Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 20 ноября 2017.:
Тина Коскина

Тёмные Врата. Книга I. Созвездие Дракона

Тёмные Врата. Книга I. Созвездие Дракона 4 марта - 22 мая 2004 года

Молодыми сердцами
Повторяем мы клятвы слова.
Поднимаем мы знамя
За священные наши права!
Снова чёрные силы
Роют миру могилы, -
Каждый, кто честен,
Встань с нами вместе
Против огня войны!
Лев Ошанин


Глава I
Волшебное зелье

Король Мерландиса, что находится на юго-западе острова Сенлурнта, Мединион пышно праздновал победу над кочевниками, пришедшими с востока и перебравшимися через Южный Доргат. Отряд кочевников был совсем небольшим, но король и его подданные знали, что торкеки, покинувшие свою страну ради богатств и приключений, готовы были пойти на что угодно, лишь бы совершить хоть один подвиг.
Однако мерландисы ждали их нападения, и торкеки пали, так и не прославившись. И вот теперь король Мединион и его дружины сидели в замке и пировали. Слуги приносили всё новые и новые яства и вина. Звучали торжественные речи, возгласы: "Да здравствует король!" и "Ура!" Огромный зал был наполнен гулом голосов, смеха и песнями опьяневших воинов. Некоторые из мужчин уже лежали на лавках и даже просто на полу и громко храпели. Тем не менее никто не обращал на них никакого внимания. Все чувствовали себя превосходно и хорошо понимали друг друга, хоть и говорили одновременно.
- Эй, а что же это мы едим всухомятку? - воскликнул Мединион, когда кубок его к который раз опустел. - Фатурнел, принеси-ка нам всем ещё по бутылочке.
Услышав приказ его величества, Фатурнел в мгновение ока уставил стол бутылками и налил в кубки вино.
- Мой государь, не забудь, что завтра тебе рано вставать, - напомнил сидевший рядом с королём герцог Хаймран Тевоин.
Мединион осушил кубок за его здоровье и рассмеялся. Глаза его блестели.
- Да ладно тебе, Тевоин, - вскричал он. - Забудь об этом и улыбнись... Эй, Фатурнел, ещё вина!
Пока Мединион и его воины веселились, вторая жена Мединиона, черноволосая королева Ракольна, высокая женщина с бледной кожей и сильной волей, спустилась в мрачное подземелье, где обитали крысы, летучие мыши и совы. В тусклом свете, проникавшем из небольшого квадратного окна под самым потолком, кружилась пыль.
Когда королева вошла в огромную комнату, потолок которой подпирали потрескавшиеся колонны, по полу, царапая каменные плиты коготками, пробежали крысы, и совы недовольно заухали и захлопали крыльями.
- Ну-ну, мои милые, - ласково сказала женщина, смотря на них. - Это же я, ваша повелительница Ракольна, а не тот самодовольный королишка. Ведь он только и знает, что пировать да веселиться вместе со своими ратниками. Но теперь пришло время воспользоваться его тщеславием.
Она взяла в руки золотой кубок и коварно улыбнулся. С деревянной балки слетел огромный чёрный ворон и сел рядом с королевой, сверкнув на неё злыми глазами.
- Ну что, Лурун? - Ракольна провела рукой по тёмным переливчатым перьям птицы. - Что, милый мой ворон? Пришла к тебе твоя хозяйка.
Ворон, каркая, взлетел к потолку и уселся на древнюю балку. Ракольна взяла в руки чашу и налила в неё красное вино. Усмешка скривила её тонкие губы.
- Сегодня его величество король Мерландиса Мединион Смелый превратится в капризного ребёнка, - сказала королева, понимая вверх чашу с вином, в котором отражалось её бледное лицо. - И ничто не сможет его успокоить так, как шумные битвы, горячая кровь и торжество полной победы.
Ракольна развязала небольшой мешочек с какими-то колдовскими травами, взяла щепотку порошка и насыпала в чашу. Вино покрылось пеной. Лурун с интересом следил за происходящим, словно всё понимал.
- Вот и всё, - негромко проговорила женщина.
Она перелила вино из чаши в кубок и покинула подземелье. Войдя в зал к пирующим, она услышала приказ Мединиона принести выпить, улыбнулась, скользнула по залу взглядом и величаво подошла к сидевшему за столом королю. Мединион, увидев её, сразу же поднялся со скамьи.
- Зачем тебе простое вино, Мединион? - сказала Ракольна. - Отведай лучше вот этого.
Она протянула ему золотой кубок, инкрустированный топазами. Мединион улыбнулся и взял кубок из её рук.
- За твоё здоровье, Ракольна, - сказал он и залпом выпил вино.
Король вытер губы ладонью и посмотрел на Ракольну. Женщина улыбнулась ему, обнажив белые зубы. "Что ж, теперь буду ждать результата", - подумала она и, чуть поклонившись Мединиону, вышла из комнаты.

Поздним вечером Мединион стоял на крыльце замка и смотрел вдаль. Голова слегка кружилась от выпитого вина.
Южный Доргат стал синим. В тёмном небе над ним зажглась яркая звезда. Восточный ветерок колыхал стяг Мерландиса и волосы Мединиона и двоих стоявших рядом с копьями стражников. На крыльцо вышла Ракольна в длинном серебристом платье с широкими рукавами и высоком головном уборе. Подойдя к королю и скрестив на груди руки, она тоже посмотрела на юг.
- Какая сегодня тихая ночь! - восхитилась она. - И воздух такой свежий!
Мединион ничего не сказал, думая о чём-то своём. Ракольна повернулась к нему лицом, скрывая торжество, и продолжила:
- Кстати, Мединион, а помнишь, ты как-то говорил мне, что знаешь заклинание, с помощью которого можно вызвать из Вечного Сна Лунрога?
- Да, помню, - подтвердил король. - Но зачем оно тебе? Ведь Лунрог очень опасен.
Ракольна медлила с ответом. Мединион обернулся и вопросительно на неё посмотрел:
- Ну?
- Просто я подумала о том, что ты, Мединион Смелый, не должен править всего лишь одним государством, - шагнула к нему Ракольна. - И всему миру стоит узнать, что ты не только отважный, но и очень сильный. А сейчас же все считают иначе.
Мединион нахмурился. Ракольна подняла на него глаза и улыбнулась. Она добилась желаемого. Её слова задели самолюбие короля.
- Откуда ж тебе это известно? - спросил Мединион, закинув голову и посмотрев на небо.
- Как откуда? - Ракольна сделала вид, что искренне удивилась. - Так все говорят. Я сама слышала.
Мужчина недовольно передёрнул плечами.
- Я надеюсь, ты не позволишь простым горожанам говорить про тебя всякие глупости, правда ведь? - спросила королева. - Это было бы весьма обидно.
- Конечно, не дам, - ответил Мединион. - Никому и ни за что!
- Значит, вызовешь Лунгонга? - снова задала вопрос Ракольна. - Только с его помощью ты сможешь доказать всем, что ты самый сильный человек во всём Мире Смертных.
С минуту Мединион молчал. Он знал, что если неожиданно ворвётся в мир демонов и разбудит ужасное чудовище Лунронга, расплата для него будет крайне суровой. Но честолюбие взяло вверх над остальными чувствами. Мединион вдруг сильно захотел завладеть и другими странами сенлурнтского острова. Он топнул ногой и крикнул:
- Да, да, да! Я разбужу Лунронга, и будь что будет! Не желаю, чтобы кто-то думал, что я не управлюсь с ещё одной страной.
Ракольна торжествующе улыбнулась. "Зелье подействовало так быстро, - подумала она. - Хорошо, что моя бабушка обучила меня всем этим колдовским премудростям. Они очень помогают, когда нуждаешься в чём-то". Королева зашагала обратно в замок, но обернулась и улыбнулась Мединиону. То, чего она долго жаждала, наконец-то произошло. Мединион согласился, и теперь оставалось совсем немного подождать. И она, владычица Мерландиса, будет править несколькими государствами. Мединион обернулся к ней.
- Ты мудрое решение принял, Мединион, - сказал коварная Ракольна. - Давно надо было так поступить, а всё что-то медлил... Поздно уже. Спокойной ночи, Мединион.
Она вошла в замок и зашагала по освещённому яркими факелами коридору. Улыбка играла на её бледных губах. Пройдя в свою комнату, просторную и роскошно убранную, женщина приблизилась к окну и распахнула его.
- Настал, наконец, этот долгожданный час, - сказала она, и эхом ей где-то далеко зловеще откликнулась сова.

Забрезжило холодное утро. Небо на востоке покрылось розовой пеленой, предвещавшей о скором появлении солнца, слегка посветлело и вдруг ярко вспыхнуло. Тучные облака окрасились во все цвета радуги: красный, жёлтый, фиолетовый. Ещё не потухли утренние звёзды, а из-за горизонта показалось алое солнце и залило всё вокруг своим ослепительным светом. В лесах проснулись птицы и на разные голоса поприветствовали взошедшее светило. Горы на севере заиграли яркими цветами.
Мединион не спал всю ночь. Он бродил по тёмному саду, опустевшим коридорам замка и думал о том, что он, никому не известный король Мединион скоро станет самым могущественным королём Сенлурнта. Но он даже не догадывался, что расплата за дерзость для него будет суровой.
Мысль, что его мало кто знает в Сенлурнте, коробила Мединионе. Его честолюбие и гордость не могли того допустить. Мужчина хотел, чтобы уважали и любили, боготворили и боялись только его. Только добивался он этого не всегда.
Когда настало время ужина, король, мрачный и погружённый в свои мысли, приказал слуге сказать королеве, чтобы она его не ждала, и направился к винтовой лестнице, ведущей в мрачное подземелье. Спускаясь туда, он думал лишь об одном - о великом демоне Тьмы Лунронге, что спит уже не одну тысячу лет Вечным Сном. А теперь же настал час пробуждения.
Руки Мединиона слегка дрожали от волнения, побледневшие губы беспрестанно твердили заклинание. Те, кто бы сейчас увидел короля, подумали бы, что он сошёл с ума. Его безумный взгляд блуждал по древним, покрытым трещинами стенам подземелья, хранившим немало легенд о прошлом.
- Лунронг... Почёт и слава... Не одна страна в моих руках... - шептал Мединион, и мысли путались в его голове. - Тьма и свет... Холодный сумрак Смерти...
Со стороны всё это походило на бред больного. Мединиону казалось, что он слышит ровное и глубокое дыхание чудовища. Мужчину начала бить дрожь, во рту пересохло. Мединион шёл словно во сне, освещая себе факелом путь. Когда же он спустился в мрачное подземелье, возбуждение его вдруг прошло. Король спокойно огляделся по сторонам и направился в один из тёмных коридоров, ведущий куда-то вглубь. Вскоре он остановился перед массивной дверью и, открыв её, шагнул внутрь.
Яркое пламя факела озарило тёмную комнату. Со стен свисала огромная липкая паутина. В углах таились крысы, летучие мышы и большие пауки. В висевшем на стене овальном зеркале отражалась вся комната, обстановку которой составляли лишь потрёпанное кресло, стол и шкаф с книгами. На стене висел поеденный молью ковёр.
Мединион подошёл к зеркалу и вытянул вперёд руку. Глаза его загорелись решительностью.
- Махвин, айрис, харгус, - властно сказал он. - Махвин, айрис, харгус.
Ветвистая молния сверкнула на небе и на миг озарила всю комнату. За ней показалась ещё одна. Факел неожиданно сам собой потух, и в комнате сразу стало темно. Мединион не отрываясь смотрел в зеркало. А оно покрылось каким-то туманом. В его глубине показался расплывчатый силуэт человек в чёрном плаще, лицо которого скрывал глубокий капюшон.
- Как ты посмел ворваться в мир Вечного Сна? - громовым голосом спросил он. - Что нужно тебе здесь, смертный?
Мединион сделал шаг назад, но не испугался. Он гордо вскинул голову и, взглянув на незнакомца в плаще, чётко произнёс:
- Я, король Мерландиса Мединион, повелеваю, чтобы могущественный демон Мрака и Зла Лунронг очнулся от Вечного Сна!
Он воздел руки над головой. Очередная вспышка молнии осветила его. В углу запищали крысы. Одна из летучих мышей захлопала крыльями.
- Воргши хардкон имогарн Лунронг нор! - крикнул Мединион, и эхо повторило его загадочные слова.
Перед зеркалом начало появляться очертание Лунронга, окружённого голубой светящейся дымкой. Однако его силуэт был нечётким.
Тишину нарушил оглушительный рёв чудовища. Король смотрел на Лунронга и даже сквозь дымку видел его красные, налитые кровью глаза.
- Что ты хочешь от меня, человек? - прорычал Лунронг. - Разве не знаешь ты, что любой, кто увидит меня, может умереть?
- Знаю, - ответил Мединион. - Однако поэтому и вызвал тебя в Мир Смертных.
Лунронг рассмеялся, сверкнув глазами.
- Неужели ты просишь меня о собственной преждевременной кончине? - спросил он.
- Не о смерти я у тебя прошу, а о славе, - возразил Мединион.
- О славе? - переспросил Лунронг.
- Да, - мужчина возбуждённо заходил по комнате. - Мне нужны слава, деньги, другие государства. Я не желаю, чтобы все думали, что я не способен править несколькими странами, а желаю доказать обратное! - Он резко повернулся к Лунронгу. - Но мне известно, что ты просто так ничего не будешь делать. Говори, и я выполню твоё условие.
Несколько минут длилось молчание. Лунронг внимательно смотрел на короля. Наконец Мединион, которым всё больше овладевали честолюбивые мысли, не выдержал и нетерпеливо спросил:
- Ты решил? Можешь просить у меня всё, что угодно.
- Я-то решил, - усмехнулся Лунронг. - Только вот ты решишься на такую жертву?
- Да, - кивнул головой король.
Демон снова рассмеялся. Смех его был хриплым и каким-то зловещим.
- Не узнав цены, ты уже продаёшь свою шкуру Злу, - сказал Лунронг. - Что ж, видимо, тщеславие завело тебя слишком далеко. Все мосты за тобой, Мединион, давно сожжены.
- Так что ты хочешь получить? - с волнением спросил Мединион. - Моё королевство?
- О, зачем оно мне? - фыркнул Лунронг. - Мне нужна... твоя дочь, её жизнь, её тёплая кровь.
Мединион вздрогнул. Он и не догадывался, что это чудовище может потребовать его дочь, юную принцессу Эстель, которой не исполнилось ещё и трёх лет. Лунронг видел, как на лице короля отразились все бушевавшие в душе чувства.
Пару бесконечных мгновений Мединион стоял в нерешительности, затем всё же поднял голову и ответил:
- Хорошо. Я согласен. Бери Эстель.
Лунронг насмешливо взглянул на него:
- Заметь, ты сам пожелал этого. Так что отступать некуда.
И только сейчас Мединион понял, что же он сделал, да было слишком поздно. Он дал свлё согласие, подписав тем самым смертный приговор дочери, и не мог забрать его обратно.
- На рассвете я приду за ней, - объявил Лунронг после непродолжительного молчания. - Жди и считай, что желание твоё выполнено.
И с этими словами он исчез.

В величайшем волнении покинул Мединион мрачное подземелье. Перед глазами у него так и стоял расплывчатый силуэт великого демона, окружённого светящимся туманом. Сердце короля билось так, что тот начинал задыхаться. "Ты сам пожелал... - вертелись в голове Мединиона слова Лунронга. - Отступать некуда..."
Мединион поднялся на второй этаж замка, ничего не видя, не слыша и не чувствуя. В ту минуту он был похож на живого мертвеца, волею судьбы оставленного в мире.
В коридоре показалась высокая фигура, закутанная в чёрный бархатный плащ. Лицо скрывал капюшон. То была Ракольна. Она знала, что именнно сегодея ночью Мединион решил призвать в Мир Смертных Лунронга. Заметив в конце коридора мужа, смотревшего вперёд невидящим взором, она зашагала ему навстречу.
- Мединион, Мединион, что с тобой? - спросила она. - Ты сам не свой.
- Лунронг хочет забрать себе душу Эстель, - глухим, каким-то замогильным голосом произнёс Мединион, подняв голову и взглянув на Ракольну.
Но лицо Ракольны осталось таким же холодным, как и прежде. Она не особо сильно любила дочь, маленькую принцессу Эстель. Для этой гордой женщины главнее были власть и признание, чем собственная семья. Ракольне не нравилось, когда Эстель весело резвилась с кормилицей или же старшими братьями Серентном и Хайдерсом. Девочка была очень красивой, и Ракольна часто думала, что когда та вырастет, станет прекраснее матери.
- Ну и пусть, - королева равнодушно пожала плечами. - От наглой девчонки идёт слишком много шума. И я не прочь, если Лунронг заберёт её с собой в царство Вечного Сна.
Мединион вскинул на неё широко распахнутые глаза. Увидев его удивление, Ракольна засмеялась. Однако смех её был противен.
- Да как ты так можешь! - воскликнул мужчина. - Она же твоя дочь. Ты должна оберегать её от любой опасности!
- Мне не нужны дети, - твёрдо заявила Ракольна. - Мне нужна власть. Ещё большая, чем есть.
Уныло побрёл Мединион в спальню маленькой дочери. Войдя в комнату, он подошёл к колыбели и посмотрел на девочку. Эстель безмятежно спала, даже не подозревая, что совсем скоро умрёт. Румянец покрывал её щёки, белокурые волосы рассыпались по атласной подушке. Мединион ласково провёл ладонью по ручке принцессы и улыбнулся. Но тут же в нём снова проснулось честолюбие. Мужчина отвернулся от дочери и приблизился к окну. На востоке светлело небо.
- Пора действовать, - вслух сказал король. - Время и Лунронг не ждут.
Он быстрыми шагами подошёл к спящей Эстель, взял её на руки и покинул комнату. Девочка не проснулась, лишь тихо застонала и заворочалась, словно почувствовала, куда её несут.
В коридоре его ждала Ракольна. Увидев дочь,она злорадно улыбнулась. Мединион окинул взором коридор, считая, что стражники обернутся к ним, однако закованные в железо мужчины бесстрастно смотрели или просто перед собой, или в пол. Лишь равнодушие было на их лицах, а в душе - пустота. "И вот с какими воинами мне приходится ходить в походы, - подумал Мединион. - Да ничего, скоро я всё изменю".
- Чего ты ждёшь? - насмешливо спросила Ракольна, подняв на короля глаза. - Неужели Лунронг прилетит прямо сюда, чтобы ты мог не сходя с этого места отдать ему Эстель?
Мединион посмотрел на неё и, ничего не ответив, направился дальше. Его длинный синий плащ, подбитый горностаевым мехом, колыхался на ходу. Шаги гулко разносились по всему коридору. Вскоре Мединион спустился в подземелье, где вчера вызывал Лунронга. В комнате, куда он вошёл со спящей на его руках Эстель, было сумрачно, только в дальнем углу светилась бесформенная фигура. То был Лунронг.
- Я тебя ждал, - прорычало чудовище. - Уже наступил рассвет.
Мединион сделал ещё пару шагов.
- Я принёс тебе Эстель, как ты того и хотел, - сказал он. - Надеюсь, ты исполнишь обещание?
Эстель открыла глаза и потянулась. Мединион и Лунронг взглянули на неё. Девочка окинула взглядом мрачную комнату и, заметив в углу безобразного Лунронга с острыми длинными белыми клыками, с чёрными крыльями за спиной и когтями на лапах, она заплакала, обвила ручками шею отца и уткнулась лицом ему в плечо. Но король не обратил на неё никакого внимания. Он смотрел на Лунронга и ждал ответа.
- Исполнил ли я? - переспросил демон Мрака и рассмеялся своим чуть хриплым и зловещим смехом. - Я всегда сдерживаю свои слова. А теперь давай сюда девчонку. Мне нужна её кровь.
Он протянул к Эстель лапы, но тут Мединион вдруг отступил на шаг назад, инстинктивно прижав дочь к груди. Лунронг ухмыльнулся:
- И неужели после тех речей, что ты произносил мне вчера, у тебя остались ещё отцовские чувства? Ну что ж, это очень легко исправить. Ведь твоим сердцем всецело владеет лишь тщеславие. Значит, нет в нём места для любви и сострадания, щедрости и милосердия. А девчонка всё равно будет моей, раз я пожелал.
Он сильно подул на Мединиона. Из его пасти вылетело белёсое облако, словно пар в зимнее время года, и окутало короля. Глаза Мединиона стали слипаться. Мужчина упал на холодный каменный р
пол с принцессой на руках и заснул.
- Вот так-то лучше, - улыбнулся Лунронг и взял в свои лапы Эстель. Девочка уже не плакала, только с ужасом смотрела на него. - Не бойся, то совсем не больно и не страшно. Ты даже ничего не почувствуешь. Просто тебе покажется, что ты погрузишься в сон. Ты и правда уснёшь, однако навсегда.
Лунронг на вытянутых лапах поднял девочку вверх и засмеялся. Эстель закричала, но никто не пришёл ей на помощь. И эхо повторило её крик.

Мединион не знал, сколько времени он проспал. В комнате было по-прежнему сумрачно. Король медленно сел и потёр ладонью затылок, словно его чем-то тяжёлым ударили.
- Отчего у меня так болит голова? - поднимаясь с пола, вслух сказал он. - И почему я многого не помню? Кажется, тут Лунронг постарался.
Он окинул взглядом комнату и заметил на полу лужу крови и обрывок ленты с платья Эстель. Мединион подошёл ближе и поднял ленту с пола. Сев на корточки, он дотронулся рукой до алой жидкости и посмотрел на свои пальцы.
- Кровь Эстель, нет сомнений, - спокойно сказал он и встал. - Что ж, не мне, великому государю Мединиону, сокрушаться о случившемся. Не мне жалеть уже мёртвое дитя.
Мединион покинул комнату и поднялся наверх. Выйдя на большое и высокое, построенное из серого гранита крыльцо замка, он увидел свою жену. Ракольна стояла к нему спиной, скрестив на груди руки и смотря на восток. Её чёрные волосы трепал порывистый ветер.
Мединион приблизился к Ракольне, и королева обернулась. Зловещая и торжествующая улыбка скользнула по её бледным губам.
- То была жертва ради великих дел, Мединион, - сказала Ракольна и, отвернувшись, направилась обратно в замок.
А лицо мужчины осталось прежним.

 
 

Оценка читателей

© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).