Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

 - 

International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW)

Registration No 6034676. London. Budapest
МФРП / IFRW - Международная Федерация Русскоязычных ПисателейМеждународная Федерация Русскоязычных Писателей

Мария Юльевна Игнатьева (Оганисьян)

Официальный представитель «МФРП-IFRW» в Испании. г . Барселона
Мария Юльевна Игнатьева (Оганисьян)

Родилась в Москве в 1963 году. Закончила факультет журналистики и аспирантуру филологического факультета МГУ. Защитила диссертацию по европейской трагедии ХVII века.        

С 1989 года живет в Барселоне, преподает русский язык в Государственной школе языков для взрослых, заведует кафедрой русского языка. 

Автор двух поэтических сборников («Побег», 1997, и «На кириллице», 2004). Стихи публиковались в журнале «Знамя», «Новой газете», журнале «Стороны света», антологии «Освобождённый Улисс» и др. Стихи переведены на английский, сербский, испанский и каталонский языки.

Автор учебников и пособий для изучающих русский язык, а также публикаций по вопросам русского языка и литературы. Участница фестиваля поэзии в Новом саде (Сербия), 2006. Серебряная корона на конкурсе «Пушкин в Британии» (Лондон, 2007), Международного русско-грузинского фестиваля (Тбилиси – Кутаиси – Батуми, 2008).

СТИХИ МАРИИ ИГНАТЬЕВОЙ

Нечесаных, немытых,
Нас тут научат жить,
Рожать на вдох и выдох,
И даже водку пить
Глоточками, как птицы,
Чирикая впопад.
И нечего сердиться:
Никто не виноват.

* * *

Если б только на десять минут
Мы смогли отложить попечение
О земном, как святые поют,
Мы бы вышли к иному сечению
Наших буден, в которых темно
Прижимаются лица к событиям,
И занятие жизнью равно
Равнодушно-бесстыжим соитиям.

1990
 
* * *

Мед в ветхозаветных сотах
Стынет. Воздух надо мной
Мне твердит, что дочка Лота
Станет Лотовой женой.

Это знанье или опыт
Невоспитанной тоски,
Это Розанова шепот
У зардевшейся щеки.

Нечестивая издевка,
Хитроумная судьба -
Как беременная девка,
Горделива и слаба.

1995

* * *
Соловей поет соловьихе...

 Я не соловью пою, а ворону.
Дурочку в сандалиях разорванных,
Учит меня жить по эту сторону,
Где стихов не слышно на версту.
Я ушла из песенного города,
И теперь, как пугало, расту,
Прилепившись к жесткому шесту.

«Отпусти», - неслышно, неуверенно
Говорю бесчувственной материи.
Без тебя - свободна и потеряна,
А с тобой при деле, да раба.
Умереть - веселая судьба,
Здесь, где из оливкового дерева
Вырезают легкие гроба.

1990

* * *

Хотя мне не нравится эта
Страна разогретых камней,
Душа моя – сумерки  света –
То стонет, то тянется к ней.

Наверно, когда-нибудь, съежась,
Под ватником, на топчане,
В дремотной мечте уничтожусь,
Очнусь в неродной стороне.

На улице музыка, пенье,
Девица подходит к окну.
La vida es sueño, es sueño*…
И перекрестившись, усну.

* Жизнь есть сон. Название трагедии Кальдерона

1999

* * *

Да ладно, не нуди на девственном манке
Бесполой красоты.
По ласковым словам на русском языке
Соскучилась и ты.

И млея в полусне: давай, поговори
Со мною, обо мне.
Калитку отвори и высвети внутри
Известное вполне.

1997

* * *

Из осеннего неба свисток –
И летит паровоз на восток
По полям, как ладонь, заскорузлым.
Ух ты, тридевять этих земель,
Точно в зеркале Галадриэль,
Отражаются в облаке тусклом.

Это, кажется, времени знак.
Дует ветер в зажатый кулак
И редеет летучая рота.
На вершинах заоблачных гор
Выступает восторженный хор
Похоронно-победное что-то.

Эхо горьких обид мировых
Леденеет в лугах кучевых
И ответить едва успевает.
Но в пределах затверженных слов
Инженерно-технический слой
Тихо жалуется, воспевает.

2000

*   *   *

Ни береза, ни рябина.
Ничего такого.
Только снег. Сугроб. Равнина.
Просто и толково.

*   *   *
С.

То ли вовне меня, то ли во мне
Непроходимая эта разлука,
Будто бы время погасло в окне.
Остановилось. Ни света, ни звука.

Что же ты не отгоняешь тоску,
Пялишься, как на Варшавском вокзале,
Выудив из расписанья строку?
Там и не помнят, кого провожали.

Известняковое, ватное дно.
Медлишь у берега утренней дремы,
И забываешь, что жили в одно
Время и, кажется, были знакомы.

*   *   *

Не все же о крутой неразберихе
Отечественных зол.
Как Хайдеггер сказал (или Бибихин
Удачно перевел):

Предчувствует и кротко допускает
Предметы пустота.
Домохозяйка-вечность обласкает
И вора, и шута.

И потому не следует кичиться
Утраченным стыдом.
Мы все равно не сможем отличиться
Ни нынче, ни потом.

*  *  *

Это кто там печальным и старым
В чине праведника-старшины?
Это Юрий Никулин с Мухтаром
На границе небывшей страны.

Циник ночи, любую безделку
Привлечешь пятипалой тоской:
Из лирической юности девку
И рекламу любви на Тверской,

Вероятно, душа большевичка,
И ее не прогонишь взашей.
В ней живучи любовь и привычка
К непроцеженной гуще вещей.

Даже ставшая старой и нищей,
Эта краснознаменная рвань
Зависает над скарбом и пищей
И не рвется, блаженная, в рай.

Ей мерещится в смертном покое
Древнерусского поля квадрат,
Сказки бензолонки Лукойе,
Сыр и бор виртуальных отрад,

Запасное количество жизни,
Подростковый какой-то недуг.
Тихо охни и ребрами стисни
Все, что было и выжило вдруг.

*   *   *

Полчаса прошло с полуночи,
День тринадцатый настал.
Завтра девушки и юноши
Поползут на пьедестал.

А пока, забыв вчерашние
Достижения, как миф,
Засыпают, как домашние
Звери, лапы заломив.

Шерсть топорщится на темени,
И зевком разъята пасть.
В золотой уютной темени
Хорошо ребятам спать.

Этот сон и есть отечество:
Огородик, дом с трубой.
Молодое человечество
Завтра выйдет на разбой.

13 апреля 2007

*   *   *

Все то, что существует –
На знамени судьбы –
В сознании рисует
Эмблемы и гербы.

Там – вещи, заморочки,
Приятельство людей.
Здесь – черточки и точки,
Издательство идей.

Но вывернув перчатку,
Изнанку обнажив,
Получишь распечатку
Прекрасную, как миф.

Иллюзию  узорной
Души познает прах,
Тем паче иллюзорной,
Что выдана в стихах.

Тем паче настоящей,
Что сонник ладно спет.
Кто верит, тот обрящет,
Кто светит, тот и свет.

За эту оговорку
О вере и звезде
Поставят нам четверку
На будущем суде.

Но может быть, мычанье
И ночь грозят в конце
За это умолчанье
О Сыне и Отце?

14 апреля 2007

*  *  *

Семнадцатое
апреля
веснадцатое
согреля

и солнечное
плетенье
и почечное
цветенье.

Оглядываясь
на вторник,
догадываюсь
о горних

возможностях
пролетевших
и ложностях
преуспевших.

Пускает побег
растенье,
пускаюсь в побег
за тенью

опавшего дня
осенне,
пропавшего для
спасенья.

17 апреля 2007

*  *  *

Вместо «Отче наш» и «Богородицы» -
Тишины и музыки контраст.
Не читать молитву, не как водится,
А как приведется и бог даст.

Скрытый смысл вытягивать по лестнице
Не Лествичника, а немоты,
Из нелепицы и околесицы
Нечленораздельной пустоты

Извлекая звук ради спасения
Слова, неизвестного пока,
Будто торжествуя воскресение
Нового какого языка.

1 мая 2007

МАМЕ

Боже, пережившим войну и горе,
Дай еще немного мира и моря.

Поезжай в Неаполь и припомни, как при
Сталине Горький живал на Капри.

Ты ж при Сапатеро, Путине, Буше,
Саркози и Меркель живешь все лучше.

Летная погода, плевое дело –
Села в самолетик и полетела.

17 мая 2007





Международная Федерация Русскоязычных Писателей - International Federation of Russian-speaking Writers

© Interpressfact, МФРП-IFRW 2007. Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW).