Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 20 сентября 2018.:
Борис Кудряшов

Туристы-дикари в зонах особого внимания

Туристы-дикари в зонах особого внимания Иронический рассказ
Начало июня не предвещало ничего хорошего. Уже третий день подряд шли затяжные дожди, и настроение у Ивана и Фёдора было паршивое. Уже четвёртый год наши герои находились в местах не столь отдалённых за совершённые ими разного рода преступления. Вот и сегодня, проснувшись ещё до рассвета, Иван тихо нашёптывал на ухо своему дружку Фёдору:
- Слышь, Федька, что я думаю, мы уже с тобой ни один год паримся на нарах и пора бы подумать, как нам выбираться из этих таёжных мест. Я вот тут обмозговал одно дельце, которое как раз и подходит для этого, так сказать, мероприятия.
- Иван, тебе уже, слава Богу, пошёл четвёртый десяток, а ты всё продолжаешь парить в каком-то нереальном мире, - сердито сплёвывая на пол, прошептал в ответ Фёдор. – Ты не забывай, что здесь и заяц не сможет незаметно проскочить через те системы безопасности и контроля, которые понатыканы везде, куда ни глянь.
- Да ты не кипятись, кореш, я всё продумал до мелочей, и нам всё же удастся незаметно исчезнуть из этого логова зла и несправедливости. Ну, в конце то концов, не сидеть же нам здесь оставшиеся шесть лет, когда как на свободе мы заживём во славе и богатстве.
- Интересно, каким же это образом мы на свободе заживём так сладко, как ты мне здесь плетёшь? – с ненавистью заглядывая в глаза своему дружку, нервно отреагировал Фёдор.
- Ты слушай меня, балбес, и мотай себе на ус, - уже спокойно ответил Иван. – Мне с воли пришла малява, что неделю назад представилась моя тёща.
- Ну, и что? – огрызнулся Фёдор.
- А то, что она, как это ни странно, на моё имя оставила завещание.
- Интересно, с какой это стати? – тихо хихикнул Фёдор. – Можно подумать, что все тёщи просто обожают мужей своих дочерей.
- Да ты послушай меня, недоумок, а уже потом будешь ёрничать. У моей незабвенной тёщи были достаточно сложные отношения со своей единственной дочкой, вот она и решила осчастливить меня своим замечательным решением. Дело в том, что она всю свою сознательную жизнь собирала оригиналы картин русских художников восемнадцатого и девятнадцатого веков и превратила свою четырёхкомнатную квартиру практически в Эрмитаж. Теперь-то ты понимаешь, каким богатством мы с тобой располагаем!
- Я всё отлично понимаю, - уже совершенно спокойно ответил Фёдор, - не понимаю я только одного, Иван, каким образом мы с тобой сможем воспользоваться всем этим богатством, если со дня нашего побега мы будем объявлены в розыск.
- Ты не забывай, Федька, что в нашем отечестве практически всё можно купить и всё можно продать. Эту проблему, Фёдор, я возьму на себя. А теперь послушай главное, что я тебе хочу изложить, - закуривая сигарету и пряча её в кулаке, ещё тише заметил Иван. – Ты же не хуже меня знаешь, что каждый месяц на наш разъезд подгоняют несколько вагонов для погрузки накопившегося мусора и всякого там хлама. Вагоны подгоняют поздно ночью, быстро загружают мусор и отчаливают. Так вот, наша с тобой задача попасть в погрузочную бригаду и незаметно схорониться под кучей мусора в одном из вагонов. Смекаешь?
- Я то, конечно, смекаю, Иван, но не забывай, что после погрузки все вагоны проверяются охранниками на наличие беглецов с помощью длинных металлических и, кстати, заострённых стержней, которые они с силой вонзают в мусор. А мне как-то совсем не климатит вдруг оказаться шашлыком на их пиру, - равнодушно и сильно зевая, ответил Фёдор.
- Идиот, ты слушай меня, - хлопая своего дружка по спине, сердито произнёс Иван. Во-первых, я уже запасся большими и прочными мешками и двумя небольшими листами жести. Я полагаю, что их острые штыри не причинят нам особого беспокойства, усёк!
- Да, усёк я, - нервно поёживаясь, тихо ответил Фёдор. – А когда же ты намечаешь всё это провернуть? Ведь уже первые дни июня, а у нас с тобой предстоит очень далёкий и непростой путь до Москвы.
- Не волнуйся, Фёдор, у меня уже всё схвачено. Через три дня мы с тобой попадаем в погрузочную команду и уже утром мы оказываемся на свободе.
- Ну, да, на полной свободе в необозримых просторах сибирской тайги, - с унынием в голосе промычал Фёдор. – А у тебя хоть компас есть, а то так и будем бродить по лесным просторам, как медведи – шатуны.
- Компаса у меня нет, Федька, но свет, всё же, не без добрых людей, может, кого и встретим в тайге.
- Ну-ну, - отворачиваясь к стене и укрываясь одеялом с головой, недовольно пробубнил Фёдор.
Глава 2
В кабинете начальника исправительной колонии для малолетних преступников сидел пожилой мужчина и внимательно просматривал списки вновь поступивших колонистов. Надо сказать, что начальник колонии отличался чрезвычайно мягким характером, который, зачастую, очень сильно вредил ему. Андрей Сергеевич очень любил детей, что и послужило его решимости постоянно наставлять на путь истинный подрастающую поросль в лице малолетних правонарушителей.
Андрей Сергеевич нажал на пульте кнопку вызова секретарши и захлопнул папку с оперативной сводкой.
- Светик, зайди ко мне на минуточку, - ласково проговорил начальник колонии, - и не забудь прихватить с собой сводки по персоналу.
- Хорошо, Андрей Сергеевич, - быстро отреагировала секретарша и отключила связь.
Через две минуты секретарша уже сидела в кабинете Андрея Сергеевича и подробно докладывала ему о тех трудностях и проблемах, которые постоянно преследовали их исправительное учреждение:
- Видите ли, Андрей Сергеевич, - осторожно начала говорить секретарша, - обстановка в колонии оставляет желать лучшего. Я имею в виду дисциплину среди колонистов и их отношение к вашим приказам и распоряжениям. Особенно хочу отметить группу колонистов из третьего корпуса, которые совсем распоясались и совершенно откровенно плюют на распорядок дня.
Андрей Сергеевич нахмурил брови, но достаточно спокойно заметил:
- Светлана Юрьевна, что вы явно перегибаете палку в своих выводах. Не забывайте, что перед нами, прежде все, дети, которые в какой-то момент попали под дурное влияние
- Простите, Андрей Сергеевич, но о какой такой палке вы изволите говорить, когда один из девятилетних мальчиков до крови избил сразу четверых своих сверстников. Или, скажем, при дежурстве на кухне один из колонистов подсыпал в общий котёл с супом изрядную порцию перца, что незамедлительно вызвало у всех ребят сильнейшую аллергическую реакцию. Кроме всего прочего, многие колонисты курят и, совершенно никого не стесняясь, матерятся.
- Всё это так, Светлана Юрьевна, - вставая из-за стола, спокойно проговорил начальник колонии, но в нашей колонии достаточно много опытных воспитателей и специалистов, которые могут и должны в корне изменить создавшиеся в среде колонистов отклонения. В конце концов, должны же они когда-нибудь заняться своими прямыми обязанностями, а не сидеть, сложа руки.
- Господи, Андрей Сергеевич, о каких воспитателях и специалистах вы говорите? – сверкнув накрашенными глазами на начальника колонии, раздражённо заметила секретарша. Все бегут от нас, как чёрти от ладана, от того жалования, которое вы им положили. У нас остались только охранники, которые ни бельмеса не понимают, как и чем увлечь колонистов в летнее время. А что касается воспитателей и специалистов разного рода, то из всего коллектива остались только Анна Михайловна – психолог и Юрий Афанасьевич – бывший футболист.
- Вот и замечательно, Светлана Юрьевна, сразу оживился начальник колонии, - вот он пусть и займётся созданием детс4ой футбольной команды. Кстати, это мероприятие достаточно хорошо отвлечёт наших ребятишек от плохих поступков, организует и сплотит их. Что вы думаете по этому поводу?
- Не знаю, Андрей Сергеевич, - нахмурясь, ответила секретарша, - этих сорванцов Юрию Афанасьевичу трудно будет сплотить и вовлечь во что-то интересное.
Андрей Сергеевич, тяжело вздохнув, вновь занял своё место за рабочим столом.
- Вы не кипятитесь, Светлана Юрьевна, а ещё раз основательно порассуждайте над тем обстоятельством, зачем нам было детей вывозить за пределы города в зелёное море тайги. Вот видите, вы и сейчас осеняете мой лик своим недоумённым взглядом. А я вам сейчас подробно доложу мои соображения на этот счёт, да и не только мои. Прежде всего, нам просто необходимо поднять духовность наших оступившихся подростков, возродить в их душах ощущение прекрасного в лице живой природы, насколько это возможно больше и мощнее подавить в них отрицательные черты, которые сейчас давлеют над ними. Короче говоря, Светлана Юрьевна, надо постоянно работать даже в составе такого усечённого коллектива над подраненными душами наших детей. В свою очередь, я вам обещаю, что сделаю запрос в соответствующие инстанции о полной и качественной комплектации нашего коллектива. Всё, дорогая моя, идите работайте!
Глава 3
Надо сказать, что план побега Ивана из зоны был блестяще реализован, и наши беглецы уже вторые сутки пробирались сквозь хвойные заросли глухой тайги.
- Слышь, Иван, - обратился Фёдор к своему дружку, - нам бы надо как-то сменить наш лагерный прикид на что-нибудь гражданское и приличное, а то и дураку будет понятно, кто мы и откуда. И вообще, ты уверен, что мы с тобой двигаем в правильном направлении?
- Федька, у тебя какое образование? – прищуря левый глаз, поинтересовался Иван.
- Высшее, - быстро ответил Фёдор, я в своё время окончил институт физической культуры и долгое время работал в средней школе преподавателем физкультуры.
- Вот, то и видно, что кроме мышц на твоём торсе и руках я больше ничего не наблюдаю, - ехидно заметил Иван, сплёвывая себе под ноги. – Мозгов у тебя, - братец маловато, чтобы решить простую задачку для второклассника.
- Какую это ещё задачку? – весь напрягся Фёдор.
- А ты внимательно посмотри на деревья, которые тебя окружают и, если ещё хоть что-нибудь помнишь из школьной программы, то смекнёшь, что деревья с северной стороны обрастают мхом, да и ветвей там поменьше будет, чем с южной. Уразумел, физкультурник хренов? А где находится тайга относительно Москвы? Правильно, на востоке! Значит нам надо постоянно двигать на запад. А что касается гражданского прикида, то мы наверняка где-нибудь повстречаем добрых людей или посёлок какой, где можно будет, как ты говоришь, прилично приодеться.
- Слушай, Иван, а что это ты постоянно наезжаешь на меня? - с нескрываемым раздражением проговорил Фёдор. Пора уже давно тебе забыть лагерные замашки верховодить во всём. Братва уже осталась там – в другом мире куда, я надеюсь, мы никогда не вернёмся. Да и потом, чем тебе не нравится моё высшее образование? Можно подумать, что передо мной стоит профессор или академик и качает свои права.
- Ладно, Фёдор, не серчай, - хлопая по плечу своего товарища, спокойно заговорил Иван. – Это я так, к слову пришлось. А образование у мня тоже высшее. Несколько лет назад я окончил артиллерийское военное училище и командовал ротой сапёров в одной из частей Дальнего востока.
- Слышь, Иван, а за что же это тебя офицера российской армии посадили на нары на столь долгий срок? – заинтересованно заглядывая в глаза своему дружку, тихо прошептал Фёдор.
- Много будешь знать – скоро состаришься, - загадочно улыбаясь, ответил Иван. – А сейчас, Фёдор, наша главная задача состоит в том, чтобы недалеко отдаляясь от железнодорожного полотна, постараться выйти на какое-нибудь жильё. А раз буде жильё – будет и жратва и одежда! А теперь ноги в руки и бежать, и бежать пока хватит сил, а то скоро вертолётчики нагрянут и начнут нас пасти, как паршивых овец.
Беглецы схватили небольшой мешочек с провизией и продолжили свой бесконечный путь в западном направлении. Через три дня у наших беглецов закончились все те скудные продукты, которыми Иван запасся перед побегом из лагеря. Вечерело. Иван и Фёдор в полном изнеможении опустились под густую крону дуба и развязали мешок с провизией.
- Ну, что, Иван, мы уже неделю чапаем по этому зелёному «раю» и никого не встречаем, - доставая из мешка чёрствую буханку чёрного хлеба, зло заметил Фёдр. Я уже еле передвигаю ноги из-за твоей лагерной диеты, мог бы прихватить с собой что-нибудь более существенное.
- Ладно, заглохни, Федька, и без тебя тошно, - огрызнулся Иван на слова своего напарника. – Но меня уже давно не покидает предчувствие, что мы скоро выйдем на какое-то жильё, вот попомни мои слова. Давай сегодня переночуем здесь, а утречком, я надеюсь, выйдем куда-нибудь.
Ночь для наших беглецов прошла в постоянном волнении и страхе.
Ночь для наших беглецов прошла в постоянном волнении и страхе. Где-то вдалеке погромыхивала гроза, а в тайге постоянно раздавались разного рода звуки, шорохи и уханье. Рано утром, быстро перекусив чёрным хлебом, Иван и Фёдор продолжили свой тернистый путь к «свободе» и «счастью». Через два километра небыстрого бега Иван вдруг остановился и как собака принюхался.
- Слушай, Федька, сдаётся мне, что где-то неподалёку от нас горит костёр. Чувствуешь, запах дыма так и бьёт в нос.
Фёдор остановился и внимательно огляделся по сторонам. Где-то в трёхстах метрах от них из-за плотной стены ельника поднимался синеватый дымок.
- Ну, вот и приехали, - радостно воскликнул Фёдор, хватая Ивана за рукав.
- Не ори, придурок, - отдёргивая руку, зло прошипел Иван. – Ещё неизвестно, что там за ельником находится. Может там браконьеры или золотоискатели. По тайге много народу бродит и у каждого из них свой интерес имеется. Давай-ка, особо не шумя, подкрадёмся к этому кострищу и посмотрим, светит ли нам что-нибудь или нет.
Иван и Фёдор мелкими перебежками преодолели небольшое расстояние до предполагаемого источника дыма и с удивлением уставились на ряд аккуратно разложенных палаток.
- Всё ясно, - тихо прошептал Иван, - это палаточный городок с туристами – дикарями или, как их теперь называют, экстрималы. Похоже, браток, что у них сейчас обед. Видишь огромную палатку с трубой в центре? Это точно столовая, где они хавают. А мы пока этим и воспользуемся и осторожно наведем шмон в палатках. Время сейчас как раз обеденное, да и у палаток не видать ни души. Значит так, Федька, ты аккуратненько пройдёшься по палаткам с правого фланга, а я с левого.
Уже через десять минут беглецы в спешном порядке натягивали на себя гражданские рубашки, брюки и куртки.
- Слышь, Иван, как я теперь тебе кажусь? – Обратился Фёдр к своему дружку.
- Для первого раза вполне сойдёшь за дикаря-туриста, - негромко хохотнул Иван. – А вот теперь давай ходу отсюда, пока эти людишки не обнаружили пропажу своих тряпок.
Беглецы наспех схоронили свою лагерную одежду и кинулись со всех ног в бесконечные просторы тайги. Через двое суток совершенно измотанные и голодные беглецы, наконец, увидели, вдалеке от себя, какие-то строения и сооружения.
– Так, Федька, - тихо зашептал Иван пересохшим ртом, - вот как раз это то, о чём я тебе и говорил. Я полагаю, что это крупное поселение, где мы сможем хорошо перекусить и отдохнуть.
Друзья мелкой рысью преодолели небольшое расстояние и с изумлением уставились на высокий забор с колючей проволокой.
- Ну, что, всезнайка, куда ты меня привёл? – с силой ударяя Ивану в бок, зло прошипел Фёдор. - Всё это время, баран ты вислоухий, мы бродили с тобой по кругу. Это же зона для таких же гавриков, как мы с тобой.
- Подбери сопли, идиот, пока что мне ничего не ясно. А вот разобраться в этом вопросе нам просто необходимо быстро и оперативно. Значит так, Фёдор, слушай меня внимательно и запоминай. Запомни раз и навсегда, что мы с тобой туристы-дикари и всё лето проводим в тайге. Так сказать, приобщаемся к живой природе. Наша основная группа туристов уже давно отправилась дальше шагать по тайге, а мы с тобой просто заблудились. Это я говорю тебе на всякий случай, вдруг нас тут с тобой повяжут. И главное, забудь свои лагерные привычки и словеса, усёк.
- Да ясно и так, Иван, без твоих наставлений, - нервно ответил Фёдор. – Но нам всё же надо как-то заглянуть за этот высокий забор, что там творится. Как думаешь, братан?
- Всё правильно, Фёдор, давай очень осторожно продвигаться вдоль забора и я надеюсь, что нам где-нибудь удастся найти небольшую брешь в нём, которая позволит нам поставить окончательную точку на наших сомнениях.
- А мне всё же сдаётся, Иван, что это какая-то военная секретная база, возможно даже ракетчики, - облизывая пересохшие губы, тихо промолвил Фёдор.
- Ну, да, это, конечно, космодром, доставая из кармана пачку сигарет, моментально отреагировал Иван.
Между тем наши герои не спеша приблизились к главным воротам поселения и заглянули в замочную скважину.
- Вот это мопсель-попсель, - ещё пристальнее вглядываясь в щель, тихо произнёс Иван, - так это же детский исправительный лагерь. Фёдька, ты только посмотри, сколько пацанов носится по плацу и, причём, они точно в такой же униформе, как и в нашем лагере.
Фёдор с силой оттолкнул Ивана, чтобы собственноручно убедиться в словах своего дружка, но в этот самый момент створки ворот дрогнули и медленно с противным скрипом стали расходиться в разные стороны.
- Иван, нас обнаружили, надо уносить ноги отсюда пока не поздно, - хватая своего, напарника за плечо, завопил Фёдор.
- Не дёргайся, болван, уже слишком поздно ретироваться, а пока будем изображать из себя именно тех, о ком я тебе давече толковал.
Ворота полностью разошлись, и из КПП вышел здоровенный мужик в униформе охранника. Смерив беглецов презрительным взглядом, охранник заговорил твёрдым голосом:
- Кто вы такие и чего здесь трётесь?
Иван снял кепку и, изобразив на лице полное благодушие, изрёк:
- Извините нас, товарищ, мы туристы-дикари из Москвы. Знаете, иногда душа просит чего-нибудь такого необычного и экстремального, чтобы почувствовать себя человеком в полном смысле этого слова. Наша небольшая группа туристов уже несколько дней ищет в тайге новые неизведанные интересные места. Дело в том, уважаемый товарищ, что я со своим другом слишком далеко отлучился от нашего базового лагеря и просто заблудился. Если нам будет позволено отдохнуть на территории вашего учреждения и немного унять голод, то мы вам будем бесконечно благодарны.
– Так, туристы, вы пока задержаны до выяснения ваших личностей, а я пока свяжусь с начальником лагеря, - чётко произнёс здоровяк и скрылся в охранном помещении.
- Иван, - тихо зашептал Фёдор, - как думаешь, поверил ли нам этот бугай или нет?
- Этот человек просто пешка, он ничего не решает, - закуривая сигарету, спокойно произнёс Иван. – Всё будет зависеть от его начальника. Я полагаю, что мы с тобой достаточно правдиво сыграли свою роль в этом неожиданном для нас спектакле.
Из охранного помещения, наконец, вышел тот же охранник и небрежно кивнул беглецам:
- Молча следуйте за мной, вас ожидает начальник исправительной колонии Зайцев Андрей Сергеевич.
Охранник повернулся спиной к беглецам и широкими шагами направился к одному из четырёх корпусов, расположенных на территории колонии.
Глава 4
Начальник колонии сидел за своим рабочим столом и с нетерпением барабанил пальцами руки по папке с документами. После разговора с охранником у Андрея Сергеевича явно поднялось настроение и он уже предвкушал спокойное существование своей колонии без каких-либо существенных происшествий и правонарушений со стороны своих малолетних колонистов.
Дверь распахнулась, и на пороге рабочего кабинета начальника нарисовались три мужские фигуры. Андрей Сергеевич быстро встал из-за стола и широким жестом пригласил гостей войти в его кабинет.
- Здравствуйте, господа, рад вас видеть в нашем небольшом коллективе. Я надеюсь, что вы уже догадались, где вы находитесь и это очень хорошо! Мне с охраны уже доложили о вашей грустной истории, но должен вас заверить, что мы сделаем всё возможное, чтобы в кратчайшие сроки отыскать ваш лагерь. Кстати, давайте познакомимся. Меня зовут Андрей Сергеевич, и я занимаю должность начальника исправительной колонии для малолетних преступников. Судя по вашему виду, вы уже не первый день скитаетесь по тайге, я прав или нет?
- Здравствуйте, Андрей Сергеевич, - аккуратно положив кепку себе на колени, спокойно заговорил Иван. – Меня зовут Иван Петрович, а это мой друг Фёдор Антонович. Вы знаете, ничто так не поднимает дух русского человека, как ощущение всей душой этого зелёного бесконечного простора великой матушки тайги! Мы с другом каждое лето проводим в тайге, впитываем всеми фибрами наших душ эту красоту и мощь нашей державы! Но, вот так получилось, что в этом году мы немного заблудились и совершенно случайно вышли на вас.
Андрей Сергеевич достал из кармана сигарету и закурил.
- Простите, мужики, а кто вы по профессии? – спокойно поинтересовался начальник колонии.
- Я отставной офицер в чине капитана, - нисколько не смутившись, ответил Иван. – После отставки работал в средней школе преподавателем военного дела. А мой друг закончил институт физической культуры и тоже в средней школе наставляет молодёжь на поддержание своей физической и моральной формы.
Андрей Сергеевич после последних слов Ивана весь как-то оживился:
- Так это же замечательно, дорогие мои. Пока мои архаровцы будут рыскать по тайге, ища ваш лагерь, я хочу предложить вам до конца лета поработать у меня. Деньгами я вас обеспечу, жильё тоже выделю. Приведёте себя в порядок, надо помыться, побриться, и вперёд к моим сорванцам. Тем более, что опыта работы у вас с молодёжью предостаточно. Ну, что, согласны или нет?
Иван испытующе посмотрел на Фёдора, после чего спокойно ответил:
- Андрей Сергеевич, честно говоря, мы уже очень устали от постоянных поисков новых интересных мест в тайге и поэтому сочтём за счастье принять ваше предложение.
- Ну, вот и хорошо, дорогие мои москвичи! Значит, сейчас охранник проведёт вас к месту вашего постоянного пребывания и подробно объяснит, что от вас требуется.
Андрей Сергеевич не спеша встал из-за стола, тем самым давая понять гостям, что разговор окончен.
Надо сказать, что начальник колонии выделил нашим беглецам вполне приличную комнату с отдельным туалетом и душевой кабинкой. Кроме всего прочего, в комнате на стене висел плоский телевизор, а за окном на кронштейне висела многоканальная телевизионная тарелка.
Охранник достаточно долго и подробно объяснял Ивану и Фёдору распорядок трудового дня, их конкретные обязанности и возможности, после чего, пожелав беглецам спокойной ночи, удалился.
- Слушай, Иван, а мне здесь нравится, да и сам начальник наш кореш в доску, - включая телевизор, восторженно произнёс Фёдор. – Эх, заживём мы теперь с тобой, как у Христа за пазухой!
- Да, конечно, всё это так, Федька, но ещё не известно, как отнесутся к нам эти малолетние отморозки.
- Иван, ты же всё-таки офицер, который не понаслышке знает, что такое дисциплина и строевой устав. Ну, а я вплотную займусь их физической подготовкой. Как ты на это смотришь, братан?
- Положительно смотрю, Фёдор, - сильно зевая, нехотя произнёс Иван и повалился на аккуратно заправленную кровать. – Меня беспокоят только два обстоятельства – это наша дверь без замка и защёлки и, кроме всего прочего, за нашей стеной уже располагаются эти самые малолетние динозавры, которые могут в любой момент преподнести нам неожиданный сюрприз.
- Да ладно тебе, Иван, не стоит уж так сгущать краски, ведь, в сущности, перед нами будут дети, а не опытные рецидивисты. Давай спать, браток, утро вечера мудренее.
Глава 5
Прошло пять суток со дня прибытия наших беглецов в лагерь для малолетних преступников. Иван и Фёдор постепенно вникали в особенности поведения и работы с малолетними колонистами. Что-то у них получалось, а что-то выходило за рамки нормального человеческого отношения к детям.
Вот и сегодня, рано проснувшись, Иван сладко потянулся и спустил ноги в тапочки, пытаясь сделать несколько шагов вперёд. Как и положено, его тело подалось вперёд, а ноги почему-то остались на месте. В результате этого Иван благополучно приземлился на кафельный пол, сильно рассадив себе лоб.
- Ну, отморозки паршивые, я вам всем женилки поотрываю, я вас научу родину любить, - отчаянно матерясь, закричал Иван.
Быстро заклеив разбитый лоб бактерицидным пластырем, Иван ворвался в третий корпус колонистов.
- Так, ребятишки мои дорогие, - зычным голосом прокричал Иван, - выходи строиться на плацу и чтобы через минуту в корпусе я не видел ни одной живой души. Я ясно излагаю!
Колонисты, гремя табуретками и шурша одеждою, один за другим выскакивали на плац и строились по ранжиру. Иван не спеша прохаживался вдоль строя, скрипя зубами и сжимая кулаки.
- Так, голуби вы мои сизокрылые, - сильно нервничая, начал свою речь Иван. Значит вы всё-таки хотите жить по своим законам и понятиям и отказываетесь жить по строго расписанному вам распорядку дня.
Колонисты тихо переговаривались между собой, совершенно не обращая никакого внимания на своего наставника.
- Смирно, руки по швам!!! – во весь голос заорал Иван и почти вплотную подскочил к первой шеренге колонистов. – Я, конечно, глубоко оценил ваш юмор в отношении моих тапочек, но совсем не ожидал, что он нарушит все рамки нормального человеческого отношения к личности. А теперь я хочу знать, чья это безумная идея приклеить мою обувь к полу? Отвечать мне быстро и по делу!
Колонисты стояли по стойке смирно и молчали.
- Ну, что же, друзья мои, я со своей стороны вынужден наказать весь отряд за хулиганский поступок одного из вас. Сегодня ровно в двенадцать часов с вами проведёт занятие всем вам знакомый Фёдор Антонович – преподаватель физического воспитания. Всё, разойдись!
Между тем время не стоит на месте и уже весь третий отряд стоял перед Фёдором и слушал его приказы:
- Итак, друзья мои, нам уже давно пора заняться серьёзными упражнениями, которые укрепят ваше тело и ваш дух. Фёдор ещё долго разглагольствовал о преимуществах тех или иных упражнений, после чего колонисты нехотя приступили к выполнению приказов Фёдора. После двухчасовых физических упражнений многие колонисты откровенно прекратили занятия и сгрудились на краю плаца, о чём-то негромко перешёптываясь.
- Хорошо, мужики, - примирительно заговорил Фёдор, - на сегодня хватит, разойдись!
Через два дня после обеда в дверь наших беглецов кто-то осторожно постучал.
Иван быстро вскочил с койки и спокойно произнёс:
- Войдите, у нас не заперта дверь.
В комнату вошёл паренёк лет тринадцати и представился:
- Я Кузьмин Виктор – староста третьего отряда. Разрешите, Иван Петрович объяснить причину моего визита к вам.
- Ну, попробуй, - садясь обратно на койку, заинтересованно проговорил Иван.
- Видите ли, Иван Петрович, с нами по трудовому воспитанию проводит занятие Евгений Иванович, но он приболел, и теперь мы вынуждены будем пропустить несколько интересных занятий. Не могли бы вы нам немного рассказать о способах обработки древесины и её использовании в народном хозяйстве страны.
- Молодец, - с восхищением глядя на колониста, улыбнулся Иван, - так всё чётко изложил! Хорошо, куда и во сколько мне прибыть, чтобы раскрыть вам эту исключительно важную тему?
- Так всё по расписанию, Иван Петрович, - скромно опустив глаза, ответил подросток.
- Ну, хорошо, дорогой, я обязательно приду, а ты со своей стороны собери весь отряд и чтобы никто не опаздывал.
Колонист надел кепку и вышел из комнаты, а Иван, взглянув на расписание, разглядел чётко обозначенное время и место занятий.
- Ладно, сегодня уж выручу Евгения Ивановича, а в дальнейшем пусть Андрей Сергеевич решает кадровые вопросы, - мысленно рассуждал Иван.
В назначенное время Иван уже стоял в центре лесопилки в окружении колонистов и с увлечением доводил до их ума заученные ещё в стенах средней школы простые истины:
- Значится так, ребятки, пород древесины достаточно много и в народном хозяйстве страны все они широко используются. Ну, во-первых, древесина находит широкий спрос в строительстве, в мебельном производстве. Без древесины не обойдётся ни одна бумажная фабрика, т.е. я хочу сказать, что из древесины изготовляют обычную бумагу для газет, для книг, журналов, тетрадей и т.д.
Иван, увлёкшись разглагольствованием на древесные темы, совершенно не заметил, что колонисты ещё теснее стали группироваться около него, а один из них присел за его спиной на корточки. И только теперь Иван заметил, что Виктор Кузьмин поднял правую руку и скомандовал:
- Вали его, братва, он уже своё откукарекал.
Двое рослых колонистов с силой толканули Ивана в грудь, после чего тот мгновенно опрокинулся на спину. Иван даже не успел сообразить, что с ним произошло, но уже через минуту он лежал на холодном каменном полу лесопилки, связанный по рукам и ногам.
- Ребятки, - взволнованно заговорил Иван, - ну, пошутили и хватит. Это вам не игра в казаки-разбойники, а уже что-то такое, что выходит за рамки высоконравственного поведения.
- Закрой пасть, мужик, - вертя перед носом Ивана увесистым железным прутом, зло прошипел Виктор. – Ты уже основательно достал нас своими военизированными приказами и наставлениями, а вот теперь настал наш черёд немного покомандовать и поучить тебя хорошим манерам. Виктор несколько раз железякой пнул Ивана в живот и быстро скомандовал колонистам:
- Братва, пакуйте его на станину лесопилки, мне что-то до ужаса интересно узнать, что там у него в брюхе. – Егор, заблокируй входную дверь и оставайся на стрёме, а мы пока тут с нашим воспитателем продолжим веселье.
- Так, похоже, что эти отморозки решили свести со мной счёты, расчленив меня на две части, - с быстротой молнии проносились мысли в голове у Ивана.
Иван всем телом задёргался на станине лесопильной установки и произнёс умоляющим голосом:
- Дорогие мои дети, ну простите меня старого дурака за всё то зло, которое я вам причинил за время моей деятельности Но то, что вы собираетесь совершить со мной просто аморально и гнусно.
- Заткнись, гнида, ты уже не жилец на белом свете, - устало проговорил Виктор и включил рубильник запуска мощной электропилы.
Вся установка вздрогнула и загудела пронзительным звоном стального диска острейшей пилы. В этот момент Иван всем своим существом ощутил плавное скольжение своего связанного тела к противно звенящей пиле. Иван закрыл глаза и заорал во всё горло от предчувствия того, что с ним произойдёт буквально через несколько секунд. Но, прошла секунда и ещё несколько томительных секунд, но Иван, к своему удивлению, так ничего и не почувствовал, кроме того, что в его голове стояла полная тишина и кто-то с силой толкал его в левый бок. Иван быстро открыл глаза и увидел над собой склонённую голову Фёдора.
- Ты чего орёшь, кретин, всех братков сейчас поднимешь на ноги, - ещё раз с силой пиная Ивана в бок, зло прошептал Фёдор. – Небось, перед отбоем опять обкурился всякой дрянью?
Иван присел на край своей койки и со страхом оглянулся на своего дружка:
- А где малолетние отморозки и лесопилка? – запинаясь, пробубнил Иван, дрожащей рукой проводя по вспотевшему лбу.
- Слышь, братан, у тебя точно крыша поехала от твоего марафета. Какие отморозки, какая лесопилка? Ты сидишь и ещё шесть годков будешь сидеть в своей родной зоне и давай бросай эту свою дурную привычку принимать дозу перед сном.
Иван зло сплюнул на пол и с ненавистью в душе подумал:
- А ведь так всё славно складывалось у меня с Фёдором, пусть даже и во сне.
Иван тяжело опустился на койку, тяжело вздохнул и забылся новым беспокойным сном.
***

© Copyright: Борис Кудряшов. Дата опубликования: 08.01.2018.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).