Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 18 октября 2021.:
Аваз Алиевич Рахимов

Уроженец Советского Союза или Ферганской Атлантиды Скобелева

Биографическая документально-хроникальная дилогия милиционера
Аваза Алиевича Рахимова
Уроженец Советского Союза или Ферганской Атлантиды Скобелева.
Бескорыстной самоотверженности посвящаю.


ОТРЫВОК ИЗ ПЕРВОГО РОМАНА ДИЛОГИИ МИЛИЦИОНЕРА
Часть вторая
Дистрибьюторы деструктивных комбинаций в Фергане.
Глава первая.
Возвращение на службу.
Таким образом, преодолев препятствия, искусственно устраивавшихся заместителем начальника УВД Ферганского облисполкома по работе с кадрами подполковником Кариевым Нурманом Фазыловичем и его фаворитом капитаном Низамовым Шавкатом, я, получив из рук капитана Чернова Александра предписание №2 от 15 мая 1989 года о поступлении в распоряжение Ферганского ГОВД для дальнейшего прохождения службы в органах внутренних дел в должности участкового инспектора отделения охраны общественного порядка (ООП), причём за счёт должности заместителя начальника отделения ООП ГОВД, направился к месту назначения.
Проходя мимо дежурного милиционера на проходной, меня неожиданно стали переполнять воспоминания о прежде возглавлявшем наружную службу УВД демиурга милицейской службы Семёнова Вениамина Алексеевича, отличавшегося потрясающей эрудицией, неповторимыми человеческими и профессиональными достоинствами. Освоив под воздействием Семёнова в начале своей служебной деятельности в 1974-1975 годах значение исследовательского сегмента в организации достижения полноты регистрации преступности, выявления, пресечения и раскрытия преступлений, обнаружения негативных тенденций для определения степени их опасности общественным и государственным интересам, я в последствии мог эффективно заниматься прецизионными направлениями оперативно-розыскной деятельности в подразделении «А» уголовного розыска УВД, совмещая выпуск еженедельного меморандума специальной и аналитической информации, безусловно влиявшей на состояние преступности, раскрываемости преступлений и общественной безопасности в Ферганской области. Усвоивший особенности школы Семёнова, мой внештатный инспектор наружной службы УВД того периода Кабыляцкий Александр Викторович мог впоследствии успешно работать в МУРе, выявляя, пресекая и раскрывая преступления в столице СССР. А первый мой руководитель в органах внутренних дел Мирзарахимов Бурхонитдин, успешно использующий школу Семёнова по обнаружению негативных тенденций в обществе с целью маневрирования силами и средствами милиции в ежедневно планировавшихся операциях для эффективного достижения безопасности граждан на улицах и общественных местах, возглавит службу охраны общественного порядка УВД Ферганской области. Также вспомнил маститых тружеников уголовного розыска УВД Чернявского Владимира Гейнаховича, Синявского Даниила Петровича, Павловского Владимира (творчески прививавшего в повседневной деятельности профилированное пристрастие подчинённым раскрывать неочевидные преступления, формируя номенклатурную элиту оперативных работников исключительно по способностям раскрывать неочевидные преступления при максимальном сокращении аберрационных показателей), Ашурматова Абдуваххаба Мамасадиковича, Сафонова Юрия Владимировича, Исаенкова Вячеслава, память о которых среди последующих поколений сотрудников и горожан может носить исключительно легендарный характер. Невольно сравнивая ушедшую плеяду асов с ныне пробравшимися на ключевые должности органов внутренних дел под видом преданных носителей идеологии компартии, охватывает волнующая грусть и некоторая тревога по поводу зашкаливающего сращивания правоохранителей с лидерами криминальных структур и негативная увлечённость руководства УВД процентоманией, скрывавшей достоверное состояние преступности.
Минуя в центре города Ферганы пересечение с улицей Педагогическая, на которой расположились основное административное здание комплекса педагогического университета имени Мирзо Улугбека, комплекс средней школы №2 (в которой учились друзья моей юности Синицин Владимир Александрович, Давыдова Татьяна и её одноклассник Абдулов Александр Гавриилович, Агаджанов Аркадий Рубенович, Мамаджанов Мурод Соттиевич) и дом фигуранта резонансного уголовного дела №18/58115-83 Усманходжаева Инамжона Бузруковича, освобождённого 12.01.1988 года от должности первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана (прежде работавшего первым секретарём Андижанского обкома компартии, где 14.12.1988 года зафиксирован закамуфлированный сброс узкой группой лиц листовок антирусской направленности для сдерживания предполагавшегося превращения антиципированного следствия в экспедиционную структуру) в связи с уходом на пенсию, а затем всё же арестованного по инициативе руководителя следственной группы генеральной прокуратуры СССР Гдляна Тельмана Хореновича 19.10.1988 года вопреки отчаянного противодействия генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Верховного Совета СССР Горбачёва Михаила Сергеевича, я приближался к месту предстоящей моей службы в ГОВД, расположенного на параллельной улице.
Поглощённый размышлениями о гипотетических последствиях начавшейся при участии начальника территориального РОВД подполковника Касымова Шавката Сабировича адресной передислокации штаба следственной группы Гдляна в здание общежития нефтеперерабатывающего завода по улице 40 лет Октября самого европеизированного в Ферганской долине Киргулийского района города Ферганы, предполагая этим самым самосохраниться за спиной несведущего этнического большинства на случай заведомого возникновения уличных протестных движений (примеряя на проецируемую ситуацию эффект гегемонизации толпы из личного опыта организации со своим коллегой Ивановым Николаем Виниаминовичем уличных протестных движений в Москве и Подмосковье для самосохранения путём приобретения 04.03.1989 года депутатской неприкосновенности в ответ на противодействие влиятельных фигурантов этого же уголовного дела №18/58115-83) при появлении изобличительного общественного мнения на очевидность небеспристрастного уклона следствия, стремившийся ради карьерного взлёта Гдлян свершить кульминацию собственного идефикса осуществлением следственно-оперативных действий в близлежащих городах Андижане и Куве в поиске улик неформальных отношений их предыдущих лидеров партии с Горбачёвым, я, с помощью аналитического наложения имеющейся информации на логику текущих событий, пытался определить величину надвигающейся общественной опасности в предполагаемом эпицентре неустранимых столкновений безысходности сторон и рассмотреть оптимальность привлекаемых ими ресурсов не без учёта ожидаемого вмешательства дистрибьюторов эндогенных и экзогенных инициатив. Неслучайно, прежнее предрасположение общественности к прерогативной деятельности Гдляна, сопровождавшееся безоговорочным подчинением ему всех структур власти УзССР, стало меняться после надуманной гиперболизированной опасности его персоне на территории УзССР для прикрытия фактов ненадлежащего хранения изъятых по делу ценностей и денег, послужившей поводом для оголтелого вывоза под усиленной охраной с целью саморекламной экспозиции в Москве, вместо конфиденциальной передачи в установленном порядке на ответственное хранение в депозитные госучреждения УзССР, фонтанируя недружественную ангажированность, направленную на подрыв престижа УзССР для инсинуации недоверия страны.
Безусловно, слух о прибытии нашумевшей следственной группы Гдляна в Фергану не мог оставить сомневающихся в собственной небезгрешности руководящих работников равнодушными. Некоторые симулируя серьёзные заболевания, наспех устраивались в многоместные общие палаты обычных больниц, отказываясь от прежних льгот партактива и индивидуальных меблированных палат, демонстрируя к удивлению окружающих неожиданную принадлежность к народу. Кто-то займётся поспешным вывозом из своих квартир и особняков ценностей, дорогостоящих ковров, мебели, одежды в невзрачные жилища малоимущих сограждан во избежание нежелательных последствий. Видимо неслучайно забеспокоившаяся заведующая отделом науки, учебных заведений и здравоохранения Ферганского обкома компартии Нуритдинова Карамат Абдуллаевна разместила совместно с покровительствуемыми директором Ферганской санаторно-лесной школы №2 Бурибековой Гульчехрой Мамаджановной и директором Ферганского кооперативного техникума Бирибековым Джахангиром Мамаджановичем возможно изобличительные вещественные доказательства в невзрачном доме по улице Дзержинского, принадлежащего Кадыровой Муборак Мамаджановне, семья которой, после испытанного ими риска хранения вещей сомнительного происхождения, отказывалась впоследствии возвращать их прежним владельцам. Неспроста стремившийся занять пост председателя президиума верховного совета УзССР, известный экс-первый секретарь Кувинского райкома компартии, депутат верховного совета СССР 7 и 10 созывов Шербутаев Муса, гостеприимно принимавший в 1979 году у себя дома в Куве тогдашнего секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству Горбачёва, высоко оценившего вкус рубинового сорта натурального гранатового сока и удобную эксплуатацию в быту чустских национальных ножей, торопливо лёг в общую многоместную палату Ферганской областной больницы. Прежде, Шербутаев дважды в год ложился лишь в самую престижную палату-люкс санаторно-профилактического стационара советского партактива в предгорном местечке Вуадиля (известного по кинокартине режиссёра Али Хамраева «Невеста из Вуадиля», где от имени юной героини Асаль, переполненную нежностью песню «Помни меня», пронзительно исполнила чрезвычайно одарённая Наргиз Закирова), где его посещали и лечили лучшие медработники области. Несомненно, в виду хронических проблем у него с полостью рта, в числе посещавших была заслуженный работник здравоохранения УзССР главный врач Ферганского областного стоматологического объединения Виноградова Алла Ивановна, создавшая по мнению тогдашнего министра здравоохранения СССР Петровского Бориса Васильевича лучшую стоматологическую службу в стране.
В свою очередь, пытаясь самосохраниться путём нейтрализации самореализующегося Гдляна методом его изоляции, Горбачёв инициирует в качестве контрмер принятие 24.03.1989 года секретного постановление ЦК КПСС о создании спецкомиссии по проверке фактов нарушения законности со стороны следственной группы Гдляна при расследовании дел о коррупции в УзССР для принудительного отзыва из Ферганы её руководителя в Москву, охрана безопасности которого осуществлялась в соответствии с распоряжением предыдущего генерального секретаря ЦК КПСС бойцами группы специального назначения КГБ СССР «Альфа». Вслед за вынужденным отъездом Гдляна из Ферганы, во избежание самостоятельного начала процессуальных мероприятий в Андижане и Куве членами следственной группы в расчёте на неизбежное возвращение своего неподвластного руководителя, создававшаяся в соответствии с постановлением политбюро ЦК КПСС в апреле 1983 года его следственная группа торопливо распускается по итогам апрельского 1989 года пленума верховного суда СССР. Получивший по телефону областной больницы 06 мая 1989 года подтверждение с Кремля о миновании надвигавшейся опасности, инсценировавший серьёзное заболевание угрюмый Шербутаев радостно выбежит в больничной одежде прямо на дорогу, где при интенсивном движении автотранспорта, виртуозно заскочит в салон первого попавшегося такси и уедет. Он больше не вернётся в эту общую простонародную палату, где с большим трудом изображал доступного и равнозначного соотечественника.
Детерминируя одержимость стремления Гдляна и Иванова добиться возвращения в Фергану на волне роста общественной востребованности очередной порции доказательств коррупционной активности лиц высшего эшелона власти, интерес к которым пробуждался следователями на улицах Москвы, Ленинграда, Подмосковья с помощью риторики антикремлёвской направленности, одобряемой ране освобождённым по инициативе Горбачёва 11.11.1987 года с должности первого секретаря Московского горкома КПСС и выведенным 18.02.1988 года из состава кандидатов в члены политбюро ЦК КПСС народным депутатом СССР Ельциным Борисом Николаевичем, просматривается небезмятежная трансцендентность Горбачёва, границу которой можно определить лишь при выяснении степени ожидаемой им своей персональной ответственности в последствии обустройства следственной группы Гдляна в Фергане для выполнения под предлогом необходимых процессуальных действий в Андижане и Куве в рамках расследуемого уголовного дела №18/58115-83. Безусловно, неотъемлемым признаком предусмотрительной Горбачёвым архитектуры собственной безопасности неотразимым противодействием повышенному стремлению Гдляна добраться любой ценой до Андижана и Кувы, кроме виртуального ожидания послания с небес на эти регионы Ферганы разрушительного стихийного бедствия, может оправдать себя лишь запрос на внедрение корректируемого масштабного эксцесса в виде спонсируемой гибридной войны, реализуемой зарубежными технологами из числа профильных наёмников или специалистов спецслужб с предпочтительным вовлечением к отдельным деталям комбинаций ожидавших мер процессуального принуждения по данному уголовному преследованию. Логически оценивая достаточность финансовых ресурсов Горбачёва для оплаты бесповоротного блокирования ферганских планов Гдляна посредством реализации инспирируемого эксцесса, то учитывая эмуляционную заинтересованность геополитических противников СССР, статус единственного конвертируемого платёжного средства приобретает доступная Горбачёву возможность предоставить в ущерб жизненно важных интересов СССР стратегические уступки или выдачу государственной тайны. За конспиративным прикрытием инфернальных помыслов инициатора реализуемого эксцесса проглядывается метод построения алиби в виде имитации импонирующего противодействия проискам противников СССР или самоустранения от обязанности императивного противодействия, изобретательно перекладывая вину на стрелочника по типу утрированного экспозе, обнародованного в итоге реализации зарубежными спецслужбами серии комбинаций по стравливанию сопредельных этносов для разрушения народного единства с целью дезинтеграции СССР возбуждением гибридных воин между Азербайджаном и Арменией (проиллюстрированной в Ереване под предлогом вопроса о Нагорном Карабахе в октябре 1987 года), Грузией и Россией (экспонированной 09.04.1989 года в Тбилиси под предлогом Абхазского вопроса).
Приблизившись в этот момент к крыльцу здания Ферганского ГОВД, мои мысли были прерваны звонким голосом спускавшегося навстречу подтянутого офицера в форме работника милиции, на ходу поправлявшего нарукавную повязку оперативного дежурного по городу и портупею с табельным оружием. Представившись, он торопливо сообщил, что по указанию начальника ГОВД подполковника Хасанова Закира Шакировича обязан проводить меня к нему без промедлений. Повинуясь, я последовал за ним в здание ГОВД, откуда выходила группа работников, готовившихся к выезду на место очередного уличного грабежа. Оказавшись совместно с оперативным дежурным в приёмной начальника ГОВД, где секретарь регулировал очерёдность приёма, которого ожидали более десятка человек, оперативный дежурный самостоятельно вошёл к начальнику, закрыв за собою дверь его кабинета. Оставшись в приёмной, я стал дожидаться в числе присутствовавших своей аудиенции.
В это время, в приёмную вошла уставшая на вид женщина. Представившаяся гражданкой Вараксиной Р.З., она стала пояснять секретарю о необходимости попасть на приём нового начальника ГОВД для изложения претензий по поводу её ограбления методом рывка с шеи золотой цепочки с кулоном стоимостью 500 рублей 20 апреля текущего года около кафе «Пингвин» на самой центральной и многолюдной улице Ленина, раскрытием которого работники уголовного розыска ГОВД серьёзно не занимаются, хотя она своевременно обратилась в милицию в установленном порядке. (Акцент моего внимания привлекло наименование кафе «Пингвин», рядом с которым в 02 мая 1980 года было совершено резонансное убийство 33-х летнего педагога по имени Владимир, отличавшегося утончёнными манерами и аристократической внешностью, являвшегося братом моего друга юности Абдулова Александра Гаврииловича, которое также оставалось нераскрытым, хотя совершено на маршруте несения службы патрульно-постовой милицией). Затем в приёмную вошла назвавшаяся Бирюковой Л.Е., выразившая неудовлетворение работой уголовного розыска ГОВД по раскрытию ограбления путём рывка 05 апреля этого же года по улице Ленина, в результате чего злоумышленник завладел её золотой цепочкой с кулоном. Буквально через минуту, с претензиями на бездействие уголовного розыска ГОВД, появилась ещё одна потерпевшая Краверская Э.Д., ограбленная аналогичным рывком 05 апреля этого же 1989 года на той же улице Ленина.
Безрезультатно пытаясь найти фабулы ограблений этих женщин и их регистрационные номера в статистической книге регистрации происшествий Ф-1 (отсутствие которых позволяют ответственным работникам ГОВД не тратить времени на их раскрытие), а также убедившись в сокрытии этих преступлений от учёта в силу доминирования процентомании в организации управления ГОВД, позволяющей искусственно искажать реальное состояние преступности города, смущённый секретарь любезно переправил потерпевших женщин к первому заместителю начальника по оперативной службе ГОВД подполковнику Сабирову Муродилу, курирующему на протяжении многих лет порядок ведения учётно-регистрационной и оперативно-розыскной деятельности органа. (Интригующим нюансом не раскрываемости убийства Владимира Гаврииловича Абдулова сохраняется в том, что совершено рядом с местом регулярного сбора группировки одного из влиятельных лидера городской криминальной составляющей Сабирова Бахтиёра Салимовича, являвшегося сыном бывшего начальника областного УВД и одновременно двоюродным братом Сабирова Муродила).
Забегая вперёд, экстраполируя реализацию дезинтеграционных эксцессов гибридных воин в социально несбалансированных регионах СССР, где зарубежными реализаторами стравливаются серией однотипных комбинаций несведущие слои различных этно-криминальных групп единого общества для формирования толпы, из гущи которой наёмники совершают кровопролитные атаки, вызывая управляемую агрессию для перехода к финальной комбинации по анонсированию замаскированных лозунгов не в отношении стравливаемых сторон, а в отношении государствообразующего народа с целью разрушения многонациональной страны путём разрушения её единства, я не мог даже предположить, что всего через семь дней сам окажусь в центре реализации масштабной антигосударственной разработки, инспирированные комбинации которой будут запущенны в сопредельном с Кувой русскоговорящем шестидесятитысячном городе Кувасае, апробированных иностранными спецслужбами в Азербайджане, Армении, Грузии. Прискорбным окажется то, что трудолюбивому и гостеприимному населению Ферганской области придётся испытать разгул распоясавшегося бандитизма, проявившегося по ряду объективных причин, одна из которых неспособность руководителей УВД и местных ГОВД-РОВД определить реальную криминогенную обстановку на основе дисфункции уголовной статистики в виду значительного занижения основополагающих количественных показателей зарегистрированных преступлений, не позволявших не только осуществлять криминологическое прогнозирование для эффективного воздействия на преступность в рамках системы мер борьбы с ней, но и производить полноценный расчёт потребности сил и средств правопорядка. В итоге, ферганскую цивилизацию удастся спасти удержанием разгула уличной преступности (70 лет назад, хрупкую цивилизацию Туркестана спасали от разгула басмаческой преступности войска командующего Туркестанским фронтом РККА РСФСР Михаила Васильевича Фрунзе, заявившего, что «басмачи являются послушным орудием в руках зарубежных врагов». Казусная смерть неспроста постигла его 31.10.1925 года не в бою, а при сомнительных обстоятельствах на операционном столе в связи с передозировкой эфира и хлороформа в процессе анестезии) от стремительного вовлечения её иностранными реализаторами гибридных воин в пучину хаоса исключительно гуманными и бескорыстными действиями участников объединённого тринадцатитысячного контингента внутренних войск и курсантов школ милиции под руководством командующего внутренними войсками МВД СССР генерал-полковника Шаталина Юрия Васильевича, в период корректного обеспечения комендантского часа в условиях чрезвычайного положения, ведённого указом Президиума Верховного Совета УзССР 04.06.1989 года.
В это время раздались множественные голоса и распахнулась дверь кабинета начальника Ферганского ГОВД, откуда вышла большая группа руководящего состава, среди которых был оставивший меня в приёмной оперативный дежурный. Он сообщил мне, что руководитель органа ожидает меня для конфиденциальной беседы. Я прошёл в открытую дверь, которая закрылась за мной. С этого момента я окунусь в директивную деятельность органов внутренних дел активно меняющейся страны, при выполнении которой придётся столкнуться с девиационными событиями, будоражащими здравый смысл, о чём недонести до неравнодушной общественности, я не имею права.

Глава вторая.
Доклад о прибытии вновь на службу.
Войдя в просторный кабинет, я, согласно устава, доложил о прибытии в распоряжение начальника Ферганского ГОВД для прохождения дальнейшей службы в должности участкового инспектора отделения охраны общественного порядка ГОВД в соответствии с выданным в УВД предписанием. Завершив доклад, я положил на край рабочего стола руководителя органа лист предписания с печатью УВД Ферганского облисполкома. Сидевший за большим письменным столом подполковник милиции Хасанов З.Ш. нажал на кнопку селекторной связи вызова секретаря своей приёмной. Выслушав его сообщение о наличии в приёмной ожидающих аудиенции руководителя ГОВД, Хасанов императивным тоном поручил секретарю лично препровождать каждого из них на приём к своему первому заместителю Сабирову М. Затем, предупредив секретаря о своей непредвиденной занятости, поручил ему никого к нему не впускать и ни с кем его не соединять.
Завершив наставления секретарю своей приёмной, Хасанов встал со своего кресла и подошёл ко мне. После традиционного рукопожатия, он предложил мне сесть за приставной стол, за который сел напротив меня.
Высокий, аристократической внешностью и свойственной немногословной прямолинейностью, Хасанов был знаком мне по совместной работе в аппарате областного УВД, где он был одним из перспективных следователей СО УВД. Периодически выполняя оперативное сопровождение по ряду уголовных дел, мне приходилось взаимодействовать с ним по некоторым из них, находившихся в его производстве. Судьбоносная особенность этого периода заключалась в том, что мне пришлось сначала трудиться в отделении по борьбе с преступлениями против личности, где начальником был мастер декорированной раскрываемости методом латентизации преступлений Сорокин Виктор Петрович, затем в отделении «А», где начальником был противник латентизации преступлений мастер ОРД Павловский Владимир. Взаимодействие продолжалось и после назначения Хасанова на должность начальника Узбекистанского РОВД, куда мне приходилось выезжать для оказания практической помощи по раскрытию неочевидных преступлений, так как я был закреплён за органами внутренних дел кокандской группы районов.
Ознакомившись моим предписанием, Хасанов произнёс вслух: «Насколько мне известно, первоначально в ОК УВД планировали назначить Вас по профилю в ОУР УВД. Затем изменили проект приказа для назначения Вас в ОУР Ферганского ГОВД. Но в итоге, назначили участковым инспектором, причём в счёт единственной вакантной должности заместителя начальника отделения ООП ГОВД. Странно?». Не вдаваясь в подробности, я отреагировал тоже вслух: «Это результат возникновения принципиальных разногласий по поводу условий выбора предлагавшихся мне должностей, что оказалось неприемлемым для меня». «Ясно», - с пониманием отозвался Хасанов и встав с места, подошёл к аппарату селекторной связи. Отозвавшемуся на сигнал вызова секретарю приёмной, Хасанов поручил пригласить своих заместителей, руководителей отделений и групп.
Представив меня собравшимся в качестве заместителя начальника отделения ООП, Хасанов попросил задержаться только своего заместителя майора милиции Гафурова И.М., курировавшего вопросы работы с кадрами. Наложив резолюцию на моё предписание и передав его Гафурову, Хасанов поручил без промедлений подготовить представление о назначении меня на должность начальника отделения ООП с последующим перемещением на обещанную начальником УВД новую должность советника начальника ГОВД.
После ухода Гафурова, Хасанов положил передо мной папку с материалами деятельности Ферганского ГОВД, попросив прогенерализовать сведения для определения фактического состояния борьбы с преступностью и её реального влияния на криминогенную обстановку в городе с целью выслушать профилирующее мнение. В ходе ускоренного моего знакомства с документами, Хасанов поведал историю своего назначения, состоявшегося на прошедшей неделе по инициативе пришедшего из органов КГБ нового начальника УВД Ферганского облисполкома генерал-майора Бурханова Султана Юсуповича, согласовавшего своё волевое решение по телефону с новым, также пришедшим из органов КГБ, министром внутренних дел УзССР генерал-майором Рахимовым Учкуном Садыковичем.
Предыдущим начальником Ферганского ГОВД был смещённый по инициативе органов КГБ за связь с мафией подполковник милиции Сорокин Виктор Петрович, карьера которого сводилась к формализации борьбы с преступностью в сегменте процентомании путём фальсификации обстоятельств для нивелирования состава преступления или его укрытия от статистического учёта, влияя этим самым на соразмерность ответственности или вовсе исключая её. Апостериорная динамика нелегального сегмента способствовала избежать должной ответственности и самого Сорокина. Управляя в нетрезвом состоянии служебным мотоциклом «Урал», возглавлявший в 1975 году подразделение по убийствам в ОУР УВД, он сам совершил на проезжей части дороги по улице Кувасайской города Ферганы наезд на переходившего дорогу пешехода, который скончался от полученных травм. Скрывшийся с места происшествия, Сорокин приступит к элиминированию алкоголя из организма, поддерживая в течении суток дезинформационную связь с руководством ОУР УВД через своего приспешника из экспертно-криминалистического отдела УВД лейтенанта милиции Новикова Владимира. Рутинизация процедуры укрытия убийств, куда были вовлечены профильные специалисты судебномедицинской и автотехнической экспертизы, а также соответствующие должностные лица прокуратуры, Сорокину без особого труда удалось приобрести вынесенное экспертом автотехнической экспертизы ангажированное заключения о отсутствии практической возможности у водителя мотоцикла «Урал» предотвратить столкновение с пешеходом, позволяя этим самым исключить свою ответственность. Естественно, эксперт подразумевал исключительную трезвость водителя мотоцикла «Урал».
Неслучайно, значение повышающихся соцобязательств, порождавших очковтирательскую процентоманию в сфере борьбы с преступностью, способствовало популяризации укрываемости преступлений и востребованности фальсификаторов типа Сорокина, не имевшего в своём профилирующем активе оперативно-розыскной деятельности ни одного самостоятельно раскрытого неочевидного преступления, хотя послужной список его был переполнен записями о поощрениях за участие в раскрытии преступлений. Разумеется, в этот момент не могла не промелькнуть в моей памяти ассоциативная история раскрытия коллективом ОУР УВД резонансного убийства гражданина Рябченко, роль Сорокина в которой отсутствовала. Но по завершению кропотливой работы по этому преступлению, в самой популярной в области газете «Ферганская правда» была опубликована эксклюзивная статья начальника отделения розыска ОУР УВД Сафонова Ю.В. Гиперболизируя роль Сорокина, автор статьи описал его активное участие в задержании вместе со мной одного из убийц, отличавшегося выраженной дерзостью по фамилии Астахов. В действительности, после определения мною возможного подозреваемого по особым признакам цинизма освободившегося накануне убийства из колонии строгого режима Ситина Константина по кличке «Кот», мне пришлось вылететь в Зарафшан для персонификации двух его соучастников. Вычислив из числа освободившихся из этой колонии его криминогенные связи в лице Астахова и Копасова, я вылетел в Ташкент, где совместно с выделенным в порядке взаимодействия мне руководством Хамзинского РОВД молодым инспектором уголовного розыска, произвёл классическое задержание разъярённого, неоднократно судимого Астахова. Естественно, к этой операции Сорокин не мог иметь никакого отношения, хотя окажется в числе поощрённых руководством УВД и МВД за проявленный профессионализм при задержании особо опасного преступника Астахова, что в дальнейшем сыграет существенное значение при выдвижении его на должность руководителя органа внутренних дел индустриально развитого города Ферганы.
Внезапно вспыхнувшая реминисценция, перенесла мои мысли к истории оперативного сопровождения мною резонансного уголовного дела, возбужденного по заявлению Сидорской Людмилы Константиновны, испытавшей у дворца офицеров воинского гарнизона по улице Карла Маркса в 1975 году циничное хулиганство со стороны самоуверенных в безнаказанности лиц, протагонистом которых был уголовный авторитет Хациди Константин. В виду того, что в составе этой устойчивой группы оказался Ахунов Тулкун, являющийся близким родственником заместителя прокурора Ферганской области Ахунова Танкита, производство по данному делу было поручено самому молодому следователю СО Ферганского ГОВД лейтенанту милиции Чинтаеву Валерию, не успевшему испытать разницу стройной академической теории борьбы с преступностью с её практической динамикой в условиях имплицитного сращивания категорий криминала и власти. Прибывший после завершения с красным дипломом Ташкентской Высшей школы МВД СССР, где ему предоставляли возможность остаться на преподавательской работе и заниматься профилирующей наукой, Чинтаев решил использовать свои знания в практической борьбе с преступностью. Отличавшийся утончённой деликатностью и завидной эрудицией, Чинтаев не мог предполагать, что подсунутое в новом коллективе уголовное дело, рассчитано на его малоопытность, которое не должно позволить в период следствия противостоять скрупулёзному разрушению дела пробандитскими контрмерами, экспонирующихся под прикрытием прокурорского надзора на каждое процессуальное действие следователя и его экзистенцию.
Избегая антиципации, достоверные признаки настораживающей неблагонадёжности Сорокина, мне и привлечённым к конфиденциальной операции сотрудникам группы борьбы с наркоманией ОУР УВД Усманову Махаммаджону и Хайдарову Сотиболди пришлось испытать в ходе работы по этому делу, когда выполняли постановление следователя Чинтаева о задержании Хациди Константина по месту жительства его родителей. Так, перед непосредственным выездом из УВД к месту операции, работавший в тот период вместе со мной в отделении борьбы с преступлениями против личности ОУР УВД Сорокин торопливо выяснил у меня под благовидным предлогом цель выезда опергруппы. Однако, тщательно спланированная операция была сорвана. Несмотря на раннее утро, у ворот дома нас поджидал разъярённый отец Хациди Константина, которого пыталась успокоить и завести в дом жена его младшего сына Фёдора, также являвшегося одним из участников этого преступления. К нашему изумлению, глава семейства Хациди непристойно ругался в адрес Сорокина, сподручный которого эксперт ЭКО УВД Владимир Новиков сообщил ему по телефону о необходимости срочно готовить вознаграждение за предстоящее погашение уголовного дела и одновременно предупредил о необходимости старшему сыну Константину немедленно покинуть дом родителей, куда выехала опергруппа для его задержания. Глава семейства с эмфатической досадой продолжал высказывать подоплёку сложившейся ситуации, в которой их бывший сосед и друг детства его сыновей Сорокин поступает подло. Зная о том, что заместитель областного прокурора Ахунов Танкит вынужден будет разрушать дело в период следствия с целью не допустить передачи его в суд во избежание применения уголовной ответственности в отношении своего близкого родственника Ахунова Тулкуна, Сорокин пытается приобщиться к этой данности для извлечения личной выгоды за счёт меня. Ведь он не поручил Новикову позвонить Ахунову Танкиту с требованием готовить вознаграждение, хотя его родственник Тулкун, как и мой сын Константин, идут по одному делу.
Не вникая в шокирующие подробности монолога, неудавшуюся операцию по задержанию Хациди Константина пришлось свернуть, так как убедились, что он успешно покинул дом своих родителей сразу же после телефонного предупреждения Новикова. Я усердно отгонял переполнявшие меня мысли, хотя знал, что Сорокин активно занимался вопросом приобретения подержанной автомашины Жигули.
Возвратившись в УВД, соблюдая корректность по отношению к старшему по должности и званию, я попросил Сорокина пояснить причину утечки информации, о которой я доложил только ему перед выездом на место проведения операции по задержанию Хациди Константина, о дружбе с которым он утаил от меня. Внятного пояснения не последовало. Но именно в эту секунду я почувствовал, что приобрёл затаившегося недоброжелателя, который в обозримом будущем обязательно нанесёт мне удар в спину в подходящий для этого момент.
Между тем, участники прокурорского надзора за следствием стали оказывать открытое противодействие сбору следственной группой доказательств причастности Ахунова Тулкуна к преступлению, пытаясь усмотреть в каждом из этих действий нарушение закона. Со стороны криминальной составляющей развёрнуты в защиту Хациди Константина инсинуации провокационного и устрашительного характера, как в отношении потерпевшей, так и в отношении следователя. Естественно, предпочтение высокой нравственности, не позволившее следователю Чинтаеву признать квадратурой принцип неотвратимости ответственности за достоверно совершенное преступление по причине имеющегося упорного покровителя в системе прокуратуры и аккомодироваться к условиям квиетического наблюдения руководства ГОВД за происходящим, подорвёт его незыблемый платонизм и сопутствующее здоровье, после чего я потеряю его из вида.
Свою порцию за добросовестное выполнение оперативного сопровождения по данному уголовному делу и несговорчивость в контексте принятой присяги работника органов внутренних дел, получу и я. За отказ выполнить, переданного мне директором Ферганского кооперативного техникума Бирибековым Джахангиром Мамаджановичем, иносказательное условие своего тинейджерного друга Ахунова Танкита о технике закамуфлированного вывода подопечного родственника Ахунова Тулкуна из состава подозреваемых путём фальсификации материалов дела, я впоследствии окажусь объектом анонимного письма, поступившего в апреле 1982 года непосредственно в канцелярию Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева Л.И. Особенность этой собственноручной анонимки директора Ферганской санаторно-лесной школы №2 (расположенной рядом с известной на всю страну Биркиной дачей в местечке Акарык Ферганского района) Бурибековой Гульчехры Мамаджановны, написанной по поручению её брата и покровительствовавшей им заведующей отделом науки, учебных заведений и здравоохранения Ферганского обкома Компартии Узбекистана Нуритдиновой Карамат Абдуллаевны в целях приобретения каждым из них лояльности руководителя области, являвшегося зятем председателя Президиума Верховного Совета УзССР Усманходжаева Инамжона Бузруковича-первого секретаря Ферганского обкома Компартии Узбекистана Умарова Хамдама Умаровича, инициировавшего их совместное написание анонимного письма в рамках реализовавшегося в Москве заговора против первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Рашидова Шарафа Рашидовича для его замены своим зятем Усманходжаевым. Аналогичный сговор по смещению Рашидова путём его дискредитации был инициирован в городе Ташкенте путём организации серии массовых беспорядков антирусской направленности после футбольных матчей в 1969 году сторонниками члена ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета УзССР Насриддиновой Ядгар Садыковны, расследованием которого занималась комиссия, которую возглавлял заместитель Генерального прокурора СССР, он же начальник следственного управления прокуратуры СССР Гусев Сергей Иванович. По этой причине, использовать этот момент для реализации вынашивавшейся мести не мог упустить и Сорокин, оговоривший меня прибывшей в Фергану группе проверявших анонимку во главе с помощником первого заместителя министра МВД СССР генерал-полковника Чурбанова Ю.М. полковника Тимофеева А.Н., старшего инспектора отдела кадров Академии МВД СССР подполковника Лепезина В.А. и других, взамен вознаграждения бесплатным зачислением Бурибековым Д.М. протежировавшейся Сорокиным малограмотной племянницы в число поступивших на учёбу в Ферганский кооперативный техникум. Для сравнения стоит отметить, что даже оказывавшиеся под нажимом со стороны полковника Тимофеева А.Н. и членов его московской группы, шантажировавших от имени Чурбанова применением строгих выводов, вызывавшиеся ими мои сослуживцы Мирзарахимов Б.М., Тынчеров Т.И. и другие, отказывались оговаривать меня.
Освобождаясь от охвативших меня воспоминаний, в заключении вынужден подтвердить непререкаемую закономерность, что криминальный декорум рано или поздно обрастает взаимными претензиями, формирующих взаимную неприязнь, регулирующейся стандартами деклассированной философии. Исключением не стало и криминальное трио Сорокин-Новиков-Хациди. Сорокин навсегда покинет город Фергану, где на протяжении многих лет имитировал участие в борьбе с преступностью. Безнаказанно терроризировавший много лет горожан Хациди Константин с особой жестокостью зарежет Новикова Владимира, навсегда лишившись свободы.
Ознакомившись с имеющимися материалами, я изложил Хасанову своё мнение по некоторым вопросам, сфокусировав внимание на формализации оперативного, учётно-регистрационного и аналитического направлений деятельности ГОВД, не обеспечивающих надлежащим образом достоверной, квалитативно-прецизионной информацией текущей реальности композицию сопровождения управленческих решений по организации борьбы с преступностью. Подобранная конфигурация модели управления может устраивать исключительно тех руководителей самостоятельных органов внутренних дел, которые не желая лично работать на износ по систематическому совершенствованию профильной модернизации личного состава для обеспечения своевременной организации раскрытия каждого преступления, сигнал о совершении или подготовки которого должен регистрироваться в дежурной части ГОВД без промедлений для оказания незамедлительного процессуального реагирования, а готовые аккомодироваться в условиях процентомании раскрываемости преступлений к концепции достижения нивелирования роста преступности с помощью абстрактного приоритета профилактики преступлений, порождая этим самым иррациональную потребность статистического ухищрения методом латентизирования совершённых преступлений, способствуя этим самым разрушению принципа неотвратимости юридической ответственности, являющегося квинтэссенцией идеала правоприменительной деятельности в борьбе с преступностью.
Одержимые демонстрацией репутационных успехов за счёт латентной преступности, инициированную паллиативными соображениями Сорокина не для организации ведения реальной борьбы с преступностью, а её имитации, консолидировано приняли к исполнению первый заместитель по оперативной работе подполковник милиции Сабиров М.С., начальник ОУР майор милиции Ахунов У.П. - племянник Ахунова Танкита и брат Ахунова Тулкуна, начальник СО майор милиции Абдуфаттаев М., начальник дежурной части майор милиции Глизнуца А.А. Введённый ими нелегитимный порядок учёта и регистрации преступлений, допускал регистрацию только тех преступлений, которые имели на момент поступления сигнала в ГОВД перспективу реального раскрытия, то есть имелось лицо, в отношении которого достаточно оснований для его обвинения в суде. Преступления, не имеющие перспективу реального раскрытия, укрывались от статистического учета во избежание попадания в число нераскрытых, оставаясь при этом без должного процессуального реагирования, хотя сохраняли имманентную тенденцию негативного влияния на общую структуру криминальной активности населения.
Заострив внимание на неоправданном манкировании роли информации и сопутствующей низкой осведомлённости, я высказал своё мнение о несостоятельности Ферганского ГОВД без незамедлительных преобразований выполнять миссию гаранта обеспечения созидательной стабильности, общественного порядка и безопасности граждан, а также защитника гражданской инфраструктуры на обслуживаемой территории от вариативных преступных посягательств в экстраординарных ситуациях стохастической хаотизации общества.
Завершив визит обсуждением деталей, возлагаемых на меня руководителем ГОВД обязанностей, я покинул его кабинет с удручающими мыслями о квиетическом отношении руководства страны и правоохранительных органов, не принимающих соразмерных контрмер по противостоянию активировавшемуся процессу целенаправленной криминализации национализма для нейтрализации межнационального единства, с целью перевода разработки в сегмент реализуемой зарубежными спецслужбами задачи по беспрепятственному упрощению СССР и переформатированию лояльности к нему на просоветском пространстве.


Глава третья.
Внедрение некомпетентности через коммерциализацию
кадровой политики МВД.
В фойе ГОВД столкнулся с ожидавшим меня майором милиции Гафуровым И.М., который хотел выяснить некоторые обстоятельства, необходимые ему для исполнения поручения руководителя органа Хасанова. Воспользовавшись встречей, я предпочёл уместным попросить Гафурова воздержаться от исполнения поручения Хасанова, так как вышестоящий заместитель начальника Ферганского областного УВД по работе с кадрами подполковник Кариев Н.Ф., с высокой долей вероятности, не одобрит инициативу начальника Ферганского ГОВД. На встречные вопросы Гафурова, мне пришлось объяснить причину возникшей ко мне антагонистичности Кариева, явно испытавшего депривацию от неудавшегося вымогательства за служебную обязанность исполнить императивное указание первого заместителя начальника управления кадров МВД СССР генерал-майора внутренней службы Шаповалова Анатолия Стефановича от 30.06.1988г. исх.№5/8260 (Краткая хронология к этому документу: Принятого по результатам служебного расследования Комитета госбезопасности СССР, опровергнувшего иносказательным содержанием официального письма начальника отделения отдела кадров Главного управления КГБ СССР Емельянова Ю. от 23.06.1988г. исх.№Р-282 достоверность негласно вменявшегося мне в Академии МВД СССР факта моего законспирированного сотрудничества в качестве доверенного лица оперуполномоченного особого отдела КГБ старшего лейтенанта Билиенко В., якобы по сведениям группы спецучёта КГБ при СМ Киргизской ССР по Ошской области завербовавшего меня одиннадцать лет назад в период моей действительной срочной службы в рядах Советской Армии, которую по принудительному призыву Ферганского городского военкомата вынужден был проходить в составе 111-парашютно-десантного полка 105-гвардейской воздушно-десантной Венской Краснознамённой дивизии в в/ч 01986 города Ош Киргизской ССР 1971-1973 годах. По утверждению проводивших, по инициативе Генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР Брежнева Л.И. и по поручению его зятя-первого заместителя министра внутренних дел СССР генерал-полковника Чурбанова Ю.М. служебное расследование на предмет верификации факта, изложенного в доставленном в марте 1982 года непосредственно в канцелярию Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева Л.И. анонимного письма в интересах сторонников выдвижения на пост главы Компартии Узбекистана председателя Президиума Верховного совета УзССР-заместителя председателя Президиума Верховного Совета СССР Усманходжаева И.Б. и противников перевода на предстоящем ноябрьском 1982 года Пленуме ЦК КПСС из кандидатов в члены Политбюро ЦК-первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Рашидова Ш.Р. в члены Политбюро ЦК, целенаправленной дискредитации сбросом через анонимку специально надуманного измышления о неправомерном устройстве им меня на учёбу в Академию МВД СССР, членов сформированной верификационной группы в составе старшего инспектора отдела кадров Академии МВД СССР подполковника Лепезина В.А., стремившегося приобрести лояльность безгранично перспективного Чурбанова для получения генеральского звания секретаря Парткома Академии МВД СССР полковника Кукушина В.М. и придававшего группе особый статус полномочий помощника Чурбанова полковника Тимофеева А.Н., эту конфиденциальную информацию они получили как ни странно, не заполнив в установленном порядке бланк специального приложения, а на обратной стороне направленного в апреле-мае 1982 года в учётную группу КГБ при СМ Киргизской ССР по Ошской области нестандартного листка из обычного блокнота для заметок. В реальности, эта малозначащая на первый взгляд для устойчивости высокопоставленного лица весточка из КГБ, неожиданно для меня вызвала переполох в сознании погрязшего в коррупции Чурбанова, круто изменив мою судьбу. Являясь архитектором превращения, вопреки отчаянно противодействовавшего основателя и первого начальника Академии МВД СССР профессора генерал-лейтенанта внутренней службы Крылова Сергея Михайловича, проецировавшегося в контексте генсека Брежнева Л.И. под «кузницу руководящих кадров, научный и учебно-методический центр органов внутренних дел», в придаточный прилавок Управления кадров МВД СССР по монопольной распродаже руководящих должностей номенклатуры союзного ведомства с активным вовлечением в криминальную коммерциализацию кадровой политики МВД многих слушателей Академии МВД СССР, Чурбанов не мог не испытывать небеспочвенную тревогу даже перед гипотетическим изобличением своих деяний под крышей Академии МВД СССР с охватом её многочисленных выпускников из систем МВД УзССР при текущей эскалации антикоррупционного наступления по владениям верхних эшелонов власти, инициированного экс-председателем КГБ при Совете Министров СССР генералом армии Андроповым Ю.В., оказавшегося не без усердных стараний Чурбанова передвинутым 24.05.1982г. на более уязвимую должность секретаря ЦК КПСС по идеологии в целях устранения его от управления силовыми структурами с прицелом дальнейшей его нейтрализации руками подписанта стратификационного приказа №0030-1974г. министра внутренних дел СССР генерала-армии Щёлокова Н.А., что соответствовало в полной мере стратегическим интересам Чурбанова, готовившегося занять место своего руководителя, даже ценою возможного негласного информирования о его планах самого Андропова, в замен обеспечивавшего его иммунитетом до конца своей жизни. Поглощённый идеализацией и небескорыстным проецированием грузинского прецедента ультимативного транзита власти от первого секретаря ЦК КП Грузии Мжаванадзе В.С. министру внутренних дел Грузии Шеварднадзе Э.А. на Узбекистан для замены аналогичным образом первого секретаря ЦК КП Узбекистана Рашидова Ш.Р. на назначавшегося по инициативе Чурбанова министра внутренних дел Эргашева К.Э., Чурбанов не только успел принять провал конструировавшийся им версии о некой моей конспирологической связи с Рашидовым в контексте анонимного письма Бурибековой Г.М. и Нуритдиновой К.А. на имя руководителя СССР Брежнева Л.И., на почве которой пытался героизировать себя изобличением моего участия в вымышленном заговоре против своего тестя Брежнева Л.И. во время посещения им 23.03.1982г. сборочного цеха Ташкентского авиационного производственного объединения имени Чкалова В.П., но и разочаровавшись в принятом по малоубедительному результату верификационной группы решении общего собрания Первичной парторганизации первого курса Академии МВД СССР объявить мне партвзыскание в виде «ограничиться обсуждением», в силу гипертрофированной зависимости к рвачеству, уполномочил через своего помощника Тимофеева А.Н. моего однокурсника из Узбекистана капитана милиции Асронова Эргаша сообщить мне о предоставлении безоговорочных условий беспрепятственного продолжения обучения в Академии МВД СССР при полном прекращении дальнейшего рассмотрения анонимного письма с попутным получением по завершению учёбы перспективного назначения на руководящую должность в обмен на 2000 рублей. Несмотря на то, что при отсутствии у меня названной суммы денег, другой мой однокурсник из Узбекистана старший лейтенант милиции Камилов Ганижон сразу же предложил Асронову получить для передачи по назначению 2000 рублей от предстоявшей продажи им своей автомашины Жигули, я тотчас прекратил дальнейшее обсуждение выдвинутых от имени Чурбанова ультимативных требований и попросил Асронова передать в управление кадров МВД моё незыблемое кредо «никогда не давать и не брать взяток ни при каких обстоятельствах, руководствуясь концепцией честности, справедливости и воздаяния, полагаясь при этом на востребованность своей профессиональной компетентности, сопровождаемой высокой работоспособностью, офицерской честью и личным достоинством», чем не мог не насторожить крайне возмутившихся Тимофеева и его патрона, стремившегося склонить своего тестя на возложение персональной ответственности по нейтрализации инициатора антикоррупционной борьбы в системе МВД секретаря ЦК КПСС Андропова Ю.В. на министра внутренних дел СССР Щёлокова Н.А., полагая после этого занять его кресло в условиях нивелирования эскалирующего противостояния между КГБ и МВД. В дополнение к ошской информации Киргизской ССР, позволившей архитектору превращения курируемой Академии МВД СССР в придаточный прилавок Управления кадров МВД СССР по монопольной распродаже руководящих должностей номенклатуры союзного ведомства считать меня нежелательным на объекте его криминальной деятельности, определив в качестве изобличительного источника КГБ, внедрённого под прикрытием слушателя из облюбованного самим основателем рынка Узбекистана, оптимальным поводом для экстренного поручения негодующим Чурбановым начальнику Академии МВД СССР Бородину и секретарю Парткома Академии МВД СССР Кукушину развернуть повторную верификацию фактов анонимного письма с выездом по месту моего проживания и работы в город Фергану, послужила передача начальником кафедры криминологии и профилактики правонарушений Академии МВД СССР полковником Аванесовым Геннадием Арташесовичем моего ответа на заданный на семинарском занятии преподавателем его кафедры майором милиции Ивановым дискуссионного вопроса о определении проблем для разработки мер по совершенствованию службы профилактики в практической деятельности органов внутренних дел в следующей редакции: «Исходя из того, что постулированным критерием борьбы с преступностью является пресечение и раскрытие преступлений, чем занималась руководствовавшаяся научной теорией и практикой ОРД универсальная многопрофильная служба уголовного розыска, совершенствование расколотого на основе появившейся псевдонаучной теории направления в виде самостоятельной службы профилактики правонарушений в системе органов внутренних дел, не представляется возможным. Поскольку в качестве самостоятельной службы профилактики правонарушений способна лишь представлять собой абстракцию и имитировать несвойственную органам внутренних дел превентивную учебно-воспитательную роль в криминологической борьбе с преступностью, причём в основном за счёт систематической аугментации латентной преступности, выдвигаемая на доминирующие позиции эта модель борьбы с преступностью, в конечном итоге неминуемо приведёт к социальному взрыву», чем вызвал неадекватную ярость Иванова, повлекшую при затаившемся молчании всей учебной группы №2136 выступление в поддержку моего права на изложение своего мнения лишь глубоко эрудированного слушателя из Осетии старшего лейтенанта милиции Сикоева Сослана Ивановича и высказывание во время перерыва решительной поддержки осведомлённого слушателя из Москвы капитана милиции Скороходова Аркадия Михайловича, за отвагу которых я храню искреннюю признательность каждому из них по сегодняшний день.
Несомненно, мой ответ на вопрос преподавателя Иванова был проникнут искренним доверием широко популяризировавшегося с первого дня занятий лозунга о переходе Академии МВД СССР на проблемное обучение со свободным выражением на занятиях в аудитории личного мнения. Более того, я не мог предполагать о существовании скрытого конфликта между кафедрами «ОРД» и «криминология и профилактика правонарушений», углублявшегося покровительством малокомпетентного в областях этих знаний Чурбанова наукообразной рациональности профессора Аванесова, книгу-учебник которого «Криминология и социальная профилактика» издавали в 1980 году на привилегированных условиях с небывалым прежде тиражом в типографии Академии МВД СССР, где была организованна её активная распродажа. Но это уже не могло отразиться на оценке моих знаний. Создав видимость непредвзятости, вместо преподавателя Иванова прибыл экзаменовать 03.04.1982г. учебную группу №2136 его коллега преподаватель Романов, влепивший в мою зачётную книжку оценку «удовлетворительно» за выраженную по их мнению «недоброжелательность» в отношении культивировавшийся с размахом по всей стране дисциплины «Криминология и социальная профилактика», обеспечив этим самым возможность Кукушину констатировать мою среднюю успеваемость, когда как отдельные члены его же парткома определили меня как «самым грамотным и профессионально подготовленным из числа обучавшихся в Академии МВД СССР слушателей из Средней Азии». Таким образом, совмещая на протяжении четырёх месяцев ежедневное посещение учебных занятий по улице Зои и Александра Космодемьянских дом №8 с ежедневными вызовами в Партком Академии МВД СССР для ответов в письменном виде на спускаемые Чурбановым по телефону Кукушину многочисленные, порою формальные и абсурдные вопросы, менее всего связанных со мной, а более всего фокусировавшихся на не имеющем лично ко мне никакого отношения Рашидове Ш.Р. и на не имеющем ко мне ни малейшего отношения Ташкентском авиационном производственном объединении имени Чкалова В.П., в итоге я был вторично подвергнут обсуждению общим собранием коммунистов Первичной парторганизации первого курса Академии МВД СССР, которые после индивидуального запугивания оргвыводами вынуждены были проголосовать по результатам инсинуационной верификации за наложение на меня партвзыскания в виде «строгого выговора с занесением в учётную карточку коммуниста», что было необходимо Чурбанову в качестве правового основания для осуществления многоходовой комбинации по исключению меня из Академии МВД СССР с одновременным увольнением из органов МВД СССР, причём без возможности снятия в дальнейшем этого партвзыскания в установленном Уставом КПСС порядке с целью не допустить достижимой в будущем реабилитации и восстановления впредь на службу в органы внутренних дел. Серьёзность оказывавшегося давления на коммунистов говорит то, что за данное партвзыскание вынужден был проголосовать с опущенными глазами и посвящённый в подробности происходящего напуганный мой друг из города Ферганы, прежде работавший начальником МРЭО ГАИ УВД Ферганской области Камилов Ганижон, который после завершения учёбы сразу же будет назначен начальником самостоятельного отдела внутренних дел Риштанского района, являвшегося родиной Героя Советского Союза экстраординарного белорусского диверсанта Топвалдыева Мамадали. Утверждённый с одним воздержавшимся голосом генерал-майора юстиции ВМФ СССР протокол заседания Парткома Академии МВД СССР от 07.06.1982г. о наложении на меня партвзыскания в виде «строгий выговор с занесением в учётную карточку коммуниста», стал основанием для подписания братом будущего генсека начальником Управления учебных заведений и научно-исследовательских учреждений МВД СССР генерал-майором Черненко Н.У. сопутствующего приказа от 14.06.1982г. №34л/с о моём отчислении из состава слушателей учебной группы №2136 Академии МВД СССР с одновременным увольнением из органов МВД СССР, который будет продублирован приказом начальника Академии МВД СССР генерал-лейтенантом Бородиным С.В. от 08.07.1982г. №74л/с, после чего сотрудник отдела кадров Академии МВД СССР Тимохин М. заполнил и вручил мне 09.08.1982 года новую трудовую книжку АТ-I №0113410 с печатью отдела кадров Академии МВД СССР для трудоустройства с его слов «в народном хозяйстве». Что касается прикрытия сфабрикованных верификационной группой инсинуационных материалов обеспечением недоступности к ним, Чурбанов и Кукушин выслали мою учётную карточку коммуниста по месту моего жительства и работы в учётный сектор Ферганского ГК КП Узбекистана умышленно не вписав в неё наложенное на меня Парткомом Академии МВД СССР фальсифицированное партвзыскание «строгий выговор с занесением в учётную карточку коммуниста» с целью исключить предстоящую возможность снятия этого партвзыскания приобщением беспристрастного исследования на предмет его несостоятельности во избежание изобличения её конструкторов. В итоге комплота Чурбанова и его приспешников, которым навечно уходивший основатель Академии МВД СССР Крылов Сергей Михайлович адресовал в предсмертной записке ещё 19.04.1979г. контекст «..Жизнь-это мир рабов, холуев и карьеристов», я был обречён на многолетний поиск наложенного ими умышленно укрытого партвзыскания и одновременно лишён обязанности своевременно снять в установленные сроки его действие в рамках ограниченного срока наказания, при реальном отсутствии в учётной карточке коммуниста этого партвзыскания, использовавшегося аргументом для исключения меня из Академии МВД СССР с увольнением из органов внутренних дел СССР на основании огульной формулировки протокола заседания Парткома Академии МВД СССР от 07.06.1982г. о наложении на меня партвзыскания в виде «строгого выговора с занесением в учётную карточку коммуниста», в знак личного протеста против злонамеренного конспирологического произвола, я вложил в почтовый конверт выданный мне от имени Ленинградского РК КПСС города Москвы в феврале 1981г. Парткомом Академии МВД СССР свой московский партийный билет №19699025 и отправил его 22.11.1986г. с центральной почты города Ферганы в Кремль на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачёва М.С. Только после вмешательства Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, виновник «неумышленного невнесения партвзыскания в мою учётную карточку коммуниста» был найден в лице подставленного инструктора учётного сектора Парткома Академии МВД СССР, которую, оказавшийся уже в должности заместителя начальника Академии МВД СССР изворотливый её бывший партийный босс Кукушин, уговорил взять залегендированную им вину за «допущенную невнимательность» на себя, организовав инсценировку наложения на невиновного коммуниста партвзыскания, которое успешно снимут в установленном порядке через несколько месяцев, когда как мне удалось снять аналогичное взыскание только спустя шесть лет. И хотя найденное после многочисленных моих обращений в различные инстанции замаскированное Парткомом Академии МВД СССР партвзыскание было всё же с моего согласия внесено спустя шесть лет в мою учётную карточку коммуниста ценою добавочного партвзыскания, теперь уже наложенного постановлением Ферганского ГК КП Узбекистана 11.02.1988г. в виде опять-таки «строгий выговор с занесением в учётную карточку коммуниста» за непредусмотренное Уставом КПСС отправление партбилета по почте в Кремль, после безапелляционных выводов комиссии Комитета партийного контроля при ЦК КПСС о полном отсутствии в моих бескорыстных действиях какого-либо противоправного или антипартийного умысла, при наличии исключительно положительных характеристиках и рекомендациях, теперь уже реально существующие в моей учётной карточке коммуниста два партвзыскания были сняты с меня одновременно, после чего Ферганским ГК КП Узбекистана мне был выдан 19.02.1988г. новый партбилет №22943926 взамен отправленного в Кремль партбилета №19699025. Относительно прикрытия засекречиванием внутриведомственного приказа легализации противоправной воли Чурбанова, в рамках реализации которой начальник Управления учебных заведений и научно-исследовательских учреждений МВД СССР генерал-майор Черненко Н.У. подписал с согласия министра внутренних дел УзССР Эргашева К.Э. приказ от 14.06.1982г. №34л/с о моём отчислении из состава слушателей учебной группы №2136 Академии МВД СССР с одновременным увольнением из органов МВД СССР, а начальник Академии МВД СССР генерал-лейтенант Бородин С.В. безоговорочно продублировал распоряжение Черненко своим приказом от 08.07.1982г. №74л/с, в тайне от меня был издан секретный приказ УК МВД СССР, определивший неправомерность приёма меня на службу в органы внутренних дел в виду моего негласного сотрудничества с оперативным работником особого отдела КГБ старшим лейтенантом Билиенко в период принудительного призыва меня в 18-летнем возрасте на действительную срочную службу в вооружённые силы Советской Армии в 1971-1973 годах, создав этим самым недоступность к засекреченному содержанию этого фальшивого по своей сути приказа для обеспечения строжайшей безапелляционности сфабрикованных приказов Черненко и Бородина. И только спустя шесть лет Центральный аппарат КГБ СССР опровергнет вменявшийся конспирологическим образом мне в Академии МВД СССР несоответствующий в действительности факт моего сотрудничества с армейским особистом Билиенко, который после возвращения из Афганистана с орденом Красной Звезды в звании гвардии подполковника цинично признается, что использовал мои персональные данные для постановки на действующий учёт негласных сотрудников в качестве доверенного лица в картотеке группы спецучёта КГБ при СМ КирССР по Ошской области всего лишь для котировавшейся в тот период банальной уловки в границах имитации требовавшейся руководством эффективности своей оперативной деятельности, сфабриковав подложное личное дело доверенного лица особого отдела КГБ с применением срезанной нижней части листа моей автобиографии, которую я писал для передачи заместителем командира роты по политчасти гвардии старшим лейтенантом Аннамурадовым по назначению в полковую комиссию в/ч 01986 по направлению на учёбу в Высшее военное училище. Причём именно в срезанной самим Билиенко нижней части листа была написанная мною строчка: «Автобиография составлена для предоставления в Высшее Военное училище». Впрочем, исходя из логики развития последующих событий, обострение подозрительности Чурбанова могло иметь под собой небеспочвенное основание, так как уже в начале апреля следующего 1983 года, будет создана по решению февральского Постановления Политбюро ЦК КПСС, возглавляемая начальником следственной части прокуратуры СССР Каракозовым Г.П. специальная комиссия с руководителями её следственной группы Гдляном Т.Х. и Ивановым Н.В., процессуальная деятельность которых приведёт в рамках уголовного дела №18/58115-83 к его аресту за получение многочисленных взяток) в адрес министра внутренних дел УзССР генерал-майора Рахимова Учкуна Садыковича, который определил своему заместителю по организации работы с кадрами Теплову Алексею Петровичу контрольный срок исполнения.
Получив возвращённое из Академии МВД СССР моё личное дело кадрового офицера органов внутренних дел №К-077330 с указанием УК МВД СССР от 30.06.1988г. №5/8260 о моём восстановлении по прошествии шести лет вновь (формулировка «вновь» использована во избежание необходимости компенсировать нанесённый по воле Чурбанова ущерб применением в отношении меня курируемой им Академией МВД СССР репрессий из соображений политической конъюнктуры путём фальсификации его приспешниками фактов анонимного письма на имя его тестя Брежнева) на службу в органы внутренних дел Ферганской области, Кариев и его приспешник Низамов стали искусно создавать волокиту исполнения этого указания, выстраивая цепочку надуманных ухищрительных препятствий, для преодоления которых вымогали за предстоящее назначение на профильную должность, определяемую в реальности полномочными руководителями самостоятельных подразделений в процессе индивидуальных бесед по выяснению соответствия опыта и знаний кандидата на согласуемую должность.
Психология, прибывшего на волне популяризовавшегося антипрофильного укрепления кадров милиции с должности инструктора Ферганского обкома компартии на должность заместителя начальника по работе с кадрами Ферганского областного УВД с попутным присвоением сразу же первичного звания подполковника внутренней службы, поражала своим цинизмом. Он был уверен, что невольно заняв должность по организации работы с кадрами областного УВД и его территориальных органов, он обязан заниматься мздоимством, так как наделяя по своему усмотрению достоинствами или недостатками подбираемых кадров, любезно определяет их пригодность или непригодность, выдавая процесс назначения приказом начальника УВД проявлением личного снисхождения. Не желая аккомодироваться под навязываемые Кариевым и Низамовым условия моего возвращения на службу в органы внутренних дел, я откровенно сообщил им о своей брезгливости к методам работы их кадровой камарильи в непонравившемся семь лет назад Тимофееву и его патрону Чурбанову контексте: «Участвовать в качестве покупателя на рынке организованной вами в стенах УВД продажи должностей, считаю ниже своего достоинства. Я презираю искариотство и протекционизм, селекционирующие некомпетентность. Моё незыблемое кредо никогда не давать и не брать взяток, полагаясь на востребованность своей профессиональной компетентности, сопровождаемой высокой работоспособностью, офицерской честью и личным достоинством».
Для сравнения уровня оптимальной работоспособности (показатель способности выполнять целесообразный объём работы за определённый период с надлежащей эффективностью) некоррумпированного персонала кадровых аппаратов аналогичных структур, замечу, что назначение Кима Филби (Гарольд Андриан Рассел Филби) на должность британской секретной службы МИ-6, происходило с полным оформлением кадровым аппаратом личного дела кандидата в течении одной недели. Кадровый аппарат УВД Ферганской области под руководством Кариева, при готовом личном деле №К-077330 кадрового офицера органов внутренних дел, занимался директивным восстановлением на службу путём назначения меня на должность в течении девяти месяцев, принуждая к дачи взятки для преодоления искусственно создаваемых ими же препятствий. Причём каждый мой отказ выполнить выдвигавшиеся требования по дачи взятки на основании хитросплетённых препятствий за ускоренное назначение на предлагавшиеся должности, сопровождался неоднократным изменением касавшегося меня текста в параграфе проекта общего приказа, не раз находившегося на стадии легитимации путём его подписания начальником УВД Бурхановым. Я же, в ответ на ультимативные вымогательства Кариева, молча направлялся в главпочтамт, откуда высылал в рамках противодействия коррупции очередную телеграмму в Москву на имя руководства управления кадров МВД СССР, вынудив этим самым уязвлённого Кариева произвести вопреки несбывшихся его замыслов назначение без мздоимства, хотя и на самую низшую офицерскую должность в Ферганском ГОВД, вместо ране согласованной по моему профилю должности в уголовном розыске аппарата УВД Ферганского облисполкома, где я прежде работал с оптимальной эффективностью. Безусловно, начальник областного УВД Бурханов, манипулируемый партократической риторикой лжеприверженца коммунистических идеалов Кариева, ещё не мог себе представить масштаб грядущих последствий от внедрения низко профессиональным заместителем по работе с кадрами тотальной некомпетентности или профнепригодности через коммерциализацию кадровой политики, негативный результат которой проявится уже через семь дней 23 мая текущего 1989 года в городе Кувасае с беспрепятственным движением расчеловечиваемого трафика по всей Ферганской области при полной неспособности расставлявшегося ими начальствующего состава аппарата УВД и территориальных органов внутренних дел Ферганской области противодействовать концентрации неместных боевиков и кураторов, выполнять профильные задачи по защите граждан и государства, допустив свободную реализацию на вверенной территории транзитных акций устрашения общества в виде вандализма и погромов, приведших к гибели 103 человек (без учёта укрытых от осмотра, регистрации трупов и мест их захоронений), нанесений травм и увечий 1011 человека, сожжение и разграбления 757 жилых домов, 27 гособъектов, 275 транспортных средств, иных многочисленных преступлений, оставшихся за рамками их регистрации, а также получения многочисленных телесных повреждений личным и приданным составом, использовавшегося в основном ненадлежащим образом. Естественно, в этой последовательности невозможно отразить цифровыми показателями перенесённую боль, ужас, страдания и лишения массы людей, испытавших неспособность самостоятельных руководителей профильных и территориальных подразделений органов внутренних дел организовать защиту от реальной угрозы их жизнь, здоровье, имущество, сбрасывая этим самым судьбы уязвимой части населения в пучину миграционных потоков, способствуя этим самым осуществлению концепции зарубежной разработки по разрушению межнационального согласия российской модели народного единства Советского образца.
Несколько смутившись моим откровением, майор милиции Гафуров И.М. ответил мне взаимной откровенностью и рассказал, что ему уже звонил по телефону Кариев, поручивший проинформировать принципиальных коммунистов первичной партийной организации Ферганского ГОВД о прибытии в их коллектив, ране работавшего начальником уголовного розыска Киргулийского РОВД города Ферганы коммуниста Рахимова Аваза Алиевича. При этом, Кариев выразил надежду, что Гафуров поможет коммунистам ГОВД дать критическую оценку действиям проштрафившегося в Москве коммуниста Рахимова, на которого Партком Академии МВД СССР наложил своим протоколом от 07.06.1982г. первое партийное взыскание в виде «строгого выговора с занесением в учётную карточку коммуниста» с одновременным отчислением из академии и увольнением из органов внутренних дел. Но это ещё не всё, продолжил Кариев. Постановлением Ферганского ГК КП Узбекистана от 11.02.1988г. на него было наложено второе партийное взыскание в виде «строгого выговора с занесением в учётную карточку коммуниста» за высылку в конверте с центральной почты города Ферганы 22.11.1986г. своего московского партийного билета №19699025 (выданного от имени Ленинградского РК КПСС города Москвы в феврале 1981г. Парткомом Академии МВД СССР) в Кремль на имя самого Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачёва М.С. в знак личного протеста на выполнение руководителями Управления учебных заведений и научно-исследовательских учреждений МВД СССР, Академии МВД СССР и его партийного комитета воли одного из руководителей МВД СССР, вынашивавшего в составе группы заговорщиков намерения по замене руководителя республиканской парторганизации Узбекистана. Возможно это результат бездействия коммунистов по месту его прежней работы в Киргулийском РОВД, которые своевременно не отреагировали на устраивавшиеся им совместно с поддержавшим его практические занятия на месте происшествия старшим инспектором уголовного розыска Тынчеровым Талятом Исмаиловичем, способствовавших в разрез тенденций руководства УВД росту показателей зарегистрированных преступлений. Коммунисты Ферганского ГОВД не должны повторить ошибку своих товарищей, проявив бдительность своевременным выражением недоверия к нему и нежелание совместно с ним работать, что послужит основанием для Кариева отреагировать соответствующим образом.
Но желая убедиться в достоверности подстрекательской информации Кариева методом опроса многочисленных знакомых из числа сотрудников Киргулийского РОВД, Гафуров столкнулся с исключительно благоприятными отзывами. К тому же, в этом ключе, сотрудники уголовного розыска и профилактики рассказали ему, как прежде жаждавшие увидеть в должности начальника уголовного розыска РОВД своего сотоварища, любителя застолий, уважаемого в криминальной среде местного жителя, проводника показушной раскрываемости путём укрытия преступлений, сорокалетнего ветерана уголовного розыска РОВД старшего лейтенанта милиции Коваленко Виктора, встретили в штыки назначенного на эту должность малоизвестного им неместного работника из отделения «А» ОУР УВД, занимавшегося организацией функционирования информационно-поисковой системой «Центр», двадцатишестилетнего Рахимова. Но через короткий промежуток времени, на сторону отказавшегося от сохранения традиционной дружбы с верхушкой криминалитета и добивавшегося реальной раскрываемости круглосуточным выездом совместно с Тынчеровым на каждое происшествие, где инициировал в дозволенных параметрах учебно-практическую дискуссию, направленную на устранение выявлявшихся причин неиспользования оперативных возможностей уголовного розыска для своевременного пресечения происшедшего с сопутствующим стремлением достигнуть экспресс-раскрытия, экспресс-розыска скрывшихся или без вести пропавших, переориентируя прежний тренд участников оперативно-следственной группы и вовлекающихся сотрудников территориального обслуживания на минимизацию латентной преступности, перешёл в основном весь личный состав. Стоит заметить, что метод работы нового начальника уголовного розыска был встречен первоначально в штыки не только группой сотрудников РОВД, но и прокурором Киргулийского района, запретившего ему производить непредусмотренные законом «эксперименты» на месте происшествия. Резюмируя быстротечную верификацию, Гафуров добавил, что не мог позволить себе приступить к выполнению несправедливого поручения заместителя начальника по работе с кадрами областного УВД Кариева и высказал своё консенсуальное согласие на необходимое невыполнение распоряжение начальника ГОВД Хасанова во избежание риска очевидного конфликта несовместимых интересов, о чём в кротчайший срок сам доложит ему в доступной форме. Бесспорно, что в этот момент Гафуров и я не могли предполагать, что совсем скоро, в соответствии с приказом начальника Ферганского ГОВД (назначенного Указом ПВС УзССР от 04.06.1989г. комендантом города Ферганы) подполковника милиции Хасанова З.Ш. от 04.06.1989г. за №3с окажемся в составе оперативного штаба (где на меня будут возложены функции руководителя группы разведки штаба), в процессе деятельности которого придётся столкнуться помимо глобальной трагедией незащищённого населения с небескорыстными результатами кадровой политики УВД, проводившейся под личным руководством самого Кариева. Пока же, после общения с Гафуровым в фойе Ферганского ГОВД, перед моими глазами невольно промелькнула церемония состоявшегося утром текущего дня протокольного напутствия руководителя кадрового аппарата УВД Кариева, который перед строем назначенных последним приказом начальника УВД на должности сотрудников, обратился сквозь зубы персонально ко мне со злобным предупреждением: «Мы будем внимательно наблюдать за вашей деятельностью в Ферганском ГОВД и посмотрим, оправдаете ли доверие Коммунистической партии и руководства УВД, или нет?»
Генерализация связанных со мной в 1982 году событий в Москве, проявила отчётливую эскалацию удручающей борьбы сторонников Усманходжаева И.Б. за власть в УзССР, сторонников Андропова Ю.В. за власть в СССР, сторонников Чурбанова Ю.М. за власть в МВД, в УзССР и СССР. Оказавшись втянутым посредством анонимного письма Бурибековой Г.М. (написавшей под диктовку сторонников Усманходжаева на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева Л.И. в отношении меня и Рашидова Ш.Р.) в качестве повода для организации смещения Рашидова с одновременной дискредитацией его соратника в ЦК КПСС, давнего противника Усманходжаева-управляющего гидротехническим сооружением Большого Ферганского канала (бывшего первого секретаря Ферганского обкома КП Узбекистана 1965г.-1978г.) Шамсудинова Фахредина Шамсудиновича, скоропостижная смерть с признаками отравления которого настигнет в ночь на 15.11.1983г. после отказа от настойчивого предложения, избранного на внеочередном Пленуме ЦК КПСС 12.11.1982г. Генерального секретаря ЦК КПСС Андропова (выдвинутого конфиденциально во время состоявшейся 15-16.08.1983г. в ЦК КПСС встречи с ветеранами партии и труда) занять место руководителя республики, не трудно было понять, что отвечающие за безопасность общества и государства госструктуры и их руководители заняты иными задачами, которые не нацелены на противодействие разворачивающейся в стране внедрённого коллапса для разрушения межнационального согласия в целях достижения распада СССР.

© Copyright: Аваз Алиевич Рахимов. Дата опубликования: 22.05.2021.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).