Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей


Сегодня: 30 мая 2020.:
Иван Сухих

Высокий взгляд

Глава 1

Солнце светило желтоватым светом, значительно менее интенсивным, чем синеватый свет их родной звезды на соответствующем расстоянии от неё. Хорошо, что их планета была расположена в пятьдесят раз дальше от их звезды, чем та планета, третья от Солнца, интерес к которой они проявляли. Их космический корабль сигарообразной формы на необычной для Солнечной системы скорости и по совсем удивительной для местных космических объектов траектории пересекал Солнечную систему.
- Они только вчера заметили нас. И знаете, как они нас назвали? Путешественник, - смеясь, проговорил один из экипажа этого космического корабля голосом, представлявшим собой нечто среднее между звуком скрипки и звоном комара.
- Как же это звучит на их языке? – поинтересовался командир космического корабля, возглавлявший одновременно всю эту экспедицию.
- Я не смогу этого выговорить. Вот запись из их разговоров, - ответил тот же член экипажа.
В пространстве космического корабля с перерывом в несколько секунд повторилось три раза сочетание звуков, напоминавших «оумуамуа».
- Так вот кто мы для них, - улыбнулся командир. – Действительно, мы не сможем это выговорить. Интересно. А ведь их планета сделала всего только семь тысяч оборотов вокруг их звезды с тех пор, как наши представители с ними общались на понятном для нас всех языке. Очень важно нам будет узнать об изменениях в их жизни, а не только в их языке. В предстоящие шестьдесят оборотов их планеты вокруг её собственной оси нам предстоит внимательно наблюдать за ними и много работать по анализу полученной информации.
Разговор прекратился. Все четыре обитателя сигарообразного космического корабля, который люди на Земле назвали «Оумуамуа», продолжили заниматься своими прямыми экспедиционными обязанностями.
Из пяти тысяч точек, равномерно распределённых по поверхности планеты Земля на суше и на воде, шла непрерывная трансляция всего, что происходит в радиусе восьмисот километров вокруг точки трансляции. Информация записывалась на барионный кристалл в виде изменения числа фотонов, составляющих отдельные элементарные частицы. Таким образом экспедиция из далёкого космоса могла получать всю информацию обо всех событиях и жизни всех людей на Земле в течение ближайших двух месяцев. Но гости из космоса ещё не знали, какую именно информацию о жизни людей на Земле они получат. Пришельцы ещё не знали, смогут ли они вступить в контакт с жителями Земли.

Глава 2

Михаил Петрович проснулся сегодня рано утром. Хотя на улице стоял уже сентябрь, но погода была тёплая и приятная. Природа располагала к добродушию и расслабленности. Но именно этого Михаилу Петровичу сейчас и недоставало. Наоборот, он был напряжён и нахмурен. На это имелась существенная причина. Но об этой причине у Михаила Петровича никто при всём желании заранее не смог бы узнать.
В течение ближайшего часа Михаил Петрович собрался, позавтракал и вышел из дома на улицу. В руках у него был небольшой тёмный полиэтиленовый пакет. Михаил Петрович при выходе из подъезда, как обычно, оглянулся и окинул взглядом фасад девятиэтажного дома, в котором он жил в трёхкомнатной квартире на восьмом этаже.
Михаилу Петровичу было сорок лет, и последние пять лет он жил в этой квартире. Жил он один. Но у него был сын Сергей, восемнадцатилетний студент, о существовании которого Михаил Петрович знал и даже иногда интересовался его жизнью. Но Сергей о существовании своего отца ничего не знал. Вероятно, Михаил Петрович где-то работал, ведь должен же он был на что-то жить. Но где именно он работал, оставалось непонятным даже старушкам, сидящим на лавочке у входа в его подъезд.
До ближайшей станции метро «Отрадное» было около одного километра, что составляло три остановки на автобусе, но Михаил Петрович предпочитал ходить пешком. На автомобиле по Москве он старался не перемещаться. В том районе Лианозово, где жил Михаил Петрович, людей на улице в это время утра было немного. Поэтому можно было спокойно идти, думать о своих планах на предстоящий день, не боясь случайно с кем-нибудь столкнуться. Обычно этот путь, от дома до метро, занимал у Михаила Петровича не больше пятнадцати минут. Недалеко от входа в метро людей становилось заметно больше.
- Ста рублей не будет? – чужой низкий голос вывел Михаила Петровича из задумчивости.
Помятый мужчина с явно выраженной щетиной на опухшем лице и плавающим взглядом настойчиво протягивал свою руку по направлению к Михаилу Петровичу.
- Сейчас нет, - коротко ответил Михаил Петрович, замедлив шаг, но не останавливаясь.
- А когда будет? – нечётко проговорил, слегка пошатываясь, подгулявший прохожий.
- Когда приду домой, - ответил Михаил Петрович, вновь ускорив шаг и спускаясь вниз по лестнице ко входу в метро.
Нетрезвый незнакомец вздохнул, махнул рукой и отошёл.
На станции метро было шумно и стоял специфический запах глины, который ощущался только на белой ветке. С грохотом подъехал поезд. Люди вместе с Михаилом Петровичем вошли в вагон и сели на свободные места, которых было в избытке, стоять никто не остался. Совершенно все пассажиры в вагоне метро сразу же уставились в свои смартфоны и планшеты. Михаил Петрович посмотрел налево и потом направо – его сосед слева рассматривал фотографии людей во время какого-то совместного пребывания в кафе, его сосед справа играл в какую-то примитивную игру с падающими шариками. Михаил Петрович стал смотреть на отражение в стекле окна напротив.
Через сорок минут Михаил Петрович вышел на станции «Боровицкая» и поднялся наверх. В центре города народу было довольно много. Машины на дороге перед выходом из метро носились одна за другой в противоположных направлениях. Задумываться здесь было нельзя.
Михаил Петрович прошёл по тротуару вдоль улицы небольшое расстояние и повернул за угол, немного поднялся вверх по перпендикулярной улице и вошёл в одно из многочисленных зданий, стоящих вплотную друг к другу. Проходящие по улице люди не обращали друг на друга никакого внимания.
Внутри здания вначале ему показалось темно, но глаза быстро привыкли к пониженной яркости освещения. За тяжёлой входной дверью было обширное помещение с высоким потолком и двумя лестницами по бокам в отдалении. Однако сразу за входной дверью стоял незаметный сперва человек в сером дешёвом костюме. Он встал на пути Михаила Петровича.
- Вы что-то ищете? – участливо обратился человек к вошедшему.
- Архив археологических артефактов, - ответил ему Михаил Петрович.
- Да, это здесь. Пожалуйста, - вежливо подтвердил человек и освободил дорогу.
Михаил Петрович прошёл вглубь здания и поднялся по правой лестнице на второй этаж. Через весь второй этаж проходил длинный коридор, который кое-где расширялся, образуя небольшие площадки, где стояли столик и два кресла друг против друга. По обеим сторонам коридора располагалось несколько дверей кабинетов, но номеров на этих дверях не было. Михаил Петрович уверенно подошёл и постучал в одну из таких дверей.
- Да, зайдите, - послышался голос из-за двери.
Михаил Петрович бесшумно открыл дверь и вошёл внутрь.
Кабинет был небольшой, но в нём имелись двери в смежные кабинеты, которые сейчас были закрыты. Посередине стоял широкий круглый стол со стульями вокруг, за которым сидел высокий и тонкий человек раннего пожилого возраста с тёмно-рыжими редкими волосами и внимательным взглядом. Хозяин кабинета машинально улыбнулся, увидев Михаила Петровича.
- Да, жду вас, - сказал он. – Я хотел кое-что с вами обсудить. Нужна будет ваша помощь. Без вас не обойтись.
- Слушаю вас, - ответил Михаил Петрович, садясь на стул на расстоянии четверти окружности стола от хозяина кабинета.
- Мне всегда было очень приятно работать с вами, - начал свою речь собеседник. – Вы опытный человек. На вас можно положиться. Но здесь такое дело, несколько необычное на первый взгляд, требующее осторожности и конфиденциальности. Короче говоря, никто об этом не должен знать.
Хозяин кабинета прервал свои слова и пристально посмотрел на Михаила Петровича. Михаил Петрович спокойно и безучастно глядел на него, не говоря ни слова.
- Никто, в том числе и он, - хозяин кабинета повёл глаза куда-то в сторону и вверх. – Я надеюсь, вы поняли важность этого дела.
- Я понял, - подтвердил Михаил Петрович.
- Хорошо, - продолжал человек за столом. – Возникла трудность, которую надо решить.
- В какой степени решить? – спросил Михаил Петрович.
- Окончательно и бесповоротно, - ответил собеседник
- Материалы? – поинтересовался Михаил Петрович.
- Держите, - хозяин кабинета протянул стандартную цветную фотографию с портретом незнакомого Михаилу Петровичу человека и лист бумаги с десятью строками напечатанного текста. – Взгляните и верните.
Михаил Петрович пристально вгляделся в фотографию, потом медленно прочитал текст на листе бумаги и отложил их в сторону.
- Когда? – задал последний вопрос Михаил Петрович.
- А зачем тянуть? Сегодня же и начинайте, - ухмыльнулся хозяин кабинета и посмотрел на циферблат своих наручных часов стоимостью немногим более трёх миллионов рублей.
Михаил Петрович встал и две секунды постоял, как будто желая ещё что-то спросить, но ничего не сказал, кивнул и вышел из кабинета. В задумчивости он спустился по той же лестнице на первый этаж.
- До свидания, - вежливо проговорил человек у двери при выходе Михаила Петровича из здания.
Михаил Петрович ничего ему не ответил и пошёл по улице. Со стороны Михаил Петрович был похож на спокойно прогуливающегося по Москве приезжего туриста.
Михаил Петрович незаметно разглядывал попадающихся ему в поле зрения прохожих. Одни были сосредоточены и куда-то спешили по своим делам с толстыми папками в руках. Другие активно обсуждали, где им провести сегодняшний вечер. Третьи доказывали друг другу, жестикулируя, правильность именно данного направления в современном искусстве, а не того, которое защищал собеседник. Четвёртые изучали карту города на уличных стендах. Все люди были очень разными, но всех их объединяло то, что никто из них не обращал никакого внимания на окружающих людей.
Вместо того, чтобы направиться и спуститься в метро, Михаил Петрович повернул на перекрёстке в противоположную сторону и через пять минут зашёл в не самый большой музей.
Ещё до входа в первый зал с картинами внимание Михаила Петровича привлекла анекдотическая сцена, разыгравшаяся около гардероба, располагавшегося в полуподвале, через который надо было пройти, чтобы попасть в залы. Лестница было сбоку, а дальнюю стену прохода полностью занимало огромное зеркало, дающее эффект кажущегося увеличения площади помещения. Мужчина средних лет, интеллигентного внешнего вида, в очках, похожий на профессора, вместо того, чтобы повернуть на лестницу, пошёл вдоль гардероба прямо к этому зеркалу во всю стену. В зеркале навстречу ему шёл такой же мужчина. Человек пытался увернуться от встречи и отклонялся по направлению ходьбы налево и направо. Но человек в зеркале делал то же самое. Столкновение становилось неизбежным. За один метр до зеркала мужчина остановился, приложил правую руку к груди и слегка поклонился.
- Эй, мужчина, это же зеркало, - громко сказала работница гардероба, до этого так же, как и Михаил Петрович, с интересом наблюдавшая за этой сценой.
Мужчина вздрогнул, вгляделся в зеркало, потом быстро оглянулся по сторонам, смущённо улыбнулся, глядя на работницу гардероба, повернулся и, не сказав ни слова, ушёл. Работница гардероба с усмешкой глядела ему вслед.
Михаил Петрович постоял ещё несколько секунд и тоже направился в залы музея. Он ходил вдоль вывешенных на стенах многочисленных картин, но не задерживался ни у одной из них. Потом он опустился на кушетку посередине одного из залов и просидел так около двадцати минут. Но его задумчивый взгляд, в отличие от меняющихся сидящих рядом с ним на кушетке людей, не был сосредоточен на картине, располагающейся напротив. Его взгляд был устремлён на пустую стену, но этого никто не замечал.
Потратив на пребывание в музее около полутора часов, Михаил Петрович всё-таки пошёл к метро и через некоторое время уже был в своей квартире. Быстро собрав всё необходимое в небольшую спортивную сумку, что заняло только половину её объёма, Михаил Петрович направился на Ленинградский вокзал. Там он купил билет на поезд до Петрозаводска и через два часа уже сидел в купе, глядя в окно. Поезд отправился.

Глава 3

Купе было полностью занято. Кроме Михаила Петровича, в нём ещё находились пожилая женщина и молодые муж с женой. Как только поезд отправился, попутчики Михаила Петровича разложили свои припасы на столе и принялись кушать. Молодые муж с женой были заняты друг другом. Пожилая женщина предложила Михаилу Петровичу присоединиться к приёму пищи, но Михаил Петрович с вежливой улыбкой отрицательно покачал головой. Через полчаса трапеза закончилась. Молодые супруги поднялись на свои верхние полки. Михаил Петрович и пожилая женщина остались сидеть друг напротив друга на своих нижних полках. Двадцать минут прошли в молчании.
- К родственникам едете? – наконец, не удержалась пожилая женщина.
- Да нет, - ответил Михаил Петрович. – Я туристом. Хочу посмотреть природу.
- А…, хорошо, - протянула пожилая женщина. – Природа у нас красивая. Вот только… не берегут её. Да что тут говорить...
Молодые муж с женой стали прислушиваться к разговору.
- Кто не бережёт? Что вы имеете в виду? – поинтересовался Михаил Петрович.
- Да, туристы разные попадаются, - раздался сверху голос молодого человека.
- Ну, при чём здесь туристы?! – с досадой произнесла пожилая женщина. – Вот те, кто не отдыхают, а работают… Вот от кого беда.
- В смысле? А что такое? – удивился Михаил Петрович.
- Да то самое…, - ответила пожилая женщина. – Лес-то куда девается? Испаряется без следа.
- Из него мебель делают, - отозвалась молодая жена.
- Мебель делают из опилок, - отмахнулась пожилая собеседница. – А наш первоклассный лес идёт за границу.
Михаил Петрович внимательно её слушал.
- А власти что же? – спросил он.
- Власти говорят, что так и должно быть, - с досадой сказала пожилая женщина. – Один только человек и есть, что Емельян Никифорович. А что он один сделает? Да его, небось, скоро уберут.
Михаил Петрович не стал уточнять, кто такой этот Емельян Никифорович и что он делает.
- Как же его уберут? – задал он неожиданный вопрос.
- Заберут в Москву на повышение, - ухмыльнулся молодой муж.
- Да вряд ли, - высказала своё суждение пожилая попутчица. – Мало ли способов? Хорошо, если в какой-нибудь захудалый отдел местной администрации отправят.
Михаил Петрович ничего не ответил и стал молча смотреть в окно. Пожилая женщина через некоторое время задремала. Молодые муж с женой стали вполголоса обсуждать детали своего будущего отдыха в Карелии.
Пейзаж за окном поезда постепенно менялся. Лиственные породы сменялись хвойными. Вместо сплошной полосы леса деревья стали располагаться отдельными группами.

Глава 4

Рано утром поезд прибыл на вокзал Петрозаводска. Свежий и влажный воздух быстро придал бодрости и окончательно разбудил вышедших на перрон пассажиров.
Михаил Петрович попрощался с соседями по купе и пошёл к выходу из вокзала. Он не реагировал на настойчивые предложения и не стал нанимать такси. Сев на автобус и проехав пять остановок, он внезапно перед закрытием дверей вышел из автобуса и медленно направился вдоль узкой улицы.
Этот тихий город напоминал ему районный центр, хотя в нём жила половина населения всего данного озёрного региона. Невозможно было не проникнуться чувством романтизма в таком месте. Но лицо Михаила Петровича было сосредоточенным и выражало чувство заботы. Со стороны можно было подумать, что он решает в уме сложную математическую задачу.
Прогуливаясь таким неспешным образом, Михаил Петрович вдруг увидел одиноко стоявшую у тротуара легковую автомашину. В машине никого не было. Михаил Петрович взглянул на номера этой машины и уверенно направился к ней. Подойдя и спокойно открыв переднюю правую дверцу, которая почему-то не была заперта на ключ, он сел в машину на место водителя, положил свою спортивную сумку на пассажирское место рядом с собой и завёл автомобиль, ключи от которого почему-то были уже вставлены в замок зажигания.
Через двадцать минут спокойной и крайне аккуратной езды Михаил Петрович остановил машину на центральной площади города недалеко от здания региональной администрации. Заглушив двигатель, Михаил Петрович стал ждать, наблюдая за происходящим на улице. Осуществлять наблюдение было очень удобно, так как людей проходило мимо довольно мало, каждый человек сразу был заметен.
Так прошло около двух часов. Потом из здания региональной администрации вышел человек средних лет, с редкими светлыми волосами, в белой рубахе с короткими рукавами, в руках у него ничего не было. Михаил Петрович на одну секунду внимательно пригляделся к этому человеку и потом едва заметно прищёлкнул языком. Он снова завёл машину и медленно последовал за вышедшим человеком. Когда человек почти подошёл к углу здания, машина с Михаилом Петровичем ненамного обогнала его. Михаил Петрович притормозил и вышел из машины. В руках у него была карта города, которую он внимательно изучал. Человек проходил мимо и поравнялся с Михаилом Петровичем.
- Вы не подскажете, где здесь находится краеведческий музей? – улыбнулся Михаил Петрович и вплотную приблизился к прохожему.
Человек остановился, взглянул на Михаила Петровича и на мгновение задумался. В это же мгновение левая рука Михаила Петровича, в которой между пальцев было что-то зажато, быстро и плавно дотронулась до правого плеча прохожего и слегка надавила на него. Человек резко повернул голову вправо, как будто его что-то кольнуло, и потом медленно стал оседать на землю. Михаил Петрович поддержал его за плечи и посадил в свой автомобиль на заднее сиденье. Голова человека была прислонена к спинке сиденья, у него был «плавающий» взгляд.
Михаил Петрович сел на место водителя, и машина быстро поехала по направлению к окраине города. Через двадцать минут автомобиль с Михаилом Петровичем и его пассажиром уже двигался по загородной трассе. Никто их не обгонял, впереди и сзади попутных машин не было видно, за прошедшее время поездки мимо проехали только четыре встречные автомашины. Местность была явно мало населённая. Увидев справа у обочины дороги придорожное кафе, Михаил Петрович притормозил и завернул к нему. Оставив автомобиль с пассажиром на стоянке напротив входа, Михаил Петрович спокойно направился в кафе и вошёл внутрь.
В глубине просторного помещения с огромными окнами находились три человека, муж с женой и их дочь десяти лет на вид. Они пили кофе, на столике лежали бутерброды и пирожные. Судя по всему, это была семья туристов. Больше посетителей не было. Столиков было много, не меньше двадцати. Михаил Петрович взял у официанта тарелку с закуской и бутылку минеральной воды. Он выбрал столик рядом с входом в кафе, сел за него и медленно стал завтракать. Так прошло десять минут. Семья туристов завершила приём пищи и дружно отправилась к выходу. В дверях они чуть-чуть не столкнулись с входившим в кафе пожилым мужчиной.
Мужчина был немного толстоват, имел длинными тёмные с проседью волосы, зачёсанные назад и доходившие до плеч, без бороды, одет в обычный поношенный пиджак серого цвета, походка у него была размеренная, как будто бы он не шёл, а плыл. Михаил Петрович подумал, что, скорее всего, это священнослужитель, хотя никаких специфических предметов или деталей одежды у вошедшего мужчины не было. Мужчина подошёл к стойке, взял два стакана чая с бутербродом и окинул взглядом помещение. Кроме них двоих, больше посетителей в кафе в это время не было. К неудовольствию Михаила Петровича мужчина направился именно к нему и уселся за один с ним столик. Вероятно, в отличие от Михаила Петровича мужчина хотел получить собеседника.
- Можно? – спросил мужчина и сразу же, не дождавшись ответа, сел на стул напротив Михаила Петровича. – Меня зовут Андрей Павлович.
Михаил Петрович, не желая привлекать к себе внимание, не стал возражать и молча кивнул.
- Вот, знаете ли, решил в отпуске прогуляться, осмотреть природу и разную жизнь, - продолжал говорить Андрей Павлович, не обращая внимание на молчание собеседника.
- Священник? – произнёс Михаил Петрович.
- А что, сразу заметно? – засмеялся Андрей Павлович. – Длинные волосы, да? Я уж бороду брею, но коротко стричься руководство не велит, а то, говорят, благообразия совсем не останется. А вы, я вижу, приезжий. По делам сюда?
- По работе и потом на отдыхе, - ответил Михаил Петрович и внимательно посмотрел на священника. – У вас, то есть у священников, тоже бывают отпуска?
- После праведной работы надо отдыхать, это хорошо, - поддержал его Андрей Павлович. – Нам тоже нужен отпуск. Вы ведь понимаете, как много сил наша работа отнимает.
- Ваша работа? – удивился Михаил Петрович. – А что же вы такого тяжёлого делаете?
- Да ведь каждый день приходится много всего выслушивать от людей, - объяснил Андрей Павлович. – Иногда такое услышишь, что потом половину ночи не спишь, вспоминаешь, думаешь, хочется с кем-нибудь поделиться, а нельзя из-за тайны исповеди. Вот и остаёшься один на один с этими мыслями. А это, знаете ли, тяжело.
- Понятно, - хмыкнул Михаил Петрович. – Переживать за других, действительно, является тяжёлой работой.
- А вы не смейтесь, - заметил Андрей Павлович. – Вот человек…, ну, даже не убил, а покалечил другого человека. Он злодей? Не спешите. А тот, кого он покалечил, украл у вдовы с четырьмя детьми последние накопления…, не с ножом к горлу украл, а чистенько, через финансовые махинации, не за что ухватиться. Что теперь? Пусть того, который покалечил вора, посадят? Или сказать, что ты видел его в это время в другом месте, чтобы у него было алиби? Как правильно сделать? Божественные заповеди надо исполнять в любой ситуации. Но надо знать, в чём именно состоит их исполнение в каждом конкретном случае.
- Так, деньги-то вдове вернули? – заинтересованно спросил Михаил Петрович.
- Не все, конечно, но значительную часть вернули, - ответил священник.
- Значит, видел его в это время в другом месте, - уверенно сказал Михаил Петрович.
- Ну, пусть так, - кивнул Андрей Павлович. – А вот ещё. Человек мешал, не давал разным злодеям воровать народное имущество. А его самого обвинили в воровстве, чтобы чужими руками внешне законным способом убрать его с неудобного места.
- Это каким же способом? – опять заинтересовался Михаил Петрович.
- Простым способом, - объяснил священник. – Пообещали одному осуждённому, что выпустят его досрочно, если он скажет, что этот человек заставлял его взятки брать. Что в данном случае делать?
- Откуда вы знаете, что он не заставлял того осуждённого брать взятки? – с сомнением спросил Михаил Петрович.
- Не забывайте о тайне исповеди, - напомнил Андрей Павлович. – Исповеди от многих разных людей, касающейся одного этого вопроса. Да и образ жизни этого человека я знаю, по его делам узнал его. Сказать, что я был в кабинете у того человека в указанное осуждённым время, или не сказать?
- Дать показания, что вы были там в то время, - снова уверенно сказал Михаил Петрович.
- Так ведь я там в то время не был.
- Но ведь и того разговора между ними не было.
- Не было. Это я точно знаю, - подтвердил священник. – Так тому и быть. Исполним по сути заповеди.
Одну минуту собеседники помолчали. Чай в стаканах закончился.
- А как вы думаете, что значит число шестьсот шестьдесят шесть? Почему для обозначения зла выбрано именно это число? – неожиданно задал вопрос Михаил Петрович. – Правда ли, что появление электронных документов и штрих-кодов означает воплощение этого числа и является злом?
Священник в удивлении уставился на Михаила Петровича, лёгкая улыбка несколько секунд была заметна на его лице.
- Нет, это не так, - через минуту произнёс Андрей Павлович. – Сейчас многие люди этим интересуются, но почти все заблуждаются. Просто я от вас сейчас, знаете ли, не ждал данного вопроса. Здесь дело в другом… Доход самого богатого израильского царя, Соломона, составлял шестьсот шестьдесят шесть талантов золота в год. Сумма чисел рулетки равна шестьсот шестьдесят шесть. Что здесь общего? Общее здесь - желание быстрого большого обогащения без соответствующих затрат труда. Неправедное, нетрудовое, воровское обогащение и вообще потребительское отношение к жизни, поклонение золотому тельцу - вот смысл числа шестьсот шестьдесят шесть. Никакие штрих-коды никакого значения не имеют.
Опять на две минуты воцарилось молчание. Слышалось только тихое постукивание пальцами по столу.
- Отдых периодически требуется всем, - через некоторое время задумчиво произнёс Михаил Петрович. – Ну, ладно. Всего хорошего.
- Мне было приятно поговорить с вами, - попрощался Андрей Павлович. – Удачи вам в ваших делах и потом приятно отдохнуть.
- Спасибо. И вам того же, - кивнул Михаил Петрович и вышел на улицу.
Михаил Петрович подошёл к машине, открыл дверцу и сел на место водителя. Человек на заднем сиденье спал. Михаил Петрович направил автомобиль по дороге, отдаляясь от города.
Дорога всё так же была пустынна. За полчаса поездки им навстречу не попалось ни одной машины. Через этот промежуток времени Михаил Петрович, наконец, съехал на обочину дороги и остановил автомобиль. Он открыл дверцу машины, но сам остался сидеть на своём месте. Он смотрел на окружающую природу, на редкие деревья, на камни, на тонкий слой земли на них, на широкое пространство вокруг. По его неподвижной фигуре можно было подумать, что он отдыхает. Но по его взгляду было понятно, что он напряжённо думает.
В этом состоянии Михаил Петрович находился около одного часа. Внезапно сзади него послышалось шуршание. Михаил Петрович быстро оглянулся. Человек на заднем сиденье пошевелился и открыл глаза.




Глава 5

Михаил Петрович с интересом присмотрелся к нему. Раньше он не обращал на своего пассажира особенного внимания, а теперь ему хотелось познакомиться с ним поближе. Человек несколько растерянно и удивлённо смотрел на Михаила Петровича, потом по сторонам, потом снова на водителя автомобиля. Его взгляд постепенно из плавающего становился всё более осмысленным и одновременно тревожным.
- Вы кто? – медленно спросил человек на заднем сиденье.
- Вы меня не знаете, Емельян Никифорович. Зовите меня товарищем, - отозвался Михаил Петрович.
- Хорошо, товарищ, - согласился Емельян Никифорович. – Тогда откуда вы меня знаете? И что мы здесь делаем?
Емельян Никифорович озадаченно посмотрел по сторонам, направо и налево, а потом снова устремил тревожный взгляд на Михаила Петровича.
Михаил Петрович помолчал несколько секунд, задумчиво глядя на Емельяна Никифоровича.
- Я вывез вас на прогулку, - ответил Михаил Петрович. – Мне сказали, что вы любите местную природу.
Выражение лица Емельяна Никифоровича показало, что он вспомнил предыдущие события.
- Я так понимаю, что вам что-то от меня надо, - сказал Емельян Никифорович. - Что конкретно?
- А вы всем даёте то, что им надо? – усмехнулся Михаил Петрович.
- Давайте говорить по существу вопроса, - нетерпеливо добавил Емельян Никифорович.
- Согласен, - проговорил Михаил Петрович. – Вы же возглавляете в региональной администрации работу со всей промышленностью. Суть дела состоит в том, что вы не даёте работать нашим местным предприятиям по обработке древесины. Весь необработанный лес вы распродаёте за границу. Вы мешаете развитию местной промышленности и портите нашу природу. Это не может продолжаться. Ведь с вами же раньше об этом говорили.
- Да, говорили…, - понимающе протянул Емельян Никифорович. – Хотя в несколько другом направлении. Я так понимаю, что вы не из нашего региона?
- Мы с вами из одной страны, - ответил Михаил Петрович. – Поэтому я тоже переживаю.
- Понятно. Значит, мне нет смысла вам подробно объяснять. Моим словам вы, разумеется, не поверите. Но тогда с какой целью…? У вас имеется определённая задача? – неожиданно произнёс Емельян Никифорович.
Михаил Петрович повёл бровями и слегка кивнул головой.
- И… каким же способом? – поинтересовался Емельян Никифорович.
- Вы заснули за рулём и с вами произошла авария на пустой дороге, - объяснил Михаил Петрович.
- Да, такое вполне себе может быть, - грустно усмехнулся Емельян Никифорович.
На несколько минут воцарилась тишина.
- Одно только странно. Разные люди вас хвалят. Вероятно, вы очень ловкий человек, что смогли всех обвести вокруг пальца, - возобновил разговор Михаил Петрович. – Но это не совпадает с моим выводом о вас. Одно другому не соответствует. Это меня смущает.
- Получается, вы, действительно, ничего не знаете, - удивлённо произнёс Емельян Никифорович. – Интересные дела! Я вам скажу, какая сейчас обстановка, а дальше вы сами решайте, верить этому или нет.
- Расскажите, - согласился Михаил Петрович.
- Лес можно продавать, но при этом его ещё надо и восстанавливать, иначе он быстро закончится. В этом его отличие от нефти, - начал Емельян Никифорович. – А когда денег хочется перевести в иностранный банк сразу много, а потом хоть трава не расти, то на месте леса остаётся пустое пространство. Этого допустить нельзя. Нам здесь жить. В этом и состоит задача власти, чтобы защищать людей от хищников.
Михаил Петрович внимательно слушал, не перебивая.
- За лесом надо ухаживать, производить санитарные рубки, чтобы избавляться от больных деревьев, - продолжал Емельян Никифорович. – А злодеи под видом санитарных рубок спиливают ценные породы деревьев на продажу, самовольно увеличивают площади вырубки. Чтобы этого не происходило, нельзя давать в пользование большие площади одним массивом. Надо выделять малые участки в шахматном порядке, чтобы всё было видно и контролировалось. Нельзя за низкую цену вывозить на продажу в большом объёме круглый лес. Надо построить местные предприятия для обработки дерева. Для этого надо сначала потратить деньги и приложить усилия, чтобы потом при ограниченном использовании и сохранении леса получать приличный доход. Но это будут делать только те люди, которые связывают дальнейшую свою жизнь и жизнь своих детей с нашей страной.
Емельян Никифорович развёл руками перед собой.
- Я, как могу, стараюсь препятствовать злодеям и помогать честным людям, - заключил он.
- А мне говорили, что вы не даёте развиваться местной промышленности и покровительствуете своим знакомым коммерсантам за определённую долю барыша, - недоверчиво и задумчиво возразил Михаил Петрович.
- А вы знаете, что совершенные числа встречаются очень редко, и что совершенные числа могут быть только чётными? – после нескольких секунд раздумий неожиданно сказал Емельян Никифорович. – Это мне один знакомый человек сказал. И доказать это очень легко, хотя мало кто об этом знает. Надо из рассмотрения разложения на простые множители известного совершенного числа путём добавления ещё простых множителей показать, что следующее совершенное число нечётным быть никак не может.
Михаил Петрович проницательно посмотрел в глаза Емельяну Никифоровичу.
- А самый большой период в природе знаете? – продолжил Емельян Никифорович. – Это период колебания энтропии. Десять в пятидесятой степени лет увеличивается беспорядок, энтропия возрастает, галактики разрушаются, образуется хаос. Потом в течение такого же срока происходит обратный процесс, восстанавливается порядок в мире, энтропия уменьшается, образуются галактики. И потом снова эти процессы повторяются.
- Я не буду спорить. Возможно, всё это так, - спокойно согласился Михаил Петрович. – Но только какое это имеет отношение к нашей встрече?
- Нет, не подумайте чего-нибудь плохого, - усмехнулся Емельян Никифорович. – Я в полной мере ориентируюсь в окружающей обстановке. Во-первых, то, что я сказал, я действительно слышал от одного знающего человека. Во-вторых, я просто хотел показать, что размышления, основанные на фактах и логике, всегда позволяют сделать правильные выводы, открывающие скрытые вещи.
В течение этого разговора по шоссе мимо их остановившегося автомобиля проехали с разницей в десять минут две грузовые машины. Каждый раз при этом Михаил Петрович сжимал в руке наготове какую-то небольшую вещь, которую он в одно мгновение готов был поднести вплотную к своему собеседнику. Когда грузовая машина проезжала и удалялась от них, Михаил Петрович несколько ослаблял напряжение в своей руке, но продолжал держать в руке то, что в любой момент могло прекратить их общение.
- Вот что мы сделаем…, - через две минуты раздумья произнёс Михаил Петрович. – Мы встретимся завтра утром.
Емельян Никифорович вопросительно посмотрел на него.
- Когда и где? – спросил Емельян Никифорович.
- Не волнуйтесь. Мы встретимся, - ухмыльнувшись, ответил Михаил Петрович, засунув руку в карман. – До свидания.
Михаил Петрович протянул вперёд руку и крепко пожал протянутую в ответ руку Емельяна Никифоровича. Емельян Никифорович внезапно тихо вскрикнул и поморщился.
- Я сделал вам инъекцию токсина, - пояснил Михаил Петрович. – Не бойтесь. Если в течение двадцати четырёх часов ввести противоядие, то ничего не будет. А если противоядие не ввести, то через двадцать шесть часов у вас неизбежно случится обширный инфаркт миокарда. Но мы же встретимся.
Емельян Никифорович посмотрел на ладонь своей правой руки, потёр её и ничего не сказал.
Михаил Петрович завёл машину, развернул её на шоссе в противоположную сторону, и они поехали по направлению к Петрозаводску. Через час Михаил Петрович остановил автомобиль в двухстах метрах от здания региональной администрации. Емельян Никифорович вышел из машины и направился вдоль по улице. После этого Михаил Петрович ещё некоторое время ездил по городу, не имея определённого маршрута.
Наконец, он подъехал к небольшой гостинице и снял номер на ночь. Отдохнув около двух часов в своём номере, он спустился в ресторан при гостинице и поужинал там.
- Какое вино будете? – спросил его официант, принимавший заказ.
- У меня язва, - печально вздохнув, сказал Михаил Петрович. – Пожалуйста, мятный чай.
Официант поморщился и ушёл.
После ужина в ресторане Михаил Петрович поднялся в свой номер, включил телевизор, устроился на диване и стал искать в своём смартфоне ту информацию, которая его интересовала. В таком положении вещей он оставался довольно долго. Около часа ночи Михаил Петрович выключил смартфон и телевизор. После этого он лёг спать.
Проснувшись в восемь часов утра, Михаил Петрович спустился, позавтракал в ресторане, поднялся в номер, посмотрел новости в смартфоне и по телевизору, после чего сдал номер.
Михаил Петрович сел в уже знакомую машину и поехал по направлению к центральной площади города.
Свежее утро и чистое небо придавали радостное выражение лицам молодых людей, которые небольшими компаниями шли по улицам города. Лёгкий ветер сопровождал прохожих и покачивал ветви деревьев вдоль дороги.
Михаил Петрович остановил автомобиль за углом от площади, вышел из него и медленно стал прогуливаться по центру города. Он внимательно наблюдал за зданием региональной администрации и за центральной площадью в целом. Периодически то один, то иногда по двое людей шли по тротуару и входили в это здание.
Через полчаса на прилегающей улице показался автомобиль отечественной марки, направляющийся в центр, ко входу в региональную администрацию. Из машины со стороны места водителя выбрался Емельян Никифорович. В этот момент что-то укололо его над правой лопаткой. Он вздрогнул, оглянулся вправо и потёр место укола. В это же время какой-то человек, прошедший мимо него слева, удалялся от Емельяна Никифоровича и быстро исчез из виду впереди.
Через одну минуту у Емельяна Никифоровича раздался звонок смартфона. Номер телефона не определялся. Емельян Никифорович поднёс аппарат к уху.
- Слушаю, - сказал он.
- Здравствуйте. Будем считать, что наша встреча сегодня утром состоялась, - в трубке был слышен голос Михаила Петровича. – Я получил некоторые сведения… Спокойно работайте. Удачи вам.
- Это вы сейчас меня снова укололи? – поспешил спросить Емельян Никифорович.
- Не волнуйтесь. Было, как мы договаривались, - отозвался Михаил Петрович. – Всего хорошего.
Соединение прервалось, разговор закончился. Емельян Никифорович оглянулся по сторонам. Немногочисленные люди шли по своим делам. Вокруг не было ничего необычного. Емельян Никифорович вошёл в здание региональной администрации.
Михаил Петрович сел в машину и быстро поехал в сторону железнодорожного вокзала. Он остановился на той же улице и ровно в том месте, где вчера он впервые увидел этот автомобиль. Михаил Петрович оставил ключи от автомобиля на переднем сиденье, вышел из машины и пешком бодрым шагом отправился на вокзал.
Купив билет до Москвы в купе, Михаил Петрович без каких-либо происшествий добрался назад в столицу.

Глава 6

На площади трёх вокзалов он спустился в метро, но не поехал на свою квартиру. Михаил Петрович выбрал путь следования в противоположном направлении. Через полчаса он поднялся из метро на улицу академика Янгеля. В одном из близстоящих высотных домов он сразу отыскал нужную квартиру, которую он снял по объявлению на одни сутки.
На квартире его ждал человек, который передал Михаилу Петровичу ключи и ушёл. Михаил Петрович лёг на кровать, посмотрел на часы, дал сам себе указание проснуться через два часа и сразу же погрузился в сон. Ровно через два часа он открыл глаза.
Смартфон у Михаила Петровича был выключен. Однако в снятой квартире находился стационарный телефон. Михаил Петрович поднял трубку.
- Здравствуйте. За городом скоро будет дождь, - проговорил он в телефонную трубку, хотя за окном стояла ясная солнечная погода, потом несколько секунд помолчал. – Пожалуйста, позовите прораба первого участка.
Снова возникла пауза. Михаил Петрович барабанил пальцами по столу.
- Это снабженец вас беспокоит. Надо встретиться в расслабляющей обстановке, - продолжил разговор Михаил Петрович. – Да. Хорошо.
Через десять минут, оставив сумку с вещами в квартире и захватив с собой выключенный смартфон, Михаил Петрович вышел из подъезда на улицу и спустился в метро.
Вагон метро был полупустой. Но Михаил Петрович не стал садиться, он всё время стоял около двери, как будто боялся пропустить нужную остановку. Сделав один переход, он ещё проехал несколько станций и вышел на «Речном вокзале».
Михаил Петрович медленно пошёл, прогуливаясь, по небольшой узкой улице и внезапно вошёл в подъезд одного из домов, набрав код домофона. Поднявшись на третий этаж, Михаил Петрович нажал на кнопку звонка одной из четырёх квартир, двери которых располагались на площадке этого этажа.
Дверь ему открыл тот самый человек, с которым Михаил Петрович общался перед поездкой в Карелию. Человек движением руки пригласил гостя пройти внутрь квартиры в большую комнату. Михаил Петрович прошёл вперёд и сел на углу дивана, стоявшего в единственной комнате этой явочной квартиры.
- Ну, как? Порядок? – спросил прораб, следуя за Михаилом Петровичем и садясь на другой край того же дивана.
Взгляд прораба был внимательный, немного беспокойный и одновременно насмешливый.
- Да. Сейчас можно сказать так, - ответил Михаил Петрович. – Были определённые неожиданности.
- Какие ещё неожиданности? – прораб определённо напрягся.
- Дело в том, что вас и меня ввели в заблуждение, - объяснил Михаил Петрович. – Там была другая ситуация. Этот человек оказался достаточно честным. Во всяком случае, он приносит пользу на своей работе.
- Приносит? В настоящем времени? – лицо прораба сильно покраснело, и он стал говорить медленно, отделяя короткими паузами одно слово от другого. – Следует ли это понимать, что вы не выполнили приказ?
- Как оказалось, он тоже был не в курсе, - продолжил Михаил Петрович и поднял на секунду глаза кверху.
Прораб встал с дивана и стал медленно ходить взад и вперёд по комнате. Минуту он молчал. Потом вынул из кармана брюк свой смартфон и принялся что-то в нём искать. Через короткий промежуток времени он подошёл к Михаилу Петровичу и поднёс к его лицу экран своего смартфона.
- Ваш сын Сергей учится в техническом университете. Хорошо учится. Какие у вас с ним взаимоотношения? – внезапно поинтересовался прораб вежливым голосом.
На экране смартфона была фотография юноши с весёлым и открытым взглядом, выходящего из большого здания. Вокруг него на широком крыльце перед этим зданием шли и стояли группами ещё много молодых людей и девушек.
Михаил Петрович положил обе свои руки на карманы брюк и слегка шевелил пальцами.
- Мы с его матерью давно разведены. С ним мы общаемся довольно редко, - спокойно ответил Михаил Петрович.
- Да, я понимаю, - всё тем же мягким голосом проговорил прораб. – Надеюсь, у Сергея в жизни и дальше тоже будет всё в порядке. Но только вам надо сделать свою работу, исправить свою ошибку.
- А как же он? – Михаил Петрович снова на секунду посмотрел наверх.
- Жизнь многообразна, - с улыбкой на лице и видом заговорщика произнёс прораб. – В разных местах разная. Даже в одном и том же месте через некоторое время меняется. Надо предвидеть будущее и обеспечить себе стабильность. Вам надо делать то, что я вам говорю. Тогда у вас и вашего сына тоже будет безопасная жизнь.
В комнате на несколько минут повисла полная тишина. Прораб сел на диван на прежнее место. Напротив, Михаил Петрович поднялся, подошёл и остановился у окна. Он посмотрел на улицу, потом на прораба. Взгляд Михаила Петровича выражал сожаление.
- А вы знаете, что мы не одни? – неожиданно спросил Михаил Петрович.
Прораб в то же мгновение уже был у окна и внимательно осмотрел всю улицу. Через десять секунд он спокойно возвратился на своё место.
- Вы стали чересчур подозрительным, - назидательно сказал он Михаилу Петровичу. – Это плохо сказывается на работе.
- Нет, я не об этом, - слегка улыбнулся Михаил Петрович. – Я о нашей жизни, о нынешней цивилизации.
- А… понятно, - равнодушно ответил прораб.
- В разных частях нашей планеты существуют потрясающие сооружения, построенные из огромных камней, - начал говорить Михаил Петрович. – Эти гигантские камни лежат в кладке без какого-либо скрепляющего раствора и настолько точно подогнаны друг под друга, что между ними нет щелей, невозможно просунуть даже лезвие ножа. Удивительно то, что одна и та же одинаковая такая кладка встречается в совершенно разных местах земного шара: в Египте, в Греции, в Ливане, в Мексике, в Перу и во многих других местах. Иногда поверх этих идеально расположенных гигантских камней имеется грубая примитивная кладка из небольших камней с использованием раствора между ними для скрепления. Эту примитивную кладку справедливо считают сделанной местными цивилизациями: египтян, греков, римлян, майя, инков. Но поразительно, что и ту идеальную кладку из гигантских камней, одинаковую во всём мире, пытаются приписать этим же разным местным цивилизациям. Так считать могут только идиоты. Вы согласны?
Михаил Петрович прямо посмотрел на прораба. Прораб молчал со скучающим видом, покровительственно глядя на него.
- Интересно ещё и то, что в разных местах земного шара у разных культур существуют одинаковые сюжеты в древних письменных источниках, - продолжал Михаил Петрович. – Например, в греческой «Илиаде» и в индийской «Рамаяне» рассказывается одна и та же история о похищении жены царя и о последующей войне за её возвращение, в которой принимали участие местные божества. А в «Эпосе о Гильгамеше» жителей Месопотамии и в «Пополь-Вух» индейцев майя описывается, в числе прочего, одинаковая история о том, как два друга пошли и убили злого великана. Это удивительное совпадение сюжетов в противоположных местах земного шара свидетельствует об общей культуре. Это же наглядно доказывает существование на всей планете в древности единой высокоразвитой цивилизации. А только потом, через несколько тысячелетий, стали развиваться те разные цивилизации, которые признаны историческими для этих мест. У человечества очень длительная интересная история.
- Когда вы исправите вашу ошибку? – нетерпеливо спросил прораб.
- Сейчас, - спокойно ответил Михаил Петрович.
Михаил Петрович быстро сделал движение левой рукой и вытащил из кармана брюк маленький светлый предмет, похожий на детский пластмассовый пистолет. Прораб удивлённо взглянул на Михаила Петровича. В ту же секунду раздались короткие звуки, похожие на хлопок, когда аккуратно открывают бутылку шампанского. Таких хлопков было четыре.
После каждого такого звука прораб вздрагивал и дёргал сначала правой и левой рукой, а потом правой и левой ногой. При этом из его локтей и из колен появлялись узкие струйки крови. Руки и ноги прораба бессильно повисли плетьми. Он сам полулежал на диване, завалившись на сторону. Глаза его были широко открыты, но он не кричал, а только издавал рычание. На его лбу были капли пота. Лицо у прораба было перекошено, он не мог говорить.
- Все периодически ошибаются, но думающие и честные люди исправляют свои ошибки. Я сейчас свою ошибку исправил, - глядя на прораба, спокойно сказал Михаил Петрович, положив маленький предмет обратно в карман брюк. – Сиюминутный взгляд на окружающие вещи приводит к ошибкам. Но приподнявшись над повседневным уровнем, посмотрев сверху и подумав о развитии нашей цивилизации, сразу становится понятным, что является действительно важным и что надо делать в каждой конкретной ситуации.
- Что дальше? – спросил шёпотом прораб.
- Я сейчас уйду, - объяснил Михаил Петрович. - Вас через несколько часов найдут здесь. Ведь дежурный был в курсе, куда вы пошли. Вы занимались новой техникой, и она взорвалась у вас в руках. Пули изо льда, от них ничего не осталось. Вы забудете про меня и мою семью. В противном случае у меня не будет сдерживающих нравственных факторов.
При последних словах прораб вздрогнул и согласно кивнул головой.
Михаил Петрович покинул квартиру и захлопнул входную дверь. Он вышел из подъезда дома, оглянулся по сторонам и быстро направился в сторону станции метро.
Он проехал несколько остановок, сделал переход с «Театральной» на «Площадь революции» и через некоторое время вышел на «Бауманской».

Глава 7

Михаил Петрович поднялся из метро на улицу. Пройдя несколько кварталов, он оказался перед большим зданием с широкой лестницей, изображенным на фотографии, которую ему сегодня показывал прораб.
Занятия ещё не закончились, поэтому студентов на лестнице перед входом в здание сейчас не было.
Михаил Петрович отошёл в сторону и стал прогуливаться взад и вперёд, ожидая выхода студентов. Так прошло около сорока минут.
Наконец, из дверей института стали появляться студенты, сначала по одному, а потом всё больше и больше. Когда основной поток схлынул, Михаил Петрович заметил Сергея, разговаривавшего с одним из своих товарищей. Потом разговор закончился, товарищ направился в другую сторону, а Сергей начал спускаться вниз по ступеням.
Михаил Петрович подошёл к нему.
- Здравствуй, - сказал Михаил Петрович. – Я смотрю, занятия уже закончились.
- Здравствуй, - ответил Сергей без особого энтузиазма и с некоторым количеством удивления. – Да, учёба у нас закончилась, теперь будет подготовка к сессии.
- Когда же у тебя экзамены? – Поинтересовался Михаил Петрович.
- Я их уже досрочно сдал, - пояснил Сергей.
- Это очень хорошо, - обрадовался Михаил Петрович. – Значит, ты теперь на всё лето свободен?
- Можно сказать так, - согласился Сергей. – А что?
- Просто я хотел бы провести с тобой некоторое время, съездить куда-нибудь на неделю, - ответил Михаил Петрович. – Ну, например, на Байкал. Ты согласен? Я думаю, мама не будет возражать.
- Надо спросить у неё, - заметил Сергей.
Он достал из кармана смартфон и позвонил.
- Можешь говорить? Меня на выходе из института встретил папа, - начал объяснять Сергей. – Да… Да… Нет… Один… Да… Он предлагает мне съездить с ним на неделю на Байкал. Что ты скажешь? Рядом… Не знаю.
- Дай я поговорю, - Михаил Петрович протянул руку к смартфону.
Сергей отдал ему смартфон.
- Здравствуй, - начал разговор Михаил Петрович. – Хочу вместе с Сергеем провести вместе одну неделю. Нет... Почему? Давно планировал. Сейчас самое лучшее время. Да, вот сегодня вечером можно и улететь. Да ничего такого… Никак не связано… Абсолютно... Да я тебе говорю… Точно… Сегодня вечером… Одна неделя и всё… Обещаю тебе… Хорошо… Сейчас Сергей заедет домой. Собери ему вещи. Я подожду внизу. Потом мы сразу уедем в аэропорт. Да… Конечно… Я же сказал…
Михаил Петрович вернул смартфон Сергею и посмотрел на наручные часы.
- Да… Хорошо, - продолжил разговор Сергей. – Ладно. Договорились.
Сергей закончил разговор и положил смартфон обратно в карман.
- Вызови такси, - сказал Михаил Петрович.
- А у тебя телефона так и нет? – спросил Сергей.
- Да вот как-то пока обходился, - оправдательным тоном ответил Михаил Петрович.
Машина такси, вызванная по смартфону, приехала через двадцать минут. Во время поездки на такси разговоров не было. Вскоре машина остановилась около жилого дома в районе Преображенской площади.
Михаил Петрович расплатился наличными деньгами.
- Почему не карточкой? – спросил водитель такси.
- Так надёжнее, - коротко ответил Михаил Петрович.
Машина такси была отпущена.
- Поднимись домой, - сказал Михаил Петрович. – Вероятно, мама тебе вещи уже собрала. Не забудь паспорт. Я тебя здесь подожду.
Сергей скрылся в подъезде дома. Михаил Петрович сел на лавочке немного вдали от этого подъезда и стал внимательно наблюдать за окружающей обстановкой. Он сидел в расслабленной позе, как обычный отдыхающий на прогулке человек. Но постоянное напряжённо ритмичное постукивание пальцами по доскам несколько контрастировало с его общим видом.
Во дворе дома людей было немного. Единичные прохожие проходили перед фасадом дома. К каждому из них Михаил Петрович незаметно приглядывался, но через несколько секунд терял к ним интерес.
Так прошло около получаса. Наконец, Сергей появился. В руках у него была средних размеров спортивная сумка. Сергей увидел шедшего к нему Михаила Петровича и медленно направился к нему навстречу.
- Ты готов? – спросил Михаил Петрович. – Что мама? Ничего не велела передать?
- Готов, - ответил Сергей. – Нет, ничего.
- Хорошо, - сказал Михаил Петрович. – Тогда вызывай такси.
- Почему не на метро? – удивился Сергей.
- Так будет проще, - пояснил Михаил Петрович. – Мне надо по дороге ещё заехать за моими вещами.
Сергей вызвал такси, которое приехало через десять минут.
Они поехали на Ярославский вокзал. Там Михаил Петрович отпустил машину такси. Он и Сергей пошли в камеру хранения, где Михаил Петрович взял довольно вместительный пакет, наполовину заполненный вещами.
- Пожалуй, я тоже куплю себе телефон, - задумчиво проговорил Михаил Петрович, когда они проходили мимо магазинчика, где продавалась данная техника. – Мало ли… Вдруг пригодится.
Сергей пожал плечами.
Михаил Петрович зашёл в магазинчик, купил себе смартфон, оформил на него документы. По просьбе Михаила Петровича продавец вставил сим-карту и включил смартфон.
- Вот теперь порядок, - удовлетворённо проговорил Михаил Петрович. – Ну, теперь можно и в аэропорт.
Они вышли на площадь перед вокзалом и довольно быстро сговорились с водителем одной из машин, во множестве стоявших там.
Машина довезла их до аэропорта Домодедово. Опять расплатившись наличными, Михаил Петрович быстрым шагом направился к зданию аэропорта. Сергей шёл за ним, не отставая.
После прохождения досмотра на входе в здание они подошли к большому электронному табло, на котором были показаны данные авиарейсов. Спустя десять секунд Михаил Петрович удовлетворённо кивнул головой.
- А билеты? – спросил Сергей.
- Сейчас купим, - уверенно ответил Михаил Петрович.
Он подошёл к стойке одной из авиакомпаний. По другую сторону сидела средних лет женщина довольно располагающей наружности.
- Два до Иркутска, на ближайший, - коротко сказал Михаил Петрович.
Женщина улыбнулась и попросила паспорта. Сергей передал свой паспорт Михаилу Петровичу, а он отдал его вместе со своим документом женщине за стойкой.
Работница авиакомпании уткнулась в экран компьютера.
- Да, вот пожалуйста, - проговорила она, поднимая взгляд. – Рейс через 2 часа. С сыном отдыхать на Байкале? Это очень хорошо, когда с детьми вместе куда-нибудь выезжаешь. Это укрепляет взаимопонимание в семье.
- Это точно, - улыбнулся Михаил Петрович. – Я полностью согласен с вами.
Сергей всё это время рассматривал проходящих по аэропорту людей.
Получив билеты и расплатившись за них опять-таки наличными, Михаил Петрович и Сергей пошли мимо многочисленных стоек регистрации.
- У нас есть время. Пойдём посмотрим ретро-автомобили, - предложил Михаил Петрович.
- Пойдём, - согласился Сергей.
Они прошли через весь первый этаж аэропорта. В конце помещения первого этажа было выделено обширное место, где красовались порядка тридцати блестящих автомобилей очень смешного вида, которые можно было увидеть на кинохронике столетней давности. Около каждого автомобиля размещался небольшой стенд, на котором сообщались характеристики данного автомобиля и история его создания и производства.
Сергей впервые после встречи с Михаилом Петровичем проявил заинтересованность. Он увлечённо прочитывал всю информацию на стендах и рассматривал каждый автомобиль с разных точек. Наконец, все автомобили были изучены, и Михаил Петрович с Сергеем пошли обратно в сторону стоек регистрации.
- Красиво раньше делали, - заговорил первым Сергей. – И технические характеристики для столетней давности очень даже неплохие.
- Да, красиво, - подтвердил Михаил Петрович. – Во все времена люди стараются делать новые вещи как можно лучше. И если у них что-то не получалось, то это не потому, что они были хуже и глупее нас, а только из-за недостаточного общего уровня развития техники и производства в то время. Люди двести или сто лет назад знали меньше, чем мы сейчас, но по уму они нисколько не уступали нам. Многие из них были даже умнее многих современных людей.
- Наверное, так, - согласился Сергей.
Михаил Петрович и Сергей подошли к нужной стойке и зарегистрировались на рейс. После этого они поднялись на второй этаж аэропорта.
- У нас ещё есть время в запасе, - сказал Михаил Петрович. – Пойдём посмотрим фотографии.
Сергей не возражал.
Выставка фотографий располагалась на втором этаже, вдоль прохода, с которого можно было наблюдать за людьми на первом этаже аэропорта. Каждая фотография занимала целый стенд, сбоку была краткая пояснительная надпись. Фотографий было около двадцати. На них были запечатлены разнообразные красивые места Земли – степь, пустыня, побережье, луг, каньон, айсберг, горы, водопад, лес, поле и другие запоминающиеся виды природы.
Михаил Петрович и Сергей медленно шли и внимательно разглядывали выставленные изображения.
- Интересно. Как ты думаешь? – обратился Михаил Петрович.
- Да, красиво, - ответил Сергей. – Но художественные фотографии всегда приукрашивают действительность. На самом деле вид в тех местах оказывается не совсем такой.
- Да, это точно, - засмеялся Михаил Петрович. – Ожидания почти никогда не совпадают с тем, что приходится увидеть. Но всё-таки здесь запечатлены моменты, которые были на самом деле. Разумеется, эти моменты не сохраняются на долгий срок. Но через некоторое время возникнут новые красивые мгновения. Просто надо уметь их увидеть и сохранить в памяти.
Они пошли к нужному выходу для посадки на самолёт.
Полёт продолжался девять часов. Во время полёта Михаил Петрович и Сергей активных разговоров не вели. Утром следующего дня они прилетели в Иркутск.
Стояла пасмурная погода, по небу медленно двигались тучи, но дождя не было.
Людей вокруг было довольно мало, и люди никуда не торопились, они просто, не спеша, шли по своим делам.

Глава 8

Перед зданием местного аэропорта стояли около десятка легковых автомобилей, водители которых призывно смотрели на выходящих из аэропорта пассажиров, но никто не навязывался.
Михаил Петрович выбрал машину.
- До Листвянки, - сказал Михаил Петрович.
Они с Сергеем сели в машину. Водитель плавно начал движение.
- Отдыхать? Вдвоём или группой? – таксист был настроен поговорить. – У меня есть знакомый, он организовывает экскурсии на катере. Не хотите? Он знает много интересных мест. Вы будете жить на турбазе? Нет? Если хотите, один мой родственник сдаёт комнату. Может быть заедем в ресторан? Там работает моя сестра официанткой. Тяжёлая работа. Всё время на ногах. Ничего не поделаешь. Не то, что я, всё время сидя, ха-ха.
- У вас здесь очень открытые и доброжелательные люди, - заметил Михаил Петрович.
- Да. Иначе нельзя, - ответил водитель. – Другие люди здесь не выживут. Чтобы выжить в Сибири, нужна открытость и взаимная поддержка.
Через двадцать минут они приехали в посёлок Листвянка, находящийся на берегу Байкала. Михаил Петрович расплатился с таксистом, который сразу же уехал. Они с Сергеем пошли вдоль набережной.
К небольшой пристани был пришвартован приличных размеров туристический корабль речного типа. Но туристов не было видно. Очевидно, они ещё не подъехали из Иркутска. Далее по набережной располагались во множестве различных размеров и видов катера, моторные лодки и прочие плавательные средства. На многих катерах предлагалось совершить водную прогулку и экскурсии.
Михаил Петрович подошёл к одному такому катеру небольших размеров.
- На Ольхон доставите? – спросил Михаил Петрович. – Нас двое. Только туда.
Владелец катера задумчиво посмотрел на потенциальных пассажиров.
- Может быть, ещё экскурсии возьмёте? – с надеждой спросил он.
- Экскурсии нам на месте организуют, - ответил Михаил Петрович.
- Ладно. Загружайтесь, - после секундного размышления, вздохнув, согласился капитан.
- А вода в него не заливается? – спросил Сергей, уже находясь на катере, смущённый маленьким размером и не особенно презентабельным внешним видом судна.
- Пока ещё не тонул, - сказал владелец катера и отчалил от берега с пассажирами на борту.
Несмотря на несколько простоватый внешний вид, катер шёл быстро и ровно вдоль берега. Сергей опустил на минуту правую руку в воду за бортом. Вода была прозрачная и холодная.
Посёлок Листвянка остался позади. На берегу виднелись отдельные небольшие постройки. Потом пропали и они. Берег был совершенно пустынный – ни людей, ни каких-либо сооружений. Противоположный берег можно было только угадать вдали.
Через два с половиной часа спереди и справа по ходу движения катера показалась длинная полоса земли. Катер оказался как бы в проливе между двумя берегами.
- Южная часть Ольхона, - пояснил капитан катера. – Вас в посёлок Хужир?
- Да, на пляж около Шаманки, - ответил Михаил Петрович.
Владелец катера пожал плечами и ничего не ответил.
Ещё через двадцать минут катер подошёл к берегу. По узким сходням Михаил Петрович и Сергей сошли на землю. Катер ушёл.
Михаил Петрович и Сергей оказалась на небольшом пляже. Людей на пляже было немного, кто-то лежал, кто-то сидел, многие прохаживались из одного места в другое, но никто не купался. Люди на пляже не обратили на высадившихся на берег никакого внимания.
Пляж был в виде вогнутой полосы, ограниченной крутым склоном. По бокам эта полоса прерывалась скалами, выступающими в Байкал
- Вот та скала называется Шаманка, - протянув руку вперёд, сказал Михаил Петрович. – Это раньше было самое священное место у древнего местного населения.
- А теперь просто культурный объект, которым интересуются туристы, - заметил Сергей.
- Да, это так, - согласился Михаил Петрович. – Время идёт, и то, что раньше считалось священным, становится обычным, а священными начинают считаться новые вещи. То, насколько данное место или данная вещь являются священными, зависит только от отношения людей к данному месту или к данной вещи, вот и всё.
Они поднялись по узкому проходу, идущему по крутому склону, ограничивающему пляж, и оказались на краю обширной ровной местности, которую перерезали несколько узких просёлочных дорог. Всё вокруг было покрыто низкой травой. Редкие группы людей по два-три человека проходили в разных направлениях по вытоптанным тропинкам. Далеко справа виднелись крыши одноэтажных домов. Михаил Петрович и Сергей пошли по направлению к этим постройкам.
Через двадцать минут они вступили на окраину посёлка. Центральная улица посёлка была очень пыльной, после каждой проехавшей машины в воздухе оставалось облако пыли. Но зато эта улица была необычайно широкой и длинной, полки свободно могли бы ходить парадом по ней. Слева и справа виднелись вывески магазинов, кафе и различных клубов отдыха. В стороны по бокам отходили более узкие улицы.
Михаил Петрович и Сергей дошли приблизительно до середины этой центральной улицы и очутились в самом центре посёлка. Михаил Петрович зашёл в магазин, в котором продавались одновременно продовольственные и промышленные товары, и в котором в данный момент других посетителей не было. Он медленно прошёлся по всему магазину, осматривая его, а потом подошёл к единственной продавщице.
- Здравствуйте, - обратился Михаил Петрович. – А интернет у вас здесь где можно найти?
- Здравствуйте, - ответила продавщица. – Да много где. Вот у музея, у администрации ловит. Может быть, и в клубе. Больше не знаю.
- А квартиру или комнату на неделю где здесь можно снять? – продолжил расспрос Михаил Петрович.
- А, так это…, - выразила заинтересованность продавщица. – У Василия Кузьмича можно. Сам-то он уехал на материк дней на десять по делам. А бабка-то его дома одна с сыном. Так она и сдаст. Чего ей деньги терять?
Продавщица подробно объяснила Михаилу Петровичу, как ему надо добраться до нужного дома. Михаил Петрович поблагодарил её и вышел на улицу, где его ждал Сергей.
Через десять минут они подошли к нужному дому и постучали. Как оказалось, там жила хозяйка лет около шестидесяти и её тридцатилетний сын. Муж, действительно, сейчас был в отъезде. Михаил Петрович пояснил цель своего прихода, и довольно быстро они с хозяйкой договорились об условиях проживания и питания.
- Странные здесь цены, - заметил Сергей. – Какие-то низкие.
- Ты сравниваешь с Москвой, - засмеялся Михаил Петрович. – Здесь цены более адекватные, соответствующие настоящей стоимости товаров и услуг. А в Москве цены искусственные. С ними нет смысла сравнивать.
Михаил Петрович и Сергей устроились на новом месте.
Вечером хозяйка позвала их ужинать. Ужин был самый простой, но очень аппетитный – картофель, жареная рыба, солёные грибы, чай. Сын хозяйки тоже присутствовал здесь же.
- Хорошо здесь у вас, все удобства цивилизации, - проговорил Михаил Петрович.
- Да это сейчас так, - ответила хозяйка. – А двадцать пять лет назад, после развала Советского Союза, здесь кошмар был. Рыбный завод закрылся, работы нет. Дизельная электростанция прекратила работать, света нет. Представьте себе, лучину использовали, а кто-то керосиновые лампы достал из запасов. Как вспомнишь, так вздрогнешь.
Михаил Петрович и Сергей переглянулись.
- А как же потом стало? – поинтересовался Михаил Петрович.
- А потом по дну Байкала от материка проложили кабель, по которому идёт электричество, - пояснила хозяйка. - Тогда жизнь интереснее стала. Это где-то пятнадцать лет назад произошло.
- А медведи здесь ходят? – спросил Сергей.
- На Ольхоне медведей нет, - вступил в разговор сын хозяйки. – А на материке медведей много.
- И не страшно? Вдруг с ними встретишься? – продолжил расспрос Сергей.
- Медведи сами боятся встречи с человеком, - объяснил сын хозяйки. – Поэтому по тайге надо идти и шуметь. Тогда медведи стараются уйти в сторону с дороги. А если всё же внезапно встретился с медведем, то ни в коем случае нельзя бежать. Медведь бегает очень быстро и легко догонит любого чемпиона мира по бегу. Надо или громко закричать, или включить яркий свет. Медведь испугается и убежит. В крайнем случае, надо залезть на крупное дерево на высоту не менее четырёх метров, чтобы медведь не смог сломать это дерево или не смог вас достать.
- Так медведи же лазят по деревьям, - удивился Сергей.
- Только медвежата, - ответил сын хозяйки. – Взрослые медведи по деревьям лазить не могут. Их когти не выдерживают их вес.
- Очень интересно, - задумчиво проговорил Сергей. – А наши дураки в Москве этого не знают.
- Ты же сам только сейчас об этом узнал, - улыбнувшись, сказал Михаил Петрович.
- Но я ведь это понял, - возразил Сергей. – А им этого не докажешь. Не люблю дураков.
- Бедные дураки, никто их не любит, - усмехнулся Михаил Петрович. – Те, кто дураков не любит, разумеется, сами себя дураками не считают. Но если все люди не любят дураков, то, значит, все эти люди дураками не являются. Кто же тогда являются дураками и кого все не любят? Если все не любят дураков, то, получается, дураков не существует. Вот что интересно.
Все присутствующие засмеялись.
Ночью все крепко спали.

Глава 9

Утром Михаил Петрович и Сергей решили сходить погулять по острову.
- Вы к полудню приходите к магазину, ну, куда вы заходили, - сказала хозяйка. – Сашка поедет в северную часть. Так он вас довезёт до мыса Хобой. Погуляете там. А потом он вас заберёт назад.
Михаил Петрович и Сергей согласились на это предложение, а пока пошли посмотреть на посёлок.
Они прошлись по главной широкой улице, по которой постоянно в разных направлениях проезжали автомобили, несколько раз сворачивали на боковые улочки, посетили местный музей, в котором были выставлены предметы быта девятнадцатого века и промышленного производства на острове в советский период, потом прошлись по равнине, посмотрели на Байкал с вышины и, наконец, спустились на полосу пляжа, на которой они высадились вчера.
Сегодня людей на пляже было больше. Некоторые отдыхающие не только перемещались по берегу, но и заходили по колено в воду. Иногда к берегу приставали катера, с них сходили несколько людей на берег, другие люди вступали на борт, и катера уходили.
- Не попробуешь воду? – спросил Михаил Петрович.
- Нет, я предпочитаю созерцание, - ответил Сергей.
Они остановились у больших камней. Через некоторое время к ним присоединился пожилой мужчина.
- Приезжие? - спросил мужчина. – В отпуск? Ну, и как вам отдых? Нравится у нас?
- А вы здесь живёте? – в свою очередь поинтересовался Михаил Петрович. – Да, здесь очень хорошо.
- Пока что хорошо, - недовольно ответил мужчина. – Скоро всё здесь продадут или отдадут в аренду на девяносто девять лет. Всё будет частное. К морю будет не подойти и простым людям отдыхать будет негде. Работать и сейчас особенно негде. Вон, еду на работу на материк. А тогда вообще местным жителям работы не будет. Понастроят борделей и привезут работать оттуда.
При последних словах мужчина махнул рукой куда-то в сторону.
- Ну, а кто всё здесь продаст? – решил уточнить Михаил Петрович.
- Известно кто, - не задержался с ответом местный житель. – Наш олигарх местного разлива и одновременно областной чиновник Черноподгузенко. Его здесь все знают.
Через минуту подошёл очередной катер. Пожилой мужчина распрощался и погрузился на борт. Катер ушёл.
- Скоро полдень, - заметил Михаил Петрович. - Пойдём, а то не успеем.
Михаил Петрович и Сергей возвратились обратно в посёлок, подошли к магазину в его центре и стали ждать. Через двадцать минут около магазина остановилась машина коричневого цвета, в народе называемая «буханка». Из окна машины выглянул водитель, сын хозяйки, и махнул им рукой. Михаил Петрович и Сергей сели в автомобиль. Кресла были довольно жёсткие.
- Вы придерживайтесь, а то дорога военная, - предупредил водитель.
Сначала путь лежал по открытому пространству, потом по лесу, в конце опять по чистому полю. Пару раз, действительно, сильно тряхнуло, Михаил Петрович и Сергей даже подпрыгнули на сиденьях, но в целом дорога была вполне даже приличная.
Через полтора часа машина остановилась.
- Вон видите деревянные порожки? – сказал водитель. - Вот вы по ним туда идите. Как раз до мыса. А через три часа встречаемся здесь же.
Договорившись о встрече, Михаил Петрович и Сергей пошли в указанном направлении. Автомобиль уехал.
Вокруг было много людей и разных марок автомобилей и автобусов. Видно было, что это было популярное туристическое место.
Несмотря на присутствие большого числа людей вокруг, в воздухе ощущались свежесть и простор. Идти было свободно и легко.
Через пятнадцать минут Михаил Петрович и Сергей вышли на вершину одной из скал. Оттуда было видно вдаль на много километров. Байкал лежал далеко внизу. По его поверхности передвигались игрушечного вида кораблики. Волны накатывались на скалы. Ветер беспрепятственно гулял по всему пространству. Вид на силу окружающей дикой природы был потрясающий.
Полюбовавшись несколько минут на открывшуюся красоту, Михаил Петрович и Сергей перебрались на вершину другой скалы, потом на следующую. Так они, переходя с одной скалы на другую, обследовали весь мыс и побывали во всех местах, откуда открывались виды один величественнее другого.
- Я слышал, что это начало нового океана, - сказал Сергей. – Неужели через некоторое время разные берега Байкала будут располагаться на разных материках?
- Вполне возможно, - ответил Михаил Петрович. – В природе нет ничего постоянного, кроме её законов.
- А как же люди? – поинтересовался Сергей.
- Люди будут продолжать жить, - сказал Михаил Петрович. – Мадагаскар находится у берегов Африки. Но жители Мадагаскара по своему внешнему виду соответствуют жителям Индонезии, а не Африки. Язык жителей Мадагаскара относится к индонезийской группе языков, а не к языкам Африки. О чём это говорит?
- Люди из Индонезии приплыли на Мадагаскар? – предположил Сергей.
- Нет, - возразил Михаил Петрович. – В древности один материк раскололся на несколько частей, и люди, ранее жившие вместе, оказались в разных частях, вдали друг от друга. Раньше Мадагаскар и острова Индонезии составляли одну область суши, которая потом раскололась на несколько частей, и люди были разделены.
- Но это значит, что уже тогда там жили люди, у которых был общий язык, - уточнил Сергей.
- Именно так. Об этом говорят все факты, - подтвердил Михаил Петрович.
Прошло отведённое для прогулки время. Михаил Петрович и Сергей направились к условленному месту.
- Не работают, а только с жиру бесятся за счёт других людей. Понаехали сюда из Москвы, только природу портят, дармоеды, - в стороне разговаривали между собой несколько местных водителей туристических автобусов.
Машина уже ждала Михаила Петровича и Сергея. Они сели в неё и, пару раз в дороге подпрыгнув на сиденьях, благополучно вернулись в посёлок. Начинались сумерки.
- Пойдём к зданию местной администрации, - предложил Михаил Петрович. – Там, говорят, ловит интернет. Хочу посмотреть новости.
- У тебя же раньше не было смартфона. Ты же его купил только, когда мы уезжали. Ты сможешь найти нужную информацию? – удивился Сергей.
- Я теоретически знаю, - объяснил Михаил Петрович. – А сейчас попробую практически.
Сергей повёл бровями и прищёлкнул языком, но ничего не сказал.
Они подошли к местной администрации, и Михаил Петрович погрузился в изучение того, что появлялось на экране его смартфона. Так прошло довольно много времени. Становилось темно.
- Ну, вот и хорошо, - наконец, удовлетворённо проговорил Михаил Петрович. – Пойдём, а то наша хозяйка, вероятно, уже беспокоится.
Они вернулись в дом.
- Ну, как погуляли? – поинтересовалась хозяйка.
- Отлично, - ответил Михаил Петрович. – Природа здесь у вас великолепная.
После ужина последовал приятный сон.

Глава 10

Утром после завтрака Михаил Петрович заявил хозяйке, что сегодня они хотят съездить посмотреть на байкальскую нерпу.
- Там надо заранее договариваться с егерями, - предупредила хозяйка.
- А можно договориться сразу? – спросил Михаил Петрович.
- Ну,… может быть и можно, - после короткого размышления ответила хозяйка.
Михаил Петрович и Сергей спустились на пляж и наняли моторную лодку, которая отвезла их к острову, на котором было лежбище нерпы. Как только лодка становилась около пристани, сразу же появился человек в тёмно-зелёной одежде, с ружьём за спиной.
- Запрещено, - коротко проговорил он.
Михаил Петрович вышел из моторной лодки на пристань, подошёл к человеку с ружьём и о чём-то переговорил с ним. Они как-то странно пожали друг другу руки. Михаил Петрович вернулся к лодке.
- Пойдём, - обратился он к Сергею и потом к лодочнику. – Подождите нас здесь, мы через час вернёмся.
Моторная лодка осталась у причала.
Человек с ружьём повёл их вверх по лестнице, мимо домика, в котором сидел другой человек в тёмно-зелёной одежде, но без ружья. Они друг другу удовлетворённо кивнули головами. Потом путешественники и их сопровождающий пошли по специальной тропинке по лесу на противоположный берег острова.
- Там будет стена, - предупредил человек с ружьём. – За стену выглядывать нельзя, а то нерпа пугается. Нельзя шуметь и вообще разговаривать там.
Через десять минут они вышли на берег. Тропинка подводила к небольшой стене из камней. В стене были проделаны несколько отверстий, через которые можно было наблюдать за нерпой. Сергей с интересом занялся этим делом.
Около берега в воде была маленькая скала, вокруг неё из воды выглядывали несколько камней разного размера. Нерпы плескались в воде и периодически вылезали на камни и на скалу. Каждая нерпа стремилась занять место на скале повыше и потеплее, расталкивая других своих собратьев. Они постоянно пытались отодвинуть друг друга. Со стороны это выглядело очень забавно.
За процессом наблюдения незаметно прошло полчаса. Михаил Петрович дал знак Сергею, что пора возвращаться. Они втроём двинулись в обратный путь.
- Каждая нерпа стремится занять место получше, в ущерб другим - со смехом заметил Сергей, когда они шли обратно по лесу.
- Животные, - медленно проговорил Михаил Петрович. – Этим их поведение объясняется.
Моторная лодка ждала их. Они отчалили.
- Обратно на Ольхон? – спросил лодочник.
- Нет, поехали в Листвянку, - после секундной паузы ответил Михаил Петрович.
Через час Михаил Петрович и Сергей вышли на берег.
- Давай съездим в Иркутск, - предложил Михаил Петрович. – У меня там имеется дело.
Сергей пожал плечами. Они взяли такси и доехали до центра Иркутска. Михаил Петрович направился к зданию, в котором располагался департамент земельных ресурсов.
- Подожди меня здесь. Я там долго не задержусь, - сказал Михаил Петрович Сергею.
Сергей остался на улице. Михаил Петрович вошёл в здание.
- Я к Черноподгузенко. У нас договорённость, - сказал Михаил Петрович охраннику на входе и быстро прошёл на второй этаж.
- У себя? Один? – поинтересовался Михаил Петрович у секретарши в приёмной.
- У вас назначено? – в ответ спросила секретарша.
- Да, - уверенно сказал Михаил Петрович и взглянул на часы. – На четыре часа.
Михаил Петрович вошёл в кабинет. Секретарша не возражала.
В противоположном конце большого кабинета за массивным столом сидел полный мужчина, с красноватым мясистым лицом, с лысиной посередине головы, в одной рубахе с расстёгнутой верхней пуговицей, со свободно висевшим галстуком на шее. Пиджак был наброшен на спинку стула позади. Перед его столом в ряд буквой «Т» стояли ещё три стола поменьше со стульями друг напротив друга.
- Товарищ Черноподгузенко, - обратился Михаил Петрович. – У меня к вам дело.
- Ну, что ещё? – недовольно проговорил чиновник. – Кто вы? Мы с вами договаривались?
Михаил Петрович ничего не ответил, быстро подошёл к чиновнику, достал из кармана какой-то предмет и приложил его к плечу чиновника. По телу чиновника пробежала судорога, и он сразу опустил руки, склонил голову набок и слегка сполз с кресла.
Михаил Петрович вернулся к двери кабинета и запер её изнутри на ключ, находившийся в двери. Потом он подошёл к чиновнику, расстегнул правый рукав его рубахи и поднял его до середины плеча. Затем Михаил Петрович из другого кармана достал шприц, наполненный какой-то жидкостью. Он присоединил к шприцу иглу.
Чиновник в это время зашевелился и уставился на посетителя. Михаил Петрович помазал локтевой сгиб чиновника ваткой со спиртом и ввёл иглу в вену. После этого Михаил Петрович немного надавил на поршень шприца.
Руки и ноги чиновника не шевелились, взгляд был устремлён в одну точку, туловище его тоже не двигалось.
- Вы не обижайтесь, что пришлось применить электрошокер, а теперь вот деполяризующий миорелаксант, - начал говорить Михаил Петрович. – Это всё обратимо. Но иначе наш разговор бы не получился.
- Вы очумели? - угрожающе заговорил чиновник. - Немедленно выйдите из кабинета. Вам уже не поздоровится. Не делайте сами себе хуже.
- Попробуйте пошевелить руками или ногами, - вздохнул Михаил Петрович. – Не получается? Это всё зависит от дозы. Посмотрите, что будет, если чуть-чуть увеличить дозу.
С этими словами Михаил Петрович ещё немного надавил на поршень шприца. Чиновник хотел ещё что-то сказать, но у него не получилось. Потом он перестал дышать. Его губы и ногти посинели, взгляд стал испуганным. Так продолжалось пятьдесят секунд. Потом дыхание вернулось к нему, но двигаться он всё ещё не мог.
- Вот видите, - объяснил Михаил Петрович. – Всё зависит от дозы. Сначала перестают двигаться мышцы рук, потом глаз, затем ног, лица, туловища, и последней перестаёт двигаться диафрагма. Тогда прекращается дыхание. Но потом очень быстро всё восстанавливается в обратном порядке. Но если поддерживать высокую дозу, то дыхания долго не будет, а это приведёт к печальным последствиям. Ну, так что же, продолжим разговор?
- Да, хорошо, - тихо сказал чиновник.
- Вот и прекрасно, - ответил Михаил Петрович. – Я здесь узнал о некоторых ваших неблаговидных делах. Не подумайте, я на слово не поверил. Я всё тщательно проверил по своим источникам. Оказалось, что правда ещё интереснее первоначальной информации. У вас имеется на счетах столько миллионов, сколько вы получили бы в виде своей зарплаты за восемьсот лет. Их надо вернуть. Я также выяснил, что в больницах Сибири имеется несколько десятков детей, которым требуются дорогие лекарства для спасения их жизней. Лечение им проведут здесь, на месте. Вопрос только в оплате дорогих лекарств. Тогда меня посетила отличная мысль. Ведь эти лекарства детям можно оплатить с ваших счетов. Как вы думаете? Вы согласны?
- У меня нет таких денег, - заявил чиновник.
Его руки начали немного шевелиться. Михаил Петрович сделал удивлённую гримасу и ввел в вену чиновника дополнительную порцию жидкости из шприца, игла которого продолжала находиться в вене чиновника.
На этот раз дыхания не было две с половиной минуты. Взгляд чиновника выражал дикий ужас. Потом дыхание снова восстановилось, но двигаться чиновник не мог.
- В древних былинах обычно даётся три попытки, - заговорил Михаил Петрович. – Но я думаю, после третьего предупреждения разговаривать мне будет не с кем. Поэтому давайте решим вопрос прямо сейчас. Итак, вот номера ваших счетов. Вот номера счетов, на которые надо перевести деньги. Против каждого счёта стоит сумма, которую необходимо перевести на этот счёт. Через мобильный банк в вашем смартфоне вы легко сможете это сделать. Начнём?
Чиновник моргнул. Его взгляд выражал большую печаль.
- Да не переживайте вы так сильно, - подбодрил его Михаил Петрович. – У вас же ещё останется два миллиона рублей на счетах. Да и ваше имущество здесь никто не трогал. Для других людей это только мечты. А у вас всё это остаётся задаром. Если, конечно, вас не посадят. Но я обещаю, что я к этому отношения иметь не буду.
Михаил Петрович достал из кармана пиджака чиновника его смартфон и вложил ему в руку. Перед чиновником на столе он положил бумажку со списком счетов и сумм. В течение двадцати минут все финансовые операции онлайн были закончены.
- Вот и хорошо, - удовлетворённо сказал Михаил Петрович. – В течение десяти минут вы никуда не двигайтесь. Да вы и не сможете. Ваш смартфон я заберу. У вас с ним связаны плохие воспоминания. А вы себе купите новый, это для вас недорого.
С этими словами Михаил Петрович осторожно ввёл в вену чиновника дополнительную порцию жидкости из шприца, вынул иглу из вены и на десять секунд в этом месте прижал ватку со спиртом. После чего забрал с собой шприц с иглой, ватку, бумажку со списком счетов и смартфон чиновника.
Чиновник не двигался, но дышал.
Михаил Петрович открыл ключом запертую дверь кабинета и вышел в приёмную.
- Начальник просил десять минут его не беспокоить, - сообщил он секретарше.
Секретарша понимающе наклонила голову.
Михаил Петрович вышел на улицу. Невдалеке его ожидал Сергей.
- Давай на автобусе прокатимся до Ангары, - предложил Михаил Петрович.
Сергей не возражал. Они сели на подошедший автобус и поехали по городу, рассматривая виды Иркутска за окном. У реки они вышли на улицу и пошли по набережной. Михаил Петрович немного отстал от Сергея. Он незаметно выбросил в реку смартфон чиновника. Услышав всплеск воды, Сергей оглянулся, но ничего не сказал и продолжил дальше путь.
Гуляя вдоль реки, через километр они вышли на небольшую площадь у гостиницы, где стояли несколько машин такси. Михаил Петрович и Сергей наняли такси и доехали до Листвянки. Там они привычно нашли маленький катер, который доставил их до Ольхона.
- Как раз к ужину успели, - сказала хозяйка, встречая их у порога. – Ну, как прогулка сегодня?
- Очень насыщенно, - ответил Сергей. – Много интересного.
Ночь прошла незаметно.
Следующие три дня Михаил Петрович и Сергей провели в прогулках по острову и осмотрели, вероятно, все его заслуживающие внимания места.
- Вы представляете, чудеса иногда, оказывается, происходят, - одновременно с удивлением и воодушевлением сообщила хозяйка своим постояльцам во время ужина через три дня после их поездки на лежбище нерпы. – Кто бы мог подумать! Оказывается, какой-то местный благотворитель, который остался неизвестным, перевёл кучу денег на лечение детей по всей Сибири. Сегодня в местных новостях сообщали. Ведь имеются же хорошие люди! Но никто не знает, кто он. Удивительные вещи происходят!
Рука с вилкой вдруг застыла в движении у Сергея на десять секунд, и сам он оставался неподвижным в эти мгновения. Все невольно взглянули на него.
- Что с тобой? – участливо спросила хозяйка.
Сергей вышел из оцепенения.
- Нет, ничего, - ответил он и улыбнулся. – Просто вспоминал название одной музыкальной композиции.
Ужин продолжился. Но Сергей в разговоре больше не участвовал и оставался весь вечер погружённым в свои мысли.

Глава 11

На следующее утро Михаил Петрович и Сергей, как обычно, пошли прогуляться по посёлку.
- Остановимся у музея, - предложил Михаил Петрович. – Мне надо позвонить.
- Хорошо, папа, - ответил Сергей.
Они подошли к местному музею. Михаил Петрович отошёл немного в сторону и набрал номер телефона.
- Это инженер? – спросил по смартфону Михаил Петрович. – Да, снабженец. Как там обстановка? Значит, прояснилась. Бригадир? Вот как… Неудивительно… Понятно… Оптимизировали? Значит, ситуация нормализовалась? Хорошо.
Разговор был закончен. Михаил Петрович отключил свой смартфон и положил его в карман. Они с Сергеем пошли дальше вдоль улицы.
- Ты не хочешь домой? Не соскучился? – внезапно спросил Михаил Петрович. – Вроде бы мы здесь уже всё посмотрели. Как ты думаешь?
- Да, папа, - ответил Сергей согласием. – Я тоже думаю, что мы хорошо отдохнули. Мне здесь очень понравилось. Теперь уже пора уезжать обратно.
- Значит, решили, - подтвердил Михаил Петрович.
Они вернулись в дом. Хозяйка посмотрела на них с удивлением.
- Что это вы уже вернулись так рано? – спросила она.
- Да вот, решили, что мы уже здесь всё осмотрели, везде побывали, - сказал Михаил Петрович. – Теперь возвращаемся назад, домой.
- Да как же это так, вдруг? – всплеснула хозяйка руками. – Вот и мой хозяин должен через день вернуться. А вы с ним даже не познакомились. Разве что-то не понравилось?
- Нет, ну, что вы, - возразил Михаил Петрович. – Всё было прекрасно. Хозяину передайте наш привет, скажите, что у него отличный дом и превосходная хозяйка. Но нам, действительно, надо возвращаться.
- Нам, правда, у вас очень понравилось, - вступил в разговор Сергей. – И люди здесь, и природа. Очень приятно и красиво у вас. Я буду вспоминать.
- Ну, ладно, - ответила хозяйка. – Главное, что уезжаете довольными. Пусть ваши знакомые сюда приезжают.
Михаил Петрович и Сергей быстро собрались, распрощались с хозяйкой и её сыном, спустились на полосу пляжа и, подождав там полчаса, наняли моторную лодку до Листвянки. Оттуда на такси они доехали до аэропорта Иркутска. Купив авиабилеты до Москвы, они провели несколько часов в маленьком аэропорту, где не было никаких выставок, но где время прошло быстро и незаметно.
Вечером Михаил Петрович и Сергей прилетели в Москву в аэропорт Шереметьево. Оттуда на аэроэкспрессе они добрались до Белорусского вокзала. Когда они вышли на улицу, Михаил Петрович внезапно остановился и ударил себя рукой по колену.
- А ведь маме мы не позвонили и не предупредили её, - встревоженно проговорил он.
- Да, точно, - согласился Сергей. – Но ничего, папа. Я сейчас позвоню и скажу.
Сергей взял свой смартфон и набрал номер телефона.
- Мама, это я, - сказал он. – Мы сейчас возвратились в Москву. Да, из Москвы. Нет… Ничего… Точно… Конечно… Всё нормально. Я через час буду дома. Нет, не надо… Ладно… Я скоро приеду и тогда расскажу.
- Мама дома? Она не очень испугалась? – спросил Михаил Петрович. – Поедем, я тебя провожу до подъезда.
- Конечно, папа, - ответил Сергей. – Да, мама дома. Нет, она нормально восприняла.
Они проехали на метро и потом прошли немного пешком до дома, где жил Сергей.
- Ну, вот мы и пришли, - проговорил Михаил Петрович, остановившись. – У нас было хорошее путешествие. Ведь правда? Передай привет маме. Будь молодцом. Удачи!
- Хорошо, папа, - ответил Сергей. – Да, это была отличная поездка. Я передам. Знаешь… Звони мне. Я тоже тебе позвоню. Просто так, узнать…
Михаил Петрович кивнул головой. Сергей быстро повернулся и зашёл в подъезд.
На улице уже было темно. Михаил Петрович постоял несколько секунд и пошёл к ближайшей станции метро.
Михаил Петрович возвращался в свою квартиру, в которой он не был уже много дней. Завтра утром ему надо идти на постоянную работу. Теперь причин для беспокойства у него не было.

Глава 12

Космический корабль, называемый на Земле межзвёздным астероидом Оумуамуа, продолжал свой полёт мимо Земли уже в течение двух месяцев. Информация с поверхности Земли была собрана. Пришельцы теперь могли знать обо всём, что происходило на планете Земля в течение последних шестидесяти дней. Небольшую часть этой информации они уже изучили.
- Мы получили много важной информации о жизни на этой планете, - сказал командир экспедиции. – К сожалению, необходимо признать, что жители Земли неэффективно используют имеющиеся у них возможности. У них ещё сохраняются выраженная агрессия и ложь для собственного удовлетворения. Они не готовы к использованию развитых технологий. В контакт с ними вступать пока рано. Они нанесут вред себе и представителям других цивилизаций. Как жаль, что они так медленно развиваются.
- Они запустили самолёт, который будет автономно летать вокруг их планеты в течение семисот восьмидесяти шести оборотов планеты вокруг её оси, - проговорил один из членов экипажа.
- С какой целью? – спросил другой член экипажа.
- Они испытывают аппараты, в которых некоторые их правители попробуют спастись в период чрезвычайной ситуации на их планете, - объяснил первый член экипажа.
Раздался общий смех, который не смолкал несколько минут и наполнил пространство космического корабля.
- Очень неразвитая цивилизация, - произнёс второй член экипажа.
- Но у них имеются одновременно привязанность к своим родственникам и способность ставить в опасность свою жизнь для общей пользы, - проговорил третий член экипажа.
- Нет сомнений, что у них имеются возможности для их дальнейшего развития, - сказал командир экспедиции. – Я думаю, что надо подождать. Мы прилетим сюда позже. Возможно, в то время они достигнут более высокой степени развития. Тогда они будут готовы к контакту с нами и с другими развитыми цивилизациями.
Сигарообразный межзвёздный объект, который на Земле назвали Оумуамуа, удалялся от Земли. Догнать его и обследовать у жителей Земли не было никакой возможности. Траектория его движения и изменения его скорости совершенно не укладывались в представления о любых пролетающих в пределах Солнечной системы объектах. Космический корабль пришельцев совсем не реагировал на физическое действие Солнца.

© Copyright: Иван Сухих. Дата опубликования: 17.05.2020.

 
 

Оценка читателей

Добавить комментарийДобавить комментарий
Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers
осталось 2000 символов
Ваш комментарий:

Благодарим за Ваше участие!
Благодарим Вас!

Ваш комментарий добавлен.
Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. Если у Вас его пока нет - Зарегистрируйтесь 

Для опубликования комментария, введите, пожалуйста, пароль. E-mail: Забыли пароль?
Пароль:
Проверяем пароль

Пожалуйста подождите...
Регистрация

Ваше имя:     Фамилия:

Ваш e-mail:  [ В комментариях не отображается ]


Пожалуйста, выберите пароль:

Подтвердите пароль:




Регистрация состоялась!

Для ее подтверждения и активации, пожалуйста, введите код подтверждения, уже отправленный на ваш е-mail:


© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).