Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 21 ноября 2017.:
Kipchakbaeva Luisa

Известная неизвестность

Лето неприметно ушло восвояси, и отголосок задорной песни все еще слышится в огненном свете вечерней зари, в звоне солнечного луча, вызолотившего паутинку, в долгом - долгом кружащем полете пурпурного листа. Наверное, многие из нас оглядываются сейчас на ушедшее лето. Тебе грустно? Грустно, конечно. Какое пре-красное было лето! Лето любви. Невозвратимое и кратковременное, как молодость, лето... Пусть же с нами останется самое прекрасное, главное эти радости, открытия, обретения, надежды и удачи. Ведь, если вдуматься, то это совсем немало... Ведь, кончилось только лето, а жизнь по-прежнему безостановочно идет вперед и только вперед. Вот и осень к нам явилась опять, как обворожительная, неразгаданная и уже обретшая уверенность в себе женщина. На ней плащ из синего тумана, на русой голове шаль из пестрых листьев и в руках — березовый кузовок, полный тайн и сокровищ. По березовым перелескам, промеж деревьев, по полям опустелым и черемуховым уремам бродит - лукавит осень. Она где-то совсем рядом, но увидеть ее никому не удается. Она завораживает, манит своей неуловимостью. Осень — вечная странница на дорогах жизни. Вокруг все, как и прежде: желтый свет кленов, прощальные крики журавлей, дневные росы в тени, тихие да¬ли... Да, все, как и прежде, и все уже по-иному, по-ново¬му. Ничто и никогда в природе не повторяется одинаково, ничто не надоедает, все как в первый раз, с годами даже потрясающе и неизъяснимо прекраснее.
Осень — известная неизвестность... Теперь теплые солнечные дни уже начинаешь беречь и ждешь их, как желанную милость и дар бес¬ценный. Все вокруг прощается с солнцем и теплом, хочет в последний раз ошеломить ослепительной роскошью, чтобы потом снять свои наряды и спрятать их впрок в хрустальный сундук матушки-зимы. Как титулованные особы в сверкающих парчовых камзолах фордыбачат друг перед другом клены. Как бу¬дто звенящая напряженность исходит от напоенного солн¬цем тополя. Кажется, только тронь рукой — и прокатится на весь простор стозвенное эхо. В невесомой злототканной ризе замерла береза, сло¬вно таила в себе что-то не¬досказанное, сокровенное. Мо¬жет быть, это и есть сама осень? Хотелось прильнуть к ее стволу, спросить, зачем она так печальна, о чем ее тай¬ное молчание...
Далеко-далеко раздви¬нулся горизонт. Открывает все новые и новые свои сок¬ровения бытия трогающая душу ди¬вная и неброская краса ро¬димого края. Солнцем и ту¬манами пропахли умолкнув¬шие поля. Ершится под нога¬ми, будто золотом обрызган¬ная стерня. Как фантастические корабли, высятся стога, а вдали, у горизонта, трак¬торы уже тянут за собой глянцевито черные нити под¬нятой зяби. Какая-то тихая и грустная улыбка сожале-ния светится на опустелом лугу. Пока еще не было сильных заморозков¬, трава по-прежнему зелена и ярка. Робко светится белый огонек ромашки. Это последний привет ушедшего лета. В ро¬машке дремлет, едва шеве¬лясь, мохнатый шмель — умолкает гонец лета в лет¬нем цветке.
В деревне копают картош¬ку. В садах, как звезды с неба, собирают плоды поздних яблок — славянку, ан¬тоновку, бабушкино. Они свежие почти всю зиму.
Стая гусей перед отлетом расположились на поле. Неугомонные птицы почему-то приумолкли, переминаются с ноги на ногу, тревожно перекликаясь меж собой. По¬ра уже улетать, но они все еще медлят, словно им грустно расставаться со всем, что открылось, полюбилось здесь. Но вот они шумно взлетели ввысь, полетели, оглашая сиротливые поля, пустынные долгие дороги своими кликами: «Про-щайте, про-щайте...» Гуси летят - зимушку на хвосте тащат. Осень. Невыдуманная и неслышимая, ходила-бродила по пожухлой траве, пылающим перелескам и только роняла, роняла из своей серебристой вуали бесчисленные паутинки.
По каким дорогам, под каким ветром ты сейчас идешь, о чем думаешь, неразгадан-ная и чарующая странница, осень? Где твое новое пристанище? ОТЗОВИСЬ... НО ТОЛЬКО ветер вздыхает в ответ...
Все далеко окрест выгля¬дит определившимся и завершенным и располагает к глубокому и сосредоточенному размышлению о самом глав¬ном, ради чего живет чело¬век на этой земле. Все пред¬стает с необыкновенной силой правды. Наступил тот самый час высокой исповеди, откровения, которое заставляет с беспощадной честностью вглядеться в жизнь свою, выверить ее: что же ты успела сделать за это щедрое вре¬мя? Как распорядишься собственным опытом, мудростью — для себя и для людей?
Я ощущаю какую-то кровную связь с огромным пространством, не частью этой дали, реки, тишины, а сама я — и даль, и река, и тишина. Я — осень. Известная неизвестность. Сиротливым багряным листом я падаю наземь, печально-элегической водой уношусь в реке и исчезаю одиноким белым облаком в зовущей, бесконечной дали неба...

Автор Луиза Кипчакбаева

© Copyright: Kipchakbaeva Luisa. Дата опубликования: 22.08.2016.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).