Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 25 ноября 2017.:
Олесь Григ

Лола - волшебница из Флории.

Лола - волшебница из Флории. ЛОЛА - ВОЛШЕБНИЦА ИЗ ФЛОРИИ

1

Эта история случилась давно. С тех пор прошло много веков, и люди забыли героев этой истории и страну, в которой она происходила. Давайте с вами с вами вспомним .
В южных морях, на далеком континенте существовала страна под названием Флория. Легко догадаться, что жители этой страны именовали себя флорийцами. Флория располагалась на равнинной местности, и только на севере, до самого неба возвышались горы. За этими горами лежали другие страны. В них жили другие народы. Но флорийцы уже давно не поддерживали с ними связь. Когда-то, флорийцы охотно перелетали через горы, чтобы обменяться с тамошни жителями товарами. И конечно во Флорию из-за гор тоже прилетали купцы. Средством передвижения по воздуху им служили крупные пеликаны. Этих пеликанов загорские жители прекрасно умели приручать, и обучали носить по воздуху самих себя и довольно тяжелые грузы. Прилетая во Флорию для торговли, загорские купцы облетали на своих пеликанах всю территорию этой страны, бывали на базарах всех пяти флорийсих городов и с завистью смотрели на сказочные богатства и мудрый уклад жизни флорийцев.
Заслоненная от всего мира с севера высокими горами, а с юга глубокими морями, Флория долгое время была предоставлена себе самой и оставалась загадкой для других стран и народов. У нее был теплый, мягкий климат. На ее поверхности равномерно чередовались густые леса и плодородные поля. И имелось достаточное количество рек и озер. Флорийцы хорошо умели возделывать землю и собирать с нее богатый урожай, охотиться в лесах, стреляя из луков, и ловить рыбу и кальмаров, выходя в море надежных в любую погоду рыбацких баркасах. Тысячи лет живя в уединении, незнакомые с другими племенами и их культурами, флорийцы развили в себе богатое воображение. С помощью этого воображения они стали умелыми строителями, рукодельными ремесленниками, искусными и резчиками по камню и кости. В отрогах флорийских гор находились залежи железной руды, меди, золота и серебра. Флорицы добывали эти полезные ископаемые, плавили их и изготавливали орудия труда, предметы быта и украшения. Много еще чего умели делать флорийцы. Но главное, чем обогатило их одинокое, разыгравшееся воображение, это образом мыслей, который мы с вами называем – философским. Флорийцы понятия не имели, что такое государство и государственная власть; что такое богатство и бедность; что такое зависть и война. Они жили семьями, каждая в непохожем на другие доме и они не смотрели на соседей – они смотрели вглубь себя. Благодаря этому у них развились непонятные нам с вами качества. Многие флорийцы умели разговаривать с животными и мысленно общаться друг с другом. Некоторые из них понимали смысл звуков, производимых звездами в далеком космосе. И почти все они умели летать. Без всяких там пеликанов – а сами по себе. Они каким-то образом силой мысли научились управлять притяжением Земли и поднимать свои тела в воздух, придавая им любое направление полета. Это же умение позволяло им поднимать в воздух и переносить по нему различные (порой – громадные) предметы.
Потрясенные увиденным во Флории, загорские купцы возвращались на своих пеликанах в свои страны, торговали на базарах диковинными изделиями и рассказывали покупателям о флорийских чудесах. По началу им никто не верил. Небылицы! – таков был приговор простых жителей загорских стран. Но в определенное время слухов о Флории накопилось так много, что они стали достигать ушей загорских правителей.
Эти правители были людьми жадными и воинственными. Они беспрестанно вели войны с соседними государствами, с целью отвоевать себе кусок территории или, на худой конец, награбить сокровищ и взять в плен побольше людей, чтобы те на них работали. В определенный момент, исчерпав возможности воевать между собой, и уверовав в слухи о заманчивых богатствах Флории, три загорских правителя объединили свои армии и напали на эту страну.
Ранним солнечным утром, спешившие начать свой трудовой день флорийцы, увидели у себя в небе десятки тысяч летящих со стороны гор пеликанов. Пеликаны несли на себе пестро разодетых всадников. Люди Флории до этого не знали войн. Поэтому они решили, что это из-за гор к ним летит особенно много купцов и обрадовались возможности хорошо поторговать. Но когда им на головы посыпались острые, выпущенные из луков стрелы и тяжелые, брошенные с помощью пращей, камни – флорийцы поняли, что это нападение. Они быстро спрятались, кто куда, и стали мысленно совещаться, что им предпринять. У них и в мыслях не было причинить вред людям на пеликанах. Они быстро создали коллективный разум и с помощью этой силы вытеснили летучую армию варваров назад за горы – к чертовой матери!
С тех пор и прекратилось общение флорийцев с загорскими племенами, и обитатели Флории опять стали жить обособленно.

2

В те, теперь уже былинные времена, на окраине флорийского города Кристинг проживала небольшая, дружная семья – папа, мама, сын и дочка. Папа по профессии был охотником. Охота на дичь в лесу была для него не только занятием, дающем возможность содержать семью, но самой настоящей страстью. Каждое утро, взяв с собою охотничий лук, колчан со стрелами и двух кокер-спаниэлей, он уходил в лес и возвращался домой под вечер. Обычно он был увешан, подстреленными им, куропатками, фазанами и кроликами. Иногда ему удавалось подстрелить целого дикого кабана! Когда такое случалось, возвращение папы домой можно было увидеть за несколько километров. Кабан животное тяжелое, и папа перемещал его по воздуху. Домик этой семьи был небольшим, но уютным. Несколько подобных, увитых виноградными лозами, домиков располагались поодаль. Живущие в них соседи, видели плывущего над верхушками леса кабана и собирались у дома папы-охотника, чтобы помочь разделать тушу, а потом купить кабаньего мяса к ужину.
Мама всегда была рада такой добыче своего мужа. Она была очень гостеприимной женщиной, и ей доставляло удовольствие принимать гостей у себя дома. Пока мужчины разделывали тушу кабана, она накрывала стол во дворе, под старой грушей. Мама уставляла стол всяческими закусками и приносила из погреба глиняный кувшин с хмельным виноградным соком. Накрывать стол ей помогали соседские женщины. Они весело переговаривались, обмениваясь свежими городскими новостями. Когда первые куски хорошо прожаренного кабаньего мяса доставлялись к столу, начиналось
пиршество.
Насытившись и утолив жажду, хозяева и гости заводили старинные флорийские песни и нередко пускались в пляс. Самые задорные из них взлетали в воздух и выделывали там разные акробатические штучки. Вообще-то, жители Флории не злоупотребляли своим умением летать. Подъем своих тел на воздух требует от людей немалых усилий. А силы надо расходовать бережно. Потратив все силы на какое-нибудь одно увлекательное дело, их может не хватить на другие важные дела. Да, и чрезмерное увлечение полетами может повредить самой возможности летать. «Летать надо редко, но со вкусом» - было любимой поговоркой флорийцев. Но кто же удержит человека от полета, когда его душа радуется!
Взрослым пытались подражать дети. Они подпрыгивали высоко над землей, но взлететь по-настоящему у них не получалось. Полеты вещь серьезная и научная, к тому же, это бывает небезопасно. Бывали случаи, когда какой-нибудь ребенок, не разобравшись до конца в технике полета, взлетал в небо и скрывался за тучами. А как вернуть свое тело на землю он не знал. Его потом приходилось разыскивать в облаках всем городом. Однако, среди детей находилась одна девочка, которая сама, без посторонней помощи, выучилась летать. Но об этом кроме нее самой, ее собаки Риты и ее приятеля дракона Риаза - никто не знал.
Она была вторым после брата ребенком в семье папы-охотника. Ей недавно исполнилось одиннадцать лет, и ее звали Лола. Вообще-то, сразу после рождения ей дали имя Лоллоингред. Такое имя ей придумал, любивший поумничать, папа. Но звать Лоллоингред по такому длинному имени было долго и нудно. И все, в том числе и папа-охотник, стали обращаться к ней по имени Лола. К слову сказать, ее старшего брата звали просто – Кит. И на этом имени четырнадцать лет назад настояла мама.
О Ките рассказывать особенно нечего. В свои 14 лет он все время оставался оболтусом. Он никак не мог определиться кем стать. То он мечтал выучиться на ткача, то на металлурга, а иной раз брался учиться у папы охоте на дичь. С такими непостоянными мыслями в голове, он большую часть времени бегал за соседскими девчонкам. Одно в нем было хорошо – Кит с большой любовью и нежностью относился у Лоле.
Ну, и к папе с мамой, разумеется.
Лола отвечала брату взаимностью, но делиться с ним сокровенными мыслями она не могла. Лола была очень застенчивой девочкой, застенчивой и любопытной. Такие два качества характера постоянно отравляли ей жизнь. Любопытство толкало Лолу постоянно приставать с расспросами к людям, а застенчивость неизменно этому мешала. Намучившись с такой противоречивостью, Лола решила постигать окружающий мир самостоятельно. В самостоятельном постижении мира у нее развилось еще одно качество – мечтательность. Большеглазую, голубоглазую, светловолосую, кудрявоволосую - Лолу – чаще всего можно было застать в лесу, где она созерцала природу или беседовала с живущими в лесу животными. В этих ежедневных лесных прогулках единственной ее спутницей была собака Рита. Эта небольшого роста собачка была, по-своему, тоже существом неординарным. О ней нужно рассказать особо.
Сначала хозяином этой собаки был папа-охотник. Он приобрел ее с целым выводком кокер-спаниэлей для поиска в лесу подс кого-нибудь подстреленной им дичи. Рита сразу показалась ему подозрительной. В отличие от других щенков Рита была черной масти и гладкошерстная. Но папа решил, что это ничего – главное, чтобы собака хорошо выполняла свою работу. Этого-то как раз и не произошло. Когда на охоте Рита видела как папа целится из своего лука в кролика или куропатку, она начинала нервничать и тявкать, вспугивая дичь. А если папе все же удавалось кого-то подстрелить, то Рита хватала раненное животное и утаскивала его куда-то в кусты.
- Что с тобой происходит, Рита? – спрашивал ее в таких случаях папа. Но Рита прятала свои мысли глубоко внутри и только поскуливала. В конце концов, папа махнул на нее рукой и отдал на попечение Лоле. С такими причудами в голове Лола и Рита быстро нашли общий язык и стали задушевными подругами.

3
Рассвет над Флорией в летнюю пору всегда был восхитителен. Огромное желтое солнце неспешно выглядывало из-за края синего моря и проливало на морскую гладь теплые лучи. Лучи, сверкая в воде, наперегонки неслись к песчаному берегу, добились в песчинках на тысячи лучиков, а потом отталкивались от искристого песка и освещали стволы деревьев прибрежного леса. Лес тут же просыпался, приветствуя рассвет шелестом листьев и пеньем птиц.
На берег выходили рыбаки. Они стаскивали в воду свои баркасы и уходили на них в открытое море. За полосой леса начинались окраины города Кристинг. Чтобы не упустить драгоценное утреннее время, жители окраин вставали с первыми проблесками солнца. В домике Лолы тоже закипала жизнь. Всех будил папа. Он вставал затемно, самостоятельно перекусывал на скорую руку и начинал ворчать:
- Жена, дети! Отец уходит на охоту, а его даже некому проводить.
Первая сонным голосом отзывалась мама:
- Я уже встаю, дорогой, погоди минутку, сейчас соберу тебе еды в дорогу.
Кит игнорировал рассвет и продолжал спать до позднего утра. А Лола, заслышав голоса родителей, быстро вставала и в одной пижаме выходила на крыльцо. Солнечные лучи касались ее глаз, и ее голубые глаза начинали искриться как море. Лола улыбалась и шепотом произносила:
- Доброе утро, - обращаясь ко всему миру.
- Гав! Гав! Гав! Выходи уже! – отзывалась на приветствие Лолы Рита – она уже, как видно, давно сидела у крыльца. Ее короткий хвост нервно подергивался, давая понять, что собака заждалась свою хояйку. Лола притворно строго хмурила брови и восклицала:
- Фу, Рита, иди в будку!
- И не подумаю, - перебирая передними лапами, с глухим рычанием отвечала Рита. При этом ее морда принимала упрямое, ослиное выражение. Лолу это всегда очень смешило. Она сбегала с крыльца и принималась тормошить и целовать собаку.
- Так бы и давно, - удовлетворенно замечала Рита, умывая лолино лицо языком.
В одно такое утро мама сказала:
- Дочка, позавтракайте и сходите с Ритой в лес за земляникой, она наверняка уже поспела, - и тут же, без перехода, громко добавила:
- Кит, ну, сколько можно спать! Вставай и помоги мне наколоть дров.
Лола съела пончик, запивая его молоком, взяла лукошко для ягод, кликнула Риту, и они пошли в лес. Идя по знакомой лесной тропинке, девочка смотрела на верхушки деревьев и слушала щебет птиц. Она хорошо понимала, о чем щебечут птицы и сопереживала их заботам. Это ее конечно отвлекало от сбора земляники. Риту земляника тоже не интересовала. Она бегала вокруг Лолы кругами и время от время возбужденно гавкала:
- Лола, смотри - ящерица! Лола, смотри – барсук побежал! Лола, быстрей беги сюда – под кустом куропатка сидит на яйцах. – Лола в ответ рассеянно улыбнулась и продолжала идти дальше. Однако Рита все же была собакой служебной, в ней в достаточной мере было развито чувство долга. После того как Лола не обратила внимания на несколько густых зарослей спелой земляники, она забежала вперед, стала мордой к Лоле по середине тропинки и стала ворчливо тявкать:
- Лола, куда ты все время смотришь? Земляника растет не на деревьях, а из земли.
- Ты как всегда права, Рита, а я как обычно замечталась, - ответила Лола. Затем она посмотрела по сторонам, обнаружила большую, поросшую крупной земляникой поляну и стала собирать ягоды в лукошко. За этим занятием, девочка и собака не заметно для себя подошли к лесному озеру.
О том, что озеро уже близко, они поняли, когда услышали всплески воды и громкое фырканье. Рита насторожилась, вздыбила на холке шерсть и кратко обратилась к Лоле:
- Дракон?
- А кто же еще, - рассмеялась Лола, - конечно он, дракончик! – Девочка выбежала на берег озера и закричал:
- Доброе утро, Риаз! –Собака немного ревновала свою хозяйку к дракону. Поэтому она что-то невыразительно гавкнула, уткнула нос в землю и стала делать вид, что занята вынюхиванием.
Дракон плавал на спине, крыльями плескал себе воду в морду и с удовольствием отфыркивался. Завидев Лолу, он злорадно оскалился, ловко перевернулся на брюхо и скрылся под водой. Лола была хорошо знакома с шуточками своего приятеля – она тут же зажмурилась. Через мгновение дракон выпрыгнул на метр из воды и обдал Лолу каскадом брызг. Рита, также знакомая с проделками Риаза, все же не успела отпрыгнуть в сторону, и была облита водой с головы до лап.
- Гав! Гав! Гав! – не придумав от возмущения ничего членораздельного, залаяла она.
Светлые волосы Лолы от брызг еще больше закучерявились. С них на плечи девочки капало, но она продолжала стоять зажмурившись. Дракон не отличался разнообразием в поведении. Эффект от своего прыжка из воды, он всегда подчеркивал выдуванием облака пламени из пасти. В этот раз у него ничего не вышло. Крылья дракона отяжелели от впитавшейся в них влаги, он ими неуклюже потрепыхал и опять плюхнулся в воду, обдав Лолу новой порцией брызг. После этого Лола открыла глаза, обтерла лицо ладошками и сказала:
- Наигрался, дракоша? Выходи уже на берег! – Удрученный неудачной попыткой выдуть из себя пламя, Риаз, недовольно сопя, выбрался из воды.
- Я от всего сердца приветствую вас, человеческая девочка Лола, - с поклоном, высокопарно обратился дракон к девочке. Затем он перевел огромные, ящеровидные глаза на собаку и продолжил:
- Мое приветствие также относится и к вам, собака по кличке Рита. – В ответ Рита недовольно тявкнула, а Лола опять рассмеялась.
Все драконы изъяснялись напыщенно и длинно. Они были существами очень древними, жили высоко в горах и такую манеру общения они приобрели задолго до появления в этой местности людей. Друг Лолы – дракон Риаз был личностью несколько легкомысленной и, как вы уже поняли, игривой. Ему недавно исполнилось 250 лет, что по меркам дракона мало ¬¬¬¬¬ - молодость, одним словом. Однако он, как и все драконы, изъяснялся высоким слогом. Больше о драконах я расскажу вам в следующей главе.

4

Итак – драконы. Как уже говорилось, они поселились на флорийских горах очень-очень давно. Люди во Флории даже утверждали, что драконы там жил всегда. Внешне эти драконы выглядели обыкновенно: внушительный хвост, с устрашающими, острыми шипами, перепончатые крылья, как у огромных летучих мышей, четыре лапы с крючковатыми когтями и большая голова с зубастой пастью. Но внутренне – это были довольно миролюбивые существа, живущие замкнуто. Облюбовав себе для проживания высокие, труднодоступные горы, они вели там загадочный образ жизни. По слухам, у них был свой наследственный правитель, иногда на равнине шла молва о драконьей королеве, и вроде бы у них имелся свой совет старейшин. Когда люди во Флории освоили левитацию, проще говоря, умение летать по воздуху, любопытство толкнуло людей посетить страну драконов, чтобы посмотреть, как они там живут. Однако драконы вежливо, но твердо дали понять, что без особой нужды посещать их не стоит. Учитывая, что драконы периодически дышали огнем, люди сразу же приняли их условия и умерили свою любознательность. В свою очередь и драконы не часто тревожили людей своим присутствием. По молчаливому соглашению с людьми, драконы владели небольшим участком равнины. Здесь они охотились и занимались скотоводством. Так и жили люди и драконы – каждые своей жизнью.
Однако, жизнь – есть жизнь. Живущие по соседству существа, поневоле становятся зависимыми друг от друга. Летающие по небу флорийцы и драконы нередко встречались, и между ними происходил примерно такой разговор:
- Добрый день, господин дракон.
- От души приветствую вас, добрый человек.
- Прекрасный сегодня денек!
- Лучше и представить себе невозможно.
- Ну, всего вам доброго, господин дракон.
- И вам всего наилучшего, добрый человек, - и они разлетались каждый в свою сторону. Иногда бывало, что летящему над селением флорийцев дракону становилось нехорошо, и ему приходилось спускаться в селение. В таких случаях люди за ним ухаживали и кормили до тех пор, пока за больным не прилетали драконы-санитары. А порой у драконов случался падеж скота, тогда драконы присылали к людям своих представителей, и те, стараясь поменьше дышать огнем, брали у людей взаймы стадо овец или коз. Кстати, драконы выдували из себя пламя не для вреда или устрашения, а просто у них было такое свойство организма.
Молодой дракон Риаз по своей натуре отличался от своих сородичей. Его, как и девочку Лолу, постоянно мучило любопытство. Не смотря на предостережение старших драконов не докучать людям, дракон Риаз чуть ли ни каждый день прилетал на равнину и совал нос в человеческие дела. Люди к нему быстро привыкли и считали чудаком. Они с ним шутливо беседовали и угощали обедами. Об этих визитах прознали драконы-начальники и строго настрого приказали Риазу без нужды не посещать людские селения. В кругу драконов было принято беспрекословно слушаться старшим, и Риаз нехотя подчинился. На свое счастье, Риаз к этому времени уже свел дружбу с Лолой, и они стали встречаться у лесного озера. Лесное озеро ведь не селение – значит можно. Нечего и говорить, что такие противоречивые создания, как эти – девочка, дракон и собака – крепко сдружились. Нужно отметить, что Рита ревнуя Лолу к Риазу и тявкая на него, все же в тайне была к нему привязана. Ее очень подкупало вежливое обращение.
На берегу лесного озера на корточках, лапах и хвосте сидели - девочка, собака и дракон и увлеченно предавались беседе. Рите нравилось произносить букву «р» и она все время приставала к Риазу с вопросами:
- Р- Р-Риаз, р-раскажи нам, а собаки в драконьем царстве водятся? – Риаз внимательно смотрел влажными глазами на Риту и обстоятельно отвечал:
- Спешу вас огорчить, многоуважаемая Рита, собак у нас не водится. Но, чтобы удовлетворить ваше любопытство относительно ваших сородичей, скажу – собаки не совсем чужды драконам. На равнине у драконов-пастухов имеется несколько отменных собак, охраняющих стада.
- Р-Р-Риаз, Р-Р-Риаз, - опять начала было приставать к дракону неуемная Рита, но тут ее укусила блоха, и она стала выискивать ее зубами, задрав лапу за ухо. Риаз понял, что эта его собеседница занята туалетом, и обратился к Лоле:
- Мне хотелось бы, госпожа Лола, услышать ваше мнение по поводу слухов о северных людях.
- О чем… о ком ты говоришь, Риаз, - удивилась Лола, - кто такие, эти северные люди?
- Как, разве до ушей моей госпожи еще не доходила молва о них. – Лола с сомнением посмотрела на дракона и сказала:
- Должно быть, ты хочешь рассказать нам сказку. Интересно! – Тем временем Рита справилась со своей блохой и воскликнула:
- Р-раскажи, р-раскажи сказку, Р-Риаз! – Дракон вобрал в себя воздух, деликатно дохнул пламенем в сторону и с достоинством ответил:
- Милые барышни, слухи о северных людях вполне достоверны, и это не сказка. Вы, вероятно, знаете, что драконы не могут посещать загорские страны – на это нашим древними предками наложено табу. Но иногда, в очень редких случаях, по ночам, некоторые из нас там бывает. И вот, что эти, гм… некоторые, рассказывают о северных людях по возращении из-за гор…
Как вы наверное уже догадались, рассказу о северных людях будет посвя

5

- Вот, что рассказывают о северных людях драконы, тайком побывавшие в загорских странах, - начал свое повествование дракон Риаз. Он встал во весь свой огромный рост, чтобы произвести на Лолу и Риту как можно большее впечатление. Собака и девочка оставались сидеть, подняв на дракона глаза. Риаз продолжал:
- Северные люди появились в загорских странах относительно недавно. Сначала их было немного. Они прилетели на железных воздушных лодках во дворец одного загорского правителя и поднесли ему богатые дары. Правитель благосклонно принял дары и пригласил чужестранцев разделить с ним трапезу. Ему хотелось развлечь себя историями северных людей об их родных краях, о которых загорским жителям не было ничего известно. Северные люли с благодарностью приняли приглашение. Когда они явились в зал, где стояли уставленные блюдами с едой столы, они достали из-под кожаных плащей железные палочки и наставили их на правителя и его охрану. Из палочек вырвалось пламя, и послышались громкие хлопки. Через мгновение правитель и его охрана упали замертво. Говорят, что их убило не пламя, а крошечные свинцовые шарики, которые вместе с пламенем вылетели из проделанных в палочках отверстиях. Также утверждают, что эти шарики летят быстрей самой быстрой стрелы, и от них невозможно уклониться. – Риаз прервал свой рассказ, задумался, а потом взлетел в небо и очертил над озером круг. Пока он был этим занят, собака Рита спросила у Лолы:
- Ты веришь в эти россказни, Лола?
- Кто его знает, - ответила Лола, - может быть, так все и было, а может, и нет. Все равно, интересно.
- Мне тоже, - согласилась собака. – Тем временем, Риаз легко приземлился на землю и продолжил свое повествование:
- Лишив жизни людей находящихся в зале, северные люди выбежали на улицу и стали убивать всех подряд. В это время в небе над городом появилось множество железных лодок. С них на землю посыпались огромные железные шары, которые взрывались с оглушительным грохотом. От этих разрывов рушились здания и гибли люди. В городе погибли почти все жители, и лишь немногим удалось вскочить на своих пеликанов и скрыться, улетев на них в другие города. Но это людей, увы, уберегло ненадолго. Железные лодки северных людей летали над всей территорией этой загорской страны, неся разрушение и смерть. Говорят, что захватив одну страну, северные люди планируют разрушить все загорские страны, - со вздохом закончил свое повествование дракон Риаз.
Выслушав такой ужасный рассказ, впечатлительная Лола решила немного полетать, чтобы успокоиться. Она парила над водой лицом к солнцу, смотрела в ласковое небо широко раскрытыми глазами и переваривала услышанное. Когда девочка вернулась на землю, она спросила у Риаза:
- А почему те драконы, ну, которые все это наблюдали, не попытались помочь бедным жителям?
- Видите ли, любезная Лола, - отвечал дракон, - загорские жители черезвчайно суеверны и абсолютно невежественны. Для них мы, драконы, по их понятиям… как бы это получше сказать… что-то наподобие исчадия ада, что ли – увидев дракона, загорский житель тут же умирает от разрыва сердца. Поэтому и стараемся не попадаться им на глаза.
- Не верю не единому слову! – задорно протявкала Рита. При виде дракона – умереть от разрыва сердца? Сме-хо-та!
- Это ваше право – не верить, несравненная Рита, - грустно сказал Риаз. И туманно добавил: - Пусть нас рассудит история.
- Ну, хорошо, - вступила в разговор Лола, - если это все так, как ты рассказываешь, Риаз, то страшные северные люди могут напасть и на Флорию?
- Этого не случится, моя госпожа! – гордо сказал дракон. – Мы не позволим им перелететь через горы.
- Пусть только попробуют! Я их р-р-разорву на кусочки, - зарычала Рита. В ответ на это Лола рассмеялась, а Риаз хмыкнул. И вдруг все заметили, что наступил вечер. Пора было прощаться. Рита взглянула на лукошко с земляникой и отметила, что оно наполнено только наполовину. – Нам пора, - сказала она, - мне еще нужно успеть насобирать полное лукошко ягод. Тебя всегда интересно послушать, Риаз. К следующей нашей встречи мы с Ритой придумаем для тебя свою историю. До завтра!
- Буду с нетерпением ждать встречи с вами, госпожа Лола и с вами, уважаемая Рита. Только моя история – не выдумка, - сказал Риаз и взмыл в небо. А девочка и собака пошли лесной тропинкой в направлении дома.

6

Время бежит быстро. Во Флории приближалась пора сбора урожая. Папа-охотник старался подстрелить как можно больше дичи. По вечерам они с мамой солили и коптили мясо, чтобы запастись им впрок. Скоро большинство жителей Флории выйдут в поля косить хлебные колосья и будут тратить много энергии, а энергию нужно восстанавливать едой. Вот тут-то папа с мамой и предложат проголодавшимся косарям копченого мяса. Девочка Лола и собака Рита продолжали ходить в лес за ягодами. У лесного озера они неизменно находили дракона Риаза и развлекали друг друга разговорами. Дракон больше не упоминал о северных людях, и Лола с Ритой совершенно забыли об этой истории. Однажды к кому-то – Риазу или Лоле – пришла идея покатать Риту по воздуху. Они поочередно поднимали собаку в небо и совершали над озером несколько плавных кругов. Рита терпеть не могла полетов, но храбро делала вид, что ей это нравится.
Однако о северных людях все же пришлось вспомнить. И первым напомнил о них брат Лолы – Кит. В один вечер он не явился к ужину. Это с ним случалось и раньше. Кит запросто мог загуляться с друзьями до поздней ночи, поэтому в этот вечер его отсутствием папа с мамой не обеспокоились. За ужином они немного поговорили о сыне.
- Кит совершенно отбился от рук, дорогой, - обратилась к папе-охотнику мама, - ты бы его приструнил.
- Когда он вернется, я ему всыплю, - пообещал папа, пережевывая пирог с голубикой. Папа был человеком добрым, и все за столом прекрасно знали, что ничего никому он не всыплет. На этом разговор о Ките и закончился. Но когда утром обнаружилось, что Кит не ночевал дома, семья папы-охотника забеспокоилась всерьез. Папа никак не мог решить, что ему делать – идти охотиться или искать сына. Мама подумала и рассудительно сказала:
- Иди на охоту, дорогой, и ни о чем плохом не думай. Наш Кит, верно, влюбился. А когда юноши в первый раз влюбляются, они обыкновенно не ночуют дома. Папа сам в юности не раз влюблялся и поэтому согласился с мамой. Он ушел на охоту, и день начался для всех обыкновенно. Необычайности стали происходить позже. Первая необычайность произошла у лесного озера. Когда девочка и собака пришли туда, они не нашли там дракона. Это их очень удивило, и они прождали Риаза несколько часов. Вторая необычайность ожидала их дома. Вернувшись домой, Рита и Лола обнаружили там папу, маму, Кита и… дракона Риаза. Дракон занимал собой чуть ли не полдвора, сидел на задних лапах, топорщил крыльями и, чересчур часто дыша пламенем, возбужденно говорил. Его рассказ касался брата Лолы – Кита. Вот, что оказалось. Кит с друзьями весь минувший день провели на речке. Ни в кого он не влюбился. Речка протекала далеко от города Кристинг. Чтобы поспеть домой к ужину, ребята оставили речной берег, когда солнце еще не садилось. Закат солнца застал их посередине пшеничного поля. Быстро темнело. И вдруг на фоне сумрачного неба друзья заметили летящий предмет. По виду он напоминал летящий по воздуху рыбацкий баркас, внушительного размера. Кит и двое его друзей, задрав головы, с интересом рассматривали необычную штуковину. Внезапно рядом с летящей лодкой возник дракон. Он пронесся над ней, обдал ее облаком пламени и взмыл высоко в небо. Лодка, по-видимому, была изготовлена из железа, и пламя дракона не причинила ей никакого вреда. Она неожиданно для ребят развернула свой корпус вертикально земле и погналась за драконом. При этом из лодки в сторону дракона тоже полетело пламя. Выброс огня, как во время грозы, сопровождался громовыми раскатами. Вы конечно уже догадались, читатели, что в летающей лодке находились страшные северные люди. Но Кит с друзьями о них еще ничего не знали. От страха и удивления они упали на землю и заползли в стог сена. Немного придя в себя, ребята высунули головы наружу и стали ждать, что будет происходить дальше. Но дальше ничего не происходило. Один из друзей сказал:
- Я немного умею летать. Может быть, мне подняться в воздух и посмотреть по сторонам?
- А ты не боишься? – спросил Кит.
- Не знаю, - неуверенно отвечал паренек, - но я все же полечу. – Он приказал своему телу отрываться от земли и стал с легкостью воздушного шарика подниматься в воздух. Поднявшись метров на пятьдесят, друг Кита намного повисел над землей, а потом плавно спустился обратно.
- Ты что-нибудь видел? – спросил Кит.
- Ну, что там? – Что там? – возбужденно воскликнули другие два парня.
- Над горами сверкает огонь.
- Это, наверное, драконы сражаются с летающими лодками, - предположил Кит. Сначала ему никто не ответил. Но потом ребята поразмыслили и решили переждать до утра. Они попытались мысленно связаться с родителями, однако связь почему-то отсутствовала. Друзья вернулись в стог душистого сена, и их охватил глубокий сон.
Когда они утром вылезли из стога, то разом посмотрели на небо. В их сторону летел дракон. Он быстро снизился и приземлился – это был Риаз.
- Здравствуйте, молодые люди и вы уважаемый Кит, - заговорил дракон, - я как раз спешил к вам домой, чтобы предупредить вашу семью о надвигающейся опасности. Потом он коротко рассказал о той опасности, которую могут принести северные люди всем жителям Флории:
- Северные люди на железных лодках, о которых я как-то упоминал любезным мне Лоле и Рите, все же перелетели через горы и напали на нас. Вчера вечером их небесное войско показалось над нашей территорией, и драконы вылетели им навстречу, чтобы дать бой. Мы сражались всю ночь! Оружие северных людей ужасно и смертоносно. Очень много наших погибло. Но ближе к утру мы приспособились отражать их атаки, давая достойный отпор. Они понесли небольшие потери, и их воздушный флот отступил за горы. Но это, скорей всего, ненадолго. В настоящий момент драконы собрали совет старейшин, а я полетел к вам, чтобы предупредить. Хорошо, что я вас встретил. Не мешкая, направляйтесь в город, а я буду присматривать, на всякий случай, за вами с воздуха. Кит с друзьями не стали задавать Риазу лишних вопросов и последовали его совету.


7

К неожиданной и пугающей истории о нападении северных людей, которую по очереди изложили Кит и дракон Риаз, остальные члены семьи отнеслись по-разному. Папа-охотник, как и его деды и прадеды, умел охотиться на дичь, стреляя из лука, - и ничего больше. Он никогда ни с кем не воевал и даже ни разу не дрался. Но он был настоящим мужчиной, у которого в жилах текла кровь воина. Папа нахмурился, и на его всегда приветливое лицо легла тень предстоящей войны. Он произнес:
- Жена, дети, и ты – Рита, - к нам идут такие испытания, которых флорийцы еще не знали. Наберитесь мужества и терпения. Спасибо тебе, Риаз, за предупреждение. Мне надо идти в ратушу, чтобы собрать городской совет. – Он встал и вышел со двора. Мама посмотрела ему вслед и произнесла:
- Не пугайтесь, дети. Мужчины всегда склонны все преувеличивать. На то они и мужчины. Северным людям не одолеть драконов. Я права, Риаз? – Дракон неопределенно склонил голову набок и ничего не ответил. Его примеру последовала собака Рита – она тоже склонила голову набок. Маленькая собака сидела на земле и поочередно следила карими глазами за выражениями лиц людей и за гримасами на морде дракона. Она пыталась понять, что происходит и ничего не понимала. А вот Лола, бедная маленькая Лола, разрывалась от нахлынувших на нее чувств. Она думала: «Что такое война? Как это – война? Почему война? Что снами теперь будет?» Отчего-то она была уверена, что добром это не кончится. Лола потихоньку мысленно пробралась в голову брата, но в голове Кита ей повстречались те же самые вопросы, которые теснились в ее собственной голове. Ответов на эти вопросы ни у кого из сидящих во дворе под старой грушей, по-видимому, не было.
Дракон Риаз сказал: - Я вынужден вас покинуть. Мое время мне, увы, больше не принадлежит. Не падайте духом, дорогие моему сердцу люди. Прощайте! – Он взмахнул крыльями и улетел в сторону гор.
Дракон улетел, а мы с вами покинем на время встревоженное семейство папы-охотника и побываем в ратуше города Кристинг.
В ратуше, по настоянию папы-охотника, собралось пятьдесят самых уважаемых людей города. Они внимательно выслушали папу и стали думать, как им, в случае нападения, отразить атаку северных людей. Уважаемые люди города Кристинг, как и папа- охотник, ничего не смыслили в военном деле.
- Может быть, нам собрать всех мужчин Флории, вооружиться луками и первыми напасть на северных людей? – Предложил член совета по имени Крост.
- Ты забыл, Крост, что лодки северных людей сделаны из железа, и наши стрелы против них бессильны,- возразил другой член совета.
- В таком случае нам нужно сделать так, как это мы сделали при нападении загорских племен. Мы создадим коллективный разум и с его помощью выдворим армию северных людей за пределы нашей страны,- сделал другое предложение воинственный Крост. Слово взял председатель городского совета Лиун. Он сказал:
- Я думаю, что все предложенное уважаемым Кростом - возможно осуществить. Но, боюсь, этого будет недостаточно. Мы понятия не имеем о силе северных людей. Мне кажется, нам надо заключить военный союз с нашими соседями – драконами. Давайте отправим к ним для переговоров нашего посла. Кого бы нам выбрать на эту роль?
- Тут и думать нечего, - сказал все тот же Крост, - лучше всего с этой ролью справится уважаемый охотник – у него хорошие отношения с одним из драконов. Ему и карты в руки, если он конечно согласится. – Папа-охотник выразил свое согласие, после чего совет разошелся.
Храбрый папа-охотник не стал залетать домой, а поспешил выполнить, данное ему поручение. Он летел над Флорией и видел, что в городах и небольших селениях, на колосящихся полях – идет обычная жизнь. Городские улицы заполнены спешащими по своим делам людьми. А кое-где на полях хлеборобы уже принялись косить пшеницу.
Картины мирной жизни начали меняться, когда папа подлетал к той части Флории, где начинались горы. Первое, что он почувствовал, был запах гари. Дышать стало трудно, и глаза начали слезиться. Папа-охотник посмотрел вниз и увидел столб, поднимающегося вверх, дыма. Он снизился и коснулся ногами поверхности земли. Подойдя к месту, откуда шел дым, он увидел дымящуюся, полуобгоревшую железную лодку. Она была размером в два раза превышающим рыбацкий баркас. В видимой части внутренности лодки папе-охотнику стали видны два обуглившихся трупа северных людей. Они, и после гибели, продолжали сидеть в прежних позах, и от них в воздух тоже поднимались струйки дыма. Зрелище было очень неприятным. Папа-охотник подумал: « Вот ужас! Но все-таки драконы научились побеждать северных людей. Это хорошо». В это время сверху послышались выстрелы. Папа поднял голову и увидел быстро летящего дракона. За ним гнались, стреляя ему вслед, сразу три лодки северных людей. Дракон, не теряя скорости, вертел головой и отвечал преследователям облаками пламени из пасти. Небо заволокло дымом, и папа-охотник перестал видеть, что там происходит. Как вдруг, неподалеку от того места, где он стоял, что-то тяжело упало. Это был смертельно раненный дракон. Он лежал на спине и тяжело, с бульканьем в горле, дышал. Его глаза были налиты кровью, а крылья напоминали, разодранные в клочья бурей, паруса. Заметив папу, дракон из последних сил произнес: - Возвращайся домой, добрый человек, и спасай свой народ! Расы драконов больше не существует.- Сказав так, последний на земле дракон испустил дух.
Ошеломленный папа-охотник какое-то время постоял, а затем медленно побрел пешком в сторону города Кристинг – от всего увиденного, у него не было сил поднять свое тело в воздух.
Тем временем в уютном домике…

8

Тем временем в уютном домике на окраине города собрались соседи. Ужасная новость о нашествии северных людей в мгновение ока облетела все пять городов Флории, и люди, нуждаясь в поддержке, собирались у друзей и знакомых. Во дворе папы-охотника собралось около двадцати человек – мужчин, женщин и их детей. Пока взрослые ломали головы над тем, что им предпринять в сложившихся обстоятельствах, Лола, Кит и еще пятеро мальчиков и девочек вышли за ворота и уселись на двух, стоящих у ворот, лавочках. Все дети, за исключением Лолы, не были особенно напуганы разговорами о войне. Девочки поддразнивали мальчишек, называя тех трусами, а мальчики в ответ клялись задать северным людям хорошую трепку. Лола слушала их в пол-уха, а сама пыталась настроиться на телепатическую связь с папой. Но от волнения ей этого никак не удавалось сделать. И вот, когда она уже отчаялась наладить связь с отцом, в ее голове послышался ели слышный голос папы: « …беги, Лола… беги… спасайся… беги к лесному озеру… я тебя разыщу…» - на этом связь оборвалась. Лола привыкла беспрекословно повиноваться отцу. Она встала и, не о чем не думая, не думая о маме, брате, других людях и даже о Рите, как лунатик направилась в лес. Впрочем, Рита, заметив, что Лола уходит, побежала следом.
Лишь только Лола и Рита зашли в лес и ступили на знакомую тропинку, как сзади послышался грохот. Лола оглянулась и увидела сквозь еще редкую листву деревьев, в небе, множество летательных аппаратов. Из них, как из пастей драконов, на город летело пламя. Выброс пламени сопровождался тем грохотом, который заставил девочку оглянуться.








-


-





ЛОЛА - ВОЛШЕБНИЦА ИЗ ФЛОРИИ

1

Эта история случилась давно. С тех пор прошло много веков, и люди забыли героев этой истории и страну, в которой она происходила. Давайте с вами с вами вспомним .
В южных морях, на далеком континенте существовала страна под названием Флория. Легко догадаться, что жители этой страны именовали себя флорийцами. Флория располагалась на равнинной местности, и только на севере, до самого неба возвышались горы. За этими горами лежали другие страны. В них жили другие народы. Но флорийцы уже давно не поддерживали с ними связь. Когда-то, флорийцы охотно перелетали через горы, чтобы обменяться с тамошни жителями товарами. И конечно во Флорию из-за гор тоже прилетали купцы. Средством передвижения по воздуху им служили крупные пеликаны. Этих пеликанов загорские жители прекрасно умели приручать, и обучали носить по воздуху самих себя и довольно тяжелые грузы. Прилетая во Флорию для торговли, загорские купцы облетали на своих пеликанах всю территорию этой страны, бывали на базарах всех пяти флорийсих городов и с завистью смотрели на сказочные богатства и мудрый уклад жизни флорийцев.
Заслоненная от всего мира с севера высокими горами, а с юга глубокими морями, Флория долгое время была предоставлена себе самой и оставалась загадкой для других стран и народов. У нее был теплый, мягкий климат. На ее поверхности равномерно чередовались густые леса и плодородные поля. И имелось достаточное количество рек и озер. Флорийцы хорошо умели возделывать землю и собирать с нее богатый урожай, охотиться в лесах, стреляя из луков, и ловить рыбу и кальмаров, выходя в море надежных в любую погоду рыбацких баркасах. Тысячи лет живя в уединении, незнакомые с другими племенами и их культурами, флорийцы развили в себе богатое воображение. С помощью этого воображения они стали умелыми строителями, рукодельными ремесленниками, искусными и резчиками по камню и кости. В отрогах флорийских гор находились залежи железной руды, меди, золота и серебра. Флорицы добывали эти полезные ископаемые, плавили их и изготавливали орудия труда, предметы быта и украшения. Много еще чего умели делать флорийцы. Но главное, чем обогатило их одинокое, разыгравшееся воображение, это образом мыслей, который мы с вами называем – философским. Флорийцы понятия не имели, что такое государство и государственная власть; что такое богатство и бедность; что такое зависть и война. Они жили семьями, каждая в непохожем на другие доме и они не смотрели на соседей – они смотрели вглубь себя. Благодаря этому у них развились непонятные нам с вами качества. Многие флорийцы умели разговаривать с животными и мысленно общаться друг с другом. Некоторые из них понимали смысл звуков, производимых звездами в далеком космосе. И почти все они умели летать. Без всяких там пеликанов – а сами по себе. Они каким-то образом силой мысли научились управлять притяжением Земли и поднимать свои тела в воздух, придавая им любое направление полета. Это же умение позволяло им поднимать в воздух и переносить по нему различные (порой – громадные) предметы.
Потрясенные увиденным во Флории, загорские купцы возвращались на своих пеликанах в свои страны, торговали на базарах диковинными изделиями и рассказывали покупателям о флорийских чудесах. По началу им никто не верил. Небылицы! – таков был приговор простых жителей загорских стран. Но в определенное время слухов о Флории накопилось так много, что они стали достигать ушей загорских правителей.
Эти правители были людьми жадными и воинственными. Они беспрестанно вели войны с соседними государствами, с целью отвоевать себе кусок территории или, на худой конец, награбить сокровищ и взять в плен побольше людей, чтобы те на них работали. В определенный момент, исчерпав возможности воевать между собой, и уверовав в слухи о заманчивых богатствах Флории, три загорских правителя объединили свои армии и напали на эту страну.
Ранним солнечным утром, спешившие начать свой трудовой день флорийцы, увидели у себя в небе десятки тысяч летящих со стороны гор пеликанов. Пеликаны несли на себе пестро разодетых всадников. Люди Флории до этого не знали войн. Поэтому они решили, что это из-за гор к ним летит особенно много купцов и обрадовались возможности хорошо поторговать. Но когда им на головы посыпались острые, выпущенные из луков стрелы и тяжелые, брошенные с помощью пращей, камни – флорийцы поняли, что это нападение. Они быстро спрятались, кто куда, и стали мысленно совещаться, что им предпринять. У них и в мыслях не было причинить вред людям на пеликанах. Они быстро создали коллективный разум и с помощью этой силы вытеснили летучую армию варваров назад за горы – к чертовой матери!
С тех пор и прекратилось общение флорийцев с загорскими племенами, и обитатели Флории опять стали жить обособленно.

2

В те, теперь уже былинные времена, на окраине флорийского города Кристинг проживала небольшая, дружная семья – папа, мама, сын и дочка. Папа по профессии был охотником. Охота на дичь в лесу была для него не только занятием, дающем возможность содержать семью, но самой настоящей страстью. Каждое утро, взяв с собою охотничий лук, колчан со стрелами и двух кокер-спаниэлей, он уходил в лес и возвращался домой под вечер. Обычно он был увешан, подстреленными им, куропатками, фазанами и кроликами. Иногда ему удавалось подстрелить целого дикого кабана! Когда такое случалось, возвращение папы домой можно было увидеть за несколько километров. Кабан животное тяжелое, и папа перемещал его по воздуху. Домик этой семьи был небольшим, но уютным. Несколько подобных, увитых виноградными лозами, домиков располагались поодаль. Живущие в них соседи, видели плывущего над верхушками леса кабана и собирались у дома папы-охотника, чтобы помочь разделать тушу, а потом купить кабаньего мяса к ужину.
Мама всегда была рада такой добыче своего мужа. Она была очень гостеприимной женщиной, и ей доставляло удовольствие принимать гостей у себя дома. Пока мужчины разделывали тушу кабана, она накрывала стол во дворе, под старой грушей. Мама уставляла стол всяческими закусками и приносила из погреба глиняный кувшин с хмельным виноградным соком. Накрывать стол ей помогали соседские женщины. Они весело переговаривались, обмениваясь свежими городскими новостями. Когда первые куски хорошо прожаренного кабаньего мяса доставлялись к столу, начиналось
пиршество.
Насытившись и утолив жажду, хозяева и гости заводили старинные флорийские песни и нередко пускались в пляс. Самые задорные из них взлетали в воздух и выделывали там разные акробатические штучки. Вообще-то, жители Флории не злоупотребляли своим умением летать. Подъем своих тел на воздух требует от людей немалых усилий. А силы надо расходовать бережно. Потратив все силы на какое-нибудь одно увлекательное дело, их может не хватить на другие важные дела. Да, и чрезмерное увлечение полетами может повредить самой возможности летать. «Летать надо редко, но со вкусом» - было любимой поговоркой флорийцев. Но кто же удержит человека от полета, когда его душа радуется!
Взрослым пытались подражать дети. Они подпрыгивали высоко над землей, но взлететь по-настоящему у них не получалось. Полеты вещь серьезная и научная, к тому же, это бывает небезопасно. Бывали случаи, когда какой-нибудь ребенок, не разобравшись до конца в технике полета, взлетал в небо и скрывался за тучами. А как вернуть свое тело на землю он не знал. Его потом приходилось разыскивать в облаках всем городом. Однако, среди детей находилась одна девочка, которая сама, без посторонней помощи, выучилась летать. Но об этом кроме нее самой, ее собаки Риты и ее приятеля дракона Риаза - никто не знал.
Она была вторым после брата ребенком в семье папы-охотника. Ей недавно исполнилось одиннадцать лет, и ее звали Лола. Вообще-то, сразу после рождения ей дали имя Лоллоингред. Такое имя ей придумал, любивший поумничать, папа. Но звать Лоллоингред по такому длинному имени было долго и нудно. И все, в том числе и папа-охотник, стали обращаться к ней по имени Лола. К слову сказать, ее старшего брата звали просто – Кит. И на этом имени четырнадцать лет назад настояла мама.
О Ките рассказывать особенно нечего. В свои 14 лет он все время оставался оболтусом. Он никак не мог определиться кем стать. То он мечтал выучиться на ткача, то на металлурга, а иной раз брался учиться у папы охоте на дичь. С такими непостоянными мыслями в голове, он большую часть времени бегал за соседскими девчонкам. Одно в нем было хорошо – Кит с большой любовью и нежностью относился у Лоле.
Ну, и к папе с мамой, разумеется.
Лола отвечала брату взаимностью, но делиться с ним сокровенными мыслями она не могла. Лола была очень застенчивой девочкой, застенчивой и любопытной. Такие два качества характера постоянно отравляли ей жизнь. Любопытство толкало Лолу постоянно приставать с расспросами к людям, а застенчивость неизменно этому мешала. Намучившись с такой противоречивостью, Лола решила постигать окружающий мир самостоятельно. В самостоятельном постижении мира у нее развилось еще одно качество – мечтательность. Большеглазую, голубоглазую, светловолосую, кудрявоволосую - Лолу – чаще всего можно было застать в лесу, где она созерцала природу или беседовала с живущими в лесу животными. В этих ежедневных лесных прогулках единственной ее спутницей была собака Рита. Эта небольшого роста собачка была, по-своему, тоже существом неординарным. О ней нужно рассказать особо.
Сначала хозяином этой собаки был папа-охотник. Он приобрел ее с целым выводком кокер-спаниэлей для поиска в лесу подс кого-нибудь подстреленной им дичи. Рита сразу показалась ему подозрительной. В отличие от других щенков Рита была черной масти и гладкошерстная. Но папа решил, что это ничего – главное, чтобы собака хорошо выполняла свою работу. Этого-то как раз и не произошло. Когда на охоте Рита видела как папа целится из своего лука в кролика или куропатку, она начинала нервничать и тявкать, вспугивая дичь. А если папе все же удавалось кого-то подстрелить, то Рита хватала раненное животное и утаскивала его куда-то в кусты.
- Что с тобой происходит, Рита? – спрашивал ее в таких случаях папа. Но Рита прятала свои мысли глубоко внутри и только поскуливала. В конце концов, папа махнул на нее рукой и отдал на попечение Лоле. С такими причудами в голове Лола и Рита быстро нашли общий язык и стали задушевными подругами.

3
Рассвет над Флорией в летнюю пору всегда был восхитителен. Огромное желтое солнце неспешно выглядывало из-за края синего моря и проливало на морскую гладь теплые лучи. Лучи, сверкая в воде, наперегонки неслись к песчаному берегу, добились в песчинках на тысячи лучиков, а потом отталкивались от искристого песка и освещали стволы деревьев прибрежного леса. Лес тут же просыпался, приветствуя рассвет шелестом листьев и пеньем птиц.
На берег выходили рыбаки. Они стаскивали в воду свои баркасы и уходили на них в открытое море. За полосой леса начинались окраины города Кристинг. Чтобы не упустить драгоценное утреннее время, жители окраин вставали с первыми проблесками солнца. В домике Лолы тоже закипала жизнь. Всех будил папа. Он вставал затемно, самостоятельно перекусывал на скорую руку и начинал ворчать:
- Жена, дети! Отец уходит на охоту, а его даже некому проводить.
Первая сонным голосом отзывалась мама:
- Я уже встаю, дорогой, погоди минутку, сейчас соберу тебе еды в дорогу.
Кит игнорировал рассвет и продолжал спать до позднего утра. А Лола, заслышав голоса родителей, быстро вставала и в одной пижаме выходила на крыльцо. Солнечные лучи касались ее глаз, и ее голубые глаза начинали искриться как море. Лола улыбалась и шепотом произносила:
- Доброе утро, - обращаясь ко всему миру.
- Гав! Гав! Гав! Выходи уже! – отзывалась на приветствие Лолы Рита – она уже, как видно, давно сидела у крыльца. Ее короткий хвост нервно подергивался, давая понять, что собака заждалась свою хояйку. Лола притворно строго хмурила брови и восклицала:
- Фу, Рита, иди в будку!
- И не подумаю, - перебирая передними лапами, с глухим рычанием отвечала Рита. При этом ее морда принимала упрямое, ослиное выражение. Лолу это всегда очень смешило. Она сбегала с крыльца и принималась тормошить и целовать собаку.
- Так бы и давно, - удовлетворенно замечала Рита, умывая лолино лицо языком.
В одно такое утро мама сказала:
- Дочка, позавтракайте и сходите с Ритой в лес за земляникой, она наверняка уже поспела, - и тут же, без перехода, громко добавила:
- Кит, ну, сколько можно спать! Вставай и помоги мне наколоть дров.
Лола съела пончик, запивая его молоком, взяла лукошко для ягод, кликнула Риту, и они пошли в лес. Идя по знакомой лесной тропинке, девочка смотрела на верхушки деревьев и слушала щебет птиц. Она хорошо понимала, о чем щебечут птицы и сопереживала их заботам. Это ее конечно отвлекало от сбора земляники. Риту земляника тоже не интересовала. Она бегала вокруг Лолы кругами и время от время возбужденно гавкала:
- Лола, смотри - ящерица! Лола, смотри – барсук побежал! Лола, быстрей беги сюда – под кустом куропатка сидит на яйцах. – Лола в ответ рассеянно улыбнулась и продолжала идти дальше. Однако Рита все же была собакой служебной, в ней в достаточной мере было развито чувство долга. После того как Лола не обратила внимания на несколько густых зарослей спелой земляники, она забежала вперед, стала мордой к Лоле по середине тропинки и стала ворчливо тявкать:
- Лола, куда ты все время смотришь? Земляника растет не на деревьях, а из земли.
- Ты как всегда права, Рита, а я как обычно замечталась, - ответила Лола. Затем она посмотрела по сторонам, обнаружила большую, поросшую крупной земляникой поляну и стала собирать ягоды в лукошко. За этим занятием, девочка и собака не заметно для себя подошли к лесному озеру.
О том, что озеро уже близко, они поняли, когда услышали всплески воды и громкое фырканье. Рита насторожилась, вздыбила на холке шерсть и кратко обратилась к Лоле:
- Дракон?
- А кто же еще, - рассмеялась Лола, - конечно он, дракончик! – Девочка выбежала на берег озера и закричал:
- Доброе утро, Риаз! –Собака немного ревновала свою хозяйку к дракону. Поэтому она что-то невыразительно гавкнула, уткнула нос в землю и стала делать вид, что занята вынюхиванием.
Дракон плавал на спине, крыльями плескал себе воду в морду и с удовольствием отфыркивался. Завидев Лолу, он злорадно оскалился, ловко перевернулся на брюхо и скрылся под водой. Лола была хорошо знакома с шуточками своего приятеля – она тут же зажмурилась. Через мгновение дракон выпрыгнул на метр из воды и обдал Лолу каскадом брызг. Рита, также знакомая с проделками Риаза, все же не успела отпрыгнуть в сторону, и была облита водой с головы до лап.
- Гав! Гав! Гав! – не придумав от возмущения ничего членораздельного, залаяла она.
Светлые волосы Лолы от брызг еще больше закучерявились. С них на плечи девочки капало, но она продолжала стоять зажмурившись. Дракон не отличался разнообразием в поведении. Эффект от своего прыжка из воды, он всегда подчеркивал выдуванием облака пламени из пасти. В этот раз у него ничего не вышло. Крылья дракона отяжелели от впитавшейся в них влаги, он ими неуклюже потрепыхал и опять плюхнулся в воду, обдав Лолу новой порцией брызг. После этого Лола открыла глаза, обтерла лицо ладошками и сказала:
- Наигрался, дракоша? Выходи уже на берег! – Удрученный неудачной попыткой выдуть из себя пламя, Риаз, недовольно сопя, выбрался из воды.
- Я от всего сердца приветствую вас, человеческая девочка Лола, - с поклоном, высокопарно обратился дракон к девочке. Затем он перевел огромные, ящеровидные глаза на собаку и продолжил:
- Мое приветствие также относится и к вам, собака по кличке Рита. – В ответ Рита недовольно тявкнула, а Лола опять рассмеялась.
Все драконы изъяснялись напыщенно и длинно. Они были существами очень древними, жили высоко в горах и такую манеру общения они приобрели задолго до появления в этой местности людей. Друг Лолы – дракон Риаз был личностью несколько легкомысленной и, как вы уже поняли, игривой. Ему недавно исполнилось 250 лет, что по меркам дракона мало ¬¬¬¬¬ - молодость, одним словом. Однако он, как и все драконы, изъяснялся высоким слогом. Больше о драконах я расскажу вам в следующей главе.

4

Итак – драконы. Как уже говорилось, они поселились на флорийских горах очень-очень давно. Люди во Флории даже утверждали, что драконы там жил всегда. Внешне эти драконы выглядели обыкновенно: внушительный хвост, с устрашающими, острыми шипами, перепончатые крылья, как у огромных летучих мышей, четыре лапы с крючковатыми когтями и большая голова с зубастой пастью. Но внутренне – это были довольно миролюбивые существа, живущие замкнуто. Облюбовав себе для проживания высокие, труднодоступные горы, они вели там загадочный образ жизни. По слухам, у них был свой наследственный правитель, иногда на равнине шла молва о драконьей королеве, и вроде бы у них имелся свой совет старейшин. Когда люди во Флории освоили левитацию, проще говоря, умение летать по воздуху, любопытство толкнуло людей посетить страну драконов, чтобы посмотреть, как они там живут. Однако драконы вежливо, но твердо дали понять, что без особой нужды посещать их не стоит. Учитывая, что драконы периодически дышали огнем, люди сразу же приняли их условия и умерили свою любознательность. В свою очередь и драконы не часто тревожили людей своим присутствием. По молчаливому соглашению с людьми, драконы владели небольшим участком равнины. Здесь они охотились и занимались скотоводством. Так и жили люди и драконы – каждые своей жизнью.
Однако, жизнь – есть жизнь. Живущие по соседству существа, поневоле становятся зависимыми друг от друга. Летающие по небу флорийцы и драконы нередко встречались, и между ними происходил примерно такой разговор:
- Добрый день, господин дракон.
- От души приветствую вас, добрый человек.
- Прекрасный сегодня денек!
- Лучше и представить себе невозможно.
- Ну, всего вам доброго, господин дракон.
- И вам всего наилучшего, добрый человек, - и они разлетались каждый в свою сторону. Иногда бывало, что летящему над селением флорийцев дракону становилось нехорошо, и ему приходилось спускаться в селение. В таких случаях люди за ним ухаживали и кормили до тех пор, пока за больным не прилетали драконы-санитары. А порой у драконов случался падеж скота, тогда драконы присылали к людям своих представителей, и те, стараясь поменьше дышать огнем, брали у людей взаймы стадо овец или коз. Кстати, драконы выдували из себя пламя не для вреда или устрашения, а просто у них было такое свойство организма.
Молодой дракон Риаз по своей натуре отличался от своих сородичей. Его, как и девочку Лолу, постоянно мучило любопытство. Не смотря на предостережение старших драконов не докучать людям, дракон Риаз чуть ли ни каждый день прилетал на равнину и совал нос в человеческие дела. Люди к нему быстро привыкли и считали чудаком. Они с ним шутливо беседовали и угощали обедами. Об этих визитах прознали драконы-начальники и строго настрого приказали Риазу без нужды не посещать людские селения. В кругу драконов было принято беспрекословно слушаться старшим, и Риаз нехотя подчинился. На свое счастье, Риаз к этому времени уже свел дружбу с Лолой, и они стали встречаться у лесного озера. Лесное озеро ведь не селение – значит можно. Нечего и говорить, что такие противоречивые создания, как эти – девочка, дракон и собака – крепко сдружились. Нужно отметить, что Рита ревнуя Лолу к Риазу и тявкая на него, все же в тайне была к нему привязана. Ее очень подкупало вежливое обращение.
На берегу лесного озера на корточках, лапах и хвосте сидели - девочка, собака и дракон и увлеченно предавались беседе. Рите нравилось произносить букву «р» и она все время приставала к Риазу с вопросами:
- Р- Р-Риаз, р-раскажи нам, а собаки в драконьем царстве водятся? – Риаз внимательно смотрел влажными глазами на Риту и обстоятельно отвечал:
- Спешу вас огорчить, многоуважаемая Рита, собак у нас не водится. Но, чтобы удовлетворить ваше любопытство относительно ваших сородичей, скажу – собаки не совсем чужды драконам. На равнине у драконов-пастухов имеется несколько отменных собак, охраняющих стада.
- Р-Р-Риаз, Р-Р-Риаз, - опять начала было приставать к дракону неуемная Рита, но тут ее укусила блоха, и она стала выискивать ее зубами, задрав лапу за ухо. Риаз понял, что эта его собеседница занята туалетом, и обратился к Лоле:
- Мне хотелось бы, госпожа Лола, услышать ваше мнение по поводу слухов о северных людях.
- О чем… о ком ты говоришь, Риаз, - удивилась Лола, - кто такие, эти северные люди?
- Как, разве до ушей моей госпожи еще не доходила молва о них. – Лола с сомнением посмотрела на дракона и сказала:
- Должно быть, ты хочешь рассказать нам сказку. Интересно! – Тем временем Рита справилась со своей блохой и воскликнула:
- Р-раскажи, р-раскажи сказку, Р-Риаз! – Дракон вобрал в себя воздух, деликатно дохнул пламенем в сторону и с достоинством ответил:
- Милые барышни, слухи о северных людях вполне достоверны, и это не сказка. Вы, вероятно, знаете, что драконы не могут посещать загорские страны – на это нашим древними предками наложено табу. Но иногда, в очень редких случаях, по ночам, некоторые из нас там бывает. И вот, что эти, гм… некоторые, рассказывают о северных людях по возращении из-за гор…
Как вы наверное уже догадались, рассказу о северных людях будет посвящена следующая глава.



ЛОЛА ИЗ ФЛОРИИ, продолжение-1

5

- Вот, что рассказывают о северных людях драконы, тайком побывавшие в загорских странах, - начал свое повествование дракон Риаз. Он встал во весь свой огромный рост, чтобы произвести на Лолу и Риту как можно большее впечатление. Собака и девочка оставались сидеть, подняв на дракона глаза. Риаз продолжал:
- Северные люди появились в загорских странах относительно недавно. Сначала их было немного. Они прилетели на железных воздушных лодках во дворец одного загорского правителя и поднесли ему богатые дары. Правитель благосклонно принял дары и пригласил чужестранцев разделить с ним трапезу. Ему хотелось развлечь себя историями северных людей об их родных краях, о которых загорским жителям не было ничего известно. Северные люли с благодарностью приняли приглашение. Когда они явились в зал, где стояли уставленные блюдами с едой столы, они достали из-под кожаных плащей железные палочки и наставили их на правителя и его охрану. Из палочек вырвалось пламя, и послышались громкие хлопки. Через мгновение правитель и его охрана упали замертво. Говорят, что их убило не пламя, а крошечные свинцовые шарики, которые вместе с пламенем вылетели из проделанных в палочках отверстиях. Также утверждают, что эти шарики летят быстрей самой быстрой стрелы, и от них невозможно уклониться. – Риаз прервал свой рассказ, задумался, а потом взлетел в небо и очертил над озером круг. Пока он был этим занят, собака Рита спросила у Лолы:
- Ты веришь в эти россказни, Лола?
- Кто его знает, - ответила Лола, - может быть, так все и было, а может, и нет. Все равно, интересно.
- Мне тоже, - согласилась собака. – Тем временем, Риаз легко приземлился на землю и продолжил свое повествование:
- Лишив жизни людей находящихся в зале, северные люди выбежали на улицу и стали убивать всех подряд. В это время в небе над городом появилось множество железных лодок. С них на землю посыпались огромные железные шары, которые взрывались с оглушительным грохотом. От этих разрывов рушились здания и гибли люди. В городе погибли почти все жители, и лишь немногим удалось вскочить на своих пеликанов и скрыться, улетев на них в другие города. Но это людей, увы, уберегло ненадолго. Железные лодки северных людей летали над всей территорией этой загорской страны, неся разрушение и смерть. Говорят, что захватив одну страну, северные люди планируют разрушить все загорские страны, - со вздохом закончил свое повествование дракон Риаз.
Выслушав такой ужасный рассказ, впечатлительная Лола решила немного полетать, чтобы успокоиться. Она парила над водой лицом к солнцу, смотрела в ласковое небо широко раскрытыми глазами и переваривала услышанное. Когда девочка вернулась на землю, она спросила у Риаза:
- А почему те драконы, ну, которые все это наблюдали, не попытались помочь бедным жителям?
- Видите ли, любезная Лола, - отвечал дракон, - загорские жители черезвчайно суеверны и абсолютно невежественны. Для них мы, драконы, по их понятиям… как бы это получше сказать… что-то наподобие исчадия ада, что ли – увидев дракона, загорский житель тут же умирает от разрыва сердца. Поэтому и стараемся не попадаться им на глаза.
- Не верю не единому слову! – задорно протявкала Рита. При виде дракона – умереть от разрыва сердца? Сме-хо-та!
- Это ваше право – не верить, несравненная Рита, - грустно сказал Риаз. И туманно добавил: - Пусть нас рассудит история.
- Ну, хорошо, - вступила в разговор Лола, - если это все так, как ты рассказываешь, Риаз, то страшные северные люди могут напасть и на Флорию?
- Этого не случится, моя госпожа! – гордо сказал дракон. – Мы не позволим им перелететь через горы.
- Пусть только попробуют! Я их р-р-разорву на кусочки, - зарычала Рита. В ответ на это Лола рассмеялась, а Риаз хмыкнул. И вдруг все заметили, что наступил вечер. Пора было прощаться. Рита взглянула на лукошко с земляникой и отметила, что оно наполнено только наполовину. – Нам пора, - сказала она, - мне еще нужно успеть насобирать полное лукошко ягод. Тебя всегда интересно послушать, Риаз. К следующей нашей встречи мы с Ритой придумаем для тебя свою историю. До завтра!
- Буду с нетерпением ждать встречи с вами, госпожа Лола и с вами, уважаемая Рита. Только моя история – не выдумка, - сказал Риаз и взмыл в небо. А девочка и собака пошли лесной тропинкой в направлении дома.

6

Время бежит быстро. Во Флории приближалась пора сбора урожая. Папа-охотник старался подстрелить как можно больше дичи. По вечерам они с мамой солили и коптили мясо, чтобы запастись им впрок. Скоро большинство жителей Флории выйдут в поля косить хлебные колосья и будут тратить много энергии, а энергию нужно восстанавливать едой. Вот тут-то папа с мамой и предложат проголодавшимся косарям копченого мяса. Девочка Лола и собака Рита продолжали ходить в лес за ягодами. У лесного озера они неизменно находили дракона Риаза и развлекали друг друга разговорами. Дракон больше не упоминал о северных людях, и Лола с Ритой совершенно забыли об этой истории. Однажды к кому-то – Риазу или Лоле – пришла идея покатать Риту по воздуху. Они поочередно поднимали собаку в небо и совершали над озером несколько плавных кругов. Рита терпеть не могла полетов, но храбро делала вид, что ей это нравится.
Однако о северных людях все же пришлось вспомнить. И первым напомнил о них брат Лолы – Кит. В один вечер он не явился к ужину. Это с ним случалось и раньше. Кит запросто мог загуляться с друзьями до поздней ночи, поэтому в этот вечер его отсутствием папа с мамой не обеспокоились. За ужином они немного поговорили о сыне.
- Кит совершенно отбился от рук, дорогой, - обратилась к папе-охотнику мама, - ты бы его приструнил.
- Когда он вернется, я ему всыплю, - пообещал папа, пережевывая пирог с голубикой. Папа был человеком добрым, и все за столом прекрасно знали, что ничего никому он не всыплет. На этом разговор о Ките и закончился. Но когда утром обнаружилось, что Кит не ночевал дома, семья папы-охотника забеспокоилась всерьез. Папа никак не мог решить, что ему делать – идти охотиться или искать сына. Мама подумала и рассудительно сказала:
- Иди на охоту, дорогой, и ни о чем плохом не думай. Наш Кит, верно, влюбился. А когда юноши в первый раз влюбляются, они обыкновенно не ночуют дома. Папа сам в юности не раз влюблялся и поэтому согласился с мамой. Он ушел на охоту, и день начался для всех обыкновенно. Необычайности стали происходить позже. Первая необычайность произошла у лесного озера. Когда девочка и собака пришли туда, они не нашли там дракона. Это их очень удивило, и они прождали Риаза несколько часов. Вторая необычайность ожидала их дома. Вернувшись домой, Рита и Лола обнаружили там папу, маму, Кита и… дракона Риаза. Дракон занимал собой чуть ли не полдвора, сидел на задних лапах, топорщил крыльями и, чересчур часто дыша пламенем, возбужденно говорил. Его рассказ касался брата Лолы – Кита. Вот, что оказалось. Кит с друзьями весь минувший день провели на речке. Ни в кого он не влюбился. Речка протекала далеко от города Кристинг. Чтобы поспеть домой к ужину, ребята оставили речной берег, когда солнце еще не садилось. Закат солнца застал их посередине пшеничного поля. Быстро темнело. И вдруг на фоне сумрачного неба друзья заметили летящий предмет. По виду он напоминал летящий по воздуху рыбацкий баркас, внушительного размера. Кит и двое его друзей, задрав головы, с интересом рассматривали необычную штуковину. Внезапно рядом с летящей лодкой возник дракон. Он пронесся над ней, обдал ее облаком пламени и взмыл высоко в небо. Лодка, по-видимому, была изготовлена из железа, и пламя дракона не причинила ей никакого вреда. Она неожиданно для ребят развернула свой корпус вертикально земле и погналась за драконом. При этом из лодки в сторону дракона тоже полетело пламя. Выброс огня, как во время грозы, сопровождался громовыми раскатами. Вы конечно уже догадались, читатели, что в летающей лодке находились страшные северные люди. Но Кит с друзьями о них еще ничего не знали. От страха и удивления они упали на землю и заползли в стог сена. Немного придя в себя, ребята высунули головы наружу и стали ждать, что будет происходить дальше. Но дальше ничего не происходило. Один из друзей сказал:
- Я немного умею летать. Может быть, мне подняться в воздух и посмотреть по сторонам?
- А ты не боишься? – спросил Кит.
- Не знаю, - неуверенно отвечал паренек, - но я все же полечу. – Он приказал своему телу отрываться от земли и стал с легкостью воздушного шарика подниматься в воздух. Поднявшись метров на пятьдесят, друг Кита намного повисел над землей, а потом плавно спустился обратно.
- Ты что-нибудь видел? – спросил Кит.
- Ну, что там? – Что там? – возбужденно воскликнули другие два парня.
- Над горами сверкает огонь.
- Это, наверное, драконы сражаются с летающими лодками, - предположил Кит. Сначала ему никто не ответил. Но потом ребята поразмыслили и решили переждать до утра. Они попытались мысленно связаться с родителями, однако связь почему-то отсутствовала. Друзья вернулись в стог душистого сена, и их охватил глубокий сон.
Когда они утром вылезли из стога, то разом посмотрели на небо. В их сторону летел дракон. Он быстро снизился и приземлился – это был Риаз.
- Здравствуйте, молодые люди и вы уважаемый Кит, - заговорил дракон, - я как раз спешил к вам домой, чтобы предупредить вашу семью о надвигающейся опасности. Потом он коротко рассказал о той опасности, которую могут принести северные люди всем жителям Флории:
- Северные люди на железных лодках, о которых я как-то упоминал любезным мне Лоле и Рите, все же перелетели через горы и напали на нас. Вчера вечером их небесное войско показалось над нашей территорией, и драконы вылетели им навстречу, чтобы дать бой. Мы сражались всю ночь! Оружие северных людей ужасно и смертоносно. Очень много наших погибло. Но ближе к утру мы приспособились отражать их атаки, давая достойный отпор. Они понесли небольшие потери, и их воздушный флот отступил за горы. Но это, скорей всего, ненадолго. В настоящий момент драконы собрали совет старейшин, а я полетел к вам, чтобы предупредить. Хорошо, что я вас встретил. Не мешкая, направляйтесь в город, а я буду присматривать, на всякий случай, за вами с воздуха. Кит с друзьями не стали задавать Риазу лишних вопросов и последовали его совету.


7

К неожиданной и пугающей истории о нападении северных людей, которую по очереди изложили Кит и дракон Риаз, остальные члены семьи отнеслись по-разному. Папа-охотник, как и его деды и прадеды, умел охотиться на дичь, стреляя из лука, - и ничего больше. Он никогда ни с кем не воевал и даже ни разу не дрался. Но он был настоящим мужчиной, у которого в жилах текла кровь воина. Папа нахмурился, и на его всегда приветливое лицо легла тень предстоящей войны. Он произнес:
- Жена, дети, и ты – Рита, - к нам идут такие испытания, которых флорийцы еще не знали. Наберитесь мужества и терпения. Спасибо тебе, Риаз, за предупреждение. Мне надо идти в ратушу, чтобы собрать городской совет. – Он встал и вышел со двора. Мама посмотрела ему вслед и произнесла:
- Не пугайтесь, дети. Мужчины всегда склонны все преувеличивать. На то они и мужчины. Северным людям не одолеть драконов. Я права, Риаз? – Дракон неопределенно склонил голову набок и ничего не ответил. Его примеру последовала собака Рита – она тоже склонила голову набок. Маленькая собака сидела на земле и поочередно следила карими глазами за выражениями лиц людей и за гримасами на морде дракона. Она пыталась понять, что происходит и ничего не понимала. А вот Лола, бедная маленькая Лола, разрывалась от нахлынувших на нее чувств. Она думала: «Что такое война? Как это – война? Почему война? Что снами теперь будет?» Отчего-то она была уверена, что добром это не кончится. Лола потихоньку мысленно пробралась в голову брата, но в голове Кита ей повстречались те же самые вопросы, которые теснились в ее собственной голове. Ответов на эти вопросы ни у кого из сидящих во дворе под старой грушей, по-видимому, не было.
Дракон Риаз сказал: - Я вынужден вас покинуть. Мое время мне, увы, больше не принадлежит. Не падайте духом, дорогие моему сердцу люди. Прощайте! – Он взмахнул крыльями и улетел в сторону гор.
Дракон улетел, а мы с вами покинем на время встревоженное семейство папы-охотника и побываем в ратуше города Кристинг.
В ратуше, по настоянию папы-охотника, собралось пятьдесят самых уважаемых людей города. Они внимательно выслушали папу и стали думать, как им, в случае нападения, отразить атаку северных людей. Уважаемые люди города Кристинг, как и папа- охотник, ничего не смыслили в военном деле.
- Может быть, нам собрать всех мужчин Флории, вооружиться луками и первыми напасть на северных людей? – Предложил член совета по имени Крост.
- Ты забыл, Крост, что лодки северных людей сделаны из железа, и наши стрелы против них бессильны,- возразил другой член совета.
- В таком случае нам нужно сделать так, как это мы сделали при нападении загорских племен. Мы создадим коллективный разум и с его помощью выдворим армию северных людей за пределы нашей страны,- сделал другое предложение воинственный Крост. Слово взял председатель городского совета Лиун. Он сказал:
- Я думаю, что все предложенное уважаемым Кростом - возможно осуществить. Но, боюсь, этого будет недостаточно. Мы понятия не имеем о силе северных людей. Мне кажется, нам надо заключить военный союз с нашими соседями – драконами. Давайте отправим к ним для переговоров нашего посла. Кого бы нам выбрать на эту роль?
- Тут и думать нечего, - сказал все тот же Крост, - лучше всего с этой ролью справится уважаемый охотник – у него хорошие отношения с одним из драконов. Ему и карты в руки, если он конечно согласится. – Папа-охотник выразил свое согласие, после чего совет разошелся.
Храбрый папа-охотник не стал залетать домой, а поспешил выполнить, данное ему поручение. Он летел над Флорией и видел, что в городах и небольших селениях, на колосящихся полях – идет обычная жизнь. Городские улицы заполнены спешащими по своим делам людьми. А кое-где на полях хлеборобы уже принялись косить пшеницу.
Картины мирной жизни начали меняться, когда папа подлетал к той части Флории, где начинались горы. Первое, что он почувствовал, был запах гари. Дышать стало трудно, и глаза начали слезиться. Папа-охотник посмотрел вниз и увидел столб, поднимающегося вверх, дыма. Он снизился и коснулся ногами поверхности земли. Подойдя к месту, откуда шел дым, он увидел дымящуюся, полуобгоревшую железную лодку. Она была размером в два раза превышающим рыбацкий баркас. В видимой части внутренности лодки папе-охотнику стали видны два обуглившихся трупа северных людей. Они, и после гибели, продолжали сидеть в прежних позах, и от них в воздух тоже поднимались струйки дыма. Зрелище было очень неприятным. Папа-охотник подумал: « Вот ужас! Но все-таки драконы научились побеждать северных людей. Это хорошо». В это время сверху послышались выстрелы. Папа поднял голову и увидел быстро летящего дракона. За ним гнались, стреляя ему вслед, сразу три лодки северных людей. Дракон, не теряя скорости, вертел головой и отвечал преследователям облаками пламени из пасти. Небо заволокло дымом, и папа-охотник перестал видеть, что там происходит. Как вдруг, неподалеку от того места, где он стоял, что-то тяжело упало. Это был смертельно раненный дракон. Он лежал на спине и тяжело, с бульканьем в горле, дышал. Его глаза были налиты кровью, а крылья напоминали, разодранные в клочья бурей, паруса. Заметив папу, дракон из последних сил произнес: - Возвращайся домой, добрый человек, и спасай свой народ! Расы драконов больше не существует.- Сказав так, последний на земле дракон испустил дух.
Ошеломленный папа-охотник какое-то время постоял, а затем медленно побрел пешком в сторону города Кристинг – от всего увиденного, у него не было сил поднять свое тело в воздух.
Тем временем в уютном домике…

8

Тем временем в уютном домике на окраине города собрались соседи. Ужасная новость о нашествии северных людей в мгновение ока облетела все пять городов Флории, и люди, нуждаясь в поддержке, собирались у друзей и знакомых. Во дворе папы-охотника собралось около двадцати человек – мужчин, женщин и их детей. Пока взрослые ломали головы над тем, что им предпринять в сложившихся обстоятельствах, Лола, Кит и еще пятеро мальчиков и девочек вышли за ворота и уселись на двух, стоящих у ворот, лавочках. Все дети, за исключением Лолы, не были особенно напуганы разговорами о войне. Девочки поддразнивали мальчишек, называя тех трусами, а мальчики в ответ клялись задать северным людям хорошую трепку. Лола слушала их в пол-уха, а сама пыталась настроиться на телепатическую связь с папой. Но от волнения ей этого никак не удавалось сделать. И вот, когда она уже отчаялась наладить связь с отцом, в ее голове послышался ели слышный голос папы: « …беги, Лола… беги… спасайся… беги к лесному озеру… я тебя разыщу…» - на этом связь оборвалась. Лола привыкла беспрекословно повиноваться отцу. Она встала и, не о чем не думая, не думая о маме, брате, других людях и даже о Рите, как лунатик направилась в лес. Впрочем, Рита, заметив, что Лола уходит, побежала следом.
Лишь только Лола и Рита зашли в лес и ступили на знакомую тропинку, как сзади послышался грохот. Лола оглянулась и увидела сквозь еще редкую листву деревьев, в небе, множество летательных аппаратов. Из них, как из пастей драконов, на город летело пламя. Выброс пламени сопровождался тем грохотом, который заставил девочку оглянуться. ..

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...







-


-







-







ЛОЛА - ВОЛШЕБНИЦА ИЗ ФЛОРИИ

1

Эта история случилась давно. С тех пор прошло много веков, и люди забыли героев этой истории и страну, в которой она происходила. Давайте с вами с вами вспомним .
В южных морях, на далеком континенте существовала страна под названием Флория. Легко догадаться, что жители этой страны именовали себя флорийцами. Флория располагалась на равнинной местности, и только на севере, до самого неба возвышались горы. За этими горами лежали другие страны. В них жили другие народы. Но флорийцы уже давно не поддерживали с ними связь. Когда-то, флорийцы охотно перелетали через горы, чтобы обменяться с тамошни жителями товарами. И конечно во Флорию из-за гор тоже прилетали купцы. Средством передвижения по воздуху им служили крупные пеликаны. Этих пеликанов загорские жители прекрасно умели приручать, и обучали носить по воздуху самих себя и довольно тяжелые грузы. Прилетая во Флорию для торговли, загорские купцы облетали на своих пеликанах всю территорию этой страны, бывали на базарах всех пяти флорийсих городов и с завистью смотрели на сказочные богатства и мудрый уклад жизни флорийцев.
Заслоненная от всего мира с севера высокими горами, а с юга глубокими морями, Флория долгое время была предоставлена себе самой и оставалась загадкой для других стран и народов. У нее был теплый, мягкий климат. На ее поверхности равномерно чередовались густые леса и плодородные поля. И имелось достаточное количество рек и озер. Флорийцы хорошо умели возделывать землю и собирать с нее богатый урожай, охотиться в лесах, стреляя из луков, и ловить рыбу и кальмаров, выходя в море надежных в любую погоду рыбацких баркасах. Тысячи лет живя в уединении, незнакомые с другими племенами и их культурами, флорийцы развили в себе богатое воображение. С помощью этого воображения они стали умелыми строителями, рукодельными ремесленниками, искусными и резчиками по камню и кости. В отрогах флорийских гор находились залежи железной руды, меди, золота и серебра. Флорицы добывали эти полезные ископаемые, плавили их и изготавливали орудия труда, предметы быта и украшения. Много еще чего умели делать флорийцы. Но главное, чем обогатило их одинокое, разыгравшееся воображение, это образом мыслей, который мы с вами называем – философским. Флорийцы понятия не имели, что такое государство и государственная власть; что такое богатство и бедность; что такое зависть и война. Они жили семьями, каждая в непохожем на другие доме и они не смотрели на соседей – они смотрели вглубь себя. Благодаря этому у них развились непонятные нам с вами качества. Многие флорийцы умели разговаривать с животными и мысленно общаться друг с другом. Некоторые из них понимали смысл звуков, производимых звездами в далеком космосе. И почти все они умели летать. Без всяких там пеликанов – а сами по себе. Они каким-то образом силой мысли научились управлять притяжением Земли и поднимать свои тела в воздух, придавая им любое направление полета. Это же умение позволяло им поднимать в воздух и переносить по нему различные (порой – громадные) предметы.
Потрясенные увиденным во Флории, загорские купцы возвращались на своих пеликанах в свои страны, торговали на базарах диковинными изделиями и рассказывали покупателям о флорийских чудесах. По началу им никто не верил. Небылицы! – таков был приговор простых жителей загорских стран. Но в определенное время слухов о Флории накопилось так много, что они стали достигать ушей загорских правителей.
Эти правители были людьми жадными и воинственными. Они беспрестанно вели войны с соседними государствами, с целью отвоевать себе кусок территории или, на худой конец, награбить сокровищ и взять в плен побольше людей, чтобы те на них работали. В определенный момент, исчерпав возможности воевать между собой, и уверовав в слухи о заманчивых богатствах Флории, три загорских правителя объединили свои армии и напали на эту страну.
Ранним солнечным утром, спешившие начать свой трудовой день флорийцы, увидели у себя в небе десятки тысяч летящих со стороны гор пеликанов. Пеликаны несли на себе пестро разодетых всадников. Люди Флории до этого не знали войн. Поэтому они решили, что это из-за гор к ним летит особенно много купцов и обрадовались возможности хорошо поторговать. Но когда им на головы посыпались острые, выпущенные из луков стрелы и тяжелые, брошенные с помощью пращей, камни – флорийцы поняли, что это нападение. Они быстро спрятались, кто куда, и стали мысленно совещаться, что им предпринять. У них и в мыслях не было причинить вред людям на пеликанах. Они быстро создали коллективный разум и с помощью этой силы вытеснили летучую армию варваров назад за горы – к чертовой матери!
С тех пор и прекратилось общение флорийцев с загорскими племенами, и обитатели Флории опять стали жить обособленно.

2

В те, теперь уже былинные времена, на окраине флорийского города Кристинг проживала небольшая, дружная семья – папа, мама, сын и дочка. Папа по профессии был охотником. Охота на дичь в лесу была для него не только занятием, дающем возможность содержать семью, но самой настоящей страстью. Каждое утро, взяв с собою охотничий лук, колчан со стрелами и двух кокер-спаниэлей, он уходил в лес и возвращался домой под вечер. Обычно он был увешан, подстреленными им, куропатками, фазанами и кроликами. Иногда ему удавалось подстрелить целого дикого кабана! Когда такое случалось, возвращение папы домой можно было увидеть за несколько километров. Кабан животное тяжелое, и папа перемещал его по воздуху. Домик этой семьи был небольшим, но уютным. Несколько подобных, увитых виноградными лозами, домиков располагались поодаль. Живущие в них соседи, видели плывущего над верхушками леса кабана и собирались у дома папы-охотника, чтобы помочь разделать тушу, а потом купить кабаньего мяса к ужину.
Мама всегда была рада такой добыче своего мужа. Она была очень гостеприимной женщиной, и ей доставляло удовольствие принимать гостей у себя дома. Пока мужчины разделывали тушу кабана, она накрывала стол во дворе, под старой грушей. Мама уставляла стол всяческими закусками и приносила из погреба глиняный кувшин с хмельным виноградным соком. Накрывать стол ей помогали соседские женщины. Они весело переговаривались, обмениваясь свежими городскими новостями. Когда первые куски хорошо прожаренного кабаньего мяса доставлялись к столу, начиналось
пиршество.
Насытившись и утолив жажду, хозяева и гости заводили старинные флорийские песни и нередко пускались в пляс. Самые задорные из них взлетали в воздух и выделывали там разные акробатические штучки. Вообще-то, жители Флории не злоупотребляли своим умением летать. Подъем своих тел на воздух требует от людей немалых усилий. А силы надо расходовать бережно. Потратив все силы на какое-нибудь одно увлекательное дело, их может не хватить на другие важные дела. Да, и чрезмерное увлечение полетами может повредить самой возможности летать. «Летать надо редко, но со вкусом» - было любимой поговоркой флорийцев. Но кто же удержит человека от полета, когда его душа радуется!
Взрослым пытались подражать дети. Они подпрыгивали высоко над землей, но взлететь по-настоящему у них не получалось. Полеты вещь серьезная и научная, к тому же, это бывает небезопасно. Бывали случаи, когда какой-нибудь ребенок, не разобравшись до конца в технике полета, взлетал в небо и скрывался за тучами. А как вернуть свое тело на землю он не знал. Его потом приходилось разыскивать в облаках всем городом. Однако, среди детей находилась одна девочка, которая сама, без посторонней помощи, выучилась летать. Но об этом кроме нее самой, ее собаки Риты и ее приятеля дракона Риаза - никто не знал.
Она была вторым после брата ребенком в семье папы-охотника. Ей недавно исполнилось одиннадцать лет, и ее звали Лола. Вообще-то, сразу после рождения ей дали имя Лоллоингред. Такое имя ей придумал, любивший поумничать, папа. Но звать Лоллоингред по такому длинному имени было долго и нудно. И все, в том числе и папа-охотник, стали обращаться к ней по имени Лола. К слову сказать, ее старшего брата звали просто – Кит. И на этом имени четырнадцать лет назад настояла мама.
О Ките рассказывать особенно нечего. В свои 14 лет он все время оставался оболтусом. Он никак не мог определиться кем стать. То он мечтал выучиться на ткача, то на металлурга, а иной раз брался учиться у папы охоте на дичь. С такими непостоянными мыслями в голове, он большую часть времени бегал за соседскими девчонкам. Одно в нем было хорошо – Кит с большой любовью и нежностью относился у Лоле.
Ну, и к папе с мамой, разумеется.
Лола отвечала брату взаимностью, но делиться с ним сокровенными мыслями она не могла. Лола была очень застенчивой девочкой, застенчивой и любопытной. Такие два качества характера постоянно отравляли ей жизнь. Любопытство толкало Лолу постоянно приставать с расспросами к людям, а застенчивость неизменно этому мешала. Намучившись с такой противоречивостью, Лола решила постигать окружающий мир самостоятельно. В самостоятельном постижении мира у нее развилось еще одно качество – мечтательность. Большеглазую, голубоглазую, светловолосую, кудрявоволосую - Лолу – чаще всего можно было застать в лесу, где она созерцала природу или беседовала с живущими в лесу животными. В этих ежедневных лесных прогулках единственной ее спутницей была собака Рита. Эта небольшого роста собачка была, по-своему, тоже существом неординарным. О ней нужно рассказать особо.
Сначала хозяином этой собаки был папа-охотник. Он приобрел ее с целым выводком кокер-спаниэлей для поиска в лесу подс кого-нибудь подстреленной им дичи. Рита сразу показалась ему подозрительной. В отличие от других щенков Рита была черной масти и гладкошерстная. Но папа решил, что это ничего – главное, чтобы собака хорошо выполняла свою работу. Этого-то как раз и не произошло. Когда на охоте Рита видела как папа целится из своего лука в кролика или куропатку, она начинала нервничать и тявкать, вспугивая дичь. А если папе все же удавалось кого-то подстрелить, то Рита хватала раненное животное и утаскивала его куда-то в кусты.
- Что с тобой происходит, Рита? – спрашивал ее в таких случаях папа. Но Рита прятала свои мысли глубоко внутри и только поскуливала. В конце концов, папа махнул на нее рукой и отдал на попечение Лоле. С такими причудами в голове Лола и Рита быстро нашли общий язык и стали задушевными подругами.

3
Рассвет над Флорией в летнюю пору всегда был восхитителен. Огромное желтое солнце неспешно выглядывало из-за края синего моря и проливало на морскую гладь теплые лучи. Лучи, сверкая в воде, наперегонки неслись к песчаному берегу, добились в песчинках на тысячи лучиков, а потом отталкивались от искристого песка и освещали стволы деревьев прибрежного леса. Лес тут же просыпался, приветствуя рассвет шелестом листьев и пеньем птиц.
На берег выходили рыбаки. Они стаскивали в воду свои баркасы и уходили на них в открытое море. За полосой леса начинались окраины города Кристинг. Чтобы не упустить драгоценное утреннее время, жители окраин вставали с первыми проблесками солнца. В домике Лолы тоже закипала жизнь. Всех будил папа. Он вставал затемно, самостоятельно перекусывал на скорую руку и начинал ворчать:
- Жена, дети! Отец уходит на охоту, а его даже некому проводить.
Первая сонным голосом отзывалась мама:
- Я уже встаю, дорогой, погоди минутку, сейчас соберу тебе еды в дорогу.
Кит игнорировал рассвет и продолжал спать до позднего утра. А Лола, заслышав голоса родителей, быстро вставала и в одной пижаме выходила на крыльцо. Солнечные лучи касались ее глаз, и ее голубые глаза начинали искриться как море. Лола улыбалась и шепотом произносила:
- Доброе утро, - обращаясь ко всему миру.
- Гав! Гав! Гав! Выходи уже! – отзывалась на приветствие Лолы Рита – она уже, как видно, давно сидела у крыльца. Ее короткий хвост нервно подергивался, давая понять, что собака заждалась свою хояйку. Лола притворно строго хмурила брови и восклицала:
- Фу, Рита, иди в будку!
- И не подумаю, - перебирая передними лапами, с глухим рычанием отвечала Рита. При этом ее морда принимала упрямое, ослиное выражение. Лолу это всегда очень смешило. Она сбегала с крыльца и принималась тормошить и целовать собаку.
- Так бы и давно, - удовлетворенно замечала Рита, умывая лолино лицо языком.
В одно такое утро мама сказала:
- Дочка, позавтракайте и сходите с Ритой в лес за земляникой, она наверняка уже поспела, - и тут же, без перехода, громко добавила:
- Кит, ну, сколько можно спать! Вставай и помоги мне наколоть дров.
Лола съела пончик, запивая его молоком, взяла лукошко для ягод, кликнула Риту, и они пошли в лес. Идя по знакомой лесной тропинке, девочка смотрела на верхушки деревьев и слушала щебет птиц. Она хорошо понимала, о чем щебечут птицы и сопереживала их заботам. Это ее конечно отвлекало от сбора земляники. Риту земляника тоже не интересовала. Она бегала вокруг Лолы кругами и время от время возбужденно гавкала:
- Лола, смотри - ящерица! Лола, смотри – барсук побежал! Лола, быстрей беги сюда – под кустом куропатка сидит на яйцах. – Лола в ответ рассеянно улыбнулась и продолжала идти дальше. Однако Рита все же была собакой служебной, в ней в достаточной мере было развито чувство долга. После того как Лола не обратила внимания на несколько густых зарослей спелой земляники, она забежала вперед, стала мордой к Лоле по середине тропинки и стала ворчливо тявкать:
- Лола, куда ты все время смотришь? Земляника растет не на деревьях, а из земли.
- Ты как всегда права, Рита, а я как обычно замечталась, - ответила Лола. Затем она посмотрела по сторонам, обнаружила большую, поросшую крупной земляникой поляну и стала собирать ягоды в лукошко. За этим занятием, девочка и собака не заметно для себя подошли к лесному озеру.
О том, что озеро уже близко, они поняли, когда услышали всплески воды и громкое фырканье. Рита насторожилась, вздыбила на холке шерсть и кратко обратилась к Лоле:
- Дракон?
- А кто же еще, - рассмеялась Лола, - конечно он, дракончик! – Девочка выбежала на берег озера и закричал:
- Доброе утро, Риаз! –Собака немного ревновала свою хозяйку к дракону. Поэтому она что-то невыразительно гавкнула, уткнула нос в землю и стала делать вид, что занята вынюхиванием.
Дракон плавал на спине, крыльями плескал себе воду в морду и с удовольствием отфыркивался. Завидев Лолу, он злорадно оскалился, ловко перевернулся на брюхо и скрылся под водой. Лола была хорошо знакома с шуточками своего приятеля – она тут же зажмурилась. Через мгновение дракон выпрыгнул на метр из воды и обдал Лолу каскадом брызг. Рита, также знакомая с проделками Риаза, все же не успела отпрыгнуть в сторону, и была облита водой с головы до лап.
- Гав! Гав! Гав! – не придумав от возмущения ничего членораздельного, залаяла она.
Светлые волосы Лолы от брызг еще больше закучерявились. С них на плечи девочки капало, но она продолжала стоять зажмурившись. Дракон не отличался разнообразием в поведении. Эффект от своего прыжка из воды, он всегда подчеркивал выдуванием облака пламени из пасти. В этот раз у него ничего не вышло. Крылья дракона отяжелели от впитавшейся в них влаги, он ими неуклюже потрепыхал и опять плюхнулся в воду, обдав Лолу новой порцией брызг. После этого Лола открыла глаза, обтерла лицо ладошками и сказала:
- Наигрался, дракоша? Выходи уже на берег! – Удрученный неудачной попыткой выдуть из себя пламя, Риаз, недовольно сопя, выбрался из воды.
- Я от всего сердца приветствую вас, человеческая девочка Лола, - с поклоном, высокопарно обратился дракон к девочке. Затем он перевел огромные, ящеровидные глаза на собаку и продолжил:
- Мое приветствие также относится и к вам, собака по кличке Рита. – В ответ Рита недовольно тявкнула, а Лола опять рассмеялась.
Все драконы изъяснялись напыщенно и длинно. Они были существами очень древними, жили высоко в горах и такую манеру общения они приобрели задолго до появления в этой местности людей. Друг Лолы – дракон Риаз был личностью несколько легкомысленной и, как вы уже поняли, игривой. Ему недавно исполнилось 250 лет, что по меркам дракона мало ¬¬¬¬¬ - молодость, одним словом. Однако он, как и все драконы, изъяснялся высоким слогом. Больше о драконах я расскажу вам в следующей главе.

4

Итак – драконы. Как уже говорилось, они поселились на флорийских горах очень-очень давно. Люди во Флории даже утверждали, что драконы там жил всегда. Внешне эти драконы выглядели обыкновенно: внушительный хвост, с устрашающими, острыми шипами, перепончатые крылья, как у огромных летучих мышей, четыре лапы с крючковатыми когтями и большая голова с зубастой пастью. Но внутренне – это были довольно миролюбивые существа, живущие замкнуто. Облюбовав себе для проживания высокие, труднодоступные горы, они вели там загадочный образ жизни. По слухам, у них был свой наследственный правитель, иногда на равнине шла молва о драконьей королеве, и вроде бы у них имелся свой совет старейшин. Когда люди во Флории освоили левитацию, проще говоря, умение летать по воздуху, любопытство толкнуло людей посетить страну драконов, чтобы посмотреть, как они там живут. Однако драконы вежливо, но твердо дали понять, что без особой нужды посещать их не стоит. Учитывая, что драконы периодически дышали огнем, люди сразу же приняли их условия и умерили свою любознательность. В свою очередь и драконы не часто тревожили людей своим присутствием. По молчаливому соглашению с людьми, драконы владели небольшим участком равнины. Здесь они охотились и занимались скотоводством. Так и жили люди и драконы – каждые своей жизнью.
Однако, жизнь – есть жизнь. Живущие по соседству существа, поневоле становятся зависимыми друг от друга. Летающие по небу флорийцы и драконы нередко встречались, и между ними происходил примерно такой разговор:
- Добрый день, господин дракон.
- От души приветствую вас, добрый человек.
- Прекрасный сегодня денек!
- Лучше и представить себе невозможно.
- Ну, всего вам доброго, господин дракон.
- И вам всего наилучшего, добрый человек, - и они разлетались каждый в свою сторону. Иногда бывало, что летящему над селением флорийцев дракону становилось нехорошо, и ему приходилось спускаться в селение. В таких случаях люди за ним ухаживали и кормили до тех пор, пока за больным не прилетали драконы-санитары. А порой у драконов случался падеж скота, тогда драконы присылали к людям своих представителей, и те, стараясь поменьше дышать огнем, брали у людей взаймы стадо овец или коз. Кстати, драконы выдували из себя пламя не для вреда или устрашения, а просто у них было такое свойство организма.
Молодой дракон Риаз по своей натуре отличался от своих сородичей. Его, как и девочку Лолу, постоянно мучило любопытство. Не смотря на предостережение старших драконов не докучать людям, дракон Риаз чуть ли ни каждый день прилетал на равнину и совал нос в человеческие дела. Люди к нему быстро привыкли и считали чудаком. Они с ним шутливо беседовали и угощали обедами. Об этих визитах прознали драконы-начальники и строго настрого приказали Риазу без нужды не посещать людские селения. В кругу драконов было принято беспрекословно слушаться старшим, и Риаз нехотя подчинился. На свое счастье, Риаз к этому времени уже свел дружбу с Лолой, и они стали встречаться у лесного озера. Лесное озеро ведь не селение – значит можно. Нечего и говорить, что такие противоречивые создания, как эти – девочка, дракон и собака – крепко сдружились. Нужно отметить, что Рита ревнуя Лолу к Риазу и тявкая на него, все же в тайне была к нему привязана. Ее очень подкупало вежливое обращение.
На берегу лесного озера на корточках, лапах и хвосте сидели - девочка, собака и дракон и увлеченно предавались беседе. Рите нравилось произносить букву «р» и она все время приставала к Риазу с вопросами:
- Р- Р-Риаз, р-раскажи нам, а собаки в драконьем царстве водятся? – Риаз внимательно смотрел влажными глазами на Риту и обстоятельно отвечал:
- Спешу вас огорчить, многоуважаемая Рита, собак у нас не водится. Но, чтобы удовлетворить ваше любопытство относительно ваших сородичей, скажу – собаки не совсем чужды драконам. На равнине у драконов-пастухов имеется несколько отменных собак, охраняющих стада.
- Р-Р-Риаз, Р-Р-Риаз, - опять начала было приставать к дракону неуемная Рита, но тут ее укусила блоха, и она стала выискивать ее зубами, задрав лапу за ухо. Риаз понял, что эта его собеседница занята туалетом, и обратился к Лоле:
- Мне хотелось бы, госпожа Лола, услышать ваше мнение по поводу слухов о северных людях.
- О чем… о ком ты говоришь, Риаз, - удивилась Лола, - кто такие, эти северные люди?
- Как, разве до ушей моей госпожи еще не доходила молва о них. – Лола с сомнением посмотрела на дракона и сказала:
- Должно быть, ты хочешь рассказать нам сказку. Интересно! – Тем временем Рита справилась со своей блохой и воскликнула:
- Р-раскажи, р-раскажи сказку, Р-Риаз! – Дракон вобрал в себя воздух, деликатно дохнул пламенем в сторону и с достоинством ответил:
- Милые барышни, слухи о северных людях вполне достоверны, и это не сказка. Вы, вероятно, знаете, что драконы не могут посещать загорские страны – на это нашим древними предками наложено табу. Но иногда, в очень редких случаях, по ночам, некоторые из нас там бывает. И вот, что эти, гм… некоторые, рассказывают о северных людях по возращении из-за гор…
Как вы наверное уже догадались, рассказу о северных людях будет посвящена следующая глава.



ЛОЛА ИЗ ФЛОРИИ, продолжение-1

5

- Вот, что рассказывают о северных людях драконы, тайком побывавшие в загорских странах, - начал свое повествование дракон Риаз. Он встал во весь свой огромный рост, чтобы произвести на Лолу и Риту как можно большее впечатление. Собака и девочка оставались сидеть, подняв на дракона глаза. Риаз продолжал:
- Северные люди появились в загорских странах относительно недавно. Сначала их было немного. Они прилетели на железных воздушных лодках во дворец одного загорского правителя и поднесли ему богатые дары. Правитель благосклонно принял дары и пригласил чужестранцев разделить с ним трапезу. Ему хотелось развлечь себя историями северных людей об их родных краях, о которых загорским жителям не было ничего известно. Северные люли с благодарностью приняли приглашение. Когда они явились в зал, где стояли уставленные блюдами с едой столы, они достали из-под кожаных плащей железные палочки и наставили их на правителя и его охрану. Из палочек вырвалось пламя, и послышались громкие хлопки. Через мгновение правитель и его охрана упали замертво. Говорят, что их убило не пламя, а крошечные свинцовые шарики, которые вместе с пламенем вылетели из проделанных в палочках отверстиях. Также утверждают, что эти шарики летят быстрей самой быстрой стрелы, и от них невозможно уклониться. – Риаз прервал свой рассказ, задумался, а потом взлетел в небо и очертил над озером круг. Пока он был этим занят, собака Рита спросила у Лолы:
- Ты веришь в эти россказни, Лола?
- Кто его знает, - ответила Лола, - может быть, так все и было, а может, и нет. Все равно, интересно.
- Мне тоже, - согласилась собака. – Тем временем, Риаз легко приземлился на землю и продолжил свое повествование:
- Лишив жизни людей находящихся в зале, северные люди выбежали на улицу и стали убивать всех подряд. В это время в небе над городом появилось множество железных лодок. С них на землю посыпались огромные железные шары, которые взрывались с оглушительным грохотом. От этих разрывов рушились здания и гибли люди. В городе погибли почти все жители, и лишь немногим удалось вскочить на своих пеликанов и скрыться, улетев на них в другие города. Но это людей, увы, уберегло ненадолго. Железные лодки северных людей летали над всей территорией этой загорской страны, неся разрушение и смерть. Говорят, что захватив одну страну, северные люди планируют разрушить все загорские страны, - со вздохом закончил свое повествование дракон Риаз.
Выслушав такой ужасный рассказ, впечатлительная Лола решила немного полетать, чтобы успокоиться. Она парила над водой лицом к солнцу, смотрела в ласковое небо широко раскрытыми глазами и переваривала услышанное. Когда девочка вернулась на землю, она спросила у Риаза:
- А почему те драконы, ну, которые все это наблюдали, не попытались помочь бедным жителям?
- Видите ли, любезная Лола, - отвечал дракон, - загорские жители черезвчайно суеверны и абсолютно невежественны. Для них мы, драконы, по их понятиям… как бы это получше сказать… что-то наподобие исчадия ада, что ли – увидев дракона, загорский житель тут же умирает от разрыва сердца. Поэтому и стараемся не попадаться им на глаза.
- Не верю не единому слову! – задорно протявкала Рита. При виде дракона – умереть от разрыва сердца? Сме-хо-та!
- Это ваше право – не верить, несравненная Рита, - грустно сказал Риаз. И туманно добавил: - Пусть нас рассудит история.
- Ну, хорошо, - вступила в разговор Лола, - если это все так, как ты рассказываешь, Риаз, то страшные северные люди могут напасть и на Флорию?
- Этого не случится, моя госпожа! – гордо сказал дракон. – Мы не позволим им перелететь через горы.
- Пусть только попробуют! Я их р-р-разорву на кусочки, - зарычала Рита. В ответ на это Лола рассмеялась, а Риаз хмыкнул. И вдруг все заметили, что наступил вечер. Пора было прощаться. Рита взглянула на лукошко с земляникой и отметила, что оно наполнено только наполовину. – Нам пора, - сказала она, - мне еще нужно успеть насобирать полное лукошко ягод. Тебя всегда интересно послушать, Риаз. К следующей нашей встречи мы с Ритой придумаем для тебя свою историю. До завтра!
- Буду с нетерпением ждать встречи с вами, госпожа Лола и с вами, уважаемая Рита. Только моя история – не выдумка, - сказал Риаз и взмыл в небо. А девочка и собака пошли лесной тропинкой в направлении дома.

6

Время бежит быстро. Во Флории приближалась пора сбора урожая. Папа-охотник старался подстрелить как можно больше дичи. По вечерам они с мамой солили и коптили мясо, чтобы запастись им впрок. Скоро большинство жителей Флории выйдут в поля косить хлебные колосья и будут тратить много энергии, а энергию нужно восстанавливать едой. Вот тут-то папа с мамой и предложат проголодавшимся косарям копченого мяса. Девочка Лола и собака Рита продолжали ходить в лес за ягодами. У лесного озера они неизменно находили дракона Риаза и развлекали друг друга разговорами. Дракон больше не упоминал о северных людях, и Лола с Ритой совершенно забыли об этой истории. Однажды к кому-то – Риазу или Лоле – пришла идея покатать Риту по воздуху. Они поочередно поднимали собаку в небо и совершали над озером несколько плавных кругов. Рита терпеть не могла полетов, но храбро делала вид, что ей это нравится.
Однако о северных людях все же пришлось вспомнить. И первым напомнил о них брат Лолы – Кит. В один вечер он не явился к ужину. Это с ним случалось и раньше. Кит запросто мог загуляться с друзьями до поздней ночи, поэтому в этот вечер его отсутствием папа с мамой не обеспокоились. За ужином они немного поговорили о сыне.
- Кит совершенно отбился от рук, дорогой, - обратилась к папе-охотнику мама, - ты бы его приструнил.
- Когда он вернется, я ему всыплю, - пообещал папа, пережевывая пирог с голубикой. Папа был человеком добрым, и все за столом прекрасно знали, что ничего никому он не всыплет. На этом разговор о Ките и закончился. Но когда утром обнаружилось, что Кит не ночевал дома, семья папы-охотника забеспокоилась всерьез. Папа никак не мог решить, что ему делать – идти охотиться или искать сына. Мама подумала и рассудительно сказала:
- Иди на охоту, дорогой, и ни о чем плохом не думай. Наш Кит, верно, влюбился. А когда юноши в первый раз влюбляются, они обыкновенно не ночуют дома. Папа сам в юности не раз влюблялся и поэтому согласился с мамой. Он ушел на охоту, и день начался для всех обыкновенно. Необычайности стали происходить позже. Первая необычайность произошла у лесного озера. Когда девочка и собака пришли туда, они не нашли там дракона. Это их очень удивило, и они прождали Риаза несколько часов. Вторая необычайность ожидала их дома. Вернувшись домой, Рита и Лола обнаружили там папу, маму, Кита и… дракона Риаза. Дракон занимал собой чуть ли не полдвора, сидел на задних лапах, топорщил крыльями и, чересчур часто дыша пламенем, возбужденно говорил. Его рассказ касался брата Лолы – Кита. Вот, что оказалось. Кит с друзьями весь минувший день провели на речке. Ни в кого он не влюбился. Речка протекала далеко от города Кристинг. Чтобы поспеть домой к ужину, ребята оставили речной берег, когда солнце еще не садилось. Закат солнца застал их посередине пшеничного поля. Быстро темнело. И вдруг на фоне сумрачного неба друзья заметили летящий предмет. По виду он напоминал летящий по воздуху рыбацкий баркас, внушительного размера. Кит и двое его друзей, задрав головы, с интересом рассматривали необычную штуковину. Внезапно рядом с летящей лодкой возник дракон. Он пронесся над ней, обдал ее облаком пламени и взмыл высоко в небо. Лодка, по-видимому, была изготовлена из железа, и пламя дракона не причинила ей никакого вреда. Она неожиданно для ребят развернула свой корпус вертикально земле и погналась за драконом. При этом из лодки в сторону дракона тоже полетело пламя. Выброс огня, как во время грозы, сопровождался громовыми раскатами. Вы конечно уже догадались, читатели, что в летающей лодке находились страшные северные люди. Но Кит с друзьями о них еще ничего не знали. От страха и удивления они упали на землю и заползли в стог сена. Немного придя в себя, ребята высунули головы наружу и стали ждать, что будет происходить дальше. Но дальше ничего не происходило. Один из друзей сказал:
- Я немного умею летать. Может быть, мне подняться в воздух и посмотреть по сторонам?
- А ты не боишься? – спросил Кит.
- Не знаю, - неуверенно отвечал паренек, - но я все же полечу. – Он приказал своему телу отрываться от земли и стал с легкостью воздушного шарика подниматься в воздух. Поднявшись метров на пятьдесят, друг Кита намного повисел над землей, а потом плавно спустился обратно.
- Ты что-нибудь видел? – спросил Кит.
- Ну, что там? – Что там? – возбужденно воскликнули другие два парня.
- Над горами сверкает огонь.
- Это, наверное, драконы сражаются с летающими лодками, - предположил Кит. Сначала ему никто не ответил. Но потом ребята поразмыслили и решили переждать до утра. Они попытались мысленно связаться с родителями, однако связь почему-то отсутствовала. Друзья вернулись в стог душистого сена, и их охватил глубокий сон.
Когда они утром вылезли из стога, то разом посмотрели на небо. В их сторону летел дракон. Он быстро снизился и приземлился – это был Риаз.
- Здравствуйте, молодые люди и вы уважаемый Кит, - заговорил дракон, - я как раз спешил к вам домой, чтобы предупредить вашу семью о надвигающейся опасности. Потом он коротко рассказал о той опасности, которую могут принести северные люди всем жителям Флории:
- Северные люди на железных лодках, о которых я как-то упоминал любезным мне Лоле и Рите, все же перелетели через горы и напали на нас. Вчера вечером их небесное войско показалось над нашей территорией, и драконы вылетели им навстречу, чтобы дать бой. Мы сражались всю ночь! Оружие северных людей ужасно и смертоносно. Очень много наших погибло. Но ближе к утру мы приспособились отражать их атаки, давая достойный отпор. Они понесли небольшие потери, и их воздушный флот отступил за горы. Но это, скорей всего, ненадолго. В настоящий момент драконы собрали совет старейшин, а я полетел к вам, чтобы предупредить. Хорошо, что я вас встретил. Не мешкая, направляйтесь в город, а я буду присматривать, на всякий случай, за вами с воздуха. Кит с друзьями не стали задавать Риазу лишних вопросов и последовали его совету.


7

К неожиданной и пугающей истории о нападении северных людей, которую по очереди изложили Кит и дракон Риаз, остальные члены семьи отнеслись по-разному. Папа-охотник, как и его деды и прадеды, умел охотиться на дичь, стреляя из лука, - и ничего больше. Он никогда ни с кем не воевал и даже ни разу не дрался. Но он был настоящим мужчиной, у которого в жилах текла кровь воина. Папа нахмурился, и на его всегда приветливое лицо легла тень предстоящей войны. Он произнес:
- Жена, дети, и ты – Рита, - к нам идут такие испытания, которых флорийцы еще не знали. Наберитесь мужества и терпения. Спасибо тебе, Риаз, за предупреждение. Мне надо идти в ратушу, чтобы собрать городской совет. – Он встал и вышел со двора. Мама посмотрела ему вслед и произнесла:
- Не пугайтесь, дети. Мужчины всегда склонны все преувеличивать. На то они и мужчины. Северным людям не одолеть драконов. Я права, Риаз? – Дракон неопределенно склонил голову набок и ничего не ответил. Его примеру последовала собака Рита – она тоже склонила голову набок. Маленькая собака сидела на земле и поочередно следила карими глазами за выражениями лиц людей и за гримасами на морде дракона. Она пыталась понять, что происходит и ничего не понимала. А вот Лола, бедная маленькая Лола, разрывалась от нахлынувших на нее чувств. Она думала: «Что такое война? Как это – война? Почему война? Что снами теперь будет?» Отчего-то она была уверена, что добром это не кончится. Лола потихоньку мысленно пробралась в голову брата, но в голове Кита ей повстречались те же самые вопросы, которые теснились в ее собственной голове. Ответов на эти вопросы ни у кого из сидящих во дворе под старой грушей, по-видимому, не было.
Дракон Риаз сказал: - Я вынужден вас покинуть. Мое время мне, увы, больше не принадлежит. Не падайте духом, дорогие моему сердцу люди. Прощайте! – Он взмахнул крыльями и улетел в сторону гор.
Дракон улетел, а мы с вами покинем на время встревоженное семейство папы-охотника и побываем в ратуше города Кристинг.
В ратуше, по настоянию папы-охотника, собралось пятьдесят самых уважаемых людей города. Они внимательно выслушали папу и стали думать, как им, в случае нападения, отразить атаку северных людей. Уважаемые люди города Кристинг, как и папа- охотник, ничего не смыслили в военном деле.
- Может быть, нам собрать всех мужчин Флории, вооружиться луками и первыми напасть на северных людей? – Предложил член совета по имени Крост.
- Ты забыл, Крост, что лодки северных людей сделаны из железа, и наши стрелы против них бессильны,- возразил другой член совета.
- В таком случае нам нужно сделать так, как это мы сделали при нападении загорских племен. Мы создадим коллективный разум и с его помощью выдворим армию северных людей за пределы нашей страны,- сделал другое предложение воинственный Крост. Слово взял председатель городского совета Лиун. Он сказал:
- Я думаю, что все предложенное уважаемым Кростом - возможно осуществить. Но, боюсь, этого будет недостаточно. Мы понятия не имеем о силе северных людей. Мне кажется, нам надо заключить военный союз с нашими соседями – драконами. Давайте отправим к ним для переговоров нашего посла. Кого бы нам выбрать на эту роль?
- Тут и думать нечего, - сказал все тот же Крост, - лучше всего с этой ролью справится уважаемый охотник – у него хорошие отношения с одним из драконов. Ему и карты в руки, если он конечно согласится. – Папа-охотник выразил свое согласие, после чего совет разошелся.
Храбрый папа-охотник не стал залетать домой, а поспешил выполнить, данное ему поручение. Он летел над Флорией и видел, что в городах и небольших селениях, на колосящихся полях – идет обычная жизнь. Городские улицы заполнены спешащими по своим делам людьми. А кое-где на полях хлеборобы уже принялись косить пшеницу.
Картины мирной жизни начали меняться, когда папа подлетал к той части Флории, где начинались горы. Первое, что он почувствовал, был запах гари. Дышать стало трудно, и глаза начали слезиться. Папа-охотник посмотрел вниз и увидел столб, поднимающегося вверх, дыма. Он снизился и коснулся ногами поверхности земли. Подойдя к месту, откуда шел дым, он увидел дымящуюся, полуобгоревшую железную лодку. Она была размером в два раза превышающим рыбацкий баркас. В видимой части внутренности лодки папе-охотнику стали видны два обуглившихся трупа северных людей. Они, и после гибели, продолжали сидеть в прежних позах, и от них в воздух тоже поднимались струйки дыма. Зрелище было очень неприятным. Папа-охотник подумал: « Вот ужас! Но все-таки драконы научились побеждать северных людей. Это хорошо». В это время сверху послышались выстрелы. Папа поднял голову и увидел быстро летящего дракона. За ним гнались, стреляя ему вслед, сразу три лодки северных людей. Дракон, не теряя скорости, вертел головой и отвечал преследователям облаками пламени из пасти. Небо заволокло дымом, и папа-охотник перестал видеть, что там происходит. Как вдруг, неподалеку от того места, где он стоял, что-то тяжело упало. Это был смертельно раненный дракон. Он лежал на спине и тяжело, с бульканьем в горле, дышал. Его глаза были налиты кровью, а крылья напоминали, разодранные в клочья бурей, паруса. Заметив папу, дракон из последних сил произнес: - Возвращайся домой, добрый человек, и спасай свой народ! Расы драконов больше не существует.- Сказав так, последний на земле дракон испустил дух.
Ошеломленный папа-охотник какое-то время постоял, а затем медленно побрел пешком в сторону города Кристинг – от всего увиденного, у него не было сил поднять свое тело в воздух.
Тем временем в уютном домике…

8

Тем временем в уютном домике на окраине города собрались соседи. Ужасная новость о нашествии северных людей в мгновение ока облетела все пять городов Флории, и люди, нуждаясь в поддержке, собирались у друзей и знакомых. Во дворе папы-охотника собралось около двадцати человек – мужчин, женщин и их детей. Пока взрослые ломали головы над тем, что им предпринять в сложившихся обстоятельствах, Лола, Кит и еще пятеро мальчиков и девочек вышли за ворота и уселись на двух, стоящих у ворот, лавочках. Все дети, за исключением Лолы, не были особенно напуганы разговорами о войне. Девочки поддразнивали мальчишек, называя тех трусами, а мальчики в ответ клялись задать северным людям хорошую трепку. Лола слушала их в пол-уха, а сама пыталась настроиться на телепатическую связь с папой. Но от волнения ей этого никак не удавалось сделать. И вот, когда она уже отчаялась наладить связь с отцом, в ее голове послышался ели слышный голос папы: « …беги, Лола… беги… спасайся… беги к лесному озеру… я тебя разыщу…» - на этом связь оборвалась. Лола привыкла беспрекословно повиноваться отцу. Она встала и, не о чем не думая, не думая о маме, брате, других людях и даже о Рите, как лунатик направилась в лес. Впрочем, Рита, заметив, что Лола уходит, побежала следом.
Лишь только Лола и Рита зашли в лес и ступили на знакомую тропинку, как сзади послышался грохот. Лола оглянулась и увидела сквозь еще редкую листву деревьев, в небе, множество летательных аппаратов. Из них, как из пастей драконов, на город летело пламя. Выброс пламени сопровождался тем грохотом, который заставил девочку оглянуться.








-


-







-



























-

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).