Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 20 ноября 2017.:
Айжан Аскарова

Мой ангел

Мой ангел Часть первая: моя безумная юность.




Глава первая: а записки с голубками все летят ко мне из детства.
- Папа! Папа! Папочка! Не уходи папааааа! – я металась на подушке и кричала во сне.
- Жаным, доченька, успокойся, все хорошо, жаным, - я почувствовала, как теплые руки моей матери гладят меня и обнимают. Мама стала целовать меня. Я открыла глаза и увидела ее лицо.
- Мамочка, опять этот сон дурацкий приснился… - пробормотала я.
- Все хорошо, доченька, я рядом, я с тобой, - прошептала мама и погладила меня.
- Спасибо, мамочка, все хорошо – это просто сон, - также пробормотала я.
- Ладно, жаным, я пойду, а то мне рано вставать, - тихо сказала мама.
- Да, мам, конечно, - также тихо сказала я.
Мама вышла и пошла в свою комнату спать. Ей надо было рано вставать. Она работала на трех работах чтобы обеспечить меня, школьницу и мое будущее. Кроме мамы у меня никого не было. Отец бросил нас, когда мне было одиннадцать и больше не вернулся. Пока он жил с нами, все было хорошо, мороженое, гамбургеры, куча одежды и шоколада. Он ушел и все кончилось. Было мало одежды, мало шоколада, мало мороженного и вообще не было гамбургеров. Сыр с колбасой мы ели по праздникам, а про мясо мы вообще забыли. Моя мама работала старшим научным сотрудником в исследовательском институте и еще в пару местах подрабатывала. Мою маму звали Жанна. Она была красивой женщиной с большими грустными и умными глазами, всегда добрыми для меня и руками теплыми, даже горячими, которые всегда согревали меня. Мне было шестнадцать лет. Меня зовут Галия и эта история про меня.
Я училась в одиннадцатом классе обычной средней школы. Все годы я училась на отлично и шла на красный аттестат. На этой неделе у меня была усиленная подготовка на стипендию «Болашак». Да, я хотела большего. Из-за этого полночи каждый день я занималась и как следствие появились кошмары.
Я не считала себя красавицей. Слишком большие глаза, слишком пухлые губы, слишком большие груди и ужасная худоба. Я просто не могла смотреть на себя в зеркало. Ох… если бы глаза были поменьше… или рот… или груди… я горестно вздыхала от этих мыслей и отходила от зеркала.
Подруга у меня была одна Назерке. Мы с ней дружили с детства во дворе. В школе у меня подруг не было. Я была одиночка. Они все сторонились моей бедной одежды, отсутствия макияжа, отсутствия денег и полной самоотдаче науке. Я смирилась с этим. Назерке была пухленькая, у нее были светлые волосы, как у древних саков и она понимала меня с полуслова. Я очень любила ее, а она любила меня. Она была из обеспеченной семьи медиков и с детства мечтала стать врачом, профессором, я не сомневалась, что у нее все получится. Мы были очень близки.
Прошел месяц трудов, слез и бесконечных экзаменов и, наконец я стала лауреатом степени «Болашак». Счастливая и усталая я прибежала домой, неся в руках заветную бумажку, ворвалась в дом и кинулась к телефону.
- Мама, «Болашак» у нас в кармане! – весело прокричала я и услышала всхлипы в трубке.
Я сначала не поняла.
- Мам, ты что не рада? – удивилась я.
- Что ты, доченька, - мама еще раз всхлипнула, - я сейчас приеду с шампанским, - сказала она и повесила трубку.
Я, веселая, пошла готовить чай.
Прошел еще месяц. Мои документы приняли в КИМЭП. Моему счастью не было предела. Назерке научила меня курить и выпивать за этот месяц.
- Так нужно будет тебе для будущей взрослой жизни, - серьезно объявила она и я молча согласилась.
Подходила осень, а с ней и начало новой жизни для меня. Это был очень жаркий август. Я с книжкой лежала в холодной ванне и остужалась от жары. Вдруг в дверь позвонили. Я встрепенулась и уронила книжку в воду. Выматерившись, я достала книгу, вылезла из ванной кое как, быстро накинула халат и побежала к двери. Кто-то был очень настойчив.
- Кто это? – спросила я и посмотрела в глазок.
- Это нотариус Вашего покойного отца, с его завещанием, - услышала я.
- Кто? – я растерялась.
Он повторил. Я открыла дверь. На пороге стоял высокий худой мужчина средних лет в костюме, несмотря на жару.
-Абаева Галия? – серьезно спросил он меня.
- Да, это я, - робко ответила я.
- Ваша мама дома? – также серьезно спросил он меня.
- Нет, на работе, - ответила я, - А Вы кто?
- Я нотариус Вашего покойного отца. Мне нужна Ваша мать, - сказал он.
- Мой папа… Он умер? – я была ошарашена.
- Да, - сухо ответил он, - И оставил Вам завещание. Мне нужна Ваша мать, - повторил он.
- Я… Я сейчас, - с этими словами я побежала к телефону.
Через два часа все было кончено. Мы с мамой оказались наследницами миллионного состояния моего отца, его фирмы, дома и машины. Как оказалось, мой отец, связался с богатой женщиной и, бросив нас, ушел к ней, она умерла через четыре года, от гепатита, оставив ему все и указав в завещании, что он не может жениться и общаться со своей старой семьей. Через год от тоски скончался он. Он оказывается действительно любил ее. Врачи поставили инфаркт.
Первым делом, мы с мамой отправились по магазинам и купили кучу хорошей и стильной одежды. Да, я была готова к КИМЭПу. Мне было грустно и весело. Грустно из-за папы и весело от новой сладкой жизни. Мама стала генеральным директором его фирмы и ушла от всех бывших работ. Дом отца мама продала и купила новый двухэтажный дом с бассейном и баней. Машину папы мама не продала. Она ездила на ней. А машина его жены ждала моего совершеннолетия. Нашу квартиру мы сдали в аренду. И мама сказала, что это будет моя квартира. Кроме того, нам достался счет в банке на девятьсот тысяч долларов. Да, мы были счастливы.



















Глава вторая: трепет юного сердца и к чему это приводит.
Настал первый день обучения в КИМЭПе. Я одела обегающее длинное платье, собрала непослушные кудрявые локоны, сделала легкий макияж, одела босоножки со стразами, перекинула длинную сумочку через плечо и вышла из дома. Не спеша я подошла к остановке, и стала ждать автобус. Я села в автобус и романтическое настроение нахлынуло на меня. «Хочу встретить самого лучшего парня в Алмате» - загадала я и зажмурилась. Наконец автобус подъехал к КИМЭПу, я вышла из него, не спеша направилась к университету, зашла внутрь, прочитала список своей группы и пошла в аудиторию. Я открыла дверь. Гул местной молодежи, просто галдеж оглушил меня. Вдруг рыжий цвет ослепил меня. Я посмотрела на источник и увидела, как золото блестит в каштановых волосах парня на солнце. Мне захотелось увидеть его лицо, тут он повернулся, внимательно и сосредоточено посмотрел на меня большими карими глазами, и я поняла, что я пропала.
Прошло три месяца. Подходило время зимней сессии. Санжар, так звали мою первую, любовь, тот самый парень с каштановыми волосами и карими глазами, почему-то все время стеснялся меня, а я ужасно боялась его. Как только он подходил, я вдруг превращалась в ледышку, в холодную стерву и начинала игнорировать его. Он еще больше смущался и отходил. От знакомых я узнала, что он завел себе подружку в универе и еще встречается с моделью известной. От горя я начала пропускать уроки и гулять направо и налево, клубы, кабаки, беспределу не было конца и начала. Зимнюю сессию я всю развела.
Новый год мы отмечали вместе с группой в съемной квартире. Было много водки, пива и неумело приготовленной еды наших однокурсниц. Санжар пришел после двенадцати с магнитофоном. Всунул мне в руки магнитофон и пошел дальше. Я позеленела от злости и потащила магнитофон в комнату. Здесь он умудрился переспать с сестрой нашей однокурсницы. Я чуть не задохнулась, и вся покраснела. Мы с моей подругой залезли на диван и стали прыгать и танцевать. Тут в комнату зашел Санжар и долго смотрел на меня грустными глазами. Полночи я не могла уснуть в узком кресле. А утром, пока никто не проснулся я сбежала и пообещала себе, что не скоро их всех увижу. Так и случилось.
Прошло еще четыре месяца. Я за это время вообще ни разу ни появилась в университете. Клубы, пабы, бары, кофейни, свидания… Водоворот закрутил меня. Когда пришло время сессии я пришла в универ, чтобы развести и узнала, что меня отчислили. Я плакала, умоляла, пыталась развести, ничего не помогло. Я плелась от универа домой и вдруг лоб в лоб столкнулась с Санжаром.
- Галия, привет! – он ласково улыбался, - Как ты?
- Никак, меня отчислили, - тихо пробурчала я.
- Вот как? – он смотрел на меня во все глаза и его глаза мне казались сейчас еще больше.
- Да, - буркнула я.
- Но ты не теряйся, - сказал он, - Запиши мой номер.
- Ладно, диктуй, - тихо сказала я, скрывая улыбку.
- 55975, - продиктовал он.
- Я запомню, - сказала я.
- Подожди, ты же не записала, - удивился он.
- Я запомню, ладно, давай, счастливо, - тут я не удержалась и чмокнула его в щеку, и быстро пошла от него.
По пути я оглянулась и увидела его полные страдания глаза. Таких страдающих глаз я больше не видела никогда ни до, не после. Записать твой номер! Я ухмыльнулась. Он записан на скрижалях моего сердца!
… Мама молча выслушивала мои слезные жалобы на ужасный универ. На жестокость и несправедливость мира. Потом тихо сказала мне:
- Собирай вещи и ищи себе место жилья где хочешь. Как хочешь дальше живи и учись. Или поступаешь заново в этом году, но только в медицинский, - сухо закончила она.
- Но мам! – я вскрикнула.
- Это все. Ни копейки не дам, – сказала она и развернувшись, пошла в свою спальню на второй этаж.
Я сидела как ошпаренная кипятком. Потом встала, поднялась в свою комнату и стала собирать свои вещи. Покидав их в дорожную сумку, я вытащила свои сбережения двадцать тысяч тенге. Я копила их на татушку. «Ничего прорвемся.» - подумала я. Часы внизу пробили три часа ночи, я тихо вышла из комнаты, спустилась вниз, и вышла из дома. Неторопливо я плелась к дороге. Вдруг, услышала звук мотора и увидела подъезжающую машину. Я заголосила. Машина остановилась.
- Дэвушка, тэбе куда? – закричал толстый чеченец, - О! Я смотрю ты с сумкой! Поехали ко мне! Моей второй женой будешь! Ты красивая! – снова кричал он.
- Езжайте дальше! Не надо мне! – закричала я ему.
- Я не понял, я тебе не нравлюсь что ли? – с этими словами он вышел из машины. Я оглянулась вокруг. Ни души. Никого.
- Послушайте, мне не надо ничего, езжайте, - я пыталась его успокоить.
- Я что? Слишком вонючий может? Или волосатый? – с этими словами он приближался ко мне.
Вдруг я услышала звук мотора и увидела приближающиеся огни. Это был мотоциклист. Я выбежала на дорогу и стала голосить:
- Помогите! Помогите пожалуйста!
Он остановился возле нас. Он был в шлеме.
- Что случилось? – спросил он, голос показался мне знакомым.
- Ничего, езжай брат, здесь занято, - сказал толстый чеченец.
- Помогите пожалуйста, - закричала я.
- Я не понял, ты девушку обижаешь что ли? – спросил мотоциклист и заглушил мотор. Затем он слез с мотоцикла и вытащил из него огромную дубину.
- Может повторишь? – спросил он и начал надвигаться на него.
- Понял, понял, баба твоя, забирай, - с этими словами чеченец юркнул в машину и дал по газам.
- Галия, как ты? – спросил он и снял шлем. Это был Санжар.
- Боже мой! Как ты здесь оказался? – удивилась я.
- Я живу недалеко просто, - сказал он, - Что случилось? Почему ты так поздно здесь, с сумкой? – спросил он.
И тут я расплакалась. И рассказала ему все.
- Ну все… Ну… Ну… - он обнимал меня, гладил и успокаивал.
- Санжик… что мне делать Санжик… - я всхлипывала, и тут новая волна истерики окатила меня.
- Ну… Галиюшка… Ну все… - он казался растерянным, - а пойдем ко мне? – вдруг спросил он, - Я серьезно, поживешь пока у меня дома, у меня дома мама, папа, сестра… Галиюшка слышишь? – в комнате с сестренкой будешь жить… Слышишь?
- Ты это серьезно? – спросила я его.
- Да, поехали… - тихо сказал он.
- У меня есть двадцать тысяч на первое время, а потом… потом я на работу устроюсь, - сказала я всхлипывая.
- Поехали, - с этими словами он взял мою сумку и закрепил ее на мотоцикле, за тем сел на своего коня сам.
Я села сзади него и обняла его.
- Сильно не сжимай меня, мне будет трудно ехать, - сказал он.
- Ладно, - я прижалась головой к нему и ощутила его мужской запах.
- Галиюшка, пожалуйста, - сказал он.
- Да, прости, - промолвила я.
Мы медленно понеслись по нашим улицам. Мне нравилось все – и скорость, и звук ветра и Его присутствие рядом.
Мы проехали один квартал и остановились на Абая Жубанова. Он завернул во дворы. И припарковался возле первого дома.
- Подожди, я в гараже припаркую, - сказал он.
Мы подъехали к гаражу. Он стал открывать его. Я смотрела как работают его сильные руки и напрягаются мышцы под светом фонаря. И поняла, что люблю его еще больше. Он завел мотоцикл в гараж, и закрыл его, затем взял мою дорожную сумку и повел меня. Мы вошли в первый подъезд и поднялись на четвертый этаж. Он повернул ключ в замке и открыл дверь.
- Заходи, - шепотом скала он.
Он повел меня в комнату.
- Айгерим уехала на Иссык куль, можешь пока спать здесь, - также шепотом сказал он.
- Ладно, - я ответила ему шепотом.
Он вышел из комнаты и прикрыл дверь. Я включила свет и осмотрелась. Пианино, книжные полки, компьютер, шкаф. Я медленно разделась и легла в кровать. Через пять минут я уже забылась.
- Папа! Папочка! Не уходи папа! Не уходиииииии! – я плакала и металась на подушке.
- Галия, Галия, все хорошо, ты слышишь? Галиюшка! – Санжар обнимал меня, гладил и целовал все мое лицо.
Я открыла глаза.
- Поцелуй меня пожалуйста, - жалобно попросила я его.
Он стал нежно целовать меня в губы. Я пыталась отвечать ему.
- А ты оказывается не умеешь целоваться, - он тихо засмеялся.
- Я хороший ученик, - буркнула я.
- Ладно, - сказал он и стал целовать меня в шею. Между ног у меня стало горячо и влажно. Он откинул одеяло и снял с меня маечку. Потом потянул трусики. Между ног у меня было так горячо, как никогда. Он стал ласкать меня «там» и целовал мои груди. Я изогнулась как струна и тихо постанывала. Он поцеловал меня в губы. Я стала задыхаться. Он стал снимать с себя трусы. В темноте я ничего не видела. Он раздвинул мои ноги и стал ложиться на меня.
- Подожди, Санжар, у меня это в первый раз, - тихо сказала я.
- Я уже понял, - ответил он.
Он нежно вошел в меня, и я ощутила острую боль. Я сомкнула губы и сала кусать их, чтобы не показать боли. Он двигался нежно, тихо, потом он стал наращивать темп, боль застилала мне глаза, вдруг он замер, и я ощутила толчок жидкости внутри себя.
- Я люблю тебя, Галия, оставайся здесь навсегда, - сказал он.
- Я тоже тебя люблю давно, да, я согласна, - ответила я.



Глава третья: я тебя никогда не забуду.
Мы прожили с ним счастливых шесть месяцев. С мамой я его познакомила в первый же месяц. Я купалась в счастье, кушала счастье руками, пила счастье и дышала им. Я долго могла смотреть в его красивые большие карие глаза, иногда серьезные и всматривающиеся, иногда веселые, иногда полные любви, но всегда умные и добрые. Я не могла оторваться от его пухлых губ. Мне все время хотелось с ним целоваться. Когда мы занимались любовью он целовал каждый сантиметр моей кожи и гладил меня, обнимал и прижимал к себе. Он чувствовал меня и уже очень скоро я стала кончать с ним. Он шептал мне нежные слова и признавался мне в любви постоянно. Он любил меня очень красиво и на словах, и на поступках. Он дарил мне цветы каждый день и делал мне милые подарки, покупал мне одежду. А я ждала его дома с учебы и пыталась научиться готовить кушать и помогать по дому. «Я люблю тебя. Я никогда тебя не забуду. Мы всегда будем вместе и никогда не расстанемся» - шептала я ему по ночам. Я ревновала его к плинтусу, по которому он ходил, к воздуху, которым он дышит, и ко всем людям, которые общались с ним. Мне хотелось все время обнимать его и целовать. Да, я никогда больше не была так счастлива. Все закончилось в один день.
Мне позвонила его однокурсница, наша однокурсница и рассказала, как он мне изменяет, с кем и когда. Попросила не рассказывать ему. Я молча положила трубку. Мои руки тряслись из глаз брызнули слезы. Дома на благо никого не было. Я прорыдала минут двадцать на кухне. Потом молча вытащила из шкафа коньяк и плеснула себе в стакан. Коньяк прожег мое горло. Я стала быстро думать. «Брошу его, соберу вещи и молча уйду» - подумала я и тут же ринулась в комнату собирать свои вещи. «Так… то, что ты мне подарил я не возьму, только то, в чем пришла» - проносилось в моей голове. Я молча собрала свои вещи, умылась и села. «Нет, надо сделать ему еще больнее, чем мне, в тысячу раз больнее» - подумала я. Как этого сделать я не знала, просто села и стала перебирать все варианты. Наконец, найдя один, я успокоилась и приняла решение. Я накрасилась, оделась, плеснула еще коньяка себе и стала ждать. Ближе к шести мой телефон разрывался от звонков Санжара, я не брала трубку. В пол седьмого наконец он позвонил в дверь. Я дотащила сумку до двери и открыла дверь.
- Привет жаным, - он широко улыбался, - Как ты? – спросил он меня и полез целоваться, я отодвинулась от него.
- Санжар, нам надо поговорить, - сказала я.
- Что случилось, жаным, - спросил он меня и тут его взгляд упал на мою сумку, - Что… Что все это значит? – спросил он меня.
- Ничего. Просто я ухожу от тебя. Ты пойми, - я изобразила сочувствие на лице, - Дело не в тебе и не во мне. Просто нам не повезло. Просто мы разные. В этом никто не виноват, милый, - сказала я и улыбнулась ему, - Понимаешь … не судьба…, - с этими словами я стала натягивать пуховик, - Пуховик я тебе верну, остальное все, что ты мне купил, я оставила тебе, я подумала, что так будет лучше, - добавила я.
- Что? Что случилось? – спросил он меня.
- Ничего, милый, просто не могу и не судьба уже, наверное, не держи на меня зла пожалуйста, - прибавила я и стала одевать сапоги, - Сапоги я тебе тоже верну, ну не могу же я босиком, - я рассмеялась.
Он стоял как кипятком ошпаренный. Весь красный и напряженный.
- И это все? – спросил он меня.
- Да милый, это все, - я улыбнулась ему, перекинула сумку через плечо, - Ах да, чуть не забыла, ключи… - я стала рыться в карманах и наконец нашла ключи, - Вот, возьми, - я протянула ему ключи, - Ну…. Счастливо оставаться тебе. Не грусти, - сказала я и закрыла за собой дверь. Я пулей спустилась до первого этажа, открыла дверь и вырвалась из плена подъезда. Я побежала к дороге. «Только не останавливайся» - проносилось у меня в голове.
Я добежала до дороги и стала судорожно ловить такси. Слезы предательски текли из моих глаз.
- Самал три, тысяча, - ляпнула я непомерно большую суму и села в такси.
Коленки тряслись, руки ходили ходуном, слезы градом сыпались из глаз. Я набрала номер Назерке.
- Алло, подружка, встретишь меня я еду к тебе с ночевой, - прорыдала я в трубку.
- Что случилось? – испугалась Назерке.
- Не сейчас, - сказала я и положила трубку.
И тут у меня началась истерика. Испуганный таксист остановил машину, а я все никак не могла успокоиться. Наконец я доехала до Назерке, она встретила меня на дороге. Мы сразу пошли к ней. Я плакала у нее на руках, когда мне позвонили. Это был Санжар.
- А я тут с бабами гуляю! Ты как? Нормально? – спросил он меня.
Я положила трубку, и новая волна истерии охватила меня. Наконец Назерке уложила меня спать. А утром я проснулась и забыла все шесть месяцев, что я провела с Санжаром. Последнее, что я помнила это было то, что мама выгнала меня из дома.






Часть вторая: в поисках правды.






Глава первая: я войду в эту реку еще раз.
Я вернулась домой. Мама долго не могла поверить рассказам Назерке. Но когда стала расспрашивать меня все поняла. И начались долгие и упорные походы по врачам. Врачи разводили руками и ставили все один и тот же диагноз - антероградная амнезия. Только время и любовь близких и родных все вернет на свои места, говорили они, а пока лучше ничего не рассказывать из того, что было тогда, чтобы не провоцировать шок, вызвавший травму. Так я жила и даже ни о чем не догадывалась. Я не знала, что прожила с Санжаром шесть месяцев, мне говорили, что я была за границей на обучении. Но я ничего не помнила. Иногда кто-то звонил на домашний телефон и молчал. Я привыкла к этим звонкам. Мой старый номер мама выкинула вместе с телефоном и купила мне новый телефон и новый номер. «На счастье» - сказала она, я только повела плечами.
Через полгода я поступила в медицинский, как хотела мама и началось мое обучение на терапевта. Я сама выбрала специальность. Мама была только рада, она сама была доктор медицинских наук. Началась учеба и дни полетели.
В университете я познакомилась с красивым и высоким африканцем Риккардо, и мы очень подружились с ним. Я помогала ему осваивать русский язык и науки. Он быстро учился, но его призванием была сцена. Вне учебы он часто ездил на выступления и читал рэп. Я бывала на паре его выступлений и всегда хвалила его, мне и в правду нравилось это.
- Что ты забыл в медицине, Рики? – шутила я, - Ты же создан для сцены!
- Мне нужно высшее образование, - упорно каждый раз повторял он.
Я улыбалась. Он мне очень нравился. Добродушный, чистый и открытый. Таких людей было мало у нас.
- Когда-нибудь ты станешь звездой, и вот тогда я буду просить тебя таскать меня по вечеринкам и знакомить со знаменитостями, - шутила я.
- Да, так и будет, - спокойно и уверенно отвечал он.
Он меня очень смешил. Он толком не знал русский. Как он собирался дальше учиться и заканчивать я не представляла. Но мне очень нравилось общаться с ним. Мы очень подружились с ним. Он стал мне как подружка. Я рассказывала ему все, про свои неудачные свидания, про успехи и провалы. Он все выслушивал и давал мне мудрые советы. Я обожала его.
Я стала ходить на свидания и обнаружила, что я не девственница. Я очень удивилась. Ко всему прочему, оказалось, что за границей я много чего успела. Я вспомнила, как хотела отдать девственность Санжару и со смехом покачала головой. Все вышло не так. Про Санжара я не вспоминала уже. Лишь иногда какая-то грусть закрадывалась мне в сердце и почему-то накатывала боль. Я объясняла это себе тем, что первая любовь всегда несчастная и подсознание мое играет странные штуки со мной при мысли об этом мальчике, да у меня с ним ничего не было, но, когда для меня это было трагедией и в юном мозгу это прочно осело. Так я объясняла себе все и старалась отбрасывать эти непонятные эмоции.
Назерке училась теперь вместе со мной, но только на старших курсах. Мы теперь с ней виделись постоянно, но никогда не разговаривали о «том» периоде. Пару раз я пыталась спросить ее, она сказала, что ничего не знает, что я ей даже не звонила, позвонила, когда прилетела и сразу к ней. Больше она ничего не знала. Все мои вещи с той поездки мама выкинула, так посоветовали врачи. И все так же, кто-то упорно звонил и молчал в трубку. Когда подходила мама, трубку сразу кидали. Но когда подходила я, это затягивалось. Я не знала кто это и со временем уже привыкла. Так прошло пять лет.

Я закончила университет на красный диплом и устроилась в крутую фармацевтическую компанию. У меня был большой доход. Мама предлагала пойти к ней в фирму, но я отказалась. Я работала, ходила по свиданиям, общалась с Назерке и Риккардо. Риккардо закончил университет на синий диплом. Но по специальности не пошел работать. Он двинулся в шоу бизнес и сейчас неплохо зарабатывал на своих выступлениях. Он стал универсальным артистом. Я им очень гордилась.
Как- то раз я собиралась на свидание. Я познакомилась с парнем по интернету и теперь готовилась к встрече. Я одела красное платье с фалангами, нанесла розовые тени, обвела губы бардовой помадой, распустила волосы, одела черные босоножки и накинула через плечо черную сумочку. Я подъехала на машине к бару, припарковалась и вышла из нее. Я зашла в бар. Там было страшно накурено. Дым стоял везде. Я вытащила из сумочки сотовый и позвонила. И увидела «своего» парня. Я направилась к нему.
- Ну привет, Галия, - он ухмыльнулся.
- Привет, Арман, - сказала я.
- Что будешь заказывать? Пиво, вино, мартини? – спросил он меня.
- Ничего, я за рулем, - ответила я, - Сок и салат.
- А ты толком не изменилась, - сказал он.
- Мы знакомы? – я напряглась.
- И все-таки какая ты тварь! – вдруг сказал он, - Пацану всю жизнь сломала, он руки из-за тебя наложил, а ты, наверное, отлично все помнишь, да, Галия? – гневно закончил он.
- Вы про что? – я была ошарашена.
- Да не прикидывайся дурой пожалуйста, если такая любовь была, что же ты ему не позвонила, а? – не успокаивался он, - Что же ты бросила его через шесть месяцев, а? – продолжал он.
- Кому? Кто? – я ничего не понимала.
- Да, блядь… сука… Санжику! Шесть месяцев с ним жила и что? – спросил он меня.
- Извините, Вы ошиблись, - пробормотала я и стала собираться.
- Ошибся я… Да в этом баре Санжик меня с тобой знакомил, по секрету сказал, что невеста, кольцо купил! – кричал он.
Я встала и быстрым шагом пошла к выходу. В голове все перемешалось. Я не могла ничего понять. Я завела руль и поехала домой. У меня было много вопросов к маме.
По приезду домой, я все рассказала маме, мама сказала, что просто какой-то чокнутый попался. Я допытывалась весь вечер, но так ничего не добилась. На следующий день я наняла частного детектива, чтобы узнать о том, что было со мной тогда.
Через неделю я получила свой ответ. Я была в шоке. Как оказалось, я шесть месяцев прожила с Санжаром! Со своим однокурсником! В ночь, когда я его бросила, я все забыла.
- Мне продолжать поиски? – спросил меня Марат, частный детектив.
- Да, я хочу знать все, почему я бросила его, что случилось, почему я все забыла.
- Ну… Это тогда прослушка и видеонаблюдение…- сказал он.
- Сделайте все, что необходимо, я заплачу, - ответила я.
Так началось начало моего конца.






Глава вторая: в жизни может быть все.
Прошел год. Я следила за Санжаром каждый день. Куда он ходил, что он делал, с кем спал, что ел, с кем разговаривал. И заново в него влюбилась. Я смотрела на его мальчишескую улыбку, на худенькую и вытянутую фигурку и сходила с ума. Он был высокий – метр восемьдесят четыре и худенький – носил М размер. Да, я знала про него все. Я смотрела как он играет в баскетбол и болела за него, смотрела как он трахает разных баб, (о да, он был бабником) и с ума сходила от ревности. И не могла ничего с этим поделать.
Как оказалось, он наложил на себя руки после нашего с ним расставания, но врачи его спасли. Потом моя мама запретила ему что-либо рассказывать, чтобы не причинить вред мне, и он еще год не мог после этого прийти в себя. Но сразу после этого – он стал отъявленным бабником и мерзавцем. Девушки, побывавшие в его постели – им просто не было счета. Были все. Были разные.
Я с ума сходила от этой информации и ничего не могла поделать. Маме я ничего не говорила, не хотела ее расстраивать. Память ко мне упорно не возвращалась.
Единственный человек, с кем я всем делилась был Риккардо. Он был молчаливый свидетель моих преступлений. Назерке ничего не знала. Я считала ее предательницей и ничего ей не рассказывала. На работе у меня было все хорошо, мне даже обещали повышение, но уходя с работы я начинала свою вторую жизнь в слежке за Санжаром. Да, я жила двойной жизнью.
В один день я не выдержала. Дрожащей рукой я набрала номер Санжара и позвонила ему.
- Санжар, привет, - чуть слышно сказала я.
- Привет, Галия, - ответил он.
- Санжар, я все знаю, - тихо сказала я.
- А я и не сомневался, - гневно ответил он мне, - Не звони мне и не пиши, - сказал он и повесил трубку.
Я перезвонила меня – но он заблокировал мой номер. И тут я разрыдалась. Слезы градом катили с моих глаз. Сквозь слезы я вдруг поняла, что уже год мне никто не звонит на домашний и не молчит и слезы потекли с новой силой. Еле как успокоившись, я набрала номер Риккардо и попросила встретиться с ним.
Через час я уже сидела в его квартире и рыдала.
- Малыш, - говорил он мне и обнимал меня и целовал, - Малыш все хорошо.
Тут он стал целовать меня везде. Шею, груди, руки, ноги.
- Риккардо… Что ты делаешь? – слабо возразила я.
Он поцеловал меня в губы и стал ласкать мои груди. Между ног стало влажно и горячо. Он медленно стал раздевать меня и целовать меня везде. Я лежала и постанывала. Он опустился вниз, и горячая волна страсти нахлынула на меня. Я притянула его к себе и стала целовать. Он стал быстро раздеваться. Когда он вытащил свое орудие – я была в шоке – я никогда не видела ничего больше… он вошел в меня, и я поняла – как я хотела его все эти годы. Он двигался медленно и целовал меня, мою шею, губы. Я получала дикое удовольствие и постанывала без конца. Тут вдруг мы оба нарастили бешеный темп и сотряслись на волне экстаза…
- Ты будешь моя девушка, малыш? – спросил он меня.
- Да, Рики, - ответила я ему и тут же пожалела. Но было уже поздно.
Его глаза засияли. А мне так хотелось любви, ласки и человеческого тепла.
- Завтра ты переедешь ко мне, малыш, - сказал он.
Так и случилось. На следующий день я с чемоданом стояла на пороге его дома и он, сияющий, встретил меня.


















Глава третья: прости меня, мой ангел.
Я прожила с Риккардо месяц. Он таскал меня с собой везде. В бары, пабы, ночные клубы, один раз даже спел для меня в пабе при всех, на сцене паба. Я на время свернула сою слежку за Санжаром. Риккардо водил меня в букмекерские конторы, и я навсегда осталась фанаткой футбола.
Он был очень нежный, трогательный и человечный. Он говорил мне самые прекрасные слова, которые только женщина могла услышать. Мое сердце начало оттаивать. Я хотела его. Я хотела его постоянно.
В один день он пришел с сияющими глазами и сообщил мне, что подписал контракт с самым крутым продюсером Казахстана.
- Он входит в тройку лучших продюсеров Казахстана, малыш, он лучший! У нас будет все! – его большие и красивые глазки сияли.
Я порадовалась за него.
Он стал больше пропадать на работе и у меня появилось больше свободного времени. И я решила уделить его Санжару. Я возобновила слежку за ним и снова часами наблюдала за ним через камеры.
Я стала все больше грустить и Рики это замечал.
- Малыш, может куда-нибудь сходим? – спрашивал он.
- Не хочу.
-А что ты хочешь? – снова спрашивал он.
- Ничего, - вяло отвечала я.
Он только пожимал плечами.
Как-то раз я наблюдала за Санжаром через компьютер, оставила все и пошла купаться. Когда я вышла из ванной и зашла в комнату, увидела на ковре букет красивых цветов, и Риккардо возле компьютера.
- Риккардо, тебя по раньше отпустили? – я пыталась сделать вид, что ничего не произошло.
- Малыш, что это? – гневно спросил меня он.
- Это… ну ты же все и так знаешь… - тихо сказала я.
- Значит так да? Ты опять начала, да? – говорил он.
- Ну, Рики, ну не сердись ты так, ну ты же знаешь все…
- Знаешь, что, - перебил он меня, - Или я – или он. Выбирай. Но если хоть раз еще узнаю – то все – это конец.
- Да пошел ты! Будет он мне еще условия ставить, - возмутилась я.
- Ах вот как! Значит это условия! Ну все понятно мне. Мне теперь все понятно.
- Рики…
-Я ухожу из этого дома, - сказал он, - Я здесь не останусь.
- Ну уж нет! – рассердилась я – Дом твой и ухожу я, - с этими словами я стала собирать вещи, - Будет он еще мне указывать! – не унималась я.
- Да, да, - он разозлился, - Все собери. Мне не надо возвращаться. Ничего не забудь.
- Русский свой почини, - крикнула я ему из ванной.
- Починю, - ответил он мне.
Я молча собрала вещи и направилась к двери.
- Что ты? Вот так уйдешь да? И все?
- И все, - я открыла дверь и потащила свой чемодан на выход.
На улице мне стало не по себе. все было не то и не так. Я стала ловить такси.
Дома я раскрыла чемодан, села и вдруг разрыдалась. И рядом не было Рики. Никого. Мама была на работе. А мне было так грустно, так горько и обидно, и еще я ужасно скучала по Риккардо. Я ревела и ревела. И вдруг наткнулась на нашу с ним фотку. И снова заревела.
Прошел месяц, а я поняла, что влюбилась в Риккардо. Но я ничего не хотела возвращать. Я слишком запуталась в своей жизни.


















Часть третья: в небытие.







Глава первая: несчастье не приходит одно.
Прошло полгода. Я ничего и никого не хотела. Устроилась на работу. И изредка наблюдала за Санжаром. Это вошло уже в какую-то маниакальную привычку, и я не знала, как из нее выбраться. И рядом не было Риккардо.
Я сидела на работе, как вдруг мне поступил звонок маминой подчиненной.
- Галия, Вашу маму увезли на скорой! – прокричала она в трубку.
- Как на скорой! В какую больницу? – испуганно закричала я.
- В кардиологию, - снова прокричала она.
- Спасибо, - я положила трубку и помчалась в кардиологию.
Через час я была уже там.
- Утешева Жанна, где она в какой палате – спросила я на регистрации.
Регистраторша долго возилась в документах, потом куда-то позвонила и с каменным лицом посмотрела на меня.
- Примите мои соболезнования, она скончалась пятнадцать минут назад. Инфаркт миокарда.
…………………………………………………………………………………
Прошло три месяца. Мой пустой дом зарос паутиной и грязью. Везде валялись пустые бутылки и окурки. Свет я не включала. Только сидела возле компьютера и пялилась на Санжара. Я пыталась позвонить Риккардо, но он заблокировал мой номер. Слезы и страдания стали моими спутниками на каждый день. Я не мылась, не купалась и превратилась в пугало. Я ела все подряд и разжирела. Назерке я заблокировала – она ко мне не приходила. Пару раз кто –то настойчиво звонил и стучал в калитку – но я не открыла. Жизнь стала какой-то серой.
Как-то я посмотрела на Санжара и увидела – как он снимает камеры! Мои камеры! Я встрепенулась. Мозг был одурманен алкоголем, и я взяла мамину сотку и позвонила Санжару.
- Ну что, нашел мои камеры? – пролепетала я пьяным языком.
- Ты, сука, Галия, это же ты! – сказал он.
- Ну да, это я, - проговорила я.
- Я тебя найду и убью, - тихо и угрожающе сказал он.
- Валяй, - сказала я и бросила трубку.
Через два часа звонок в калитку разрывал весь дом и постоянно тарабанили в нее. Я не открыла. Наконец все стихло. Я натянула мамин халат и вышла на улицу покурить. Вдруг рот кто-то сжал рукой.
- Сука, поиграть решила? – услышала я Санжара, - Молчи тварь, заходи домой, пойдем, - сказал он и потащил меня в дом.
Он кинул меня на пол и стал срывать с меня одежду. Потом стал раздеваться сам. Я не успела ничего сделать, как он овладел уже мной. Я смотрела на него – он зажмурил глаза и вдруг начал шептать мне:
- Галия, я люблю тебя, Галия, Галиюша…
А я смотрела на него и чувствовала только боль от того, как он насилует меня.
- Я так люблю тебя, я так соскучился, ты любовь моя, ты любовь всей моей жизни, Галиюша…
Я потеряла сознание.
Я очнулась от шума. Санжар решил закатить вечеринку в моем доме с кучей баб. Одна красивее другой девушки ходили туда-сюда и пили мой алкоголь. Я приподнялась.
- Что здесь происходит? – спросила я у одной из девиц.
- Вечеринка в честь Санжара! – пропела она.
- А где он сам? – спросила я.
- Наверху трахается с тремя, - ответила она.
Я встала с дивана и побежала наверх. Я открыла дверь маминой спальни и прямо на ее кровати увидела оргию.
- А! Очнулась уже! Галиюшка давай к нам! – закричал Санжар.
- Выметайся из моего дома и забери всех своих шалав! – закричала я.
- Да я и не подумаю! – весело прокричал он, - Пойдем к нам!
Я гневно закрыла дверь, стала спускаться и увидела внизу Риккардо!
- Боже мой! Как ты здесь? – закричала я.
- Я услышал, что твоя мама погибла и решил зайти, узнать, как ты, - сказал он, - Меня впустили. Ну вижу у тебя все хорошо, - добавил он.
- Нет Риккардо, пожалуйста помоги мне, - с этими словами я вывела его из дома и все рассказала.
Через час милиция выгребла всех. Большая часть из них оказались проститутки. Когда уводили Санжара мое сердце дрогнуло от страдания в его глазах, когда он смотрел на меня. Но я понимала, ничего уже с ним не будет. Я прижалась к Риккардо. Мы вошли с ним в дом и с улицы я услышала полный страдания крик:
- Галияяяяяя!




















Пролог.
- Мама, мама! – кричал мой самый старший Дэвид.
- Мама, Селин опять сломала мою машину! – с этими словами забежал мой старшенький смуглый кудрявый красивый сын мулат.
- Успокойся жаным, я куплю тебе новую, а сейчас ты видишь, мама кормит Бобби, - тихо сказала я и чуть-чуть поправила своего новорожденного младенца сына на руках.
- Ладно, мама! – закричал Дэвид и выбежал из комнаты.
- Галиюша, жаным, где мой синий смокинг? – спросил Риккардо, заходя в комнату.
- Рики, в гардеробной, - ответила я.
Он поцеловал меня в губы и сказал:
- Я люблю тебя малыш.
-Я тебя тоже мой ангел, - улыбнулась я.

© Copyright: Айжан Аскарова. Дата опубликования: 21.09.2016.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).