Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 ноября 2017.:
Айжан Аскарова

Я тебя никогда не забуду

Я тебя никогда не забуду Часть 1. Любовь в первый раз.













Глава 1: Превратности судьбы.
Эта история обо мне, Дарижан, обычной девушке из обычной семьи. Мой отец был бизнесменом, не сказать, чтобы мы жили так богато, у нас было все стандартно для среднего класса, квартира в Аксае, правда трехкомнатная, летом Турция, Эмираты, правда уже после класса 10, зимой горы, лыжи, Чимбулак. Папа любил активный отдых, летом на отдыхе мы катались на водных мотоциклах, я испробовала много экстремальных развлечений с разрешения папы. Когда я летела на парашюте в Турции над морем, у меня сердце замирало и ликовало, и я была абсолютно счастлива. Зимой, папа учил меня кататься на лыжах, и мне это давалось не просто, но со временем, я уже освоила эту науку, и брала с легкостью все трамплины. Папа говорил, что в этой жизни надо делать то, что ты хочешь, пока ты молода и, брать от жизни все, потому что потом будет поздно, говорил он. Я так и росла. В девятом классе пирсинг, в десятом сделала себе мушку над губой. И вот тогда за меня строго взялась мама и запретила все подобные эксперименты. Мама у меня была литератором. У нее была кандидатская степень в области культурологии. Она специализировалась на русской литературе. С десятого класса мама стала приучать меня к русской классике, и я влюблена в нее по сегодняшний день.
Внешность у меня была сначала, казалось бы, обычная, но со временем, мои формы преобразились, волосы выросли, пропала детская припухлость с лица и я превратилась в настоящую казахскую красавицу.
Школа у меня была самая обычная, стандартная русскоязычная. Училась я на «пять» и «четыре». «Троек» не было, но и круглой отличницей я не была. Я увлекалась танцами с детства и участвовала в школьном хоре на всех мероприятиях. У меня был один не спорный талант. Лицедейство. Так что, после окончания школы, я пошла штурмовать казахскую национальную академию искусств им Т.Жургенева. Меня попросили сыграть воровку, которая хочет украсть часы. Я подошла к члену приемной комиссии и попросила дать руку погадать, тут я стала обещать ему золотые горы, жену красавицу, говорила о жизненных трудностях, разумеется, временных, которые у него сейчас, и попросила часы, чтобы заколдовать их на удачу. Комиссия пришла в хохот. Затем я прочитала письмо Татьяны к Онегину. Станцевала цыганочку. Спела Уитни Хьюстон «Я буду всегда любить тебя». В итоге я поступила. При этом надо отметить, что подготовка у меня была отличная, я два месяца ежедневно занималась с преподавателями. Меня приняли на факультет актерского искусства, по специальности «Артист разговорного жанра». Я была абсолютно счастлива. Учеба давалась мне легко. На учебу я ходила с радостью, занималась прилежно, и получала только отличные отметки. Что касается личных отношений, у меня никого не было. У меня была школьная любовь мой одноклассник, Айбек, но он учился в другом Вузе и мы редко виделись с ним.
Со школы у меня была лучшая подруга, ее звали Назира, она была очень бойкой и активной, мы вместе пережили много, и воровали цветы в огороде для мам, и гадали на кофейные гущи, и ночевали друг у дружки, и бегали тайком от родителей в клуб, и даже вместе ходили на свидание, но, все же, мое сердце принадлежало Айбеку.
Так я проучилась два курса, все сессии и учебные практики я сдала на отлично, в институте у меня было много знакомых и друзей. Я часто гуляла в свободное время в клубах и пабах. Меня отмечали как подающую большие надежды студентку. Пророчили мне большое будущее. Я горела и летела по жизни вперед.
Папа обещал мне купить машину, если я сдам сессию на отлично в конце второго курса. Но почему то машины пока не было. К нам домой стали часто приходить какие-то посторонние люди, и папа закрывал дверь на кухне и спорил с ними о чем-то. Часто стал заходить какой-то человек, седой и с зелеными глазами. Его звали Болат. Он тоже о чем-то спорил с папой. Как-то я пришла на кухню, мама попросила принести ей капель из аптечки, в последнее время мама все время пила капли. Седой с зелеными глазами внимательно на меня посмотрел, они с папой замолкли, я вышла, и она стали о чем-то тихо говорить. Наконец пришел мой день рождения в августе. И мама мне сказала, что праздновать у них с отцом нет денег.
- Как мам? А ведь папа даже мне машину обещал? – удивилась я.
- Доченька, мы не хотели тебе говорить, мы разорены, папа банкрот. Мы возможно переедем. Придется продать квартиру.
- Как так мам? – я была поражена до глубины души, - Но этого не может быть!
- Может доченька, теперь ты знаешь, - мама грустно отвела глаза, - Дай мне капли пожалуйста.
Я молча дала ей капли. Вечером, когда я лежала в кровати, я слышала, как мама с папой громко спорят, о чем то, мама стала кричать, потом папа. В испуге я забежала к ним на кухню.
- Что случилось? – испуганно спросила я.
- Что? Что? – отец яростно ходил по кухне, - Что? Что? – не переставал он повторять, - Замуж ты выходишь вот что! – наконец выдал он.
- Как замуж? – я не могла поверить своим ушам, - Как замуж?
- Ой сердце! – сказала мама.
Я побежала к ней с каплями.
- Разорен я! – прокричал отец, - Разорен! Все! Банкрот! По нулям все! – он ходил по кухне вперед и назад. – Ничего нет! Квартиру за долги продать придется! О Вузе забудь! Денег нет! Ничего нет! А Була, мой партнер бывший предложил мне долги все оплатить! Если на тебе жениться! Увидел тебя и говорит – отдай мне ее в жены, я тебе все оплачу! Олигарх он! Казахский!
- Как в жены? – я потеряла дар речи, - Это который седой, с зелеными глазами? – я не могла поверить.
- Да! Он! – вскричал отец.
- Но он же старый папа! Я не хочу! Папочка! – я стала плакать.
- Хочешь родителей спасти – тогда придется! – вдруг закричал отец, - Ты пойми! Он олигарх! Это же шанс настоящий! Я про тебя все ему рассказал, мы договорились, свадьба вот, в октябре! - папа вдруг отвел глаза.
- Шанс?! Но ты же сам говорил мне делать то, что ты хочешь, пока ты молод! – закричала я, - Я хотела быть актрисой! Почему? – из глаз моих лились слезы.
- Забудь про это! – тихо сказал отец, - С ним у тебя Голливуд будет. Да пойми ты! Все будет! Все как ты хочешь!
- Но я люблю другого папа! – закричала я.
- Значит забудешь, - холодно сказал отец.
Слезы застлали мои глаза, грудь сдавила страшная боль, я развернулась и, задыхаясь, убежала в свою комнату.
Я проплакала полночи. Когда все уснули, я тихо вытащила свои сбережения, собрала свои вещи, совсем немного, и тихо вышла из дому. В первый день своего девятнадцати-летия я сбежала из дома.
Глава 2: Любовь в первый раз.
На дворе было три часа ночи. Я стояла посреди Новой площади. Я не знала куда мне идти, куда ехать. По моим друзьям и знакомым меня бы искали в первую очередь. Мне надо было спрятаться. И тут мне в голову пришел Айбек. Я набрала его номер.
- Алло? Айбек?
- Привет Дари! Как дела?
- Нормально. Нет плохо.
- А что случилось? Что не спиться ночью? – его голос звучал заинтригованно.
- Я сбежала из дома, меня хотят выдать замуж, мне некуда идти.
- А я тут при чем? – вдруг напрягся он.
- Я думала, может ты мне поможешь, мне негде спрятаться, - спросила я.
-Э… видишь ли… у меня девушка есть, она сейчас живет со мной… тоже… и она будет тебе не рада… не обижайся, ладно… Поищи кого-нибудь другого… Может тебе к Назире пойти?
Я положила трубку, села на ступеньки возле памятника и разрыдалась. Я долго плакала и не могла успокоиться. И даже было наплевать на звук мотора, который приближался и заглох возле меня. Мне было не до того. Мне было так горько, больно и обидно, что я не замечала ничего вокруг. Ко мне приближались шаги. Кто-то остановился возле меня.
- Девушка, у Вас все хорошо? – прозвучал красивый бас.
Я попыталась взять себя в руки и посмотрела наверх. На меня смотрел обеспокоено красивый высокий парень. Цвета волос и глаз я не видела, было темно, но я заметила, что они вроде бы темные. Взгляд у него был такой обеспокоенный, такой встревоженный и такой человечный, он как будто проникал в глубину души, что я не выдержала и снова разрыдалась.
- Нет! Все плохо! Меня замуж выдать хотят! Папа разорился! Меня обещал замуж за долги! А я Айбека люблю! Любила! А он отшил меня! Сказал иди к Назире! А у него девушка дома живет понимаешь! – я тут вообще разрыдалась.
- Ну ну! Тихо тихо! Все хорошо будет! – с этими словами он обнял меня, - Не плачь! Все хорошо будет!
-Не буууууудет, - а заплакала еще горше, - Не бууууууудет.
- Тихо, тихо. Успокойся, слышишь? Тебе есть куда идти?
И тут до меня дошел весь ужас моего положения. Я перестала плакать. И посмотрела на него.
- Меня будут по друзьям искать в первую очередь, я не могу к ним пойти, - медленно сказала я, - Значит надо…. значит надо в отеле номер снять….
- У тебя денег так много? – он с удивлением поднял бровь.
- Нет, сто долларов, я больше не накопила, копила на татушку… Сниму себе комнату, а потом устроюсь на работу….
- Так, я все понял, давай вставай, едем ко мне, - сказал он.
- Как это к Вам? – я вдруг испугалась.
- Да ты не бойся, я тебя не обижу, у меня в гостиной поживешь, пока работу не найдешь, я помогу тебе, не бойся, не обижу я тебя, я сам сюда приехал без ничего из Астаны, тоже от родителей сбежал.
- Вы тоже? – я удивилась.
-Да, я тоже сбежал в свое время от родителей, так же как и ты. У меня сестренка как ты, не бойся. Я не обижу тебя, - сказал он и внимательно на меня посмотрел. Взгляд у него был такой озабоченный, человечный, проникал в самую душу и я ему поверила.
- Хорошо, только немножко, но если что-то не так будет я соседей на уши подниму, - на всякий случай предупредила я.
- Хорошо, - улыбнулся он, улыбка у него была широкая, добрая и такая красивая…
Я стала подниматься, он помогал мне. Я натянула свой рюкзак с вещами на себя. Мы пошли с ним в сторону мотоцикла…
- Мы на нем поедем? – спросила я удивленно.
- Да. Ты что-то против имеешь? – спросил он.
- Нет я люблю мотоциклы, - я вспомнила скутеры, на которых мы катались с отцом и опять захотелось плакать. Я села сзади него и крепко сжала его.
- Не сжимай так крепко, мне будет трудно ехать, - предупредил он.
- Ладно, - я слегка обхватила его, и мы понеслись. От удовольствия мне захотелось кричать, я так любила все подобные развлечения, вспомнила школу, и почему то засмеялась.
- Тебе нравится? – закричал он.
-Да! – закричала я в ответ.
Мы неслись на бешенной скорости по ночному городу, а мне было весело и хорошо впервые за последние сутки. У меня наступила какая-то эйфория. Я закричала от удовольствия как на вечеринке. Он засмеялся.
Мы довольно быстро доехали до его дома. Он жил на Абая Мате Залки. Он завернул с Абая во двор, и остановился возле гаражей. Я слезла с мотоцикла, и он стал заводить мотоцикл в один из гаражей. Я стояла в сторонке. И почему то мне опять стало не по себе. В гараже горел свет и когда он попал под свет гаражей, я увидела его и обо всем забыла, если верить, что существует любовь с первого взгляда, то это была она. Волосы у него были каштановые, профиль мраморный, мужественный подбородок и скулы, красивые руки и длинные ноги, я ощутила легкое жжение в груди, и тут он посмотрел на меня, у него были красивые карие глаза, и такой глубокий, внимательный и сострадательный взгляд, я застыла и сразу отвела глаза и не заметила, как он улыбнулся. Он закрыл гараж и подошел ко мне.
- Все хорошо? – спросил он меня и приобнял.
- Да, все отлично, - я улыбнулась и прикрыла глаза, мне почему-то стало очень стыдно и страшно, сердце колотилось от звуков его голоса, он казался мне таким бархатистым.
- Тогда пойдем? – спросил он.
- Пойдем, - почти неслышно сказала я и удивилась сама себе.
-Как тебя зовут? – я вдруг поняла, что не знаю его имени.
-Меня зовут Санжар, а тебя? – спросил он.
- Дарижан, - я улыбнулась.
- Очень приятно Дарижан, - он тоже улыбнулся.
- Мне тоже, - просто сказала я.
Мы зашли в подъезд и поднялись на третий этаж. Он стал открывать квартиру ключами.
- Только у меня дома собака, ты не бойся, - сказал он.
- Я не боюсь собак, - тихо сказала я.
Мы вошли в квартиру. Он включил свет. К нам выбежал смешной спаниель и забегал вокруг нас, виляя хвостиком. Я погладила его за ушком. У него было очень уютно, правда так по-холостяцки. Вещи валялись в легком бардаке, но не было дома прокуренного запаха, не валялось бутылок. Мы прошли в гостиную, там был красный диванчик, журнальный столик, напротив стоял телевизор, а сбоку стоял книжный шкаф. Я подошла к книжному шкафу. Он был заставлен русской классикой.
- Боже мой! Не может быть! – воскликнула я.
- Что такое? – спросил он.
- Ты любишь русскую классику? - удивленно спросила я.
- Да, можно сказать, что я фанат, - он улыбнулся.
- Я тоже очень люблю, - улыбнулась я.
- Может, хочешь что-нибудь покушать? - спросил он.
- Да, я бы не отказалась, - снова улыбнулась я.
Он пошел на кухню и стал вытаскивать что- то в фольге на тарелке.
- Я сам готовлю, - признался он, - Я не знаю как тебе, но обычно всем нравится, - он снова улыбнулся.
- Значит надо попробовать, - я тоже улыбнулась ему.
Это было безумно вкусное запеченное мясо, от удовольствия я даже облизала пальцы. Он внимательно на меня смотрел.
- Понравилось? – спросил он.
-Это было просто великолепно! Да ты просто шеф повар! – я засмеялась.
- Как ты угадала? – он тоже засмеялся.
Он уложил меня на свою кровать, а сам лег на диване в гостиной. Утром, когда я проснулась, его не было дома, на столе на кухне стоял вкусный на вид омлет, а возле тарелки была записка «Привет Дарижан! Еда в холодильнике, будет скучно, включи телевизор, ключи еще не сделал тебе, приду в семь, уже с ключами. Не скучай. Телефон в коридоре. Мой рабочий 2243514531, звони если что.» Я была абсолютно счастлива и с удовольствием отправила омлет себе в рот. Пол дня я смотрела телевизор, свой телефон я отключила, он у меня разрывался с утра, вторую половину я провела с Толстовым, «Анна Каренина» - был одним из моих любимых романов. Его собака везде бегала за мной, виляя хвостиком, временами я играла с ней. В шесть, я приоделась, накрасилась, накрыла на стол и сидела ждала Санжара. Наконец ключ в замке повернулся, и я побежала к двери, Санжар увидел меня и удивленно подняв свою бровь, зашел в дом, его собака подбежала к нему, виляя хвостиком.
- Привет, - я улыбнулась.
- Привет, - он тоже улыбнулся.
- Как прошел день? – спросила я.
- Хорошо, а теперь даже еще лучше, - сказал он.
Мы пошли на кухню, и он стал рассказывать. Он был дизайнером. Приехал в Алмату с Астаны, в кармане была тысяча долларов, он снял квартиру и нашел работу, по образованию он был дизайнером, образование он получил в Астане, отец хотел, чтобы он работал в его фирме, он отказался вести семейный бизнес, отец выгнал его, он, хлопнув дверью, забрав накопления, диплом, вещи и уехал из города. Со временем, он купил квартиру в ипотеку, и обосновался в Алмате. Отец его обратно так и не принял, он и сам не делал шагов, только мать время от времени приезжала к нему в Алмату. Я слушала его и мне было не важно слушать, о чем он говорит, лишь бы слышать его бархатистый голос. Потом он спросил про меня. Я рассказала о себе, выложила все как было, ничего не приукрасив, он попросил меня сыграть сцену из 5 элемента. Я упала, стала задыхаться, попросила его подойти ко мне.
- Зачем спасать людей, когда они так жестоки? – спросила, задыхаясь я.
- В этой жизни много прекрасный вещей, - он понял и начал мне подыгрывать.
- Что, например, – я заплакала и обняла его, - Как любовь?
- Да, да, - он улыбнулся.
- Я не знаю любви, - я плакала, - Мне предназначено защищать, а не любить. Зачем я нужна? От меня нет толку, - я задыхалась и плакала.
- Нужна, нужна, - он улыбался.
-Кому? – я плакала и задыхалась также.
- Мне ты нужна, - сказал он и приблизился близко лицом ко мне.
Я вытянула губы и закрыла глаза. И он, посмеиваясь, стал меня целовать, это был мой первый поцелуй по любви. Он целовал меня и не мог остановится, встал и нежно поднял меня на руки и отнес в спальню, положил на кровать, наклонился ко мне и тут я остановила его.
- Постой, у меня это в первый раз.
Он удивился, внимательно посмотрел на меня и сказал:
- Я буду очень нежным.
Это была одна из моих самых счастливых ночей, мне было очень больно, но я мужественно все вытерпела, молча, из глаз брызнули слезы. После этой ночи он признался, что тоже влюбился в меня с первого взгляда. Это был тоже один из моих самых счастливых моментов в моей жизни.


















Глава 3: Боль в первый раз.
Мы провели с ним три волшебных месяца, я купалась в любви, счастье, мне казалось, что, когда мы кушаем вместе, мы едим счастье нашими руками. Любовь переполняла меня к нему и порой я задыхалась от нее. Я не могла оторвать глаз от его красивых карих глаз, мне казалось, что ничего прекрасней я в своей жизни не видела. У меня все было в первый раз, первый поцелуй по любви, первая волшебная ночь, первая настоящая любовь, первое совместное приготовление еды, у меня не было раньше отношений и не было рядом подруг, чтобы посоветовать, не было мамы, которая могла бы подсказать советом, я все делала интуитивно и верила всем его словам. Его глаза тоже светились любовью и бесконечной добротой ко мне, мне казалась самой удивительной его улыбка, самыми прекрасными его волосы, так похожие цветом на мои, мне казалось, что это просто судьба и нельзя быть счастливей на всем белом свете. Из дома я вообще не выходила, боялась, что родители будут искать меня. Но со временем, перестала бояться и стала выходить в магазин. Я не могла надышаться счастьем и бесконечной нежностью. Жизнь казалась мне сказкой, которая никогда не кончится. Он мне казался самым умным, я верила, что он знает все на свете и не могла его наслушаться. Я могла подолгу смотреть в его в глубокие глаза, в которых я тонула, иногда ироничные, иногда сострадательные, но всегда самые любимые и добрые на свете. Я не могла от него оторваться. Сказать, что я была счастлива, значит не сказать ничего.
В один день все кончилось. Это случилось днем. Он был на работе. Я возилась на кухне, Бим, его собака, бегал вокруг меня. Позвонили в дверь, я удивилась, было рано для Санжара, я побежала открывать дверь. На пороге стояла высокая девушка и пренебрежительно на меня смотрела.
- Санжар дома? – спросила она.
- Нет, он на работе, - сказала я, - А Вы кто?
-Я?! Я его девушка, - сказала он и улыбнулась мне, - А Вы, наверное, домохозяйка? – спросила она улыбаясь.
В сердце что-то больно сжалась, острая боль пронзила мою грудь, мне стало трудно дышать, я оглохла от боли.
- Ну?! Что Вы молчите?! Вы онемели что ли от счастья?- удивленно спросила она.
-Нет…_ наконец выговорила я, - Я его девушка, - наконец выговорила я.
- Тоже?! – она казалась удивленной.
- Послушайте, я не верю Вам, - сказала я, - Как девушка? Как Вы можете быть его девушкой? Он же со мной все время! Со мной!
- А в пятницу прошлую тоже был с Вами?! – она засмеялась, - И в субботу позапрошлую? И в пятницу за неделю до этого? И так уже два месяца между прочим! – она улыбнулась, - А Вы что живете что ли вместе? – спросила она улыбаясь.
- Мы живем вместе – пробормотала я, сердце ныло не переставая.
- Ах так! Ну раз так все серьезно у вас…. Ну тогда счастья вам! – сказала она и улыбнулась, развернулась и ушла.
Я медленно закрыла дверь, дикий шок охватил меня я даже не могла плакать. Я была в каком-то ступоре и молча пошла на кухню, села за стол, взяла коньяк и молча так же выпила стопку. Боль пронзила все внутри меня, и я думала, что имя мне Боль. Слез по-прежнему не было. Молча я пошла, собрала свои вещи, и села в коридоре на пол, медленно приходя в себя. «Он не узнает как мне больно» - решила я, - « Я сделаю ему еще больнее» - холодно решила я, - «Еще больнее, в сто раз больнее» - думала я и стала все обдумывать. Бим бегал вокруг меня и поскуливал, как будто чувствовал что то. Мне было все равно. Это была чужая собака. Ключ в замке начал поворачиваться, и в дверь зашел счастливый и улыбающийся Санжар. Я резко поднялась и холодно на него смотрела.
- Что случилось? – спросил он встревоженно, и вдруг он увидел мой рюкзак, - Ты куда собралась? – испугался он.
-Нам надо поговорить, - сказала я сочувственно, я включила весь свой актерский талант, - Мы расстаемся, Санжар, дело не в тебе и не во мне, просто не сложилось, прости меня, я ухожу. Я позвонила родителям, они предложили мне замужество с этим олигархом, я говорила с ним, он обещает мне все, а у тебя нет ничего, не держи зла на меня, так тоже бывает, - продолжала я сочувственно и взяла его за руку, - Ну я пойду, спасибо за все, - сказала я, чувствуя, как боль поднимается к горлу.
- Иди, - глухо сказал он.
Не обращая ни на что внимания, я медленно вышла из некогда любимого дома, медленно спустилась вниз, зная, что он может смотреть в окно, медленно вышла со двора. Выйдя из двора, я почувствовала, как боли комок поднялся к горлу и раздирает его. Я села на качели и начала рыдать. Никого на этот раз не было вокруг, боль раздирала меня, накрывала волной, за волной, душила меня и убивала, я не могла успокоиться и не могла уже не дышать, не слышать, не видеть ничего вокруг. Через час я успокоилась и пошла в магазин, в который мы еще недавно ходили вместе, взяла себе бутылку пива и вышла. Я вернулась на качели и стала пить пиво, какая то горечь поднялась к горлу и я начала рвать. Я упорно продолжала пить пиво несмотря ни на что. Потом взяла еще и еще и еще. Потом поймала такси и поехала на новую площадь.
- С Вами что-то случилось? – спросил таксист, я посмотрела на него и узнала в нем моего жениха!
- Боже это Вы! – пробормотала я.
Он посмотрел на меня и вскричал:
- Дарижан! Это ты Дарижан! Боже мой! Я не узнал тебя сразу! С тобой все в порядке? – он все спрашивал и спрашивал, а я уже не слышала его голос, мои глаза медленно закрывались, и я уже летела куда-то.
Через месяц мы сыграли свадьбу. А через восемь месяцев я родила сына. Потом я узнала, что Санжар после расставания со мной загулял и запил, и даже пытался покончить с собой, но тогда я об этом не знала. После тяжелейших родов мы уехали в Москву. Я была замужней дамой и у меня был сын с красивыми карими глазами.







Часть вторая. Золотая клетка.





Глава первая: Покажи свое лицо.
Прошел 1 год после рождения сына. Я снова пришла в форму. Мы жили в Москве, на Рублевке в шикарном особняке. У моего мужа был бизнес в основном с российскими партнерами, поэтому мы перебрались сюда.
С родителями я почти не общалась, после того как Болат увез меня в такси тоже к себе домой, мы только объявили им, что я нашлась, на удивление они еще жили там же, и у отца был спокойный голос. Через две недели мы приехали к родителям. Болат засватал меня по всем казахским традициям, а еще через две недели мы разыграли пышную свадьбу. Санжара я не видела и не слышала, он не знал мой адрес и не знал телефона, пока мы жили он был у меня отключен, связаться он со мной не мог, а я не хотела. Через неделю как мы жили с Болатом, я узнала, что беременна, он был безумно счастлив. Вот так как то все и сложилось.
Дома я в основном ничего не делала, все по дому делала домохозяйка, на кухне готовила кухарка, с сыном была няня, но я все равно старалась проводить с ним побольше времени. А так, водитель возил меня в салоны красоты, в студии SPA, по бутикам. Образование я хотела продолжить и перевелась с помощью мужа в ГИТИС. Скоро должно было продолжиться мое обучение в ВУЗе, и я ждала этого с нетерпением. Болат был необычным человеком, твердым, холодным, хладнокровным и решительным в бизнесе, и невероятно добрым в семье и ласковым со мной и с сыном. Его практически не бывало дома. Мы встречались только вечером за ужином и ходили вместе на приемы его партнеров и необходимые для посещения мероприятия. Он был совладельцем крупного бизнеса в России сотовой связи и был очень известным в высших кругах, на обществе он старался редко показываться. У него было какое-то черное чувство юмора, он был высокий, худой и жилистый, волосы у него были седые, ярко зеленые глаза выделялись на лице, тонкий длинный нос и крупные пухлые губы. Его можно было назвать интересным, но в девятнадцать лет, ослепленная протестом, я этого не заметила. В сексе он не мог меня удовлетворить. Но он исполнял все мои желания и ловил каждое мое слово. Мне не нужно было другого. Он окружал меня лаской, был невероятным романтиком, ставил мне красивую музыку, стараясь выразить свои чувства, относился ко мне с большой нежностью и любовью. Он мне был приятен, но сердце оставалось холодным и расчетливым к нему. После той невероятной боли я не могла больше любить. Я боялась любви как огня. Он стал мне лучшим другом. И я навсегда запомнила его таким. Моим самым лучшим другом. Но сердце не было способно испытать что-то большее. В своем сердце я хранила одну страшную тайну. Наш сын, он был не наш сын. Он был мой сын. Когда он чуть-чуть вырос, начали проступать его черты лица и я испугалась, каштановые волосы, карие глаза и какой-то сосредоточенный серьезный взгляд. Я страшно испугалась, когда он в первый раз так на меня посмотрел. И я вдруг все поняла. Это был сын Санжара. У Болата были рыжие от природы волосы. У него в крови были татары. Нашего сына мы назвали Айдын. Он был самой моей большой радостью и тайной болью. Постепенно смотря на Дыню, как я его называла я стала прощать Санжара, но боль в сердце не утихала, и я ее прятала, стараясь отвлекаться чем-нибудь. Простора было много. Шопинг, салоны, фитнес центры, общение с супругами партнеров моего мужа. Большинство из них мне казались похожими на Барби, с надутыми губами и грудями, и полным отсутствием какого-либо содержания, а тем паче мозгов. Я смотрела на свое отражение в зеркале и радовалась, что у меня, в отличие от них, все было натуральным. Но я не знала, что судьба еще приготовила мне.
Я должна была ехать на курсы подготовки для ГИТИСА, которые мой муж организовал мне, в России было очень основательное обучение институтах, и хотя мой муж, помог мне «поступить» в ГИТИС, я хотела подойти к делу со всей совестью. Я накрасилась, одела зеленое платье футляр, распустила длинные каштановые волосы и направилась к машине. В машине почему-то сидел другой шофер.
- А где Павел? – удивленно спросила я.
- Мадам, я Ваш новый шофер, Ваш муж не предупредил Вас? – так же удивленно спросил он.
Я посмотрела на него, реакция мне показалось естественной. Болат предупреждал меня, что надо быть осторожнее, у него было очень много конкурентов.
- Забыл, наверное.
- Позвоните, спросите у него, - сказал он, - Дать Вам телефон? Вот, возьмите, - с этими словами он протянул мне свою трубку, - Меня кстати Юра зовут, - он улыбнулся.
- Не надо, - я поверила ему, давайте быстрее, я тороплюсь, маршрут, я надеюсь, Вы знаете? – спросила я.
- Да конечно, улица Сергея Эйзенштейна, все знаю, сейчас довезем, как положено.
- Поехали уже, - я отвернулась к окну.
Мы выехали за ворота, повернули и медленно поехали вдоль Рублевского шоссе, особняки мелькали за окнами, повернули на МКАД, и машина понеслась быстрее, потом он резко почему-то завернул в переулок. Тут внезапно он остановился, высунулся из окна и стал кричать. Все произошло быстро. К машине подбежали какие-то люди в черном и в масках, открыли двери машины, которые оказались почему-то незаблокированными, вытащили меня кричащую из машины, засунули в черный джип и подсунули к носу какую-то тряпку, резкий запах ударил мне в нос, и я потеряла сознание.
Я очнулась от острой боли, все лицо ныло от боли, я хотела дотронуться до него, но не могла, руки были сильно связаны, я лежала в каком-то ужасном подвале, на потолке горела одна унылая старая лампа. Я стала кричать, но никто не приходил ко мне. Все лицо разрывалось от боли. Я ничего не могла поделать и стала плакать. Боль все усиливалась и усиливалась, стала пульсировать у меня в висках, я стала кричать от боли и плакать, но никто не приходил. Боль стала застилать мне глаза, вдруг все потемнело, и я снова потеряла сознание.
Я очнулась, когда меня на носилках несли МЧС-ники. Боль снова вернулась я стала кричать, что мне больно, меня стали все вокруг успокаивать, я дотронулась до лица, руки ныли, после веревок, на лице было что-то мокрое и липкое, боль усилилась адски, я посмотрела на руки, увидела кровь и снова потеряла сознание.
Я очнулась в больнице. Рядом спал Болат. Боли не было. Я потрогала лицо, оно было все забинтовано. Я стала тихо плакать, чтобы его не разбудить. Но он, как почувствовал, сразу проснулся и подбежал ко мне.
- Тише, тише, малыш, не плачь, все хорошо, тише малыш, тише…
- Була, что со мной сделали, - плакала я, -Что со мной сделали? – я стала громко рыдать.
Он стал быстро говорить:
- Это были нанятые люди, со мной связался шофер, его вырубили, я нашел машину по GPS мониторингу, когда машину нашли, там никого не было, потом мне поступил звонок, - он начал плакать, - они сказали, что это урок мне, сказали где ты, мы отследили звонок, но было слишком поздно, прости меня малыш, - он говорил как то сбивчиво, - у тебя теперь все новое, новое красивое лицо, ты теперь еще прекрасней, я думал, что потерял тебя, а когда увидел, то сразу понял, что нужно делать, я не хотел, чтобы ты видела, ты была без сознания, я договорился с клиникой, тебе сразу сделали операцию, как я просил, все сделали, не плачь, малыш, не плачь, -он наконец замолчал.
-У меня теперь другое лицо да?- до меня стало все медленно доходить, страшно хотелось пить. Лицо немного заныло.
-Да, они убрали все, ты теперь еще красивее, я старался ничего не менять, но лицо немного другое будет, но все равно это мое самое любимое лицо, почти то же.
Я плакала. Он еще что-то говорил и утешал меня. А я плакала. Я не могла поверить во все это.
Повязку сняли через неделю, я плакала, швы сняли на десятый день, я опять плакала. Почти сразу после этого меня забрали домой. Я хотела к сыну. Сыночек мой меня не сразу узнал, потом я позвала его, он улыбнулся и закричал:
- Мама! – и побежал ко мне.
Мы с Болатом плакали.
Через три месяца результат был виден полностью. Я подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. На меня смотрела я и не я. Мои глаза были больше, форма губ немного изменилась, нос остался прежним, но это была уже не я. Я улыбнулась себе. Да, это была уже не я.


Глава 2: повороты судьбы.
После этого случая Болат усилил всю охрану. Во дворе ходили с автоматами люди, большие собаки бегали по двору, я боялась выводить на улицу сына, со мной спереди теперь ехал телохранитель, сзади ехала машина, набитая еще другими телохранителями. Поездки теперь ограничивались. Учеба в институте отменилась на время. На время и еще на время. Постепенно жизнь превращалась в какую-то клетку. Так прошло два года. Болат пропадал на работе теперь все больше и больше до поздно. Я стала очень холодной ко всему кроме сына. Любовь к нему разрывала мое сердце, каждый раз, когда я смотрела в его любимые глазки. И я все чаще вспоминала Санжара, смотря на сына. Эта клетка съедала меня изнутри. За два года ничего не поменялось. Все те же большие «шкафы», ходячие везде со мной. Так я называла своих телохранителей. Мне все стало смертельно надоедать.
В один день я сидела и играла с сыном.
- Мамочка, когда я бабулю увижу, - спросил меня Дыня.
И тут меня озарило. Я стала убеждать Болата, чтобы я съездила в Алмату, он говорил, что опасается за мою безопасность, я стала настаивать, что там мне все безопасно, родной воздух, здесь все мне надоело, снова и снова повторяла я и он, наконец, сдался. Через неделю я летела с сыном в Алмату. В сопровождении двух «шкафов» конечно.
Родной город вдохнул в меня жизнь своим воздухом и я, впервые за долгое время, ощутила вкус свободы. Мы сели в такси и поехали в квартиру Болата. Когда я вошла в квартиру я отправила телохранителей устраиваться в отеле и нанимать себе машину, в пентхаусе Болата я не позволила им остаться. Они начали возражать, но я стала изображать истеричку и кричать, что я остаюсь в доме с единственным мужчиной – моим мужем. Они развели руками и уехали. Я тут же позвонила своей маме, и она тут же примчалась ко мне.
Мы сидели с мамой и пили чай, на руках у нее сидел внук, и она не могла нанюхаться с ним. Моему Дыне тоже очень понравилась бабуля, как он ее называл на русский лад, он проводил много времени с русской няней. Моя мама была счастлива абсолютно, еще бы, ведь она специализировалась на русской классике! Мы разговаривали с мамой.
- А ты знаешь, что это Болат тебя нашел? – спросила она.
- Конечно знаю, мама, я помню, - сказала я.
- Так он рассказал тебе? – спросила она меня.
- Да и рассказывать нечего, я и так все знаю.
- Да ты, наверное, и так, конечно, знаешь, но все-таки, как романтично… Мы искали тебя, нигде не могли найти, я сидела и плакала и тут зашел он, твой Болат, он спросил меня в чем дело, я и рассказала ему все. Он тоже стал тебя искать. Ну ты же знаешь его связи. Через месяц он нашел тебя! Тебя видели в магазине с подружкой! Проследили и узнали где вы живете! Он хотел, чтобы ты надышалась свободой перед свадьбой, и ничего не стал делать, сказал только, что все в порядке, такой романтик! Потом через два месяца, он уже понял, что хватит и послал к твоей подружке парня и она выставила тебя, а он ждал и поймал тебя сразу, как романтично! – мама все говорила и говорила, а на моем лице не дрогнул ни один мускул. В душе медленно закипала ярость. Я включила все свое актерское умение.
- Да, мама, только ему не говори, что сказала мне, - со смехом сказала я, - Болат такой романтик, он хочет, чтобы это никто не знал, он проговорился мне случайно, но я и так все знала, - я засмеялась непринужденно, - Так что наш разговор под большим секретом, - я подмигнула ей.
- Поняла! – многозначительно закивала мама.
Мы еще поговорили с ней. Я играла до последнего. Мама в конце концов стала собираться, она обняла меня и сказала мне:
- Я так рада за тебя!
-Да мамочка, спасибо, - сказала я ей.
Мама вышла из дома, я закрыла дверь и разразилась руганью. Почти сразу я услышала звонок в дверь. Это была мама. Мне немножко не хватило терпения.
- Балам, я знаю, как ты играть умеешь. Что-то не так у вас? – обеспокоенно спросила она меня.
Я смотрела в ее любящие грустные глаза и не выдержала и начала рыдать. Мама отвела меня на кухню и потихоньку начала меня спрашивать. Потихоньку я все ей рассказала. Про Санжара, про Дыню, все как было рассказала. Мама плакала вместе со мной. Было двенадцать ночи, и я попросила маму, привезти мне из дома парик и очки, мои театральные.
- Зачем балам? – испугалась мама.
И тут я ей рассказала про мое похищение, про моих «шкафов» и снова плакала и плакала.
- Я хочу встретиться с Санжаром сейчас, - сказала я.
Я рассказала маме про свой план. Мама посмотрела в мои грустные глаза и на все подписалась. Через полтора часа она привезла мне очки и парик. Я уже переоделась, одела очки, парик, мамино пальто, собрала волосы как мама, сгорбилась и пошла к лифту. Сгорбившись я вышла из подъезда, попыталась растянуть поясницу как мама, снова сгорбилась и прошла мимо своих телохранителей!
Вызвала такси, села в него и назвала адрес Санжара. Я хотела рассказать ему все, про обман, про сына, хотела сказать, что я разведусь и уйду от мужа, что он, когда узнает про сына, сам разведется со мной. Я ехала, полная уверенности в себе. Когда я доехала до нужного адреса, я зашла в его двор, было очень темно почему-то, я не могла понять почему. Когда я вошла в подъезд я поняла, вырубили свет по району. Я сняла пальто, сняла парик, сложила в почтовый ящик. И стала подниматься. Возле третьего этажа у меня затряслись ноги. Я стала подниматься, ноги меня не слушались, стали ватными я дошла до его квартиры. И стала стучаться в дверь. Никто не открывал. Я испугалась, что его нет дома и стала стучать еще громче. Дверь открылась, а я увидела его силуэт и снова потеряла дар речи. Все как в первый раз.
- Вы кто? – сонно спросил меня он своим бархатным голосом.
У меня слова не шли на язык, и я просто накинулась целовать его. Он ответил и потащил меня в дом. Стал раздевать меня. Через минуту мы уже страстно целовались у него на кровати. После всего он потянулся и спросил меня:
- Кто Вы прекрасная незнакомка?
Я услышала его голос и снова онемела как в первый раз. И просто поцеловала его. Он стал засыпать. Я дождалась, пока он засопит, быстро оделась, и тихо вышла из квартиры, оставив дверь открытой, тайно надеясь, что его сбережет Бог от всего. Я одела пальто, парик. Вышла на улицу. Засунула автоматом руки маме в пальто и нашла сигареты. Я вытащила одну и закурила. Любовь переполняла мое сердце и счастье снова нахлынуло на меня. Я докурила. Мысленно приказала себе собраться и быстрым шагом направилась домой.
Дома меня ждала мама, тупые «шкафы» не опознали меня опять.
- Ну как? – спросила она меня, но увидев мои счастливые глаза все поняла.
Следующие три дня я обдумывала как мне поступить. И вдруг меня накрыл приступ страшной тошноты. Я побежала к унитазу. Потом побежала к противозачаточным и увидела, что я пропустила один день! В тот самый день, когда я ходила к Санжару я пришла и забыла выпить таблетку! Я побежала в аптеку за тестом. Тест оказался положительным. И тут позвонил Болат.
-Дорогая! Как ты? – спросил он заботливо.
- Болат, я все знаю, - начала я без обиняков.
- Что ты знаешь? – его голос звучал испуганно.
- Про Санжара, про липовую девушку, все знаю, ты должен знать Болат…
- Что? – он еще больше испугался.
- Твой сын, не твой сын, - наконец призналась я.
В трубке воцарилось долгое молчание.
- Я и так это знал, я сделал генетическую экспертизу, - наконец проговорил он, - Но, когда врач сказал, что ты больше не можешь иметь детей, мне стало все равно. Я люблю вас обоих, ты слышишь меня? – он почти кричал.
Я вспомнила тот случай, я тогда договорилась с врачом.
-Болат… ты должен знать…
- Я ничего не должен знать. Я должен знать, что моя жена и мой наследник возвращаются домой,- заявил он.
Наследник! Боже мой! У меня закружилась голова! О большем я не могла мечтать для сына! Наследник! И тут я посмотрела на тест в своих руках и испугалась. Я быстро стала соображать. Мысли молниеносно проносились в моей голове, я включила весь свой актерский талант и наконец сказала:
- Я не могу Болат. Ты слишком жестоко поступил со мной. Мне нужно время. Много времени. А пока я остаюсь здесь. – заявила я ледяным голосом.
Он стал уговаривать меня, но я была непреклонна, он наконец сдался и попросил хотя бы пожить у него в квартире, я наотрез отказалась и сказала, что буду жить только у своих родителей.
Прошло девять месяцев, я обманывала Болата как могла, даже сказала, что у меня началась депрессия и врач прописал жить только в родном городе, что от таблеток я поправилась. Из дома я не выходила. Папа и мама молчали, сыночку мы говорили, что мама болеет и просто стала толстенькая, сыночек стал называть меня «толстенькая мама», мы слишком часто ему об этом говорили. За неделю до родов меня на скорой отвезли в больницу. Болату по телефону я сказала, что ложусь в клинику на лечение, он был так же обеспокоен, но верил вроде бы. Через неделю в мучительных родах я родила красивую и здоровую девочку, а почти через месяц мы подложили ее Санжару прямо из больницы.
Когда я вернулась домой, меня ждал развод. Громкий и скандальный. Я осталась без ничего с маленьким сыном на руках и без дочери. Я не знала, как мне все объяснить Санжару и решила пока молчать, хотя сердце и ныло.




Часть третья. Долгий путь к счастью.









Глава первая: удар бывшего мужа.

После развода Болат начал мстить. Он стал судиться со мной из-за ребенка и отсудил моего сына! Я вцепилась в сына, когда домой приехали Болат и няня русская. Я кричала и не хотела его отпускать, мне показывали решение суда, но я не хотела отдавать сына я кричала и кричала, они пытались оттащить меня, я не переставала кричать, сын плакал и кричал тоже, Болат сказал мне, что, если я не отдам ребенка, мне будет грозить срок за похищение ребенка и сказал не сомневаться в этом, я стала успокаиваться по не многу, он медленно выхватил сына у меня из рук, развернулся и ушел, успокаивая Дыню. Я бросилась на кровать и стала рыдать. После этого он позвонил мне и сказал, что если я попытаюсь создать новую семью, то никогда не увижу сына. У меня началась истерика. Потом депрессия. Я лежала дома и ничего не хотела. Молча лежала, не кушала толком, ни с кем не говорила. Так прошло три месяца.
Через три месяца, родители нашли как-то мою школьную подругу Назиру, и привели ее ко мне. Назирка ворвалась как буря в мой родительский дом. Стала меня строить, заставила помыться, одеться, накраситься, посадила в машину и увезла меня на машине в горы, верх по Аскарова в кафе. Мы вошли в кафе. Сели за столик. Назирка все болтала и болтала я ее не слушала толком.
- Ты слушаешь меня Сулейменова? – почти прокричала она, в кафе уже громко играли музыканты.
- Да да, - я очнулась от своих мыслей и посмотрела на нее.
- Так вот, все как мы мечтали, я уже 2 фильма сняла, такой рейтинг был бешеный! Сборы дикие! Ты слышишь меня?
- Да, ты фильмы сняла, рейтинг, сборы…
-Да! Я новый подающий большие надежды молодой режиссер в Казахстане. И теперь готовлюсь снимать новый фильм. Сулейменова, ты слышишь меня?! – снова кричала она.
- Слышу, слышу, фильм новый снимаешь.
- Ну так вот, мне нужна актриса на главную роль, и ты тут вовремя подвернулась! Ты же талант с детства, и это наша детская мечта, ты помнишь?! Я режиссер, ты актриса, together forever, помнишь?! Ты слышишь меня Сулейменова?! – снова кричала она.
- Да Тугезер форевер, - мямлила я.
- Нет, ну ты охренела просто! Я ей голубую мечту предлагаю на каемочке, а она мне мямлит что то. Ты снимешься, популярная станешь, гонорар получишь, сына вернешь, слышишь меня?! Общественность за тебя будет! Ты слышишь меня, Сулейменова?! – снова кричала она.
И тут я все услышала. Мысли вихрем пронеслись в моей голове. Я мысленно приказала себе собраться.
- Назирка, как мне тебя…
- Потом скажешь дура! Достучалась наконец! Давай мы с тобой жахнем, и завтра за роль с утра, я за тобой заеду!
Я полностью пришла в себя. Мы здорово провели остаток вечера, вспомнили все школьные годы, про мое замужество мы не говорили, я, зато рассказала ей страшную тайну про Санжара. Назира пришла в шок и сказала, что это просто отличная идея для сценария. Мы посмеялись с ней вместе.
На следующее утро работа закипела. Через год фильм вышел в прокат. А через год мы сняли еще один. А через год еще один. С сыном мы виделись, я ездила к нему в Москву. С дочерью нет. Я помнила угрозы Болата. Я наняла частного детектива и следила за Санжаром и своей дочерью. Она росла прелестной девчушкой, озорной и забавной. Мое сердце разрывалось, я попросила снимать видео и молча смотрела дома. Еще через год я снялась уже у другого режиссера. У меня было комедийное амплуа. Я стала дико популярной. Советовалась с лучшими адвокатами по поводу сына, они только разводили руками. Все было сделано на совесть. Я не отчаивалась. Прошло еще три года. Я снялась в еще четырех фильмах. Все время я отдавала работе. Когда я играла, я вживалась в роль, перевоплощалась и забывала все. Пока работа не кончалась, я была полностью в очередном проекте. Ко мне пришла дикая популярность. Меня знали все. Я была идолом и кумиром. Мне исполнилось тридцать два. На свой день рождения я услышала звонок в дверь, на пороге стоял мой сыночек, мой Дыня, в сопровождении шкафов и плакал:
- Мама, папу убили! Убили!
Я обняла сына и призвала весь свой актерский талант.










Глава 2: открывайте дверь, я счастье.

Болата застрелили во время его отдыха за городом. Кто это сделал, узнавала милиция, мне устроили тоже настоящий допрос, но у меня было железное алиби, постоянные съемки. Наконец меня оставили в покое.
Болат завещал все свое состояние сыну, в день, когда ему исполнится восемнадцать лет, то есть в день его совершеннолетия, до тех пор, ему назначались ежегодные пособия в размере пятидесяти тысяч долларов, оплата обучения и безопасности, квартира в Алмате и дом в Москве, дом в Греции. Опекуном как ни странно была я. Он написал мне слезливое прощальное письмо, каясь во всех смертных грехах, я молча прочитала и выкинула в мусор.
Моя дочь уже училась в школе. Пришло время наконец увидеть дочь. У частного детектива я узнала, как лучше всего организовать встречу с Санжаром. Он оказался удивительным отцом, бесконечно добрым, нежным, ласковым, заботливым, очень ответственным и мудрым. Временами весьма забавным. Я узнала не только про дочь, но и про Санжара. Он открыл свою фирму и стал весьма успешным бизнесменом. Меня безумно радовали его успехи в жизни. Я им гордилась.
Я долго думала, как мне все организовать и наконец план созрел у меня в голове.
Мы организовали похищение Санжара, одели мешок на голову, и оставили сидеть в тишине пока он возмущался. Тут в комнату вошла девушка, сорвала мешок с его головы, сняла наручники и пригласила сесть за стол, накрытый для него. Он сидел и ничего не понимал. В комнате установили светомузыку, и она заиграла. В комнату ворвались три танцовщицы. И стали танцевать восточные танцы. В середине танцевала девушка в ярко красном наряде, с вуалью на лице. Это была я. Две другие девушки убежали, и я медленно подошла к нему и сорвала вуаль с головы. Виноград выпал у него изо рта. Он все-таки узнал меня.
Мы с ним проговорили всю ночь, а потом весь день. Вечером он все еще злой стремительно вышел из комнаты.
Прошло три дня. У меня опять за много лет не было настроения и снова ничего не хотелось. Сын ходил вокруг меня хмурый и сосредоточенный и спрашивал из-за папы ли это.
- Да сыночка, - я заставила себя подняться.
Я посчитала, что пришло время сыну узнать наконец правду о его отце. И я как могла аккуратно постаралась рассказать ему. Сын у меня серьезно на меня посмотрел и сказал, что обязан теперь с ним познакомиться. Я молчала. И тут я поняла, что я наделала. Мне захотелось плакать. Я снова призвала свое мастерство, улыбнулась сыну, сказала, что может быть скоро. Но я знала, что вполне вероятно, это вовсе не правда. Я пошла готовить блины сыну и услышала звонок в дверь. Я пошла открывать, на пороге стояла моя дочь, я чуть не получила разрыв сердца, я призвала все свои силы, улыбнулась ей и спросила Санжара, что все это значит.
- Познакомься с дочерью, - сухо сказал он.
- Мамочка это ты? – закричала моя девочка, я кинулась к ней. И долго не могла от нее оторваться.





Пролог.
-Санжар, ты не видел куда я положила свое колье изумрудное? – крикнула я.
- В сейфе посмотри, - крикнул он.
Я побежала к сейфу, и вдруг приступ тошноты подкатил к горлу.
-Санжар! – с ужасом закричала я.

© Copyright: Айжан Аскарова. Дата опубликования: 05.05.2016.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).