Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 21 ноября 2017.:
Айжан Аскарова

Создана для любви

Создана для любви Любовь придумана не нами,
Ее послали небеса,
Как наказание за чужие раны,
И как спасенье за леченье чужих ран…
Аскарова Айжан.
























Часть первая.
И сквозь толпу враждебную спокойно
Пройду, поправив толстые очки,
Пусть все кричат, что их я недостойна,
Настанет день и будете просить…
Аскарова Айжан.

Глава первая. Отличница.
Я была самая обычная в мире девочка. Не по годам умная и серьезная, но обычная. Не было у меня потрясающей красоты, как у признанных красавиц мира. Не было талантов певческих, актерских и хореографических, чтобы можно было ожидать, что я буду звездой эстрады. Я не умела красиво говорить, как выдающиеся ораторы нашего времени. И я не была дочерью миллионера, или хотя бы политика, ну на худой конец бизнесмена.
Я жила в большой семье, нас было четверо сестер, я была старшая. Мама работала врачом, отец был заведующим складом. Я училась в обычной школе, для обычных детей. Я ни с кем не гуляла и никуда не ходила, не потому что не хотела, а просто потому, что у меня вообще не было друзей. Но был у меня неоспоримый плюс, я называла это путевкой в жизнь – я училась на отлично и очень много читала книг. Я перечитала всего Дюма, Ремарка, Толстого, и целую кипу книг русской классики, французской классики, американской классики. Я мечтала, что настанет день и я стану главным редактором женского журнала. Но хотела я этого, потому что как главный редактор – я буду женщина успешная, известная и очень красивая. У меня будет куча известных поклонников, и меня будут приглашать на все светские вечеринки. Я буду диктовать кому и что носить и вообще буду законодательницей моды. Но пока, у меня были одни штаны на всю зиму, пять свитеров на смену, одни страшные ботинки, которые я ненавидела, и не менее ужасный и не модный пуховик. Ничего, успокаивала я себя, придет день, и у меня будет все, надо только окончить школу, университет, устроиться в журнал и начать писать самые блистательные статьи, стать самым популярным журналистом в стране, а там дальше уже не далеко до главного редактора и, да, я мечтала о Пулитцеровской премии. Сейчас я закладываю свою основу, но в будущем, конечно, все воздастся мне сторицей.
Каждый день я ходила в школу. Я училась в 9 классе. В моем классе было двадцать мальчиков и пять девочек. Но ни с кем из них я не дружила. У меня была подруга, с которой мы общались с первого класса, но в восьмом классе она переехала в другой город и я осталась одна. Она была тоже отличницей, но хотела стать психологом. Ее семья переехала жить в Россию, когда мы прощались, мы поклялись, что всегда будем общаться друг с другом и писать каждый месяц. Через три месяца, после того как она уехала, я получила ее первое письмо. Она написала, что живет сейчас в городе Калуга, описала всю красоту парков города, как беззаботно и романтично гулять по берегу реки, но все равно добавляла она, она скучает по Алмате, и обязательно приедет на каникулах. Я тоже ей написала, что сильно скучаю, что в ее отсутствие наш класс отупел еще больше, все мальчики деградировали, а девочки превратились в дешевых шлюх. Еще я написала, что обязательно буду ее ждать и она может остановиться у меня, когда приедет. Еще через три месяца она написала, что переехала в Москву, но тут ее письмо уже сильно отличалась, она писала, что пошла в московскую школу, завела себе кучу друзей и теперь тусуется с рэперами на всех их тусовках. Я писала, что ей надо быть аккуратнее, неизвестно чем и как это может закончиться, и в конце концов они все наркоманы, добавила я. Больше от нее писем я не получала и в душе записала ее в предательницы.
В школе меня называли Пулитцер, потому что один раз я проговорилась, что хочу однажды получить Пулитцеровскую премию. Я откровенно считала их идиотами, потому что великий Джозеф Пулитцер был родоначальником желтой прессы. В общем, социальная жизнь мне не удавалась.
Приходя домой, я обретала покой. В нашей большой семье бегали еще три сестры. Одна была на полтора года меня младше, ее звали Мариям, она, в отличие от меня, была очень живая и постоянно танцевала, у нее был талант, еще она была очень человечная и не по годам мудрая, вторая, младше нашесть лет, ее звали Нурсулу, она была настоящим мальчиком в юбке и водила дружбу только с мальчишками, она была непослушным ребенком и в свои годы могла сказать очень жестко, но при этом она была очень доброй и пряталась за эти колючки, и третья, на девять лет младше, Мадия, все считали, что она будет настоящая красавица, а еще у нее был очень громкий голос, она могла перекричать всех, когда возмущалась, даже когда она пела, она перекрикивала телевизор, мы в шутку называли ее певицей, она была само воплощение энергии и жизнерадостности, в ней было столько жизни и бойкости, что мы иногда за ней не поспевали, она тараторила без остановки и кроме папы никто не мог разобрать, что она говорила, все считали ее папиной копией. Но мы были очень дружны и друг друга сильно любили. У мамы хватало терпения на всех, а папа был постоянно занят, домой он приходил поздно, мы его не видели, потому что спали. Моя мама была очень начитанной и образованной женщиной, она была инженер по образованию и имела докторскую степень в этой области. Она была очень строгой, но справедливой, учила нас добру и человечности и верила в высокие идеалы. Папа был приземистый, очень плотный, не высокий, он был очень волевой и жесткий, но сердце у него было огромное, он мог сильно наругать и отчитать, но прятал слезы, когда одна из сестер разбивала коленку, он имел кандидатскую диссертацию в области философии, знал все, что только мог знать мужчина и был очень разносторонним и самодостаточным человеком. На выходных, когда собиралась вся семья, нам было очень весело.
И не смотря ни на что, книги оставались моими самыми лучшими друзьями. Я читала их в туалете, в ванной, ночью с фонариком под одеялом, иногда, читая какую-нибудь книгу, я переносилась туда и видела себя знойной Эсмеральдой, или восхитительной Таис, или разбивала сердца, как Скарлетт, но потом, подбежав к зеркалу, я видела свою плоскую угловатую фигуру, маленькие груди, слишком круглое лицо с раскосыми азиатскими глазами, я пыталась улыбнуться и мой рот становился слишком длинным, тогда окончательно расстроившись, я ложилась спать, и мечтала о том, какой я стану, когда буду главным редактором женского журнала. Так проходили мои дни.




Глава 2. Новый друг.

На дворе стояла зима, прошел новый год, мой самый любимый праздник, я всегда встречала его дома, ну где же еще в пятнадцать лет, не имея друзей, мы традиционно готовили курочку, салаты, пироги, рыбу и, конечно же, манты. В последнее время я пристрастилась к готовке еды и все говорили, что у меня определенно есть к этому талант. Мы садились за стол, украшенные гирляндами и масками в десять часов ночи, и праздновали шумно до двенадцати, Мариям исполняла танец, Нурсулу бегала по кругу с игрушечным пистолетом в руках, а Мадия громко пела песни группы Aqua, не зная в шесть лет английский, она просто безбожно перевирала все слова, и, как всегда, от этого лопались все барабанные перепонки в ушах окружающих. В двенадцать ночи мы слушали поздравление президента и с последними курантами с криком «Ура» чокались нашими бокалами, потом мы выбегали на балкон и папа пускал китайские петарды с нашего пятнадцатого этажа. Через два часа нас уже загоняли спать и лежа в своей кровати, загадав желание на новый год, я мечтала, как буду праздновать новый год в Париже и рядом будет он, мой прекрасный принц…
Я шла на курсы английского языка, были зимние каникулы, но я все равно посещала своего репетитора, на этом, кстати, настояла я, и мой репетитор с радостью согласилась. Моим репетитором была преподавательница английского языка в нашей школе, она была женщиной преклонных лет, ей было шестьдесят три, у нее было очаровательное каре, и вообще она была очень пухленькой и доброй, ее звали Анастасия Михайловна, она всегда меня выделяла из всех и говорила, что у меня способность к языку. С прошлого года я регулярно ходила к ней на дополнительный уроки, не пропускала даже когда болела или когда были каникулы. Я знала, что мне это понадобится, когда я буду писать статьи, к примеру для английского журнала мод, или договариваясь с иностранными партерами о сотрудничестве с нашим журналом, ну и для того, чтобы вести активный образ жизни за границей…
Я направлялась к дому своего репетитора, как вдруг услышала крики. Мне стало любопытно и я завернула за угол, чтобы посмотреть и увидела такую картину – на снегу лежал парень, мой ровесник, а на него, скалив зубы, лаяла собака, огромная среднеазиатская овчарка. Собака была без ошейника, замызганная и неухоженная, явно потерялась. Я предполагала как вести себя в данной ситуации, схватив камень, я побежала на нее с криком и кинула в нее камень, собака явно не ожидала такого поворота событий, камень попал ей в бок и она, заскулив, отскочила, я стала судорожно искать второй камень, на глаза попался еще больше, я схватила его и опять побежала на собаку с криком и кинула в нее второй камень, собака кинулась от меня со всех ног, обернувшись, увидела, что я мечу в нее второй камень, и дала еще больше деру, завернув за дом, собака убежала. Вполне довольная собой, я подошла к парню, он стоял и смотрел на меня с восторгом.
- Клево ты ее отделала, спасибо.
- Да, что там, я каждый день так делаю, развлекаюсь, - ляпнула я, и осознав, что я сказала, покраснела.
- Что правда?
- Нет, - я еще больше покраснела.
- Ну спасибо тебе большое! Ты откуда? Я тебя раньше не видел?
- Это мой район, я здесь живу.
- А в какую школу ходишь?
- В 45.
- Да?! Я тоже там учусь! А в каком ты классе?
- 9 Б.
- Да?! А я 9 В! Тебя как зовут?
- Томирис.
-А меня Данияр, очень приятно. Ты случайно не Пулитцер?
- Слава меня опережает…
- Вот значит ты какая! – он ухмыльнулся, - А я тоже хочу Пулитцеровскую премию получить, только я свои секреты не выдаю, чтобы мою идею не украли, - он подмигнул.
- Значит ты умнее, чем я, - я улыбнулась.
- Куда хочешь поступать?
- В КазГУ, а ты?
- Ну ты даешь! В КазГУ?! Чтобы получить Пулитцеровскую премию?! – он рассмеялся.
- А что тут такого? Важно не где ты учишься, а как ты учишься и какие знания получаешь! Я буду читать заграничные учебники и буду знать побольше студентов Оксфорда! – я рассердилась.
- Ну ладно, ладно, не злись! Читать заграничные учебники в КазГУ! – он улыбнулся, - А я поступлю в Австрию и буду двигаться там.
- Классно, значит будем коллегами, - я улыбнулась.
- Значит будем! Предлагаю обменяться телефонами, для плодотворного сотрудничества австрийского журналиста и светила казахстанской журналистики, - он улыбнулся.
- Ну, обычно это не в моих правилах, но я вижу, что у тебя есть проблеск в голове, а поэтому записывай – 6587895.
- Ну все, Тома, мы теперь на связи, - сказал он записав мой телефон и подмигнул.
- Хорошо, - я тоже улыбнулась.
- А ты смогла бы писать статьи сейчас? – спросил он.
- Если бы мне только дали шанс, я бы его не упустила – вздохнула я, - Ладно, зачем о грустном? Мне надо на английский. Приятно было пообщаться.
- Ну ладно, карьеристка, я вижу у тебя неотложные дела! Не смею задерживать!
- Не попадайся больше злым собакам, это может помешать твоим генеральским планам, - я рассмеялась и пошла к своему репетитору.
Урок прошел как всегда плодотворно, закончив его, я шла к дому, а в душе была радость, что я нашла человека разумного, и теперь у меня будет настоящий друг.
Вечером Данияр позвонил.
- Тома, - кричала Нурсулу, - Тома, к тебе мужик звонит!
Я разозлилась на сестренку, дикарка!
Я подошла к телефону.
- Привет, это я, Данияр.
- Привет.
- Я предлагаю тебе поучаствовать в школьной общественной жизни, у нас есть школьный журнал, будешь местным журналистом, писать надо про скандалы нашей школы!
- Уау! Как классно! Когда начинать?
- Завтра.
Мы еще долго говорили, все обсудили, договорились завтра встретиться в школе и я, довольная, положила трубку. Я побежала в свою комнату и прыгала на месте без остановки. Ко мне прибежала Мариям и начала танцевать со мной, Нурсулу, увидев это, схватила свой пистолет и начала бегать вокруг нас, Мадия прибежала и начала громко петь. Был чистый дурдом. На шум пришла мама и, строго на всех накричав, рассортировала нас по комнатам.
- А ты-то куда старшая! – пожурила она меня.
Я потупила глаза и пошла чистить картошку, которую поручила мне мама. Но в душе бушевал бешеный ураган чувств и эмоций. У меня есть друг. У меня есть мой первый журнал.
Ночью, ложась спать, я уже представляла себе, как десять лет спустя после окончания школы я прихожу на встречу выпускников и на поздравительной речи директор школы говорит – «А это Жубанова Томирис! Она выпускница нашей школы! Она получила Пулитцеровскую премию в прошлом году! А начинала она у нас в школе, журналистом школьной газеты!» и рядом стоял Данияр и улыбался мне… Потом вдруг я увидела как мы танцуем, на мне почему то было бальное платье и я была блондинка, а потом я провалилась в сон.

Глава 3. Шпион на службе школьной газеты.

Зимние каникулы кончились и я снова пошла на учебу. На зимних каникулах мы все обсудили с Данияром и он признался мне, что газета пишет про самые интересные события в жизни школы, но для этого надо постоянно ходить с фотоаппаратом, блокнотом и ручкой и еще… Еще надо знать всех, чтобы знать все. Мне нужно будет подружиться со всеми известными школьниками, чтобы они давали интервью и делились историями, но обязательно всю информацию надо проверять. Он спрашивал – смогу ли я? Конечно смогу, это у меня в крови уверила его я. Тогда, сказал он, надо менять имидж. И тут я задумалась. Как это сделать я не представляла, и совсем расстроилась. Я пришла домой и перебрала всю свою одежду, мне ничего не нравилось и, обессиленная, я рухнула на кровать с плачем. Ко мне прибежала Мариям.
- Почему ты плачешь? – спросила она меня.
- Все кончено! Все пропало! – я рыдала.
- Что случилось?
- Мне дали работу журналиста и сказали, что для этого надо поменять свой имидж, а у меня ничего неееееет! – я рыдала.
- И все что ли? Не переживай! Я недавно позвонила нашей старшей двоюродной сестре Дариге, ты помнишь какая она модница? Так вот она уже выросла и хочет отдать мне свои вещи, но раз мы с тобой одного размера, значит носить будем вместе! – великодушно закончила она.
- Правда?! О спасибо тебе Боже, я знала, что ты есть! Пойдем к ней сегодня же!
- Нет, сегодня не получится, она же живет далеко, надо взять деньги на автобус!
- У меня есть сто тенге, звони и говори, что мы едем! – важно заявила я.
- Ура, - закричала Мариям и побежала звонить.
Через полтора часа мы уже были у Дариги. Мне всегда она очень нравилась. Ей было семнадцать лет и она была просто красавица – длинные каштановые волосы доходили до пояса, в больших и раскосых глазах светились искорки, полная грудь, тонкая талия, я с сожалением взглянула на свое отражение. Кроме того она была дико популярной в школе, у нее был миллиард поклонников и одевалась она всегда с иголочки. Я решила спросить у нее совета, может поможет мне как сестра, думала я. Выслушав мою историю, Дарига сказала:
- Так, перво наперво – меняем эту дикую прическу, учимся накладывать макияж и комбинировать вещи, - с этими словами она пошла за ножницами, вернувшись с ними, она посадила меня перед зеркалом и ножницы в ее руках заиграли. Через полчаса я была обладательница длинного каре до плеч.
- Теперь, макияж, - она снова ушла и через полчаса принесла огромную косметичку, еще час я познавала азы макияжа. А через полчаса я могла уже делать макияж самостоятельно. Я посмотрела в зеркало, с подведенными глазами и ресницами, я казалась себе похожей на Клеопатру.
- А теперь самое главное – стиль поведения - никого не бойся и общайся со всеми как равная, говори, что для тебя нет ничего сложного, все фигня, делается легко и без проблем, побольше жаргона, побольше спеси и гонора, тусуйся на всех мероприятиях школы, кроме разборок и драк, не влезай и не будь участницей. Ставь на место, если тебя оскорбляют, и будь выше всех. Запишись на танцы и научись танцевать. Не употребляй наркотики и алкоголь, да и от сигарет можно воздержаться, по крайней мере до семнадцати лет, тогда алкоголь и сигареты можно, но наркотики, запомни и выучи – табу. Спасть с парнями нельзя, нужно только со своим парнем в восемнадцать лет, когда полгода повстречалась и только по любви. Ну все, малыши, мне надо бежать, да чуть не забыла, вот вам два пакета с подростковыми вещами, косметикой и прибамбасами, чао! Будет нужен совет – звони, - с этими словами она вытолкала нас за дверь.
- Как ты думаешь, она пойдет на тусовку? – спросила Мариям.
- Думаю, что она идет разбивать очередное сердце, - сказала я.
С этих дней мой имидж поменялся. Когда я пришла в первый день учебы послы каникул в школу – меня никто не узнал.
- Блин, да это же Пулитцер!
- Для тебя Том.
- Пулитцер, тебя что Бритни Спирс укусила? – все засмеялись.
- Легко и просто. Я захотела перемен. А если я чего-то хочу, для меня нет ничего невозможного, - я улыбнулась.
- Пулитцер, да ты… - начал Егор, мой одноклассник.
- Для тебя Том, как Том Сойер, как Том и Джери, Том, запомни, если не хочешь фэйсом об тейбл.
- Ладно, Том, только не доставай свой пистолет, а то я уже обделался, - засмеялся Егор.
- Я предпочитаю пользоваться им редко, - я улыбнулась.
Класс гудел весь день. А на следующий день мой класс меня принял, как полноправного участника дебильного общества неандертальцев. Что делать, думала я, серая масса нужна победителю для достижения своих целей. Моим следующим шагом был фотоаппарат – мне подарила его бабушка. А еще через неделю, я вышла на охоту с фотоаппаратом, блокнотом, ручкой и диктофоном.
Через месяц я познакомилась со всеми популярными старшеклассниками – Данияр знакомил меня постепенно со всеми и представлял как нового журналиста школьной газеты.
Как-то раз, сидя с 10-классницами на скамейке после уроков, я жадно вслушивалась в их разговор. Они курили и болтали, обсуждали новенькую девочку. Девочка пришла недавно, курила и пила и быстро со всеми сдружилась. У нее появились поклонники. Но она подружилась с одним ближе всех. Мальчик был полный лох, его не уважали и не любили, хотя он курил и пил, веса ему это не прибавляло. Но она продолжала с ним встречаться.
- И что она в нем нашла?- смеялась Аселя, - Лох, никакушный, да говорят же любовь зла.
- А ты знаешь, что было сегодня?
- Что было?
- Он сегодня при всех в классе заявил, что они с ней переспали!
- Что правда? Больной!
- Да, а она еще орала – «Ни фига подобного!».
- Охренеть! Вот и помогай после этого людям – Аселя смеялась.
- Да она сама по ходу лохушка, раз с ним связалась! – заявила Алия.
- Девчонки, а дайте мне ее телефон, получится хорошая статья, - сказала я.
- Да на, запиши, 62978564 только не говори, что статью пишешь, - ухмыльнулась Аселя.
- Хорошо, - я записала телефон, и встала, стала собираться.
- Э, ты что все, нас покидаешь?
- Да, у меня дела еще есть.
- Ну ладно деловая, дай потом статью почитать, - Аселя вытащила еще одну сигарету.
Я пошла домой. Дома первым делом я набрала телефон Марины, той самой девочки.
- Алло?
- Алло, здравствуйте, а Марину можно?
- Слушаю.
- Марина, привет, меня зовут Том, я журналист школьной газеты.
- А, Пулитцер? Ну привет!
-Вот подумала, может расскажешь мне свою историю, чтобы реабилитировать себя в глазах общества.
- Да? А зачем мне это?
- Чтобы о тебе что попало не болтали, расскажи все как есть.
- Хорошо, но только без имен, ладно?
И она стала рассказывать. Она училась в другой школе до десятого класса, потом ее семья переехала в другой район и она пошла в новую школу. Быстро став своей, она стала популярной в школе. Но сначала, с ней подружился неприметный Марат. Он провожал ее каждый день после школы, звонил, делал за нее домашние задания. Она очень привязалась к нему. Но параллельно она стала набирать вес в школе и он тал отходить на задний план. Как-то вечером он страшно напился и кричал под ее окнами. Она вышла и спросила что случилось. Он сказал, что она предательница, она сказала, что это не так. Тогда, он сказал, докажи, стань моей девушкой. Она согласилась, потому что ей стало жалко его, и еще он ей чем то нравился, а может в глубине души она уже его любила. Они стали встречаться. Но в нее влюбился парень с одиннадцатого класса. Парень был очень весовой. Он стал за ней ухаживать, звонить, встречаться. Об этом узнал ее парень. Он пришел и закатил ей истерику. Она еле как его успокоила и отправила домой. На следующий день он не пришел в школу. Она позвонила ему узнать как он и его мама ледяным голосом сказала, что он вскрыл себе вены, но сейчас все хорошо, он в больнице, приходит в себя. Марина страшно расстроилась, неделю не могла ничего есть, навещала его каждый день в больнице. Он был отчужденный и холодный, в конце концов, он сказал ей, что они расстаются. Марина пришла домой и разрыдалась. Одинадцатиклассник опять появился. Она очень грубо с ним поговорила и отшила его, он ушел, но пообещал, что отомстит. Через неделю в школу вернулся ее бывший парень и всем заявил, что они вместе спали. Остальное ты знаешь, сказала она. Я задумалась, что- то казалось мне здесь не так.
- Дай мне телефон твоего бывшего, - попросила я.
- Зачем тебе? – спросила Марина.
- Хочу узнать правду, - сказала я.
- Запиши – 6769845, только потом расскажи мне и покажи статью, - попросила она.
Я пообещала ей это и положила трубку. В задумчивости я стала набирать телефон парня Марины – Марата.
- Алло? – к трубке подошел мужской голос.
- Алло, здравствуйте, могу я услышать Марата?
- Марата? Сейчас! Мара! К тебе баба какая – то!
- Баба? – услышала я из далека голос, - Скажи, что я умер!
- Алло, девушка, а он умер!
- Пусть воскреснет для школьной газеты!
- Мара, а баба со школьной газеты!
- Алло? – услышала я голос Марата.
- Привет Марат, ты меня не знаешь, я со школьной газеты, меня зовут Том.
- А, Пулитцер? Слышал.
- Марат, расскажи мне свою историю, я пишу статью про вас с Мариной.
- Нечего рассказывать – рявкнул он.
- Мне кажется тебе есть что рассказать, и тем более узнать, что думает Марина.
- А что она думает?
Я рассказала ему все о Марине.
- Это правда? – спросил он.
- Слово в слово, я записала на диктофон.
Он попросил поставить ему, я включила запись. В трубке послышались всхлипы.
- Этот Самат, он сказал мне, что спит с ней уже 2 месяца, что она про меня рассказывает и они вместе ржут надо мной. Что я должен был делать? А мы с ней только целовались… Я не мог себе позволить…
- Марат успокойся, все образуется, поговори с ней.
Мы с ним поговорили еще минуты две, я как могла успокаивала его и в конце он попросил дать мне статью почитать и положил трубку. Материал у меня был и я села писать статью.
На следующий день, я нашла в школе Данияра и поставила перед ним статью. Он пробежался глазами, сказал, что класс, и вечером ее включат в газету.
Я попросила себе копию, чтобы показать Марату и Марине. Вечером я ее получила. Я еще раз ее перечитала.
«Третий лишний.
В нашем мире много историй о подлости, о верности и о любви. Я хочу рассказать вам еще одну. В нашу школу совсем недавно пришла новенькая девочка. Она легко завоевала популярность, благодаря своему легкому и дружелюбному характеру. У нее было много друзей и поклонников, но сердце она отдала одному. Парень был неприметный, многим не нравился, но они прикипели друг другу всей душей. И родилась новая любовь. Но всегда найдется третий лишний. Так как Лариса была яркая девчонка, за ней стал ухаживать еще один парень. Она не отвергала ухаживания из вежливости, но и не позволяла себе ничего лишнего. В один день, до ее парня дошли слухи и, наполнившись отчаянием, он наложил на себя руки. Врачи его спасли. Но их любовь спасти не смогли. Лариса боролась до последнего, приходила каждый день к нему в больницу, ухаживала за ним, заботилась. Но Фархад был непреклонен. Они расстались. В тот же вечер, Лариса позвонила, тому самому третьему лишнему и запретила подходить к ней хотя бы на километр. Саят пообещал отомстить и выполнил свое обещание. Он подошел к Фархаду и сказал ему, что Лариса стала с ним женщиной. Фархад прилюдно оскорбил Ларису, она оскорбила его и их пути навсегда разошлись. Но по ночам, смотря на луну, Фархад грустит и вспоминает Ларису, а Лариса плачет в подушку, не смирившись со своим маленьким горем. А третий лишний Саят, ходит, смеется и наслаждается жизнью. Возможно судьба, сжалившись над ними, даст им второй шанс, ведь Лариса, сохранила честь и ни с кем не спала, а Фархад готов беречь и любить ее всю жизнь. Кто знает, может судьба снова сведет вместе два любящих сердца?»

Глава 4 . Новая подруга.

Я училась в десятом классе, прошлый год пролетел фантастично – я стала дико популярной после своей первой статьи, Марина и Марат снова стали вместе, и поздравляли меня на все праздники. За первой статьей последовала вторая – о парне, которого избивали каждый день и как он дал им отпор, позанимавшись полгода на боевых искусствах, затем третья о девушке, которую посадили на счетчик, и которая, подравшись со всеми, вырвалась с этого унизительного положения. Ко мне пришла дикая популярность. Вся школа знала про меня, у меня было много друзей, и конечно были поклонники, но мое сердце принадлежало Данияру. Мы с ним встречались часто, но он никогда не оказывал мне знаки внимания и я расстраивалась после каждой встречи. Но зато ко мне подходили часто и просили сделать статью, но, проверив информацию, я находила ее то неинтересной, то неправдоподобной, и, убедившись, что это – полный вымысел – отвергала. Время от времени я звонила Дариге и она давала мне полезные советы, к которым я прислушивалась. Она закончила школу с отличием и поступила на грант в технологический ВУЗ на инженера.
Мне исполнилось шестнадцать лет и наконец-то я стала расцветать, груди налились и были уже полными, талия сформировалась и стала тонкой, руки и ноги приятно округлились, глаза светились умным огнем, а губы пополнели. Волосы у меня выросли и сейчас кудрявой волной спадали ниже плеч. Добавив макияжа и подобранной одежды, я превращалась в красавицу. Мой папа уволился с работы и открыл свой бизнес – салон красоты. Теперь они с мамой пропадали там днями и ночами, даже на выходных мы их не видели. Мариям выступала вместе со своей школой танцев на соревнованиях, у Нурсулу открылся талант лицедейства и ее записали на кружок актерского мастерства, теперь она пропадала там днем, а вечером важно декларировала стихи, Мадиюша пошла в школу и записалась в детский хор – все говорили, что она подает большие надежды. А я была журналистом. У нас появилось много денег и папа говорил мне, что я смогу учиться где захочу. Но я твердо выбрала КазГУ. Я также училась на отлично. Но я не начала ни курить, ни пить, наркотики были для меня табу. Я помнила совет Дариги.
Как то раз, я зашла к Данияру, с новой статьей – статья была про пятиклассника, у которого каждый день забирали деньги старшеклассники и как его старшая сестра, разобралась со всеми.
Данияр сидел и мило болтал с какой-то блондинкой, увидев меня, он вскочил и стал приглашать меня руками.
- Вот познакомься, это Том, она наш журналист, - сказал он, - а это – Вика – твоя будущая коллега, Том, она хочет поступать на журналиста за границу, и уже второй год подряд на каникулах ездит в Англию.
- Очень приятно, Вика – сказала я.
- Том, Вика теперь будет твоей напарницей, обучишь ее всему, а потом она уйдет в свободное плаванье, разумеется для нашей газеты.
«Но меня никто ничему не учил!» - хотела я возразить, но промолчала, только кивнула головой.
Вика подошла ко мне и улыбнулась – у нее была очень милая улыбка.
- Я надеюсь, что мы подружимся – пропела она своим мелодичным голосом.
- Может быть, - буркнула я.
- Ну ладно, девочки, идите и творите, - с этими словами Данияр замахал на нас руками.
- Пойдем, - сказала я Вике.
- Пойдем.
Мы проводили с ней почти все свободное время в школе. Я познакомила ее со всеми. Вика курила и пила, но не баловалась наркотиками. Я к ней очень привязалась, несмотря на то, что она явно нравилась Данияру. Как-то мы с ней сидели, разговаривали и обсуждали новый материал – девочка – была вундеркинд – в пятом классе победила в городской олимпиаде по математике, а в восьмом закончила школу на отлично и поступила в Кембриджский университет. Мы должны были взять у нее интервью.
- Все таки как не крути, а жизнь у нее скучная, - сказала Вика.
- Это почему? – удивилась я.
- Ходит, учит, учит, учит и все… Это же скучно, ни друзей, никого…
- Зато у нее большое будущее.
- Это кто сказал? Может она свихнется в шестнадцать лет, от такой жизни.
- И что по твоему надо курить и пить, чтобы жить полной жизнью?
-Ну хотя бы жить интереснее будет – она засмеялась, - Кто ни курит и ни пьет, тот свихнется и умрет.
- Что за чушь!
- Да ты посмотри на себя! У тебя же даже парня нет!
- А мне он не нужен! – я залилась краской.
- Прямо таки не нужен! Да ладно, я же вижу как ты на Данияра смотришь!
- Ничего подобного! Он мой друг и не больше, и вообще… - я растерялась и замолкла.
- Скажешь тоже, друг… А ему может нравятся девчонки, которые любят отрываться…
- Да нет, - я вспыхнула, - Он не такой…
- Не такой?! – она расхохоталась, - Поверь мне очень даже такой! Расскажу тебе по секрету – что он тусуется на новой площади с рокерами, и ему там нравятся очень именно девушки оторвы…
- Откуда ты знаешь? – удивилась я.
- Знаю, из достоверных источников, - загадочно заключила Вика.
Я замолчала. Настроения не было вообще.
- А знаешь, что мы сделаем? Мы сейчас с тобой напьемся, и докажем, что тоже умеем отрываться!
- Ну не знаю… Как-то это неправильно?
- Да брось! Неужели никогда не хотела попробовать? Ни разу в жизни?
- Ну хотела… Просто рано кажется…
- Да самый возраст! Что теперь ждать до пятидесяти?!
- Хорошо, - решилась я, - Пойдем выпьем.
Мы подошли к ларьку и купили по бутылке пива и пачку сигарет…
Через час я уже бегала по улицам и кричала, что я умею отрываться.
Вика неровной походкой подошла ко мне.
- Теперь, закури.
- Ч…ч…что? – спросила я, не переставая икать.
- За – за- закури, - икая сказала Вика.
- Легко! – заявила я и вытащила сигарету из пачки, выхватила у нее зажигалку и подожгла сигарету.
- Дура! Ты не тем концом прикурила, - она вытащила сигарету у меня изо рта и выкинула.
Потом вытащила другую, засунула в рот, прикурила и выдохнула дым.
- Смотри и учись, детка, вдыхаешь дым и говоришь иииииишааааак! Поняла?
- Легко! – я взяла у нее сигарету, вдохнула дым, - ИИИИИИ, - и тут я зашлась диким кашлем.
- Пробуй еще.
Я пробовала, кашель не проходил, но в конце концов мне удалось.
- Ну вот видишь! Не Боги горшки обжигали!
Мы выпили еще по бутылке пива, и потом еле ворочающую языком, Вика довела меня до дома, слава Богу родителей дома не было. Заплетающейся походкой я проплыла мимо сестер и рухнула в одежде в постель.
- Она умерла, - шепотом сказала Мадия.
- Нет, дура, она пьяная, - так же шепотом сказала Нурсулу.
- Девочки, мы ничего не видели, - так же шепотом сказала Мариям, дверь закрылась и все стихло.
На следующее утро я еле как отомкнула глаза. Голова была как будто налита свинцом и страшно хотелось пить. Споткнувшись об мяч и об пистолет, я выругалась, но добралась до холодильника и открыла его. Увидев кефир, я схватила его жадно принялась пить, выпив всю пачку, я вдруг смачно рыгнула и тут же с ужасом прикрыла рот. В голове стали восстанавливаться события вчерашнего дня. Я вспомнила, как мы с Викой пили пиво, курили и наступило полное раскаянье. Как я могла, слабовольно сдаться алкоголю и сигаретам. Это в шестнадцать-то лет! Слабачка! Пообещав себе, что больше не буду пить и курить, я собралась в школу и вышла из дома. Вдохнув свежего воздуха, мне стало немного легче.
Уроки я отсидела еле как, а после уроков пошла к Данияру – с ним рядом сидела Вика и они над чем-то вместе смеялись.
- А вот и наша оторва, - засмеялась Вика.
- Заходи, Том, ну блин не ожидал от тебя! Добро пожаловать во взрослую жизнь, - засмеялся Данияр.
- Спасибо, - я покраснела.
- Блин, девчонки, вам надо было сказать, что вы бухать будете, я бы к вам присоединился…
Я смотрела на него во все глаза и не верила своим ушам.
- В следующий раз позовем, - засмеялась Вика.
-Том, а ты знаешь, что Вика подготовила статью про девочку вундеркинда?
- Как статью?
- Вот – отличная получилась статья, про концентрацию на учебе, про жертву науке своей личной жизни, она взяла у нее сегодня интервью.
- Поздравляю, - процедила я сквозь зубы и развернулась к двери.
- Том, Том, подожди, давайте отметим, - закричал Данияр и они засмеялись.
Я не слышала, я шла к выходу, на глаза наворачивались слезы. Выйдя из школы я направилась к одиннадцатиклассницам.
- Дайте сигарету – резко сказала я.
- Пулитцер, ты закурила?
- Да, - рявкнула я.
Гневно взяв сигарету, я прикурила ее и вдохнула дым, хотелось кашлять, но я сдержала порыв, чтобы никому ничего не показывать. Молча, скурив сигарету, я выкинула ее, развернулась и пошла домой.
- Том, стой, может по пиву? – услышала я и снова все засмеялись.
Я ничего не отвечала, было больно и обидно. У меня никогда не будет близкой подруги, поклялась себе я.

Глава 5. Прощай, школа!

Был одинадцатый класс, вернее его конец. Мне уже было семнадцать лет. Мои волосы выросли и доходили мне до пояса. Я стала немного выше. Исчезли все прыщи, я попрощалась с детством. Моя школьная жизнь была такой же активной. Я курила раз в неделю, иногда раз в месяц, мне понравилось. Выпила я еще один раз, когда узнала, что Вика и Данияр стали парнем и девушкой. С Викой, еще с тогда с десятого класса мы больше не общались, с Данияром мы общались только по делу. Знакомых было много, но уже меньше – ушли 11-классники, мы были самые старшие в школе. Училась я хорошо, по всем предметам у меня были пятерки, я шла на золотую медаль. Мечты оформились и теперь я шла прямым курсом в КазГУ на журфак. Парня у меня по-прежнему не было. Иногда, ночью, слушая в плеере музыку, я плакала, вспоминая Данияра и предательство Вики, но никому никогда ничего не показывала. Мариям училась в десятом классе, танцевала и тусовалась с рэперами, она носила широкие трубы и завышенные майки, ее живот был оголен, еще она проколола пупок и одела в него серьгу, не успокоившись на этом, она проколола еще две дырки на левом ухе, в общем была истинной рэпершей, но при этом она училась на отлично и была очень начитанной и умной, мама с папой привили любовь к книгам нам всем, Нурсулу училась в 4 классе, также ходила на курсы актерского мастерства, но уже общалась не только с мальчиками, у нее появились подруги и она мечтала стать популярной в школе, она по примеру Мариям носила трубы и увлекалась рэпом, сочиняла стихи и песни, Мадия училась во втором классе, но уже выступала с хором на конкурсах, она была уже жуткой модницей, одевала своих барби с иголочек и была не по годам умным и развитым ребенком, у нее было много друзей в школе и уже первые поклонники. Мама с папой все также занимались своим бизнесом и купили вторую квартиру – сказали, что для меня, раз я не хочу учиться за границей, у меня будет свой уголок, когда я буду учится в университете. Они часто пропадали в той квартире, делали там ремонт и обставляли, чтобы переехав, мне было там очень уютно. Я научилась превосходно готовить, и часто заменяла маму на кухне. Жизнь текла своим чередом.
Был июнь месяц, я готовилась к экзаменам и параллельно искала себе платье. Обойдя все магазины, мы с мамой не нашли то, что искали и страшно расстроились. Как-то раз, поехав в Цум, мы снова обходили второй этаж, и на глаза вдруг попалось платье. Это было оно мое королевское платье. Его завезли на этой неделе. Оно было ушито бисером, сзади волной струился подол со шлейфом, платье было серебристым. Я померила его и замерла перед зеркалом. Я была настоящей принцессой в нем. Не раздумывая, мы купили платье. Поехали в Рамстор и купили к нему туфли серебристые на тонком каблуке и там же маленькую сумочку. Придя домой, и все померив, я пришла в полный восторг.
- Это еще не все, - сказала мама и ушла, вернулась она с большим футляром в руках – открыла – а там было ожерелье из черного жемчуга, и серьги к нему. Ни слова не говоря, мама одела на меня комплект и собрала волосы.
- Боже мой! Как красиво! Мама, это мне? – спросила я.
- Тебе, доченька, - мама улыбнулась.
- Мамочка, мамочка, спасибо! – я заключила ее в объятья и стала прыгать.
Сдав все экзамены на отлично, я ждала выпускной. Годы плодотворного труда должны были вознаградиться красным аттестатом и путевкой в жизнь.
Настал день выпускного. Мама помогла мне одеться, надела на меня ожерелье и серьги и мы отправились в ее с папой салон. Там меня передали самому лучшему парикмахеру. Поколдовав надо мной полтора часа, она превратила мои кудри в высокую прическу в греческом стиле. Настала очередь визажиста. Еще через час я смотрела в зеркало и не верила, что это я. На меня в отражении смотрела красивая, ухоженная девушка, притягивающая к себе взгляд. Я улыбнулась и мои жемчужные зубы блеснули за розовой помадой. Такой красивой я еще никогда не была.
Мама прослезилась и обняла меня. Скоро приехал папа с сестрами.
- Какая красивая женщина! – сказала Нурсулу.
- Дурочка, надо говорить не женщина, а девушка, - сказала Мариям.
- Ты красотка! – закричала Мадия.
- Доченька, вот наконец ты и взрослая, - сказал папа и поправил очки, в надежде скрыть смущение и слезы.
- Народ идем, а то жрачку пропустим! – заявила Нурсулу.
Мы сели в машину и поехали. Когда мы приехали – глаза запестрило – все девушки были в вечерних платьях, парни в смокингах, ко мне подбегали девчонки, мы смеялись вместе, я была счастлива.
Настало время вручения аттестатов. Директор, произнеся торжественную речь, пожелал нам попутного ветра в нашей Большой Взрослой Жизни и стал вручать нам аттестаты.
Наконец когда торжественная часть закончилась, мы перешли к празднованию. Мы сидели отдельно от родителей и веселились от души. Шампанское, казалось, не кончалось, а мы пили и веселились. Вдруг дверь нашего класса открылась и показались Вика и Данияр, они звали меня. Я подошла к ним.
- Томыч, вот и пришел конец нашему журналу, - печально сказал Данияр.
- Да, Даник, это точно, - на глаза навернулись слезы.
- Ну куда ты теперь?
- В КазГУ как и хотела… А ты? А вы?
- Мы вместе уезжаем в Австрию учиться, - сказал Данияр.
У меня внутри что-то резко оборвалось. Я облизала пересохшие губы.
- Поздравляю, - наконец выдохнула я.
- Спасибо, Томыч! Мне тебя будет страшно недоставать, - с этими словами Данияр обнял меня.
- И мне, - жалобно сказала Вика.
- Мне тоже… мне тоже будет страшно не хватать… вас…- и тут я разревелась.
- Томыч, ты что?
- Ничего, просто… это… от счастья…
- Пойдем с нами, отпразднуем наш последний день вместе, - Данияр улыбнулся.
- А к черту! Пойдем! – с этими словами я забежала в класс, захватила сумочку и побежала обратно.
- Том! Сойер! Ты что нас бросаешь! Своих Джэрри! Том! – кричали мне вслед мои одноклассники, но я их не слышала.
Громко смеясь, мы втроем сбежали по лестнице вниз и выбежали на улицу.
- Ну?! Куда пойдем?! – смеясь спросила Вика.
- А поехали в клуб а потом на Новую площадь встречать там рассвет! – заявил Данияр.
- Поехали! – громко сказала я, - Только сначала дайте сигарету!
Они рассмеялись и дали мне сигарету. Мы покурили втроем и побежали ловить такси. Мы приехали в клуб Адмирал, там у Данияра были знакомые, нас бесплатно провели в клуб. Мы пили и танцевали без остановки. Вдруг Даник схватил нас за руки и потащил нас к выходу.
- Ты что? Очумел? Мы только разошлись! – сказала Вика.
- Время, - загадочно сказал он, - Подходит время рассвета!
Мы побежали ловить такси и направились на Новую площадь. Приехав, мы бродили вокруг памятника, загадывали желания на руке и пошли брать себе еще пива. Взяв пиво, мы перешли дорогу и стали молча ждать рассвет.
- Никогда не думала, что так проведу выпускной, - сказала Вика.
- Я тоже, - тихо сказала я.
- Как все-таки интересно! – вдруг сказал Данияр, - Мы с Томычем знаем друг друга с 9 класса, хотя всю жизнь учились в одной школе! А ты знаешь, Вика, как мы познакомились? - спросил он.
- Как?
- Она спасла меня от огромной собаки! Еще чуть-чуть и она бы меня загрызла, но тут появилась Тома и с бешеным криком набросилась на собаку и порвала ее в клочья! Я обязан ей жизнью! – засмеялся Данияр.
- Ну не совсем так было, но в целом…
- Именно так! Она была такая пай девочка, тихушница, зато потом пришла к нам и как разошлась! Я даже такого не ожидал, если честно. Но к сожалению, она посвятила свою жизнь науке, даже парня у нее не было! Но, Томыч, надо браться за ум и находить себе парня! Посмотри на нас с Викой!
- Прекрати! – резко оборвала его Вика.
- Нет, я скажу! Я хочу помочь своему верному другу! Мы уже год с Викой вместе, а кажется, что целую жизнь!
- Данияр! – Вика пыталась его остановить.
- Вот уедем мы в Австрию и что ты будешь без нас делать?
- Ничего, выживу как-нибудь, - процедила я сквозь зубы.
- Надо не выживать, а жить! Жить хорошо и в любви! Вот мы, например, с Викой поженимся там и останемся и что тогда?
- Данияр хватит! – Вика смотрела на него умоляющим взглядом.
- А мы поженимся, потому что сейчас Виктория, я делаю тебе предложение, - с этими словами он встал на одно колено перед Викой, - В присутствии самых близких делаю тебе предложение!
- О боже мой! – закричала Вика и они поцеловались.
Я резко встала и побежала, быстро, далеко, подальше, только бы их не слышать и не видеть! Слезы ручьями лились с моих глаз.
- Томыч! – услышала я издалека, - Тоооомыч!
Я забежала за угол и стала судорожно ловить такси.
- Тооомыч! – слышала я уже ближе крик.
Прямо рядом со мной остановилась машина.
- Абая Жарокова, 500! – умоляюще сказал я.
- Садись, - рявкнул водитель.
Я села в машину и машина тронулась в тот самый момент, когда из угла выбегал Данияр, а за ним Вика… Придя домой, я прорыдала минут двадцать. Мариям проснулась и подошла ко мне.
- Том? – жалобно спросила она.
- Мари! Мари! Я никогда не буду одна! Чтобы не смели… добьется чего хочет… замуж выйду… и пусть локти кусает… пусть плачет…
- Том, - опять жалобно сказала Мариям.
Я обняла ее и сказала:
- Не позволяй себе любить безответно, пусть лучше любят тебя безответно.
- А мне так хочется влюбиться, - сказала Мариям.
- Ох, Мари, не надо, не надо… - и я опять разрыдалась.
Через месяц я поступила на грант на журфак в КазГУ. Данияр с Викой уехали в Австрию, я даже с ними не попрощалась, они звонили мне, я врала им же в трубку что меня нет дома… В августе я переехала в свою квартиру, с любовью отделанную моими родителями, а в сентябре должна была начаться новая жизнь. Я ждала ее с нетерпением, новая взрослая жизнь.









Часть вторая.
И плавно проплывая мимо,
Украдкой мне послала взгляд,
Но взгляд тот был огромной силы,
Не смог ее забыть никак…
Аскарова Айжан.

Глава 1. Мой первый парень.

Жизнь в университете закрутилась как в калейдоскопе. Я училась со рвением, выполняла все задания и вела активную социальную жизнь. У меня появилась куча поклонников и друзей. Мы с подругами регулярно ходили в клубы и кафе отрывались по полной. Я все успевала. За мной ухаживал один татарин, он был светленький и задумчивый, у него был мечтательный взгляд, он был высокого роста со светлыми каштановыми волосами и со светло карими глазами, он всегда смотрел на меня с грустью и постоянно сталкивался со мной в клубах. Другой казах с черными волосами и большими глазами, не давал мне проходу в университете, он был невысокий и в целом не симпатичный, но очень бойкий и уверенный в себе, хотя это ни на чем не подкреплялось, кроме того, что он был из богатой семьи. И периодически звонил один русский парень, он был крепкий и не высокий, очень жизнерадостный и энергичный, мы с ним познакомились в клубе и с тех пор он доставал меня звонками, настаивая на встрече. Сердце я никому не отдавала. Мы с подругами обошли все клубы. Одна была мне очень близкой – ее звали Маша, она была натуральная блондинка, с цепким глубоким умом и добрым сердцем, правда училась она не на журфаке, а на психолога, мы познакомились в университете. Другая – Нурия была казашка со светлыми волосами и с зелеными глазами, она была очень честолюбивая, с острым умом, с невероятным чувством юмора и красивой душой, она училась в медицинском, но мы созванивались каждый день, а по субботам отрывались в клубах. Я с ней познакомилась в клубе. Мы периодически созванивались и встречались поочередно. Как то никак не получалось собрать их обоих вместе.
Как-то раз мы пришли в клуб с Машкой и с моими одногрупницами. Мы отрывались и веселились и вдруг меня потянул кто-то за руку. Я резко обернулась и увидела татарина.
- Привет, пойдем выйдем, поговорим, - прокричал он мне.
Я вышла с ним. Было холодно, я вышла без куртки, и перебираясь с ноги на ноги, чтобы согреться, смотрела на него. Он, видя это, отдал мне свой пиджак и обнял меня за плечи.
- Тома, никак не могу тебя забыть, что делать даже не знаю.
- Ну, Самат, милый мой, наберись терпения.
- Давай сбежим отсюда, от этого шума, просто прогуляемся по улицам, я расскажу о себе, ты о себе, в этом бешеном потоке мы просто друг друга не слышим.
- Да ты романтик, Самат?! – я подняла одну бровь.
-Только не смейся надо мной, ты узнай меня получше и поймешь, что я тебе такой нужен, - он улыбнулся.
-Может как-нибудь в другой раз? Я сегодня хотела оторваться.
- Так и будешь ото всех бегать и одна везде тусоваться?! Тебе же нужен парень! – резко сказал он.
Слова больно ударили меня, я вспомнила Данияра и внимательно посмотрела на Самата.
- А давай, сбежим, - сказал я.
Мы взяли свои куртки и выбежали из клуба. Мы долго ходили по улицам, шутили и смеялись, Самат стал читать мне свои стихи, мы стали обсуждать разные книги и нашли, что у нас одинаковые вкусы в литературе, и вообще у нас много общих тем.
- На кого ты учишься? – спросила я.
- На дизайнера.
- Будешь декорировать помещения?
- Что-то вроде того.
- Интересно…
- А ты на журналиста?
- Откуда ты знаешь?
- Ну… знаю… - он улыбнулся.
Я смотрела на него и видела, что он похож на Данияра – те же светлые волосы, светлая кожа, и карие глаза… Он заметил мой взгляд, подошел ко мне, сжал в объятьях и поцеловал. У меня закружилась голова. Он отстранился и засмеялся:
- А ты оказывается не умеешь целоваться!
- Я способная ученица, - я улыбнулась.
- Тогда надо научить тебя целоваться! Просто обязательно! И именно сегодня! – он засмеялся.
Я тоже смеялась.
- Но для этого нужна романтика! – заявил он, - Сейчас, подожди, - с этими словами он забежал в магазин и вышел спустя какое-то время с бутылкой шампанского.
- А ты умеешь открывать? – недоверчиво спросила я.
- Что ты! Я умею открывать с шиком! – похвастался он.
Он открутил проволоку и стал откручивать крышку, она с громким хлопком отлетела и шампанское фонтаном брызнуло из бутылки. Я захлопала в ладоши.
- А как мы будем пить? – спросила я.
- Из горлышка, - сказал он и улыбнулся, - Наши губы сегодня сроднятся.
Мы шли по улице пили шампанское из горлышка и бесконечно целовались.
Когда мы дошли до моего дома, он галантно поклонился и сказал, что не смеет больше испытывать терпение дамы, но должен узнать номер телефона, чтобы убедиться что его уроки не пропали даром, а при случае он может быть испытуемым для новых тренировок. Я засмеялась и дала ему номер телефона. Когда я ложилась спать я вспоминала поцелуи Самата и мое сердце бешено забилось, я засыпала, а перед глазами была картина, как Самат целует меня, а Данияр, видя эту картину напивается до одури…
На следующий день Сомат позвонил.
- Привет девушка, которая не умеет целоваться!
- Привет Сомат!
- Как дела?
- Все хорошо, спасибо. Как твои?
- Прекрасно! Какие планы на вечер?
- Да особо никаких. Буду заниматься.
- Предлагаю сходить в кино. Я уже взял билеты на двоих на «Мулен Руж».
- Что за фильм?
- Фильм просто потрясающий! Тебе должен понравиться.
- Ты ходил?
- Да, с друзьями.
- И зачем тогда тебе опять ходить, - со смехом спросила я.
- Потому что ты должна его увидеть!
- Ну раз ты так хвалишь, давай сходим!
- Отлично, я заеду за тобой в шесть, и не вздумай резко заболеть или потерять ключи от квартиры!
- Заметано, - я улыбнулась.
- Ладно, до встречи, детка!
- До встречи – я положила трубку.
Вечером мы пошли на «Мулен Руж». Фильм произвел на меня впечатление – последний раз я так плакала, когда смотрела «Титаник». После фильма мы шли и обсуждали фильм.
- Если бы он не приехал в этот город, ему не пришлось бы так страдать всю жизнь, надо было ему ехать в Марсель, в Прованс куда угодно, но не в Париж.
- Если бы он не приехал, они бы не встретились, она бы не узнала, что такое настоящая любовь и он не написал бы книгу, а она не вошла бы в историю, прожив жизнь проститутки, и начав сниматься в спектакле, так и не добившись славы, умереть от чахотки.
- Она могла влюбиться в своего спонсора.
- Нет. Самат, он не смог бы пробудить ее меркантильное сердце.
- Может ты и права – он задумался.
- А знаешь какая моя мечта? – вдруг спросил он.
- Какая?
- Открыть благотворительный фонд и помогать всем больным и обездоленным, начиная от еды, заканчивая обучением.
- Очень благородно. А моя – стать главным редактором женского журнала.
- И наверное получить Пулитцеровскую премию? – он улыбнулся.
- А откуда ты знаешь? – поразилась я.
- Логика, сильная вещь, - он засмеялся, - А ты не думала, что для журналиста в женском журнале Пулитцеровская премия не светит? – вдруг спросил он.
- Нет, сначала я буду писать статьи о поразительных случаях в жизни, а когда получу премию, стану редактором журнала.
- Писать статьи о впечатляющих психику ситуациях, чтобы потом уйти в женский журнал, женская логика поразительна!
- Дело в том, что получив свой главный приз в жизни, я уйду на достойный высокооплачиваемый отдых – и у меня будет все, чего я не пожелаю.
- Ну теперь все понятно, - он улыбнулся.
Вдруг он остановился и притянул меня к себе.
- Поцелуй меня! – попросил он.
Я осторожно приблизилась к его губам и поцеловала его. И опять голова закружилась. Он посмотрел на меня очень пристально и сказал:
- Томирис, будь моей девушкой!
- Да, Самат, - я улыбнулась.
Мы встречались полгода, почти каждый день проводили вместе, я забросила учебу, и влюбилась до безумия. Мы ходили с ним в кафе, в клубы, в кино, в бильярд, он научил меня этой игре, дома мы играли в карты, в шахматы и целовались без конца. Я потеряла с ним девственность. Это случилось через месяц наших отношений, он снял номер в гостинице, и осыпал лепестками роз пол и кровать, он был очень чутким и ласковым, а я мужественно стерпела боль и ничего ему не показала. Он познакомил меня со всеми своими друзьями, а я со своими. Нам было очень весело, что значит скучать, когда мы вместе, мы не знали. Он любил меня до одурения, дарил мне цветы, посвящал стихи, ревновал ко всем, а я просто растворялась в нем. Мы говорили, что просто созданы друг для друга и строили совместные планы на жизнь. Мы знали, что состаримся вместе и наши внуки будут навещать нас каждую субботу, а мы на своей бриллиантовой свадьбе будем рассказывать нашу историю любви. Он исполнял каждое мое желание, а я ловила каждый его вздох. Сказать, что мы были счастливы, значит ничего не сказать.
Как-то раз, мы должны были встретиться, но он не пришел. Я прождала его весь вечер и всю ночь, но его не было. Сотовый телефон он приобрел недавно – свой первый, но он не отвечал. Я позвонила ему домой – но трубку тоже никто не снимал. Я сходила с ума, не спала, переживала. Я рисовала себе самые страшные картины в голове и не переставая молилась.
Утром раздался звонок в дверь. Я побежала открывать – на пороге стоял Сомат, небритый и сильно пьяный. Я улыбнулась и стала приглашать его в дом.
- Нет, Томирис, я теперь никогда не посмею переступить порог твоего дома, - сказал он и вдруг разрыдался.
- Но Сомат, что случилось? - нехорошее предчувствие закралось мне в сердце.
- Я женюсь, - сказал он каменным голосом.
- Как женишься… - я ничего не понимала.
- Я обрюхатил одну бабу, она пришла к моей матери, свадьба через месяц, она ждет меня дома.
- Сомат… - мой мозг отказывался в это верить, - Но… Это невозможно! Нет! Нет! – я закричала и стала бить его кулаками в грудь, - А как же мы? А мы?! Сволочь! Козел! Ненавижу! Кобель!
Он пытался меня успокоить, схватил мои руки и сжал их.
- Я никогда тебя не забуду, Томирис! Никогда!
- Убирайся! – я плюнула ему в лицо, - Убирайся сволочь! Убирайся! – у меня началась истерика, - Никогда не смей… даже близко… - я стала задыхаться – Убирайся! – выкрикнула я из последних сил и с силой захлопнула дверь. Я повернулась к двери спиной и медленно сползла вниз. Слезы градом катились из моих глаз.
- Сволочь, сволочь… - охрипшим голосом повторяла я, - Сволочь…
Я прошла на кухню, откупорили бутылку вина, которую я приготовила для нас и одним глотком выпила полбутылки. Алкоголь проник в кровь и растекся по венам. Молча я прошла в ванную, умылась, накрасилась, одела самое лучшее платье, шубу и поехала в клуб. В клубе я отрывалась до закрытия, перетанцевала со всеми мужиками, еще больше напилась и, кое-как держась на ногах, вернулась домой. Утром, проснувшись, я все вспомнила и боль обидой прожгла мое сердце. Я никогда больше не полюблю, поклялась себе я. Я буду влюблять в себя всех мужиков и бросать, но я никогда больше не полюблю.


Глава 2. Жизнь Карменситы.

Я стала часто выходить в клубы. Отрывалась там до закрытия и знакомилась со всеми мужиками, всем давала свой телефон, и старалась, чтобы меня запомнили. Когда я выходила с подругами, я одевала самые откровенные наряды и строила глазки всем мужикам за соседним столиком.
Видя всю эту картину, Маша один раз мне сказала:
- Том, до добра это не доведет.
- Что ты милая, я не ищу добра, - сказала я ей с пьяной улыбкой.
Маша только покачала головой.
Мое поведение дало свои плоды – у меня было пять ухажеров, которые звонили мне каждый день. Я поставила себе цель разбить сердце каждого из них. Одного звали Марлен, ему было двадцать пять лет, он был рослый здоровый мужик, работал администратором клуба, мы с ним там и познакомились и теперь в его клуб я заходила всегда бесплатно и разумеется угощалась за его счет. Второго звали Олег, он был высокий и худощавый блонди двадцати шести лет, работал архитектором, у него были длинные красивые пальцы, я в шутку называла его пианистом, мы познакомились с ним, когда он подвозил меня из клуба домой. Третий был Санжар, он был среднего роста татарин, с голубыми глазами, двадцати четырех лет от роду, он был музыкантом и выступал в ресторане, он увидел меня танцующей в кафе и влюбился, на него у меня были особые планы. №4 был Александр, он был крепкий высокого роста бизнесмен, очень богатый, у него была машина с личным водителем и огромный пентхаус в Самале, ему было тридцать четыре года, он владел компанией сотовой связи и был неприлично богат, и без ума от меня. Пятый был особенный, его звали как и моего бывшего Самат и он был неисправимый романтик, на тебе душенька моя оторвется, подумала я, когда он сказал мне свое имя в клубе. Итак, моя месть всему мужскому полу началась.
Я разговаривала с Александром по телефону, когда мне пришла смс-ка от Санжара: «Лишь губ твоих в мечтах касаясь, тону в глубине твоих глаз, Я так хочу, с тобой пылая, познать нирвану нежных ласк….» «Я жду с нетерпением нашей встречи. Твой взгляд… Он такой особенный…» - написала я и ухмыльнулась.
- … И ты представляешь, уже ехал домой и вспомнил, мы же с тобой сегодня встречаемся! Ну и решил подготовиться, быстренько организовался, короче, у меня для тебя сюрприз, кошечка моя.
- И какой же? – промурлыкала я.
- Если я скажу, это уже не будет сюрприз! Будь готова в своем самом лучшем платье через час, я за тобой заеду, - заключил он.
- Сгораю от нетерпения. До встречи, - сказала я и улыбнулась.
Лучшее платье? Ок. Будет тебе лучшее платье. Я вытащила платье с выпускного, собрала волосы, сделала себе макияж, одела жемчужное ожерелье, туфли. Хороша, стерва, сказала я себе, окинув себя взглядом в зеркале и улыбнулась. Через десять минут мой сотовый разрывался – звонил Александр.
- Кошечка, я здесь, возле дома твоего стою, жду тебя.
- Я иду, Саша, - сказала я, одела шубу и стала медленно спускаться.
Выйдя на улицу, я ахнула – прямо перед моим подъездом стоял лимузин и рядом с ним Александр.
- Это еще не весь сюрприз, кошечка, - сказал Александр.
- Саш, да ты просто полон сюрпризов, - я улыбнулась и села в машину.
Мы пили шампанское под музыку Баха и непринужденно разговаривали, едя в машине. Я на секунду отвела взгляд от Александра – мы проезжали фэмили парк, где гуляли с Саматом и катались на каруселях, и он прочитал мне первый стих, который посвятил мне, сердце облилось кровью, я резко отвернулась – не думать, не вспоминать - приказала себе я. Я обворожительно улыбнулась Александру…
Был четверг, я сидела и выбирала с кем мне пойти на свидание – с Саматом или с Санжаром, и тот и другой были для меня особенными – Самат из-за имени, а Санжар – потому что татарин. Поразмыслив, я выбрала Самата, Санжар был уже почти готов. Надо сказать, что уходя каждый раз на свидание я «забывала» сотовый телефон дома, а вернувшись поздним вечером, говорила, что у я страдаю жуткой мигренью и проспала весь вечер. Нет, конечно, после такой мигрени я уже не готова встречаться, да потом и время уже позднее, о чем он думает вообще? Да, конечно, мы встретимся завтра. А на следующий день, идя на следующее свидание, я отправляла смс, что снова эта дикая мигрень одолела, просто спасенья от нее нет. И мне верили. Наверное потому что хотели, я была само очарование.
Итак, послав смс-ку Самату, я стала ждать ответ. «Я заеду за тобой через час, мы едем в ресторан» - написал он мне. Я не спеша оделась, в этот раз я одела обтягивающие джинсы и облегающую тунику с надписью YES, распустила длинные волосы и сделала дымчатый макияж. Самат приехал вовремя. Мы отправились с ним в ресторан. Мы приехали в ресторан «Томирис» - мне было приятно, конечно. Он заказал рыбу под винным соусом и сухое белое французское вино.
- Томирис, - сказал он и положил руку на мою, - Я хочу с тобой серьезно поговорить.
- Да, Самат, я слушаю.
- Тома, я влюбился в тебя с первого взгляда и не знаю покой ни днем, ни ночью. Я знаю, что ты девственница, иначе мы давно бы с тобой переспали. Ты идеальная женщина, во всех отношениях и я сегодня решился сделать тебе предложение, - с этими словами он вытащил коробочку и открыл ее – внутри было кольцо.
Я потеряла дар речи. Я ждала чего угодно, но никак не этого. Нервно сглотнув, я посмотрела на него.
- Каков твой ответ? – он улыбался.
- Мне надо подумать, - сказала я и стала быстро собираться.
- Но… Куда ты?
- Домой, Самат, домой, все это так неожиданно, прости, мне надо все обдумать, - бросила я и направилась к выходу.
Выйдя на улицу я вдохнула морозный воздух. Этот был точно готов, но вдруг откуда-то в сердце закралась жалость. Отбросив ее, я направилась в клуб, чтобы оторваться и ни о чем не думать.
Зайдя в клуб бесплатно – это был клуб, в котором работал Марлен, я стала отрываться, вдруг меня кто-то потянул за руку и потащил за собой. Я гневно обернулась и увидела улыбающегося Марлена, я хотела было возмутиться, но он засмеялся и стал успокаивать меня жестами. Я пошла за ним. Мы вышли на улицу и отошли от клуба. Он серьезно на меня смотрел и вдруг сказал.
- Ты, девчонка, обвела меня вокруг пальца!
- О чем ты? – я насторожилась.
- Да я же влюбился в тебя, вот ты фрукт!
- Мне это очень лестно, - я улыбнулась.
-Вот, опять ты за свое, - он пожурил меня пальцем.
- Да ладно тебе, жизнь – это театр, и все мы в ней актеры.
- Это кажется Пушкин сказал? Знаю, знаю, я помню дивное мгновенье, передо мной возникла ты, как гений дивной красоты…
- Не делай так больше, - я поморщилась, - Никогда не говори о чем-то, не зная предмета.
- Да разве дело в этом, - вздохнул он, - Ты в моем сердце, поселилась там и бардак развела, я женюсь на тебе! – вдруг заявил он.
- Как! – выдохнула я, - И ты?
- Что значит и ты? – он нахмурился.
- Нет, просто я об этом думала и ты вдруг это сказал… - еле как придумала я на скорую руку.
- Значит ты думала! – он опять пожурил меня пальцем, - Марлен тебя значит завоевал! Завтра едем знакомиться с моими родителями, - заявил он.
- Нет, Марлен, извини, мне надо подумать, это все так неожиданно… Прости, я тебе позвоню, с этими словами я застегнула пуховик и быстро направилась ловить такси. И что они все? С ума по сходили? Я стала ловить такси. Рядом остановилась машина.
- Куда, девушка?
- Абая Мате залки.
- Сколько?
- Триста.
- Поехали.
Я села в машину.
- Вы замужем девушка?
-Нет, рано еще.
- Надо выходить. Сколько тебе?
- 18.
- Это ерунда! Вот недавно племянника женил, такая свадьба была! А невеста такая красивая и животик торчит! Беременная! А я считаю, что правильно поженились, ходил бы он так с разными встречался, а эта его окрутила, видно бойкая девчонка! А ему, не поверишь, как тебе – восемнадцать! А ей еще меньше семнадцать! Я ему говорю, Самат, сынок, чем вот так ходить с разными дурами встречаться, вот нашел себе правильную девушку! Ни курит, ни пьет, а манты как готовит, я, не поверишь, как-то раз к ним пришел, а она мне с порога подает…
Я больше ничего не слышала, пелена накрыла меня с головой, я сидела как в тумане, а водитель все говорил не переставая, как будто специально издеваясь над моими чувствами.
-… И я ему говорю, так ты с ней встречался, а с этой же все равно переспал, значит не так ты и любил, сынок, что даже о презервативе не подумал. Это знаешь Бог тебе дал, сам Аллах, ты думаешь просто так все? В жизни, говорю, запомни, ничего просто так не бывает…
Наконец мы добрались до моего дома, сунув таксисту триста тенге, я пулей вылетела из машины. Предательские слезы ручьем лились с моих глаз, хотелось выть от боли. Я зашла домой, скинула сапоги, сбросила на пол пуховик, и побежала в спальню, бросившись на кровать, я разрыдалась. Через какое-то время я успокоилась, ко мне стало возвращаться осознание происходящего. Я услышала, как мой сотовый телефон вибрирует. Я взяла телефон – девятнадцать пропущенных и десять смс, ого! Я стала просматривать, так два пропущенных от Олега, пять от Санжара, три - от Марлена, пять от Александра, и пять от Самата. Я стала просматривать смс. «Томирис, почему ты убежала? Почему не берешь трубку? С тобой все нормально? Позвони мне!» Второе от Самата «Приезжал к тебе домой, звонил в дверь, ты не открыла, звонил на сотовый – он у тебя в квартире, что с тобой? Где ты?». Одна от Олега: «Томирис, я все обдумал и хотел предложить тебе стать моей девушкой, как то так не решался тебе сказать, и вот наконец-то решился. Жду твоего ответа, твой Олег» и второе от Олега – « Твое молчание – что оно означает? Не томи меня, ответь, твой Олег». Три от Марлена: «Томирис, қумашы!Если ты боишься, знай я семью обеспечу, машина квартира, бәрі берем, сен бар ғой, в золоте будешь купаться, и семья у меня хорошая из Чимкента, между прочим! Подумай. Второй раз предлагать не буду». «Так со мной поступать не надо, ты же мне сердце разбил!». «Э да ты не серьезная, оказывается, я в тебе ошибся». От Александра «Привет моя кошечка! Нашел лекарство от твоей мигрени! Просто чудо! Вылечивает в один прием! Как захочешь – позвони, я подвезу. Мне подкинули приглашение на одно мероприятие, тусовка, вот хотел тебя пригласить. Напиши ответ. Жду». И два от Санжара – «Томирис, я понял причину твоих мигреней – у тебя другой мужчина! Если ты мне сейчас не ответишь, значит я прав!» «Я прав. Ну что же! Значит не судьба! Зачем только ты мне голову морочила?!». Я опустила голову. Ох! Ну и наворотила же я. Я села и сала писать ответы. «Санжар, ты прав, у меня другой мужчина, видно не судьба, прощай!». «Марлен, я не выйду за тебя замуж, прости но мы разные!». «Самат, ты хороший, но мы друг другу не подходим, я вынуждена тебе отказать. И кстати, ты не прав, я не девственница.» «Олег, душенька, я не хочу с тобой встречаться, я нашла другого, прости.» «Александр я хотела выяснить у тебя – как ты ко мне относишься?». Почти тут же пришел ответ « Мое сердце с тобой, кошечка!». «А мое нет, прости и прощай!». Вот так расправившись одним росчерком со всеми своими ухажерами и воплотив в жизнь свою месть, я отправилась спать, предварительно отключив телефон.

Глава 3. К чему приводит месть.

Я проснулась поздно – страшно раскалывалась голова и до ужаса не хотелось в универ, тем более, что я проспала первую пару, поразмыслив, я решила, что не пойду. Почистив зубы, умывшись, и приняв душ, я отправилась завтракать. На глаза попался мой сотовый – я включила его. Почти сразу одно за другим стали приходить смс – «Сволочь, ты у меня попляшешь!» - это от Самата, «Я проклинаю тебя и твоего мужчину! Будь ты проклята! Пусть тебе отольются все мои слезы, дрянь!» - так, это от Санжара. «Не встречал такой жестокой особы еще никогда, разве ты не знаешь, что жизнь бумеранг и все к тебе вернется?» - так это от Олега. «Э! Ты ничего не понимаешь, дура, попадется тебе сволочь, тогда узнаешь! Мамба!» - это от Марлена, я усмехнулась – я еще и мамба! «Кошечка, в браке больше должен любить муж, а не жена, ты понимаешь о чем я? Ты можешь вообще не любить, мне достаточно того, что ты рядом будешь украшать меня. Заеду в восемь и завезу тебе лекарство» - вот этого я не ожидала. Какой настырный! Ну ладно, посмотрим насколько тебя хватит! Конечно я поступила просто по свински, но мне стало легче. Пусть эти мужики не думают, что им позволено обращаться с нами как угодно, бросать, делать больно безнаказанно, я уверена просто, что каждый из них кого-то бросил в свое время. Ну значит Бог меня послал наказать их за грехи молодости. Я ухмыльнулась, роль божьего правосудия в моем лице мне очень нравилась.
Я позвонила Нурие и мы с ней встретились через час в кафе, я все ей рассказала и мы вместе посмеялись.
- А ты не боишься, что они могут реально отомстить тебе? – вдруг спросила она.
- Да нет! Что ты? За что мстить? У них просто кишка тонка! – бросила я.
- Все равно, будь осторожна, - предостерегла меня Нурия.
- Не переживай, у меня с этим проблем не будет, - сказала я.
Мы проболтали еще часа два в кафе, как вдруг ко мне подошел посыльный с цветами.
- Жубанова Томирис? – спросил он.
- Да… А как Вы меня нашли? – изумилась я.
- Распишитесь, - коротко сказал он.
Я расписалась и он положил передо мной букет из девятнадцати голландских роз.
- Боже мой! Что это? От кого? – я была поражена.
- Смотри, там записка, прочитай.
«Кошечка моя, я в серьез решился покорить твое сердце, это только начало… Саша»
- Этот старый козел какой-то ненормальный! – воскликнула я, - Как так можно?
- Это любовь, Тома, - Нурия прыснула от смеха.
Я засмеялась вместе с ней, но в душе было как-то не по себе.
Мы посидели еще полчаса, потом Нурие нужно было срочно ехать в библиотеку, я отправилась домой. Когда я зашла в квартиру, ахнула – вся квартира была завалена розами – они были повсюду – корзинка, набитая ими стояла на холодильнике, на столе в красивой вазе стоял огромный букет, кровать была усыпана розовыми лепестками, розы на столе, на стуле, на полу, и все в вазах. А на столе, в красивой упаковке стоял завернутый подарок, к нему была прикреплена записка: «От твоей мигрени, кошечка! Саша». Это был уже явный перебор. Я взяла телефон и стала ему звонить, но он не подходил к телефону. Просто не имея понятия что делать, я решила позвонить ему еще раз вечером.
Ввосемь вечера в квартире раздался звонок. Я подошла к глазку, за дверью стоял Александр, с розами. У меня скоро на них будет аллергия, подумала я, но открыла дверь.
- Здравствуй, кошечка, а мы идем на тусовку, забыла? – он улыбнулся.
- Послушай, Александр, никакая я тебе не кошечка! И вообще, я же тебе все написала еще вчера?
- А я не принимаю отказов и не знаю слова «нет», - он улыбнулся еще шире. И тут я увидела, как поднимается Самат.
- Ах ты сука! Морочила мне голову! А сама с этим трахалась! Заставила меня поверить, что девственница! Сука! – он выплевывал слова и направлялся к нам.
- Ты фильтруй базар, парень, ты с моей невестой разговариваешь! – резко бросил Александр.
- Она и твоя невеста?! Да она же проститу… - не успел он это договорить, как Александр дал ему кулаком в челюсть.
- Я сказал, фильтруй базар, когда говоришь с Моей будущей женой, понял малец?! – Александр схватил его за шкирку и отбросил.
- Я это так просто не оставлю, - процедил Сомат и начал подниматься на ноги, - Я тебя сука урою, - сказал он мне и направил палец на меня.
Александр схватил его палец и резко вывернул его, Сомат закричал от боли.
- А теперь слушай сюда, щенок, пошел нах отсюда и попробуй здесь еще показаться, понял меня? И он еще круче вывернул ему палец. Раздался треск, палец сломался.
- Пшел отсюда, - рявкнул он и оттолкнул Самата.
Самат скрутился от боли, я с ужасом на него смотрела.
- Ты мне ответишь, тварь, - сказал он глядя мне в глаза.
Александр двинулся на него, и тут Самат развернулся и побежал вниз по лестнице.
- Трус! – прокричал Александр и посмотрел на меня.
Я стояла и дрожала от ужаса, не могла прийти в себя.
- Ну что же ты, кошечка, не расстраивайся, он получил по заслугам.
- А если он придет еще раз? – спросила я испуганно.
- Не бойся, не придет, - сказал он мне и обнял меня, - Пойдем в дом, чайку выпьешь, придешь в себя. Нам еще на мероприятие ехать. Пойдем.
Он завел меня в дом, заварил чай и стал выкладывать из холодильника то, что там было - рыбу, пирожные.
- Это ты готовила? – спросил он меня.
- Да, я люблю готовить, - сказала я.
- Ну попробуем твою стряпню, - сказал он и положил рыбу себе в тарелку, вытащил нож и вилку и стал спокойно кушать.
Я не могла понять, как можно спокойно кушать, сломав палец человеку.
- Кошечка моя! Да ты просто шеф повар! Это восхитительно! Я в ресторане так не ел! Ты рождена быть моей женой!
- Александр, я…
- А я не тороплю тебя с ответом, - перебил он меня, - Буду просто всегда рядом – другом и защитником, а там ты сама решишь, - закончил он.
- Я не нуждаюсь в … - и тут я вспомнила Самата, - Ну хорошо, только будем друзьями.
- Вот и славненько, - он улыбнулся, - А у тебя действительно талант к готовке!
Прошел месяц, Самат присылал мне гневные смс-ки после того случая еще неделю, один раз кто-то звонил и тарабанил в мою дверь, я позвонила Александру, через час стук стих, как-то вечером кто-то под окнами поливал грязью мое имя, но вдруг я услышала вой милицейской машины и все стихло. Больше я не видела и не слышала Самата. За это время я очень привязалась к Александру, он был самым добрым и преданным другом, надежным и верным поклонником, они исполнял все мои капризы, отвез меня в гостиницу Казахстан и на последнем этаже мы ужинали под живое исполнение скрипача, он каждый день присылал мне цветы, узнав, что я люблю орхидеи, он теперь присылал мне только их, и откуда он их брал? Но их было штук пятнадцать в каждом букете и каждый день. Он приезжал, когда я болела и поил меня чаем с малиной, подогревал молоко, и давал мне его с медом. Я уже не представляла своей жизни без него, он был просто от нее не отделим.
Подходил к концу первый курс моей учебы, училась я снова хорошо, но уже не на круглые пятерки, иногда бывали и четверки. Сдав, тем не менее, все экзамены на отлично, и закрыв сессию, я отправилась праздновать с Машей и Нурией, они тоже завершили свою учебу за первый курс. Мы зашли в кабинку с караоке, заказали кучу раков с пивом и выли под музыку российской современной эстрады. Это был один из клубов Александра, у него было несколько направлений бизнеса, это я узнала у него. Это был один из первых караоке клубов, и нам там было все бесплатно. Мы пели, отрывались и хохотали.
- Ты знаешь, а Александр, как ни крути, настоящее чудо, - вдруг серьезно сказал Маша.
- Да, Томыч, он молодец, - поддержала Нурия.
- Да ладно вам девчонки, он же старый! И потом он просто мой хороший друг!
- Тома, а мне мама говорит, что муж должен быть старше! Вот посмотри на своего Самата, ровесник, и что? Кобелина настоящий, а этот хороший, сразу видно.
- Давайте не будем об этом! – резко сказала я.
Девчонки притихли и я тоже поникла.
- Не могу его до сих пор забыть! Так больно! – сказала я.
- Не плачь, Тома, все к лучшему, зато он себя показал, с самых худших сторон. А представляешь если бы ты за него замуж вышла…
- Ой девчооонки … - я плакала.
Успокоившись, мы еще потянули песни, еще заказали пива, и разъехались по домам.
Утро началось со звонка в дверь. Я, почесываясь, направилась к двери и посмотрела в глазок. Я не верила своим глазам! На пороге стоял мой Самат! Мой первый парень! Я открыла дверь.
- Томирис…
- Что тебе нужно? - резко спросила я.
- Хотел увидеть тебя…
- Увидел? Теперь вали!
- Томирис, послушай меня! У меня родился ребенок… Мальчик… Я увидел его и понял, что такое ответственность, что значит, когда надо, когда ты мужчина, я до сих пор так и не смог тебя забыть…
- Убирайся! – я стала закрывать дверь.
Он удержал дверь.
- Томирис…
- Что тебе надо, придурок? Отвали от меня!
- Тебе тоже надо выйти замуж – сказал он с каменным лицом.
- Да пошел ты!
- Ты же не можешь все время ходить одна! Тебе нужен кто-то, - вымучил он.
Его слова больно ударили меня.
- А я не одна! У меня есть жених!
- Да?! – он удивился, - Я думал ты одна?
- Представь себе нет!
- Ты не должна убиваться обо мне всю жизнь, дети и муж – это нужно девушке, я сейчас очень уважаю свою жену из-за любви ко мне и к нашему ребенку… - он смотрел на меня с болью.
- Ах боже мой! Я сейчас зарыдаю от умиления, - процедила я сквозь зубы.
- Я счастлив, Томирис и тебе желаю того же, хоть ты и говоришь, что у тебя кто-то есть, я знаю, что это не так. Замужество спасет тебя Томирис, - сказал он и как-то странно на меня посмотрел.
- Все сказал? – гневно спросила я.
- Все, - он не мог поднять глаза.
- Вот и катись отсюда ко всем чертям! – сказала я и захлопнула перед его носом дверь.
Разрыдавшись, я поплелась на кухню. Ах боже мой какое благородство! Пришел наставлять меня на путь истинный! Это он то! Я вытащила бутылку вина, откупорила ее и налила себе в бокал. Отпив немного, я успокоилась. Он хочет, чтобы я вышла замуж? Отлично! Я выйду замуж, и он первый об этом узнает! И я еще буду ох как счастлива, а он будет смотреть и локти кусать… Когда-то я это себе говорила, но не помнила когда и с кем, мозг был одурманен алкоголем. И тут я вспомнила. Ну конечно! Данияр, который жениться хотел на Вике! Он же сказал – ты не должна быть одна! Ярость охватила меня, а я выйду замуж, и выйду замуж за Александра! И пусть они все наконец обалдеют от счастья! Я набрала номер Александра. Он почти сразу снял трубку.
- Да, кошечка моя?
- Саш, помнишь, ты хотел на мне жениться?
- Конечно помню!
- Ты до сих пор хочешь?
- Никогда ничего больше не хотел!
- Саша, мой ответ да!
- Правда? Ты согласна?
- Да, Саша я подумала и приняла осознанное решение.
- Ты не пожалеешь, Тома.
- Только хочу, чтобы про нашу свадьбу напечатали в газетах!
- Все как скажешь, кошечка!
Я еще поговорила с ним и положила трубку. Выбор сделан. Отступать некуда. Позади Москва.
Через неделю мы с Сашей приехали к моим родителям, он взял с собой свою маму и по казахским обычаям попросил у моего папы моей руки и одел на меня сережки. Родители мои не понимали меня сначала, но, познакомившись с Сашей поближе одобрили мой выбор. Папа как-то сидел с самым серьезным видом и, поправив очки, сказал мне:
- Доченька, я сначала был против, но потом я пригляделся к нему. Настоящий мужик! Тебе с ним будет как за каменной стеной, и видно к тебе хорошо относиться, и плевать русский он, казах, кореец, главное, что человек хороший! Я же жил в России пять лет, я сам как русский, - добавил он. Это была действительно правда. Папа пять лет жил в Москве – защищал свою кандидатскую, с блеском защитив ее, он вернулся в Алмату и женился на маме. Он всегда говорил, что он русских любит и уважает. Это было решающим для меня.
Мама обняла меня и со слезами сказала, что теперь я совсем взрослая, что теперь надо держать в порядке дом, ухаживать за мужем, воспитывать детей, вставать рано, чтобы накормить его завтраком… Я обняла ее, на глаза навернулись слезы. Мама, мама, если бы ты знала, как я к этому пришла!
Мариям не поверила мне, что я люблю Сашу, я прятала от нее свои глаза и ничего не говорила, она поступала в этом году в университет, но хранила в тайне в какой, Нурсулу сказала, что Саша крутой чувак и я хорошо соображаю, Мадия сказала, что с этим стариком надо в карты играть, фыркнула и демонстративно развернувшись ушла в свою комнату.
Через месяц доставили из Франции для меня платье на заказ, кольцо с большим бриллиантом посверкивало на моем безымянном пальце – Саша подарил мне его, через три дня, как я сказала «да». А еще через месяц к подъезду моего родительского дома подъехал лимузин, украшенный лентами, из него вышел Александр во фраке, с цветком в петле, и, откупаясь от моих родственников щедро, зашел к нам домой.
Я смотрела на себя в зеркало. Кипельно белое платье корсетом сжимало мою и без того тонкую талию, и пышными юбками ниспадало вниз. Сзади тянулся длинный шлейф. Волосы были накручены и обрамляли волнами спину, на голове была фата, прикрепленная к венку, она вуалью закрывала лицо, и струилась сзади, перехваченная в рукавах жемчужными манжетами. Мне сделали профессиональный свадебный make-up, на руках были белые кружевные перчатки, я приподняла платье, чтобы увидеть свои кружевные белые туфельки с круглым носком – привезенные тоже из Франции – еще один подарок Саши. Ну вот и все. Вечером я уже буду замужняя женщина. Саша подошел ко мне и улыбнулся:
- Кошечка, ты неприлично красива!
- Спасибо, - я улыбнулась.
Мы вышли на улицу и тут начали со всех сторон вспыхивать камеры. К нам подбежал журналист:
- Александр, расскажите нам о своей невесте!
- Потом, потом, все потом, - сказал он и прикрыв меня руками побежал к машине. Камеры щелкали не переставая. Мы забежали в машину, там уже сидели Нурия и дружка Александра – красивый голубоглазый парень в смокинге.
- Ну что? По шампанскому? – спросил он.
- А давай! – согласился Саша.
Я молчала всю дорогу, меня не покидал чувство, что это все неправильно и плохо, очень плохо.
Мы поженились в Загсе, отпраздновали и поехали на Медео, там, сидя в ресторане мы еще праздновали, я не могла ничего ни есть, ни пить. Потом мы поехали в шикарный ресторан, где был накрыт банкет на пятьсот человек, когда мы подъехали, опять набежали папарацци и стали нас щелкать, мы пробежали мимо них. Потом была долгая торжественная часть, нас поздравляли, родственники, друзья, даже Аким города приехал поздравить нас. Я изнемогала от жары и корсет сдавливал меня как в тисках, но я мужественно терпела, вставала, улыбалась, садилась, опять вставала... Наконец, торжественная часть закончилась и Александр стал приглашать всех на улицу. Все в недоумении выходили и не понимали зачем. Вдруг раздался хлопок и небо осветилось разноцветным фейерверком, салют разбился и буквами нарисовал «Томирис, я тебя люблю!», потом еще один и еще и еще. Все охали и ахали от изумления. А я жалобно смотрела на огни фейерверка, и хотела быть счастливой, хотела полюбить его, но не могла.
На утро, Александр бросил передо мной газету, на первой странице было написано крупными буквами, «Известный бизнесмен, основатель компании Бартл, меценат, женился!»
И внизу была статья.
«Вчера известный бизнесмен, меценат, Александр Ягужинский, сочетался узами законного брака с простой и юной казахской девушкой – Томирис Жубановой, девушкой удивительной красоты. Свадьба прошла в одном из самых фешенебельных ресторанах города на 500 человек. По казахской традиции для свадьбы зарезали 7 баранов, и даже сам Аким города пришел поздравить новобрачных. Что неудивительно, ведь Александр помимо того, что является владельцем огромного бизнеса, занимается еще и благотворительностью. Он организовал благотворительный фонд Тас, который помогает всем детям сиротам в Казахстане. «Это большое счастье встретить свою настоящую любовь, - говорит Александр, - Мой совет всем – женитесь по любви!». Вечер закончился фантастичным фейерверком в честь новой госпожи Ягужинской.»
На меня с газеты смотрела я сама, улыбающаяся, под руку с Александром….




























Часть третья.
Она сидит, и тихо пьет горячий кофе,
А я смотрю, не в силах взгляд свой оторвать,
Я знаю, Вы чужая, несвободны,
Но так же знаю, счастье с ним Вам не познать…
Аскарова Айжан.

Глава 1. Жизнь в клетке.
После свадьбы, мы поехали в свадебное путешествие в Париж, а следом на Канарские острова, Александр был очень внимателен ко мне, мы провели в Париже 3 недели – посетили Эйфелеву башню, у меня закружилась голова от такой высоты и красоты, провели великолепный вечер в опере Гарнье, отстояли длинную очередь в Лувр и насладились шедеврами, я не могла от них оторваться и долго стояла и рассматривала пристально каждый, наблюдая совершенство этих великих творений воочию, зашли на парфюмерную фабрику Фрагонар, выбрались за город в роскошный Версаль и увидели скромное обаяние буржуазии, мое воображение было потрясено, переходя из комнаты в комнату я вздыхала, это место, о котором так много писал Дюма, я перечитывала эти строки много раз и не верила, что вижу теперь все своими глазами, это тронный зал, в котором восседала когда-то королева Марго, а это спальня великого Людовика ХIV, я была счастлива, что прикоснулась к частичке великой истории, мы посетили Нотр Дам Де Пари, у меня закружилась голова от великолепия собора, я живо представила, как здесь вздыхал Квазимодо и прятал такую же как он цыганку Эсмеральду… У нас был пятизвездочный роскошный отель, он бы всего в пятидесяти метрах от улицы Сент Оноре и ее шикарных бутиков, мы посетили все, а также прошлись по всем бутикам Елисейских полей. Я накупила кучу потрясающих нарядов, стильный брючный костюм от Versace, платье от Channel, дизайнерское платье от Armani, костюм от Dior, Саша подарил мне роскошное бриллиантовое колье с серьгами от Cartier, еще сумочка от Channel, еще аксессуаров на торговых рядах Carrousel du Louvre. Мы кушали круасаны по утрам, попробовали лягушачьих лапок и улиток, я была в восторге от всего, Саша был очень внимателен ко мне, рассказывал удивительные подробности о Париже, я впитывала все в себя как губка, Саша был очень нежен со мной, но мое сердце молчало, иногда он всматривался в меня пристально, словно хотел что-то увидеть, но так и не найдя вздыхал и отворачивался. Саша хорошо владел французским языком, и у нас не возникало проблем, связанных с языковым барьером, три недели пролетели незаметно и вот мы уже летели на Канарские острова. Когда мы прилетели, я была поражена мягким теплым климатом и невероятной красотой островов, мы поселились в Дюнах (Dunas de Maspalomas), у нас был бунгало на берегу океана, очень уютный и экзотичный, я кушала манго каждый день и страшно полюбила этот фрукт, мы побывали в Лоро-парке в Пуэрто-де-ла-Крус (Тенерифе), любовались лунными пейзажами и пальмовыми оазисами в 10 минутах езды друг от друга на Гран-Канарии, и я не хотела уезжать оттуда, посмотрели на звезды в телескопы в обсерватории Roque Los Muchachos на острове Ла-Пальма, я смотрела в восхищении, а Саша рассказывал мне про каждое созвездие и далекие планеты, ловили рыбу в открытом океане, я поймала две, а потом мы ее пожарили и ничего вкуснее я наверное в жизни не ела. По всюду был чистейший песок золотистого цвета и бархатная теплая вода… Это была сказка.
Мы провели на Канарах еще три недели, и отправились обратно, надо заметить, что когда мы уезжали из Парижа, я хотела сбежать и остаться там жить, так меня впечатлил Париж, но когда мы уезжали с Канарских островов, мне хотелось, чтобы меня взяли там на работу уборщицей, дворником, неважно кем, лишь бы там остаться, Саша только посмеивался надо мной.
Мы прилетели в Алмату, нас встретил водитель Саши и мы отправились к нему в пентхаус, я страшно загорела, хотя Саша предупреждал меня, что надо мазаться кремом, я его не послушала, и сейчас, смотря на себя в зеркало, казалась себе чистой головешкой.
Через неделю я узнала, что беременна, Саша оформил мне академ отпуск в университете, я бросила курить и пить, и ждала своего малыша. Саша исполнял все мои капризы, а были они у меня очень изощренные, то мне немедленно хотелось омара, то сок свежевыжатого манго, то я требовала достать мне арбуз в ноябре, то просто ничего не могла есть из за токсикоза и просила достать мне лекарство от тошноты. Нет? Как нет? Ну тогда разработай сам, открой лабораторию! Ты же денег на этом заработаешь? Как опять нет? Ну это просто уже переходит все рамки и границы! И Саша спокойно без лишних вопросов делал все, что только возможно и невозможно. УЗИ показало, что у меня будет девочка, Саша если даже и расстроился, то виду не подал, он был самым счастливым отцом, ожидающим своего малыша. Наконец, в мае, Саша погрузил меня в машину и мы поехали в РНИЦОЗМИР, я мучилась в схватках, но там меня ждал самый лучший акушер, самые лучшие специалисты, самые лучшие условия. В девять утра на свет появилась моя дочь, маленький кричащий комок положили мне на грудь и сердце мое навсегда отдалось ей. У нее были зеленые глаза, как у Саши, и пока темненькие курчавые волосы, как у меня. Саша не отходил от нее, мы назвали ее Елизавета, я называла ее Лизунчик, молоко у меня почти сразу пропало, и мы кормили ее искусственно, через неделю нас уже выписали, когда мы с Лизой переступили порог – я просто ахнула – весь дом был усыпан розовыми шариками и ленточками, была огромная куча народу – все мои близкие, друзья, Сашина мама, его друзья, коллеги, впервые за девять месяцев мне разрешили выпить шампанского, а я смотрела на свою дочку и не могла отвести от нее взгляда, она мне казалась божественной.
Я быстро снова пришла в норму своего веса, немного посидела на диетах, моей Лизе наняли кормилицу, это была казашка трдцати пяти лет, она тоже недавно родила и кормила мою Лизу молоком, Саша нанял мне домохозяйку, она убирала дома, ходила за продуктами, и помогала мне в приготовлении еды, эту часть я никому не уступила, да и Саша мне не разрешил, я пошла на кулинарные курсы французской кухни, потом итальянской, потом китайской, потом грузинской, готовила я просто отменно.
Саша исполнял также все мои прихоти и желания, я изощрялась в своих капризах, а Саша все исполнял, но все время он бросал на меня этот странный ищущий взгляд. Мое сердце оставалось холодным. Как-то раз он спросил меня, люблю ли я его, конечно, мой верный пес, посмеявшись ответила я, он посмотрел на меня холодно, молча развернулся и ушел, хлопнув дверью. С этих пор мы разговаривали только по делу. Он все время бросал на меня этот ищущий взгляд, но так чего то не найдя, он становился ледяным и жестоким. Поначалу он давал мне много книг, советовал, что мне читать, рассказывал разные истории, приучал к искусству, и все время смотрел, как будто ждал чего-то. Мое сердце не екало. Потом он только стал советовать мне как все организовывать, что и как говорить, а со временем вообще стал смотреть сквозь меня. Меня ничего не трогало.
Моей дочери уже исполнился годик, волосы у нее выросли и были цвета рыжего каштана, зеленые глазки были озорные и живые, она уже вовсю бегала и была очень подвижным и игривым ребенком. Мы организовали огромный праздник в честь ее первого дня рождения, приглашены были все самые дорогие и именитые гости, гвоздем вечера был салют в честь Лизунчика. Я проводила с ней большую часть своего времени, остальное время я готовила и ходила на курсы – курсы стилиста, курсы визажиста, курсы парикмахера, записалась на уроки к художнику и училась рисовать картины маслом. Саши почти не бывало дома, рано утром я кормила его завтраком, он целовал меня в лоб, целовал Лизу и уходил, возвращался он поздно вечером и почти весь вечер не расставался с телефоном, мы часто ходили на мероприятия – благотворительный вечер, для больных детей сирот, организованный его фондом, презентация новомодной услуги, введенной его компанией сотовой связи, открытие нового караоке клуба, венский бал, заключение крупного контракта о сотрудничестве с зарубежными партнерами, дни рождения известных бизнесменов, политиков, крестины его друзей, организованных в лучших ресторанах города. Саша все мероприятия посещал со мной, если даже у него и была любовница, я никогда об этом не узнала.
Прошел еще год, я хотела вернуться к учебе и как-то завела с Сашей разговор на эту тему.
- Саш, я хочу продолжить свое обучение в университете.
- Это на этого что ли, писулькина?
- Саша, на журналиста.
- Да зачем тебе это надо? Будешь носиться по городу высунув язык за певцами и актерами? Нет, это не по статусу моей жены!
- Но Саша, это моя мечта с детства!
- Кошечка моя, у тебя все вышло лучше, чем в мечтах. Любая мечтает быть на твоем месте!
- Но Саша! Я хочу реализовать себя в карьере.
- Реализуешь, я тебя устрою в КИМЭП, будешь учиться на экономиста на английском языке на вечернем отделении.
- Но Саша, там нет вечернего отделения!
- Для тебя будет.
- Но я хочу в журналистику!
- Так все я сказал! Это не обсуждается! Ты идешь учиться в КИМЭП или нах будешь вообще без образования! – он говорил грубо и ледяным тоном, это был его привычный тон в последнее время и я знала, что когда он так говорит, ему нельзя перечить.
Так я поступила в КИМЭП. Я училась прилежно, водитель увозил и привозил меня на учебу и с учебы, студентов кроме меня не было, я занималась на английском языке, мне обещали, что за 2 года я закончу ВУЗ, я обучалась на бакалавра по бизнес администрированию, мне было это немного интересно, но в душе я ненавидела это, потому что моя мечта о журналистике рассыпалась у меня на глазах. Нурия к этому времени уже закончила медицинский на гинеколога и сейчас регулярно дежурил в БСМП, набираясь, как она говорила бесценного опыта. Маша, уже два года как закончила на психолога с красным дипломом, училась в магистратуре и практиковалась в психологическом исследовательском центре, с ними я виделась редко, потому что Александр мне не разрешал. Он в последнее время очень изменился, он уже не торопился как раньше бежать выполнять мои капризы, теперь его капризы выполняла я, стиль одежды – такой-то, стиль поведения такой-то, говори это, говори то, а лучше вообще молчи, не лезь в беседу, туда не пойдешь, пойдешь сюда, посети эту выставку, улыбнись этому, того проигнорь, пойдешь на эти курсы, потому что мне надо… Мне, мое, я… И где был тот милый добрый Саша, за которого я выходила замуж? Куда все делось? Видно этого и не было никогда, а сейчас он говорит, что я ему всем обязана, и вообще если бы не он… Одно радовало, что к дочке он относился неизменно – с любовью, с вниманием, с добротой. Он хотел, чтобы я родила ему сына – я наотрез отказалась, он стал настаивать, в итоге я купила себе противозачаточные таблетки и «не могла» забеременеть, он повел меня к доктору, но доктор сказал, что это стрессы, побольше внимания, поменьше нервов и все наладится, он хоть немного отстал от меня, а потом я пошла к доктору и договорилась с ним, чтобы не беременеть, доктор срочно назначил обследование и «выявил», что я больше неспособна иметь детей, Александра чуть удар не хватил, но он принял все «мужественно», пришел домой и утроил мне скандал, что я прошмандовка с кем только до него не спала, сделала кучу абортов, и теперь Бог наказывает такого хорошего человека как он, за мои грехи. «Да пошел ты, больной!» - бросила я ему. И тогда он меня ударил. Первый раз. Больно. По лицу. Молча развернулся и пошел спать. Я не спала всю ночь, пила вино, курила, плакала. Утром он проснулся и увидел меня на кухне – с вином, с сигаретой, он выматерился, схватил меня за волосы и потащил в ванную, он запихал меня под холодный душ и дал две пощечины и процедил сквозь зубы, «Чтобы дочь ничего не видела и не заподозрила о таком распутном поведении», и добавил: «Если ты не хочешь оказаться на улице без ничего и потерять дочь, веди себя достойно». Он ушел и оставил меня под холодным душем, а я стояла и ничего не чувствовала, вспомнила вдруг, как хотела получить Пулитцеровскую премию и тут я зарыдала, сначала громко, а потом прикрыла рот руками, он же услышит, зайдет, молча и беззвучно проплакав под душем, я выключила воду, умылась, оделась и вышла в гостиную. Там возле барной стойки сидела моя дочь и важно засовывала в рот блины, Александр крутился вокруг нее и ворковал.
- А потом этот ванючий мишка говолит, зайчик, зайчик, а почему ты не пришел ко мне в гости…
- Что ты говоришь, Лизонька, и что же зайчик?
- А зайчик ему говорит, мишка, в наше время в гости не зовут на чай с медом, а зовут на чашку кофе с клуасаном…
- Какой вредный зайчик, - сказала я, присаживаясь рядом с Лизунчиком.
- Да мама, вредный, ой, а что это у тебя с глазками?
- Мама простыла, - бросил Саша, - Не переживай вечером поправиться!
- Мамочка, не болей! Я за тебя переживаю!
- Не переживай, солнышко, это всего лишь маленькая простуда.
- Ну ладно.
- Ладно, мои девочки, мне бежать на работу! Всех чмоки!, - Александр стал собираться, - Тома, можно тебя?
- Да, Саш, иду, - я зашла в спальню.
- Прикрой дверь, - сказал он.
Я послушно прикрыла.
- Если вздумаешь хоть кому-нибудь рассказать, сука, тебе будет очень весело.
- Не бойся милый, о своем позоре я ни с кем не поделюсь.
- Ну вот и славненько, понимаешь же, что сама виновата, - он улыбнулся.
- Да, Саша, конечно, - я тоже улыбнулась.
- Ладно, я побежал, а ты будь паинькой, - он опять улыбнулся.
- Конечно, милый! – я тоже улыбнулась.
Он чмокнул меня в лоб и вышел из квартиры, а я еще долго смотрела ему в след.
Прошло еще два года, я заканчивала университет, в совершенстве выучила английский и познала азы экономики. Лизунчику уже исполнилось четыре годика, у нее была своя няня, преподаватель по танцам, английскому, русскому и казахскому языку. Я пыталась объяснить Александру что это слишком в четыре года, но он и слушать не хотел, так моя Лизонька нехотя сидела с учителями и строила им рожи, когда они отворачивались, она бесконечно жаловалась на них Александру, но Саша сказал ей, что это залог ее большого будущего, чтобы она стала лучше всех, когда вырастет, ребенок ничего, конечно, не понимал, но она старалась угодить Александру, так как очень его любила, что неудивительно, ведь Александр потакал всем ее капризам. Она росла очень взбалмошной и капризной, я старалась немного сбить с нее эту взбалмошность, учила добру, состраданию, но приходил вечером Александр, Лизунчик бежала к нему и жаловалась на меня, Александр смотрел на меня злыми глазами и говорил, что мама ничего в жизни не понимает, но я не сдавалась.
Раз в месяц я ездила к своим родителям и изображала абсолютное счастье на лице, но мама все равно что-то чувствовала, папа же был всем доволен. Я не могла ездить к ним чаще, потому что не могла им врать. Саша стал поднимать на меня руку, когда я перечила, и вообще стал невыносимо жестоким.
Мама настояла, чтобы моя квартира осталась моей, и они даже не сдавали ее, она пустовала одна одинешенька, раз в месяц мама приезжала и наводила там полный порядок, она говорила, что если что, у меня будет где проводить свободное время, отдыхать. Мариям закончила хореографическое училище и уехала в Москву, там она выступала с группой Todes и была абсолютно счастлива, я не общалась с ней, все узнавала от мамы, мама говорила, что у нее сейчас куча поклонников и она бессовестно разбивает всем сердца, о замужестве никто не заикался. Нурсулу закончила школу и поступила на грант в театральный университет, она превратилась в настоящую крассавицу и меняла парней как перчатки, ей посвящали стихи, пели под окнами и дарили цветы, а она только благосклонно выбирала с кем пойти на свидание,а Мадия училась в восьмом классе, но уже объездила с гастролями всю Европу, была в Америке и регулярно выступала со своим хором, она превратилась в яркую крассавицу, у нее уже был парень, она была большой модницей и знала все о всех женских секретах.
- А ты хотела получить Пулитцеровскую премию, - вздыхала мама.
- Ну что ты, мам, я заканчиваю в этом году КИМЭП, в совершенстве владею английским, Саша говорит, что у меня будет свой бизнес, нужно только подождать когда Лиза подрастет.
- Да... конечно...бизнес... – мама вздыхала.
Прошло еще время, я закончила КИМЭП с красным дипломом, Саша устроил в честь этого вечеринку, приглашены были мои друзья, родные и Сашины друзья.
- Сегодня, моя жена имеет красный диплом КИМЭПА, а завтра она уже будет известной бизнес леди! А училась она сначала, вы не представляете на журналистике! Мечтала о Пулитцеровской премии! Но замужество и материнство ее изменили, теперь она твердо стоит на ногах и знает чего хочет от завтрашнего дня, она мой самый близкий друг и советчик, и я в ней не ошибся! Томирис, дорогая, за тебя!
Я улыбнулась, кивнула и подняла бокал. Все громко закричали «Ура» и стали чокаться. Я слушала этот звон и мне он казался похоронным, он хоронил мою жизнь.

Глава 2. Отдушина моего сердца или прощай рай.

Прошло еще три года, Лизунчику исполнилось семь лет и она пошла в школу, Саша устроил ее в самую дорогую фешенебельную школу, где она пропадала с раннего утра до семи часов вечера. «Но она же ребенок!» - возмущалась я, на что мне было сказано, что у меня куриные мозги и я ничего не понимаю в воспитании детей. Жизнь с Сашей была просто невыносима, один раз я заикнулась о разводе, он избил меня и сказал, что тогда я навсегда забуду о дочери, а больше всего на свете я любила дочь и не могла себе этого позволить – потерять ее. Саша был очень беспринципным и жестким бизнесменом, он знал чего хочет и куда идет, никогда никому ничего не прощал, но был абсолютным вополощением добра для дочери, он также не забывал, если ему сделали добро и помнил всю жизнь и хорошее и плохое. Он поневоли вызывал уважение, ведь только так можно было чего-то достичь в этой жизни. Но его жестокое отношение ко мне пугало меня, я боялась чем-то вызвать его гнев.
За эти два года я обошла все школы по стилистике в Алматы, ходила на семинар приезжавшего из Москвы очень известного стилиста- иммиджмейкера. Я очень этим увлеклась, и добилась абсолютного совершенства в своем стиле, все говорили, что у меня потрясающий вкус. Сашу это устраивало, потому что выглядела я божественно. Не успокоившись на этом, я закончила самые лучшие курсы по макияжу и могла профессионально накладывать любой макияж, я пошла еще дальше и закончила курсы парикмахера стилиста в самой дорогой и лучшей школе Алматы, и теперь могла сделать прическу любой сложности. Мне очень хотелось постричь коротко свои волосы, но Саша мне категорически запрещал, он говорил, что не позволит лишать свою жену этого бесценного украшения, мои волосы были ниже пояса, дома я их распускала, а когда выходила в свет обязательно собирала в замысловатую прическу. Не успокоившись на этом, я пошла на курсы профессиональной фотографии, и теперь могла делать снимки любой сложности. Но освоив все, мне вдруг стало скучно, я больше не ходила на курсы, посещала только тренажерный зал, бассейн, пила кофе в кофейнях, и встречалась с пустоголовыми женами Сашиных партнеров, но они мне быстро надоедали, так что я старалась большей частью время проводить в одиночестве.
Как-то раз, зайдя в кофейню «Мадлен» я заказала себе каппучино и круасан и сидела наслаждаясь вкусом горячего кофе. Вдруг прямо напротив меня с подносом уселся молодой парень. Он был высокого роста, у него были светло-каштановые волосы и светло-карие глаза, светящиеся глубоким умом и какой-то человечностью.
- Здесь много свободных мест, будьте добры, пересядьте, я не нуждаюсь в компании, - сказала я.
- Как раз-таки напротив именно Вы нуждаетесь в хорошем человеке.
- Вы ошибаетесь, - я ухмыльнулась, - У меня все очень хорошо.
- В материальном плане может быть да, не спорю. Но душа Ваша требует и кричит, чтобы ее выпустили из клетки!
- Послушайте, мне не нужны Ваши доморощенные философские доводы, - с этими словами я стала подниматься со стола.
- Иногда, нам просто необходимо хоть на миг вырваться из плена, - бросил он мне в догонку.
Я шла к машине взволнованная, как мог этот парень, так увидеть меня насквозь, я же как броня никого никогда не впускаю и не подпускаю, как? Я открыла свой джип и села в машину, включила музыку, чтобы успокоиться, по салону полилась музыка Чайковского, я закурила сигарету. Вдруг кто-то постучался пальцем мне в окно. Я повернулась. О боже! Опять этот парень! Я медленно открыла окно:
- Послушайте! Что Вам надо? Оставьте меня в покое!
- Тебя увидев лишь однажды, уже не в силах я забыть, ты фея из прекрасной сказки, тебя всю жизнь хочу любить...
- Послушайте, уважаемый! Я замужем, у меня дочь, что Вы себе позволяете? Я сейчас позвоню своему мужу и...
- Не позвонишь, - он улыбался.
- Нет, ну это просто переходит все рамки! - я стала заводить машину.
- Тебе ведь хочется любви, страсти, тебя надо все время любить, ты создана для этого, - он улыбался.
Я дала по газам, машина со свистом рванула с места, оставив его позади, я посмотрела в зеркало – он стоял и записывал номер моей машины! «Ну нахал!» - подумала я. Ну ничего, даже если ты узнаешь на кого номер оформлен, ты узнаеш еще кто мой муж, и твой пыл быстро остынет!
Я приехала домой, зашла в квартиру и не могла успокоиться. Ну хам! Но почему-то я была взволнована, отбросив все, я погрузилась в приготовление ужина.
На утро, я должна была идти на тренировку в спортзал, сев в машину, я пыталась ее завести, но машина не заводилась, я пробовала еще и еще, бесполезно! Я вызвала своего механика и села ждать. Механик приехал быстро за 15 минут, открыл капот и в недоумении вытащил букет голландских роз.
- Ваш муж Вам подарок оставил, - он протянул мне букет.
- Ах да, спасибо, он у меня полон сюрпризов, - я улыбнулась.
- И машину сломал, чтобы Вы увидели букет, ну не сломал, а так вывел из строя на чуть-чуть, сейчас мы подсоединим ... тут... включайте!
Я повернула ключ – машина завелась.
- В следующий раз, пусть муженек так не балуется, не наездишься к Вам, так и передайте!
- Непременно! Спасибо Вам большое!
- Давай! – он махнул рукой и пошел к своей машине.
Розы от Александра? Мне казалось это диким. К ним была прикреплена записка, я вскрыла ее.
«Белее и нежнее нет лица, а губы манят сладостью пьяня, хочу чтоб разметались по подушке прекрасных локон волшебный водопад... Вы не дали мне шанса, это несправедливо, вот мой телефон 9785635412, буду ждать, Алихан». Вот хам! Я поневоле улыбнулась, жди до второго пришествия! Я завела мотор и поехала на тренировку, по пути я остановилась возле мусорки и выкинула букет вместе с запиской.
На следующий день, проводив Сашу и Лизу, я осталась дома одна. Я взяла свою книгу, и свернулась калачиком на диване. Вдруг в домофон позвонили, я сняла трубку:
- Да?
- Томирис, Вам срочная доставка от компании Post.
С этой компанией Александр обычно часто что-нибудь посылал домой – продукты, вещи, которые надо было приготовить, дорогой алкоголь к мероприятию, или подарки, но гораздо реже. Как раз через месяц у нас должен был быть большой банкет по случаю 15 -летия компании Александра, я подумала, что это от него.
- Заходите, - я нажала на кнопку.
Через три минуты в дверь позвонили, я открыла – зашел посыльный в темных очках и форме с большим букетом голландских роз.
- Это от Александра? – изумилась я.
- Нет, это от меня, - с этими словами он снял очки, передо мной был тот самый настырный парень.
- Да что Вы себе позволяете? Вы что маньяк? Я сейчас же вызову охрану!
- Нет, Томирис, послушайте, не надо, - он умоляюще смотрел на меня.
Я посмотрела на него и смягчилась.
- Ну хорошо, только Вы сейчас же, немедленно уйдете!
- Томирис, послушайте меня! Вы просто божественны! Вы чахнете с этим Вашим старым мужем! Он не обращает на Вас никакого внимания! А Вас надо любить, носить на руках, обожествлять! Томирис! Помните ли Вы что такое страсть?
- Ну все, Вы сами напросились, я звоню своему мужу, - с этими словами я взяла в руки телефон.
- Томирис, - он упал передо мной на колени и обнял мои ноги, - Томирис прошу Вас, не наказывайте так жетоко! Все чего я прошу – это один лишь поцелуй! Один! Не отказывайте мне, Томирис! Я потерял голову из-за Вас!
- Вы с ума сошли! Я замужняя женщина и люблю своего мужа!
- Нет, не любите, я часто за Вами наблюдал, когда Вы приходили в «Мадлен», все время одна, потрясающе красивая, ухоженная и уверенная в себе, но в глазах Ваших пустота, Томирис! Позвольте мне заполнить ее! – с этими словами он принялся целовать мои ноги, гладить их.
- Отпустите! Что Вы себе позволяете!
Но он уже стал подниматься, обхватил мою талию руками, нежно наклонил меня и поцеловал. У меня закружилась голова и уже через пять минут мы целовались страстно и яростно на диване...
Я открыла глаза и не могла поверить тому, что я наделала. Все эти годы живя абсолютно несчастливо с мужем, я никогда ему не изменяла... Но этот парень... Он был так похож на Данияра и на Сомата... и эти слова... они были отдушиной для меня... мне хотелось, чтобы меня так любили, я забыла уже что это такое...
- Томирис, ты совершенное творение, - он улыбался и смотрел на меня.
- Ты тоже хорош, - я медленно улыбнулась ему, и тут я посмотрела на время, - Боже мой! Уже Саша скоро будет! Одевайся! Немедленно! Боже мой!
Мы стали судорожно бегать по комнате и одеваться. Когда он оделся, я вытолкала его за дверь, пообещав, что мы еще увидемся, уничтожила все следы преступления, открыла окна и побежала в душ. Через сорок минут раздался звонок в домофон – пришел Александр. Я встретила его как обычно – непринужденно холодно, чтобы он ничего не заподозрил, подогрела его ужин, и села рядом с ним. Он рассказывал о своем новом проекте, о затратах на предстоящий банкет, просил проверить еще раз список приглашенных, и поручил мне полностью заняться организацией банкета. Я согласилась. Через полчаса приехала Лизунчик и вечер прошел относительно спокойно. Ночью, после того, как Александр отвернулся и заснул, я вспоминала поцелуи Алихана и подумала, что ничего плохого не будет, если мы будем иногда встречаться.
Но мы встречались с ним почти каждый день, сначала он снова приехал ко мне, но я быстро отпраивл его в отель и сказала, что буду там через час, мы встречались с ним в самых простых отелях, приходили по одному и уходили по одному, только иногда вместе, один раз я приехала к нему в квартиру, но посчитала, что это опасно, и стала назначать встречи только в отелях. Мы обедали в самых простых забегаловках и разговаривали о литературе, о искусстве, о политике, и даже о журналистике. Он говорил мне самые красивые слова, которые только могла услышать женщина, а я потихоньку начинала в него влюбляться. Так незаметно прошел один месяц.
Наступало время банкета и я пока отложила встречи с Алиханом, чтобы заняться полностью банкетом. Наконец настал этот день. Я одела изумрудное вечернее платье от Armani, собрала волосы, одела изумрудное колье и серьги, сделала Smoky eyes, посмотрев на себя в зеркале, я знала, что очень эффектна. Александр одевался в соседней комнате, Лизоньку одевала няня. Мы собрались и поехали на лимузине на банкет. Когда мы выходили из машины – папарацци обступили нас и стали щелкать камерами, телохранитель Александра закрыл нас и провел в ресторан. Гости постепенно стали подходить. Вот председатель народного банка с женой, а это главный редактор журнала «Деловой Казахстан», разумеется, с женой, известный и скандальный политик, с женой, гости одни за другим важно проплывали, мы стояли с Александром и всех встречали, улыбались, приглашали.
Наконец все мы расселись по столам, ведущий поблагодарил всех собравшихся и представил Александра, он вышел не спеша, на нем был черный смокинг и красная бабочка. Он начал рассказывать, как основал эту компанию пятнадцать лет назад, сколько трудностей он преодолел, но как не сдавался и день за днем шел к своей победе. На сегодняшний день компания занимала лидирующее положение на рынке и охватывала весь Казахстан во всех городах повсеместно. Еще долго он рассказывал о своей компании. И наконец, в конце он добавил, что не добился бы этого, если бы не его верная жена и спутница не поддерживала его во всех начинаниях. Наконец он пожелал всем успехов и процветания, сказал, что сейчас будет краткий ролик про его компанию, и удалился со сцены.
Зал погрузился в полумрак, вдруг экран засветился и показал меня в обнимку с Алиханом! Вот я захожу в отель, вот мы выходим в обнимку, вот мы сидим в забегаловке и кормим друг друга с ложки, вот я захожу в его квартиру, а вот мы целуемся на балконе, и в конце вдруг я увидела видео с собой:
- Он ничего не узнает! Ему до меня вообще нет дела. Я так хочу уйти от него, но не могу… Я привыкла к такой жизни… Что я буду делать… Если бы я могла, я бы с ним развелась уже давно… Но у меня теперь есть ты, - я улыбнулась.
Вдруг картинка резко пропала, зал погрузился в тишину и темноту…
На обратном пути Александр отправил Лизу к своей маме. Я сидела и дрожала. Он молчал всю дорогу. Мы зашли домой.
- Сука! – сказал Александр и ударил меня кулаком в челюсть.
Я упала, в глазах были искры я ничего не соображала.
- Сука, - сказал он снова, схватил меня за волосы и кинул через комнату, я больно ударилась об угол дивана.
- Платье снимай! Быстро! – прорычал он мне.
Я лежала и смотрела на него.
- Переоделась в джинсы, в майку и пошла нах из моего дома!
Я медленно встала.
- Ты меня выгоняешь?!
- Не просто выгоняю, я тебя выкидываю нах из моего дома! Пошла, прошмандовка!
Я медленно прошла в комнату, также медленно натянула джинсы, майку, куртку, кроссовки, распустила волосы, тряхнула головой и вышла.
- Ты должен знать, что такое чудовище как ты невозможно было полюбить! Ты забрал мою молодость, мои мечты, похоронил заживо меня в этом склепе и я рада, что наконец все это закончилось, пусть даже так!
- Ты, проститутка дешевая, ты же мне всем обязана, я из тебя человека сделал! Рот закрыла и пошла нах отсюда, пока я тебя не убил!
- Ты ошибаешься, Александр, человека из меня сделали родители и даже ты не смог убить во мне человека! Я желаю тебе счастья!
- Пошла отсюда, шалава, и чтобы духу твоего здесь больше не было, - выплюнул он, - Кстати, - добавил он, - Забудь о Лизе!
- Ну ты и дрянь! Я не откажусь от своего ребенка!
- Куда ты денешься, прошмандовка?! Ты ее больше никогда не увидишь!
- Это мы еще посмотрим, - сказала я и ушла, громко хлопнув дверью.
Я услышала как об дверь ударилось что-то тяжелое и разбилось. С высоко поднятой головой я зашла в лифт, спустилась, спокойно поприветствовала охранника, и вышла из дома. Была зима, и морозный воздух ударил меня по лицу, вдохнув холодный воздух, я позвонила маме. Мама приехала за мной через двадцать минут, увидев мой синяк, она ничего не сказала, обняла меня за плечи и посадила в машину. Папы дома не было, он был в Астане по делам бизнеса. Мама посадила меня на кухню, вытащила вино, я отодвинула его, и попросила водку, мама поставила водку на стол, я плеснула ее в стакан и разом все осушила. И тут брызнули слезы. Сидя с мамой на кухне всю ночь, я рассказывала о своей замужней жизни. Мама только всхлипывала. На следующий день я встала в обед, налила себе кофе и стала думать. Дома никого не было. Надо было придумать, что делать с осколками своей жизни, разлетевшейся вдребезги. Ничего я придумаю. И все у меня будет хорошо. Я же супер.




















Часть четвертая.
Она безвольно стояла на мосту,
Еще чуть-чуть и канет в ту пучину,
Я спас ее, и медленно унес,
Я излечил от ран ее глубины…
Аскарова Айжан.

Глава первая. Черный снаружи, черный изнутри.

Мы очень быстро развелись с Александром, вернее он со мной развелся, мне просто прислали уведомление о разводе по почте, с вердиктом суда не навещать дочь и не появляться в их доме. Я судорожно искала адвоката, но никто не брался за мое дело, кого-то мне удавалось убедить, но на следующий день он звонил и отказывался.
На следующий день, как я ушла к родителям, я позвонила Алихану и в слезах стала все рассказывать
- Ну что же, - сказал он, - Ты получила по заслугам.
- О чем ты? – я ничего не понимала.
- Ты думаешь, что я влюбился в твою неземную красоту? – насмешливо спросил он.
- Что ты такое говоришь? – гневно спросила я.
- Это был просто бизнес. Мне заплатили и я сделал свою работу. А откуда иначе я все про тебя узнал? Наш мир очень жесток, и ты не должна была вестись на всю эту чушь, как пустоголовая дура. Мне жаль тебя, - добавил он.
И тут я все поняла. Как он узнал про меня, про курьерскую компанию, как он идеально меня понимал. Мне стало противно.
- Не обольщайся, это была только страсть, - холодно сказала я, - Такое ничтожество как ты не вдохновляет ни на какие другие чувства, это мне жаль тебя, за деньги ты и мать родную продашь, только знай, что все в жизни возвращается, - сказала я и положила трубку, слыша его смех.
Я снова жила в своей квартире одна. Я отрезала сама свои волосы, сделала себе каре с удлиненными передними концами, и перекрасилась в пепельную блондинку. Ко мне часто приезжали Маша и Нурия.
Маша сейчас была самым востребованным психологом и давала частные консультации в своем кабинете, у нее уже был диплом магистра, она встречалась с парнем, но парень был до ужаса ревнив, он не пускал ее никуда и постоянно ругался с ней, прожив с ним почти год, Маша все терпела и прощала, но в один день не выдержала и ушла от него.
Нурия была очень профессиональным гинекологом, и принимала пациентов в дорогой элитной клинике, параллельно она готовила свою кандидатскую диссертацию. Она бессовестно вертела мужиками как хотела и ни в кого не была влюблена, она все ждала того, кто сможет с ней потягаться и влюбить ее в себя.
Один раз ко мне приезжала Мариям из Москвы, она была сейчас модной певицей на российской эстраде. Выступая в Тодэсе, она познакомилась с одним из лучших продюсеров и он взял ее к себе в группу. Мы долго с ней разговаривали и она рассказала, что когда поступала в университет влюбилась в парня, они встретились при поступлении и почти сразу стали парнем и девушкой, они провели волшебное лето вместе, а когда она пришла в университет, он ее бросил, так ничего и не объяснив, все эти годы учебы она наблюдала, как он встречался с разными девушками и откровенно над ней посмеивался, не одну ночь она провела в слезах, а когда закончила университет и сдала экзамены, рванула в Москву в поисках счастья, но главная причина была сбежать из этого города, сбежать от воспоминаний и боли. В Москве она сразу поступила на танцы в Тодэс и уже через месяц разъезжала с ними по гастролям. На одной из тусовок она познакомилась с молодым парнем из Казахстана, оказалось, что он продюсер, они влюбились друг в друга, а уже через месяц он взял ее к себе в группу, они собирались пожениться. Когда она стала знаменитой, ее первый парень прислал ей жалобное письмо, он выкинула его, так и не дочитав до конца. Он до сих пор присылал ей письма, она выкидывала их, не читая. Вот так, сказала она, сложилась ее судьба, но она ни о чем не жалеет, добавила она. Мы разговаривали всю ночь, а утром она улетела в Москву, с тех пор мы часто созванивались.
Нурсулу тоже приезжала ко мне пару раз, она только закончила академию им. Жургенева, и получила свою первую роль в маленьком документальном фильме про курильщиков среди молодежи.
- Роль – фигня, - говорила она, - Но надо же с чего-то начинать…
Ее амплуа было больше комедийное и она собиралась пойти на кастинг передачи «Большая разница» в Казахстане. У нее все сложилось по другому, когда она заканчивала школу, то познакомилась с парнем, они начали встречаться, но ее сердце принадлежало другому мужчине, он был старше ее и был известный диджэй на радио, он считал ее малышкой, прошло время, у нее было куча поклонников, несмотря на парня, она заканчивала университет и встретилась с диджеем, он увидел ее и был в восхищении как она выросла и изменилась, они стали встречаться, она бросила своего парня, но спустя время диджэй бросил ее ради какой-то страшной и непонятной женщины. Ее сердце разбилось и она снова вернулась к своему бывшему, он ждал ее верно и преданно все это время. Мы стали часто с ней созваниваться, она приезжала ко мне, чтобы рассказывать свои новости, я восхищалась ее добротой и большим сердцем. «Мое сердце – общежитие!» - смеялась она и принималась изображать из себя Анжелику – «Я люблю Жофрея, Филиппа, короля и Коланбрэдэна, а так вообще я такая роковая женщина на пути к Жофрею… Мне все надо было это, чтобы добраться до Жофрея… Оказывается все пути вели меня к нему… Да…» и мы вместе смеялись.
Мадия закончила школу и поступила в консерваторию. Она тоже была у меня пару раз. Она рассказала, как сложилось у нее. Она встречалась со своим первым парнем со школы до последних пор, они любили друг друга до безумия, но он сказал вдруг ей, что он не нагулялся, что он хочет разнообразия и вообще… «Какого разнообразия? Во мне же живет десять женщин?» возмущалась она и мы смеялись. Ее сердечко тоже разбилось и сейчас она шла к своей мечте, ни на что не обращая внимания.
Все они приезжали, чтобы поддержать меня морально, кто как мог. Я всем улыбалась, старалась не показывать виду, но на душе скребли кошки, я скучала по моей девочке, по моему Лизунчику. Как она там? Как с ней Саша обращается, что с ней будет при таком отце? Я пыталась дозвониться к ним, но они поменяли телефон, а Лизы номер был недоступен, ее телефон Саша тоже поменял. Один раз я приехала к ним домой, но охранник сделал вид, что не узнал меня и не впустил. Напрасно я умоляла, просила, требовала, меня не слышали. Я поехала в школу к Лизе, но меня выпроводили охранники, я кричала, угрожала, но они сказали, что если я не успокоюсь, они вызовут милицию. Мне ничего не оставалось, как сдаться и уехать.
Денег у меня совсем не было, мне привозила продукты мама и папа подкидывал денег, но мне было страшно неудобно жить за их счет, и я твердо решила, что найду себе работу. Но вот только какую? У меня был диплом бакалавра по бизнес администрированию от КИМЭПа, но в экономику идти совершенно не хотелось, я хорошо знала английский, но переводами профессионально я бы не смогла заняться, и тут я вспомнила, про свои курсы стилиста-имиджмейкера. Почему бы и нет, подумала я. Уж в этом я точно спец. Я составила резюме и стала искать работу, увидев объявления, я рассылала резюме, но ответа ни откуда не приходило. Я давала объявления в газету об услугах стилиста, но пока ко мне никто не звонил, мне ничего не оставалось делать, кроме как ждать.
Как-то раз я возвращалась от родителей к себе домой, был поздний весенний вечер, я поймала такси, за рулем сидел негр и улыбался мне:
- Куда, дэвушка?
- Абая Мате залки.
- Садыс.
- Триста.
-Садыс.
Я села в машину и начала разговаривать с ним на английском:
- Откуда Вы?
- Я афроамериканец, из Нью- Йорка.
- Правда?
- Да. А Вы английский откуда знаете?
- Я училась в КИМЭПе.
- Замужем?
- Нет, разведена.
- Дети есть?
- Дочка, она живет с мужем.
- А почему так?
- Так муж захотел.
- Муж богатый был?
- Да.
- А где работаете?
- Ищу работу.
- А Вы кто по специальности?
- Вообще экономист, но я ищу работу стилиста-имиджмейкера.
- Правда?
-Да.
- Надо же! А у меня как раз совпадение! У меня модельное агентство и мне нужен преподаватель моим моделям по стилю, макияж, прически умеете делать? И еще мне надо готовить моих профессиональных моделей на фотосессии, конкурсы, съемки.
- Да, - обрадовалась я, - Я все это умею.
- Приходите ко мне завтра, в 9, - с этими словами он написал адрес на бумажке, - Посмотрим, что Вы можете.
- Спасибо, - я улыбнулась.
- У вас очень красивый город, - вдруг сказал он.
- Спасибо, - сказала я.
Так незаметно мы подъехали к моему дому. Я стала доставать деньги.
- Не надо, - сказал он, - Мне приятно было просто с Вами ехать.
- Спасибо, - я улыбнулась, - Ну, тогда до завтра?
- До завтра.
На следующий день я стояла напротив вывески «VOGUE». «Очень претенциозно» - подумала я, но зашла. Внутри было все сделано со вкусом, дорогая кожаная мебель, стены обитые тканью под красный бархат, профессиональные фото моделей были развешаны повсюду и вообще чувствовалась дизайнерская рука во всей обстановке. Я подошла к стойке с секретаршей и представилась.
Она провела меня в кабинет, где за столом в кожаном кресле сидел тот самый афро-американец. Он был роста чуть выше среднего, плотный, его лицо круглое светилось какой-то необычайной добротой, когда он улыбался, когда же он был серьезен он превращался в Самуэль Джэксона из «Криминального чтива». Его звали Хола. Он разговаривал по телефону на английском и жестами пригласил меня присаживаться. Закончив разговор, он с восхищением стал смотреть на меня.
- Никогда не видел такой стильной женщины! – он улыбнулся и показал свои ровные зубы.
- Спасибо, - я тоже улыбнулась.
- Итак, Томирис, покажите мне свои дипломы, сертификаты.
Я стала вытаскивать из сумочки – диплом стилиста-имиджмейкера, еще один, еще, а этот от семинара московского стилиста, еще один, вот о курсах визажиста, этот о парикмахерских курсах, вот курсы профессиональной фотографии…
Он все внимательно изучил и еще раз посмотрел на меня в восхищении.
- Вам осталось только показать на практике, что Вы можете сотворить с моими моделями, - с этими словами он нажал на кнопку на столе и сказал на ломанном русском:
- Алия, пусть прывэдут ко мне Асель, Надю и… и…. Веронику.
- Да, мистер Хола, сейчас.
Через 4 минуту в кабинет зашли три испуганные девушки, они были очень худые и очень высокие, одна была пепельная блондинка, со светлой кожей с голубыми глазами, зима, сразу я определила, вторая была рыжая, светлой кожей, с янтарными глазами, весна, определила я, и третья была с иссини черными волосами, с белой мраморной кожей и темно-карими глазами, ты у нас тоже зима, определила я. Следом за ними в кабинет вошла секретарша, неся три платья – два серебристых и одно золотое, кучу аксессуаров и чемодан с косметикой. Хола вышел.
- Ну что, барышни, приступим? – я размяла руки и направилась к ним…
Через 40 минут девушки были готовы. Блондинка стояла с выпрямленными волосами в серебристом до пола платье, на левой руке у нее был браслет в виде цветка, по шее струилась длинная серебристая цепочка с кулоном, в ушах были гвоздики цветочки, в тон браслету. Макияж на глаза я сделала легкий, дымчатый, подав весь акцент на губы – они были бордово красные. Рыжая девушка стояла в золотом платье в пол, облегающем ее фигуру, на левой руке был набор из пятнадцати тонких колец браслетов, в ушах были крупные серьги кольца, тоже золотые, волосы были собраны в высокий хвост и выпрямлены, макияж был дымчатый, но не яркий и кроваво красные губы. Третья девушка была одета в серебристое в пол платье, на шее у нее красовалось двойная длинная нитка жемчуга, на пальце правой руки выделялось кольцо с большой жемчужиной, я накрутила ее волосы, отступив от корней, в ушах были гвоздики сережки с крупным жемчугом, у нее был дымчатый легкий макияж на глазах, а губы обведены темно красной яркой помадой. Я сделала несколько снимков, и выложила их на рабочий стол, просмотрев снимки, Хола коротко мне сказал:
- Вы приняты, Томирис.
Так началась моя новая жизнь. Каждый день я одевала и готовила моделей к фотосессиям, к конкурсам, к рекламе. Хола был неизменно любезен со мной и всегда находил повод зайти ко мне в студию. Он приглашал меня на обед, на чашку кофе, мы с ним очень подружились, ему было тридцать лет, он рассказал мне свою историю. Он родился и вырос в Штатах в большой семье, их было пятеро в семье, работал с детства, официантом, продавцом, грузчиком, он ни на что не тратил деньги, на всем экономил и за пять лет скопил приличную сумму, и открыл с другом свою фирму курьерской доставки, дела пошли в гору, но однажды за карточным столом он выиграл магазин женской одежды. В магазине работали профессиональные манекенщицы в прошлом, все как на подбор красивые, он влюбился в одну, стал за ней ухаживать, но оказалось, что девушка не свободна, у нее был возлюбленный гангстер, но Хола не отступал, в один день они с ней переспали, и тогда начались неприятности, магазин обворовали, Холу постоянно избивали, разбивали витрину магазина, полиция только разводила руками, они не могли ничего сделать. В один день к нему пришли серьезные люди и сказали, что ему надо продать магазин и долю в бизнесе, или у него так заберут. И тогда он предложил сбежать своей девушке с ним. Она согласилась. Он продал свою долю своему партнеру, продал магазин, и ждал ее в аэропорту. Но она не пришла. Зато позвонил его друг и сказал, что его девушка его сдала и сейчас банда головорезов едет за ним в аэропорт, они были у него и узнав, что Хола продал бизнес и собирается сбежать с деньгами пришли в ярость, сейчас они едут за ним. Не мешкая ни секунды, Хола сел на самолет и добрался до Англии, там он пересел на самолет до России. Прожив в России два месяца, он разочаровался в стране и не знал, куда ему податься и тут он встретил казаха в Москве. Они сидели в московском баре и потягивали бренди и казах сказал, что ему требуется представительный управляющий в его модельном агентстве, агентство только открылось и сейчас он набирал команду профессионалов. Зарплата будет большая, добавил казах, его звали Марат. Ему только нужно, чтобы был лоск в его агентстве, желательно зарубежный. Хола стал расспрашивать его о Казахстане, об Алмате и придя в полный восторг, согласился. Через месяц он уже стоял на пороге модельного агентства, все переделав в нем, и набрав команду профессионалов, они открылись. Спустя какое-то время, Хола полностью взял все в свои руки и выкупил на свои деньги владение агентством, с этих пор он стал полноправным владельцем модельного агентства. Как назло, совсем недавно его стилист запросила слишком большую заработную плату, Хола удивился, но отказал, и тогда стилист ушла, громко хлопнув дверью.
Я вкратце рассказала ему мою историю, упустив подробности, он удивился, узнав, что я мечтала стать журналистом, но так и не реализовала свою мечту и заметил, что это типично для патриархально настроенных казахстанцев.
- Нет, Хола, - сказала я, - Не все такие. В каждой стране есть свои и плохие и хорошие люди.
- Ну да, - согласился Хола.
Мы стали очень много времени проводить вместе. Как-то раз он пригласил меня к себе на ужин. Он приготовил блюдо в африканском стиле, накрыл на стол, поставил бутылку вина. Надо сказать, что жил он очень скромно, но зато это была своя квартира, купленная в ипотеку. Одна комната, в которой стоял диван бежевого цвета, совсем старый телевизор, и стол с компьютером. На кухне был холодильник, стиральная машина, плита и микроволновка, висело два шкафа, и стоял стол с угловым диванчиком. Когда я попробовала его стряпню, я забыла все. Я никогда даже представить себе не могла, что мужчина способен так готовить. Я съела все и попросила добавки. Блюдо было невероятно острое, какой-то микс из курицы, рыбы и бобов, обильно политое томатным соусом, с рисовым гарниром.
- Где ты так научился готовить? – спросила я.
- Меня научил мой отец, - сказал он, - Он часто заменял на кухне мать и готовил даже лучше, чем она. Я с детства выполнял сам всю работу по дому – стирал, убирал, гладил, готовил, это вошло в привычку и до сих пор я все делаю сам, моей жене очень повезет, - в шутку добавил он.
- Это точно, - я засмеялась.
Мы провели прекрасный романтический вечер вдвоем, потягивая вино, при свечах, и, как-то не сговариваясь, занялись любовью. Я никогда не думала, что в мужчине может быть столько страсти. Утром, проснувшись, я сладко потянулась и зевнула. Он принес мне завтрак в постель – яичницу, жаренную на африканский манер, с томатами, луком и невероятно острую. Я с большим удовольствием все съела, а потом он серьезно предложил мне стать его девушкой. Я чуть не прыснула от смеха и подумала, что, по-моему, в нашем возрасте так уже не говорят. Я посмотрела на его круглое, доброе, притягательное лицо и, сама не знаю как, сказала «Да».
С этих пор мы стали встречаться у него дома каждый день, один раз я пригласила его к себе и приготовила блюдо во французском стиле, он попробовал, сказал, что великолепно, но все равно он лучше готовит, я рассмеялась.
Мы гуляли в парке, ходили в кино, в пабы, иногда в клубы, я снова вспомнила, что не так уж я и стара, мне всего-то было двадцать семь. Но временами, вернее очень часто, я вспоминала свою девочку, свою Лизу, и мое лицо омрачалось. Он замечал это и спрашивал, что случилось. Я не говорила, но он не отставал и выпытывал у меня ответ. Со временем я привыкла говорить ему все, моя душа полностью оголилась перед ним.
Как-то мы сидели и смотрели телевизор и вдруг он притянул меня к себе, пристально посмотрел и спросил:
- Томирис, ты будешь моей женой?
Я потеряла дар речи.
- Что? – наконец выдавила я.
- Ты будешь моей женой? – снова спросил он.
- Хола, это так неожиданно, мне надо подумать, - пробормотала я и стала судорожно собираться.
- Куда ты?
- Мне надо к маме срочно… я забыла… у нее сегодня праздник… да…
- Познакомь меня со своей мамой, - попросил он, - Давай пойдем вместе?
- У нее сегодня нет настроения, только будут самые близкие, - я уже натягивала куртку.
- Хорошо, - он все понимал и от этого мне было еще хуже.
Пулей я вылетела из его дома, побежала к дороге, поймала такси и поехала домой. Слезы градом катились у меня из глаз, одна за другой.
Я приехала домой, закрыла все замки, никогда мне не было так пусто и тяжело на душе.
Я не ходила на работу две недели, отключила все телефоны, Хола приезжал и бешено стучал мне в дверь, я не открыла. Через две недели я пришла снова на работу. Хола, сразу зашел ко мне в студию.
- Томирис?
- Хола, между нами все кончено…
- Но почему? Я что-то сделал не так?
- Ты просто чудо, а не мужчина, дело не в тебе, дело во мне.
-Но почему, Томирис? Разве нам не хорошо было вместе?
- Хола, нам было чудесно вместе, прости меня, если хочешь я уйду с этой работы, уволюсь, и ты никогда больше меня не увидишь…
Он внимательно на меня посмотрел:
- Оставайся Томирис, между нами больше ничего не будет, я достаточно себя уважаю, - с этими словами он развернулся и ушел.
А мне хотелось плакать, хотелось вернуть его, хотелось все объяснить, но я не могла…
Прошло время, Хола стал встречаться с новой девушкой, она была моделью с нашего агентства, на удивление ее звали также как меня, Томирис, и вообще мы были очень похожи внешне, только у нее были темные длинные волосы. Он обращался ко мне только по делу и всегда подчеркнуто сохранял дистанцию. Я смотрела, как они целуются, как она смеется, и молча отворачивалась.
Как-то раз Хола позвонил мне вечером.
- Томирис, как дела?
- Хорошо, Хола. Как твои?
- Все супер. Я вот подумал, может приедешь ко мне, посидим, пообщаемся, я приготовил ужин.
От такого предложения я не могла отказаться и согласилась.
Я приехала к нему через двадцать минут. Он встретил меня, поцеловал в щечку и улыбнулся. Его улыбка была какая-то магнетическая, она притягивала к себе и рождала самые добрые чувства в душе. Я тоже улыбнулась, он обнял меня и мне стало так тепло, уютно и хорошо.
Мы прошли на кухню, он приготовил африканское рагу из курицы и овощей, он называл его суп. Мы поужинали, я, как всегда, съела двойную порцию. Мы сидели, пили зеленый чай и общались. Он сказал что-то очень смешное, мы засмеялись и наши лица приблизились друг к другу. И тут он меня поцеловал, так страстно и яростно, у меня закружилась голова, он поднял меня на руки и отнес в спальню…
Я открыла глаза, так хорошо мне еще никогда не было. Я с нежностью смотрела на него, обнимала, нежно гладила, целовала его лицо, шею, руки, плечи…
Я проснулась в обнимку с ним, он обхватил меня во сне своими могучими руками, а я обхватила его. Он как почувствовал и тоже открыл глаза.
- Томирис… - он улыбнулся.
Меня накрыла волна нежности.
- Хола…
- Ты будешь моей девушкой снова? – спросил он.
- Да, Хола, буду – сказала я.
Через неделю я переехала к нему и начала делать вещи, которые никогда не делала, я убирала, стирала, гладила, готовила. Не то, чтобы я раньше этого не делала, просто у Саши была домохозяйка, я только готовила кушать, естественно я все это делала для себя, но для кого-то никогда не приходилось. Мы просыпались утром, завтракали и вместе ехали на работу на его машине, я бросила курить и пить, он настоял, на работе день пролетал незаметно, мы обедали вместе и он находил любой повод, чтобы зайти ко мне в студию, вечером мы ехали вместе домой. Моя душа наконец раскрылась любви, нежности, самопожертвованию и уважению. Мы вместе молились и ходили в церковь. Надо заметить, что Саша сразу после замужества привел меня в христианство. Мы с Холой строили планы на будущее и мечтали о ребенке, и в один день, он попросил меня стать его женой и я сказала «Да».
Он был совершенно необразованный, временами невоспитанный, мог грубо перебить и упорно до глупости настаивать на своем, но я на все закрывала глаза, я его любила. Но было в нем в то же время столько необузданной силы, страсти, любви к жизни, наверное, имея образование, люди уже так не могут так слепо доверять и быть переполненными энергией бешеной, стремлением к успеху в слепую, я восхищалась этими его качествами, для меня он был большим ребенком.
Но все поменялось. К нам в агентство пришла новая модель, ее звали Ольга, она была высокая девушка с длинными черными волосами, с правильными чертами лица, но было что-то дьявольское в ее облике. Она надменно со мной разговаривала и строила козни на работе, поссорила между собой двух моделей и настроила Томирис, бывшую Холы полностью против меня. Томирис стала устраивать скандалы и истерики мне и, однажды, хлопнув дверью, демонстративно ушла к конкурентам. Когда же Ольга видела нас с Холой она начинала насмешливо улыбаться, и старалась любыми путями зайти в кабинет Холы. Я жаловалась на нее Холе, но Хола меня не слушал, она была моделью, сделавшей себе имя, и Хола не хотел ее потерять, мне пришлось стиснуть зубы и терпеть. Как-то раз я шла к Холе в кабинет, вдруг дверь распахнулась и оттуда вышла Ольга, она посмотрела на меня, ухмыльнулась и стала поправлять размазанную помаду. Я зашла к Холе.
- Что она хотела? – спросила я.
- Да так… ничего… мы обсуждали один новый проект с ее участием…
- Ммм… и что?
- Она согласилась в нем участвовать.
- И все?
- Все.
- Ты во сколько сегодня заканчиваешь?
- Мне надо много работать, езжай ты наверное сегодня сама, baby.
- Да?
- Да.
- Ну хорошо, - я развернулась и быстро пошла к выходу.
Он пришел в четыре утра и абсолютно пьяный, на рубашке был след губной помады, а он сам весь провонял сладкими противными духами.
Я встретила его с сигаретой и с бокалом вина.
- Ты что? Пьешь и куришь? Слава Богу, что он открыл мне на тебя глаза вовремя!
- Что ты несешь, подлец? – я стала повышать голос.
- Я ухожу с этого дома, скандалистка мне не нужна! – с этими словами он стал разворачиваться к выходу.
- Не утруждай себя, это я ухожу, - сказала я и с силой бросила на пол стакан, стакан разлетелся вдребезги.
- У нас же соседи! Что ты делаешь! – стал он возмущаться.
- Меня твои соседи не беспокоят, - я стала быстро собираться.
- Ну Томирис, куда ты пойдешь в ночь, сейчас четыре часа! Я не могу тебе позволить уйти!
- Пусть тебя это не волнует, - я подошла к нему и с силой дала ему пощечину, - Ублюдок! – бросила я ему.
Он схватил мои руки, отвел их назад и поцеловал меня. Я больно укусила его губу. Он поднял меня, перекинул через плечо и понес в спальню.
- Пусти меня! Сволочь! Пусти! – кричала я.
Он повалил меня на кровать и начал раздевать…. Я проснулась с первыми лучами солнца, он лежал рядом и храпел. Незаметно выскользнув с кровати, я пошла на балкон и закурила сигарету. Вдруг дверь балкона с шумом открылась, на пороге стоял Хола, молча он подошел ко мне, вытащил сигарету изо рта и выкинул ее в окно, также молча он скомкал всю пачку сигарет и отправил ее туда же, потом он вернулся с бутылкой вина, она отправилась туда же.
- Запомни больше – никогда, - коротко сказал он мне.
Я молча кивнула. Мы позавтракали и поехали на работу. Всю дорогу я начинала разговор, но он не реагировал, он молчал, снова и снова пытаясь завязать разговор, я, наконец, сдалась и сидела, молча смотрела в окно.
Мы приехали на работу, он молча прошел в свой кабинет и закрылся. Я пошла к себе в студию. За работой время незаметно пролетело. Пришло время обеда и я пошла к Холе, мы должны были обедать вместе, но кабинет был закрыт.
- А где мистер Хола? – спросила я.
- А он уехал на деловой обед по случаю нового проекта и взял с собой Ольгу, ну эту модель новенькую, которая очень знаменитая, - улыбалась секретарша.
Я развернулась и пошла к себе в студию. Через какое-то время я услышала смех и вышла из студии, ко мне со входа шли Хола и Ольга они о чем-то мило щебетали на русском.
- Как прошел обед? – спросила я.
- Ой Вы знаете, замечательно, мистер Хола такой обаяшка, - с этими словами она пожурила его за щечку. Хола улыбался.
- Ну все с меня хватит! – я развернулась и пошла за сумочкой.
- Томирис! – Хола побежал за мной, - Томирис, что с тобой?
- Пошел вон, козел! – я взяла сумочку и направилась к выходу.
Хола схватил мои руки и зажал их.
- Отпусти! Отпусти! – я стала вырываться.
В дверь просунулась любопытная физиономия секретарши. Хола разжал руки, воспользовавшись этим я рванула к выходу, Хола побежал за мной. Я вышла на улицу, и пошла к дороге, ловить такси, Хола бежал за мной.
- Томирис! Томирис! – кричал он мне безбожно коверкая, как всегда, со своим акцентом мое имя.
- Пошел вон!
- Томирис!
- Ну что тебе! – я повернулась.
- У нас ничего нет! Сугубо деловые отношения!
- Расскажи это своей маме, - я стала поворачиваться.
- Но Томирис! Она одна из лучших, ты же знаешь это работа такая у нас, и потом, у нас с ней ничего нет!
- А чьи были следы помады на твоей рубашке вчера? Где ты был до четырех утра?
- Я скажу тебе правду. Мы встречались с друзьями, пришла девушка одного из моих друзей, и мой друг решил ее проверить, он оставил нас двоих и она, не поверишь, полезла на меня целоваться, тут вошел ее парень вытащил ее за волосы и выкинул, все!
- Расскажи это кому-нибудь другому – процедила я сквозь зубы.
- Но Томирис, а как же наша свадьба, а как же наши будущие бэйби, а как же мы, - и он жалобно посмотрел на меня.
Я смотрела на него и он казался мне таким большим доверчивым ребенком, просто малышом, и я его простила. Я обняла его и поцеловала нежно нежно. Он засиял и сказал:
- А у меня для тебя есть подарок, - с этими словами он убежал обратно в агентство и прибежал неся в руке футляр – коробочку.
- Что это? – спросила я.
Он встал на одно колено, открыл коробочку и спросил:
- Томирис, ты будешь моей женой? – в коробке было кольцо.
Я схватила кольцо и запрыгала как маленькая.
- Да, да, да, буду!
Он обнял меня и поцеловал.
- Я должна съездить к родителям рассказать, - сказала я, - Я приеду вечером, жди с ужином!
- Только свадьба у нас будет маленькая, скромная, - сказал он мне.
- А мне плевать, - я чмокнула его в щеку и убежала.
Я поехала к маме в салон. Мама стояла за бумагами, поправив очки, она внимательно их изучала. Рядом стоял папа и что-то говорил по телефону.
- Мама, папа, я замуж выхожу!
Папа выронил телефон, а мама ахнула и посмотрела на меня во все глаза.
-Как замуж?... Опять?...
- Опять… - я глупо улыбалась.
- За кого? За Холу? – папа нахмурился.
- Да, за Холу!
- Пойдем к нам в кабинет, - они оба развернулись и направились к двери, я пошла за ними.
- Ты понимаешь, что человек чужой чуждой нам культуры, одно дела ты встречалась с ним, но замуж…
- Он прекрасный человек, помогает мне по дому, носит меня на руках и любит очень любит…
Папа минуты две молчал. Мама потупила глаза.
- Послушайте, я знаю как это дико звучит, но я наконец-то хочу быть счастливой, хочу просыпаться с улыбкой и жить с любимым человеком! Ну поймите же вы меня!
Папа молчал еще минуту, наконец он сказал.
- Ну что же, доченька, ты взрослый человек, ты уже была замужем и знаешь на что идешь, у тебя есть дочь, раз ты приняла такое решение, мы не в силах тебе запрещать. Возраст как бы не тот уже…
- Доченька, главное будь счастлива, - сказала мама со слезами на глазах.
- Да, мамочка, папочка, обязательно! Спасибо, спасибо вам большое! – я поцеловала их и пошла к двери.
- Томирис! – вдруг позвал меня отец.
- Да, папа?
- Если он тебя обидит, я его убью, - холодно сказал он.
- Не бойся, пап, он не такой.
Я вышла из салона, душа хотела петь. Я взяла телефон и позвонила Машке. Она сразу сняла трубку.
- Алло, Маш?
- Томыч, привет!
- Приготовься, я замуж выхожу! Там та ра там! Барабанная дробь!
- Тома! – Машка ахнула, - Ты серьезно?
- Никогда не была более серьезной. Хола подарил мне кольцо!
-Класс! Когда свадьба?
- Скоро!
- Томка, блин, я так за тебя рада!
- Спасибо Маш!
- Ну смотри, чтобы не обижал тебя!
- Что ты Маш, он не такой!
- Томыч вечером созвонимся ко мне пациент пришел!
- Целую, люблю, пока!
Настроение было отменное, я поехала в свадебный бутик выбирать себе платье….
Долго обхаживая платья, я наконец увидела то, что мне было нужно, простое платье ниже колен, без рукавов, футлярчик, на мне сидело просто идеально. Не раздумывая, я купила его и поехала в Мегу, в свою любимую кофейню на втором этаже. Заказав себе средний капучино, и пирожное я сидела и наслаждалась тонким вкусом кофе. Потом решила пройтись по бутикам.
В 9.30 я открывала дверь нашей квартиры. Первое, что я услышала музыка и громкий женский смех. Я зашла в квартиру – на полу лежали женские босоножки и ботинки Холы. Я прошла в спальню. Прямо на кровати лежал голый и пьяный Хола, а на нем скакала Ольга. Я закричала. Они повернулись, Ольга улыбаясь слезла с него, Хола стал судорожно одеваться.
- Томирис, Томирис, ты неправильно поняла, Томирис…
Молча скинув с пальца кольцо я бросила в него и пулей вылетела из квартиры. Выбежав на улицу, я завернула за угол и спряталась за дерево. Хола в расстёгнутой рубашке и в штанах выбежал на улицу и стал меня звать так жалобно, а у меня градом лились слезы. Следом выбежала Ольга, и стала уговаривать его вернуться. В конце концов, он согласился и они вместе ушли…
Я брела вдоль дороги, в руках болталась открытая и выпитая наполовину бутылка вина, в другой руке была сигарета… Я смотрела на мимо проезжающие машины… А к черту эту жизнь! Пожила! Нажралась этой жизни! Наелась! Я бросилась под машину и услышала скрип тормозов…

Глава 2. Черный снаружи, белый изнутри.
Я медленно открыла глаза.
-Дэвушка, дэвушка с Вами все в порядке… - говорило какое-то черное лицо но четких очертаний я не видела. Тут зрение сфокусировались на лице и я увидела красивое тонкое лицо негра.
- Опять эти черномазые… развелись тут у нас… понимаешь… подохнуть не дают спокойно… - я стала медленно подниматься, зашаталась и упала.
- Ви, Ви… вибежали откуда-то…я Вас не видел… не видел….
- Да братан, не ссы, прорвемся, живая я… Только пьяная…
- Я отвезу Вас в больницу?
- В больницу? – я поморщилась, - Нет, только не в больницу… Отвези меня домой…
- Хорошо. Где Ви живете?
- А я живу на Абая Матезалки. У меня ничего не болит вези меня, увези меня, подальше в тундру, и убей и съешь, только не в больницу…
- Хорошо, - с этими словами он стал помогать мне подниматься.
Я села в его машину.
- Джип?
- Да.
- Крутой смотри ка негр! Чем занимаешься?
- Певец, песни пою.
- Певец? Певца у меня еще не было… - я засмеялась, - Знаешь все были, а певца не было.
- Тяжело наверное, - он с сочувствием на меня посмотрел.
Я посмотрела на него и не могла понять издевается человек или дебил непроходимый.
- Да, очень тяжело… Жизнь вообще вещь тяжелая…
- Понимаю, - опять сказал он.
Мне захотелось ударить его по башке, желательно тупым предметом.
- Ни хрена ты не понимаешь, - сказала я.
- Да нет понимаю, - опять сказал он.
Я решила больше не вести этот не понятный диалог, и уставилась в окно.
- Откуда приехали? – спросил он.
- В смысле откуда? Я между прочим потомственная алматинка, во втором поколении – гордо сказала я.
- Ну да, - сказал он.
- Ты что? Не веришь мне?
- Верю, - он посмотрел на меня и тихо засмеялся.
Мне никогда не хотелось никого так убить. Я что-то пробурчала и тихо сидела.
- А можно у Вас курить? – вдруг спросила я.
- Можно, - просто сказал он.
Мне было так это дико, как так негр и разрешает мне курить. «Наверное у них запрет только для своих девушек» - подумала я. Я вытащила сигарету и закурила.
- Дайте мне тоже, - попросил он.
- Ты что куришь?! – спросила я, это наверное прозвучало как вопрос слесарю, который увлекался балетом.
- Ну да, иногда, - сказал он.
- Ну ты же звезда, тебе никак нельзя, это же твой рабочий… этот… как его… инструмент…
- А я иногда, не часто, одну – две в день.
- Понятно, - я совсем расстроилась – он еще и курит, просто идеальный мужчина.
- Ты наверное женат, причем два раза, и у тебя двое детей, - сказала я.
- Нет, я не женат, встречался с одной, мы расстались…
Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.
- А можно я выпью? – вдруг спросила я.
- Что прямо сейчас?
- Ну да! А что тут такого? – я сильно удивилась.
- Вам по-моему уже хватает.
- Нет, мне нужно в лечебных так сказать целях…
- Ну раз в лечебных… - он остановил машину возле магазина и вернулся через две минуты с двумя бутылками пива.
- Открой, - я протянула ему бутылку, он открыл.
- Ты наверное больной, нет? Ненормальный?
- С чего Ви взяли?
- Ну слишком хорошо, чтобы быть правдой.
- У меня хорошее здоровье, - сказал он.
Я совсем расстроилась и откинувшись в кресле насупилась и молча пила пиво.
Наконец мы приехали до моего дома.
- Сколько я тебе должна? – спросила я, еле ворочая языком.
- Вы до дома дойдете? – спросил он меня с сомнением.
- Нет, скажи, сколько я тебе должна.
- О господи, - он вздохнул и вышел из машины, закрыл ее и повел меня до квартиры. Я долго пыталась вставит ключ в замок, наконец я открыла квартиру. Мы зашли ко мне.
- Он просил меня жениться, а сам гулял сволочь, - вдруг разревелась я.
- Кто?
- Твой брат!
-Какой мой брат? – он не понимал.
- Ну этот… афроамериканец… он мне кольцо подарил и пошел трахаться с этой…. Шалавой… проституткой… кабель… а я всем сказала, что замуж выхожу…
- Мы все разные, - коротко бросил он.
Он довел меня до кровати, я легла и провалилась в сон…
Утром я проснулась от жуткого похмелья, голова гудела неимоверно, и я не могла ничего вспомнить. Тут я стала все вспоминать. Кольцо … Хола… платье… Ольга… и мой спаситель… О Боже мой! Я схватилась за голову. Как стыдно! Что обо мне человек наверное подумал! Но тут я вспомнила Холу и мне стало просто наплевать, что он обо мне подумал, мне на всех этих африканцев, афроамериканцев просто наплевать, решила я. Я только не помнила как я оказалась дома, спала я в одежде, я вспомнила, что она меня довел до дома, до квартиры, даже до кровати… так… спала я в одежде, значит все нормально, но кто дверь то закрыл! Я побежала к двери, дернула ручку, дверь была закрыта. Я стала искать ключи, перерыла сумочку, искала в ящиках, под шкафом, везде, ключей не было! Ну все! Я попала! Типичный мошенник, сейчас придет, грабанет, приведет друзей, изнасилует. Почему он ночью это все не сделал, я об этом не задумывалась. «Надо срочно звонить в милицию» - подумала я. В этот момент, кто-то ставил ключ в замок и стал его поворачивать. Я побежала на кухню, и первое что мне попалось на глаза были ножницы, я схватила их и побежала в коридор. Дверь открылась и показался мой вчерашний спаситель с кучей пакетов в руках.
- Что? К вечеринке готовишься? – гневно спросила я и направила на него ножницы.
- Не понял? – он положил пакеты на пол.
Я посмотрела на пакеты – молоко, хлеб, яйца, кефир, минералка, кофе… Не похоже на вечеринку.
- Кто тебе дал ключи и почему ты заявился ко мне с продуктами? Что? Остаться решил? Жить негде? – опять гневно спросила я.
- Вообще-то, если Ви помните, я вчера чуть не сбил Вас машиной, потому что Ви кинулись прямо под мою машину, я отвез Вас домой, а по пути Ви захотели випить, я купил Вам пива и привез Вас домой, Ви випали из машины и я понял, что до дома Ви не дойдете, я привел Вас домой, а Ви рухнули на кровать, а потом сказали – « Иди, иди, когда уйдешь, я випрыгну из окна, Ви черномазые не помешаете мне сдохнуть!» и уснули. Что мне било делать? Я остался и спал в кресле. Утром проснулся, а холодильник пустой, мне пришлось идти за продуктами.
Я сначала покраснела, потом позеленела, и не знала куда мне деть свои глаза.
- Спасибо, - сказала я.
- Не за что. А теперь может мы позавтракаем и я поеду? Я вижу, что Вам уже лучше, и у меня куча дел.
- Да, конечно, - с этими словами я схватила пакеты и понеслась на кухню готовить завтрак.
Приготовив яичницу на скорую руку по-африкански по инерции, я заварила кофе и позвала его. Он зашел, сел и начал кушать
- Ви любите много перца? – спросил он.
- Это привычка от моего бывшего, он у меня был афроамериканец, - бросила я.
- Да, я что-то помню Ви вчера говорили. Ви расстались?
- Не хочу об этом говорить, ладно?
- Хорошо, - он молча и с достоинством ел яичницу.
- А ты кажется певец? – спросила его я.
- Да.
- Рэпер?
- Больше пою.
- Правда? Я никогда о тебе не слышала. Как тебя зовут?
- Ричмонд.
- Откуда ты?
- Из Америка.
- Тоже оттуда?
- Да.
- А с какого города?
- Нью Йорк.
- Тоже Нью Йорк? А ты от кого сбежал?
- Ни от кого, я там родился, потом мама с папой развелись, мы переехали в Россию, потом в Казахстан.
- Так ты живешь с мамой?
- Нет, мама в Африке.
- Аааа… - я ни фига не понимала, - Ну ладно. Тяжело наверное было? – я вспомнила как он издевался вчера и сочувственно на него посмотрела.
- По крайней мере не прыгал под машину, - сказал он и стал спокойно дальше кушать.
- Да я… да я… я не прыгала… я упала… пьяная была… ноги не держали… переплелись просто… ужас эта координация, когда ты пьяный… - я покачала головой.
- Поэтому Ви кричали, что черномазые не дают Вам сдохнуть, - сочувственно сказал он.
Я вспомнила почему вчера хотела его убить и молча стала кушать. Вдруг в дверь стали звонить и не просто звонить, а тарабанить по ней.
- Соседи? – сочувственно спросил он.
- Нет, это похоже мой бывший… Так надо что-то придумать… Ты мой парень… Мы уже месяц встречаемся, тайком, вчера я к тебе прибежала и теперь мы хотим пожениться, запомнил? – спросила я его.
Он кивнул. Я пошла открывать дверь. На пороге стоял Хола, небритый, опухший, в мятой одежде.
- Что ночь тяжелая была? – спросила я сочувственно на русском.
- Я не понимаю твой казахский язык! – сказал он мне на английском.
- Конечно бедный! Куда тебе! – сказала я на русском и опять сочувственно на него посмотрела.
- Томирис, ты все неправильно поняла, я тебе объясню… Кто это? – спросила он, увидев как к нам выходит Ричмонд.
- А это?... Это мой любовник Ричмонд, познакомься, мы уже месяц вместе спим, вот думаем пожениться, да Ричи? – я подошла к нему и обняла, - Нам так хорошо вместе! – сказала я и улыбнулась, Ричмонд поцеловал меня в макушку и тоже обнял.
Не говоря ни слова, Хола развернулся и пулей вылетел из моей квартиры.
- Все таки мне надо заплатить тебе за услуги, - сказала я Ричмонду.
- За что?
- Ты три раза спас мне жизнь, - я улыбнулась.
- Это уже входит в привычку, - он тоже улыбнулся.
Мы поболтали еще час, а потом решили обменяться телефонами и общаться, когда станет скучно.
- Если мне захочется умереть, тебе я не позвоню, - улыбнулась я.
- Наоборот, надо звонить мне, чтобы я спас тебя, - он тоже улыбнулся.
- Тебе надо бизнес в этой сфере открыть у тебя хорошо получается, - пошутила я.
- Нет мы устроим шоу, ты будешь вешаться, резать себе вены, прыгать из окна, а я буду тебя спасать, а потом ты будешь бегать за мной с ножницами, за все хорошее, - он засмеялся.
Я тоже засмеялась. Мы еще немного поговорили и я проводила его и закрыла за ним дверь и улыбнулась. Ричмонд… Ну певца у меня точно еще не было! И посвистывая я пошла на кухню пить кофе.
Вечером Ричмонд позвонил и пригласил меня на футбол. Я согласилась, внутри посмеиваясь, меня конечно куда только не водили, но чтобы на футбол! Саша часто смотрел футбольные матчи дома и иногда ходил с друзьями в букмекерские конторы, но я с ним не ходила, мне было просто неинтересно. Натянув платье, накрутив волосы, и сделав себе make up, я одела летние сапожки, взяла сумочку и вышла из дома. На улице стояло лето, жаркое и душное. Но вечерами было прохладно и я захватила с собой пиджак. Приехав в назначенное место, я позвонила ему. Он сказал, что скоро будет! Все бывало в моей жизни, но чтобы парня ждать на первом свидании, чтобы пойти с ним на футбол! Это точно было со мной в первый раз. Я стала ждать. Через десять минут он наконец явился.
- Извини, пробки такие, - сказал он и посмотрел на меня, - Ты такая красивая!
- Спасибо, - я улыбнулась.
Мы пошли с ним и зашли в пиццерию, договорившись, чтобы поставили канал, транслирующий футбол, мы заказали себе два чизбургера и колу с фантой. Футбол начался через три минуты. Ричмонд объяснял мне все правила игры, и я так увлеклась, что когда наши забили, я закричала от радости. Потом я стала активно болеть за своих и сама не заметила, как закончилась игра. Посетители стали расходиться и проходившие мимо мужчины с уважением смотрели на меня. Мне было смешно. Мы вышли на улицу.
- Может поедем ко мне? – спросил Ричмонд.
«Ну нет, милый мой! Секс на первом свидании будет у тебя с дешевой шлюшкой!» - подумала я, а вслух сказала:
- Ты знаешь, мне еще так много дел надо делать, и завтра рано вставать… В общем в другой раз…
- Хорошо, - он понимающе кивнул.
- Пока, - я потянулась, чтобы поцеловать его в щечку, но промахнулась и поцеловала в губы. Он обнял меня и стал нежно целовать. У меня закружилась голова… Но я резко приказала себе остановиться, поймала такси, села в него и уехала. Я была рада, что не поддалась искушению в первый раз в своей жизни и страшно об этом жалела. Этой ночью мне приснился Ричмонд. Мы танцевали с ним, на мне было длинное нежно розовое платье, кудряшки обрамляли мое лицо, он был в смокинге, вокруг было куча народу, все смотрели на нас и восхищались… мы целовались… вдруг откуда то появился Саша и выстрелил в Ричмонда… я закричала… Ричмонд упал, истекая кровью… а Саша, смотря на меня, сказал мне «Ты следующая, сука» и выстрелил в меня… я проснулась от своего крика. Не в силах отбросить свой сон, я вышла на балкон, чтобы развеяться. На небе была полная луна. Девочка, моя девочка… как ты там… слезы полились у меня из глаз. Зайдя в дом, я перебрала фотографии Лизы. Вот она первый раз в школу пошла… а вот ее пятый день рождения… а здесь, моя любимая она на пони… я разрыдалась и прижала фотографии к себе. Лизонька… моя девочка… успокоившись, я умылась и легла спать и засыпая я увидела как Лиза скачет на пони и смеется своим заливным смехом, как колокольчик…
Утром я проснулась от того, что кто-то без конца звонил в дверь. Ну кто там еще подумала я и поплелась к двери. Посмотрела в глазок и не могла понять кто это. Стоял высокий мужчина с бородой, совершенно незнакомый.
- Кто там? – спросила я.
- Это Самат.
- Какой Самат?
- Твой первый парень.
Не в силах поверить своим ушам, я открыла дверь. Это был он, мой первый парень. Он повзрослел, постарел, отрастил бороду, раздался в плечах, был словом мужик. Я во все глаза смотрела на него.
- Можно зайти? – спросил он.
Я молча пригласила его. Он зашел на кухню и стал рассказывать. Тогда, девять лет назад, его идущего по улице, схватили, скрутили и запихали в машину, одели мешок на голову. Ничего не понимающего его куда то привезли и сняли мешок – перед ним стоял высокий здоровый русский мужик лет 35, он сказал, что его зовут Саша, и он хочет жениться на Томирис, но, что он, Самат ему мешает. «Как?» спросил Самат, «Ты у нее из головы не выходишь» - объяснил он ему. Он сказал, что отпустит его и не тронет при одном условии – Самат придет к Томирис и скажет определенные слова, и тогда его ребенок родится живой и невредимый и даже никуда не пропадет после родов… Самату пришлось согласиться…
- Остальное ты знаешь, - сказал он, - Я читал как ты вышла замуж… Как развелась… Прости меня…
Я молча на него смотрела. Теперь все было понятно. Паук оплел меня своей сетью.
- Уходи, Сомат, - это все, что я могла ему сказать, - Уходи.
- А я ведь так и не смог тебя забыть, - грустно сказал он, улыбнулся по мальчишески и сгорбив плечи вышел из квартиры.
Вот это да! И как я раньше до этого сама не дошла! Так легко и просто! Интересно, что с ним сейчас происходит? Я зашла в интернет, ввела в гугле его имя… так…. Светский прием… благотворительность… Вот оно! Александр Ягужинский снова жениться! На фото было фото Александра с хищного вида блондинкой. Так тебе и надо сволочь! Нашел под стать! Обрадовалась я, но тут же нахмурилась. Лиза! Что с ней будет при такой мачехе! Я обхватила голову руками. Я могу доверить только Богу свою девочку, больше я ничего не в силах сделать и я стала молиться, страстно, яростно, я просила, умоляла Бога защитить мою девочку, оберегать ее, послать ей ангелов на защиту, доверяла ему свою девочку и плакала, плакала без остановки… Если можешь Господи, я хочу быть со своей девочкой, снова молилась я и плакала… Мое материнское сердце не могло с этим смириться…
Утром я проснулась с опухшими глазами, посмотрела на себя в зеркало, и побежала на кухню, нарезав два кружочка огурцов, я приложила их к глазам, включила Enigma и лежала минут пятнадцать. Сняв огурцы, я умылась, и посмотрела в зеркало – уже лучше. Мне надо было как то разобраться с работой, забрать документы от Холы, но я не могла решиться там появиться, мне было слишком больно ходить туда. Я написала Ричмонду смс, что жду его сегодня вечером на ужин, на африканское блюдо. Через пять минут Ричмонд ответил, что будет. Я побежала за продуктами в супермаркет. Накупив кучу всего, я еле как дотащила сумки до дома. Разложив, все я начала готовить…
Было восемь вечера, я стояла в салатовом ассиметричном платье, перед зеркалом и нравилась себе. Ужин был уже готов. Курица дымилась в кастрюле, рис был разложен по тарелкам, а пирог доходил в духовке. В холодильнике лежало пиво и бутылка фанты. В 8.20 Ричмонд позвонил в дверь. Я побежала открывать.
- Baby, ты такая красивая, ты знаешь как надо одеваться, - он улыбнулся.
- Спасибо, - я тоже улыбнулась.
Мы сели за стол, и ужинали, он говорил о политике, о шоу бизнесе, о прогнозах на будущее, о своих планах. Я слушала его и кивала, мне нравилось, что он может поддержать разговор на разные темы. У нас было много общих тем.
- Твои глаза… Они такие особенные… - вдруг сказал он, - И твой взгляд… Он притягивает…
Я улыбнулась и искоса посмотрела на него.
- Я не могу оторваться от твоих глаз, - он засмеялся.
Я улыбнулась.
Наши лица оказались вдруг в опасной близости и мы поцеловались. У меня закружилась голова…
Я открыла глаза. Он смотрел на меня и шептал:
- Ты создана, чтобы тебя любили… Ты создана для любви… - я засмеялась. Его слова бальзамом растекались по моей исстрадавшейся душе. Я посмотрела в его большие глаза. Он смотрел на меня с грустью. Я поцеловала его.
- Ты такая красивая, - снова сказал он и я уснула.
Мы провели с ним вместе месяц, сама себе я говорила, что никак не смогу в него влюбиться, что еще прошло мало времени с расставания с Холой, что я еще не пришла в себя… Но я встречалась с Ричмондом и он снова начинал говорить мне его неземные слова… я была пьяной от них… В один день все закончилось.
Ко мне домой приехал Хола и сказал, что Ольга что- то подсыпала ему и напоила до смерти, что он не посмел бы одев кольцо, дома устроить такое, зная, что я приду, что готов мне все простить, и чтобы я его простила, мне нужно только расстаться с Ричмондом, и он улыбнулся и обнял меня… И я поверила и согласилась… Я позвонила Ричмонду и сказала, что мы расстаемся, Ричмонд принял все достойно и предложил остаться друзьями. Мы снова стали встречаться с Холой, но меня дико раздражали его бес культурность, его хамство, необразованность, ограниченность, я все время вспоминала Ричмонда и ругалась с Холой, еще я не могла простить ему его предательства. В конце концов он сказал, что нам надо взять перерыв. Я с радостью согласилась. Уже на следующий день я позвонила ему и предложила остаться друзьями. Он сказал давай подождем немного, у нас перерыв, надо все обдумать… А через два дня он позвонил мне и предложил расстаться, что самое смешное, что в этот день я решила, что все будет так как раньше, раз он так меня любит, его слова больно ударили меня. Раз я спала с другим мужчиной, он не может это принять, и вообще у них так не принято. «Наверное в твоем племени принято убивать и съедать женщин» - подумала я. Мы расстались и я снова позвонила Ричмонду, он сдержанно сказал, что мы останемся друзьями как и раньше и снова будем видеться. Я с радостью согласилась. Но вот его звонки стали реже и реже, в конце концов я заметила, что сама ему звоню и прекратила. Он тоже не звонил. Чтобы убить свое горе я стала знакомиться в интернете с парнями и почти каждый день ходила на свидания. Я ни с кем не спала, просто развлекалась, флиртовала и отшивала, но Ричмонд так и не звонил. В один день он позвонил и сказал, что сейчас приедет, нет, сказала я, я ухожу встречаться с друзьями, но мы можем встретиться после этого, он согласился, я поехала к Машке и все ей рассказала, Маша была не просто в шоке, она была в ауте от всей моих историй и стала меня успокаивать, я снова позвонила Ричмонду, он сказал, что сегодня встретиться не сможет, может лучше завтра? Хорошо, сказала я, завтра так завтра. На следующий день ко мне приехала Нурия, я сказала, что вечером ухожу на свидание, но не сказала с кем, вечером Ричмонд прислал смс, что у него сегодня не получится… Я тогда села и все рассказала Нурие, она запретила мне звонить Ричмонду, и взяла с меня обещание, что я никогда больше этого не сделаю. Я торжественно дала обещание.
Как то раз ко мне приехал Хола. С убитыми и несчастными глазами он смотрел на меня и говорил, что я сломала ему жизнь. Он долго плакал, потом обнял меня и улыбнулся. У меня закружилась голова… Он обнимал и целовал меня и просил, чтобы все было как раньше. Я ему пообещала. И тут я вспомнила, что он не мог простить мне Ричмонда, я включила интернет и стала строчить Ричмонду письмо… Через час я сидела перед компьютером и знала на 100%, что Ричмонд больше не позвонит, я написала ему письмо, после которого невозможно позвонить и удалила его из всех соц сетей… Через час Хола позвонил и сказал, что передумал, чтобы я больше не звонила ему и не писала, и что он счастлив с новой девушкой… Я никогда не была так близка к убийству, как в тот момент…
Потом я еще раз связалась с Холой и уже навсегда потеряла Ричмонда…
Я осталась полностью одна. Я взяла сотовый телефон и начала методично писать всем парням смс, чтобы все отвалили, отстали, повесились, но убрались из моей жизни. Я зашла к Ричмонду в соц сети, скачала его фотографию на рабочий стол, насмотревшись и наплакавшись, я пошла спать. Лежа в кровати, я уже понимала, что так дальше жить нельзя. И я приняла решение. Начать новую жизнь. С завтрашнего дня. Абсолютно другую. И в полной решимости я уснула.






Часть последняя.
Ее увидел я случайно…
Она была с другим мужчиной…
Она смеялась и шутила и вдруг заметила меня…
Мы посмотрели друг на друга и утонули навсегда…
Аскарова Айжан.

Глава последняя. Пути Господни неисповедимы.

Прошел год. Я открыла свое агентство по изменению имиджа. Со мной работали востребованные визажист, парикмахер-стилист, фотограф и психолог. Наше агентство было на рынке 3 месяца, но за это время у нас побывали известный политик, актриса и певица. Они создали нам хорошую рекламу и теперь телефон разрывался от звонков. Мы принимали заказы и не успевали втиснуть их в график, у нас было все забито и считалось, что к нам трудно попасть. У меня был ухажер. Он был дизайнером, его звали Арсен, он был на год старше меня. Мы с ним познакомились полгода назад на вечеринке и сразу нашли общий язык. Он был очень милый и заботливый, но я его не любила, мое сердце отдавшись стольким мужчинам и в конец запутавшись, не могло испытывать больших чувств. Мне было с ним хорошо, и мне этого было достаточно. Я никогда не могла быть одна, без никого. Маша была теперь самым популярным психологом в Казахстане и открыла свою реабилитационную клинику, где люди лечились от наркозависимости, табакокурения, алкоголизма, ожирения, решали свои психологические и сексуальные проблемы. Она вышла замуж за врача, а через год он стал главным врачом клиники. Нурия, с блеском защитила диссертацию в Москве, вышла замуж, родила двойняшек – мальчика и девочку, и открыла с мужем частную приватную дорогую клинику с самым новейшим оборудованием, Мариям ушла из группы и занялась сольной карьерой и недавно получила премию Муз ТВ за лучшее исполнение, она вышла замуж за своего продюсера и родила красивую дочь, Нурсулу устроилась в «Большую разницу» в Казахстане и теперь была самой известной и дорогой актрисой, она встречалась с известным и молодым политиком, недавно они объявили о своей помолвке, Мадия закончила консерваторию и стала оперной певицей, она давала выступления по всему миру и постоянно разъезжала с гастролями по разным странам, она разбила не одно сердце, в их число входили известные актеры и певцы и даже сам Джастин Бибер, Хола разорился и стал обычным преподавателем английского языка, он женился на толстой и страшной казашке по залету, Александр женился на той самой хищной блондинке и теперь периодически появлялся с ней в колонках светской хроники, про Лизу я ничего не знала, но со временем я наняла частного детектива и периодически получала новости о дочери, она с отличием закончила второй класс, а также второй класс музыкальной школы по скрипке, преподаватель по музыке считал, что она подает большие надежды, как и преподаватель по танцам и по математике, конечно, это же моя дочь, с гордостью думала я. Она немного вытянулась, ее глазки стали еще больше и еще зеленее, длинные волосы доходили до пояса, а в целом это была абсолютно моя копия во всем. Мой папа открыл еще четыре салона в Алмате, потом еще один в Астане, его салоны считались самыми модными, мама всегда была рядом, верная помощница и спутница. Алихана посадили за экономическое преступление и дали ему 9 лет, я узнала об этом из программы «Рейдер». Жизнь всем воздала по заслугам.
По вечерам, смотря какое-нибудь ток шоу сидя на диване я иногда видела Ричмонда, я знала, что сейчас он дико популярен, исполняет песни на казахском, русском и английском языке и была очень за него рада, только всегда к этому примешивалась грусть, и я переключала канал.
Как-то вечером, ко мне позвонили в дверь. Я пошла открывать и увидела Лизоньку с какой-то женщиной. Не раздумывая, я распахнула дверь.
- Мамочка! – Лиза кинулась мне на шею, - Мамочка! Папа умер! – Лиза всхлипывала.
- Как умер? – я ничего не соображала и посмотрела на блондинку, да это же его новая жена!
- Александра застрелили сегодня утром, - холодно сказала блондинка.
- Как так? Кто?
- Следствие будет выяснять, - так же холодно сказал блондинка.
- Мамочка! Мамочка! Я так скучала по тебе! Почему ты уехала! Мамочка! – Лиза всхлипывала у меня на плече.
- Лиза теперь будет со мной? – вдруг поняла я.
- Да, я не смогу жить с Вашим ребенком, - все тем же тоном сказал блондинка, развернулась и медленно стала спускаться.
Я обнимала и нюхала мою девочку.
- Лизонька, Лиза, девочка моя! Родная! Любимая! Сокровище мое! Ласточка моя! Қулыным менің, жарығым, жаным, күнім, - я вдруг вспомнила весь свой запас казахского языка, - Моя доченька!
Она плакала и смотрела на меня своими зеленными глазками, а я целовала ее без конца, целовала, обнимала, и не могла этим насладиться в полной мере. Слезы полились из моих глаз…
Выяснилось, что Александра застрелил какой-то ненормальный, он работал на Александра, тот его уволил, потеряв работу, он потерял семью, лишился дома… Он достал пистолет, выследил Александра и застрелил… Вот так бесславно закончилась жизнь этого великого тирана – он пострадал от своей же жестокости. Александр оставил завещание – 50% получает его дочь и 50% новая жена, его мать умерла два года назад, так что никого у него больше не было. Но было условие, что Лиза получает 50% достигнув восемнадцати лет, а до этого времени ей определят ежемесячное пособие на содержание пять тысяч долларов в месяц, кроме того пентхаус и все машины Александра переходили в собственность Лизы. Меня не волновали эти деньги, пентхаус я намеревалась продать, слишком ужасны были воспоминания о нем, а на свой старый джип я с удовольствием снова села. Лиза ходила в ту же школу, это было условие завещания и я ничего не могла с этим сделать, но мне было достаточно того, что мой ребенок рядом, а больше меня ничего не волновало.
Вскоре после этого, ко мне пришел помощник Александра, он был его правой рукой и неизменно следовал за ним повсюду, он рассказал мне, что после развода Александр следил за мной, и не давал адвокатам договориться со мной, я вспомнила, как я упрашивала их, умоляла… Александр перекрыл мне все пути к нормальной жизни – не давал устроиться на работу, а когда я встретила Холу, он подослал к нам Ольгу… А когда я встретила Ричмонда, уже договорился с Холой… И только женившись и переключившись на свою новую жену, он начал отпускать меня… Зачем он это рассказывал? Он посчитал, что я имею право знать и … еще ему нужны были деньги…
Мы с Лизой продали пентхаус и купили маленький и уютный коттедж за городом, сделав там ремонт, наняв охранника и купив собаку – очаровательную чао чао, мы очень дружно и весело жили.
Прошло еще время. Мы с Арсеном должны были встретиться в ночном клубе и немного оторваться. Я одела джинсы, майку, пуховик, распустила волосы. Мои волосы теперь выросли и ниспадали волной ниже плеч, я также красилась в блондинку. Мы стояли возле входа и охранник постепенно запускал народ, показав свои клубные карточки, мы вошли. Вокруг было страшно накурено и куча народу сновало туда сюда. Мы сели за столик, который Арсен заранее заказал и попросили принести два коктейля. Арсен стал рассказывать, что этот клуб сейчас дико популярен, особенно его любят иностранцы. Я засмеялась. Мы сидели и общались, как вдруг меня кто-то толкнул сзади и я вылила весь свой коктейль на себя.
- Куда ты смо… - я стала поворачиваться и увидела Ричмонда.
- Простите, - сказал он и тут же сщурил глаза, - Мы знакомы?
- Нет, не думаю, - ответила я и отвернулась.
- Арсен давай уйдем отсюда, - закричала я, чтобы перекричать музыку.
- Зачем, мы же только пришли, - он стал двигать головой в такт музыке.
-Арсен, пожалуста давай уйдем, - снова закричала я.
- Здесь классно! Расслабься, детка! – закричал он мне.
Я взбесилась, встала с места и стала протискиваться сквозь толпу к выходу. Еле как выбравшись из клуба, я вытащила сигарету и закурила.
- Прикурить есть? –услышала я рядом мужской голос.
- Да, конечно, - я повернулась с зажигалкой к Ричмонду…
- Что не понравился клуб? – он с шумом выпустил дым.
- Не в моем стиле, - бросила я и отвернулась.
- Мне кажется или мы с Вами знакомы? – спросил он меня.
- Не думаю, - я пошла в сторону дороги.
Вдруг кто-то положил мне руку на плечо:
- Томирис, я тебя вспомнил.
- Неужели? – я обернулась к Ричмонду.
- Ты извини, столько лиц каждый день видишь… как то все перемешались… - он с шумом выдохнул дым.
- Ну что же, не велика потеря! – сказала я, отвернулась и пошла к дороге.
И тут кто-то меня схватил и повернул к себе, не успела я ничего понять как мы с Ричмондом уже целовались у меня предательски закружилась голова…
Я лежала в его квартире, а он тихо спал рядом, я встала и стала быстро собираться, утром Нурсулу нужно на съемки, она согласилась посидеть с Лизой только до утра.
На удивление Ричмонд проснулся.
- Куда ты? – спросил он.
- Домой, - ответила я.
- Еще рано, оставайся, - он зевнул и повернулся.
- Не могу, Рич, меня ребенок ждет.
- Какой ребенок? – он соскочил на кровати.
- Мой, я была замужем, ей 9 лет.
- Почему ты не сказала?
- Ты не спрашивал.
- Когда мы увидимся? – спросил он.
Я протянула ему свою визитку и сказала:
- Звони в любое время!
Я вышла из его дома и пошла по направлению к дороге. Сердце бешено стучало в груди и душа расцветала. Конечно, ухмыльнулась я, ведь я создана для любви…


















Пролог.
- Ричмонд! Ричмонд! Я потеряла свое бриллиантовое колье! Лиза! Эдвард!
- Мама, колье я переложила в сейф! Эдвард его чуть не уничтожил! Как можно держать так такие вещи, когда маленький ребенок дома!
- Спасибо солнышко, ты умничка! – я поцеловала ее в лоб и достала колье из сейфа.
- Мам, я так переживаю.
- Да что ты! Все будет хорошо, милая, не переживай!
- Ну как так! Это же Пулитцеровская премия, мам! И ты ее получаешь сегодня! Фантастика!
- А ты знаешь как долго я к этому шла? – спросила я.
- Я знаю, что ты мечтала об этом с детства, но папа тебе не дал.
- Твой отец способствовал этому, я росла с ним и развивалась и вот наконец написала свой роман…
- Он меня потряс, мамочка… Ты у меня потрясающая женщина!
- Нет милая, просто Бог со мной и он меня любит!
- А еще ты создана для любви, - сказал Ричмонд, заходя в комнату, - Ну все, побежали, времени уже нет.
- Сейчас, сейчас, родные мои, ну как я вам?

© Copyright: Айжан Аскарова. Дата опубликования: 05.05.2016.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).