство решит все юридические вопросы.
Чуть вперед вышел Ган, он выглядел чуть смущенно, но говорить начал строгим серьезным тоном.
- Во время абордажа фрегата, капитан четыре раза использовал свой пистолет. Как офицер, имеющий хорошую выслугу, я должен спросить, что это за оружие. Я знаю общую легенду о выдаче таких пистолей всем капитанам Братства, но мне и моим людям важно знать, почему это оружие есть у них и больше, ни у кого кроме спецподразделений сверх держав?
Вся команда внимательно смотрела на Сильвера, ожидая ответа.
- Оружие действительно засекречено, к тому же очень дорогое. На вооружении Империи оно есть только у разведки, а внедрять его, куда-либо еще не стали из-за не соответствия цены и эффективности. Братство его не производит, а только заказывает у Земли, а право на это корсары получили после гуманитарных миссий во время многочисленных столкновений между колониями. Не за охоту на пиратов, а именно за эвакуацию гражданских и поставки жизненно необходимых грузов. Если подпишете контракт, то вскоре убедитесь, что мы в основном занимается именно гуманитарными задачами. А не борьбой с пиратами или наймом как солдаты удачи. Лицензии наших ЧВК позволяют выполнять полицейские функции, что тоже входит в отдельные гуманитарные задачи. Если есть еще вопросы, я вас слушаю.
Вперед вышел Перо. Он смотрел на капитана как командир авиагруппы, готовый выдвигать безапелляционные требования, отстаивая интересы его подопечных до конца. Даже офицеры абордажных команд вели себя скромнее, но пилоты это особая каста, а их требования даже имея высокие планки, всегда были обоснованы.
- Капитан. У нас недокомплект пилотов. Пять истребителей и два шатла без пилотов на пятерых, вынуждают нас пересаживаться с машины на машину. Моя группа готова заключить с тобой контракт при условии, что либо мы будем получать жалование с надбавкой, за управление шатлами, либо будут набраны еще четыре пилота, которые будут управлять ими. К тому же у нас серийные модели истребителей. Эти базовые модели хорошо себя оправдывают при взаимодействии с крупными флотскими соединениями и другими звеньями истребителей, где технические характеристики машин теряют приоритет перед общей тактикой. При использовании малой группы в пять машин, любое преимущество противника в качестве, уже ставит под угрозу эффективность группы. Я требую модернизации авиакрыла, по образцу Натали. За ваш счет капитан.
Сильвер тяжело вздохнул, он понимал, о чем говорит пилот. И не мог с ним спорить. Вот только сумма на модернизацию была не малой и теперь ему придется решать этот вопрос, или он потеряет авиакрыло.
- Хорошо. Я согласен. Но закупки проведем у Братства. Иначе мне придется брать кредит, а у Дракона еще будут другие расходы.
- Я помог с этим, - Натали не присутствовала в рубке, но она следила через имп за всем про-исходящим и связалась с Сильвером как только посчитала нужным. – Я подтверждаю кон-тракт и готова помочь с закупкой всего необходимого.
Сильвер ответил по импу. На минуту отведя взгляд с присутствующих офицеров, - Спасибо Натали, я передаю тебе мой доступ к закупкам Братства, используй мои счета и скидки. На этой станции должно быть все, что тебя может заинтересовать.
- С авиакрылом вопрос решили. Я не хочу требовать, но мне нужен ответ от всех членов ко-манды, продолжите ли вы службу на Черном Драконе. У оракула есть новое задание, и выход в космос будет осуществлен, как только пилоты произведут все необходимые закупки.
- Капитан?
- Да Цзян?
- Если вы разрешите прикрепить каюты за членами экипажа, инженеры и орудийная команда остаются. Они сами расселятся, как им будет удобно.
- Это касается всех членов команды. Как капитан я разрешаю закрепить за собой ваши каю-ты, пока вы на борту эсминца. Без вашего ведома, доступ в личные апартаменты будет огра-ничен.
Через полчаса обсуждений, все вопросы и просьбы команды были рассмотрены и удовле-творены. Бионикам и другим штурмовикам разрешили тренироваться в ангаре, камбузу заказали дополнительное оборудование для приготовления пищи, для орудийной команды выделенные коммуникации корабля для согласованности действий и так далее. В результате переговоров контракт был заключен со всеми, кроме Томео. Не явившись на общий сбор офицеров, он ждал Сильвера у себя в каюте, и как только капитан освободился, он заглянул к нему.
- Томео? Тебя не было на обсуждении контракта. Ты принял решение?
- Капитан, когда я получил свою должность, экипаж Черного Дракона не был таким, каким он стал. Для меня больше нет работы. Моя должность в прошлом до эсминца, не требовала от меня и десятой части той ответственности, которую я нес. У меня не было необходимого опыта. Теперь я считаю себя ненужным на борту.
- Томео. На этом корабле я решаю, кто выполнил свои обязанности, а кто не смог этого сде-лать. Или кто мне нужен, а кто нет. Я предлагаю тебе твою должность, с теми обязанностя-ми, которые на тебя возлагались. Меня интересует твое согласие на контракт или отказ.
- Тогда я согласен капитан. – Коротко ответил японец и поклонился.
Сильверу хотелось выпить вина и прилечь. Экипаж вымотал все его силы, но как капитан он смог удержать команду, а значит, одержал очередную победу в битве против бескрайних опасностей космоса. Он уже находился в каюте, когда его вызвал Томео.
- Все грузы доставлены на борт. Эсминец готов к выходу в космос.
- Скиталец будет рад. Я отдам распоряжение Мину, пусть прокладывает курс, куда оракул ему скажет. А ты присмотри за первыми тренировками в ангаре, пилоты будут заняты машинами, не нужно, чтобы кто-то им мешал.
- Сделаю капитан.
Сильвер опустился на койку и не заметил, как задремал. Проваливаясь в сон, он поймал себя на мысли, что этот экипаж не хуже корсаров, и что Скитальца стоит поблагодарить.
Ожерелье.
Оракул пришел в рубку без промедлений, сразу после вызова капитана. Эсминец уже не-сколько часов был в фазе прыжка, следуя новым координатам.
- Новое задание тем более от Братства это замечательно. Расскажи о великий оракул, попод-робней, что нам предстоит.
- Расскажу по порядку, мужественнейший из капитанов, - улыбнулся Сильверу Скиталец, - мы добыли контракт одной давно обанкротившейся корпорации, выданный более пятидесяти лет назад на колонизацию планеты. Если быть точным, это был одна из последних выданных лицензий, позже было введено общее эмбарго на колонизации всем кроме государственных образований. Корпорация «Каспий» вела активную разведку звездных систем и неплохо заработала, торгуя информацией, но найти хорошую планету для колонизации им не удалось, до момента, когда они были объявлены банкротами. Братство долго охотилось за документом необходимым для перекупки лицензии и вот мы с тобой смогли его найти и предоставить нашим юридическим представителям в ФОМ. Предыдущим нашим приключением была эвакуация Натали, и получение от ее отца координат системы которую Братство могло бы колонизировать. В навигационном оборудовании Айсберга эти координаты были, и теперь мы должны закончить нашу работу, посетив систему и установить маяк Братства, свидетельствующий о переходе этой звезды под контроль корсаров.
- А как же Империя и Земля? Они разве не запрещали колонизацию всем корпорациям?
- ФОМ тоже запретил, но эта бумага все еще имеет юридическую силу. А поскольку основывать государство мы не собираемся, переходя под контроль Империи и Земли, мы используем лицензию и дадим Братству новый постоянный дом на пригодной для жизни планете.
Сильвер несколько секунд молча, смотрел на Скитальца. Целая колония для корсаров это верх мечтаний всех кто состоял в Братстве. Ради такой цели он Александр Корсунь капитан Сильвер, отдал бы и эсминец и отпустил команду, а сам работал на оракула, покрывая все расходы за свой счет!
- Это самое достойная задача для любого капитана корсаров. Но почему я?
- Много факторов. И то, что твоя Стрела оказалась рядом, когда это было необходимо. И то, что ты построил новый эсминец. И то, что у тебя очень хорошая репутация в Братстве и ува-жение в Империи. Сделай мы героем корсаров кого другого, эффект был бы другим. А так молодой способный капитан, достойный таких лавров.
Через две недели Черный Дракон завершил очередной прыжок, оказавшись в незнакомой системе. Первооткрыватели успели дать ей название, Северная Жемчужина. Двадцать две планеты кружили в ней вокруг небольшой звезды. Одна из них имела кислородную атмосферу и носила имя Мурманск. Почему именно так ее назвал барон, он никому не поведал, но менять имя корсары не стали, даже имея такую возможность. Задание у эсминца было простое, раскидать вокруг планеты навигационные буи, высадить на нее дронов разведчиков и принимать входящие в систему суда Братства. Менее чем через сутки, восемь пятисотметровых транспортов вошли в систему и зависли на орбите планеты. Истребители и шатлы Дракона принимали участие в первой высадке, ведя разведку в атмосфере и запуская беспилотных исследователей местной флоры и фауны. Планета, покрытая на шестьдесят процентов льдами, и на девяносто водой, могла похвастаться перед большей частью освоенных миров разновидностью жизни. Длительный год, почти в два Земных, и короткие сутки в двадцать часов, делали ее одним из лучших открытых пристанищ человеческой расы. Черный Дракон обеспечивал безопасность в системе, пока ее наполнили другие суда корсаров, свозившие со всех человеческих миров разнообразные грузы, необходимые для освоения планеты. На третьи сутки пребывания в системе, межзвездные тягачи, перетянули первые две орбитальные станции, и миссия Дракона была завершена.
Набег.
- Это и все? Скромный контракт ты нам подкинул Скиталец. – Сильвер сидел в капитанском кресле посреди рубки и укоризненно смотрел на оракула.
- Это только начало контракта. Как ты понял, освоение колонии началось, и будет идти мак-симальными темпами. Все ресурсы Братства брошены на это, в том числе на переселение с Демонической Дюжины.
- И что дальше? Охранять конвои идущие сюда? Много мы так не заработаем.
- Для тебя капитан, есть задачи посложней. И выходим завтра.
- Куда если не секрет?
- Приграничный мирок с атмосферой не пригодной для дыхания. Колония Камелот. Их служба безопасности засекла необычную активность в системе. Наша задача провести раз-ведку. И есть неофициальное задание. С этой системы ведется негласная эвакуация всех зна-чимых лиц. Нам предстоит оказать им помощь в случае необходимости.
- Звучит интригующе. Набег пиратов?
- Это мы и будем узнавать.
Покидая Северную Жемчужину, Сильвера удивляло как за несколько суток, никем толком не разведанная система оказалась заполнена таким количеством людей и техники. Корсары кинули все ресурсы на ее колонизацию при этом в максимально короткие сроки. Только на орбите Мурманска он насчитал не менее пяти десятков разных судов, три гиганта в кило-метр длиной и двести метров объемом, доставивших орбитальный лифт. На самой поверхно-сти уже шла высадка и стройка. Первым дело взрывными работами и тяжелыми горнопроходческими лазерами, создавались подземные коммуникации для установки энергоблоков реакторов. Возле горного массива, где жизнь планеты была скудной, уже расчищались площадки под фабрики, а поближе к береговой линии выгружались строительные машины для возведения жилых массивов. Благодаря советам Скитальца, Сильвер вложил часть своих сбережений в покупку земельного участка в будущей жилой зоне. Теперь у него будет настоящий дом на планете. Эта планета с суровым климатом, теперь родина для корсаров, и все они не упускали возможности приобрести для себя ее кусочек. Капитану хотелось приземлиться на планету и подышать настоящим воздухом, насладившись потоками ветра и дождем с бескрайнего серого неба. Но впереди был очередной поход, и оракул снова обратился к Черному Дракону, значит, задание будет не простым и имеет высокий приоритет у Братства.
Система Камелот располагалась на самых задворках ФОМ. Являясь автономной колонией, она подчинялась Федерации, и здесь процветали коррупция и криминал. Каждый олигарх из ФОМ хотел иметь если не подконтрольную ему систему или планету, то хотя бы лояльных к нему правителей колоний, что позволяло хорошо зарабатывать на самих колониях и скры-вать истинное положение своих финансовых дел. Само собой, что торговые суда, идущие в эту систему или покидающие ее, платили негласную дань, иначе они случайным образом становились жертвами пиратов. Защищать подобные колонии от веселого народца, было непринято у корсаров. Но если Братство давало подобное задание, выполнялось оно жестко и максимально эффективно, уничтожая целые отряды из двух или пяти пиратских судов. Официальная задача Черного Дракона была проста, войти в систему, связаться с местными властями и далее патрулировать ее, пытаясь поймать пиратов или другие подозрительные корабли. Если силы будут не равны, то просто вызвать местный флот, а самим можно избегать боя, не беспокоясь об условиях контракта.
С местными службами космических сил Сильвер общался без участия оракула. Данные бы-ли скудны. В течение двух Земных месяцев неизвестные корабли вели разведку сектора, раз-брасывая спутники и избегая контактов с местными судами. Беспокойство они начали вызы-вать, когда стали пропадать транспорты, идущие из системы. Первый просто не смог совер-шить прыжка, а когда его начали искать не смогли обнаружить никаких следов. Сразу после этого была развернута сеть радаров фиксирующих использование кристалла по всей системе. Это позволило засечь момент атаки на следующее судно, но поспеть к нему на помощь не смогли. Во флоте Камелота служили не самые плохие астронавты и капитаны. Были созданы отряды быстрого реагирования и организованы конвои для ценных грузов, но последние два грузовых судна были уничтожены с дальней дистанции корабельными орудиями, и опять без каких либо следов. Дракон был не единственным кораблем, нанятым для охоты. Еще четыре фрегата и эсминец посланные другими ЧВК или торговыми партнерами местных корпораций, уже контролировали систему, но без каких либо результатов.
- Задача нам поставлена. Но внятной информации нет. Что предложишь Скиталец? Ты у нас тут всеведущий.
- Я проанализировал грузы, которые перехватывали условные пираты. В основном это были товары с планеты. Единственное чего добились наподдающие, они заморозили поставки на неопределенный срок, а вместе с ними и оплату груза. На самом деле ущерб от потери ко-раблей со всем, что было на борту, намного меньше, чем ущерб от остановившейся торговли. При этом Камелот прекратил строительство орбитальной станции общего назначения. А ведь там оставалось установить оборонительные орудия.
- Вывод напрашивается сам, кто-то планирует вторжение?
- Возможно. Для начала займемся конвоированием грузовиков. У нас есть авиакрыло, они будут наблюдателями. Это позволит контролировать максимальное количество судов в сис-теме.
- Отдам распоряжение Перо, пусть обвешиваются оружием. Разделю на пары и распределю по маршрутам. А Мари пока что поищет спутники противника.
Авиакрыло покинуло ангар, а Дракон, облетев орбиту планеты, направился к самому ожив-ленному маршруту в системе. Двое суток экипажу эсминца не удавалось засечь хоть чего-нибудь подозрительного в системе, и Сильвер снова пригласил оракула в рубку. Также при-сутствовали Перо и другие офицеры.
- За двое суток никаких результатов. Спутники противника или другие разведчики себя не обнаружили. Сам противник как будто забыл о Камелоте. Какие есть предложения?
- Сопровождение судов и патруль результатов не дали. Если пираты и собирают информа-цию о будущей жертве, они делают это на планете. Даже дроны рано или поздно себя прояв-ляют, если они и были, то давно собраны или самоуничтожились.
- Спасибо Перо, у тебя есть предложения?
- Мы вели запись маршрутов, пытаясь вычислить самые вероятные жертвы. Почти все транспорты теперь ходят конвоем с охраной. Но остаются четыре маршрута с одиночными целями. Если взять их под контроль, то есть шанс поймать противника в момент атаки. И мы не единственные кто решил так поступить. Два фрегата и эсминец уже дежурят, явно поджидая противника. Как только они зафиксируют нападение, весь местный флот будет брошен на уничтожение врага.
- Капитан, - Томео говорил не спеша, явно, что-то обдумывая и в чем-то сомневаясь. – Если весь местный флот будет брошен на поимку пиратов, то орбитальные станции окажутся без-защитными. Есть подозрение, что на украденных судах были диверсанты, или экипаж ими-тировал угон. Слишком много их пропало, без каких либо следов.
Оракул перебил его, с грустной улыбкой на лице.
- Томео однажды уже познакомился с диверсантами. Собственно уничтожение диверсантов спасло его судно от захвата, а он в итоге оказался в твоем Сильвер экипаже. Думаю, он прав.
Томео презрительно посмотрел на оракула, но через пару секунд его взгляд стал уставшим и безразличным. Он вежливо поклонился Сильверу, давая понять, что высказал все что хотел.
- Как капитан я обязан предупредить колонию о возможном вторжении. Но мы не знаем, кто нападает и каковы его цели. Если мы не поймаем хотя бы одного пирата, то можем оказаться в очень затруднительном положении, к примеру, в одиночку лоб в лоб против пиратской флотилии.
- На уровне домыслов, вот каков будет ответ. Но ты наверняка не единственный кто так счи-тает. Я свяжусь с Братством, есть ли у них дополнительная информация.
- Давай Скиталец, вытяни из них все что можно. Если это просто проделки торговых конку-рентов, можно смело продолжить патрули, но если готовится вторжение, это уже выходит за рамки нашего контракта и возможностей.
Скиталец был занят больше часа, оставив капитана обсуждать текущие дела на корабле с экипажем. Когда он вернулся в рубку, его взгляд был уставшим и тяжелым.
- Братство приказывает нам оставаться в системе и охранять орбитальный лифт. Вероятность вторжения пиратов они рассматривают как сто процентную, разведка доложила о передвижении неизвестных судов в этом секторе космоса, но точку сбора определить не удалось. Эту информацию можешь предоставить местному флоту, файлы я перекинул тебе на имп. Но учти, Братство нас предупредило, в случае опасности немедленно покинуть систему. Вступать в бой в случае вторжения нам запрещено.
Сильвер сделал запрос командованию местного флота и вскоре с ним связался адмирал, отвечающий за безопасность системы. Разговор с ним был долгим и тяжелым. Убеждать адмирала в вероятности вторжения ему не пришлось, но вот объяснить ему, что пираты могут привести достаточную эскадру для полного захвата системы он не смог. Главный во-прос, о роли Черного Дракона капитан оставил на конец разговора и сошелся с адмиралом на эвакуационном судне, в случае атаки крупными войсками противника. Требовать от корсаров чего-то еще наниматели не могли, одна только информация с разведанными о противнике, уже полностью выполняла контракт и в системе эсминец оставался на свой страх и риск за небольшие премиальные.
Сильвер не стал тратить времени зря. В истребители были загружены противокорабельные ракеты, орудийные расчеты перешли на несение вахты по боевому, а всему экипажу была объявлена желтая тревога, предупреждающая о возможном сражении. Ждать долго не при-шлось, всего через восемь часов на эсминец пришло донесение о входе в систему пятерки пиратских судов разных классов. Их засекли транспорты, спешащие тут же уйти в прыжок, но только двое из шести успели сбежать. Остальные были уничтожены орудиями пиратов, а значит цель набега не грузовые суда, а вся система. На планете с населением более двух со-тен тысяч тут же объявили эвакуацию, благо к такому варианту событий местные власти успели приготовиться и орбитальный лифт поднимал без перерыва пассажирские капсулы. Транспорты пристыкованные к станциям, начали набирать на борт всех кого только возмож-но, следуя протоколам, написанным для чрезвычайных ситуаций. Местный флот начал собирать силы для атаки, но в систему по очереди вошли еще более двух десятков пиратских кораблей, сравнивая силы. Прибытие пиратов не прекращалось, и их флот постепенно рос, стекаясь в одну мощную флотилию. Сильвер наблюдал за происходящим невдалеке от орби-тального лифта, и единственное, что оставалось Черному Дракону, это присоединиться к обороняющимся, сдерживая врага, пока сможет эвакуироваться максимальное количество местных.
- Орудийная команда! Готовить главный калибр! ПКР загрузить в шахты! Авикрыло на вы-лет!
Он отдавал команды автоматически, как будто вместо него говорил кто-то другой. Эсминец занимал строй немногочисленных защитников, и готовился вместе с ними принять неравный бой. Когда пираты начали сближение, их количество уже достигло сорока судов, а обороняющихся всего двенадцать, притом что только один из них крейсер и четыре эсминца. Надежда на орудия орбитальных станций угасла, когда пошли сообщения о бунтах на них и выходе из строя оборонительных систем. Только две из шести могли вести огонь, остальные вышли из боя и надеяться, что местные силы обороны смогут отбить их у диверсионных команд, смысла не было.
- Капитан, крейсер Камелота открыл огонь.
- Жди Цзян, о нашем сюрпризе противник не знает, подпустим поближе, чтобы не ушли от выстрела.
Пираты быстро приближались, и вскоре орудия других эсминцев открыли залповый огонь, выпуская первые ракет и ложные цели. Главный калибр Дракона захватил цель, ведущую перестрелку с крейсером, и открыл огонь наверняка. Из серии в четыре выстрела, противник получил два попадания и разломился на несколько кусков. Теперь пираты будут знать, даль-нобойное орудие есть и у Дракона, и действовать будут аккуратней. Перо повел авиакрыло к врагу, но атаковать пиратские суда он не собрался, опасаясь, встретить истребители против-ника. Противокорабельные ракеты, ждущие в бомбовых отсеках, когда их выпустят нести смерть и разрушения, пока что были не эффективны из-за большой дальности. В ход шли ракеты ближнего боя и орудия, уничтожая ПКРы пиратов, целыми стаями мчащиеся к обо-роняющимся. Пираты приближались, уничтожая один за другим фрегаты Камелота. У обо-роны оставались считанные минуты до момента, когда маневры и системы защит больше не смогут спасать корабли от атак противника, или пираты совершат прыжок, к ним включив корабельный кристалл на полную мощность. От абордажа спасала только скорость судов и ломаная траектория, но при сокращении дистанции точность прыжка увеличивалась как и сокращалась его длительность, не оставляя шанса беглецам. В любом случае битва была проиграна и Сильверу, было необходимо искать пути отхода. Первым делом он вернул на борт авиакрыло, а затем Черный Дракон, маневрируя, начал набирать максимальную ско-рость, для рывка в сторону отрытого космоса, где не будет физических помех для осуществ-ления прыжка. Следом за корсарами с той же целью пристроился эсминец, а за ним два фре-гата. Одно дело вести оборону систему, и совсем другое бессмысленно погибнуть в битве против превосходящего противника.
Вереница судов, возглавляемая Черным Драконом, выбрала направление, не контролируе-мое пиратами, и уверенно шла на прорыв. За ними не гнались, понимая бесполезность этого шага, сосредоточившись на добивании крейсера и остатков флота Камелота. Гибель оборо-няющихся была не напрасной. Местный адмирал был не лучшим стратегом, но уйдя в бой на крейсере, он дал возможность населению планеты эвакуироваться. По крайней мере, бежать смогли те, кто вовремя добрался до орбитального лифта. Продолжавшееся сражение уже можно было назвать законченным, оставалось только добить уже сильно поврежденный крейсер и взять на абордаж нефункционирующие станции, когда в систему начал входить еще один флот. Три тяжелых линейных крейсера протянули за собой сразу десяток фрегатов и два авианосца. Они появились идеальным строем на дистанции поражения главных орудий линкоров и сходу открыли огонь по пиратам. Следом за ними по одному начали подходить крейсера сопровождения и фрегаты прикрытия. Флот ФОМ начал большую охоту на пиратов. Сильвер не стал разворачивать судно для участия в бою. Пираты, спасаясь бегством, разбились на несколько групп, и столкнуться с одной из них у него желания не было. Черный Дракон и следовавшие за ним суда все так же отходили от планеты, приближаясь к точке, откуда можно было осуществить прыжок в ближайшую систему. Действия ударной группировки ФОМ были слажены и беспощадны. Они гнали пиратов, перекрывая им отходы от планеты, уничтожая их суда одно за другим. Из прыжка по очереди вышли еще четыре крейсера и десяток фрегатов. Собравшись в отдельную группировку, они отрезали соединение из десятка судов пиратов от бегства, истребляя их по очереди.
- Сильвер будь настороже. Мне не нравится то, как пиратский флот оказался в ловушке.
- Мне в это тоже не верится. Оракул, свяжись с корсарами. Что им известно. Это самая глу-пая гибель, самого большого пиратского флота, который я видел. Меня не покидает желание покинуть эту систему как можно скорее. Мин!
- Да капитан.
- Выведи корабль на точку прыжка, и рассчитай, так чтобы в следующей системе нас не смогли перехватить.
- Выполняю капитан!
Эсминец продолжил свой полет, но до точки назначения он не успел, в систему вторглась еще одна сила, при этом заглушив дальнюю связь, поставив мощнейшие помехи вокруг пла-неты. Появившийся флот был огромен по своей численности, не менее двух сотен крейсеров и почти сотня линкоров. Точный его состав определить не удавалось не только системам Черного Дракона. Обмен информацией с флотом Камелота продолжался, как и с группиров-кой ФОМ. Определив корсаров как союзника, Федерация делилась телеметрией и данными с радаров. Но, даже оказавшись в упор к противнику, их системы слепли, не давая точной картины происходящего.
- Скиталец ты это видишь?
- Вижу капитан. Похоже, мы стали свидетелями первого внешнего вторжения в человеческие миры.
- У ФОМ есть шансы уйти? Как думаешь?
- Нет, капитан. Посмотри, возле крупных судов федералов активизируются зоны кристалла. Это значит, что к ним совершили подскок и начали брать на абордаж. Бежать им только сквозь строй пиратов, обходя планету, но там их уже поджидают. Флот потерян и скорее всего полностью.
- Капитан?
- Что случилось Мин?
- Недалеко от нас из прыжка выходят неизвестные суда. Я этой конструкции раньше не ви-дел. Если мы не поторопимся, нас атакуют.
- Свяжись с нашим конвоем, как капитан эсминца Черный Дракон я назначаю его головным кораблем группы. Мы уходим из системы. Проведи с ними калибровку прыжковых коорди-нат. Нужно покинуть Камелот как можно быстрее.
- Капитаны судов принимают твое командование. Они идут за нами, начинают подготовку к прыжку.
- Уводи нас Мин. Пока это еще возможно.
Совершая прыжок, Черный Дракон максимум исследовал систему и все что в ней происхо-дило. Любые данные о новом враге, были бесценны, даже если это всего лишь показания почти полностью заглушенного радара. Конечно же, Братство продаст эту информацию всем желающим ее купить. Но самое важное, что это давало военным дополнительные шансы в будущих боях. В том, что это вторжение не остановится на этой планете, капитан не сомневался. Организованная пятая колона, действующая против всех людских миров, говорила о далеко идущих планах на все человечество. Начиналась новая галактическая война, куда страшнее, чем внутренние разборки между Федерацией Империей и Землей.
Как только эсминец ушел в прыжок, Сильвер объявил экипажу, что система Камелот атако-вана неизвестным противником. Давать каких либо пояснений по происходящему он не стал, поскольку сам ничего не знал. Единственное что он смог донести до подчиненных, это факт самого настоящего вторжения, и возможно начало масштабной галактической войны. За трое суток, которые Дракон находился в прыжке, экипаж приводил корабль в порядок, после многочисленных попаданий осколков и устранял возникшие неисправности. Потерь на борту не было, как и серьезных повреждений, но все были мрачены и молчаливы. В немногочисленных разговорах мелькало слово война, и люди еще не знали, как на него реагировать. Человечество уже давно не воевало масштабно. Более ста лет три ведущие державы придерживались равновесия в отношениях, занимаясь внутренними проблемами. За трое суток новостные компании ФОМ и Земли сообщили только о крупном сражении с пиратом в нейтральной колонии Камелот. Ни слова о пришельцах сказано не было. Империя запустила в своих СМИ компанию по набору добровольцев и начале крупнейших флотских учений, в связи с потерей «чересчур свободными государствами одной из колоний, отданной на разорение пиратским шайкам». О неизвестном противнике никто не сказал ни слова, но под самыми разными предлогами начались учения вооруженных сил и переброска войск для создания мобильных ударных группировок. Человечество еще не знало, с чем столкнулось, но скрыто готовилось к этому.
Брошенная станция.
- Сильвер?
Капитан был на мостике. Скиталец окликнул его и присел, напротив, в кресло помощника капитана.
- Есть новость от Братства?
- Есть. Атакованы еще несколько систем. Орудуют в основном пираты, но дважды были за-фиксированы неизвестные корабли. Твой контракт по Камелоту выполнен, и Черному Дра-кону предлагают новое задание.
- Какое?
- Военные запретили нам лезть в эти дела. Мы не военный флот, и наше участие большой пользы не принесет. Но для корсаров теперь много работы по их профилю. Тебе предлагает-ся направить эсминец в систему Квант на границе Империи. Две необитаемые планеты, одна автоматическая станция по добыче руды и одна жилая. Нужно помочь им с внутренней безопасностью на обитаемой станции. Кроме этого попытаться выйти на местную ячейку пиратов для ее нейтрализации. Это задание идет от Империи через наши ЧВК, и вроде простое. Всего лишь поработать штурмовиками, когда местные службы безопасности будут скручивать банду наркоманов. Но у нас будет возможность самим взять их и раскрутить. Разведка Империи не хочет в это лезть, для них это мелкая добыча, а мы можем добыть кое какую информацию.
- Есть, какие-то альтернативы этому контракту?
- Сильвер, ты только что стал свидетелем события, которое скрывают все три ведущие су-пердержавы. Самый простой способ закрыть тебе рот это отправить вместе с экипажем в самую дальнюю и забытую дыру космоса, что Братство и делает. Но при этом ты остаешься при деле, да еще и с деньгами. Что тебя не устраивает?
- Теперь хотя бы понятно, что происходит. Значит, моего согласия никто не спрашивает на самом деле.
- Более того, твой контракт уже подписан капитаном Сильвером. – Улыбнулся ему Скиталец.
Добравшись до безопасной части космоса, сопровождавшие Дракона суда, разошлись своим курсом, и эсминец отправился по новому маршруту. Его путь пролегал через системы ФОМ, а затем вдоль границы Империи к малоизвестной системе Квант. Этот контракт очень не нравился Сильверу. Идти почти месяц прыжками в малоизвестную систему, для ареста ка-кой-то банды, было невыгодно и глупо. За что тут платили, он просто не понимал, но еще больше его смущало, что к моменту их прихода ситуация на единственной обитаемой стан-ции в этой системе могла измениться несколько раз. А учитывая новые обстоятельства га-лактического масштаба, даже сама станция уже могла перестать существовать. Оракул каж-дый день предоставлял отчеты о происходящем в человеческих мирах и о ходе переселения корсаров в новый дом. Все три державы все еще молчали о вторжении, а корсары вели стройку в таких темпах, что капитан не переставал удивляться возможностям Братства. Его место было там, возле ледяной планеты, вместе с другими корсарами, доставляющими в сис-тему ценные грузы и специалистов по колонизации. Но Братство решило иначе, им виднее, ведь у них есть оракулы, наглые всезнайки способные с помощью одной только информации переворачивать судьбы колоний.
Перед самым входом в систему Скиталец доложил об изменениях в контракте. На станции 2910 в системе Квант сменилась власть. Точнее будет сказать, корпорация, которой принад-лежала эта станция, была вынуждена сменить управляющего. Внешне все выглядело, как будто весь персонал станции общим решением отстранил их главу от обязанностей, и назна-чили нового. Вот только просто так ничего никогда не происходит, тем более на станциях принадлежащих частным галактическим корпорациям. В результате и корсарам изменили задачу. Облет сектора с целью выявления неопознанных судов, как будто все старые внут-ренние проблемы решились сами собой.
- Оракул, мне нужно знать все о месте прибытия. Можешь побольше информации накопать?
- Уже капитан. – Обсуждение дел традиционно происходило на капитанском мостике, где присутствующие офицеры могли вмешаться, в случае если у них есть идеи и комментарии. – Станция 2910, население тысяча двести человек. В основном инженеры обслуживающие местные автоматические станции, добывающие на необитаемых планетах полезные ископаемые. Корабельные доки, склады, цеха для ремонта оборудования и жилой комплекс. Полсотни работников службы безопасности со старым вооружением.
- В любом случае нам необходимо побывать на станции. Как думаешь, будут неприятности?
- Будут. Новый глава станции пять раз за сутки пытался отметить контракт с нами, но сде-лать это может только корпорация. Как только мы доложим нанимателю о положении дел, они решат, закрывать им глаза на происходящее или выслать их собственные штурмовые группы для наведения порядка.
- Тогда готовимся к абордажу. Такой задачи у нас нет, но нам не слишком везет в последнее время. Как думаешь?
- Капитан, - Томео стоящий за спиной Сильвера низко ему поклонился и продолжил гово-рить, - нам очень везет в последнее время, куда больше чем ударной группировке из кораб-лей ФОМ. А поскольку удача это птица, доверяющая только твердой руке, нам стоит подго-товиться, чтобы твердо стоять на ногах.
На слова Томео Сильвер засмеялся.
- В таком случае, бери в помощники Гана, и готовьте план высадки. Будет не плохо, если ты с его помощью организуешь диверсионную группу. У тебя талант в этих вопросах.
- Это не талант капитан, это горестные минуты моей судьбы учат меня, напоминая о себе каждый раз, когда я встречаюсь с новым противником.
- Не переживай Томео, – оракул похлопал японца по наплечнику скафандра. – Что бы там ни было на этой станции, зря рисковать мы не станем.
Эсминец подходил к станции по классике, как будто очередное судно желающее заправить-ся и пополнить запасы. Но захода в док пришлось ждать. Сначала работники станции ут-верждали, что док не готов к приему судна, потом собирали персонал для обслуживания, в результате болтаться на орбите пришлось более четырех часов.
- Томео, вы готовы?
- Да капитан. Со мной десяток синтетиков и один инженер. Мы можем проникнуть на стан-цию, но нужно подойти поближе.
Черный Дракон не спеша подошел к доку, ожидая, когда откроются его створки. Разумеется, впускать их никто не собрался. Оператор отказавшиеся даже представиться, предложил капитану начать облет системы, ожидая, когда они решат все технические проблемы. Отходя от дока, Дракон совершил разворот, и завис, почти касаясь, дока кормой. Пока маневровые двигатели выровняли корабль по нужному курсу, двенадцать невидимых фигур перескочили на станцию. Томео вел группу к одному из технических шлюзов, скрываясь от аппаратуры слежения. Инженер без труда открыл механизм герметичного люка, не оповещая местный ИИ о разгерметизации отсека, и отряд исчез внутри. Первое что сделал Томео, проникнув вовнутрь, подсоединился к местной связи как аноним. Он хорошо понимал, что его вычислят через несколько минут и заблокируют. Но он узнал главное, связь на станции не работала. Любые попытки связать с кем либо, из ее обитателей, были обречены на провал, их просто отключили. Теперь ему стало понятно, почему корпорация не стала разбираться сама, а позвала корсаров. Факт захвата станции на лицо, а это сильнейший удар по имиджу, к тому же еще неизвестно какие силы им понадобились бы для возвращения контроля.
Томео связался с Драконом, коротко передав, - тишина, связи нет, - и начал продвижение к отсекам контроля жизнедеятельности и оборонных систем. Группа шла не спеша, избегая встреч с местными, и им никто не попался. Как будто и не было на этой станции более одной тысячи обитателей. Как и ожидалось, охрана у коммуникационного центра стояла. Небольшая баррикада и пятеро охранников в стандартной легкой броне. Атаковать их можно было и сейчас, но зачем пускать в ход импульсные лазеры и плазмометы, рискуя понести потери, когда за его спиной стоял десяток отборных воинов способных перебить и сотню таких охранников своими тяжелыми дюсаками.
Томео передал на эсминец только одно короткое слово, – контроль, - и тут же станция пере-шла в режим кристалла, активированного на Черном Драконе. Шестеро синтетиков резко вышли из коридора и произвели залп из арбалетов. Сразу после этого вся группа бросилась добивать обороняющихся. Томео не пришлось долго решать, брать их в плен или нет, про-боины на доспехах говорили сами за себя, настоящая служба безопасности была перебита, а перед отрядом были одетые в их броню пираты. Бой закончился очень быстро, без потерь со стороны отряда корсаров. Расставив стрелков напротив дверей, Томое помог инженеру от-рыть двери. Тяжелые арбалетные болты с наконечниками способными пробить десантную броню, начали сеять смерть и страх в комнате управления станцией. Главаря вычислили легко, он забился в дальний угол, прикрываясь бездыханными телами свих подчиненных. Это был единственный выживший после минутной бойни устроенной экипажем Дракона. Этим временем пятьдесят штурмовиков покинули пристыковавшийся эсминец и начали штурм дока. Как и ожидалось, серьезного сопротивления они не встретили и заняли все стыковочные отсеки, уничтожив десяток противников. Томео организовал оборону пункта управления станцией, и его отряд встретил троих посыльных из доков, несущих вести о штурме. Брать в плен пиратов приказа не было, и синтетики их просто зарубили. Через десять минут, зачистив все доки и установив там оборону, Сильвер и восемь биоников подошли к Томео для дальнейшего планирования операции.
- Главарь жив, мы сняли с него броню, и надели кандалы. Больше никого не захватывали. Экипаж больше месяца провел в своих каютах, надоели им тренировки, хорошая рубка вот чего они хотят.
- Спасибо Томео, ты как всегда на высоте. Скорее всего, все обитатели станции заперты в жилом отсеке. Там же основные силы пиратов. Нужно освободить заложников. Пленных можно не брать, после недавних событий в Камелоте, сомневаюсь, что кто-то будет сдавать-ся. Я оставлю с собой пятерых биоников, а ты попробуй пробиться в жилой отсек. Туда уже направилась группа под командованием Гана, объединитесь с ним и разбейте пиратов.
Томео забрав штурмовиков, и скрылся в коридорах станции. Главным желанием Сильвера было следовать за ним и вместе с его командой дать бой противнику, но самыми ценными на станции были пленный главарь и комната управления. Капитан выставил охранение, а сам подошел к сидящему на полу и закованному в кандалы пирату.
- Когда вы захватили станцию?
Ответ Сильвер услышал на чистом английском языке. Пленный утверждал, что не понимает галактик, общий, написанный еще сто пятьдесят лет назад. При наличии имплантата, любые языковые барьеры теряли смысл, не важно, на каком языке говорил оппонент и сам капитан, микрокомпьютер легко переводил любую речь, а при активированном кристалле это могло стать проблемой. Но не для Александра Корсунь, гражданина Империи, учившего с детства, сразу четыре языка и английский был одним из них.
- Когда вы захватили станцию? – На чистом английском спросил Сильвер. От удивления пират молчал больше минуты, пока ботинок скафандра не пнул его по бедру.
- Пять дней назад.
- Сколько в вашей группе боевиков? Есть ли у вас кристалл?
- Я не стану отвечать. – Ботинок капитана прилетел в ребра главаря и тот забился в кашле на полу.
- За захват станции пожизненная высылка в колонии, за пиратство трудовая каторга до конца твоих дней, а по законам военного времени, смертная казнь на месте. Ты ведь знаешь, что уже началась война? Отвечай?
Пират кивнул, его взгляд опустился в пол, а плечи обвисли.
- Меня будет судить корпорация. Ты не имеешь право меня казнить.
- Корпорация меня наняла для зачистки станции, они уже осудили тебя на смерть. Ты ды-шишь только потому, что я хочу получить от тебя ответы на свои вопросы.
- Я не хочу умирать.
- Вот и отлично. Вопросов к тебе будет много, вполне сможешь выторговать свою жизнь. А там передадим корпорации как сдавшегося и оказавшего нам помощь при зачистке станции.
- Хорошо, кристалл был у бывшего начальника. Мы его в космос выкинули, после захвата всех коммуникаций. Камень лежит в сейфе в углу, - пират кивнул в сторону, где в стене был вмонтирован небольшой сейф, - нам не удалось его открыть. Нас семьдесят два человека. Вооружены только сорок. Тем, что сняли с бывшей охраны. Было почти две сотни, но часть охранников успели поднять тревогу и мы многих потеряли.
- Жизнь себе ты выкупил. Я так понимаю, остальные охраняют жилой отсек?
- Да. Пятьдесят бойцов. В основном спившиеся инженеры и рудокопы, которых мы завербо-вали. Среди них только десяток пиратов.
- Как вы проникли на станцию и когда?
- Четыре месяца назад. Корпорация сильно экономила, и тут были проблемы с дисциплиной. Многие работники с сомнительной репутацией и прошлым. Поднять бунт было легко, как и набрать себе новых бойцов.
- Теперь давай выторгуем тебе передачу корпорации Дыхтау. Расскажи мне кто организатор захвата и где вас готовили?
Ответить пленный не успел. Двери в помещение начали разъезжаться в сторону, а в проеме засверкали наконечники длинных пик. Сильвер развернулся к противникам и коротким дви-жением достал из кобуры пистолет. Целясь от бедра, он выстрелил между нападающими и тут же выхватил шпагу из ножен, перебросив пистолет в левую руку. Сразу две фигуры с громкими криками упали на пол, пытаясь хвататься за кульки оторванных рук и ног. Пятерка дюсаков засверкали в широких замахах, снося головы с плеч и рубя все, что под них попало. Строй из десятка атакующих распался. Пятерка корсаров воспользовалась брешью сделанной капитаном, и рубила пиратов одного за другим. Сильвер не стал наблюдать за боем и бросился в центр событий. Он не лез впереди своих подчиненных, прикрывая их спины и парируя летящие в них удары. Его шпага только раз вошла в горло особо агрессивного противника, бросившегося на него с пеной на губах. Всю работу, не понеся потерь, сделали бионики, продемонстрировав их полное преимущество в мастерстве и физических данных, перед местным сбродом.
Сложив труппы пиратов и залив места ранений пеной первой помощи, бионики закрыли двери в помещение и заняли оборону. Через несколько минут их опять попытались открыть, в этот раз это был посыльный от Томео. Синтетик с ранением в боку доложил, - станция полностью под нашим контролем, пираты уничтожены, есть восемь раненых, потерь нет.
Сильвер выслушал доклад и отправил посыльного вместе с двумя ранеными биониками в доки, передать приказ об отключении кристалла. Через десять минут станция ожила, а вместе с ней и имплантаты.
- Томео? Где ты сейчас?
- Успокаиваем местных обитателей в жилом блоке. Они решили, что мы это пираты приле-тевшие грабить станцию.
- Ты нужен мне здесь. Найди у них старшего и предъяви контракт, пускай сами себе сопли вытирают. У нас дела.
- Да капитан, буду через десять минут.
Сильвер вернулся к пленному.
- Нам попытались помешать, но уверяю тебя, на станции больше нет никого, кто сможет повторить эту попытку. Это понятно?
- Да, капитан корсаров. Я понял кто вы. Я отвечу на все вопросы.
- Начинай прямо сейчас, где вас готовили, кто финансировал, кому и когда должны были передать станцию?
- Нас тренировали на пиратском транспорте. Обычные пираты со всех возможных колоний. Кто финансировал, я не знаю, нам пополняли припасы другие суда, на станции мы не захо-дили. Нас было пять групп. Куда других отправляли, не знаю.
- А ты умный парень, уже на сотрудничество потягивает, удиви меня, чем-нибудь интерес-ным.
- Нами командовал фанатик из истинно верующих. Он говорил, что мы будем жить в новом обществе без лишних изуверов, а править нами будут посланные богами мудрейшие.
- А вот поподробней можно?
- Нам обещали, что когда падет человечество, выживут только самые верные слуги.
- Я не об этом, про фанатика расскажи. Где бы его найти и послушать его проповеди о спасении избранных?
Пират задумался, он несколько раз опускал взгляд, прежде чем ответить.
- Через двое суток должен прийти пиратский корабль. Они должны будут забрать всех, кто примкнет к ним, а станцию уничтожить.
- Вот теперь ты мне прямо гость важный. Томео?!
Томео с двумя синтетиками как раз прошел через дверной проем и коротко ответил.
- Да капитан?
- Проведи нашего дорогого гостя в комнату для временного задержания. Позаботьтесь о нем, хорошо кормите и никого к нему не пускать.
- Хорошо капитан, - вежливо поклонился японец, - станция под нашим полным контролем. Дракону заходить в док?
- Нет, пусть стыкуется на внешней посадочной площадке. Доки не занимать.
Томео увел пленника, а Сильвер занялся передачей контроля станцией новому главе. Искать его долго не пришлось, и это очень сэкономило время. Дождавшись его в пункте управления, Сильвер попросил присутствовать при разговоре с заказчиком, что бы избежать возможного недопонимания при новых указаниях от корпорации. Капитан связался по дальней связи с представителями Дыхтау. Он доложил, что станция была захвачена. Бывший ее руководитель и вся охрана убиты. А через двое суток здесь будет флот пиратов, который планирует уничтожить станцию. Ответ был однозначным, эвакуировать станцию и покинуть сектор. Империя не станет выделять ресурсы на ее защиту, а сама корпорация такими силами не располагает. На вопрос как будет эвакуирован персонал, капитан получил ответ: своими силами, - и связь прервалась.
- Оракул? – вызывая по импу, Сильвер получил уведомление, что Скталец общается по даль-ней связи еще с кем-то.
- Да капитан.
- У нас проблема. Нужно за двое суток эвакуировать весь персонал станции.
- Братство сообщило, что станция выставлена на торги по очень низкой цене. Ниже лома, на который ее можно сдать. Наверное, корпорация просто бросила их. Станцию они спасать не хотят, как и возится с рабочими.
- Капитан! - Новый начальник станции выглядел растеряно, а его колени тряслись от страха. – Нас всех только что уволили! Всех работников станции!
Сильвер переслал услышанное оракулу, - что будем делать? Я так понял, наш контракт за-вершен. Корпорация либо не может, либо не хочет спасать станцию и людей. Братство будет вмешиваться?
- Мы можем вмешаться, но мне нужно немного времени. Успокой пока что начальника, он нам пригодится. Обещай спасение персонала. Я сам с тобой свяжусь.
Сильвер выругался вслух. Вытирание соплей испуганным гражданским, не входило в его обязанности капитана корсарского судна.
- Как вас зовут? – Сильвер говорил спокойным уверенным в себе голосом, смотря только на нового начальника и не давая ему отводить взгляда. Если хочешь привлечь чье-то внимание, прояви свое.
- Фанг.
- Я капитан корсарского эсминца Черный Дракон, капитан Сильвер. Мы освободили станцию от пиратов, но обстоятельства складываются так, что корпорация Дыхтау не может эвакуировать вас самостоятельно. Мы поможем всем покинуть станцию, если вы станете с нами сотрудничать. Скажите вашим подчиненным, что их семьям ничего не угрожает. Нам нужно время чтобы организовать эвакуацию, о подробностях я сообщу позже.
- Спасибо капитан, я пойду к своим людям. Если буду нужен, сразу вызывайте.
Слова Сильвера не успокоили его, но дали надежду, что более тысячи человек не будут брошены посреди космоса на растерзание пиратам. Вот только как сдержать данное им сло-во, капитан даже не представлял. Нужно ждать, что скажет оракул. Тогда можно будет при-нимать решение. Пока Сильвер шел к кораблю, он выслушал отчеты всех офицеров эсминца, и в первую очередь абордажной команды. Потерь не было, но раненые хотя и могли вернуть-ся в строй, все, же были раненными и требовали отдыха. Следующие несколько суток восемь членов абордажной команды, возьмут оружие в руки только в самом крайнем случае. Скитальца капитан дожидался на мостике эсминца, решая вопросы экипажа и корабля.
- Скиталец, их тысяча человек, причем сотня из них женщины и дети. Мы не можем их бро-сить, поэтому я жду от тебя любых идей.
- Подожди капитан. Давай по порядку. Есть станция и тысяча ее обитателей. Их нужно эва-куировать, иначе они станут жертвами пиратов. У тебя только эсминец, если ты и возьмешь на борт человек триста, это будет очень не плохо. Даже пять сотен реально разместить в ангаре и коридорах. Но это не все. Нам нужен транспорт для них. Самый короткий прыжок в систему занимает четверо суток. А у нас два дня.
- Я понимаю, что даже если мы уничтожим судно пиратов, идущее к нам, что на самом деле легко сделать, когда придут следующие и с чем они придут, не известно.
- Возможно через сутки, а возможно и десять. Я не могу прогнозировать этого.
- Мы можем рискнуть, взяв транспорт на абордаж и на нем всех вывести. Как тебе такой вариант оракул?
- Главарь пиратов уверяет, что судно будет без сопровождения. Оно доставит штурмовиков для захвата станции. Они собираются делать из нее базу для своего флота, или уничтожить.
- Будет не просто. В любом случае мы атакуем корабль. С эвакуацией вопросы будем решать уже после.
- Не совсем так капитан. У нас есть еще одна возможность вывезти всех. Сейчас станция в стадии продажи. Что если работники ее выкупят?
- И смогут перетащить куда захотят?
- Более того у Братства есть куда, с постоянным местом работы! Давай предложим им кон-тракт на Жемчужине? Тогда они будут иметь полное право транспортировать станцию, уже не спрашивая корпорацию.
- Хорошая идея. Вот только как они ее купят, точнее за какие деньги, разве что кредит им выдать, и чем тащить станцию? Грузовик у нас будет, но каждый проход в точку прыжка через систему, будет занимать по несколько суток?
- Братство может дать кредит. Но нужен залог.
- У них есть кристалл, в сейфе лежит. По предписаниям он идет как оснащение станции. Заложат его и купят, не предъявляя претензий о его отсутствии продавцу.
-Мысль хорошая. Наши инженеры, откроют сейф. Томео приведет нового главу в комнату управления. Там ему все объясню, отказывать он точно не станет, лететь им все равно неку-да. А по транспортировке, Братство наймет пару тягачей, они встретят нас через два прыжка.
- Остается вопрос с пиратским транспортом. С ним я справлюсь. Но сначала бюрократия. Иначе на этой станции мы имеем право, только заправить корабль, а мне суды не нужны.
- Тогда я пошел.
- Давай Скиталец, нам еще к приему пиратов приготовиться.
Встречать пиратов в космосе было опасно. Одно дело расстрелять их из главного калибра эсминца, и совсем другое абордаж, притом, что у противника неизвестное количество подготовленных штурмовиков. Ган и Цзян боле часа упрашивали Сильвера заманить противника на станцию, где можно дать бой, разбивая их силы на части. Капитан думал так же, но тогда придется загнать Дракона в док станции. А это может позволить пиратам скрыться из системы, если они провалят штурм. Перо гарантировал, что этого не произойдет, если его авиакрыло будет в космосе. Но уничтожение транспорта было нежелательным, как и повреждение его двигателей. Оставался только один вариант, штурм вражеского судна сразу после его стыковки со станцией. Единственный крупный док мог вместить только эсминец, о заходе в него транспорта не могло быть и речи. Значит, Черного Дракона можно спрятать. Это позволит заманить транспорт и дать ему пристыковаться. Далее начнется абордаж, и атаковать пиратов нужно не только в стыковочном шлюзе. Необходимо захватить рубку управления иначе пираты могут попытаться скрыться, даже при активированном кристалле. Цзян собрал инженеров, и они начали возводить баррикады перед шлюзом. Пираты должны были пройти по стыковочному коридору и, оказавшись на станции упереться в линию обороны, так, чтобы они не смогли ее обойти, при этом максимально удалились от корабля. В оборону определили самых крепких бойцов. Для них установили стационарные стрелковые орудия на лафетах, бьющие за счет сжатого газа, если противник не успеет вовремя отреагировать, то понесет большие потери. В группу абордажа определили тридцать пять человек вместе с Сильвером. Капитан хотел лично их возглавить, тем более что его пистолет мог сыграть решающую роль в битве.
Скиталец, как и обещал, смог решить все возложенные на него задачи. Сейф был открыт, станция была выкуплена, обслуживающий персонал станции заключил договор с Братством, при этом корсары брали на себя расходы Сильвера по спасению рабочих и транспортировке. Сами же инженеры тратить впустую время не стали, они более суток стаскивали с автомати-ческой добывающей станции все возможное оборудование, готовясь к переезду в новую сис-тему. Они были рады новому контракту на более выгодных условиях, да еще и при наличии кислородной планеты. Для тех, кто вырос в космосе, просто побывать в настоящем живом мире, было величайшим чудом, а тут целый мир всего в нескольких часах полета. Тем более это важно для детей. Расти на маленькой станции, не зная ничего кроме однообразных пла-стиковых панелей покрывающих стены, было тяжело и на здоровье это сказывалось не луч-шим образом. Голографические кадры, игры в снежки рабочих возводящих жилые массивы на планете, вызвали такую бурю эмоций у инженеров и их семей, что об обсуждении кон-тракта речи уже не шло. Любой станционщик, считал главной целью в жизни, заработать достаточно, что бы переселиться на любую, даже самую тяжелую для жизни планету. Имен-но за это они годами трудились во всех уголках космоса, разрабатывая астероиды и плане-тоиды.
Через двое суток все приготовления были закончены. Крейсер спрятался в доке, а штурмо-вики с Черного Дракона готовились к новой схватке. Пираты появились в системе без опо-здания, но промахнулись с прыжком, что не редкость для старого тяжелого транспортного судна. До их подхода к станции было оставалось более часа, когда Фанг вызвал по импу Сильвера.
- Господин капитан!
- Не паникуй Фанг, спокойней, просто доложи что случилось.
- Я представился новым главой станции. Сказал, что мы их уже давно ждем. От меня потре-бовали подготовить отдельные каюты для пятисот пиратов!
- Сколько?
- Пять сотен капитан, при этом их главарь кричал, что они уже год на этой посудине, и собираются хорошо погулять по прибытию.
- Спасибо Фанг, чтобы они не требовали, обещай выполнить все.
- Хорошо капитан.
- Скиталец! – Силвьер вызвал оракула по импу но при этом не сдержался и закричал вслух.
- Что случилось?
- Их пять сотне головорезов! Даже если они все пьяны и в лохмотьях я положу всю команду при абордаже! Транспорт нужно уничтожить немедленно!
- Спокойно капитан. С этим и истребители справятся. Все равно нет смысла выводить эсми-нец из дока, если они его увидят, развернуться, и сбегут в прыжок.
- Могут успеть. Выйдем раньше, сбегут точно, выйдем позже, могут прыгнуть к станции и включить кристалл. Думаю, придется посылать Перо.
- Не обязательно капитан. Ты ведь можешь дать залп, из главного калибра находясь в доке?
- Легко! Хорошая идея. И не нужно рисковать истребителями, еще, не известно есть ли у них свое авиакрыло. Так и сделаем.
Сильвер дал указания Мину связаться с Фангом и развернуть станцию так, что бы пиратский транспорт был в прицеле главного калибра Дракона. Через минуту пришел отчет о начале вращения станции, до выхода в нужное положение требовалось всего десять минут. За это время экипаж готовил станцию к открытию створок дока, а Цзян главный калибр эсминца. Как только противник подошел на дистанцию гарантированного поражения, в доке отключилась гравитация и его многотонные створки поползли в стороны. Сильвер не собирался дать пиратам насладиться зрелищем его эсминца, и отдал короткий приказ, - огонь! – Серия из четырех выстрелов тут же понесла сгустки нестабильной плазмы разогнанной электромагнитными полями длинного ствола, в сторону транспорта. Через несколько секунд, огромное тело семисот метрового межзвездного грузовика, развалилось на три почти равные части, выпустив в космос яркую вспышку из расплавленных термоядерных реакторов.
- Цель поражена капитан. Стопроцентное попадание. Взрыв реакторов выживших не оста-вил.
- Хороший выстрел Цзян. Отбой боевой тревоге.
Сильвер стоял возле дока в окружении штурмовиков, в полной тишине. Повода радоваться не было. Разумеется, уничтожение пиратов спасло жизни экипажа эсминца и жителей стан-ции. Но что делать дальше? Молчание нарушил оракул, как всегда подошедший к Сильверу сзади.
- Ну что капитан? Планы меняются?
Сильверу захотелось послать его подальше. Какие планы, если теперь нет транспорта, не эсминцем же тащить станцию? Или можно попробовать? Ругаться при экипаже демонстри-руя слабости и неудачи, это сеять подобные настроения в команде, ведь капитан для экипажа ни кто иной, как главный символ для подражания. Как поведет себя капитан, так же поступит и команда, веря в правильность его действий. Сильвер не любил такие моменты, предпочитая скрывать свои мысли, чем пытаться играть на публику. Фальшь с уст капитана это яд для корабля, убивающий медленно, но наверняка, дисциплину и слаженность экипажа.
- Нет, оракул. План прежний. Проверим, на что способны двигатели, которые ты поставил на Дракона. Запас мощности у нас должен быть большим. Если разгоним станцию, уйдет в прыжок без проблем.
- Превышение по тяге в двадцать два процента. Аска ограничила их мощность, чтобы избе-гать нежелательных перегрузок.
- Должны потянуть.
Сильвер сбросил на импы Мина и Фанга вызов в рубку эсминца. Впереди предстояло ре-шить сложную техническую задачу, и теперь жизнь станции была в руках инженеров. По-среди рубки висела голографическая схема станции и эсминца. С помощью импа все присутствующие могли прогнать эту модель себе через имп, отыграв любые сценарии. Но общая схема все равно была нужна, именно по ней в итоге будут действовать все. Станцию разобрали по винтику, изучая буксировочные механизмы и управление центровкой. Эсминец мог к ней пристыковаться вместо тягача. Но требовались некоторые доработки, все-таки эсминец не предназначен для транспортировки станций. Сборная инженерная команда уже вела внешние работы в космосе, используя дронов и ремонтных роботов. Количество стыковочных механизмов у станции было восемь, для буксира, а у эсминца только пять. Поэтому было решено, их усилить, что бы компенсировать недостающие три.
- Фанг, сколько уйдет времени на монтаж?
- Техники и специалистов у нас хватает. Но большая часть работы внутри станции. При раз-гоне для совершения прыжка, могут быть скачки перегрузок. Гравитационный контроль справится, но станция уже старая, и мы усиливаем внешние шлюзы. Док мы решили от-крыть, закрыв ведущие к нему коридоры. Иначе он может просто рассыпаться.
- Хорошо, я вывожу эсминец. – Закончил совещание Сильвер.
Станционщики покинули судно, и Черный Дракон вышел из дока, подойдя к месту стыков-ки. Далее инженеры закрепляли сцепки, готовя станцию к транспортировке. Всего через два часа эсминец запустил двигатели, и начал движение, уводя от местного светила станцию и ее жителей. Мощности двигателей хватило на разгон, но при этом пришлось потратить два-дцать восемь часов на выход к точке прыжка. Более суток экипаж судна и обитатели станции не спали, гадая, успеют ли они сбежать из системы раньше, чем придут хозяева пиратского флота. Черный Дракон успел, скрывшись в бескрайних просторах межзвездного пространства, выполняя данное капитаном слово. Заход в следующую систему, был рассчитан так, чтобы сразу уйти в прыжок, подальше от свободных миров, не контролируемых Империей. Перехватить Черного Дракона, без крупного и оснащенного флота, было невозможно и уже после третьего прыжка их встретили два грузовика, забравшие станцию и отпустившие эсминец. Возможно, оно и к лучшему, что пришлось уничтожить транспорт. Точность выхода из прыжка у грузовика намного ниже, чем у боевого эсминца, и требовалось время на переход через систему для следующего, давая возможность обнаружить себя и преследовать. Эсминец шел домой, в систему Северная Жемчужина, когда оракул зашел в каюту капитана сделать доклад.
- Ну что капитан, нужно подвести итоги нашего путешествия. Благодаря тебе, Братство при-обрело станцию и специалистов по добыче ископаемых. При этом, почти не затрачивая ре-сурсов. От Империи тебе официальная благодарность за еще одну гуманитарную миссию. Это хороший плюс для Братства. Так что будет премия. К тому же корпорация Дыхтау ис-кренне извинилась за то, что не смогли помочь с эвакуацией персонала станции. За молчание о подробностях всей операции они так же начислили премиальные. Не надо считать их законченными скрягами. У них действительно не было ресурсов для оказания помощи. Все их корабли были заняты, в других системах и помочь не могли.
- Премии и премии. Это не плохо. Надеюсь, у нас будет теперь отпуск?
- Да капитан. Братство ждет тебя и твоего пленного на Мурманске. Там экипаж сможет от-дохнуть на планете. А для тебя готовится новый контракт. Он на прямую связан с пленным и ты продолжишь тему с пиратами. Интересует это предложение?
- Интересует. Вот только сперва отдых. Почти три месяца в походе с боями, для любого эки-пажа не простое испытание. А там можно будет и подзаработать.
- Это я и хотел от тебя услышать.
Новый дом.
Жемчужина за два месяца превратилась в самую настоящую обитаемую систему. Вокруг Мурманска уже кружил десяток станций разного назначения, работал орбитальный лифт, опускающий суда и грузы в космопорт возле первого крупного поселения, названного в честь первооткрывателя системы Ласточкиным Гнездом. На самой планете уже стоял целый город, который разрастался с каждым днем, принимая новых поселенцев и возводя жилые массивы. Планета оказалась обильна на ресурсы, и заводские комплексы строились много-численными роботами и строительной техникой. Черный Дракон зашел в личный док, на одной из пяти оборонных станций, а экипаж в полном составе спустился на планету в транс-портных капсулах, десятками, ходившими с орбиты и обратно. Члены команды были разме-щены в новых гостиницах при космопорте, а Сильвер отправился проверять свое новое жи-лище. Пройдя пешком по выложенной местным гранитом улице, он нашел свой новый дом стоящим между сотней таких же уютных домиков. Первое что смутило капитана, это нали-чие снега на крыше и дворике. Белый, блестящий в лучах солнца, он казался пластиковым и не настоящим. Сильвер снял перчатку скафандра и набрал его в руку. Через несколько се-кунд тонкая струйка холодной воды потекла между пальцами, возвращая чувство реально-сти. Снег, настоящий снег. Он отворил калитку и прошел по двору, по щиколотку утопая в белом покрывале. Его следы вызывали смущение, как будто он нарушил, чью-то гармонию, повредив белоснежный ковер, накрывающий весь двор. Что же, придется либо покупать ло-пату, либо робота для уборки снега. Еще не известно насколько может занести его двор, при сильных осадках. Открыть двери он не успел, от калитки раздался голос Аполлона.
- Сильвер? Здравствуй. Так получилось что я теперь твой сосед. Лансер поселился чуть дальше, через три дома по улице. Пригласишь в гости?
- Привет Аполлон. Очень хорошо, что мы соседи. Как твой бывший капитан я хотел бы снова тебя ограбить, в этот раз на лопату. Надеюсь, у тебя она есть?
- Есть, - засмеялся Аполлон, - но проще заказать, через пять минут доставят почтовым дро-ном. Площадку засыпало, но он не промажет, выгрузит, вон там. - Он указал рукой, где под снегом пряталась небольшая посадочная площадка.
- Тогда заходи, - и Сильвер приглашая, открыл двери в дом.
Они прошли к гостевую и устроились перед искусственным камином, в удобных креслах. Сильвер заказал обед кухонному автомату, а Аполлон поставил на столик большую бутылку настоящего вина.
- Это за новоселье капитан Аполлон?
- Не только капитан Сильвер. Слышал о твоих подвигах в системе Квант. Более тысячи все-ми брошенных жителей станции. Хочу поблагодарить за них, я ведь тоже родом со станции. И недавно помогал переселять свою родину на орбиту Жемчужины. Сейчас Братство скупает любые виды инфраструктуры, для развития колонии. Достаточно было дать возможность станционщикам заработать, чтобы переселится на планету, и они уже сами были готовы драться за этот контракт. Уже не те времена когда, добывая ресурсы с далеких астероидов можно было разбогатеть. И такие станции становятся не выгодными, а их обитатели никому ненужными.
- Я просто делал свою работу. Как капитан ты должен хорошо помнить, что гуманитарные миссии для нас это обязанность, даже если за них не платят. А тут был целый контракт.
- Все равно спасибо, Сильвер.
Они выпили по бокалу вина, когда система оповещения дома сообщила, что пришел посети-тель. Сильвер включил голограмму и увидел перед воротами дрожащую от холода Натали. Двери тут же открылись, и она прошла в дом.
- К тебе гости? – Спросил Аполлон, увидев зашедшую в дом девушку.
- Это мой пилот, Натали Швальбе. – Повернувшись к гостье, он продолжил. – Это капитан Аполлон, мой старый боевой товарищ.
Натали коротко поклонилась присутствующим.
- Капитан, я только что узнала, что город называется Ласточкино Гнездо, в честь первоот-крывателя этой системы. В честь моего отца?
- Да Натали, это нормальная практика увековечить его память и заслуги. Тебя что-то беспо-коит?
- Да, мой отец убит, и я бы хотела похоронить его на этой планете. Его тела больше не суще-ствует, но это лучшее место для него. Ты не мог бы мне помочь с этим?
- Для этого у нас есть оракул. Подожди, я сейчас свяжусь с ним.
Сильвер вызвал Скитальца и тот охотно ответил.
- Да капитан? У меня мало времени, поэтому постарайся короче если можно.
- Ко мне пришла Натали, она хочет похоронить отца на планете, хотя его тело уничтожено. Как это сделать?
- Ах, Натали! Как я мог про нее забыть. Она может не только похоронить отца. Как единст-венный наследник у нее есть право на небольшие акции колонии и участок с домом. Но сна-чала, ей необходимо подтвердить ее личность в Братстве, поскольку я изменял ее документы для службы на Черном Драконе. Ей следует пройти в представительство Братства, предста-виться и попросить передать ей, премии положенные ее отцу. Это не большие деньги и иму-щество, но они принадлежат ей по праву.
- Спасибо Скиталец. – Сильвер только и успел договорить, как связь прервалась.
- Аполлон, это дочь первооткрывателя нашей системы, барона Швальбе. Ей нужно предста-виться в Братстве и получить небольшое наследство от отца. Ты тут уже освоился, на плане-те, и с теплыми вещами сможешь ей помочь?
- Конечно капитан, - Аполлон встал и подошел к девушке. – Ты не против, если я провожу тебя? - Чуть смущенно спросил он.
- Спасибо капитан, - Натали по очереди посмотрела на них и закончила, - спасибо капитаны.
Аполлон и Натали ушли, оставив Сильвера одного. Наконец он мог снять свой скафандр у себя дома, и просто отдыхать. Вино, которое осталось на столе пришлось кстати. Три месяца полетов вымотали его, как и пережитые приключения. Он потихоньку потягивал из бокала, когда по импу его вызвал Аполлон.
- Сильвер?
- Да? Если ты хотел спросить про вино, я его уже допиваю.
- Нет Сильвер. Хотел тебе сказать, что Лансер научил тебя всему, кроме обращения с девуш-ками. За Натали я бы тебя и на дуэль вызвал.
Сильвер поперхнулся вином и, отсмеявшись, ответил.
- Она мой пилот истребителя. И бывший клиент. Познакомиться поближе у меня возможно-сти не было.
- Эх, Сильвер. Еще найдется женщина, которая продырявит насквозь твой штурмовой дос-пех. До связи капитан.
- До связи, капитан.
Неделя отпуска прошла быстро. Экипаж отдыхал, как хотел, иногда в местных барах, иногда путешествую по планете, наслаждаясь ее дикой природой. Натали сошлась с Аполлоном. Получив от Братства наследство отца, она выбрала себе домик рядом с ним. Члены команды на заработанные ими премиальные, тоже решили селиться на Мурманске. Колония разрасталась с каждым днем и обещала, стать крупным межгалактическим торговым центром. Любая покупка земли или недвижимости сегодня, окупится через пару лет в несколько раз. Сам капитан отсыпался. Конечно, он прошелся по планете. Но ноги его несли не к великолепным вершинам гор, начинающихся у границы города, а к стройкам. Ему хотелось взглянуть на небоскребы космопорта и площадки под оборонительные сооружения. В результате, кроме однообразного серого бетона и углепластиковых панелей он ничего нового не увидел. Наблюдая как роботы, сантиметр за сантиметром, наращивают будущие стены, он думал, за что воюет в космосе. За деньги? Он мог продать эсминец и великолепно устроиться, купив пакет акций Братства. За человечество? Люди разные, сталкиваясь с пиратами, любой очень быстро поймет, что далеко не все заслуживают не только доверия, но и милосердия. За славу? Он не политик, и она ничего ему не принесет. Остается дом, который возводит Братство на этой планете. Дом для него и его друзей. Он всегда мог вернуться в Империю, к матери. Это родина. Но дом на Мурманске он строит сам, для себя и других. Таким, каким он мечтает его видеть. Иногда даже самые влажные мечты сбываются. Просто они имеют свою, порой высокую цену.
Время отпуска подходило к концу, и нужно было собираться на эсминец. Сильвер надел свой боевой скафандр, и вышел за ворота, встретив там Томео.
- Добрый день капитан, - поклонился японец.
- Здравствуй Томео, как отдохнул? И как ты узнал, когда меня встречать?
- Я тоже купил себе дом, напротив. Правда, пришлось договариваться с его бывшим хозяи-ном, но мне помог оракул.
- Кто бы сомневался, что он поможет. – Усмехнулся Сильвер.
- Я остался, без каких либо денег и с нетерпением ждал, когда мы снова выйдем в космос. Конечно, я посмотрел планету. Мне здесь понравилось. Но я внимательно следил за вами и узнать, когда покинете дом, не составило труда.
- Ты продолжал выполнять свои функции телохранителя, будучи в отпуске. Не знаю, была ли в этом необходимость, но тебе тоже нужен отдых.
- Спасибо за беспокойство, но я отдохнул.
- Тогда поехали на корабль. Нам предстоит заработать много денег. Я ведь тоже почти без копейки остался после переоснастки авиакрыла.
Они вызвали флаер и отправились к орбитальному лифту, где их ждал почти весь экипаж. Не было только биоников, но у них еще было время до выхода в космос. Пока экипаж подго-тавливал корабль, тестируя все системы, на борт поднялся оракул, а чуть позже и бионики. Как оказалось, они штурмовали пешим ходом какую-то вершину в горах на границе города. При этом стали местными кинозвездами. С вершины их снимал флаер который сразу же доставил их к лифту. Главное что никто из них ничего себе не сломал, ведь одно дело брать на абордаж пиратское корыто, и совсем другое лезть по отвесным и скользким скалам без скафандра, где любой упавший булыжник или выпавший из-под ноги камень может нести неотвратимую смерть. Главное что все были в сборе.
Новый контракт.
- Скиталец, предупреждаю сразу, на борту финансовый кризис. Экипаж хочет заработать, но еще больше заработать хочу я.
- Я понимаю, капитан. Не переживай. Но тоже предупреждаю, новый контракт будет слож-ным. Тебе предлагают учувствовать в гуманитарной миссии флота Империи. Точнее нас нанимает их флот. Подробности после твоего решения.
- Спрошу у экипажа. – Сильвер сбросил всем на имп всего один вопрос, имеет ли кто-либо из экипажа, что-нибудь против Империи. Через несколько минут все члены экипажа прислали короткое сообщение, не имеют, или конфликтов с Империей нет.
- Экипаж не против. Так или иначе, такие вопросы лучше согласовывать. Я согласен если хорошо платят.
- Платят хорошо. Но и задание деликатное. Нам предстоит посетить несколько станций и колоний вдоль границы Империи. Это частные станции и миры. Они не подчиняются Импе-рии, хотя и находятся под ее покровительством. Везде где мы побываем, мы должны собрать информацию об обстановке вокруг них, и передать их руководству рекомендации эвакуиро-ваться в миры Империи. Империя, разумеется, уже сделала им такое предложение. Но они не могут напрямую сообщить, что произошло в Камелоте. А у нас есть записи бортовых систем. Их не подделаешь. Разумеется, нам будут мешать местные пираты и, разумеется, все наши действия должны сохраняться в тайне.
- Давай первые координаты. Действовать все равно придется по обстановке.
Ближайшая цель была старой перевалочной станцией. Она весела на орбите небольшой звез-ды всего в нескольких прыжках от Ожерелья.
- У меня к тебе вопрос. Скажи скиталец. А Братство не собирается так же перекупать к себе эти станции?
- Знаешь о чем спрашивать. Половина из них просто старый хлам. Но корсары купят и его. Именно поэтому Империя обратилась к нам. Им не очень хочется заниматься приемом бе-женцев. А оставить их на растерзание наступающего врага будет аморально и к тому же противник может использовать их как свои базы. Что тоже беспокоит Империю.
- Тогда в путь. Мин, готовь нас к прыжку. Координаты тебе переданы. Не будем терять зря времени.
Черный Дракон вышел из дока и взял курс на открытый космос. Скиталец уже собрался по-кинуть рубку, когда его остановил капитан.
- Оракул, а что Братство сделало с нашим пленным?
- Тебе, зачем знать?
- Я давал ему слово, что его будут судить в корпорации.
- Толку от его информации было мало, чтобы торговаться. Во вторых его судила корпорация, Дыхтау выступали как главный обвинитель. После вынесения приговора он добровольно согласился на блокаду памяти за последние пять лет его жизни, именно столько он пиратствовал. После чего он будет выслан на дальнюю трудовую колонию. Жить там можно, хотя и под надзором. В любом случае ему крупно повезло, и ты свое слово сдержал.
- Спасибо Скиталец.
- Не за что капитан.
Оракул покинул мостик, отправившись в свою каюту, где он погрузился в мировое облако грез, используя дальнюю межгалактическую связь. Большая часть работы Скитальца прохо-дила именно там, в виртуальном мире, среди бескрайних просторов информации и данных со всех уголков человеческих миров.
Эсминец совершил несколько прыжков и вышел в системе Носова, названной в честь перво-открывателя. Большинство промежуточных миров, не имеющих большого значения, называ-ли имена тех, кто первыми их посетил. Станция Носова, когда то сыграла свою роль при освоении космоса. Но главные торговые пути пролегали в стороне, и она не смогла больше процветать и развиваться. Заправка и отдых на ней, были не слишком прибыльными, превра-тив две трети станции в законсервированные и бесполезные груды стали. А на рабочей трети, размешался внешний док, гостиница и ремонтный цех. Запасы газа сюда доставляли пролетающие через систему грузовики, поэтому было чем торговать, но содержать ее становилось все тяжелее из-за износа основных конструкций и всех ее систем.
Эсминец пристыковался как обычный клиент, рассчитывающий на рюмку рома и заправку газом. Вот только заправляться Черному Дракону было не нужно, а пить ром его экипаж во время службы не собирался. На саму станцию перешли Сильвер, Скиталец, Томео и шесть синтетиков. И первым делом направились к ее хозяину, уже не молодому, бывшему капитану торгового судна, Герману Статису. Оракул общался с ним больше часа без свидетелей. Когда он покинул каюту управляющего, вид у него был уставший, но довольный. Корсары вернулись на эсминец, и ушли в следующий прыжок.
- Старый торгаш, заброшенную часть станции превратил в склад для контрабанды. Дело это не наше, но пришлось его убедить, что больше он тут зарабатывать не сможет. Братство по-купать эту рухлять точно не станет. А вот Империя на следующей неделе за ней прилетит и утащит на переработку, оставив вместо станции навигационный маяк. В крайнем случае, ее переоборудуют в автоматическую орудийную платформу. Главное не оставлять ее против-нику.
- Значит, идем дальше?
- Да капитан. Следующая станция нас может заинтересовать.
Следующая станция была почти новой и полностью функционировала. Через систему про-ходил более оживленный поток транспорта и переговоры с хозяином обещали затянуться. Скиталец торговался четыре часа, а когда вернулся, сообщил: Братство покупает станцию, не по самой низкой цене, но тоже выгодно. Можно идти дальше. А далее был списанный транспорт, переделанный в подобие станции, на котором жили четыре старика. Весь их заработок заключался в торговле спиртным проходящим дальнобойщикам, и покупка этой посудины была самым настоящим праздником. Сам корабль корсары купили на переработку, обеспечив всем четверым спокойные годы на одной из Имперских колоний, откуда они и были родом. Сильверу было страшно смотреть на это жилище посреди космоса, где доживали свой век четыре дальнобойщика, которых просто не возлюбила судьба. Закончив все дела, Черный Дракон ушел в прыжок, а когда вышел в следующей системе, его встретила большая торговая станция и тяжелый Имперский крейсер.
Игл.
- Что скажешь Скиталец? Конкуренты?
- Не думаю. – Оракул внимательно изучал голограмму корабля. – Нас для того и наняли что-бы шум не поднимать. Если тут крейсер, значит, тому есть другие, более серьезные причины. В любом случае экипажу лучше быть наготове.
Черный Дракон подошел к станции и пристыковался рядом с Пересветом, самым настоящим символом мощи космофлота Империи. Крупнее тяжелых крейсеров были только линкоры и дредноуты. Но дредноуты напоминали передвижные артиллерийские батареи, а линкоры предпочитали бой в строю, оставляя тактические маневры тяжелым крейсерам. На станцию капитан взял Томео, оракула и двух бойцов. Большая свита могла смутить Имперцев, а Сильверу нужна была информация и возможно сотрудничество. Работники станции охотно рассказали, что крейсер побывал в бою. Его сопровождение из двух фрегатов получили повреждения, и ушли на верфи ремонтироваться, а экипажу Пересвета дали увольнительные на станцию, для отдыха. Где именно и с кем проходило сражение, никто не знал. Экипаж не разглашал эту информацию. Но Сильвер и так догадывался, кто был их противником. Беспокоить капитана крейсера оракул не хотел. Они отдохнут и отправятся по своим флотским делам дальше. Какое им дело до корсаров. Поэтому он направил Сильвера к хозяину станции, сразу согласившегося их принять.
Станция Игл, была частной. Построенная на Имперских вервях, на заказ крупной корпора-ции, она была продана Оскару Куку, торговцу который и перетащил ее на один из популяр-ных торговых маршрутов. Дела Оскара процветали последние пять лет, развивая станцию в крупный торговый центр, а ее население выросло до двух тысяч человек. Казалось, чем мо-гут заниматься такое количество людей посреди космоса, в дали даже от скоплений астероидов? Ведь местная звезда, носившая просто цифровой код вместо имени, не имела ни одной планеты? Но хозяин станции был прагматиком, просчитав, что передача товаров без захода в Империю, может приносить большую прибыль. А значит и он на этом может хорошо заработать. Безопасность Игла обеспечивал один фрегат и десяток истребителей, а в случае необходимости Империя сразу высылала на его защиту свои пограничные войска. У станции было хорошее будущее, но капитан Сильвер не спеша подходил к дверям кабинета Оскара Кука, чтобы уничтожить все существующие перспективы в обмен на жизни обитателей станции.
- Проходите капитан.
Оскар был уже не молодым, невысоким блондином, которого нельзя было назвать толстя-ком, но его комплекция уже мешала проворно двигаться в боевых скафандрах. Если он во-обще, когда либо, их одевал. Сильвер зашел в приемную, где владелец станции устроился в кресле за большим столом. Каких либо возражений против присутствия Томео и Скитальца не последовало, и Сильвер пригласил их, оставив охрану за дверями. Кроме Оскара в поме-щении был еще один посетитель. В высоком кресле сидела девушка, спиной к вошедшим.
- Здравствуйте капитан, я Оскар Кук, хозяин станции Игл.
- Здравствуйте, я капитан корсаров Александр Корсунь, Сильвер. А это мои помощники, консультант по финансовым вопросам Скиталец, и по системам безопасности Томео.
Оскар кивнул и указал Сильверу на пустующее кресло, а его сопровождающим на большой офисный диван. Сильвер присел и наконец, рассмотрел незнакомку. Примерно его возраста, темноволосая и даже красивая, но самое главное в форме Имперских космических сил с на-шивками капитана. Он вопросительно посмотрел на Оскара, а затем на гостью.
- Это капитан Имперского крейсера Пересвет, Маргарита Куликова. Надеюсь, вы не против, если она будет присутствовать при нашем разговоре?
- Я не против. Мы выполняем контракт, заключенный с Имперским флотом. Поэтому ее присутствие никак нам не помешает.
- Очень интересно капитан Сильвер, - негромко проговорила девушка, - какой контракт мог-ла Империя заключить с корсарами. Надеюсь, тут нет военной тайны?
- Как правило, мы беремся за гуманитарные миссии, и Империя всегда хорошо нам платит. Но в этот раз, хотя само задание торгового характера, секретность присутствует. Мой ко-рабль был в системе Камелот во время атаки на нее. Эту тему я бы предпочел не затрагивать без согласия вашего командования, и именно с этим событием связан мой контракт с Импе-рией.
В карих глазах девушки, зажглись крохотные искорки, сдерживаемые всей ее капитанской выдержкой. Она чуть кивнула, соглашаясь с доводами Сильвера, но чуть подрагивающие, уголки тонких женских губ, говорили, что она вытрясет из него душу, расспрашивая о Каме-лоте, как только появится возможность это сделать.
- Оскар, я впервые на вашей станции, и должен сказать, что она впечатляет. А я их много повидал. Недавно мой эсминец был вынужден покинуть систему Камелот, поскольку она была атакована пиратским флотом. С нами был крейсер и несколько фрегатов, и мы бились, пока это было возможно. Но противостоять многократно превосходящему противнику мы не смогли и бежали из системы. К сожалению это все, что я могу вам сообщить. Любые под-робности засекречены, но Империя просит вас перенести станцию в одну из их систем, для надежной защиты от пиратского вторжения.
Оскар на минуту задумался, откинувшись в своем кресле. Прежде чем ответить робот подал всем присутствующим горячий кофе. После нескольких глотков он заговорил.
- Я понимаю серьезность такого предупреждения. Но на моей станции арендованы большие площади под хранение товаров и грузов. Некоторые из них будут храниться сроком до одно-го года. При этом я не могу пересекать с ними границ Империи, поскольку растормаживания мои контракты не предусматривают. Я не могу согласиться на это. Иначе лишусь не только бизнеса, но и станции. Судебные иски просто уничтожат меня.
- Именно поэтому Империя обратилась к нам. Главное чего опасается их флот, это захват вашей станции и превращение ее в пиратскую базу. От вас требуется перенести станцию в безопасное место, и если территория Империи вас не устраивает, корсары могут предложить вам систему Северное Ожерелье. Все данные по ней я пересылаю вам на имплантат. Времени для принятия решения у вас на самом деле не много. Его определяем не мы с вами, а пиратский флот. Очень надеюсь получить ответ в течение суток.
- Я подумаю капитан. Мне нужно посовещаться с моими подчиненными. Я вас вызову чуть позже, в вашем распоряжении вся моя станция, желаю вам хорошо отдохнуть.
- Спасибо Оскар.
Сильвер встал из кресла и пожал руку хозяина станции. Покинув его кабинет, корсары от-правились в бар, отдыхать, в ожидании решения Оскара Кука. Спиртного не пили, служба есть служба, но хорошая музыка и голограммы с различных планет помогли расслабиться. То, что ждать придется долго, Сильвер понимал хорошо, но сидеть без дела ему не хотелось.
- Что скажешь оракул? Примет он предложение Братства?
- Сложно сказать. Логистика очень прибыльный бизнес. Все колонии развиваются благодаря именно логистике, и такие люди как Оскар Кук держат в руках куда больше власти, чем ка-жется на первый взгляд. Шансов перетянуть его станцию к нам очень мало. У нас слишком много конкурентов, которые ему должны, или он им должен. Поэтому наша задача уговорить его совершить перенос станции как можно быстрее, а не агитировать за Братство. Если учесть какие потоки контрабанды проходят через его руки, он не согласится на контроль его бизнеса.
- Думаю, в Ожерелье он тогда не сильно нужен. Контрабандисты у нас в друзьях не водятся. Скорее наоборот, иногда приходится побегать за ними по звездным системам.
- Это ты точно подметил. Станция у него хорошая, если брать ее без хозяина, как бы вежливо он с нами не общался.
- Можно к вам подсесть капитан? – Возле столика стояла капитан Маргарита с вежливой улыбкой на ее устах.
- Мы просто отдыхаем, и, конечно же, будем не против общества красивой девушки. – Силь-вер встал и отодвинул стул, приглашая гостью присесть.
- Капитан Силвьер, - Маргарита сделала маленькую паузу, выстраивая спокойный и негром-кий тон для разговора, - при Оскаре Куке вы упомянули систему Камелот. Вы можете рас-сказать, что там случилось?
Оракул чуть заметно кивнул, он не стал использовать имплантат, давая право капитану са-мому решать, что рассказывать, а что нет.
- Набег пиратского флота. Мы предоставили всю имеющуюся информацию Империи. Мы были в системе, когда они напали и их силы во много раз превосходили наши. Бежать уда-лось моему эсминцу и нескольким фрегатам.
- Это я знаю. Там был флот ФОМ?
- Был. Ударная группировка с линкорами и авианосцами. Но их прижали к планете, и я со-мневаюсь, что они спасли хотя бы часть кораблей. Шансов у них не было. Перед нашим ухо-дом из системы возле их строя начали появляться сферы кристаллов. Противник пошел на абордаж. Скорее всего, флот был разбит полностью.
- А какие корабли были у этого противника?
Оракул предупреждающе взглянул на Сильвера, никаких знаков запрета не подал.
- А почему вы спрашиваете? Вам приходилось встречать что-то странное среди пиратского сброда?
- Приходилось, и я сомневаюсь, что эти суда пиратские. Чтобы разбить ударную группиров-ку, нужна другая ударная группировка. У пиратов не могло быть ни линкоров, ни авианос-цев. Кто эти конусы капитан?
- Я всего лишь корсар. Братство не может конкурировать с разведкой Империи, как и с раз-ведками Земли или ФОМ. Единственное что известно мне, они пришли не из освоенных человечеством систем. И как любой уважающий себя тиран готовящий вторжение, поставили под свои знамена пиратские флотилии, впервые объединив этот сброд.
- К вопросам о разведке, мой корабль недавно сопровождал важный для Империи караван, и на нас напали пираты. Фрегаты, шедшие с нами, получили серьезные повреждения, как и несколько судов каравана. Теперь я ищу, кто мог на нас навести этих пиратов на странных конусообразных кораблях.
- Вам повезло, что ваш крейсер цел. Но почему вы ищите их на Игле?
- Потому что мы проходили эту систему, когда шли встречать конвой. И если противник за ним охотился, они могли проследить за крейсером, а затем устроить засаду.
- Именно с этой станции?
- Думаю да. Наше адмиралтейство проанализировало бой и пришло к выводу, что противник не знал о фрегатах прикрытия, шедших с транспортом. Расчет при нападении был только на присутствие тяжелого крейсера. Это спасло нас.
- И я могу вам чем-то помочь?
- Да капитан. Моя команда не может осуществить осмотр станции. Одна только форма Им-перии уже заставит всех местных крыс искать самую глубокую дыру на ней. А сможете ли вы провести осмотр? Это ведь в ваших интересах, если вы хотите приобрести Игл?
- Это хорошее предложение. Я принимаю его. Томео?
- Да капитан?
- Выбери из команды себе помощников. Вам нужно найти местные неприятности, в любом виде. Обратите внимание на самые небезопасные места станции. Но не беспокойте службу безопасности. Сделаешь?
Томео низко поклонился капитану, - да капитан, можно идти?
- Иди Томео. Я приведу в готовность корабль, и штурмовую группу.
Не успел Томео покинуть бар, а имплантат капитана уже отправил все необходимые сооб-щения экипажу Черного Дракона. Черед пятнадцать минут в баре уже сидел десяток синте-тиков. Они разбились на пары и смешались с толпой, удерживая капитана в поле их зрения, при этом, не привлекая к себе внимания.
- Маргарита, скажите мне, а почему вы решили лично проверить станцию? – Сильверу не хотелось попусту тратить время, и он решил разговорить капитаншу.
- Как я уже сказала, есть выводы наших штабов. К тому же высылать проверку сюда займет много времени. Но самое главное, наши агенты на станции просто исчезли. Они не особо скрывались, были просто информаторами, но кто-то решил их убрать, а значит, на станции ведутся темные дела, которые не спрятать от ее обычных обитателей.
- Кажется, мы уже имели дело с такой станцией. Совсем недавно. Ее захватили пираты, за-вербовав часть рабочих. Но на Игле это не возможно. Система безопасности тут такая, что для захвата понадобится целая армия.
- Я тоже так думаю. Поэтому лично общалась с Оскаром. Он слишком хитер для контрабан-диста и очень богат для просто владельца станции. За последние четыре года он выкупил десяток тяжелых транспортов. Это очень большие деньги. Где они сейчас находятся и что возят, мне узнать не удалось.
Оракул чуть побледнел и впился взглядом в Сильвера.
- Сильвер, у меня не было данных об этих покупках. Понимаешь, что это может значить?
- Подожди Скиталец, ты о чем?
Оракул кинул короткий раздраженный взгляд на Маргариту, а затем снова на Сильвера.
- Неизвестные транспорты. Капитан проснись!
- Это не факт, но я тебя понял. Объявлю готовность на корабле. Предупреди Томео. Марга-рита? – Сильвер смотрел на капитана, бесстрастным взглядом сжав кулаки. – Возможно, эта станция служит пиратам базой. Советую принять меры предосторожности на вашем судне.
- Спасибо за предупреждение капитан.
- Капитан? – Томео вызывал через имп и голос его был холоден. – На станции действует по-селение фанатиков истинной веры. Население примерно шесть сотен, женщин и детей среди них нет. Официально все они работники в службах обслуживания станции. Их сектор зарыт для посторонних по религиозным соображениям. Рекомендую перейти на эсминец.
- Спасибо Томео, как всегда ты выручил всю команду. Возвращайся, на корабль, не задержи-ваясь.
Связь с Томео прервалась, и Сильвер выдавив из себя самую вежливую улыбку, на которую он был способен, обратился к капитанше.
- Томео только что обнаружил на станции более шести сотен религиозных фанатиков. В двух предыдущих боях с пиратами они принимали самое активное участие на стороне противника. Маргарита, очень прошу вас вернуться на ваш корабль.
- Капитан, все члены моей команды уже на борту Пересвета, вы проводите меня?
- С большим удовольствием.
Сильвер встал со стула и подошел к Маргарите, подав ей руку. Она вежливо воспользовалась помощью и без лишних слов благодарности последовала за ним. Голограммы проигрывали вокруг пейзажи морских пляжей с гигантскими волнами и большим ярким солнцем в зените, скорее всего с земли, а вокруг играла спокойная приятная музыка, сгенерированная аудиосистемой. Синтетики тоже направились к выходу из бара, беря под контроль выход и коридоры. Стоило Капитану переступить порог заведения, как на имп пришел вызов с Черного Дракона. Судя по отстраненному взгляду Маргариты, ее тоже вызвали с крейсера.
- Капитан? – Мин был напряжен и краток, чуть ли не скороговоркой проговаривая слова. – Рядом с нами стыкуется большой транспорт. Очень подозрительный транспорт. Работники доков говорят, что место занято заранее и отказываются отвечать, чей это корабль. Он забло-кировал нам выход в космос, и не только нам, крейсер Империи тоже не сможет отойти от станции пока эта громадина весит над нами.
- Объявляй тревогу, но тихо. В случае необходимости сотрудничайте с экипажем крейсера. Империя наш союзник. Я уже направляюсь к станции.
- Томео уже подходит к стыковочному шлюзу. Ждем вас капитан.
Синтетики знали свое дело, обеспечивая безопасный проход к кораблю. Ни одна засада, вздумай ее устроить местные обитатели, не была бы пропущена ими, и никто не смог бы подойти к капитану минуя их. Уже перед самыми корабельными доками, штурмовая группа вышла немного вперед, готовясь к осмотру площадки перед стыковочными шлюзами, когда тяжелая бронированная дверь за их спинами начала закрываться, оставляя двух капитанов и оракула за ней. Сильвер взглянул на Маргариту и, не говоря ни слова, со всей силы толкнул Скитальца. Раскинув в падении руки, он пролетел в небольшую щель между дверью и паза-ми под нее в стене станции, упав на пол. Два капитана стояли перед преградой и смотрели друг другу в глаза. У Сильвера был выбор, и он его сделал. Отдавать оракула пиратам он не стал бы даже ценой своей жизни и его взгляд красноречиво говорил об этом. Он хотел попы-таться объяснить свой поступок Маргарите, почему не она оказалась под надежной защитой десяти опытных штурмовиков, а именно Скиталец, но станция сменила освещение и с потолка выпали таблички: активирован кристалл!
- Сильвер, только не говорите что Скиталец оракул?!
- А я вам этого и не говорил. Но, похоже, вы много знаете о Братстве.
- Много капитан. С оракулами мы работаем напрямую. Наша разведка их очень уважает.
- Нас отрезали от кораблей. Предлагаю искать обходной путь, пока не набежали пираты.
- Согласна. Оскару очень не хотелось, чтобы мы добрались до них. – Уже почти на бегу, она продолжила, - если нас еще не схватили, значит, они не смогли заранее выслать штурмови-ков. Есть идеи, куда идти капитан?
- Есть, - с улыбкой ответил Сильвер, - у вас нет скафандра. Сперва, раздобудем его.
- Можно на ты, и просто Марго.
Коридор вел в космопорт, где начиналось открытое пространство, и работали служащие станции. Выходить в него было нельзя, поскольку там на все сто процентов их уже ждали. Сильвер искал любое техническое ответвление и нашел. Автоматическая дорожка для грузов шла параллельно коридору, и в некоторых местах к ней были проходы, для обслуживания техниками. Двигаясь максимально быстро по узкому и низкому лазу, капитаны добрались до перехода на нижние технические уровни, где и скрылись, петляя в лабиринте станции. В это время работники станции уже дошли до перекрытой защитной створки, ведущей к кораблям, и начали обыскивать все возможные места, куда могли спрятаться беглецы. Спасало только то, что был активирован кристалл, нейтрализовавший на станции всю связь и все системы слежения. Будь он включен, всего несколько выстрелов из ручного бластера Имперского капитана и залп синтетиков, просто разорвали бы бронированную преграду. Именно поэтому Сильвер не сомневался, что началась атака на корабли, и единственный просчет противника был в том, что они не озаботились выслать своих бойцов следом за капитанами. Или просто не успели их послать для захвата Марго и его, думая, что они останутся в баре дожидаться ответа Оскара. Был еще корсарский пистолет, который игнорировал кристалл. Но его мощности хватило бы на дыру, в которую максимум пролезет рука. Уже не единожды это оружие разрушало переборки и гермолюки кораблей и станций, но для отверстия, в которое пролезет человек, было необходимо произвести не менее десятка выстрелов. А времени на это не было.
Найдя тихий уголок, беглецы спрятались отдохнуть и решить, что им делать дальше.
- Сильвер, оставь меня на станции, а сам проберись на корабль. Перед тем как сработал кри-сталл, я предупредила свою команду. Они наверняка уже выслали истребитель для передачи сигнала бедствия в Империю. Несколько дней я продержусь, если хорошо спрячусь.
- Так дело не пойдет. Если пираты ударили по нам с тобой, значит, их интересуют корабли. Без капитанов их проще брать, а окажись мы в заложниках, был бы еще и торг. Эти несколь-ко дней, пока прибудут подмога, пираты будут штурмовать наши экипажи. Не удивлюсь, если все местные завербованы ими. Нужно попасть на корабли и уходить от станции, пока их не взяли на абордаж.
- Можно попробовать снять трофейный скафандр. Или найти техническое снаряжение. Те же спасательные капсулы оборудованы запасным гермокостюмами.
- Можно, но думаю, их будут контролировать. Это их территория. Нам повезло, что мы смогли вообще скрыться. И долго мы прятаться тоже не сможем. Сейчас они организуют весь личный состав и начнут обыск станции. Долго мы не продержимся.
- Тогда нужно прорываться к докам. Там можно найти скафандр.
Сильвер задумался, рисковать нужно в любом случае. Отсидеться им не дадут. Но где взять скафандр? Идти в жилые отсеки и попробовать выкрасть из спасательного снаряжения, было лучшей идеей. Но они не знали станцию, и где их могут поджидать патрули. Сильвер вспом-нил, что говорил недавно плененный им пират, что их готовили на корабле и готовили долго. Значит, пиратов тренируют и учат воевать. На опыте посещения других станций он был уверен, что на этой станции целый спорткомплекс, находящийся рядом с космопортом, где есть самые дешевые площади слишком малые для складов. Есть шанс найти там тренировочное оборудование. Самое главное, что не нужно пересекать всю станцию, рискуя быть обнаруженными.
- Марго, ты помнишь план станции?
- Смотря что, я изучала его еще на крейсере. Хорошо помню доки, космопорт и администра-тивный центр.
- А сможешь найти, где на станции качалка? Помещения для физических упражнений?
- Конечно, это первое что ищет любая девушка при посещении станций.
- Я думал, они ищут магазины с живыми продавцами, а капитаны интересуются местным элитным баром.
- Это женские секреты корсар. Я не уполномочена, распространятся о них, раз уж на то по-шло.
- Ну, если шутим, значит, сила духа у нас есть, капитан. Давай туда потихонечку. Если это пиратская база, то и тренироваться на станции должны не молодые девушки, а штурмовые бригады, используя соответствующее оборудование.
Маргарита несколько секунд осматривалась, вспоминая пройденный маршрут и определяя их местонахождение. Вскоре она указала на технический лаз, ведущий на уровень ниже. Туда они, не спеша и направились.
Как только створки закрылись, а оракул оказался на полу, синтетики сразу заняли боевой строй. Подняв с пола Скитальца, они бегом направились к кораблю, не встретив на своем пути никакого сопротивления. Оказаться в окружении на враждебной станции, это гаранти-рованный конец карьеры штурмовика. Именно поэтому вопрос о спасении капитана не ста-вился как приоритетный. У самого входа, в стыковочный коридор, ведущий к Черному Дра-кону, их встретил Томео с биониками и другими абордажниками. Но за Сильвером они не выдвинулись. Первым делом было необходимо сберечь корабль. А как спасать капитана эки-пажу придется решать по ходу развития событий.
Мин временно, принял командование эсминцем на себя. Первый его приказ был отдан Перо, выводить истребители и на парусах осуществить разведку обстановки и прикрытие судна. В случае попытки штурма корабля из космоса, они смогут сыграть не последнюю роль. К тому же на станции тоже было авикрыло, способное даже в поле кристалла доставить неприятности Дракону. Перо приказал грузить в машины максимум газа, взять запас воды и питания. Когда они смогут вернуться в родной ангар, они не знали, ведь противник мог окружить корабль. Выпускать истребители в космос пришлось с участием Томео и Гана. Они повели группы по десять штурмовиков для охраны дока пока его створки будут открыты. Это предосторожность оказалась не лишней. На обшивке станции уже собирались группы пиратов. Пока что немногочисленные и неспособные начать штурм эсминца. Но помешать истребителям, совершить выход в космос они могли, запустив в них гарпуны или повредив паруса из газовых орудий. Пять машин одна за другой выкатились из трюма Черного Дракона, и, проведя отстыковку, по очереди развернули паруса, удаляясь от эсминца. Рядом тоже самое делал и Пересвет, выпустив шесть стандартных Имперских истребителей и один шатл. Томео сразу начал переговоры с ними, используя маленькое зеркало для подачи светового сигнала. Азбука Морзе, за несколько сотен лет после выхода человечества в космос, была переведена на общий язык, и оставалась универсальным средством для коммуникаций, обязательным для всех флотов. Первое о чем договорились два экипажа, это выставить на внешней палубе охранение и дежурных для связи. Узнав, что оба капитана находятся на станции, и о них нет сведений, экипаж Пересвета выделил тридцать тяжелых штурмовиков, готовых в любой момент начать спасательную операцию. Но сведения от Томео о количестве вероятного противника, заставили их, прежде всего, заняться обороной крейсера.
Авиакрылу Черного Дракона скучать в космосе не пришлось. Их почти сразу атаковали все десять истребителей Игла. Разбившись на пару и тройку, под командованием Перо, корсары навязали маневренный бой, дав возможность Имперким машинам развернуть паруса, взять разгон и также вступить в схватку. Двенадцать против десятка, это почти равный бой, но при условии одинаково слетанных экипажей. Пилоты Империи по праву считались лучшими, и они с ходу снесли паруса сразу тройке противников, добив их из курсовых газовых орудий. Как только Перо получил возможность свободно маневрировать, корсары атаковали. Имея численное преимущество, они полностью разбили противника, потеряв один истребитель, Империи, и машину Натали. Пилотов тут же подобрал шатл Империи. Он взял на буксир обе поврежденные машины, и успел скрыться в ангаре крейсера раньше, чем пехота противника заняла позиции для его обстрела.
Томео отправился на Пересвет для дальнейшей координации действий. Эсминец и крейсер лежали на огромной диске станции, приземлившись во внешние доки для стыковки. Над ними, сцепившись со станцией стыковочными кранами, висел транспорт противника, мешая обоим кораблям вылететь их ниши служащей доками. Оставаться дольше в таком положении было нельзя, иначе противник соберет силы и обрушит их на своих гостей, задавив количеством. Если они еще не начали атаки, и не прислали парламентеров, значит до сих пор, капитаны ими не пойманы, и есть шанс, что они самостоятельно смогут вернуться на корабли. Томео перелетел на верхнюю открытую палубу крейсера с помощью абордажного ранца с газовым двигателем, где его встретили штурмовики Империи и проводили в рубку Пересвета.
- Я старший помощник капитана Куликовой, Ван Кианг. Добро пожаловать на борт импер-ского крейсера Пересвет.
Томео пожал ему руку и представился.
- Томео, помощник капитана Сильвера, отвечаю за внутреннюю безопасность на Черном Драконе. – Томео внимательно всмотрелся в старые глаза Кианга. В них играли хладнокро-вие и азарт. Такие люди редко доживают до старости. Хороший помощник у капитана им-перского крейсера. Вот только японец никак не мог при нем расслабиться. Чем больше он изучал Имперца, тем больше росло напряжение. Когда же он понял его причину, эмоции выплеснулись наружу не в самом лучше виде. Рука сама легла на рукоять меча и он, опустив взгляд, спросил.
- Кто с нашим капитаном на станции? Капитан Ван Кианг?
Кианг сделал шаг назад.
- С ним один из разведчиков Империи, Маргарита Куликова. Как вы поняли, что настоящий капитан я?
- Ваши глаза, они, такие же, как у Сильвера. Безрассудные, с игрой в доброго романтика.
- Спасибо за комплимент Томео. Вашему капитану ничего не угрожает. Наш агент позабо-титься о нем. А нам с вами нужно готовиться покинуть станцию. Мы можем протаранить транспорт. При этом израсходуем много газа, и возможно повредим наш корабль. У вас же это не получится. Эсминец слишком легкий для тарана тяжелого транспорта. Предлагаю вашей команде перейти на Пересвет. Даже если мы вместе нанесем удар, Черный Дракон все равно не сможет сдвинуть с места преграду.
- Спасибо капитан, но наши техники уже решили эту задачу. Черный Дракон сможет выйти в космос, как только это понадобиться. Единственное что нас держит, это наш капитан Сильвер. Если вы можете помочь нам его вернуть, мы будем вам очень благодарны.
- В этом нет необходимости Томео. Ровно через час он будет находиться на борту нашего крейсера. Даю вам слово капитана.
- Экипаж Черного Дракона будет ждать.
Томео низко поклонился в знак уважения, для него это были лучшие новости, на которые он мог только рассчитывать. Натали была в порядке, сильные перегрузки и удар который она получила от вражеского истребителя, не нанесли ей серьезных травм. Обезболивающее сняло шок и позволило ей вместе с Томео вернуться на эсминец. Экипаж встречал ее аплодисментами. Если до этого ее считали просто девчонкой гонщицей, которую пожалел капитан, взяв в истребители, теперь для всех, она стала настоящим боевым пилотом, прошедшим крещение в сражении. Натали была направлена в медицинский отсек, где ей провели полный осмотр, найдя два сломанных ребра и множественные ушибы. Встретив экипаж, она улыбалась, но оказавшись наедине с подругой, расплакалась, не от боли которую заглушили препараты, а от обиды. Почему сбили именно ее? Так хотелось вырваться космос и найти Перо, пусть он объяснит, как это могло произойти, но ответ ей дал Мин зашедший проведать ее.
- Не переживай. У тебя нет повода реветь. Ты показала себя с лучшей стороны как пилот. Но пилот это не только успешный гонщик или меткий стрелок. Прежде всего, пилоты истреби-телей, это слетанные команды. Работающие на одинаковых машинах и хорошо знающие тактику друг друга. Только то, что ты смогла вести бой совместно с такими асами как группа Перо, говорит, что у тебя талант. Но недостаток опыта, привел к ошибке, и ты попала под огонь противника.
Помощник капитана успокоил ее, объяснив стразу все железной логикой, и главное похва-лил. Но тот страх который она пережила, оказавшись посреди космоса в разбитой машине, крепко вцепился в ее душу и продолжал терзать, все время убеждая в неизбежности гибели. Не помогало ничего, ни таблетки, ни подруга, ни логика Мина. А боль от ушибов и сломан-ных ребер только усиливала чувство отчаяния. Что-то сломалось в ней, раз и навсегда посе-лив в груди страх перед космосом и одиночеством, и бороться с этим она сейчас не могла. Возможно, позже, когда вылечит свои раны. Но в ближайшие недели она не сможет даже прикоснуться к холодной поверхности стальных машин, вызывающих трепет своей красо-той и смертоносностью.
Сильвер и Маргарита довольно быстро смогли приблизиться к их цели. Отсек, где распола-гались спортивные площадки, был виден в конце технического лаза. Оставалось выбраться их коммуникаций и просто войти в его герметичные створки, но две задвигающиеся брони-рованные плиты были закрыты.
- Что будем делать? Ждать пока откроют? – Маргарита отдыхала, сидя на полу и по-детски поджав колени.
- Можно и подождать, но меня беспокоят наши корабли. Не знаю, пытались ли пираты их атаковать, но если мы будем медлить, их нервы сдадут. Бессмысленно терять экипаж ради утилизации пары сотен пиратов я не намерен. Тем более этого пункта нет в моем контракте.
- Но если противник завладеет станцией, то погибнут тысячи выбивая их с Игла. Возможно, жертва наших экипажей будет оправданной.
- В чем-то ты права. Вот только задача капитана сберечь экипаж и выполнить поставленную задачу, а не придумывать новых приключений. Будет контракт на зачистку станции, будем зачищать или уничтожим ее. Не думаю, что Игл стоит твоего крейсера, а свой эсминец я им не отдам.
- Это крейсер Империи, и флот доверил командование на нем мне. Пересвет для того и соз-давался, чтобы побеждать в бою, создавая преимущество перед противником. Станция стоит его гибели.
Сильвер сел напротив Маргариты. В тесном и низком коридоре, его ноги вытянулись вдоль ее, упершись в стенку. Он внимательно посмотрел в ее глаза. В них не было отчаяния, или страха или боевого азарта. Нет, только любопытство и безразличие ко всему происходящему. Но не от скуки, же она затеяла этот разговор?
- Марго, я сам гражданин Империи, и учил уставы флота. Я не стану с тобой спорить, по-скольку идет война, даже если ее еще не объявили официально. Но не всегда стоит поступать прямолинейно. Да ты права. Такой размен имеет смысл, и я бы совершил его, будь я Имперским капитаном. Но у меня сто человек экипажа, не готовых разменивать свои жизни на горстку пиратов. Они не соглашались идти на войну, и в их контракте указаны другие задачи. Если я брошу их в бой, это будет предательство и убийство. А Пересвет имеет полное право выжить, даже если все члены его команды готовы выступить против врага отдав свои жизни за Империю. Все равно бороться нужно до конца, за каждую жизнь, а не вести размен увеличивая преимущество на поле битвы.
- Не забывай капитан, что Пересвету предстоит погибнуть, чтобы дать возможность выжить другим гражданам Империи. И я погибну, спасая сотни жизней из членов абордажных ко-манд. Не забывай что это не торг, а наш воинский долг. И мы исполним его. Хочешь мне помочь? Тогда, пойди и открой эту дверь.
- Нет, не хочу. Мне достаточно моего контракта, в котором я отвечаю за жизни всех членов моей команды, и гражданства Империи. Для меня, это выше чем любые личные желания.
Сильвер привстал и направился к выходу из коридора. Часть своей жизни он прожил на станциях и знал, как устроены эти двери. Открыть ее пистолетом или шпагой очень не про-сто, если они заперты изнутри. Поэтому он выбрал совсем другой план действий. Подойдя к массивным створкам, он достал шпагу, вложив ее в правую руку, а пистолет в левую. Руко-ять шпаги заканчивалась стальным шаром, в котором был спрятан кристалл. Именно им он несильно начал постукивать по краю переборки, с ритмом не более удара в секунду. Все жители космоса знали, что при нарушении герметичности станции, переборки лопаются резко и громко, но перед этим ломаются все их крепления, издавая постоянный похожий на удары шум. Даже если кто-то просто стучал по стене, это уже вызывало раздражение у ее обитателей, затрагивая условные рефлексы и страхи. Не прошло и трех минут, как одна из створок поддалась вбок, и в проеме показался шлем тяжелого штурмового доспеха. Сильвер нанес быстрый укол, вонзив шпагу в шею противника, и тут же прикрылся бьющимся в конвульсиях телом. В следующем помещении стояли еще трое тяжеловооруженных штурмовиков, обещая капитану тяжелую схватку. Один из противников попытался атаковать, но Сильвер прикрываясь дергающимся телом его напарника, выстрелил из пистолета, метя между двумя другими бойцами, оторвав им ноги ниже колен. Это испугало пирата и заставило отшатнуться. Толкнув умирающего вперед, Сильвер нанес укол в ногу, отскочил, потом уколол еще раз уже в плечо, после чего добил пирата. Оставлять в живых двух кричащих на полу штурмовиков, капитан не стал. Он хладнокровно добил и их, проткнув доспехи в области сердца.
- Маргарита? Проход чист.
Переступая через поверженные тела пиратов, Маргарита подошла к Сильверу и подняла с пола тяжелый дюсак, саблю с закрытой рукоятью, взяв в левую руку офицерский кортик, изящные ножны которого украшали ее бедро.
- Один против четверых тяжелых штурмовиков. Неплохо для капитана. Теперь нужно за-крыть двери, пока не появились их друзья.
Сильвер кивнул в ответ и, вращая рычаг, закрыл створку, поставив замок на блокировку. Они прошли коридор и оказались перед еще одним проходом. Эти двери были тоже герметичными и звукоизоляционными, что удивило капитана. Смысла установки таких дверей в спортивный зал он не понимал, а то, что за ними именно это помещение говорили несколько табличек развешанных на стенах.
- Они заперты капитан?
- Нет Марго. Мы можем попробовать войти, но меня смущает их защита. Такое впечатление, что там далеко не спортивный зал. Может просто, возьмем доспех у одного из убитых?
- Не Сильвер. Любая женщина после многодневного перелета, хочет сбросить напряжение и усталость в хорошем фитнес клубе. Я уверена, там найдутся самые лучшие тренажеры, каких никогда не ставят на Имперских крейсерах.
- А я не уверен, что мы справимся с этими тренажерами.
- Тогда я пойду одна.
Маргарита тут же толкнула двери, приоткрыв их на ширину ладони. Сильвер не успел ее остановить и рефлекторно подался чуть назад. Через секунду дверь распахнулась от сильно-го рывка изнутри, и перед капитанами встали сразу десяток закованных в такую же, как у предшественников тяжелую броню штурмовиков. Сильвер не успел даже вскинуть пистоле-та, а дюсак Маргариты уже опустился на шлем ближайшего пирата, разрубив его вместе с головой на две части. Капитан корсаров не успел удивиться силе и скорости хрупкой девуш-ки, поскольку тут же атаковал второго противника, но без результата. Тяжелая сабля отбила шпагу капитана, вынудив его отступить. Сильвер попытался схватить Маргариту за плечо и оттолкнуть за свою спину, но она бросилась вперед, легко увернувшись от его движения. Ее скорость была поразительна. Без особого труда Марго уклонилась разу от двух мечей и снесла голову очередного пирата, а затем отрубила руку второму. Рефлексы выбросили левую руку с капитанским пистолетом вперед и нажали на спусковой крючок. Один из противников упал обезглавленным, давая место для маневра Маргарите. Ее движения были настолько быстры, что Сильвер не мог их предугадать. Каждый удар либо убивал, либо делал калекой следующего противника, при этом сама она легко уходила от всех атак, действуя на опережение. Просто стоять и смотреть, как она перебьет пиратов, капитан не мог. Он бросился на ближайшего врага, связав его боем, давая Маргарите возможность снести ему голову. Марго разбрасывала тяжелых штурмовиков как детей, уничтожая их, без каких либо эмоций на лице. Когда бой закончился, пистолет Сильвера только и успел перезарядиться, но цели для него уже не было.
- Я так понимаю ты не просто капитан Имперского крейсера?
- Ошибаешься корсар, я вообще не капитан. Моя задача была разведка станции и нейтрали-зации лидера пиратов. Если бы ты не прилетел, я бы его убила еще в кабинете. А так мне пришлось проверять, какие могут быть отношения у пиратов и корсаров.
От Маргариты шел пар. Ее тело было горячим, а кожа приняла розовый оттенок. Сильвер понимал, что ее тело перенесло несколько боевых модификаций. Каких именно было не важно. Марго это самое настоящее живое оружие, способное в одиночку убивать десятки врагов в поле кристалла. Но у всякого оружия есть ограничители и, похоже, перегрев орга-низма был одним из них.
- Ты в порядке? От тебя пар валит как из чайника.
- В порядке капитан. Я не превышала предельных перегрузок. Но вскоре мне понадобиться отдых. Предлагаю нам поспешить.
- Куда теперь?
- Тебе не кажется странным, что у этого помещения такая серьезная охрана?
- Кажется. При постройке этот отсек устанавливался целиком, как многофункциональный. Как правило, именно тут и делают спортзалы или склады для негабаритных грузов. Думаешь там, что-то прячут?
- Уверена, и возможно твоя интуиция поможет мне завершить задание, даже не притронув-шись к Оскару.
За дверями была небольшая площадка, отгороженная декоративной стенкой от главного помещения. Сейчас на этой площадке лежали десять тел, постепенно заливая ее кровью. Маргарита прошла вдоль рельефной, исполненной в виде горных пород стены, и легко открыла складную дверь. За ней, в большом помещении, стояла огромная кровать. Но на ней сидел только один. Огромное тело, смотрело на капитана и Марго маленькими, заплывшими жиром глазами. Он был в доспехе, но даже это не могло крыть очень толстое телосложение. Человек встал на ноги, демонстрируя свой двухметровый рост и огромную ширину плеч. Его доспехи были незнакомы Сильверу, но в памяти что-то мелькнуло, что-то похожее и увиденное в прошлом. Ненастоящее, а скорее голограмма или образ в облаке. Ну, конечно же, подобные доспехи были у инопланетян из фильма о кристалле! Так вот кто пожаловал в миры Земной цивилизации! Сильвер понял пистолет и прицелился в голову врага.
- Нет, капитан. – Рука Маргариты настойчиво опустила ствол в низ. – Только не в голову. Наши спецслужбы очень захотят поковыряться в его памяти. Бей в грудь.
- С удовольствием Марго, - и Сильвер снова поднял оружие, нажимая на спусковой крючок. Доспех гиганта вздулся и лопнул в районе груди, забрызгивая помещение кусками жира и каплями крови. Единственный звук, который издал, уже умирая, пришелец, напоминал кры-синый писк, и звук грохота упавшего тела, наполнил залу.
Маргарита подошла к поверженному пришельцу и одним ударом дюсака отсекла его голову. Затем она достала из поясной сумки прозрачный пакет и баллончик с жидкостью. Побрызгав голову мертвеца, она подняла, замороженный до состояния камня трофей, подцепив его кончиком сабли, и положила в пакет. Затем из той же сумки Марго извлекла кусок гибкой ткани и сорвала с него стальную пуговицу. Через секунду в ее руке был шлем из очень тонкого материала, идеально севший на ее голову. Точно так же она раздобыла и перчатки, скрепив их на запястье с капитанской формой.
- Мой костюм и есть скафандр. Он тонкий и не выдержит больше часа в открытом космосе, но зато легко скрываемый от любых систем безопасности. Теперь нам стоит поспешить на наши корабли капитан.
Как и у любого пристыкованного к основному телу станции отсека, спортзал имел свой вы-ход в космос. Открыть тяжелые шлюзовые створки можно было только изнутри. Сильвер не справился в одиночку с этой задачей, и Маргарита одной рукой просто распахнула их, от-крыв вид бесконечного простора открытого космоса. На поверхности никого не оказалось и Сильвер, повел Маргариту вперед. Оба судна были окруженные целой армией пиратов, раз-вернувших оборонительные линии и газовые орудия. Оставалось только просить помощи, но как сообщить о своем местонахождении? Маргарита не предупреждая Сильвера, достала маленькое косметическое зеркальце и начала им мигать в сторону крейсера. Через минуту с его верхней палубы просигналили три раза. Капитан даже расстроился, что не взял с собой эту простейшую и очень важную вещь. Но кто знал, что он окажется на обшивке станции, где пиратская пехота развернула свои боевые порядки, осаждая его эсминец? Через несколько минут к ним подлетел шатл Империи и забрал их на борт, а затем высадил на верхней палубе крейсера.
- Капитан Ван Кианг. – Весь седой, но все еще со стальной хваткой, капитан Имперского крейсера пожал руку Сильвера.
- Капитан корсарского эсминца Александр Корсунь Сильвер. – Сильвер ответил на крепкое рукопожатие не менее сильным хватом и два капитана чуть улыбнулись друг другу.
- Капитан Сильвер, у меня к вам есть небольшой контракт. Я бы предпочел не разглашать его подробности и приглашаю в свою каюту.
- Пройдемте капитан. Работа меня всегда интересует, тем более от такого надежного работо-дателя.
Переговоры длились не долго, и два капитан вскоре вернули в рубку корабля.
- Наши сигнальщики передадут о готовности команды, через тридцать минут. Желаю вам без препятствий вернуться на ваш эсминец капитан.
- Благодарю вас капитан. – Сильвер на секунду задержал рукопожатие. – Этого времени вполне хватит для подготовки. Я даю вам слова капитана, что выполю наш контракт.
- Прощайте Сильвер.
- Прощайте Кианг.
Сильвера вывели на верхнюю палубу и выдали газовый ранец для абордажа. Открыв клапа-ны сопел на максимум, капитан сорвался с места и понесся по космическому пространству в сторону эсминца. Скорость у ранца была не очень высокой, но под пиратский транспорт свет от местного светила почти не проникал, и шансов у одиночки проскочить с корабля на корабль незамеченным было достаточно. Экипаж встретил его с криками радости. Кроме информации от Томео, что капитан вскоре будет на борту, больше никто ничего не знал о происходящем. Поэтому волновались всерьез, готовя разные варианта штурма станции для освобождения Сильвера. Но Мин не дал одобрения даже на подготовку к десантированию на Игл и экипажу оставалось только ждать.
Все офицеры черного Дракона выстроились на мостике перед капитаном корабля и ждали приказов.
- Поздравляю команду с успешно выполненным контрактом. Но у нас есть еще одно неза-вершенное дело. Как корсары мы обязаны унести наши ноги и пожитки подальше из этой системы и сделать это как можно быстрее. Ган и Мин! Ваша задача обеспечить кораблю максимальный разгон, который только возможно набрать при нашем положении. Цзян, расчехлить таран! Так же на Мине прием на борт авиакрыла, как только удалимся от базы. Выполнять!
- Есть капитан!
Команда поспешила на свои посты, готовя корабль к старту. Повод для спешки был серьез-ный. Не менее одной тысячи пиратов уже находились на обшивке станции и готовили штурм Черного Дракона и Пересвета. До сих пор они не начали атаку только из-за незнания, где находятся капитаны, но вечно они их искать не будут, и помещение с убитым гигантом могла быть проверено в любой момент, а за этим неминуемо последуют приказ атаковать корабли. Крейсер тоже готовился, убрав стыковочные приспособления и развернув маневровые сопла. Но Имперцы были вынуждены ждать корсаров, поскольку таран был только у них.
Команда полный вперед, была передана через трубку из углеродного волокна, передающую с самыми минимальными потерями любые звуковые колебания. Эсминец сбросил последние крепления и на его носу разъехались створки, высвобождая тонкое, проходящее через весь нос лезвие. Сопла Черного Дракона дали первый сильный толчок, ударив по обшивке станции мощной струей превратившегося в настоящий ледяной дождь, из-за сверхнизких температур в космосе, газа. Звук от этого удара разнесся по всей станции, как будто гигантское чудовище исторгло воинственный клич перед своим броском. Корабль дернулся, а затем резко пошел, вперед набирая скорость. Его нос врезался в один из стыковочных кранов тяжеловоза, разрубив его и далее смяв массой корабля. Корпус эсминца одновременно ударил по транспорту и по станции, заскрежетал, но прошел дальше, выводя из пиратской ловушки свой экипаж. Следом за корсарами стартовал и крейсер Империи. Пересвет, нанес свой удар по транспорту пиратов, в тот момент, когда Черный Дракон, вырвавшись на свободу, выпустил паруса, став похожим на мифическое существо, имя которого он носил. Крейсер подбил уже сорванный с одной из посадочных стоек грузовик, и прошедшись по его корпусу бронированным носом, оттолкнул преграду, вырывавшись из под его брюха.
Крейсер не спеша догонял эсминец, выравнивая с ним скорость. Когда два корабля поравня-лись, Сильвер отдал приказ принять на верней палубе экипаж с Пересвета. Истребители только успели занять ангар, и команда не понимала что происходит, но приказ есть приказ. От Имперского крейсера выстрелил десяток абордажных гарпунов, крепко зацепившись на обшивке Черного Дракона. Затем по натянутым тросам все триста членов экипажа Пересвета начали перебираться на верхнюю палубу Дракона. Постепенно собираясь на верхней палубе эсминца, они стоя наблюдали за своим кораблем, не понимая, почему их капитан отдал такой странный приказ.
- Сильвер! Что происходит?
- Томео? Мы выполняем просьбу капитана Пересвета. – Капитан и его офицеры находились на верхней палубе и руководили приемом гостей. Абордажная группа, закрепившись страхо-вочными тросами, помогала экипажу крейсера взбираться на верхнюю палубу. Иногда им приходилось самим лезть к тросу и вытягивать одного за другим, перебежчиков. Не все в команде крейсера были штурмовиками, инженерной команде и обслуге крейсера было сложно взобраться на эсминец, и команда Дракона делал все, что бы ускорить этот процесс.
- Какую просьбу, капитан?
- Они получили приказ, покинуть корабль. Мы проводим спасательную операцию, забирая их на эсминец. Больше я ничего сказать не могу.
- Даже своему экипажу не говоришь? – Маргарита подошла к Сильверу незаметно, и он уз-нал о ее присутствии, только когда шлем ее штурмового скафандра коснулся его шлема, пе-редавая звуковые волны и речь.
- Даже своей команде. У капитанов свои секреты, и свои дела. Марго.
Когда весь экипаж перебрался на эсминец, Сильвер встал у выдвижного штурвала и отдал честь одинокой фигурке на верхней палубе крейсера, так же стоящей за такими же рычагами управления. Человек на крейсере увидел жест капитана, несмотря на расстояние и плохое освещение из-за широко развернутых парусов. Он тоже отдал честь Сильверу и потянул рычаги. Паруса крейсера тут же распрямились, набирая ход, а маневровые сопла понесли Пересвет в сторону от эсминца, закладывая разворот. Через несколько минут огромный парус крейсера превратился в светящуюся монету, несущуюся на огромной скорости к пиратской станции Игл. Пираты на ней были убеждены в своей неуязвимости. При активном поле, даже Пересвет не мог достать станцию своими орудиями, а его ракеты превратились бы в простые болванки, войдя в сферу, где сила кристалла нейтрализовывала любое техническое превосходство. Брать на абордаж станцию Имперцы тоже не могли, даже при помощи корсаров, силы были неравными. Можно было дождаться помощи Имперского флота, и тогда ударить по Иглу, но никто не мог гарантировать, что флот противника не подоспеет к этому моменту, разбив еще одну людскую флотилию. Крохотный парус все приближался к огромному по сравнению с ним блюдцу, а затем вошел в него на самом полном ходу. С удаляющегося эсминца было видно, как Игл раскололся на две половины, которые тут же закружили в разные стороны, удаляясь все дальше и дальше, друг от друга. Пиратская база была уничтожена.
Истребители с крейсера пристыковались к шатлу Империи, и ушли в групповой прыжок. Сильвер отдал все необходимые распоряжения для размещения экипажа с Пересвета, не встретив возражений от команды, и отправился в свою каюту. Даже офицеры и любопытный Томео вопросов ему не задавали. Черный Дракон ушел в прыжок, в сторону Имперских ми-ров, и теперь у капитана было несколько суток для отдыха. Он успел выспаться, когда на его имп пришел вызов, что его аудиенции ждут возле дверей в каюту. Он встал, надел форму, и открыл двери. Перед ним стояли две прекрасные женщины, Натали и Марго. Жестом капи-тан пригласил их в каюту и заказ автомату три кофе.
- Капитан. – Одновременно заговорили обе. Но Марго чуть кивнула, давала Натали первой задать ее вопросы.
- Капитан, - Натали нервничала и стеснялась, собрав решимость, в женских кулачках, она продолжила.
- Меня сбили пираты. Это была моя ошибка. Я не сильно пострадала, но я не подхожу в авиакрыло Перо. Мне не хватает опыта пилота истребителя. – Она сделала паузу и, опустив взгляд, продолжила. – По прибытии на Ожерелье, я бы хотела завершить мой контракт.
- Вот и хорошо. У тебя есть ВИП привилегии у Братства. Как успешный корсар, завершив-ший несколько опасных и крайне важных для корсаров контрактов, у тебя так же есть лич-ные балы и привилегии. К этому твоя фамилия самая известная в Ожерелье. Если ты решишь открыть свое торговое представительство, а стоит тебе продать истребитель, который Брат-ство починит по условиям контракта, и у тебя прекрасные перспективы. Уже молчу, что ты украла у меня друга, Аполлона. У которого есть свой корабль и команда. Я тебе не советчик. Я всего лишь капитан эсминца Черный Дракон. И мое мнение ты можешь просто выкинуть. Я не обижусь.
- Спасибо капитан, - сквозь слезы проговорила Натали и плача направилась из каюты. Ее кофе стоял на столике и остывал, а рядом с ним еще две нетронутые чашки. Марго проводи-ла взглядом бывшего пилота истребителя и теперь пристально смотрела на Сильвера.
- Я была уверена, что вы станете обсуждать какие-то личные вопросы. Но я ошибалась. Ты бессердечный хам.
- Я всего лишь капитан эсминца корсаров Черный Дракон, - начал Сильвер, но женские руки стальной хваткой обвились вокруг его шеи и влажные, дрожащие губы прильнули к его дро-жащим от неожиданности губам.
Облако.
- Капитан? – Имп все время требовал ответить Томео, нарушая безмятежный сон Сильвера. Но сбежать от вшитой под кожу микромашинки было некуда и ему пришлось отвечать.
- Что случилось Томео?
- Вы до сих пор ведете переговоры с Маргаритой? Она направилась к вам более двух часов назад. Офицеры с Пересвета хотят решить с ней какие-то вопросы касающиеся команды. Но она не отвечает на вызовы имплантата.
- Да Томео у нас деловой разговор. Она вскоре подойдет.
Томео оборвал связь и Сильвер осмотрелся. Рядом с ним, забрав одеяло и укутавшись в нем как в кокон, спала Маргарита. Сам он лежал поперек кровати на животе, и был абсолютно голым. Он прекрасно понимал, что произошло, и теперь боялся разбудить Марго, чтобы она, проснувшись случайно его, не зашибла.
- Маргарита? – Капитан надел штаны и держал в руке чашку с горячим кофе.
Из под одеяла показался один сонный женский глазик, и тут же спрятался.
- У меня есть горячий кофе. А твоя команда требует тебя для решения текущих вопросов.
Кокон из одеяла тут же поднялся с постели, но разворачиваться он не спешил.
- Я уже ответила им. – Донеслось сквозь толстые слои ткани, и кокон опять опустился на кровать.
- Мне нужно на мостик. Я не могу оставить тебя здесь.
- Тебе не нужно на мостик. У тебя есть Томео, и Мин, и Ган, и Цзян.
- Но что они подумают про нас?
- Мне плевать, что подумает твоя команда. Я уже предупредила свою, что буду жить в каюте капитана. Все равно мест на корабле больше нет, даже в Ангаре развернули какие походные палатки.
Капитан тяжело вздохнул и упал рядом с коконом.
- Не поверишь, никогда раньше не общался с говорящими личинками бабочек.
Сильвер тут же получил пинок в бок, несильный но обидный.
- Между прочим, я была девочкой, и теперь боюсь вылизать из под одеяла.
- Хочешь, я отнесу тебя в ванну?
- Хочу.
Сильвер аккуратно поднял кокон и из него, по коленки, вывалились две красивые женские ножки. Руки Маргариты обняли его, а голова прижалась к груди. Капитан отнес ее в ванну и помог принять душ. Он ни разу не прикоснулся к ней, и только раз поцеловал, когда подал полотенце, и они вернулись в каюту.
- Ты ведь не против, что я поживу у тебя?
- Не против, но есть одно условие, что во сне меня никто не задушит, если ему присниться страшный сон. Мне ведь сил отбиться, просто не хватит.
- Не шути так. Между прочим, система стимуляции легко контролируется и самопроизволь-ное ее использование полностью исключено.
- То есть ты управляешь своей силой?
- Это новые разработки в сфере биохимии и микрохирургии. Ткани мышц и скелета пере-строены методом прямой подачи питания из сложных химических реактивов. Они усваива-ются организмом и меняют его структуру. Очень дорогая операция и только для спецагентов Империи. Для использования новых свойств организм требует определенного напряжения в эмоциях. Это не агрессия и не страх. Своего рода ключ. Так что спать ты можешь спокойно.
- Успокоила, - почесал в затылке Сильвер, - новое поколение синтетиков на подходе.
Маргарита кинула в него подушкой с такой силой, что он слетел с кровати. Лежа на полу капитан продолжил.
- Если хочешь, я себя тоже чем-нибудь напичкаю? Что бы тебе, не было одиноко?
- Не нужно. Глупый ты капитан.
Сильвер сделал два кофе, дождался, когда Маргарита оденется и подал ей стакан. Затем он собрал постель, сложив ее в контейнер для стирки.
- Я хотела поговорить с тобой о Кианге. Почему он так поступил?
- Ты ведь сама мне все объяснила еще в коридоре? Как будто интуиция у тебя впереди всех твоих приключений бежит. Примерно потому, что ты пыталась мне доказать.
- Я ничего не доказывала. Просто проверяла тебя на слабо.
- Я думал, ты испугалась, и полез в драку.
-Только поэтому?
- Да, когда я увидел, что створки отсека закрыты, я понял, что там нас ждут неприятности. Но дать задний ход просто не смог.
- Из-за меня?
- Да.
Маргарита сделала маленький глоток кофе, пряча взгляд.
- Ты действительно глупый капитан.
- Не знаю, но судя по тому, чем все закончилось удача корсаров со мной.
Марго громко засмеялась.
- Мне тоже очень повезло. Только обещаешь не играться со мной?
- Обещаю!
- Даешь слово капитана.
- Да, даю тебе свое слово капитана! Пока я дышу я не стану тебя обманывать и играть на чувствах!
Маргарита его нежно поцеловала в губы, поставила полупустой стакан и начала одеваться. Через несколько минут они покинули каюту и направились к своим командам, решать теку-щие вопросы.
- Алекс? – Марго вызывала его через имп, и голос у нее звучал неуверенно и смущенно. – Наш фрукт пропадает. У тебя на корабле нету ничего для продления жизни того толстяка.
- Ты про голову?
- Да. Я брала с крейсера все необходимое для ее сохранения, но этого мало. Нужны камеры хранения биоматериалов. У тебя на корабле такого оборудования нет.
- И не будет, мы ведь ЧВК, а не армия, нам такое не положено, только медицинское обору-дование.
- У меня есть предложение. Давай позовем оракула и пообщаемся с пленным. Ему осталось очень не долго, и до станции Империи мы его не довезем.
-Как ты собралась с ним общаться?
- Через облако. Приходи в медицинский отсек. И возьми оракула. Я все покажу.
- Скоро буду.
Сильвер вызвал скитальца и направился в медотсек, где Маргарита и медики с Пересвета проводили, какие манипуляции с отрубленной головой. К ней подсоединили аппараты пита-ния и вводили стимуляторы необходимые для поддержания жизни после разморозки. Когда все было готово, все лишние покинули помещение, оставив в нем Сильвера, Маргариту и Скитальца.
- План прост. Мы подсоединяем голову к выделенным ИИ корабля ресурсам и ее мозг сам создаст, какое захочет облако. Мы не сможет заставить сознание головы перейти в уже соз-данное облако и вообще руководить ее действиями. Эта голова под препаратами сама вос-создаст, то чего ей хочется, и мы сможем стать наблюдателями и возможно даже участника-ми ее фантазий и отрывков из памяти.
- Странный допрос получается. – Оракул был явно не доволен результатом.
- Это все что мы можем без необходимого оборудования. Реанимированный мозг требует слишком многих химикатов для функционирования. В данный момент он умирает, и замо-роженное состояние ему не поможет из-за разрушающихся нейронных сетей.
- Хорошо, что нам делать? – Сильверу было неприятно смотреть на эту голову, но еще боль-ше его раздражал факт, что рядом с ней находилась Марго.
- Все просто, мы устраиваемся поудобней в медицинских креслах и уходим в обычное обла-ко, а оттуда переходим в его мирок. Посмотрим, о чем он думает, послушаем его речь и фан-тазии, запишем все и через десять минут вернемся в наш мир.
Устроившись в кресле, Сильвер закрыл глаза и ушел в облако. Не было светлых коридоров или рекламных голограмм, просто он оказался в такой же комнате стоя на ногах. Пошевелив руками и сделав шаг, капитан посмотрел на Оракула разминающего кисти рук и Маго сце-пившую руки в замок и потянувшуюся всем ее стройным телом.
- И что дальше?
- Настройка ИИ. Нужно время пока голова создаст облако. Эмоции и инстинкты вынудят ее на это. – Марго рассматривала голову, лежащую в прозрачном медицинском контейнере для реабилитации конечностей.
- А нам что сейчас делать? – Сильвера это зрелище раздражало, и он этого не скрывал.
- Александр, покажи мне, пожалуйста, как вы захватили флагман Лиры? Это есть в твоем личном деле у Империи. Вы ведь не военные, как вы провели такую операцию?
Сильвер отдал мысленный приказ, и они втроем оказались посреди космоса, на орбите оби-таемой планеты. Вокруг были видны несколько станций и флот Лиры.
- Ты права. Мы не имели права начинать сражения. Но благодаря моему боцману, а теперь капитану Аполлону, флагман был взят на абордаж, как раз во время их высадки. Вот смотри.
Фрегаты Лиры очень быстро сближались к не оказывающим сопротивления станциям, начи-ная стыковку для их захвата.
- Это их флот, десяток фрегатов. Они знали, что защищать колонии Эра семь просто нечем. Поэтому сразу пошли на штурм. Ну а их адмирал предпочел высадиться уже на красную дорожку, развернутую к его трапу. Его крейсер висел вон там.
Невдалеке показалось судно, идущее без сопровождения к гравитационному лифту.
– Как только флагман остался один, Серебряная Стрела вышла из маскировки и совершила точный прыжок к не маневрирующему и отправившему большую часть команды для захвата лифта, крейсеру.
Возле флагмана четвертого флота Лиры, неожиданно появился фрегат, сразу выпустивший абордажные гарпуны и включивший поле кристалла.
- Вот и все. Должен сказать, что мы до последнего не знали, удастся ли наша затея. Приказ я отдавал в самый последний момент, готовясь приказать покинуть систему. Удача это или нет, не знаю, но без моих штурмовиков, у нас бы ничего не вышло. Они почти сразу прорва-лись к рубке, захватив адмирала.
- Хороший абордаж. Не удивлюсь, если он войдет в наши учебники для будущих капитанов.
- Возможно, - пожал плечами Сильвер.
- ИИ готова капитан, - оракул находился рядом и рассматривал захваченный флагман Лиры скучающим взглядом.
Обстановка вокруг сменилась на огромное помещение, с высоким потолком и фигурными колонами вокруг. На стенах, между высокими неостекленными окнами, висели куски об-шивки кораблей, с самыми разнообразными опознавательными знаками и названиями. Через окна пробивался неяркий свет, приглушенный грязными от химического загрязнения тучами. На полу была выложен узор из человеческих костей, а посредине этой залы возвышался огромный каменный трон, больше напоминавший кровать. На нем полулежало толстое тело, того самого гиганта, которому Маргарита снесла голову.
Сильвер стоял возле окна и рассматривал свой доспех. Он уже видел точно такой же, когда просматривал фильм о кристалле. Черты лица капитан изменились. Отражаясь на полиро-ванном куске обшивки, он стал чужим, незнакомым ему человеком. Кроме него, у дверей стоял страж, в точно таких же доспехах и с длинным копьем в руке. Он так же изучал все вокруг, не обращая внимания на Сильвера.
- Предупреждаю вас обоих, - голос Маргариты был взволнованным и напряженным, - это его облако. Не вздумайте общаться друг с другом и вообще себя выдавать, иначе он просто вас удалит из своих фантазий. Если нужно что-то сказать используйте имплантаты.
Отвечать Сильвер не стал. Он не спеша направился к гиганту, осматривая все вокруг в поис-ках Скитальца.
- Марго, ты видишь оракула?
- Нет, не знаю где он. Этот монстр на троне сам выбирает роли для нас, кем он сделал Ски-тальца, даже не представляю себе.
Толстяк заметил их обоих и позвал жестом к себе. Сильвер переглянулся с Марго, и они не спеша направились к трону. Как только они подошли достаточно близко, огромная туша приподнялась на подушках и сделала жест рукой. Тело капитана само открыло рот и начало петь, то же самое повторила и Марго. Сначала Сильвер не понимал языка, но вел запись все-го что видел и слышал, но через несколько секунд его имп смог распознать диалект и начал его переводить. Буквально через несколько куплетов капитан отключил переводчик. Весь текст песни был посвящен уничтожению всего живого на планетах, ради страсти богов. В припеве песня славила уничтожение низшей формы жизни и возносила тех, кто служит бо-гам, не нуждающимся в живых слугах и обитаемых планетах. Через несколько минут этого концерта, в помещение зашел голый юноша лет двадцати. Он, молча, прошел через зал стал на колени перед троном, опустив голову на высокую ступень. Великан встал на четвереньки и начал молиться, заканчивая каждую фразу поклоном.
- О великие боги! Я ваш раб и существую, пока полезен вам! Я уничтожу для вас всех живых и все живое, чтобы продлить свои годы! Только вам я обязан за великое открытие истинны доминирования над низшими расами! Только сильнейший и приближенный к вашей силе достоин знания о великой пирамиде доминирования! Бог поедает низших, становясь богом. Я поедаю низших, становясь достойным рабства. Я ваш вечный раб пока вы позволяете мне существовать. Вокруг трофеи, взятые с покоренных и разрушенных мною миров. – При этих словах вокруг гиганта появилась большая голограмма, изображающая карты звездных сис-тем и маршрутов между ними. – Эти миры были разрушены для вас, как дерзнувшие разви-ваться и сравнивать себя с великими покорителями галактики! Я уничтожу всех, кто возом-нит, что может сравнивать себя с богами! – При этом голограмма начала изображать карты человеческих миров, уже атакованных неизвестными кораблями. – А мои рабы будут прине-сены в жертву вам! – Теперь были хорошо видны станции и планеты где находились пират-ские базы и завербованные пришельцами войска. Станция Игл тоже была видна, еще целая она все так же висела на своей орбите.
Толстяк закончил молитву и склонился над юношей. Его уродливый рот широко раскрылся, и сотрясая четырьмя подбородками, начал приближаться к шее жертвы. Но в этот момент изображение погасло и все, троя, оказались опять в медицинском отсеке.
- Марго, что случилось?
- Он умер, - чуть слышно проговорила Маргарита.
- Сам умер? Или ты ему помогла, - оракул спрашивал, чуть ехидничая, все, сразу поняли, какая у него была роль в этой пьесе, и не сомневались о желании Скитальца самому прикон-чить голову.
- Сам. Но было желание ее раздавить. Пришлось терпеть весь его бред. Слишком много важ-ной информации он нам выдавал.
- Много, и я бы хотел ее использовать по усмотрению Братства. Империя будет не против, если мы ею воспользуемся?
- Я должна передать запись в штаб разведки и после этого будет ответ. Они свяжутся с тобой сами. Это не те вопросы, которые я могу решать.
- Хорошо, буду ждать. Если понадоблюсь я у себя в каюте. Хочу отдохнуть, прежде чем буду отчитываться перед Братством.
Эпилог.
Сильвер и Маргарита стояли на смотровой площадке эсминца и любовались видом открытого космоса. Бесконечное количество звезд пролетали мимо их взора, неся эсминец на скоростях во много раз превосходящую скорость света. У всех кто видел хоть раз в жизни эту прекраснейшую из картин, появлялось желание выйти наружу и взглянуть на галактику не через толстые стенки прозрачного металла, а хотя бы через остекление скафандра. Но при прыжке, даже плотность встречных потоков света, легко сносила человека с палубы, срывая любые крепления и разрывая скафандр.
- Алекс, я боюсь.
- Чего ты боишься?
- Это война, самая настоящая война с самым сумасшедшим и опасным врагом на свете.
- Нет, Маргарита. Это геноцид, зачистка обитаемых миров от их жителей, ради конкуренции в космосе. Руками воспитанных животных, выкраденных у уже порабощенных и уничтожен-ных планет. Пищевая цепочка естественный процесс в природе, но разумная раса сама реша-ет, как ей жить и какими методами развиваться. А это примитивный способ использовать грубую силу для уничтожения слабых видов. Не более того. Этого врага нужно просто побе-дить, а не боятся.
- Я отправила отчет Империи. Нас ждут на ближайшей пограничной станции. Если ты хо-чешь побыть со мной, можно поставить ваш корабль на ремонт, хотя бы на несколько дней.
- После тарана Игла, кораблю действительно нужен ремонт. Тем более осколки стыковочно-го крана задели главный калибр эсминца. Я задержусь столько, сколько смогу. Черный Дра-кон, конечно же, принадлежит мне, но экипаж это люди, которых я обязан вернуть на базу корсаров и завершить контракт.
- То есть, ты хочешь быть рядом со мной?
- Конечно, хочу! – Сильвер обнял ее за плечи. – Но как это сделать? У тебя служба. Я могу оставить корабль и экипаж на Ожерелье и прилететь к тебе, но даст ли нам Империя быть вместе?
- Я хотела тебе сказать, что Империя меня не отпустит. Долг службы есть долг службы, и я в ответе за жизни миллиардов моих сограждан. Но после моего отчета, у меня есть возмож-ность получить новое задание на Черном Драконе, при условии, что капитан Сильвер примет новый контракт от флота Империи.
Сильвер громко засмеялся.
- Как тебе это удалось?
- Правильно составила отчет. К тому же помог оракул. Я даже не представляю себе, на что он способен, когда смущен и озадачен.
Теперь смеялись уже оба, представляя лицо Скитальца, которого Маргарита упрашивает помочь ей с назначением на флоте.
- Я рад если это получится.
- Уже получилось.
- Не вовремя эта война. Но это ведь она нас познакомила. Я ее не благодарю, просто ищу оптимизма в том, что мы делаем. Капитан всегда символ для подражания всему экипажу. Нельзя терять лицо и силу духа.
- Я помогу тебе с силой духа мой капитан! – С этими словами Марго поцеловала его в губы, а Сильвер отвечая взаимностью, нежно обнял ее плечи.

© Copyright: Владимир Конев. Дата опубликования: 22.03.2018.

 
 

Оценка читателей

© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).