Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 ноября 2017.:
Айжан Аскарова

Память моей любви

Память моей любви Пролог.
Слезы градом катились из моих глаз. Перед глазами стояла вся моя жизнь и казалась мне такой ничтожной… Ученая степень, уважение друзей, наработанный годами статус, рассыпались у меня на глазах, потому что ничего не имело больше значения… Ничего….
- Как ты мог? Ка ты смог? – шептала я, сжимая в руке его последнее в жизни прощальное письмо.





















Часть 1.


Неправильная Золушка.




Глава 1: бедная юность.

-Папа! Папочка! Папа! Не уходи папа! Папуля! – плакала маленькая девочка, смотря, как отец нервно собирает свои вещи, - Папаааааа! Папаааа! – она все плакала и плакала, а к ней никто не подходил, ни мать, сжимающая беспомощно руки на груди, ни отец судорожно бегающий по комнате, лишь бы ничего не забыть.
-Папаааааа! – маленькая девочка все плакала и плакала, а отец уже собрал свои вещи и направлялся с чемоданом к двери.
-Папаааа! – маленькая девочка бросилась за ним.
Отец повернулся к ней, как будто только услышал.
-Жания, Жаниюша, я всегда буду рядом, всегда, не сложилось у нас с мамой, не сложилось, прости меня доченька, запомни ты дитя большой любви, - с этими словами отец нежно прижал дочь к себе, поцеловал в лоб, быстро встал, развернулся и быстрым шагом ушел из дома….



-Жания, Жаниюша, доченька проснись, Жания! – я медленно открыла глаза, перед глазами было лицо матери, мне снова приснился этот сон, и я снова плакала во сне.
-Мамочка, все хорошо, - я попыталась улыбнуться.
-Жаным, я услышала и прибежала к тебе, так испугалась, снова этот сон приснился, - мама смотрела на меня озабоченными глазами.
-Мам, все хорошо, все нормально, это просто сон, - я снова попыталась улыбнуться, - Иди спать, мамочка.
-Ладно, а я переживала, ладно, я пойду прикорну, мне через час вставать, - с этими словами мама встала и тихим шагом направилась в свою комнату.
Я прикрыла глаза. Да, это было уже давно, 4 года назад отец ушел от нас, не ушел, а бросил, больше я его не видела и не слышала, а в нашу жизнь стремительно ворвалась бедность. Страшная неприглядная уродина бедность. У меня были одни джинсы на всю зиму, 3 свитера на смену, 2 шорт на лето, 4 майки, одна страшная куртка на зиму и еще одна на весну и на осень и больше ничего… Ничего… Я училась в 11 классе. Училась на отлично. Мать работала на 2 работах, но этого нам хватало на то, чтобы есть сыр и колбасу по праздникам. Больше ни на что. В 10 классе я познакомилась с группой танцоров и с тех пор постоянно бегала к ним на репетиции, они обещали обучить меня и взять с собой на выступления, чтобы я зарабатывала настоящие деньги. А пока я бегала к ним на репетиции, впитывала все как губка и пила с ними пиво по праздникам. В школе я выступала со школьным хором, у меня был голос альт сопрано. В своих мечтах я была певицей. А днем, я после школы драила квартиру и готовила еду матери, уставшей от 2 тяжелых работ.
Так проходили мои дни. Иногда я вспоминала как мы жили с папой. Мы ходили в горы, в кафе, у меня было много одежды, меня водили по паркам, по аттракционам и в один день все кончилось. Да, я ненавидела своего отца.
В школе меня называли лохушкой, смеялись над моей одеждой, над моей прилежностью к урокам, а я плакала в подушку по ночам. С танцорами я научилась курить и пить, я познакомилась с одной из девочек на выступлениях школьного хора, и мы подружились, она и привела меня к танцорам.
Я смотрела на свое отражение с грустью. Слишком большие глаза, слишком большая грудь, слишком длинные волосы, слишком худые руки, слишком большой рот. Косметикой я пользоваться не умела, да ее и не было толком. Украшений тоже не было, только пара золотых сережек, которые подарила мама. Я с грустью смотрела на девочек в классе, которые одевались в модные вещи, одевали модные украшения и красиво красились, перекрашивали свои волосы, делали пирсниг и тату. Мне все это было недоступно. Я с грустью смотрела как моя любовь гуляет с такими девочками, а на меня не обращает никакого внимания. Когда я смотрела красивые клипы, я мечтала, что когда-нибудь и у меня все будет так же.
Друзей у меня в классе не было. Были только друзья танцоры. В классе меня окрестили бедняжкой, и все сторонились меня, кроме одного очкарика-ботаника, который ходил за мной по пятам, но мне он был противен. Его звали Сомат. Мою любовь звали Ринат. Он был крутой парень с параллельного класса, у него была крутая репутация, самые крутые девушки вокруг и… он не обращал на меня никакого внимания.
Мама спрашивала меня куда я хочу поступить, я отвечала, что хочу стать экономистом. И делала для этого все. Я шла на золотую медаль в школе. У меня было только пара кассет, на которые я постоянно записывала песни с радио, и которые я слушала по ночам. А, в основном, я слушала радио.
Время обучения в 11 классе подходило к концу. Я бросила все усилия на учебу и даже не бегала больше к танцорам, все время я занималась, и наконец, на экзаменах я получила отлично по всем школьным экзаменам! Я побежала к маме. Мама плакала, когда узнала и еще раз спросила меня куда я хочу поступить. На экономиста конечно, еще раз повторила я маме. Мама крепко обняла меня и сказала, что меня ждет большое будущее, со слезами на глазах. На выпускной я не пошла, у меня не было платья. Я поступила в Нархоз на грант и ждала обучения с нетерпением.
В августе я пришла домой с тусовки танцоров, мама на удивление была дома, на столе стояли наши лучшие продукты, а за столом сидел какой-то человек в костюме, напротив мамы с кучей бумаг.
- Я так полагаю, это и есть юная Асхатова Жания? – спросил человек в костюме.
- Да, да, это она, - сказала мама, встала и подошла ко мне, - Доченька, папа умер и оставил нам наследство, - тихо сказала она.




















Глава 2: непутевая юность.

Как оказалось, отец ушел от нас к богатой женщине, она запретила общаться с нами, это было ее условием, она была в возрасте и никого, кроме моего отца у нее не было, родственников своих она ненавидела, и только мой отец был для нее светом в окне. В прошлом году они оба подхватили СПИД на одной из своих вылазок, сначала умерла она, оставив наследство ему, затем умер мой отец, оставив наследство нам с матерью.
Нам достался их дом, счет на 100000 долларов и их две машины. А также, доля в ее бизнесе. Мама продала ее дом и купила новый в элитном районе города, на машину отца села она, а вторая машина ждала моего совершеннолетия. Первое, что сделала мама, это купила нам кучу одежды. Мы сдали нашу маленькую квартирку в аренду, и мама получала с этого еще дополнительный доход.
Я пошла в Нархоз уже в боевом вооружении. Я быстро подружилась там со всеми, но мое внимание привлек неприметный парень с очень грустными глазами, его звали Санжар. Мы с ним едва общались, но он мне очень нравился. Училась я хорошо, но записалась на курсы танцев, вокала, актерского мастерства, и еще больше тусовалась со своими танцорами. Я ходила по клубам, на тусовки и сама не заметила, как запустила учебу. На новогоднюю сессию мне пришлось все «разводить». Следующие полгода я вообще не появлялась в университете, а провела их на тусовках. Под конец года меня отчислили. Я не знала, как с этим идти к моей матери. Но мне пришлось.
Мама строго на меня посмотрела и спросила, чего я хочу от жизни. Я ответила, что хочу быть певицей. Мама на это мне ответила, что для этого все равно надо много работать и учиться и спросила меня, хочу ли я поступить в консерваторию. Конечно да, быстро согласилась я. Так все и решилось.
Весь следующий год я занималась усиленной подготовкой в консерваторию, вокал, танцы, актерское мастерство и конечно же бесконечные тусовки, клубы и тусовки с танцорами.
В свои 19 лет, несмотря на все вылазки и тусовки я оставалась девственницей, я любила одного парня Маулена, он был PR менеджером одной известной группы, мы часть встречались с ним на тусовках, и я была просто уверенна, что свою девственность я подарю ему.
Но все сложилось иначе. На одной из тусовок меня загребли в милицию под наркотическим опьянением. Мне пришлось звонить матери.
Мама через 30 минут уже была в участке. Через час мы выходили из участка. Мама была хмурой и молчала. Всю дорогу домой она не проронила ни слова. Когда мы приехали домой, она отправила меня спать, а сама просидела на кухне до утра.
Утром я встала, как ни в чем не бывало, и спустилась на кухню.
- Доброе утро ма! – весело пропела я.
-Доброе, - мама была по прежнему хмурой, потом она посмотрела на меня, - Ты хочешь кончить как твой отец СПИДом? – резко спросила она меня.
- Мама, ты что? - я побелела.
- А то, ты все делаешь для этого, - она строго смотрела на меня.
- Мам… – я не могла вымолвить ни слова.
-Сегодня ничего не будет, ни танцев, ни вокала, оденешь к вечеру сиреневое платье и будешь до вечера дома, у нас будут гости, приготовься, - холодно сказала она, - приготовишь на стол, мне нужны манты и закуски, съездишь в супермаркет и купишь напитки. Это все, - мама еще строже на меня посмотрела.
- Хорошо мама, - я кивнула.
Мама резко встала и ушла из кухни. Через полчаса она выехала на папиной машине из гаража.
Весь день я провела на кухне, приготовила манты, закуски и салаты, съездила в супермаркет и купила напитки. К 6 часам все было готово. Я одела скромное сиреневое платье, собрала длинные волосы в прическу и ждала маму за накрытым столом в большом зале. В 7 часов мама приехала. Мама зашла, за ней шел ее компаньон дядя Болат я его хорошо знала, а за ним шел его страшный прыщавый сын Алмас.
Мы сели за стол, мама непринужденно разговаривала с дядей Болатом, а его сын пялился на меня масляными глазами, я отвернулась.
- Доченька, мы с дядей Болатом выйдем на перекур, а ты пока поболтай с Алмасиком, - сказала мама и жестко на меня посмотрела.
- Конечно, мам! – я вымучила улыбку.
Мама с дядей Болатом вышла, мы с «Алмасиком» остались наедине. Я теребила ножку бокала и молчала.
-Жания, ты такая красивая! – прошепелявил Алмас.
- Спасибо, Алмас, - я улыбнулась.
- Ты рада, что будешь моей женой? – спросил он и улыбнулся во весь рот своими кривыми зубами.
- Что? – я потеряла дар речи.
- Ну да, - он улыбнулся еще шире, - Предки все решили, да я и сам не против, - сказал он и положил руку на спинку моего стула.
- Что ты несешь? – гневно спросила я и встала, - Мама бы никогда…- тут в комнату зашла мама.
-Жания, что такое? – спросила она меня.
- Мама, Алмас сказал…
- Что вы женитесь, - улыбаясь сказала мама, - Правда здорово? Я знала, что ты в него очень нежно влюблена и сказала об этом Болату, а он мне признался, что Алмас просто мечтает о тебе! – мама улыбалась.
Я потеряла дар речи. Тут ко мне подбежал Алмас, бросился неуклюже на колено и стал вытаскивать из кармана какую-то коробочку. Наконец он открыл ее, там было безвкусное кольцо с огромным бриллиантом.
- Жания, ты станешь моей женой? – прошепелявил он.
-Но, но я, - я встала и смотрела на маму.
- Доченька моя не теряйся, бедненькая моя засмущалась, потерялась даже… - мама улыбалась.
Алмас в это время проворно вытащил кольцо из коробочки, схватил мою руку и натянул кольцо мне на палец.
- Ну вот и чудненько, - дядя Болат улыбался, - Выпьем за счастье молодых! - с этими словами они с мамой чокнулись.
Я молча сидела, гнев переполнял меня, я посмотрела на зеркало на стене, я была вся красная.
Этот вечер длился целую бесконечность, наконец дядя Болат встал и начал собираться. За ним встал противный Алмас. Весь вечер он пытался меня обнять и полапать. Это было пыткой.
Мама проводила дядя Болата с Алмасом, я была просто не в силах. Наконец мама зашла в зал.
-Мама! Как ты могла! Что все это значит?! – гневно закричала я.
- Я не хочу, чтобы ты кончила, как твой отец, - сухо сказала мама.
- Я не выйду за него замуж! Никогда! – закричала я.
- Если нет, ищи себе новое жилье и новую машину, - сухо сказала мама, развернулась и ушла.
Я с бешенством, бессилием и отчаянием смотрела ей вслед.
Ночью я собрала свои вещи, вытащила накопления и тихо спустилась с чемоданом на первый этаж. Тихо затворила за собой калитку и посмотрела на часы. В 3 часа ночи, 14 августа в свои полные 19 лет, я сбежала из своего дома навстречу большому и страшному миру.


















Глава 3: моя настоящая первая любовь.

Я дошла до трассы, и стала ловить такси. В кармане у меня было 60000 тг, и я не представляла, как ими распоряжаться. Сейчас нужно было где-то переночевать, я стала думать. Мысли быстро проносились в голове, я свяжусь с танцорами, буду жить с ними и работать, в конце концов они давно хотели взять меня к себе в группу, буду разъезжать с ними на гастролях и так зарабатывать. Мне казалось, что я все продумала ну просто отлично. Я вытащила из сумочки телефон и стала искать номер Алии из группы танцоров. Наконец на 7 гудке она взяла трубку.
- Алло? – весело прокричала Алия, на заднем фоне слышались крики и музыка.
- Алия? Привет! Это Жания! – прокричала я в трубку.
- Привет, Жаниюшка! – звонко пропела Алия в трубку, - Как дела?
-Алия, у меня проблемы, мама выгнала меня из дома, мне некуда идти, можно я к вам приеду? – спросила я.
- Вот как? – в ее голосе было слышно замешательство, - Просто дело в том, Жаниюша, что мы на гастролях по всей стране, будем только через месяц, сможешь продержаться? – спросила она меня, - У нас тур по городам, поэтому мы освободили квартиру, в Ате ничего не осталось пока.
- Хорошо, я постараюсь, - сказала я, и страшно расстроилась.
- Жаниюша, не расстраивайся, - пропела Алия, - Может все-таки помиришься с мамой, что случилось? – спросила она меня.
- Она меня замуж хочет выдать против воли, - ответила я.
- Вот оно что! – Алия замолчала, - Жаниюша у тебя деньги есть? – спросила она меня.
- Есть пока, - ответила я, - Я продержусь, ладно Алиюшка, я пока буду устраиваться, потом созвонимся, - сказала я.
- Ладно, Жаниюшка, будем на связи, - сказала она, - Через месяц сразу созвонимся, - добавила она.
- Хорошо, давай, - я положила трубку и задумалась.
Теперь, что было делать мне было неизвестно, надо было искать где-то гостиницу, а я не представляла где. На ум пришла только дешевая гостиница, мимо которой я проезжала на учебу, я решила поехать туда. Я встала на дорогу и стала ловить такси.
Почти сразу рядом остановилась машина, когда окно спустилось, я увидела чеченца лет 35, от которого страшно воняло потом даже на расстоянии.
- Эй дорогая, поехали ко мне, я один живу, а ты с чемоданом, весело будет, я веселый парень! Такая красавица, поехали? – весело прокричал он.
Я отшатнулась от машины и отошла. А он все не унимался и кричал.
- Послушайте, не надо! – наконец сказала я.
- Что такая важная? – кричал он, - Я же вижу некуда тебе идти, поехали ко мне, я тебя обласкаю, отогрею, - кричал он.
Вокруг никого не было, ни души и я не представляла, что мне делать. Вдруг я услышала громкий рев мотора, и увидела, как к нам едет мотоциклист. Чеченец уже выходил из машины.
- Поехали ко мне! – кричал он.
Мотоциклист уже приближался.
- Помогите! Пожалуйста, помогите! – я бросилась к мотоциклисту.
Он остановился, приглушил мотор, встал с мотоцикла и стал направляться к нам.
- Проблемы? – спросил он.
- Эй парень, езжай своей дорогой, - закричал чеченец.
- Пожалуйста, помогите, - снова закричала я.
Мотоциклист остановился, развернулся и пошел к мотоциклу. Я поняла, что это все, мне никто не поможет.
- Ну вот видишь? – чеченец улыбался, - Ай да красавица, поехали ко мне!
- Не приближайтесь, я милицию позову! – закричала я.
Тут мотоциклист вытащил со своего железного коня большую дубину и направился к нам. Мое сердце ликовало, я немного стала успокаиваться.
- Эй парень не дури! – закричал чеченец.
Мотоциклист, размахивая дубиной, стал приближаться. Чеченец издал непонятный звук, быстро сел в машину и стал заводить двигатель.
- Больные! – закричал он с окна.
Мотоциклист ударил по его машине дубиной. Чеченец дал по газам и рванул, что было мочи.
- Урод! – тихо сказал мотоциклист и стал снимать шлем.
Я смотрела на своего спасителя во все глаза. Когда он снял шлем, я растерялась, это был Санжар, мой однокурсник.
- Санжар? – тихо спросила я.
- Привет, Жания! – Санжар улыбнулся, - Как ты попала в такую ситуацию? – он приподнял бровь.
Я смотрела на него и слезы навернулись мне на глаза. Я отвернулась.
- Жаниюша, что случилось? – он подошел ко мне и обнял, - Жаниюш? – он приподнял мое лицо и внимательно посмотрел на меня.
И тут я стала плакать сначала тихо, потом все громче и громче.
- Жания, Жаниюша! – Санжар обнимал меня крепче, - Ну все! Все! Все хорошо будет!
- Мама меня замуж хочет выдать… а я не хочу за него… я вообще замуж не хочу… я певицей быть хочу…. Я молодая еще… А Алия на гастролях по всей стране с моими танцорами…. Они через месяц будут… а у меня денег не хватит… не хватит… - у меня началась истерика.
- Жания! Жаниюша! Жаник, все хорошо будет! – Санжар обнимал меня крепче, стирал пальцами мои слезы. И тут вдруг он приподнял мое лицо и приблизился ко мне. Я даже перестала плакать. Он медленно стал меня целовать, потом поцелуй стал более страстным, у меня стала кружиться голова, я уже вовсю отвечала ему, обхватила его голову, запустила в его волосы пальцы. Мир вокруг перестал существовать. А мы все целовались. Его рука медленно стала опускаться к моей груди. Горячий жар охватил меня. И вдруг мне стал страшно, я оттолкнула его и отошла.
- Ты что? – робко спросила я.
- Прости, просто хотел остановить твою истерику, - сказал он и отвел глаза.
- Это помогло, спасибо, - робко сказала я и смотрела на него во все глаза.
- Жаниюша, может пока поживешь с нами, пока твои танцоры не приедут? – спросил он, -У меня дома мама, сестра и собака, - сказал он и грустно посмотрел на меня, - Ты будешь спать с сестрой, - прибавил он.
Я стала быстро соображать. Действительно это был выход. Я бы дала свои деньги и это бы возместило расходы. Я смотрела на Санжара и ноги становились ватными почему-то. Я вспомнила наш поцелуй и покраснела. Я притупила глаза. Потом подняла. Надо было что-то сказать, а я не могла. Язык отнялся.
- Если я дам 60000 тг этого хватит на все? – наконец вымучила я.
- Ничего не надо, поехали, - сказал он.
- А как же мой чемодан? – спросила я.
- А я и не подумал! – сказал он.
Тут он вытащил сотку и стал звонить. Через 15 минут я ехала в машине его друга, а Санжар был моим сопровождающим эскортом на мотоцикле. Я смотрела на него не отрываясь. И ни о чем кроме него не могла думать. Он казался мне принцем-героем из сказки. Наконец, на Абая Мате Залки, машина повернула во дворы, заехала и остановилась возле симпатичного 5-этажного дома. Я вышла из машины и стала вытаскивать свой чемодан, Санжар подбежал ко мне и все сделал сам. Он попрощался с другом, друг над чем-то посмеялся, хлопнул его по плечу, сел в машину и уехал. Я стояла и сжимала ручку чемодана.
- Жаниюша, ты можешь его катить? – спросил Санжар и показал на чемодан, - Мне нужно завести байк в гараж, - сказал он.
- Да, конечно, - ответила я и, взяв чемодан, покатила его за собой.
Мы подошли к гаражу, Санжар быстро открыл замок, и стал заводить мотоцикл в гараж. Я на него смотрела и в горле что-то сжалось, мне страшно захотелось пить. Справившись с мотоциклом, он закрыл гараж, подошел ко мне, забрал у меня чемодан и повел меня в сторону дома.
- А что ты так поздно катаешься? – спросила его я.
- На тусовку ехал, - сказал он.
- Прости, что не попал, - пролепетала я.
- Ничего, главное, что теперь с тобой все нормально, - он улыбнулся.
Я притупила глаза.
Мы зашли в дом и стали подниматься. На 4 этаже мы остановились, и он стал поворачивать ключ в двери. За дверью послышался лай. Он медленно и тихо открыл дверь, мы зашли в квартиру, было темно и он никак не мог включить свет, возле моих ног что-то мохнатое крутилось, нюхало меня и поскуливало. Наконец, он включил свет. Я посмотрела под ноги, вокруг меня прыгал симпатичный спаниель.
- Бимуша, ну все, все, - сказал Санжар.
Спаниельчик побежал к нему и начал ластиться к нему, Санжар схватил его и стал почесывать за ухом. Спаниельчик зажмурился от удовольствия.
- Познакомьтесь, Бим, это Жания, Жания, это Бим, - он улыбнулся.
- Очень приятно Бим, - я улыбнулась, села на корточки и стала зазывать собаку руками.
Спаниельчик громко и весело тявкнул и подбежал ко мне, виляя хвостиком. Я стала чесать его за ушком, по примеру Санжара.
- Ты пока ложись в моей комнате, я лягу на диване, - сказал Санжар, - Пойдем я проведу тебя.
- Пойдем, - ответила я.
Он взял, чемодан, приподнял его и понес в комнату, чтобы не шуметь. Я пошла за ним. Он включил свет, у него было очень мило, легкий мальчишеский бардак, кровать, не заправленная, стояла возле стены, в углу стоял компьютер, в другом углу стоял шкаф, все было очень мило, его комната выходила на балкон, я вышла, чтобы посмотреть на окрестности. Вид был очень красивым. Мне здесь нравилось все. Я вернулась в комнату, и присела на кровать.
- Ну, вот, располагайся, - весело сказал он и улыбнулся.
- Спасибо, - я улыбнулась в ответ.
- Ну, я пошел, - сказал он, - Спокойной ночи, сладких тебе снов!
- И тебе, - я снова улыбнулась и притупила глаза.
Он вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь. Я разделась и легла спать. Я не сразу смогла уснуть, долго ворочалась, и все время вспоминала наш поцелуй, мне стало жарко, я откинула одеяло, вспомнила поступок матери, мне захотелось плакать, я перевернулась, и стала смотреть в потолок. В конце концов я уснула через час.
- Папа! Папочка! Не уходиииииии! Папааааааа! – маленькая девочка плакала и плакала, а отец судорожно собирал вещи и бегал по комнате, - Папааааа! Папааааа! – кричала маленькая девочка, а мать стояла в углу и сжимала руки возле груди….

-Жания, Жаниюша проснись, Жания! – меня кто-то тряс.
Я открыла глаза, они были мокрые от слез. Я не могла понять где я и кто меня трясет. Потом я начала медленно вспоминать.
- Санжар, этот кошмар, он преследует меня, почему она так сделала, почему? – я начала всхлипывать, - Почему он ушел от нас с мамой, почему? - я стала плакать.
Он прижал меня к груди и нежно стал гладить.
- Почему Санжар, почему? – я плакала.
- Все хорошо, малыш, все хорошо, - он пытался меня успокоить.
Я чувствовала запах его тела. И мне снова захотелось, чтобы он меня поцеловал.
- Санжар, поцелуй меня, Санжар, - попросила жалобно я.
Он медленно приподнял мое лицо и стал нежно меня целовать. Меня опять бросило в жар и закружилась голова. Я неробко отвечала ему. Он лег со мной рядом. И начал шептать нежные слова.
- Я так давно мечтаю о тебе, Жания, так давно… - говорил он.
Он дотронулся до моей груди, я испугалась.
- Не надо, - прошептала я.
- Пожалуйста, Жания, - прошептал он.
А мне так нравилось целоваться с ним. И было так горячо, и мне так хотелось и было так страшно. У меня это было в первый раз. Он стал снимать с меня медленно майку. Я прикрыла груди руками, он отвел мои руки и стал целовать нежно мои груди. Мне стало невыносимо горячо, какое-то первобытное желание охватывало меня и мне было страшно.
- Не надо, - снова прошептала я.
Он опустился и стал целовать мой живот. Я напряглась, он стал поглаживать меня, мне было страшно.
- Не надо, - снова прошептала я.
Он стал стягивать с меня трусики и запустил свою руку «туда». Я очутилась в какой-то невесомости. Время и мир перестали существовать для меня. Я стала тих постанывать от удовольствия и ужаса.
- Не надо, - снова шептала я.
Он стал раздеваться сам. Наконец, он снял белье, я зажмурилась, я никогда раньше «такого» не видела. Он раздвинул мои ноги.
- Не надо, - прошептала я.
- Я давно люблю тебя Жания, - глухо сказал он.
- У меня это в первый раз, - сказала я.
- Я знаю, я вижу, - сказал он.
Он оказался между моих ног, я сжала ноги от страха.
- Не бойся, - глухо сказал он.
Он уже лежал на мне, и я ощутила что-то между ног. Потом в меня начало что-то входить, я ощутила резкую боль, между ног что-то потекло. Я стала кусать губы, чтобы не кричать. Он продолжал двигаться во мне. Боль застилала мне глаза, а он целовал мои глаза, мое лицо, нежно ласкал меня. Вдруг он резко замер, и я ощутила толчок жидкости во мне. Я ничего не поняла и просто лежала.
- Я люблю тебя Жания, - проговорил он, - Ты будешь моей девушкой?
- Да, Санжар, я тоже люблю тебя, - молвила я и ощутила, как большая волна нежности окатила меня.













Глава 4: гоните, тех, кто гонится за Вашим счастьем.

Я жила в доме у Санжара уже 3 месяца, счастье переполняло меня каждый день. Моя любовь казалась мне отдельно существующей реальной личностью, которую можно увидеть и потрогать, мне казалось, что она редкая красавица, я часто пела и танцевала перед зеркалом от удовольствия. Мама моя начала звонить мне уже на следующий день. Я сухо сказала, что ушла из дома к своей настоящей любви и живу с ним и с его семьей. Если выходить замуж, то только по любви прибавила я, и попросила сухо не беспокоить меня больше. Мама в ответ потребовала, чтобы я ее с ним познакомила, потребовала назвать адрес. На что я сухо ответила, что уже совершеннолетняя и сама имею право выбирать с кем мне и как жить, еще я прибавила, что у меня все хорошо и попросила ее больше меня не беспокоить, сказала, что не готова еще с ней общаться. Больше я с матерью за это время не общалась, не могла просто простить ее, она звонила мне, я не брала трубку.
С мамой Санжара мы быстро подружились, она была очень доброй и ласковой женщиной, очень сердечной и очень простой, я очень полюбила ее, а с его сестрой Айгерим, мы сразу нашли общий язык, она была меня старше всего на год, а Санжар был моим ровесником. Я готовила, убирала дома, мы с Санжаром ходили в кафе, в клубы. Я была счастлива. Когда мы лежали, я подолгу могла смотреть на его лицо, на его столь любимые мною внимательные глаза, я трогала пальцами его губы, целовала все его лицо и таяла от звуков его голоса. Его голос меня завораживал, он казался мне волшебным и самым красивым на свете. Мы ходили с ним в горы и устраивали там пикники. Мы катались по городу на его мотоцикле. Он купил второй шлем для меня.
Санжар устроился на работу, утром он был на учебе, днем на работе, а под вечер приходил домой. Он покупал мне разные милые подарки, покупал одежду и украшения, я за своими оставшимися вещами так и не поехала домой. Я целый день ждала только его. Когда он приходил домой, мое сердце, наконец, было на месте. Я ревновала его ко всем. К его однокурсницам, соседкам, одноклассницам, сослуживицам и постоянно звонила ему. Он от этого только посмеивался. У нас был такой нежный и чувственный секс. Я начала получать удовольствие уже на 2 неделю. Мы предохранялись с ним, потому что боялись пока заводить детей. Но я знала, придет день, мы будем мужем и женой и у нас будет куча детей и свой дом.
Алия позвонила мне ровно через месяц, я все ей рассказала, она была очень рада за меня. И предложила встретиться. Мы встретились в кофейне, попили кофе, она пригласила нас с Санжаром на тусовку. Мы с Санжаром регулярно ходили на тусовки наших танцоров, нам было весело, но никого кроме друг друга мы там не замечали…
На одной из тусовок я как-то встретила Маулена. Он стал начинающим продюсером и его новым проектом стал один молодой и талантливый певец. Маулен, казалось, был очень рад видеть меня, он стал приглашать меня на съемки клипа его подопечного, я сказала, что если и приду, то только со своим парнем и показала в сторону Санжара. Маулен сдержанно улыбнулся и сказал, что номер его остался прежним. Я улыбнулась и отошла от него.
Вечером, дома, Санжар спросил у меня кто это был. Я со смехом рассказала ему про Маулена и про свою детскую влюбленность. Он стал очень хмурым и сказал, что на съемки клипа мы не пойдем и вообще с тусовками танцоров мы завязываем. Я только повела плечами.
Все закончилось быстро и жестко. Как-то раз мне позвонила Санжара знакомая и попросила встретиться, сказала, что это очень важно. Я согласилась, положила трубку и медленно пошла в комнату одеваться. Жуткие сомнения и страхи одолевали меня. Страшное предчувствие сжимало мою грудь. Мне не хотелось идти на встречу, но любопытство толкало меня пойти туда. Наконец, я стала одеваться. Натянула джинсы, кофточку, накрасилась, прошла в коридор и стала натягивать пуховик. Бим бегал за мной и поскуливал.
- Что такое Бимуша? – спросила я, - Кушать хочешь?
Я сняла пуховик и пошла на кухню, положила Бимке кушать в его миску. Он понюхал и не стал кушать, посмотрел на меня и громко тявкнул.
- Ну как хочешь, - я пошла в коридор.
Бим бегал за мной и скулил. Я уже натянула сапоги, перекинула сумку через плечо. Стала открывать дверь. Бим опять тявкнул.
- Я выведу тебя, когда приду, - сказала я ему и закрыла за собой дверь. Я стала спускаться по лестнице и слышала, как Бим скулит не переставая.
Через час я уже сидела в кофейне и потягивала кофе. Зарины, знакомой Санжара все еще не было. Я смотрела в окно. Тут напротив меня кто-то сел. Я повернулась и увидела Зарину, она перекрасилась в блондинку, и сидела вся в мехах. Я начала теребить свой пуховичок, который мне подарил Санжар.
- Ну вот и я, - Зарина улыбалась.
- Так, о чем ты хотела поговорить, - медленно спросила я и отпила еще немного кофе.
- О Санжаре конечно, - она улыбалась, - Как его работа? – весело спросила она.
- Все хорошо, спасибо, - проговорила я.
- Работа, ну надо же, - она засмеялась, - Знаешь ли ты что есть его работа? – спросила она меня и тут же снова стала говорить, - Я его работа, мы давно встречаемся и любим друг друга, просто ему было жалко тебя, поэтому он подобрал тебя, он же у нас сердобольный, - она засмеялась, - Только ты это всерьез воспринимаешь, а у нас с ним настоящее веселье, он тебя держит за домохозяйку, сам мне рассказывал, - она снова смеялась, - Бедняжка, он даже одежду тебе покупает? Давай договоримся по-хорошему, теперь мы знаем друг про друга, и сосуществуем, пока у тебя трудное материально положение, так что отпускай его почаще на встречи с друзьями, окей? Он, когда притащил тебя домой, спросил у меня разрешения, ведь я как никак до сих пор его девушка и я разрешила ему, - она улыбалась, - Так что, зайчик, давай по-хорошему договоримся? – она внимательно смотрела на меня.
Я не могла дышать, отпила кофе, он пошел не в то горло, я стала кашлять.
- Ну будет, будет, - в ее глазах читалась озабоченность.
Я судорожно стала искать в сумке кошелек, вытащила из него 2000 тг и бросила на стол, затем встала.
- Так к чему мы пришли? – пропела она.
- Забирай его, дарю, - прохрипела я, развернулась и медленно направилась к выходу.
Ничего не показывать, ничего, говорила я себе, я снова вспомнила школу, «бедняжка» снова и снова проносилось в моей голове. Боль сжимала меня изнутри, раздирала грудь. Я не разрешала себе плакать. Я подошла к ларьку и купила себе пачку сигарет. Я зашла за ларек и стала медленно курить. Я бросила, пока мы жили с Санжаром. Я вспоминала, как он приходил с работы и временами даже не хотел секса. Я вспомнила его вылазки с друзьями, как он приходил счастливым… Я не могла позволить себе плакать, если я начну, я не остановлюсь снова и снова говорила я себе. Я взяла сотовый и позвонила Санжару. Попросила встретиться.
- Я приду домой вечером, тогда поговорим, - весело сказал он, на заднем фоне слышался шум улицы.
- Я не дома, Санжар, я ухожу от тебя, надо встретиться, я отдам тебе ключи, - проговорила я.
- Что случилось? - он встревожился.
- Через час на новой площади, - проговорила я.
- На нашем месте, малыш? – спросил он.
- Через час на новой площади, - сухо сказала я и положила трубку.
Мне нестерпимо жгло глаза, но я знала, что должна была прийти к нему не заплаканной. И не убитой. Я вспомнила курсы актерского мастерства и призвала весь свой актерский талант. Я поехала в другую кофейню. Я просидела там сорок минут уставившись в одну точку. Три месяца вихрем проносились в моей голове, а я снова и снова вспоминала, и находила новые доказательства его неверности. Наконец, я встала, бросила на стол тысячу тенге, оставила недопитый кофе и решительным шагом вышла из кофейни чтобы бросить того, кто был моей жизнью и моим богом.
Через двадцать минут я была на Новой Площади, каждый закоулок здесь напоминал о нем, каждая скамейка, каждый фонтан, каждый памятник. Я стиснула зубы. Это было сделано намеренно, чтобы причинить еще большую боль. Он стоял возле памятника и переминался с ноги на ногу от холода. Он был без шапки, и мне захотелось поругать его, прижать его к себе, поцеловать его красные щеки. Я подавила желание.
- Жания! – он позвал меня.
Я медленно подошла к нему.
- Здравствуй, Санжар.
- Что случилось, Жания? – он внимательно смотрел на меня.
- Я бросаю тебя, мне надоела бедность, надоел ты, я давно не так живу, меня все достало, я ухожу к Маулену, он сделает меня звездой, - медленно сказала я и улыбнулась.
- Как так? – он был напуганный какой-то, - Но мы же любим друг друга?
- Санжар, это была не любовь, Санжар, мы попользовались друг другом и все, понимаешь, а люблю я Маулена, я же рассказывала тебе, мне нужно было отомстить ему, прости меня, - я жалостливо на него посмотрела.
- Я не верю тебе, что-то случилось да? Ты беременна? Ты боишься мне сказать? – он схватил меня за руку.
Я вытащила сигарету.
- Я не беременна, мне просто безумно все надоело, - сказала я и выпустила дым, затем я вытащила ключи и всучила их ему в руки.
- Прощай, Санжар, - тихо молвила я.
- Я не верю тебе, слышишь? Не верю! Я буду ждать тебя здесь каждый год, на нашу дату, ты помнишь какую, - прокричал он мне.
Я медленно шла. Сердце разрывалось. Я поймала такси, и уехала в Тастак. Зашла в комок, набрала пива, села на скамейку и стала плакать. Моим рыданиям не было конца, прохожие с удивлением смотрели на меня, а мне было на все наплевать. Через два часа я уже не могла ходить, но все же встала и поплелась опять за пивом. И тут мне позвонила Алия. И позвала меня на тусовку. Я с радостью согласилась.
Я поймала такси и поехала на Фурманова в бар Стэтсон. Там были все свои и еще Маулен. Маулен увидел меня и замахал руками, приглашая меня к себе. Я подошла к нему, план мести вызревал в моей голове.
На следующее утро я проснулась в постели Маулена. Он увидел, что я проснулась, обрадовался и стал бегать вокруг меня.
В то же время Санжар проснулся в доме своего друга, вокруг валялись бутылки, было страшно накурено. Голова болела от тяжелого похмелья, несчастный и разбитый он поплелся на балкон курить, боль раздирала его изнутри и отражалась в его глазах.






















Глава 5: потому что нельзя быть на свете красивой такой.

Маулен исполнял каждое мое желание, ловил каждый мой вздох, превратил наши отношения в какую-то красивую сказку, ужин при свечах при красивой приглушенной музыке, скрипач, играющий только нам в кафе, бесконечные букеты роз, в конце концов мы полетели с ним в Париж.
А в это время Санжар названивал мне на телефон, который я отключила, стал искать Алию, нашел ее, и она пропела, что мы с Мауленом улетели в Париж, в его груди что-то разорвалось, он стал пить и гулять, каждый день новая девушка или проститутка, каждый день алкоголь в бесконечном количестве, в забытье он набирал мой номер и натыкался на автоответчик и он снова пил и гулял.
В Париже Маулен предложил мне весь мир и стать его звездой, я согласилась, в тайне посмеиваясь над ним. Мы прилетели в Алмату и Маулен стал работать надо мной, чтобы вывести на сцену.
В один из дней, устав от бесконечных тренировок я пришла домой и натолкнулась в шкафчике на свой старый телефон. Я включила его и тут пачками стали приходить отчеты о пропущенных звонках, Санжар, Санжар, Санжар. Его слезные смс-ки были такими трогательными, я ухмыльнулась. Сработало значит. И тут вдруг телефон зазвонил, это был Санжар. Я не удержалась и взяла трубку.
- Жания? – его голос был пьяным и ироничным.
- Да, Санжар, - я говорила холодно.
- Жания это ты? А я тебя и не узнал, - его голос был еще более ироничным, - Забыл уже, - он засмеялся.
- Вот как? – меня переполнял гнев.
- А ты что нового лоха себе нашла? В любви ему признаешься? – он был очень пьян.
- Это тебя не касается, - жестко сказала я.
- А что ты, может по старой дружбе трахнемся, тебе же все равно наплевать? – еле проговорил он.
- Да мне наплевать, - сухо сказала я.
- Ну тогда, поможем друг другу? – он казался взволнованным.
- Да мне по хуй. Можем и переспать, - отрезала я.
-Приезжай ко мне, у меня никого дома нет сейчас, вещи свои заберешь, - сухо сказал он.
- Я буду через сорок минут, - сказала я.
В назначенное время я вышла из своего джипа, который мне подарил Маулен. И заходила в дом Санжара. Он открыл мне дом пьяный, и шатаясь попытался меня обнять.
- Санжар, давай без нежностей, - я зашла в его дом, сняла шубку, стала снимать сапоги, - А где Бим?
- Отдал, - прорычал он, и схватил меня.
-Отпусти меня, отпусти, - кричала я задыхаясь.
Он взял меня на руки и понес в свою спальню. Бросил на кровать и стал срывать с меня одежду. В коридоре разрывался мой телефон, а мы уже яростно срывали одежду друг с друга. Он разорвал мою кофту, я порвала его рубашку, наконец я голая лежала перед ним, он тоже был уже без одежды. Он приблизился лицом к моему лицу и стал яростно меня целовать. Я с неистовой страстью отвечала ему, он укусил меня, и я закричала. Потом он овладел мной, и я поняла, чего я хотела весь последний месяц, он вдруг стал нежным, ласковым, стал целовать меня везде, я гладила его спину, пальцами убирала его волосы с лица, целовала его, мы смотрели друг другу в глаза, и наша боль смотрела на себя с двух сторон. Тут меня охватила бешеная волна удовольствия, откатила и снова нахлынула, и снова, и снова. Я вцепилась ему в волосы и откинула голову назад и закричала. Он испустил глухой звук и тоже кончил. Мы лежали, обняв друг друга и боясь разжать наши объятья и отпустить друг друга. Мой телефон снова стал разрываться. Я начала медленно приходить в себя. Посмотрела на него. Он лежал на мне, закрыв глаза. Я повернула свою голову и увидела чужой лифчик на компьютерном столе. Ко мне сразу вернулась память. Я оттолкнула его, встала и стала быстро одеваться.
-Куда ты? – прорычал он.
-Домой к жениху, - проговорила я.
- Так он уже жених? – спросил он и поднял удивленно свою бровь.
- Да, - тихо сказала я.
- И в чем я был не такой? – изумился он, - В своей бедности?
- Да, - сказала я, и пошла в коридор.
Он поплелся за мной, шатаясь. Я стала одевать шубу, посмотрела на кофту, она была вся разорвана.
-Твоему жениху это понравится, - он улыбнулся.
Я застегнула шубу, натянула длинные ботфорты, повесила сумочку на плечо, открыла дверь и вышла.
- Сука! – услышала я на первом этаже.
И тут в мою голову в первый раз закралось подозрение. Мне захотелось встретиться с Зариной. Я села в машину, вытащила свой телефон и тут позвонил Маулен.
- Ты где? – спросил он меня.
-Милый, я поехала попить кофе, так устала, - я пыталась изобразить дикую усталость.
- Любимая, я сейчас на встрече, вечером приготовь мне ужин, устроим романтический вечер, у меня для тебя подарок, - сказал он.
У меня отлегло от сердца я завела мотор и поехала домой.
Я повернула ключ в замке и открыла дверь. В коридоре стоял Маулен с направленным на меня пистолетом. Я попыталась закрыть дверь, он кинулся к двери, и за волосы затащил меня в квартиру.
- Маулен, прекрати! – кричала я, - Прекрати!
Он кинул меня на кровать и стал срывать с меня шубу.
- Маулен, не надо, не надо, - я стала вырываться.
Он приставил дуло пистолета к моей голове.
- Ни звука, сука, - прорычал он.
От страха у меня отнялся язык. Он сорвал шубу с меня, и я слышала, как она трещит по швам.
- Нет, ну ты посмотри, какая верная сучка! – он пистолетом стал трогать мою разорванную кофточку.
- Маулен, я все объясню! – я стала кричать.
- Я сказал тебе ни звука, сука! - он снова приставил дуло к моей голове, - Я сам все объясню, ты любила этого мальчика, как его, Санжар, увидела меня и захотела денег, захотела стать звездой, бросила своего щенка, и прибежала вся такая несчастная ко мне, а как только пизда зачесалась побежала опять к нему, молчи сука! – он надавил пистолет сильнее к моей голове, увидев, что я собираюсь что-то сказать, - Я за тобой наблюдаю тварь, за тобой телохранитель ездит везде, тварь, эту суку защищает! Я сейчас покажу тебе бешенный секс, сучка!
Он разорвал полностью мою кофточку и стал срывать с меня штаны, они трещали по швам, он разорвал их на мне, содрал с меня трусы и навалился на меня. Мне было страшно больно, он зажал мой рот рукой.
- Молчи, сука!
Я стала задыхаться и мычать, а он насиловал и насиловал меня. Затем он взял подушку и закрыл ей мне лицо, потом перевернул меня и зашел в мой задний проход, у меня из глаз полетели искры. И я потеряла сознание от боли.
Я медленно открыла глаза. Надо мной нависало озабоченное лицо врача. Какой-то незнакомый человек расхаживал по комнате и что-то объяснял ему.
- Кто я? Где я? – прошептала я.
-Вы что же, совсем не помните ничего? – врач казался еще более озабоченным.
- Нет, - еле слышно сказала я.
- Ну что же, это амнезия, Вам необходимо набраться терпения, - сказал он незнакомому мужчине,- Можно Вас на минуту, - с этими словами врач увел незнакомого мужчину в другую комнату.
Через час меня на скорой уже подвозили к клинике.
На следующий день, я узнала, что беременна от своего жениха и его зовут Маулен, а меня звали Жания. Мне ни о чем не говорило ни одно имя, я ничего не помнила.
Через месяц я была уже дома с женихом. Он бегал вокруг меня и сдувал с меня пылинки, сам готовил и исполнял все мои капризы, у меня не было телефона, врач сказал, что лучше сейчас обойтись без ненужных контактов, это могло навредить мне и ребенку. Родителей у меня не было, я была сирота. А мой жених пока не торопился делать мне предложение, в то же время мой животик рос.





А в это время Санжара на карете скорой помощи везли в больницу.
- Передоз, пульса нет, давайте разряд, - говорил врач, и Санжара пытались реанимировать, - Пульса нет, разряд, еще, - он лежал в реанимационной.
Наконец послышался равномерный звук пульса.
5 следующих дней Санжар пролежал в коме, на 6 день он очнулся, ему рассказали, он был на тусовке, перед этим он сказал другу, что не хочет больше жить, он взял кокса, пошел в другую комнату и пытался кончить жизнь передозом, его нашли через 10 минут с пеной из носа.
- Эта сука не звонила? – спросил он.
- Мы звонили ей, у нее телефон отключен, - сказал его друг, - Алия сказала, что она с женихом уехала в Москву 5 месяцев назад.
- На этом история с Жанией заканчивается, - медленно сказал Санжар.




Но это был не конец. Через четыре месяца я родила здорового крепыша, Маулен сделал генетическую экспертизу, пришел ко мне в ярости в комнату, где я кормила грудью, и стал забирать малыша. Я стала кричать, у меня началась истерика, я кинулась на него, меня скрутил телохранитель. Через час, Маулен зашел в комнату с человеком со странными глазами, телохранитель опять скрутил меня.
- Жания, смотрите на меня, - медленно говорил он, - Слушайте мой голос, - его голос был такой магнетический он погружался в меня и был везде, - Вы забудете все, - так же медленно говорил он, - Закройте свои глаза, - властно говорил он, я опустила тяжелые веки и провалилась в темноту.


Через два дня Санжару на порог подложили новорожденного малыша, без записки, без ничего.
- Балам, иди сюда, - закричала мама Санжара.
















Часть вторая.
Неверная память.













Глава 1: в беспамятстве.

Мама бегала вокруг меня и всхлипывала.
-Баламушка, совсем ничего не помнишь? Баламушка?
- Не помнит, Жанат Асхатовна, ничего, - рядом сидел незнакомый мужчина, - Мы хотели с ней пожениться, она пошла вечером на тусовку свою, ей ударили по голове, ограбили, избили, - он казался удрученным, - Врачи сказали никакого контакта, с этими ее тусовщиками, только самые близкие и родные люди, у меня был Ваш телефон, я позвонил Вам. Она бьет меня постоянно я не знаю, как это объяснить, - он казалось начал плакать.
Я накинулась на него и стала бить его.
- Баламушка, баламушка, что ты! – мама пыталась меня успокоить.
- Жанат Асхатовна, пожалуйста, никакого шоу бизнеса, ничего, никаких тусовок, пожалуйста, там был один парень, Санжар, это он звал ее на тусовки, если позвонит, пожалуйста не разрешайте им видеться, - сказал он.
Я сидела молча.
- Пошел вон! – вдруг сказала я.
- Это просто невыносимо, - вымучил он, - Я пойду, если Вы не против.
- Да, конечно, иди, Маулен, иди.
Мама стала бегать вокруг меня. А я подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение, я не знала кто был этот человек, который смотрел на меня.
Прошло время, память так и не возвращалась ко мне. Я снова начала жить как нормальные люди, регулярно общалась с врачом, но память не возвращалась, в конце концов мы бросили с мамой все попытки и не стали зря мучить меня. Маулен приходил еще пару раз, но я, как только видела его, начинала кидаться на него. Друзей у меня не было, врач запретил общаться со старыми друзьями, у меня не было никого кроме мамы. Я слышала, как временами звонили и спрашивали меня, мама всем говорила, что я в Москве и просила больше не звонить. Один раз мама сказала, что звонил один наглый тип Санжар, мама отфутболила его и сказала, что я с женихом в Москве, он проговорил, что я сука и положил трубку. Мама сказала, что убьет его, если позвонит еще раз.
Я не знала, что мне делать и спросила у мамы в каком университете я училась. Мама сказала, что в Нархозе, и спросила меня хочу ли я поступить туда снова. Да, мама, хочу, сказала я.


А в это время, Санжар держал маленького малыша на руках и подходил к детскому дому.
- Мужчина, назовите хотя бы имя ребенка, - нервно говорила женщина на регистрации.
- Я не знаю, мне подложили его… я не знаю чей он…



Через полгода я поступила в Нархоз снова. Мама рассказала мне всю мою жизнь с ней, рассказала про папу, рассказала про мою любовь к тусовкам, рассказала, что знала от Маулена, когда я сбежала из дома, я побежала к нему, он стал моим первым мужчиной, потом женихом, очень уважаемый человек, продюсер, я от него убегала на тусовки, на одной из вылазок меня избили и я потеряла память, а мечтала я стать звездой всегда. Но перед этим, сама на грант поступила на экономиста. Я была очень способной, прибавила мама. Мне верилось во все с трудом, танцы мне не давались совсем, а пение получалось еще хуже. Тем не менее, я поступила снова на экономиста в Нархоз, правда теперь на платное обучение.
Я проучилась в Нархозе три года, училась я на отлично, завела много новых друзей, но на тусовки я ходить боялась. Маулен постоянно приходил ко мне, навещал меня, со временем я перестала кидаться на него. Один раз мы даже переспали, но я ничего не почувствовала, ни любви, ни нежности. В его глазах почему-то промелькнула ярость, но он тут же унялся, поцеловал меня в лоб оделся, галантно проводил меня и посадил на такси, я сказала ему спасибо, поцеловала в щеку, села в машину и уехала. В машине я обернулась, он стоял и смотрел мне вслед.


Ночью мне приснился кошмар.
- Папаааааааа! Папочкааааааа! Не уходи, Папаааааааа! – маленькая девочка плакала, а отец собирал судорожно вещи и бегал по комнате, чтобы ничего не забыть, мать сжимала руки у груди, - Папаааааа! Папаааааа! Папочкааааа! Не уходи, папуля не уходииииииии! – отец уже шел к выходу с вещами.
- Гани, останься, пожалуйста, - мама бросилась за ним.
-Папаааааааааа! – плакала маленькая девочка.


Я открыла глаза. Они были мокрые от слез. Я медленно привстала. Голова страшно болела. Надо же я переспала с Мауленом вчера, пронеслось в моей голове. Память вихрем ворвалась ко мне. Санжар, ребенок, Маулен, боже мой! Я же мама! Надо найти Санжика, надо пойти все рассказать ему. Я стала быстро одеваться, на дворе начиналась зима, как иронично, подумала я. Закинув сотку и ключи от машины в сумку, отправив туда же кошелек, я стала тихо спускаться. Открыла гараж, завела мотор и медленно выехала. Я взяла телефон и набрала Маулена.
- Ты урод, я сейчас еду к своему Санжику и все ему рассказываю, а потом мы идем и подаем на тебя заявление в милицию за похищение ребенка, - рявкнула я.
- Жания, подожди! – закричал Маулен.
Я бросила трубку.
Я подъехала к дому Санжика, везде было жутко темно, я не могла понять причину, подошла к двери Санжика и позвонила. И тут я поняла, что света нет. Я стала стучаться. Дверь открыл заспанный Санжик.
- Если Вы к Айгере, ее дома нет, я вообще один, - сказал он.
- Я к тебе, - наконец сказала я и накинулась на него.
Он бедный опешил, а потом стал отвечать на мои ласки, мы с ним перебрались в его комнату. Я стала яростно срывать с него одежду.
- Вы меня так хотите? – его голос звучал иронично.
- Заткнись, - я стала яростно сбрасывать с себя свою одежду, он стал нежно целовать мою шею, гладить мои груди, обхватил меня за талию, распустил мои волосы, мы с ним слились в яростном экстазе. Когда он засыпал, я спросила его:
- Санжик, а где твой сын?
- Малыш, которого мне подкинули? Я отдал его в детский дом, - пролепетал он во сне.



Через час я встала, собралась и тихо ушла из его квартиры, прикрыв дверь. Я вышла на улицу и закурила. К моей голове приставили дуло пистолета.
- Молчи сука! Ты знаешь, я выстрелю, - услышала я голос Маулена.
Я молча выкинула сигарету.
- В машину, живо, и без глупостей, сегодня мы на твоей машине едем ко мне.
Я села за руль, он сел сзади и приставил мне пистолет к голове.





- Кто я? Где я? – спросила я изумленно оглядываясь вокруг.
- Любимая, мы снова вместе, к тебе вернулась память, и мы снова вместе, ты беременна, жаным, - какой-то незнакомый мужчина сидел рядом со мной и сжимал мою руку, - Но ты опять все забыла.




-Веришь, нет, я до сих пор не могу забыть эту суку, - проговорил Санжар своему другу.
- Ты все еще ходишь на новую площадь каждый год?
- В этом году не пошел…


Через девять месяцев я родила чудесную девочку. Я не могла наглядеться на нее, все в ней казалось мне прекрасным. Я кормила ее грудью дома, когда Маулен зашел яростно размахивая какой-то бумагой….


- Где я? Кто я? – растерянно говорила я какой-то женщине.
- Жаным, балам, ты родила ребенка от Маулена, а он умер, от стресса ты потеряла память…. Снова…



- Санжар, балам, иди сюда, здесь опять ребенок! – закричала мама Санжара.
- Этого оставим, - коротко сказал Санжар.








Глава 2: открывайте дверь, я правда.

Через год я закончила университет на отлично. Получила красный диплом. Маулена я больше не видела, он сказал моей матери, что больше так не может, все это давит на него, и он не знает, как сумеет с этим справиться. Так Маулен ушел из моей жизни. У меня было много друзей, со временем, я стала выходить в свет.
Через год я поступила в аспирантуру в Москву и уехала защищать туда кандидатскую степень. На новый год я приехала домой. Дома у нас было пополнение, мама нашла свою любовь, его звали дядя Мурат, он был высокий и статный мужчина и с нежностью смотрел на маму. Я была очень рада за маму. Мы весело отпраздновали Новый Год, и я отправилась спать. Но мне не спалось, какая-то постоянная грусть глушила меня, и я не могла себе объяснить ее причины. Мама говорила, что это от потери ребенка. А я даже не помнила лица своего малыша. И от этого мне было еще более грустно.
Через полтора года я с блеском защитила кандидатскую степень и с гордостью вернулась домой.
Мама завтракала на кухне, когда я спустилась.
- Балам, я хотела поговорить с тобой. Папа, когда умер, оставил тебе прощальное письмо. Я не могла тебе раньше его дать, то ты маленькая была, а потом уже не до того было, - мама опустила глаза, затем встала, взяла с полки конверт и протянула его мне, - Прочитай балам.
Я судорожно развернула конверт.
«Жаниюша, доченька, ты прости меня, своего непутевого отца, прости, что оставил тебя, прости что бросил вас с мамой. Единственная женщина, которую я любил всю жизнь, была твоя мать. Да я плохо поступил и поступал многие годы, я просто хотел дать тебе все, чего у тебя не было, а потом меня уже затянуло, было поздно, но я все делал ради тебя. Прости меня, доченька. Я хочу, чтобы ты осуществляла свои мечты, и шла по жизни гордо неся свою голову, я хочу, чтобы ты получала от жизни все, что хочешь получать и ни на кого не оглядывалась, ведь жизнь дается один раз, всего один, понимаешь? Если ты сейчас не сделаешь того, чего хочешь, то в старости сильно пожалеешь об этом. Я люблю тебя доченька, будь счастлива».
Слезы градом катились с моих глаз.
- Мама почему он так, почему? – я плакала снова и снова.
-Доченька, не нервничай, не надо, - мама успокаивала меня.
- А ведь мне до сих пор сниться как он уходит мама, понимаешь?
- Доченька ну все, все, будет.
Я вдруг вскочила и закричала:
- Где мои дети? Где мои дети? – и упала в обморок.
Я открыла глаза. Надо мной склонилась мама.
- Где я? – спросила я.
- Баламушка, баламушка, ты опять память потеряла, баламушка! – мама стала причитать.
Я медленно стала вспоминать.
- Мам, я не потеряла память, успокойся, это просто обморок.
-Баламушка, - мама обняла меня и стала целовать.
На кухню забежал дядя Мурат.
- Что случилось? – закричал он.
- Ничего, Жанияшка, понервничала и в обморок упала.
- Фу ты! А я испугался! Ну все нормально?
- Да, дядя Мурат, все хорошо.
- Ну ладно, я пойду, а то испугался совсем.
Мы с мамой проговорили до вечера, потом я пошла спать.
На следующий день я занялась поисками работы. Через месяц я работала уже в иностранной компании на должности экономиста. Так прошел еще один год.
Через год я встретилась с Мауленом. Он был какой-то помятый и убитый.
- Что случилось? – участливо спросила я его.
- Ничего, - он отвел глаза, - Нервная жизнь, нервная работа.
- Понимаю, - я взяла его за руку и улыбнулась.
- Знаешь, а ты чудесный человек, ты постоянно всегда был рядом, а я сегодня получила письмо своего покойного отца, так растрогалась, потом вдруг закричала «Где мои дети!» и потеряла сознание, а потом, когда очнулась, была в забытье, мама подумала, что я снова потеряла память, а это был обморок просто, представь, - я засмеялась.
Он схватился за сердце.
- Маулен, все хорошо? – я стала беспокоиться.
- Все хорошо, Жаниюша, все хорошо. Сердце пошаливает. Где ты сейчас, как ты?
- Я защитила кандидатскую диссертацию уже год работаю в иностранной компании. А недавно для корпоратива занялась организацией праздника, все так устроила отлично, и откуда все берется, вообще же не мое, эти праздники… - я засмеялась, - Представь я даже сценарий написала, танцовщиц, певцов наняла. Так смешно вышло…
Маулен, вдруг, ударил кулаком по столу.
- Да твое это! Твое! Ты занималась танцами, вокалом, актерским мастерством! Твое это, от природы твое понимаешь! Я же не просто так взялся за тебя! У тебя талант прирожденный! Харизма! Залезла в эти очки! Волосы пучком собрала! Кандидат теперь! Экономистом работаешь! Ох Жаниюша прости меня, прости!
- За что, Маулен? – я изумилась, - У меня же все хорошо! Все просто отлично!
- Отлично?! Отлично?! Да ты ни хрена же не помнишь дура! Зачем ты сейчас со мной сидишь! Зачем?!
- Я просто захотела встретиться. Поговорить с тобой… Ты единственный человек из моей памяти ушедшей, самый важный, я беременна от тебя была, с тобой малыша мы ждали…
- Все! Не могу я так больше, ясно?! Не М О Г У! Официант! Счет принесите!
-Маулен, все хорошо? – я удивленно подняла свою бровь.
- Да, да, все хорошо.
Он расплатился, и мы пошли к выходу.
- Где мой водитель! Ах ты пидараз, сукин ты сын! – он схватился за телефон.
- Маулен, не дури, я на машине, я отвезу тебя!
- К черту все! Поехали!
Мы сели в машину. Всю дорогу он молчал, а я пыталась его развеселить, рассказывала, как мне хорошо сейчас, смешные случаи из жизни, на работе, но ему как будто становилось только хуже он все чаще и чаще хватался за сердце.
- Маулен, все хорошо? – я остановила машину.
- Да, Жаниюша, да, все хорошо.
Я снова повела. Я стала говорить, что, если бы малыш не умер, мы бы вместе воспитывали его сейчас, что еще не поздно и мы можем начать сначала, родить нового….
- Опять родить?! Ну уж нет, увольте – прорычал Маулен.
Я замолчала.
Мы подъехали к его дому.
- Маулен, может врача? – участливо спросила я и положила руку ему на плечо.
- Да иди ты со своей заботой! – закричал он, вырвался как ошпаренный из машины и с бешенством направился к себе в дом.
Я сидела обескураженная. Закурила сигарету, завела мотор и поехала домой.
На следующий вечер я уставшая приехала домой с работы. На кухне меня ждала заплаканная мама.
- Что случилось, мама? – я испугалась, - С дядей Муратом что-то?
Мама зажмурила глаза и замотала головой.
- Ой доченька, доченька… За что тебе все…. Маулен застрелился вчера…
Я вошла в ступор. Не могла не говорить, ни есть, как так он еще вчера разговаривал со мной, все же было хорошо, потом я говорила, как у меня все хорошо, он стал хвататься за сердце, я сказала про ребенка, боже мой, это я его довела!
- Мама! Мама! Что же я наделала! – и я рассказала все маме.
Полчаса мы молча сидели на кухне.
- Да, вот это любовь, - наконец проговорила мама.
Я в слезах убежала наверх в свою комнату. И мне было больше всего обидно, что я вообще не любила этого человека…. Вообще ничего…. Чертова память! Чертова память! И плакала снова и снова….


На следующий день я пошла на похороны Маулена, на работе я отпросилась.


Через неделю, когда я приехала с работы, меня на кухне ждал нотариус Маулена. Он огласил мне последнюю волю погибшего, все его движимое и недвижимое имущество переходило в мою собственность, все его счета в банках и доля в бизнесе. Затем он протянул мне прощальное письмо Маулена. Я поблагодарила его, дала ему чай и проводила его.
Я поднялась в свою комнату и стала медленно распечатывать письмо.
«Жания! Если ты читаешь это письмо, значит меня уже нет в живых. Прости, что все вышло именно так. Прости меня, за все. С годами я смотрел на тебя и видел только свет в тебе, я понял, что тогда ты просто запуталась, ты была маленькой испуганной девочкой, с большой раной в груди. Я тебя не виню, я тоже любил так, как в последний раз. Ты была моей самой большой любовью в этой жизни и самой большой болью. Эта боль усиливалась с годами, когда я снова и снова видел тебя и нес тяжесть своей вины на себе. Пришло время все тебе узнать. У тебя нет амнезии. В девятнадцать лет ты убежала из дома и тебя нашел твой однокурсник из Нархоза Санжар и привел тебя к себе домой, ты жила с ним три месяца, и все для тебя было впервые, он был самой большой твоей любовью, потом ты узнала, что он изменял тебе и твое сердце разбилось, разлетелось на мелкие кусочки. В горе и отчаянии ты пришла ко мне, ослепленная местью, и я сделал тебя своей невестой, я хотел сделать из тебя богиню, звезду, кумира, мы работали над этим. А потом ты снова побежала к Санжару. И переспала с ним. Ты изменила мне. Потом, когда ты пришла домой я изнасиловал тебя и избил и ты временно потеряла память. Я испугался, увидев тебя без сознания и позвал врача. Он отвез тебя в клинику и там я узнал, что ты беременна. Счастью моему не было предела, и я забрал тебя домой. Ты выносила твоего малыша у меня дома, я говорю твоего, потому что это был твой малыш, я сделал генетическую экспертизу, когда он родился, это был не мой сын, это был сын Санжара. И тогда я обезумел, я забрал у тебя ребенка и подкинул его Санжару, а сам пригласил гипнотизера, он стер всю твою память и заложил программу кидаться на меня. Такой я привез тебя к матери. Через три года мы с тобой переспали, и ты все вспомнила, ты позвонила мне и стала угрожать, а потом помчалась к Санжару, у него на районе был отключен свет, и ты переспала с ним в полной темноте, не открыв своего имени, я снова стер тебе память и узнал, что ты опять беременна. Я обезумел. Забрал тебя к себе и ухаживал за тобой во время беременности. Через девять месяцев ты опять родила своего малыша, я говорю своего, потому что это опять был ребенок Санжара. Я снова оторвал твоего ребенка от твоей груди и подкинул ее Санжару и снова стер тебе память. Мальчика, Санжар отдал в детский дом, найди его. Да, ты мать двоих детей. Прости меня, за все, я тебе простил все давно. Прощай, Жания, твори добро моими деньгами и не вставай на путь мести, ты отомщена, сразу после моей смерти того доктора, который лишил тебя памяти, ждет разорение и банкротство. А Санжара я не трогал. Он был такой же несчастный убитый тобой мужчина, и, даже, наложил на себя руки из-за тебя, пролежал в коме пять дней, потом очнулся. Будь счастлива, теперь я не мешаю тебе. Я всегда был рядом и после смерти буду. Прости меня, я любил тебя, Жания…»
Слезы градом катились из моих глаз. Перед глазами стояла вся моя жизнь и казалась мне такой ничтожной… Ученая степень, уважение друзей, наработанный годами статус, рассыпался у меня на глазах, потому что ничего не имело больше значения… Ничего….
- Как ты мог? Ка ты смог? – шептала я, сжимая в руке его последнее в жизни прощальное письмо….



- Папа купи мне Барби русалку папа! – кричала дочь отцу.
- Подожди до нового года, Жаниюша, и напиши письмо Дед Морозу! – подмигнул Санжар своей дочери.
- Папа, мне нужна новая сотка, - хмуро сказал сын.
- Санжар, подожди до Нового Года, сынок, - серьезно ответил Санжар сыну.
- А мне нужна мама! – кричала моя дочь и начинала плакать.
Санжар нежно ее обнял.











Глава 3: здравствуй, это я.

Прошло три месяца. Я уволилась с работы, работала с лучшим гипнологом, память возвращалась ко мне постепенно, параллельно я обсуждала все свои психологические проблемы с врачом. Я имела долю в продюсерском центра Маулена. Продала его дом, купила участок за городом и начала строить свой новый трехэтажный дом. Для моей семьи. Машины Маулена я продала, а деньги вложила на свой счет в банке. На моем счету было семьсот тысяч долларов в общем. Я наняла частного детектива и следила за Санжаром и его маленькой семьей. Я получала фотографии своих детей и подолгу на них смотрела и показывала маме. Мама моя, когда прочитала письмо Маулена, схватилась за сердце и долго не могла этому поверить. Я дала ей капли и стала успокаивать. Когда, гипнолог вернул мне память, я рассказала маме все в подробностях. Мама опять плакала. А я снова и снова вспоминала Санжара и не могла вдоволь насладиться воспоминаниями. Но были и другие воспоминания которые я не хотела, но они врывались в мою голову и преследовали меня во снах. Психолог объяснил мне все мотивы поведения Маулена, но мне от этого не было легче. Я не представляла, как можно было быть таким чудовищем, такой сволочью…
Санжар имел свой маленький бизнес, жил с сыном и дочерью в своей квартире вместе с его мамой. Его сестра год назад вышла замуж и переехала к мужу. Сына Санжар забрал два года назад, когда увидел, что дочь полная его копия. Когда он посмотрел на сына в детском доме он все понял. Это был его сын. Сына назвали в честь мужчины, который его принес туда, не стали заморачиваться. А дочь он назвал в честь меня. Они был чудесные оба и мне так хотелось обнять их и прижать к своей материнской груди, но я ждала удобного момента, и думала, как я все расскажу Санжару.
Прошло еще три месяца и приближался новый год. Я договорилась с семьей этажом выше Санжара и сняла себе там квартиру перед новым годом за баснословную цену. И стала там обустраиваться. Прямо перед новым годом я затопила Санжара специально. Ко мне пришла его мать, я не открыла ей дверь. Затем пришел Санжар. На мне были чулки, кроваво красные, такого же цвета белье и халат. Я медленно открыла дверь.
- Что Вы себе позволяете? – в бешенстве начал он, тут он увидел мое лицо осекся и замолчал.
- Привет, Санжик, узнал? – я приподняла бровь и халат.
- Жания?! Что ты здесь делаешь?! – он был изумлен.
- Жду тебя любимый и хочу тебя, - сказала я, приблизившись к его уху.
Он накинулся на меня. Через двадцать минут мы обессиленные лежали на кровати.
- Зачем ты здесь? – спросил он меня, - Твой жених знает?
- Он умер, Санжик…
- И ты конечно, сразу вспомнила обо мне. Вообще знаешь, Жания… - он возмущался очень громко я не слушала его, подошла к музыкальному центру и поставила диск.
- Что, что ты хочешь музыку послушать?! Да ты в своем уме?!
- Запись от 16 октября 2014 года Асхатовой Жании. Жания Вы сейчас где?
- Я стою на улице, мне некуда идти, мать хочет выдать меня замуж, я сбежала из дома…
- Что это?! Твои развлечения?! – Санжар встал.
-Санжар, сядь и слушай, - с этими словами я мягко его посадила обратно на кровать.
Через два часа он сидел весь белый. Диск кончился. Я подошла к центру, и вытащила диск, положила его в обложку и отдала его Санжару.
- Мне не нужно это, - сухо сказал он, - Дай мне воды лучше… У тебя здесь можно курить?
- Кури, - я пошла за водой.
Я принесла ему стакан и тоже закурила.
- А у меня ведь никого не было кроме тебя тогда, никого… - тихо сказал он.
- А я видела лифчик на столе тогда, когда пришла в последний раз к тебе… - вымолвила я.
- Это был лифчик Айгеры, я специально его туда положил… - ответил он.
Мы сидели и молчали.
-Что ты делала все это время без памяти? – наконец спросил он.
Я стала рассказывать. Мы переместились на кухню. Я открыла вино, накрыла на стол. Мы сидели и разговаривали. Через полчаса раздался яростный стук в дверь. Я пошла открывать, на пороге стояла мать Санжика.
- Да что Вы себе позволяете?! Он отец семейства, приличный человек, - начала она возмущаться.
- Вы не узнаете меня? - я улыбнулась ей.
- Бог мой! Кудай сактасын! Так это ты Жания! Да как тебе совести хватило! Мой сын настрадался из-за тебя! Он отец двух детей! Как не стыдно!
Тут вышел Санжар в коридор.
- Мам, все нормально, - со смехом сказал он, - Иди, я потом все тебе объясню, иди мама, - промурлыкал он.
- Балам. Все нормально точно? Может милицию? – с беспокойством спросила она.
- Все хорошо, мама, иди, я скоро приду, - он подмигнул ей.
- Ну ладно… а ты смотри! У него двое детей! – на всякий случай пригрозила она и ушла.
- Боже, как неудобно, - вымолвила наконец я.
Он обнял меня и повел на кухню…


Новый год я встречала вместе со своей настоящей семьей. Мама Санжара плакала, когда Санжар все ей рассказал.
- Вот оно как оказывается все вышло… - пролепетала она.


Через полгода мы с Санжаром, с его мамой, нашими детьми заехали в наш новый дом. А через год открыли благотворительный фонд в пользу детей сирот.











Пролог.
- Санжар!
- Да, мам!
- Сына, папу позови!
- Папа тебя Жания старшая зовет!
- Сколько раз говорил, мама обижается, когда так шутишь, называй ее мама!
- Да, пап!
- Жаниюша, что случилось? – Санжар забежал в комнату.
- Санжик, я не пойду…. Ты посмотри я такая толстая стала…
- Пузатик, там наши малыши, забыла, двое наших маленьких близняшек. Мы должны с тобой пойти, это наш благотворительный вечер.
- Санжик я люблю тебя, - тихо сказала я, - Я самая счастливая на свете….

© Copyright: Айжан Аскарова. Дата опубликования: 05.05.2016.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).