Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 24 ноября 2017.:
Роза Станкевич

«Падару лепей людзям песню, Песню - голас маёй душы»

«Падару лепей людзям песню, Песню - голас маёй душы»




С Евгенией Янищиц познакомила Христина Лялько на литературном вечере в Союзе писателей, который продолжился в ее уютном доме. Все близкие звали ее просто Женей. После того незабываемого вечера, Женя вошла и в мою жизнь. С сыном Андреем они жили на первом этаже мрачного дома по улице Первомайской, там, где: «ад болю аглух тэлефон».поэтому Женя радовалась гостям, а когда оставалась наедине со своим одиночеством, долго разговаривала по этом телефоне, читая новые стихи.
С творчеством «полесской ласточке», меткое определение друзей по перу, я давно уже была знакома. Может быть, поэтому удивило первое впечатление. Запомнился ее совсем не канонический «литературный образ» Жени. Обаятельная, грациозная молодая женщина с улыбкой на губах и с грустными глазами, которые смотрели вовсе не на тебя - куда-то в себя, а, возможно, в вечность. Общительная и в тоже время избегающая банальных шумных компании. И еще - в самой поэтессы не ощущалось той силы, которая была в ее стихах, а, скорее всего, беззащитность мотылька, летающего к огню, с присущей ему легкостью, изяществом, красота…

Не воблачка, а проста аблачынка
Загадкава плыве над галавой.
Смяюся я: вясёлая дзяўчынка,
Як матылёк, ляцiць над кладкай той…
Як добра ёй журыцца беспрычынна!
Да твару ёй i лета, i зiма…
ўсмiхнуся я: яшчэ бяжыць дзяўчынка
Па кладцы той, якой даўно няма.

И в тоже время, все ее существо излучало Достоинство. Самодостаточность, которая светилось изнутри. И Тайна… И некая Загадка…
Вспомнились где-то прочитанные стихи:
Женщина – выдумка, тайна, загадка,
Женщина – пристань летящей весны
Где-то грустит и мечтает украдкой,
Сердцем читая воскресшие сны.
Женщина – чудо заветом созвездий,
Тонким намеком фиалок и роз,
Просто улыбка счастливых возмездий...

Для меня Женя Янищиц останется загадкой. Женщина-загадка, которая сумела найти ответы на извечные вопросы… Ответы, которые присутствуют в её творчестве.

Ёсць тайны знак у песні
неўміручай,
А гукі-словы — сэрца спарышы.
Ці знацьмеш ты, о колькі рос
гаручых
Змясцілася на дне маёй душы.

Загадкой останется и неожиданная трагическая смерть Евгении Янищиц, поставившей точку в судьбе одной из самобытнейших поэтесс XX столетия Беларуси.
А точку ли?
Скорее многоточие, после которого многие пытались рассуждать и разгадывать тайные знаки судьбы.

Мне ўсяго шаснаццаць светлых вёснаў,
Будзе дваццаць, будзе сорак пяць…

Эти строки любят цитировать, подчеркивая, что до сорока пяти поэтесса не дала себе дожить.
Пять дней после своего сорокалетие 25 ноября 1988 года она бросается из окна только что полученной квартиры на восьмом этаже дома в Минске, на улице Сторожевской, похожего на огромный белый корабль, плавающий в синих водах Свислачи.
Уходит из жизни очаровательная Женя, закрыв глаза, чтобы быть красивой и в вечности. Останется в литературе Евгения Янищиц: остается в людской памяти, в легенде.
Литература нуждается в легендах и мифах…
Некоторые пытались найти нечто сверхъестественное даже в имени и фамилии поэтессы, усматривая в них зашифрованное послание: Евгения Янищиц – «гении нищий».
А о доме на улице Сторожевской, с восьмого этажа которой состоялся ее последний полет, тоже ходят слухи и легенды…
Вроде того, что он построен на том месте, где покоится прах Марины Мнишек - единственной женщиной, коронованной в России до Екатерины I.
«Ее долго держали заточенной в башне, где ее единственной радостью было окошко под самой крышей да краешек голубого неба, сияющий в этом окошке. Но смерти Марины не видел никто. Да, погасло мимолетное сияние ее жизни, но так и не известно наверняка, удавили ее в тюрьме либо она сама умерла – от тоски по воле и несбывшейся мечты». (Из книги Елены Арсеньевой «Мимолетное сияние (Марина Мнишек)»).
Что же подтолкнуло Женю прыгнуть с подоконника, что заставило избавиться от душевной боли вместе с жизнью?
Или «полететь, как она мечтала на майской поляне в 1967 году… Прежде чем упасть, я полетаю…
Прежде чем уйти, нужно испытать счастье. СЧАСТЬЕ ПОЛЕТА. Я улечу вот так! Женя нашла возле себя созревший одуванчик, дунула, посмотрела, как белые парашутики сначала вспорхнули, а затем упрямо опускались на траву, на ее русые волосы. … ». Из воспоминаний ее земляка и однокурсника, писателя Анатолия Козловича, которой в тот же вечер пишет пророческие стихи о летающей женщине:
З таемнай надзеяй,
З апошняе сілы
Жанчына ў нябёсы
Акно расчыніла.
Ды вольныя крылы
Так мала, так мала
У небе жанчыну
Трымалі…
Я знакомлю современника со своими юношескими стихами как с лучиком Жениной души, приоткрывшейся мне. То, о чем она мечтала на майской поляне в 1967 году, Женя осуществила 25 ноября 1988 года, через пять дней после сорокалетия. Открыла окно над Свислочью, где мы катались на лодке, и улетела. Мне хочется верить, что счастье полета было сильнее последующей за ним боли».
И мне, как Анатолию Козловичу хочется верить в том, что Женя испытала неземного счастья Полета!
Вместо того чтоб грустно сложить крылья, она поднялась высоко-высоко! Как это естественно для окрыленной поэтессы парить, опираясь на ветер, рассекая воздух... И прикоснулась к вечности, ощутить себя в высших эфирных октавах, где-то там, в голубых безднах Космоса…
Разве это на счастье! Есть такое состояние человеческой души, когда хочется жить и жить, взлететь в небо, смеяться и петь, дарить свою радость всем, кто рядом. Такое чувство называют счастьем. Но, наверное, никто не может дать точного определения этого понятия, как никто до сих пор не определил точно, что такое любовь.
Люди стремятся быть счастливыми и испокон веков стараются понять, как этого достичь. Дело в том, что счастье для каждого разное, в зависимости от личности человека: от его духовной сущности, мировоззрения и п.р.
«Человек рожден для счастья, как птица для полета!» Не имеет значение, кто первый сказал эту фразу Владимир Короленко или Максим Горькой – в ней исконная сущность человека. Счастье - одна из величайших тайн жизни. Извечное стремление души. Но эта Тайна очень хрупкая, не зря же ее всегда называли Птицей.
Все мы стремимся поймать птицу Счастья, или хотя бы его Мгновение прекрасное и слиться с Всемирном. Все мы живем внутри времени. От первой до последней секунды нашей жизни мы погружены в его вечный поток. Как и в любой реке, в потоке времени бывают стремнины с бурным течением и разливы с течением спокойным, омуты и мели.
Как будто вместе с загадочном Кайросом 1богом Счастливого Мгновения, Женя полетела на встречу Неизведанному, Манящему, перешагнув через земное пространство и Время.
У древних греков для Времени было два божества – холодный, неподкупный, все пожирающий Хронос, и легкий и веселый сын Зевса, бог счастливого мгновения.
На одной средневековой гравюре под изображением Кайроса стояла надпись, которая переводится с латыни приблизительно так: «Я пойманный миг вечности — не упускай меня!»
Когда речь идет о Счастье, которое ты таким способом заслужил, вновь проявляется действие Великого Закона: Подобное всегда призывает Подобное, Подобное всегда притягивает Подобное.
Подобное всегда находит Подобное. Женя нашла себя в Полете. И сала частицей Неба. Подобное всегда вступает в Резонанс с Подобным,
Счастье полета сильнее всего! Даже последнего… На земле! Оно способно осмыслить не только человеческое существование, но и Переход в иные Миры.

Падая с неба, капля дождя испытывает страх. Это падение является переходным периодом. Капля дождя боится исчезнуть. Она упадет и погибнет. Но когда она попадает в океан, страх рассеивается, поскольку сама капля теперь стала океаном.
«Смысл жизни в том, на что она потрачена. Умирают только за то, ради чего стоит жить» (Экзюпери). А поэту стоит жить – ради Поэзии.

Зліецца хай з людскімі галасамі
Душа на веснім гуку салаўя:
Аптымістычна — горкая, лясная,
Як і сама паэзія мая.

Время расставить все на свои места, и будут разгадывать загадку жизни и смерти Жени Янищиц. Все то, что она не успела сказать, расшифровать своими стихами.
Женя напомнила нам, что сердце поэта всегда высоко в небесах.

Да цябе мне не прыпасці –
Прыпадаю да нябёс.

В Жениных стихах «что ни строка, то боль, что ни строчка, то спазмы» (Алексей Дударев). Несмотря на то, что поэтессу все любили, ей было очень тяжело и больно в этом несовершенном мире.
Но когда в жизни нарушается гармония, когда завидую твоему таланту, и нет силы отбранятся. Мама Жени в интервью уже после смерти дочери вспоминала, что ее творчество было колючей проволокой, о которую постоянно кололись завистники.
Еще один штрих к «портрету» Евгении Янищиц: перипетии ее личной жизни протекали за кадром, втайне от публики, до сих пор не осведомленной, что, как и почему:
Стамiўся ад уражанняў паэт.
Маленькi сын ад чэрствасцi хварэе.
Крыжы трывожнай памяцi! А свет…
Завалы кнiг! А людзi не дабрэюць.

Когда обрывается поэтичны полет, крылатая душа стремится к Вечной гармонии. В невыносимую минуту самопознания она была сильнее, проницательнее. Из подобных минут сложилась ее жизнь, представляющая собой непреходящее обострение белорусского менталитета и перелитая в поэзию. Жизнь истончалась с каждым ушедшим днем, а Поэзия обретала вечность, неопровержимость:

Выберу сёння якую вандроўку,
Каб неўталоннай душы дагадзіць?
Светла аклікну каліну-сяброўку
Сумам маім на мяне паглядзіць

В мире все умирают лишь с тем, чтобы родиться заново, как зерно. Никто в действительности не умирает. Особенно Поэты:

Смерці ў паэта няма -
Ёсць Нараджэнне!

Сказанные слова о Максима Богдановича соотносится и к самой Евгении Янищиц, к ее акварельной и трепетной, искренней и чудодейственной лирике, которая возрождает в душе пачуцці «любові і жалю»… Утоляя ментальную жажду души, ее духовная энергия не подвластна ни времени, ни небытия…
И как та капля дождя, которая попадает в океан, становится океаном, так и Женя стала частицей всемирной гармонии! Она возвращается к Гармонии:

Я вярнуся туды,
дзе яшчэ не была,
Да расы, да зары,
да світальнай усмешкі...

Вся жизнь и творчество Евгении Янищиц – это постоянная борьба склонности к одиночеству и жажды общения. Она - поэт огромного таланта и трагической судьбы. Она всегда оставалась верна себе, голосу своей совести, голосу своей музы, которая ни разу не изменила добру и красоте.
Стихи писать она начинает очень рано, и, конечно же, первые строки о любви. В четвертом классе Женя напишет стихотворение к Международному женскому дню и посвятит его маме. Учителя перевернут все учебники, чтобы найти эти строчки, так как не поверят - уж слишком взрослые стихи.
Евгении Янищиц врывается в литературу как свежий ветер Полесья. Ее путь в литературу быстрый и широкий: дебютирует стихотворениями в республиканской печати еще школьницей, в 1964 году (журнал «Березка»); в двадцать с лишнем выпускает первый поэтический сборник «Снежныя грамніцы» (1970 г.), которым сразу заявляет о себе как о зрелом поэте.
«Книжка ясная, свежая, росистая, будто то утро, из которого она, Женя Янищиц, и выбежала» (Г. Березкин). Прекрасная и непосредственная книга, в стихах которой зарифмована сама любовь:

Ты пакліч мяне. Пазаві.
Там заблудзімся ў хмельных травах.
Пачынаецца ўсё з любві,
Нават самая простая ява.
І тады душой не крыві
На дарозе жыцця шырокай.
Пачынаецца ўсё з любві…
Ты пакліч мяне. Пазаві.
Сто дарог за маімі плячыма.
Пачынаецца ўсё з любві,
А інакш і жыць немагчыма.

Еще в первых сборниках формируется основное жизненное кредо: быть самой собой. Евгении Янищиц - поэт, которого не спутаешь ни с одним другим, ее стихи обладают особым распевом, ритмом и интонацией. Подкупает четкость, конкретность и завершенность ее стихов, в которых отразилась ее чуткая душа, и чисто белорусское умение быть благо¬дарной и скромной.
Хотя цену своего художественного таланта она знала хорошо и подчеркивала литературное родство с П. Багримом и Ф. Богушевичем, Я. Купалой, И. Мележем и А. Кулешовым. «Выняньчаны мой радок // Не можа з шшым1 змяшацца», — резонно заявля¬ла она в стихотворении «Падставщь голасу люток» (книга «На беразе пляча»).
Лирика Евгении Янищиц обращена к душе, сосредоточена на меняющемся внутреннем мире человека и, в конце концов, на самой жизни во всей ее полноте.
Иными словами, от рождения до смерти, от первых стихотворных строчек до последнего вдоха она оставалась, поэтом, лириком. Ее лирическая героиня полностью отражает чувства и переживания самой Жени, поэтому стихи личностные, им она доверяла свои чувства, свою жизнь.
В своей поэзии, в жизни, в быту, в любви и, в смерти, она была романтиком. И Поэтом! С крилями «жаждущими» полета («Прага крыла»):

Рыфмы змахну са стала,
Але не выйду з прыгнёту.
Вечная прага крыла -
Вера і сіла палёту.
На скрыжаваннях падзей -
Горыч і слодач аскомы…

Там, «на падаконніку веры», жалея сытых голубей, она пытается забыть собственную боль («Спрабую ўласны боль забіць»):

Спакойнымі вачыма.
Прасцей жыву, чым можна жыць.
Складаней — чым магчыма.
Жыву з нізінаў і з вышынь,
Між сонца і між грому…

Потому что для поэта Евгения Янищиц, как для каждого истинного поэта:

Паэзія. Душа. Айчына.
Маланка з громам. Бура. Ціш…
Iду на твой вячысты форум.
Застылы міг разварушы!
Маё аблічча - толькі форма,
Адлітая для струн душы.

Окрыленность и открытость ее поэзии, божественную избранность ее таланта зовут ее на «вековечный форум» Поэзии. Прощаясь с формы, «Адлітая для струн душы», Женя освобождает душевую энергию и, только ее струны начинают звучать в резонанс с Гармонии.
Только поэт может решиться на такой Полет, превращая счастливое мгновение в Вечность.

Евгения Янищиц - поэта не спутаешь ни с кем другим. Ее стихи можно безошибочно узнать - по особому распеву, неповторимым ритмам, по общей интонации. Она – «звезда первой величины».
Звезды - это тревога, всколыхающая духовный мир человека, импульс и очищение раздумий о бесконечности. Мне кажется, что время увидело и позвало. Она пришла уверенно, ее позвал ее настоящий час.
В своих стихах, в жизни, в быту, в любви и, в смерти, она была романтиком. И поэтом! Только поэт может решиться на такой Полет, превращая счастливое мгновение в Вечность, а себя в легенду.
В свою маленькую поэму «Ягадны хутар» это «чудо-вещица», как выражаются литературные критики, вмещает глубину многопланового философского романа. А книга «Калина зимы» становится настоящим прорывом поэтессы к подлинному мироощущению: она увидела, что на родине «высох колодец, хоть жита насыпь»; поняла, что чужая листва не менее красива, чем своя; почувствовала, что на земле «каждая болька - родня». И - «душа белорусская соединилась со всем миром».
Часто в ее стихотворениях краски природы переплетаются с философскими размышлениями о жизни, предоставляя единую, красивую и отчетливую картину. Как, например, в произведении «Ні парушынкі ў небе, ні дажджынкі…»

Ні парушынкі ў небе, ні дажджынкі,
І мройна вішня пышная цвіце.
Яшчэ мая хада лягчэй пушынкі.
Адкуль цяжар так сэрцайка гняце?
Душыла смага, цалавала спёка,
Маланка з громам звязвала канцы.
Але не памірала ад апёкаў –
Зацягваліся песнямі рубцы.
.

Без сомнения, стихи Жени Янищиц обладают той гармоничностью и прелестью, которую могут иметь только искренние произведения, исходящие не столько из сердца конкретного человека, но из души целого народа:

Жыццё, ты стэп, што выгарэў да краю,
Дрыготкі ліст на восеньскім галлі.
І ўсё адно – цябе я абдымаю,
І ўсё адно цябе я бласлаўляю
За боль і рай на песеннай зямлі.

Все мы куда-то постоянно спешим, бежим и нам совсем не остаётся времени читать о любимых поэтах, произведения великих писателей.... Трагическая судьба ласточки полесья Евгении Янищиц волнует людей белорусской земли.
Этот замечательный поэт с безграничным талантом и душой переживавший за Родину. Настоящий последователь великой классической традиции в белорусской поэзии Евгении Янищиц, передает ее потомкам. Ее философская лирика вливается в мировую классику, а стихи о любви обретают романсовую многозначительность.
Время все более отчетливо показывает, что яркой, предельно искренней и человечной поэзии Евгении Янищиц суждена большая дорога, долгая жизнь в людских сердцах.
Сябе нанова адкрываю.
Выношу з шуму свой пратэст -
Пустых размоў не пераймаю.
Ёсць у маўчанні іншы змест

Ёсць у маўчанні гнеў, і згода,
І глыбіня, і вышыня.
Ёсць ў маўчанні асалода
Яшчэ няпройдзенага дня.

Свае ў маўчанні ёсць граніцы,
Свая бяда, свае масты.
Ёсць ў маўчання таямніца
Ад мудрасці да прастаты.

«Запомніце мяне, якая я ёсць» - строки из стихотворения Евгении Янищиц.
Мы помним тебя Женечка такой, какой ты была. Такая, какой есть, такой ты и будешь!
Ты подарила нам Песню, голос твоей души. И вместе с ней – шагнула в Вечность.
И будешь жить - пока будут белорусы, пока будет жить белорусское слово.

© Copyright: Роза Станкевич. Дата опубликования: 16.09.2014.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).