Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 21 января 2021.:
Август Озер

Оли-Ягодка

ОЛИ-ЯГОДКА (Вирус-министр)

В одном тридцатом королевстве жил король.
Весёлый, добрый, справедливый и умелый — любил народ и королевством ловко управлял, с соседями своими дружно ладил, коня мог между делом оседлать, подмётки к своим сапогам приметать... В общем, хороший он был человек, работящий.
Народ его тоже за это любил, одобрял и по большим весёлым праздникам с пристрастием дарил ему различные подарки — то как-нибудь заводик оборонный поднесёт, то неожиданные россыпи алмазные... Народу эти вещи само знамо никчему ввиду того, что не умеет он такие вещи меж собою поделить, а королю для общего развития международных отношений в самый раз.
Но пуще всех его любила девушка по имени Лесная Оли-Ягодка, которая носила в замок землянику. Вот только девушку саму среди своих докучливых хлопот всемилостевый государь особенно никак не примечал.
Королевская свита (министры, дельцы и подельники их) патрона невпример блюла и чрезвычайно уважала. Опять же и по графику она его всемерно холила: фасончики там всякие гламурные кроила, укладочки различные к причёскам сочиняла, о жестах и походке напряжённо-неустанно размышляла, о том, какими соусами рыбу поливать... При этом сильно пресмыкалась перед королём и лстила всячески, конечно же, без меры.
Один только супер министр по прозванию Вирус-Министр невозможно завистливый был и в постоянной страшной тайне каждый божий день самонадеянно считал, что он и сам ничуть не хуже короля, но только вот заводики и россыпи ему никто по щедрости не дарит. От этакой мучительной двойной несовместимости министр периодически припадочно болел и очень часто безутешно огорчался, после чего его всегда томительно мутило по углам... Хотя король доверчиво считал его своим соратником, общественным радетелем, и в вечной его преданности делу королевства никогда не сомневался.
Но тут, как раз, такой пришёлся случай:
Однажды после тяжких государственных хлопот король сидел в своей уютной простенькой опочивальне и, размышляя о делах родительской державы, мурлыкал что-то популярное и между делом штопал, им же штопанный уже нераз, носок, а за окном орали кошки и недвусмысленно влюблённо беспокоились коты...
И пришла в этот раз королю мысль жениться.
А чтобы от этого польза всему королевству была, решил государь сделать пир на весь мир не в простой какой день, а в самый, что ни есть, день своего рождения, и пригласить на этот день рождения, каких да ни на есть, всех королей, царей и даже падишахов..., да не одних, а вместе с жёнами и дочерьми — принцессами-царевнами, да королевами-царицами и даже, не известно, как у них там это называется, со всеми ихними чудесно-дивно-экзотическими падишашнями... (Но, в основном, с царевнами-принцессами, конечно.) И тут на этом празднике и приглядеть себе невесту, чтобы без толку зря с визитами туда-сюда не ездить десять лет по разным государствам...
Решил король и сделал.
Во все края послал своих гонцов, а остальных министров и народ привлёк к приготовлению пирушки.
Все люди весело и деловито стали суетиться, один только этот министр, то есть, Вирус-Министр загрустил, пуще прежнего стал тосковать. Вялый тонус его мрачно-медленно скис, сам министр в поперечном обхвате, как щепка, усох и даже, кажется, совсем позеленел от изнурительно навязчивых видений всяческих чужих изысканных подарков королевского масштаба и безусловного всемирного международного значения... А уж, когда подумал о красивых и заманчивых, невероятно выгодных чужих невестах, его так тяжко и невыносимо начало мутить, что поневоле он отправился в ближайшую аптеку к неаттестованному злому колдуну за партией прямого тормозного действия синюшных порошков.
(Как только съешь какой-нибудь из этих порошков, так сразу же всё тело оплетает до того сомнительно-сомнамбульная лень, что даже ни лежать, ни спать, ни глаз открыть-закрыть сознательно совсем не хочется — так убавляются любые помыслы, желания и прихоти.)
Но только, может быть, колдун в аптеке что-то нахимичил, а может быть, совсем наоборот, министр ему опять-таки чего-нибудь не доплатил, однако вот чего во время той значительной пирушки приключилось:
Ещё до танцев, перед тем, как обществу необходимо было выйти на дежурный менуэт, когда цари и императоры, а так же феодалы, их подельники и все князья и шахи-падишахи с королями апперитивно-аппетитно для совместного знакомства выпивали мёд и с хитрецой смеялись над скачками ими установленных же цен, свезённые из разных стран и из-за всех границ принцессы, так озабоченно-настойчиво ловили взгляды короля, чтобы заранее ему понравиться, что наш министр, от накатившей на него свирепой зависти, недолго думая, достал из кошелька и самопроизвольно бесконтрольно проглотил все тормозные порошки.
Ну и, конечно, перебрал.
И этим так убавил все свои желания, что даже сам невероятным образом немыслимо убавился и превратился в самую мельчайшую пылинку и до такой ничтожной малости дошёл, что стал почти совсем не различим в полуденных лучах, сияющих над этим необычным по масштабу торжеством.
А поскольку он был государственный муж и всегда находился вблизи короля, вседержавный король не заметил его, и вдохнул вместе с пудрой румяных девиц, испускающих сонм ароматов и блеск...
Через его великосветский нос и государевы, не ведомые плебсу, многодумные сосуды непроизвольно-исподволь проник министр в сообразительную королёву голову и там застрял под неким неизвестным для гостей, но очень важным для державы королевским клапаном...
Всё это посреди всеобщего веселья, разумеется, никто и не заметил .
Но тут произошёл другой довольно странный казус.
Король наш ни с того и ни с сего вдруг ощутил себя настолько уникальным и великим, что от нахлынувшей фундаментальной гордости ему ударило в лихую голову жениться враз на всех принцессах сразу, и сделаться благодаря сему деянию владыкой мира! И стал он сразу всем принцессам предлагать себя, всемирное владычество и руку...
(С рукой всегда так полагается. Уж такова традиция - придворный этикет.)
Отцам и матерям - царям и императорам, такое дело явно не понравилось и в гневе все они разъехались.
За причинённую обиду и бесчестие, лелея оскорблённое своё достоинство и непременно чтя священный смысл презумпции, все государи объявили королю войну уже на следующий день.
Король, хотя и был умён, и всё ещё по старой памяти любил его народ, но воевать со всей вселенной непомерно тяжело.
И стали люди гибнуть на войне.
И стало некому работать и кормить других.
Болезни, безобразия и голод, как чёрная, пугающая деток, ночь, окутали пределы королевства и стали кровожадно грызть-глодать и безнадёжно-беспощадно угнетать друг друга.
Король бездарно обленился, но, по-прежнему гордясь своим болезненным величием, упрямо продолжал командовать последними детьми и стариками, насильно принуждая их сражаться-воевать за непременное всемирное владычество.
Но, как-то разом, отвернулись все от короля и все, кто был, покинули его.
Остался он один и от своей невиданной гордыни окончательно ослеп.
И вошла в его душу тоска.
И пошёл он бродить по пустынной земле, как вериги, влача бесконечную думу свою: «От чего и почему меня никто не любит? Ведь я хочу объединить весь мир!»
Обносился король, исхудал, изменился в лице, стал похож на дряхлого и нищего бродягу, но никто не подал ему хлеба кусок.
Обессилел король, лёг под дуб и уснул тяжким сном, полным горьких и мрачных видений.
Долго ль так он лежал, да не знает никто.
Но однажды, возвращаясь с поля с земляникой, мимо дуба шла простая девушка.
Увидела она обросшего скитальца, сжалилась над ним, решила накормить, чем бог послал. Травинкой стала щекотать ему ноздрю, и тот чихнул, да так, что напугал свою кормилицу.
Она и убежала, и корзинку бросила.
А Вирус-то от этого чихания и вылетел!
От этого король прозрел и девушку признал.
Прозрев и подкрепившись, он поскорее побежал в свой замок, чтобы послать гонцов для заключения со всеми мира и чтобы привести дела в порядок, восстановить разрушенное королевское хозяйство, заштопать на одежде дыры...
А, как поправил все важнейшие дела, отправился в деревню к Оли-Ягодке её корзинку возвращать...
Конечно, Оли-Ягодка узнала короля и ей понравилось, что он опять стал молодым, простым и обходительным.
А вскоре и свадьба у них состоялась.
Народ на той свадьбе гулял много дней, постепенно признал своего короля и был опять уже безмерно счастлив.
На свадьбе были все соседние цари и короли, и дружно порешили вечным миром жить.
А вирус тот, министр, как ни старался, но обратно увеличиться не смог.
Так и летает где-то, ветер его носит...

28.06.06.

© Copyright: Август Озер. Дата опубликования: 18.12.2020.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).