Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 06 марта 2021.:
Константин Измайлов

20 20 - Неполноценный

ИЗМАЙЛОВ КОНСТАНТИН ИГОРЕВИЧ










2 0 2 0


НЕПОЛНОЦЕННЫЙ









В 1920 году Герберт Уэллс в книге «Россия во мгле» написал: «Заурядный человек может сменить профессию; он может стать матросом, фабричным рабочим, землекопом — кем угодно. Так или иначе, ему приходится работать, но он не одержим демоном, который вынуждает его следовать единственному своему призванию, быть только тем, что он есть, или умереть. Шаляпин должен быть только Шаляпиным и ничем иным, Павлов должен быть Павловым, а Глазунов — Глазуновым. И пока такие люди имеют возможность следовать своему единственному призванию, они живут полноценной жизнью...»
2020 год лишил всех, а в особенности незаурядных людей, возможности жить полноценной жизнью. Этот год был какой-то аномальный, ограниченный, ущербный, в общем, неполноценный. И мы все с ним были такими же. И самое неприятное было то, что не могли ничего изменить — беспомощными детьми мы терпели жестокость «взрослой» силы. А ведь мы и есть беспомощные дети. И к жизни часто относимся, как к игрушке, которую можно ради удовольствия, да ради чего угодно, запросто сломать, совершенно не думая о последствиях. И мы её ломаем запросто, одержимо, глупо и бессмысленно. За что и в очередной раз получили «ремнём», но уже не простым, а с названием «Ковид» — мы были «выдраны» им и поставлены в угол! Но это нам больше предупреждение, чем наказание. Настоящее наказание, если оно случится, будет гораздо хуже.
2020 год прошёл под знамёнами страха, болезни и смерти. Прошёл — это главное. Но нам всем ещё обязательно надо осознать, за что мы платим такие жертвы. Обязательно надо — для нас это жизненно необходимо.
Но осознаем ли?

Измайлов К.,
СПб, 15.01.2021






ДВАДЦАТЬ-ДВАДЦАТЬ...
(из «Карантинной» тетради, апрель-июнь)




Двадцать-двадцать — Високос
Зарядил большой покос
В падшем мире в сучье время:
Косит вирус наше племя,
Косит лихо, как грибы
Шампиньонные в степи.

Вирус этот — хер чумной
Впереди и за спиной.
Он и близко и далёко.
Он и низко и высоко.
И в гальюне, падла, ждёт,
И в театре стережёт.
Стар ли, млад — не разбирает,
Покучней нас выбирает,
Заявляет, что «Ковид»,
В носоглотку норовит,
Беспринципная зараза,
И даёт такого джаза,
Что ни в сказке не сказать,
Ни пером не описать!

Говорят, он узкоглазый,
Косолапый и чумазый.
А на лбу его видна
Сатанинская звезда.

Ненавижу суку эту.
Кружит рядом и по свету.
А в руках коса чистит
И сверкает, и свистит:
Город в склепы превращает,
Город в саван одевает,
Город тухнет... Город спит...
А над городом стоит,
Как над братскою могилой,
Чёрный крест горячей жилой!
Крест, быть может, нас спасёт,
Но пока чумной идёт:
Косит вирусной косою
Планетарной полосою
Наше племя, как грибы
Шампиньонные в степи...

Трижды проклятое время:
Погибает наше племя.
Погибает... Сознаю
Кто мы есть в земном краю:
Не орлы — скорее черви
И не люди — больше черти.
Отвечаем по делам.
По заслугам это нам.
Отвечаем... Отвечаем...
Получаем... Получаем...
Получаем по башке —
Слава, Господи, тебе!

Только крест горячей жилой,
Как над братскою могилой,
Пусть стоит: быть может всё —
Вдруг покаемся ещё...

А пока что хер идёт,
Не жалеет и не ждёт:
В падшем мире в сучье время
Косит вирус наше племя,
Косит лихо, как грибы
Шампиньонные в степи!

Говорят он конопатый,
Сивый, звёздно-полосатый.
Но на лбу его всегда
Сатанинская звезда...

Санкт-Петербург, 27.11.2020







СХОДЯТ БРАТЬЯ БЕЗ МЕНЯ...




Сходят братья без меня
И пустеет сцена.
Гаснет свет. Стакан вина.
Декораций смена.

Мне бы выпить и сойти.
Оставаться — мука:
Ни просвета впереди,
Ни любви, ни друга.

Декораций жухлый цвет
Обещает скуку.
Брат, постой, здесь счастья нет —
Протяни мне руку!

Я сойду и пусть игра
Без меня продлится.
Без меня стакан вина
Пусть опустошится.

Без меня пусть жухлый цвет
Обещает скуку.
Без меня пусть гаснет свет,
Продолжают муку.

Без меня, свинцом звеня,
Пусть пустеет сцена
И пройдёт пусть без меня
Декораций смена...

Не могу мотать круги
В бесполезной пене.
Не хочу... Но нет руки —
Остаюсь на сцене.

Круглой сцены посреди
Пустота дымится.
Сбоку, сзади, впереди
Всё чужие лица.

Мне бы выпить и сойти,
И сойти на веки.
Но смогу ли ТАМ найти
То, в чём здесь прорехи?

Вот вопрос. Ответа нет.
Нет ответа, братцы!
Что мне делать? Гаснет свет.
Выпить и... — дурак ты!

Нет. Одна дорога — жить,
Жить, пока живётся.
Жить, а значит, дорожить.
Чем же? — чем придётся.

Что осталось у меня...
Жизнь, судьба, рассветы
И осталась тишина,
А ещё поэты...

Да, их голос при луне,
Звук, строка, страница...
А ещё осталось мне
Помнить и молиться...

Это всё через года
Мне осталось лично.
Небо, солнце, хлеб, вода...
Просто не прилично!

Та же самая луна
Мне осталась тоже
И дорога, пусть одна —
Этим и дороже...

А теперь ответь себе —
Оставаться — мука?
Нет. И всё же сложно мне:
Ни любви, ни друга...

Сходят братья без меня
И пустеет сцена.
Гаснет свет. Стакан вина.
Декораций смена...

Санкт-Петербург, 24.01.2020







ГДЕ-ТО ТАМ СРЕДИ КРЕСТОВ...




Где-то там среди крестов,
Где-то там, где ветер вольный
Тихо... и букет цветов
На могиле прошлогодний.

Самый алый был костёр,
Самый звонкий и печальный
Маме... Ветер мёл ковёр
На могиле погребальный...

Время тушит жизни бег.
Время песню заглушает
Жизни... Гибнет человек...
Только память воскрешает.

Память, как живой куплет,
Каждый миг мой вдохновляет.
Память, словно тот букет,
Мне пространство озаряет.

Вижу в зареве черты,
Слышу голос их так ясно
Всюду... Мама, это ты! —
Ты со мною постоянно!
Самый алый твой костёр,
Самый звонкий и печальный...
Только ветер твой ковёр
Всё метёт там погребальный...

Где-то там среди крестов,
Где-то там, где ветер вольный
Тихо... и букет цветов
Самый-самый... прошлогодний...

Санкт-Петербург, 05.05.2020







КАЖДЫЙ МИГ КОРОЧЕ ВЕК...




Каждый миг короче век.
Я пишусь его пространством.
Но с завидным постоянством
Ускоряет время бег —
Каждый миг короче век.

Каждый миг, судьбой звеня,
Устремлённый в неизвестность
Век мой вписывает в вечность,
Страстно славя и кляня,
Сына блудного меня.

Да, я жил в нём. Им дышал.
Но с завидным постоянством
С устремлённым в жизнь упрямством
Часто слёзно его клял —
Я свой век не выбирал,
Не искал, не покупал...
Он казался ровным, вечным.
Оказался скоротечным.
И его цепной финал —
Мой погибельный причал.

Потому пишусь живей
И в народных добрых сказках,
В детских памятных раскрасках,
Росах солнечных полей,
Бурях выжженных степей...

В стуже на краю земли
С головой заиндевелой.
И в поре осоловелой,
Где фиалки отцвели,
Ливни скуку навели...

И в весенних небесах
Там, где пьют свободу птицы
И кудлатые зарницы
Озаряют синь в очах
У русалки на ветвях...

В русских душах и стихах,
Песнях огненных рассветов,
Мире пламенных поэтов —
В их надрывных голосах
И в измученных глазах...

И конечно в парусах
Белых-белых, окрыляясь,
Всё куда-то устремляясь,
В прах кляня свой век в сердцах
Со слезами на щеках...

Но куда же от него? —
Никуда... Я с ним навеки.
Утекут когда-то реки,
Вспомнят, может быть, его
И меня с ним заодно.

И меня, ведь до конца
Был с ним я с тупым упрямством
И дышал его пространством,
Хоть не часто в такт сердца
Бились наши до конца.

Славил, чаще проклинал —
Клял его и клял жестоко,
Справедливо, однобоко...
И меня он прославлял,
И меня он проклинал.

Но я с ним, а он со мной.
И пишусь его пространством,
И кичусь его тиранством,
И ведём друг с другом бой
И живём одной судьбой...

Навсегда со мной мой век —
Мой единственный, родимый,
Сокрушительный, любимый,
Самый преданный вовек,
Как заветный... человек...

Он обнял меня, поднял,
Держит крепко, не роняет...
Дай-то бог... Но ускоряет
Время бег и наш финал —
Наш погибельный причал...

Санкт-Петербург, 20.05.2020






СИГНАЛЫ




Чёрные змеи — немые каналы.
Сизые пасти — пустые причалы.
Хруст чешуи рваной. Скрежет зубов.
Что это... Кажется, топот шагов...

Улицы — в блеске холодном кинжалы.
Голые гнутся на ножнах амбалы.
На острие вой голодных волков.
Топот... Отчётливый топот шагов.

Площади, сад — чумовые развалы.
Ангел забытый. В строю адмиралы.
Рокот штормов близких. Треск маяков.
Топот. Неслыханный топот шагов!

Вспучились змеи — вскипели каналы.
Давятся глотки — залились причалы.
Тени волков. Лязг фонарных клыков.
Топот! Пугающий топот шагов!

Сжались амбалы. Взметнулись кинжалы.
Рыкнули браво в строю адмиралы.
Ангел над всей этой сворой шутов.
И ужасающий топот шагов!

Солнце съедается. Гнутся металлы.
Камни дробятся. Трясутся анналы.
Топот ужасный ужасных шагов!
Над потрясением Ангел Христов...

Что это, гибель? а может, сигналы?
Мечутся вороны. Рядом шакалы.
Струи мечей белых. Реки голов.
Ангел поникший над морем гробов...

Санкт-Петербург, 22.05.2020







ЭТОТ ГОРОД ВОД ЧЕРНИЛЬНЫХ...




Этот город вод чернильных,
Гущ, плодящих вороньё,
Жил гранитных, глыб могильных —
Мук застывших громадьё.

Этот город мало видеть,
Надо быть одной судьбой.
Можно даже ненавидеть,
Но любить — любой ценой.

Потому что так любили
Триста лет без ложных слов.
Потому что заплатили
Ленинградцы за любовь.

Всё отдали в дни блокады:
Детство, близких, жизнь, себя...
И во имя этой платы
Не любить его нельзя...

Этот город убелённых
Надмогильных грозных плит,
Днём и ночью окроплённых
Кровью пламенной гвоздик.

Этот город кладбищ братских —
Скорби нашей громадьё,
Слёз застывших Ленинградских,
Откровение моё...

Санкт-Петербург, 27.01.2020






ВСЁ ЧУЖОЕ...
(из «Карантинной» тетради, апрель-июнь)




Всё чужое — камни, воды,
Звери, люди, небосводы...
Всё чужое, но терплю.
И люблю. И не люблю.

Ставит твёрдо. И сшибает.
Наполняет — выжимает...
Вижу здесь себя в гробу
В яме с видом на Неву.

Вдохновляюсь жить... Терзает.
Умираю... И спасает.
И спасает, чтоб терзать,
Умерщвлять и вновь спасать...

Санкт-Петербург, 03.12.2020







В ЭТУ ШИРЬ ЗАЛИВНУЮ ИДУ...
(из «Карантинной» тетради, апрель-июнь)




В эту ширь заливную иду,
Экзотическую пустоту...
Неужели быть можешь такой —
Неестественно нежно пустой...

У тебя в опустевшей краду
Перво-созданную чистоту
Твоих в корку затёртых камней,
Замурованных в тексты идей...

А ещё тишину... тишину... —
Не запачканную вышину,
Где звучит только слово твоё,
Откровеннее всех, а ещё...

А ещё это небо твоё
Незапятнанное, а ещё...
А ещё заповедный мир твой
С вольной птицей над гладкой Невой...

А ещё это лето твоё
Целомудренное, а ещё...
А ещё это чудо — иду
И тебя опустевшей... краду...

Петербург... пустота... тишина...
Чистота... целина... вышина...
Лепота... Это чудо ещё...
Неужели естественно всё...

Санкт-Петербург, 12.12.2020






ПЕТЕРБУРГСКАЯ ДРАМАТУРГИЯ




Размочаливаюсь окаянным
Моросящим, болотным, канальным...
Выворачиваюсь гидрофильным,
Сумасбродным, слезливым, дубильным...

Обезличиваюсь заходящим,
Депрессивным, неясным, угасшим...
Обналичиваюсь восходящим,
Долгожданным, весенним, светящим...

Заморачиваюсь корабельным,
Запредельным, могильным, молельным...
Размагничиваюсь шедевральным,
Эрмитажным, крылатым, батальным...

Замуровываюсь благородным,
Сокровенным, гонимым, безродным...
Отколупываюсь откровенным,
Молодильным, сердечным, ответным...

Возвеличиваюсь благовестным,
Покаянным, священным, воскресным...
Укорачиваюсь перед ратным,
Несгибаемым, братским, блокадным...

Раскошеливаюсь адекватным,
Многодетным, родимым, отрадным...
Насобачиваюсь тупорылым,
Однополым, формальным, бескрылым...

А ещё наполняюсь гранитным,
Одиноким, парадным... обидным...
Постановка сия драматурга —
Гениального Санкт-Петербурга...

Санкт-Петербург, 17.04.2020







КОГДА-ТО И СЕЙЧАС




Когда-то любила прогулки
Со мной по вечерней реке,
Когда колокольчиком гулким
Звенел божий храм вдалеке.

Охапкой лесные ромашки
Бросал я в окошко тебе,
Когда пели ранние пташки
Для нас для двоих на заре...

Сейчас здесь домины стальные.
Срубили ромашковый лес.
На храме кресты золотые,
А в храме орудует бес.

Опошлили веру святую.
Бьют в колокол в рясах жрецы.
Вороны теперь здесь бичуют,
А вместо ромашек шприцы.

Река стала сточной канавой —
Плеваться одно и бежать.
Ты стала пустой здесь шалавой.
И смыслом здесь стало лишь — жрать...

Санкт-Петербург, 10.10.2020







Я БУДУ ЖИТЬ НАЗЛО БОГАМ...




Я буду жить назло богам,
Назначенным толпой,
Не в такт царящим дуракам
Идти своей тропой.

Назло чиновничьей стране,
Бессовестной такой.
Назло сидящей на коне
Путине воровской.

Порабощающим деньгам,
Когда им счёта нет.
Порабощённым берегам,
Хоть там земная твердь.

Тому спокойствию к грехам —
Той подлости души.
И не родившимся стихам
В обыденной глуши.

Пусть буду жалко по глоткам
Пустое пить вино,
Читать пытаться по слогам
Оконное кино.

И всё-равно пусть не пойму,
Но пусть идёт оно.
Я буду жить назло ему —
Крутить своё кино.

Крутить из памяти кино
Прекрасное своё.
И пить безвкусное вино.
И больше ничего...

Я буду жить назло всему,
Назло всей пустоте,
Где я не нужен никому
И, может быть, себе.

Но буду жить назло себе.
И пусть невмоготу:
В кромешной мгле, один, в избе,
Где выход не найду.

Где абсолютно не найду
Всего, за что держусь —
Того, что ждал всегда, что жду
И так и не дождусь.

Я буду жить назло мечте,
Далёкой, как звезда.
Назло и ей — своей звезде,
Далёкой, как всегда.

Я буду жить назло всему
Далёкому так мне,
Пока случайно не пойму,
Что не живу уже...

Санкт-Петербург, 17.10.2020






А КРУГОМ У МЕНЯ...



А кругом у меня голый сад.
Я ему так обидно не рад:
Нет тебя у берёз и у сосен,
Лишь одна чёрно-белая осень
Вездесущая день изо дня
У меня, у меня, у меня...

А кругом у меня тишина
Без тебя, как чужая жена:
Леденящая колкая роза.
Лишь одна чёрно-белая проза
Вседоступная день изо дня
У меня, у меня, у меня...

А кругом у меня чистый лист.
От его голытьбы жуткий свист.
Лишь твоя чёрно-белая строчка —
На диване ночная сорочка
Всемогущая день изо дня
У меня, у меня, у меня...

Санкт-Петербург, 22.02.2020






ЧЁРНЫЕ ЖИЛЫ




Вы почернели.
В безмолвии встали,
Сделав последний поклон.
Вы не допели
И не досказали,
Взгляд устремив в небосклон.

Что там? — букеты
Обугленных прутьев
Ваших, вмурованных в лёд.
Там же скелеты
Расправленных крыльев
Ваших — ваш стылый полёт.

Взгляд бестелесный,
Как воздух морозный
Тихо осевший на мир.
Взгляд бессловесный,
Как сон коматозный
Пусто разлившийся в ширь.

Вы старожилы
Старинного сада.
Вам не пристало роптать.
Вы обнажились.
И так без наряда
Вам до весны коротать.

Так терпеливо
И так напряжённо
Будете в стужу молчать.
Так горделиво
И так поражённо
В чёрном на белом стоять.

В чёрном на белом...
Так явственно остро
Резать пространство зимы —
В чёртово смелом
Спокойствии грозном
В саване щели из тьмы.

Так молчаливо
И так откровенно
Жизнь ваша вся на показ:
Было так криво,
Так больно, так нежно... —
Всякое было у вас.

Чёрные жилы
Старинного сада
Вам не пристало роптать.
Вы обнажились.
Я знаю, так надо.
Надо чуть-чуть подождать...

Санкт-Петербург, 01.11.2020






КЛЕНОВЫЕ ОГНИ




На чёрном тротуаре
Кленовые огни
То в бронзовом угаре,
То бурые они.

То звёздами сверкают
На каменной смоле,
То пулями стреляют
В сквозящей плотной мгле.

То в грустной клоунаде
Закружат с детворой,
То вспыхнут на параде
С истлевшей мишурой.

И в заросли заводят
Сгорающей земли.
С ума немножко сводят
Улыбкою в крови...

Горят сквозь непогоды
Кровавые огни.
В закаты и восходы
Ведут меня они.

Горят на сцене Невской
В кромешный адский час
В игре как-будто детской
С улыбкою для нас...

Багряный кувыркнётся.
Пунцовый позовёт.
В порыве пронесётся
По Невскому вперёд.

У Катькинова сада
Вдруг стылый холст зажжёт.
Ваятелей засада
В тумане оживёт.

Расправят свои перья
Навстречу мишуре.
Румяная Лукерья
Возникнет на холсте!

А он вперёд несётся,
На Аничков маня,
Там к морде присосётся
Железного коня.

Возрадуется морда
Столь пламенной любви!
А он, какого чёрта,
Опустится в крови...

И ляжет на Фонтанку
Надорванный чуть-чуть
С душою наизнанку
В последний яркий путь.

А братья его следом
Несут любви огонь!
Но всех сметает ветром.
И плачет... плачет конь...

Вот так на сцене Невской
В назначенный свой час
В игре совсем не детской
Горят в последний раз.

Сгорают в непогодах
Влюблёнными они
В закатах и восходах
Кленовые огни...

Санкт-Петербург, 27.12.2020







В НЕБЕ РОЗОВАЯ ДЫМКА...




В небе розовая дымка,
В дымке Ангел, нить креста.
Петропавловская шпилька
В сизом инее слегка.

Тишь над крепостью белёсой
И святая синева.
Ширь лежит беловолосой
И спокойная Нева...

Превратились в жемчуг слёзы,
В свежий хворост — корабли.
Это первые морозы
Так нечаянно пришли...

Санкт-Петербург, 18.12.2020






ТЕЧЁТ РЕКА...




Течёт река неистощимая.
Зовёт в высь ветер, как мечта.
А в небе чистом негасимая
Такая тёплая звезда!

Идёт весна навстречу милая.
А с ней в обнимку детвора.
И сердцу грудь такая хилая,
Как будто юности пора...

Поёт в груди оно болящее.
Знать, что-то будет впереди...
А впереди всё уходящее
И в том числе земная ты.

Уходишь яркая, унылая...
Уходит всё в немую даль:
И этот день, и эта милая,
И детвора, и боль... А жаль...

Одна река неистощимая.
И ветер вольный навсегда.
И небу быть, и негасимая
На нём останется звезда...

Санкт-Петербург, 09.04.2020






В НЕБЕ МЯЧИК...




В небе мячик, крокодил,
Сумрак, полу-лица,
Кони, сборища мудил,
Ёлки, психбольница...

Гуманоидом брожу —
Меряю гробницу.
И надеюсь, что рожу
Снова небылицу.

А мохнатая беда
С аурой могильной
Скрупулёзно как всегда
Моют жижей мыльной
Как покойника меня.
Сверху напирает:
Крокодил средь бела дня
Мячик пожирает...

Ночь. В окно мне два огня
Светом льют студёным.
Это Питер на меня
Смотрит волком чёрным.

Санкт-Петербург, 07.12.2020







НЕ ХОДИ НИКУДА...
ИЛИ ПРИЯТНОЙ САМОИЗОЛЯЦИИ!
(экспромт)



Не ходи никуда, не ходи.
У окошка с утра посиди.
Посиди, посмотри... Хороша! —
Хороша жизнь, когда не спеша!

Не ходи никуда, не ходи.
Днём за книжкой чуть-чуть посиди.
Посиди, почитай... Хороша! —
Хороша жизнь, когда не спеша!

Не ходи никуда, не ходи.
Вечерком в полутьме посиди.
Саксофон, коньячок... Хороша! —
Хороша жизнь, когда не спеша!

Не ходи никуда, не ходи.
Ночь придёт — у плиты посиди.
Посиди и покушай в ночи
Как всегда не спеша калачи!

Санкт-Петербург, 17.04.2020







СЕРЕДА




Небо, крыши и Нева
В синем-синем цвете ясном,
Ясно-масленом, прекрасном —
Ясно... масло... синева...
Ясно... масло... синева...
Ясно, что картина маслом:
В синем-синем цвете ясном
Небо, крыши и Нева.

Небо, крыши и Нева...
Небо... Это же не небо:
В Петербурге же нелепо —
Вместо неба синева!
Вот такая синева:
В синем-синем цвете ясном,
Ясно-масленом, прекрасном
Небо, крыши и Нева!

Небо, крыши и Нева...
Небо, крыши... И не крыши,
Если глянуть на них свыше:
Там... сплошная синева!
Вот такая синева:
В синем-синем цвете ясном,
Ясно-масленом, прекрасном
Небо, крыши и Нева!

Небо, крыши и Нева...
Небо, крыши и... Позвольте,
Это что, Нева? — увольте!
Там... всё та же синева!
Вот такая синева:
В синем-синем... и так дальше.
Даже жарко в этой фальши —
Небо, крыши и Нева!

Небо, крыши и Нева
Почему в таком прекрасном,
Синем-синем цвете классном?
Почему же синева?
Потому что середа.
Потому что день лучистый,
Синеглазый и плечистый.
Потому что череда.

Вот такая череда:
В воскресенье — дождь со снегом,
В понедельник — снег с приветом.
А сегодня середа! —
День лучистый, синева...
Чайка-парусник летает,
Синеглазый дом блистает —
Вот такая середа!

Санкт-Петербург, 14.05.2020







ЖИВОГЛОТ С ПОСИНЕВШИМИ УСАМИ!




На балконе драный кот
С посиневшими усами.
Открывает страшно рот,
Наедаясь небесами.

Два часа уже сидит
Под семейными трусами
И мечтательно глядит
В небо синими глазами.

Может, видит карасей
Толсто смазанных сметаной
Или жареных мышей
Под тропической лианой.....................

Он в шезлонге под зонтом.
В труселях блатных в цветочек.
Он в цепи златой с крестом.
В синем перстне коготочек.

В круглых розовых очках,
А во рту дымит сигара...
Сразу видно: при деньгах —
Фраер, в общем, без базара!

Мышки-пышки в сыре с ним,
Караси в сметане тоже.
Сливок жбан. Ещё один.
И коровы рядом рожа.

А брюшко-то — ого-го! —
За такое уважают.
Всеми силами всего
Секси-мышки ублажают.

Он такой... Ну, в общем, пьян.
Он зализанная помпа.
Он красив, как Дон Жуан...
Нет! — Делон! Ну, в общем, бомба!

Солнце с ласковых небес
Сладким маслицем стекает.
Берег из страны чудес
Тёплым золотом сверкает.

Ну, а море... молоко! —
Радость пенная парная
От бурёнки рококо!
Сказка, в общем, неземная...

Но не рад он ничему,
Хнычет только и вздыхает:
Счастья в сказке нет ему,
Ни о чём он не мечтает......................

— Так что будь ты драным, кот,
С посиневшими усами,
Открывай пошире рот —
Упивайся небесами!

Днями целыми сиди
Под прекрасными трусами
И мечтательно гляди
В небо синими глазами.

Есть о чём тебе мечтать,
Не спроста ведь драный, тощий.
Ты, конечно, хочешь жрать.
Да и бог с ним! — будь ты проще!

Только не переживай —
Пусть они себе летают!
Но а ты... мечтай, мечтай... —
Лишь счастливые мечтают!..

Что? Не веришь, драный кот?
Ты не будешь ныть с деньгами?
Да пошёл ты, живоглот
С посиневшими усами!

Санкт-Петербург, 22.05.2020











© 2021 – Измайлов Константин Игоревич. 2020 — Неполноценный; СПб. – 27 с.

© Copyright: Константин Измайлов. Дата опубликования: 15.01.2021.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).